Функциональная диспепсия у детей раннего возраста: Медсовет для врачей | Remedium.ru

Содержание

как лечить, и какую диету соблюдать

Пищеварительный тракт новорожденных настолько несовершенен, что для возникновения функциональной диспепсии у детей достаточно даже небольших нарушений в режиме питания. Диспепсия у новорожденных детей может возникнуть, даже если в том случае, если ребенок употребляет привычнее продукты, но в чрезмерном количестве. Другими словами, перекармливание тоже провоцирует диспепсию.

Причины и симптомы диспепсии у новорожденных детей

Ребенок — это не взрослый в миниатюре, и каждому возрасту соответствуют свои анатомо-физиологические особенности, которые необходимо учитывать и в распознавании заболевания, и в его лечении.

У ребенка раннего возраста нередко наблюдаются расстройства пищеварения, обусловленные пресловутыми возрастными особенностями: слизистая оболочка тонкая, нежная и сухая, мышечная ткань желудка выражена слабо, кислотность желудочного сока низкая, обезвреживающая функция печени выражена недостаточно, образование защитной слизи в кишечнике происходит медленно, регуляция обмена электролитов в кишечнике несовершенна, рвотный рефлекс повышен.

Поэтому достаточно небольших нарушений в режиме питания, чтобы у детей раннего возраста возникла функциональная диспепсия: речь идет не об инфекционных заболеваниях желудочно-кишечного тракта, а о функциональных расстройствах пищеварения, так называемой простой диспепсии.

Причина диспепсии у детей в том, что пища, получаемая малышом, по объему и составу не соответствует физиологическим возможностям его желудочно-кишечного тракта, то есть ребенок систематически перекармливается или получает более сложную пищу, чем ему положено по возрасту. Играют роль в появлении симптомов диспепсии у детей и погрешности в уходе за ребенком, например перегревание, и наличие сопутствующих заболеваний (рахит, анемия, диатез, перенесенные ОРВИ, пневмония, пиелонефрит).

Некоторые мамы в своем стремлении вырастить богатыря нарушают все правила вскармливания. Больше всего это касается «искусственников», когда в приготовлении смеси нарушаются пропорции («погуще» и «пожирнее»), не выдерживаются сроки введения прикормов («подумаешь, на месяц раньше кашу дала») и сокращаются перерывы между кормлениями.

Какое-то время пищеварительная система работает в напряжении и справляется с повышенным объемом и перевариванием густого блюда, но затем неизбежно наступает истощение ферментного аппарата (и так довольно несовершенного), и в кишечник поступает пища, которая недостаточно обработана ферментами и не расщеплена до простейших веществ. Результатом этого является диспепсия у детей раннего возраста, за которой последует нарушение нормальной микрофлоры.

Клинически это проявляется срыгиванием, иногда рвотой и частым жидким стулом с гнилостным запахом и белыми комочками, свидетельствующими о непереваривании жиров и белков.

При диспепсии кишечника дети становятся вялыми, временами беспокойными, отказываются от еды или съедают менее положенного. Живот вздут, урчит, при отхождении газов жидкий кал выбрасывается струей и вокруг ануса быстро возникает раздражение кожи. Вес останавливается на одном показателе или снижается.

При частом обильном стуле быстро возникает обезвоживание: кожа и язык сухие, большой родничок западает, мочеиспускания становятся редкими. Такое состояние требует немедленного обращения за медицинской помощью, так как свидетельствует о грубом нарушении водно-электролитного обмена и грозит судорогами.

Но чаще всего простая диспепсия протекает на фоне удовлетворительного общего состояния в виде необильных срыгиваний, учащенного до 6-8 раз стула желто-зеленого цвета при сохраненном аппетите. Такое развитие болезни не вызывает беспокойства у матери и ведет к запоздалому обращению к врачу и несвоевременному лечению.

Что делать при диспепсии у новорожденных детей: диета и питание

Что делать при диспепсии у новорожденных, чтобы облегчить состояние малыша? При выявлении симптомов диспепсии для лечения детей на 4-6 часов переводят на водно-чайную диету с обильным введением глюкозо-солевых растворов (даже при отсутствии признаков обезвоживания).

В первые часы выпаивание производится малыми порциями, но часто. Например, по 2 чайные ложки раствора через каждые 2 минуты, постепенно увеличивая порции жидкости и промежутки между ними. За сутки ребенок должен получить глюкозо-солевого раствора из расчета 50-100 мл на 1 кг веса в зависимости от степени обезвоживания. Кроме солевых растворов ребенка можно поить фруктово-овощным отваром, чаем, кипяченой водой. Обычно к концу водно-чайной паузы состояние улучшается, и ребенок на законных основаниях требует еды.

Перед тем как лечить диспепсию у детей, мамы должны запастись терпением. Очень важна последовательность, чтобы не нарушить процесс выздоровления возвратом к кормлению «бедного голодного» ребенка повышенными порциями пищи. Один раз это уже привело к развитию заболевания, поэтому необходимо сломать установившийся стереотип пищевого поведения и переходить на «цивилизованное» питание.

Если ребенок получает грудь матери, приложите его на первый раз к груди на 5 минут. Зато к следующему кормлению можно будет приступить через 1,5-2 часа, приложив кроху к груди уже на 7-10 минут. В перерывах между кормлениями настойчиво предлагайте все те же глюкозо-солевые растворы, чай, минеральную воду без газа, отвары целебных трав. К концу суток малыш вернется к обычному режиму кормления.

Сложнее идет процесс выздоровления при отсутствии грудного молока. Во время диеты при диспепсии у детей-«искуственников» в первые сутки после водно-чайной диеты дается не более 50% необходимого объема смеси, предпочтительно кисломолочной, и в течение 2-3 дней объем доводится до возрастного. Перерывы между кормлениями должны быть не менее 2 часов. Наиболее предпочтительны для питания ребенка с диспепсией смеси, содержащие про- и пребиотики: «Нутрилак КМ», «Нутрилак бифи», «Нан кисломолочный», «Нан с бифидобактериями», «Нутрилак с пребиотиками», «Нутрилон», «Нестожен» и др.

Только после полного выздоровления и восстановления аппетита ребенок сможет получать уже знакомые виды прикорма в умеренных, соответствующих возрастным нормам количествах. Особенно полезны фруктово-овощные блюда, способствующие нормализации стула и улучшению общего состояния. На первый план выступают продукты, содержащие пектиновые вещества, которые связывают воду, адсорбируют токсины, микробные тела, удаляют слизь и очищают кишечник. К этим продуктам относятся яблоки, морковь, картофель, бананы.

При лечении диспепсии у детей, кишечник которых склонен к повышенному газообразованию, показано применение сорбентов: неосмектин, активированный уголь, полисорб. Помогите малышу освободиться от газов, сделав массаж животика. Хороший эффект окажут согревающий компресс или грелка на живот.

Для лечения функциональной диспепсии у детей и поддержки ферментного аппарата рекомендуется в течение 1-2 недель использовать пищеварительные ферменты: соляную кислоту с пепсином, абомин, панкреатин, мезим форте.

Для нормализации микрофлоры кишечника применяются бифидобактерии, лактобактерин, бифиформ, линекс, хилак-форте.

В дальнейшем от мамы требуется соблюдение режима питания, и соответствие пищи прикорма возрасту малыша.

Опубликованные материалы Международной конференции на портале «Солнечный Свет». Диспепсия и меры предупреждения среди дошкольников!. Автор: Симонова Марина Николаевна.

Диспепсия и меры предупреждения среди дошкольников!
Диспепсия у детей – функциональное или органическое расстройство питания и нарушение пищеварения. Детская диспепсия имеет вид определенных нарушений в функционировании пищеварительного тракта. Говоря простым и доступным языком, диспепсия функционального характера у детей представлена банальным несварением желудка. Что же касается новорожденных малышей и грудничков до года, то в качестве основных причин данного расстройства выступает именно незрелость желудочно-кишечного тракта, а также разнообразные сбои в питании Диспепсия у детей проявляется характерным симптомокомплексом: дискомфортом или болью в эпигастрии, чувством переполнения желудка после еды, ранним насыщением, тошнотой, рвотой, отрыжкой, изжогой, запором или диареей. Диагностика диспепсии у детей направлена на выявление причины нарушения пищеварения и может включать проведение УЗИ органов брюшной полости, ЭГДС, исследование биохимии крови, кала на копрологию, яйца гельминтов, ляблии и т. д. Этиотропное лечение диспепсии у детей проводится на основании лабораторных и инструментальных данных.

Классификация диспепсического синдрома у детей
Прежде чем узнать, какие признаки и причины диспепсии у детей, у грудничков, а также как лечится патология, важно ознакомиться с основными разновидностями данного синдрома. Учтите, синдром диспепсии у детей весьма распространен, поэтому стоит подготовиться заранее, чтобы знать, как выглядят симптомы и лечение диспепсии у грудничка, а также у ребенка более старшего возраста.
Важно знать, что простая диспепсия у детей является совокупность симптомов нарушения правильного пищеварения, что спровоцировано неправильной работой верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Интересно то, что в педиатрии фиксируется множество случаев, особенно часто встречается диспепсия у детей раннего возраста и у ребёнка подросткового возраста, а именно в 15-40 процентах всех случаев, что указывает на повышенную частотность заболевания.
Важно знать, что простая диспепсия у детей является совокупность симптомов нарушения правильного пищеварения, что спровоцировано неправильной работой верхних отделов желудочно-кишечного тракта. Интересно то, что в педиатрии фиксируется множество случаев, особенно часто встречается диспепсия у детей раннего возраста и у ребёнка подросткового возраста, а именно в 15-40 процентах всех случаев, что указывает на повышенную частотность заболевания.
Выявляя функциональную диспепсию у детей раннего возраста, можно свидетельствовать о том, что у ребенка имеются анатомо-физиологические особенности пищеварительного тракта, нервной системы и особенностей обмена веществ, особенно у новорожденных малышей. Детская диспепсия считается гетерогенным, полиэтиологичным синдромом, что протекает на фоне многочисленных патологий.
Различают такие виды синдрома в детском возрасте
 парентеральная диспепсия;
 функциональная форма;
 токсическая диспепсия у детей.
Стоит отметить, что функциональная или же алиментарная диспепсия у детей, представляет собой простое несварение, что спровоцировано неправильным и нерациональным питанием.
Разновидности алиментарной диспепсии:
 гнилостная диспепсия у детей. Возникает в том случае, если кишечные петли заселяются гнилостными микроорганизмами и бактериями, что обусловлено перенасыщением белковой продукцией.
 Бродильная диспепсия у детей или пищевая. Ее провоцируют частые процессы брожения, что обусловлено употреблением большого количества углеводов. Это приводи к тому, что толстая кишка становится местом для размножения бродильных бактерий.
 Токсическая форма. Образуется за счет неэффективной терапии алиментарной формы. Основной источник патологии – кишечные инфекции, к которым можно отнести кишечную палочку, сальмонеллу и шигеллу, а также разнообразные микроорганизмы.
 Жировой диспепсический синдром. Причиной развития считается злоупотребления жирными продуктами питания.
 Парентеральная диспепсия. У нее имеется достаточно вторичный характер, возникает на фоне осложнений разных патологий. В основном является следствием воспаления лёгких.
Относительно функциональной диспепсии у детей лечение должно происходить под контролем лечащего врача. В любом случае нельзя заниматься самолечением, иначе можно навредить своему чаду. Интересно то, что в случае бродильной и гнилостной формы заболевания, каловые массы ребенка имеют необычайно зловонный и резкий запах, поэтому стоит насторожиться при проявлении подобного симптома, особенно у новорожденного крохи.
Учитывая основные разновидности синдрома, можно различать следующие клинические признаки:
нарушение здорового сна;
рвота, тошнота;
похудение, так как отсутствует аппетит;
приступы сильного метеоризма;
наличие острых болевых ощущений в подложечной области, а также колики и спазмы;
жидкий и очень частый стул, содержащий примеси слизи, комков непереваренной пищевой продукции.
Относительно токсического диспепсического синдрома можно сказать то, что ситуация выглядит не очень утешительно. Основные признаки:
мышечная атрофия и менингит;
повышенная температура тела;
стремительная потеря веса;
судороги, обморок;
кожный покров становится слишком бледным либо даже синюшным.
В случае единичной рвоты, поноса не стоит бить тревогу, ведь это все вполне естественные процессы. Для решения подобных проблем вполне достаточно подкорректировать питание. Важно знать, что симптоматика пищеварительного расстройства способна проявляться даже в том случае, если ребенок просто перегрелся на солнце. Что касается терапии, то она состоит из нескольких важных этапов: диета, питьевой режим и массаж области живота, применение медикаментозных препаратов и средств народной медицины. В случае частого поноса, а именно более десяти раз в день, а также рвоты, важно без промедления обратиться за врачебной помощью. Это может спровоцировать сильное обезвоживание и даже стать причиной гибели малыша.
Если речь идет о функциональной форме заболевания, то пищу восполняют жидкостью. Именно поэтому врачи рекомендуют обильное, частое питье маленькими глотками.
Подводя итоги всего вышесказанного, следует отметить, что диспепсия – вполне опасный недуг, который нуждается в своевременной диагностике и терапии. Если наблюдается острая, болезненная клиническая картина, важно срочно обратиться за врачебной помощью.
Профилактика диспепсии у детей сводится к соблюдению возрастной диеты, сроков и последовательности введения прикормов, гигиены кормления, своевременному и адекватному лечению инфекционных и общесоматических детских болезней.Данным заболеванием в основном подвержены дети дошкольного и дошкольного возраста, так как происходит несоблюдение диеты, не следование распорядку дня и режиму питания, некачественная и нездоровая пища, даже можно сказать, пища опасная для здоровья.
Для того чтобы не допустить возникновения у детей этого малоприятного недуга, необходимо: Самое главное обеспечить ему сбалансированное правильное питание в соответствии с возрастом; создать условия для занятий спортом, выполнения умеренных физических нагрузок; соблюдать правила личной гигиены; своевременно выявлять и лечить общесоматические и инфекционные заболевания; ежегодно проводить эндоскопическое исследование.
Особенности протекания инфекционных болезней в детском возрасте.
Детские инфекции – это группа инфекционных заболеваний, которые регистрируются в подавляющем большинстве в детской возрастной группе, передаются от больного к здоровому ребенку и способных приобретать эпидемическое распространение (то есть обретать вспышечный или массовый характер).
Высокой распространенности первая встреча с возбудителем инфекции происходит именно в детском возрасте. В редких случаях ребенку удается дожить до взрослого состояния, не инфицировавшись от больных или носителей возбудителей этих инфекционных заболеваний.После перенесенного заболевания формируется стойкий (порою пожизненный) иммунитет, поэтому большинство взрослых уже повторно этими заболеваниями не страдают. Тесный контакт в детской возрастной группе при возникновении одного заболевшего практически всегда наблюдается инфицирование остальных.
Детскими инфекциями следует считать:
.1.Традиционные детские болезни с аэрогенным механизмом заражения (краснуха, ветряная оспа, коклюш, дифтерия, корь, скарлатина, эпидемический паротит, полиомиелит, пневмококковая инфекция, гемофильная инфекция)2. Инфекции, встречаемые как в детской возрастной группе с возможностью развития вспышек заболевания в коллективах, так и среди взрослых с различными механизмами заражения (менингококковая инфекция, инфекционный мононуклеоз, острые респираторные заболевания, острые кишечные инфекции, острый вирусный гепатит А).
Практически любым инфекционным заболеванием ребенок может заразиться при наличии случайного контакта с больным. Исключение составляет первый год жизни малыша, когда в его крови циркулируют материнские антитела ко многим заболеваниям, что предохраняет его организм от заражения при встрече с инфекционным патогеном.
В чем же особенность их протекания: возрастные особенности неспецифической и иммунной защиты обуславливают необычное течение и исходы инфекционных заболеваний у детей. Кожа и слизистые оболочки детей, тонкие, с разрыхленным поверхностным слоем, поэтому они обладают сравнительно слабой способностью задерживать и локализовать инфекцию, что позволяет ей легко проникать внутрь. Лимфатические узлы и мозговые оболочки детей богато снабжены сосудами. Стенки сосудов обладают высокой проницаемостью, что создает условия для достаточно беспрепятственного прохождения микроорганизмов, способствует развитию осложнений со стороны ЦНС и широкому распространению инфекционного процесса по всему организму. Возрастные особенности неспецифической и иммунной защиты детей подчинены выполнению основной биологической задачи этого периода — интенсивному росту — и предопределяют недостаток в организме ребенка естественных барьеров, их сниженную способность к ограничению распространения инфекции от входных ворот, слабость систем неспецифической защиты и иммунного ответа инфекционным агентам. Неблагоприятные условия внешней среды также влияют на иммунный статус, задерживая и нарушая его нормальное становление. Нарушения, в свою очередь, оказывают влияние на частоту возникновения и характер инфекционного процесса в течение всей дальнейшей жизни ребенка. Способствует возникновению инфекционных заболеваний у детей и оказывает влияние на их течение своеобразие обменных процессов в детском организме. Обменные процессы обуславливают наклонность к сочетанию у детей нескольких инфекционных болезней вирусно-вирусного или вирусно-бактериального характера. Болезни могут возникать одновременно или последовательно, изменяя клиническую симптоматику друг друга, затрудняя диагностику, вызывая осложнения, утяжеляя и затягивая течение заболевания и ухудшая его исход. Особенностью передачи возбудителей среди детей является интенсификация всех известных путей передачи инфекции — воздушно-капельного, пылевого, контактно-бытового, фекально-орального. Механизмы распространения инфекционных агентов реализуются у детей более интенсивно, чем у взрослых, по причинам недостатка навыков личной и общественной гигиены, высокой активности и любопытства (стремление все потрогать руками, попробовать на вкус и т. д.). Большое значение при этом имеет воспитание в семье и семейные традиции. Массовые плановые профилактические прививки, которые проводят в детском возрасте, формируют коллективный поствакцинальный иммунитет против кори, дифтерии, столбняка, коклюша, полиомиелита. Такой иммунитет сохраняется 5-10 лет, а при правильной ревакцинации может поддерживаться всю жизнь. Прививки, сделанные ребенку с измененным иммунным ответом, могут не привести к полноценной выработке соответствующих антител. Кроме того, в последние годы все больше детей получает медицинские отводы от профилактических прививок, а также увеличивается число родителей, под разными предлогами отказывающихся от проведения прививок своим детям. В результате иммунная прослойка среди детей и взрослых уменьшается, детские инфекции “взрослеют” и заболеваемость ими растет. Все вышеописанное приводит тому, что дети в условиях экологических катастроф и стихийных бедствий представляют так называемый взрывоопасный контингент, не только наиболее подверженный инфекции, но и характеризующийся более тяжелым ее течением, различными сочетаниями, склонностью к широкому распространению и септическим осложнениям, высокой летальностью.
Выделяют два вида предупреждения инфекционных заболеваний: неспецифическую и специфическую профилактику. 1. Неспецифические профилактические мероприятия планируют и проводят по трем направлениям: — повышение невосприимчивости людей к инфекционным заболеваниям путем закаливания, ведения здорового образа жизни и т. д.; — воздействие на источник инфекции — своевременное выявление больных и бациллоносителей, ранняя изоляция на дому или помещение в стационар для обследования и лечения; — разрыв путей передачи инфекции — соблюдение правил личной и общественной гигиены, санитарных и технологических правил приготовления, хранения, транспортировки продуктов и готовой пищи, использования воды; защита населения от переносчиков инфекции (клещей, комаров, грызунов и др.). 2. Специфическая профилактика заключается в проведении профилактических прививок. Вакцинация может осуществляться заблаговременно, в том числе поэтапно (прививки против клещевого энцефалита, коклюша, дифтерии, столбняка) или в экстренном порядке, когда человек уже подвергся опасности заражения, например при укусе клещом, животным или грызуном.
Подводя итоги следует сказать, Профилактика инфекций, также важна, как и борьба с ними. Ведь даже просто вымытые вовремя руки после посещения уборной или по приходу с улицы, могут спасти нас и детей от ряда кишечно-инфекционных заболеваний Конечно же не следует забывать и о таких простых правилах, как: приучить ребенка не касаться грязными руками глаз, носа. Родителям нужно во время делать детям прививки. Если ребенок заболел, то крайне важно минимизировать контакты с другими детьми, чтобы ограничить распространение инфекции. Взрослым, готовить и хранить пищу нужно правильно, некоторые патогены могут попадать в организм через пищу

Скачать работу

Функциональная диспепсия — признаки, причины, симптомы, лечение и профилактика

Диагностика

Чтобы определить, как лечить функциональную диспепсию, врач-гастроэнтеролог:

  • эзофагогастродуоденоскопия, клинический и общий анализ крови
  • ультразвуковое исследование органов пищеварительной системы
  • электрогастрография, рентгенологическое исследование желудка.

Лечение

Для лечения функциональной диспепсии показано следующее:

  • нормализация режима питания, соблюдение диеты;
  • отказ от вредных привычек;
  • применение прокинетиков по требованию.

Лечение диспепсии у детей может проводиться и без медикаментозной поддержки за счет нормализации образа жизни и питания.

Питание должно исключать или ограничивать раздражающие слизистую оболочку пищеварительного тракта продукты:

  • копчености, соления, консервы;
  • маринады, острые приправы;
  • кондитерские изделия.

Профилактика

Для профилактики развития данного заболевания важно формирование правильного отношения к питанию у детей с самого раннего возраста.

Что будет, если вовремя не лечить функциональную диспепсию:

Функциональная диспепсия у детей может провоцировать развитие некоторых органических заболеваний пищеварительного тракта, например, гастрита, дуоденита

Группа риска

Риск развития данного заболевания высок у людей, которые:

  • курят, злоупотребляют алкогольными напитками;
  • питаются нерегулярно;
  • часто отдают предпочтение фастфудам.

Список литературы и источников

  • Бельмер С. В., Хавкин А. И. Функциональные нарушения органов пищеварения у детей. В кн.: Практическое руководство по детским болезням. Под общей редакцией проф. В. Ф. Коколиной и проф. А. Г. Румянцева. Том II. Гастроэнтерология детского возраста. Под ред. С. В. Бельмера, А. И. Хавкина, П. Л. Щербакова. Изд. 2-е, перераб. идоп. М., Медпрактика-М. 2010.
  •  Ивашкин В. Т., Шептулин А. А., Лапина Т. Л. и др. Диагностика и лечение функциональной диспепсии. Гл. 3. Функциональная диспепсия и хронический гастрит / Методические рекомендации для врачей. М.: Российская гастроэнтерологическая ассоциация, 2011. 
  • Видео по теме

    Факторы риска функциональной диспепсии у детей младшего школьного возраста


    В статье представлены результаты изучения факторов риска развития функциональной диспепсии у детей младшего школьного возраста. Установлено, что пусковым механизмом развития функциональной диспепсии являются отягощенный перинатальный анамнез, наличие астено-вегетативных проявлений, нарушение внутрисемейных отношений на фоне изменений эмоционального реагирования детей.

    Risk factors of functional dyspepsia in primary school age children

    The article presents the results of a study of risk factors for functional dyspepsia in primary school children. Established that the trigger mechanisms of functional dyspepsia are burdened by the perinatal history, the presence of asthenic- vegetative manifestations, violation of family relations on the background of changes in emotional responses of children.

    Последние два десятилетия в научной и практической гастроэнтерологии активно развивается концепция функциональных заболеваний желудочно-кишечного тракта (ФЗ ЖКТ) [1, 2, 3, 4]. Критерии, а также подходы к их диагностике и лечению закреплены в действующих международных и отечественных соглашениях [5]. Однако в детском возрасте ФЗ ЖКТ имеют свои особенности, обусловленные анатомо-физиологическими и психологическими особенностями, в частности сфинктеры и клапаны ЖКТ окончательно формируются в школьном возрасте [6, 7].

    Наиболее распространенной формой ФЗ, которая встречается у 11,8-46,0% детей, в настоящее время считается функциональная диспепсия (ФД) [8]. ФД представляет собой комплекс расстройств, включающий боль и/или дискомфорт в эпигастрии, чувство переполнения в подложечной области после еды, раннее насыщение, тошноту, рвоту, отрыжку и другие диспепсические симптомы, при которых в процессе обследования не удается выявить органической патологии [3].

    Римскими критериями III предусмотрен ряд обязательных условий, необходимых для диагностики ФД. Во-первых, соответствие клинической картине, описанной действующим соглашением, во-вторых, длительность симптомов не менее 3 месяцев. Наконец, принципиально важным является возраст ребенка. Например, диагноз ФД не может быть выставлен ребенку, не достигшему четырехлетнего возраста [9, 10, 11].

    Хорошо известно, что проявления различных гастроэнтерологических заболеваний в детском возрасте стереотипны, а такие симптомы, как локализация боли, тошнота, дискомфорт, у детей малоспецифичны [12, 13]. В дошкольном и младшем школьном возрасте любые формы ФЗ ЖКТ, в том числе ФД, сопровождаются в большинстве случаев жалобами на боли в околопупочной области [14].

    В развитии ФД определенная роль отводится персистированию НР, паразитарным инвазиям, интестинальной форме аллергии, однако, по мнению ряда авторов, ведущее место принадлежит психическим и социальным факторам: дезадаптации, стрессу, психологическим особенностям личности, невротическим нарушениям [5, 15, 16, 14, 17].

    Под воздействием неблагоприятных психосоциальных факторов у детей формируются отрицательные эмоции и фрустрация. Накапливаясь, они приводят к повышению тревожности, замкнутости, напряженности, чувству вины, формированию невротических нарушений [15]. Именно для детского и подросткового возраста особенно характерна соматизация, под этим термином понимают «трансформацию психологического напряжения в физический дискомфорт, недомогание или заболевание» [18].

    Цель нашего исследования выявить клинические особенности и факторы риска функциональной диспепсии у детей младшего школьного возраста.

    В ходе исследования нами были проанализированы клинические и анамнестические данные 71 ребенка с ФД в возрасте от 6,5 до 11 лет (группа наблюдения), полученные сведения сопоставлялись с группой сравнения — 119 условно здоровых детей того же возраста.

    Основной жалобой у пациентов с ФД были абдоминальные боли. Их наличие отметили 69 детей (97,2%), и только у двух школьников картину заболевания определяли диспепсические симптомы. Чаще всего боли локализовались в околопупочной (41,2%) и эпигастральной областях (35,3%), остальные дети отмечали боли в нескольких областях живота или не смогли определить их локализацию.

    Самочувствие больных с ФД во многом определяется выраженностью болевого синдрома, такими его характеристиками, как частота и интенсивность болей. Частота болей у обследованных детей варьировала от 1-2 раз в год до нескольких раз в сутки и в среднем составила 0,94+0,21 эпизодов в неделю. Большинство детей (67,4%) боли беспокоили достаточно часто — от ежедневных до еженедельных. Еще одной важной характеристикой является интенсивность боли — нами была использована трехступенчатая градация (легкая, средней интенсивности и сильная боль). Согласно полученным данным у обследованных детей преобладали боли средней интенсивности (64,8%), более чем в пятой части случаев (22,5%) детей беспокоили сильные боли, во время которых ребенок занимал вынужденное положение, ложился, нуждался в принятии лекарств.

    В качестве основного фактора, провоцирующего абдоминальную боль, 69,0% детей с ФД отметили пищевой (прием пищи и переедание, реакция на отдельные продукты либо голод), реже отмечались психические и физические нагрузки, а четверть детей не могли связать появление болей с каким-либо фактором. Исчезали боли у 57,8% детей после отдыха или когда дети отвлекались, но почти в четверти случаев они принимали лекарства. Анализ симптоматической терапии показал, что лекарственные средства выбирались родителями, скорее, эмпирически и обладали в большей мере эффектом плацебо. В большинстве случаев это были активированный уголь, бифидумбактерин, смектит, панкреатические ферменты, антациды, реже спазмолитики.

    Диспепсические жалобы в 78,9% составляли часть симптомокомплекса диспепсии, но, как правило, они лишь дополняли болевой синдром. Только у 6 детей с ФД (8,5%) они составляли основу симптоматики и являлись критериями постановки диагноза.

    Наиболее частыми диспепсическими жалобами у детей младшего школьного возраста, по нашим данным, были тошнота, отрыжка и дискомфорт в эпигастрии, который дети чаще трактовали как вздутие или переполнение.

    Как психосоматическое заболевание ФД в большинстве случаев сопровождается астено-вегетативным синдромом (АВС). Наиболее яркими его проявлениями являются головная боль, головокружение, слабость, утомляемость. Нами было проведено сравнение частоты встречаемости этого синдрома в исследуемых группах. Выявлено, что симптомы АВС встречались у 63 детей с ФД (88,7%) и 87 детей группы сравнения (73,1%) (ОШ=2,9 95%ДИ=1,25-6,71, р<0,05).

    Наиболее значительной выглядела разница в частоте встречаемости выраженного АВС, когда у одного ребенка сочеталось несколько симптомов достаточной интенсивности, в то же время АВС легкой выраженности чаще отмечался у детей группы сравнения, различие между группами достоверно (ОШ=3,2, 95%ДИ=1,62-6,50, р<0,05) (табл.1).

    Таблица 1.

    Особенности выраженности астено-вегетативного синдрома у детей с функциональной диспепсией

    ГруппыОтсутствуетСлабо выраженВыражен

    абс

    %+σ

    абс

    %+σ

    абс

    %+σ

    С ФД

    8

    11,3+3,7

    37

    52,1+3,0

    26

    36,6+5,7

    Без ФД

    32

    26,9+4,0

    69

    58,0+4,2

    18

    15,1+1,2

    При этом мы не склонны считать, что наличие ФД обусловливает у ребенка развитие АВС, скорее, наоборот, ФД есть одно из проявлений, «масок» вегетативных нарушений, а сами эти нарушения обычно имеют полисистемный характер [19, 14].

    Частыми симптомами АВС у детей были утомляемость и слабость (соответственно, 98 и 94 ребенка). Головные боли имели место у 78 детей (41,1% всех обследованных). Мы выявили определенные различия в частоте отдельных симптомов в группах детей с ФД и без ФД (рис.1).

    Рис 1. Особенности частоты астено-вегетативных симптомов у детей с функциональной диспепсией

    Наиболее существенным оказалось различие между данными группами по частоте головных болей, которые у детей с ФД встречались в 1,9 раза чаще: 57,0+5,8% и 31,1+4,2% различие достоверно (ОШ=3,2 95%ДИ=1,65-5,58, р<0,05). Столь высокая частота головных болей у детей с ФД согласуется с мнением исследователей о боли как об универсальной реакции на психосоциальное неблагополучие, нервное напряжение, независимо от ее локализации, и наиболее очевидна эта реакция при болях множественной локализации [17].

    Еще одним доказательством общности этиологических факторов различных функциональных заболеваний является частое сочетание их разных форм между собой. Среди обследованных нами детей с ФД наиболее частой формой сопутствующей патологии ЖКТ являлись функциональные запоры, они имели место у 22,5% (16 детей) этой группы, в то время как у детей, не страдающих ФД, только в 12,6% (15 детей). Кроме того, у ряда детей ФД сочеталась с симптомами билиарной дисфункции — 9 детей (12,7%) и СРК — 5 детей (7,0%), однако ни у одного ребенка эти формы функциональной патологии не встречались отдельно от ФД. Таким образом, по нашим данным, ФД встречается как изолированная форма в 46,5% случаев, а у остальных детей имело место сочетание ФД с другими формами ФЗ ЖКТ.

    До настоящего времени остается открытым вопрос о роли H.pylori в развитии диспепсических расстройств. Большинство авторов полагают, что H.pylori имеет определенное значение; в действующих международных Римских критериях предлагается выделять НР-позитивную и НР-негативную ФД. Нами было проведено обследование на H.pylori с помощью уреазного дыхательного теста (ХЕЛИК ® — тест «AMA») 76 детей (35 детей 1-й группы и 41 ребенок 2-й группы). В ряде работ показана высокая чувствительность данного метода при недостаточной специфичности [20, 11, 21].

    Согласно полученным результатам повышенная уреазная активность, которую мы расценивали как свидетельство инфицирования H.pylori, выявлена у 56,4% (43 ребенка), в том числе у 20 детей с ФД (57,1%) и у 23 детей без симптомов ФД (56,1%). Построив четырехпольную таблицу и проведя подсчет отношения шансов (ОШ), мы получили результат, свидетельствующий о том, что инфицирование H.pylori не является достоверным этиологическим фактором развития ФД (ОШ=1,04).

    Еще одним фактором, способным обусловить развитие диспепсической симптоматики считается аллергия. При аллергической патологии изменяется обмен биологически активных веществ, таких как гистамин, серотонин, простагландины, одновременно являющихся регуляторами моторики и секреции ВОПТ [22]. Кроме этого, известна гастроинтестинальная форма аллергии, приводящая к непосредственному развитию аллергического воспаления слизистой оболочки пищевода, желудка, двенадцатиперстной кишки [23]. Согласно полученным нами данным различные формы аллергических заболеваний и интолерантности отмечались у 25 детей с ФД (35,2%) и 51 ребенка из группы сравнения (42,9%).

    Основой формирования функциональных расстройств в детском возрасте считаются резидуальные последствия перинатальных поражений нервной системы, к ним можно отнести гидроцефальный синдром, нарушения речи и зрения, синдром висцеральных дисфункций, нарушения регуляции мышечного тонуса (нарушения осанки).

    Мы проанализировали их частоту в группах и выявили, что в общем они встречаются несколько чаще у детей с ФД (88,7%, в группе сравнения 77,3%), различие недостоверно (р=0,07), при сопоставлении отдельных форм резидуальных последствий статистически значимых различий также не обнаружено.

    Нами были проанализированы особенности течения беременности, родов и неонатального периода в группах сравнения, неблагоприятное течение которых может закладывать основу перинатальных поражений ЦНС и связанных с ними резидуальных последствий. Большинство детей родилось от первой, нормально протекавшей беременности (56,3% среди детей с ФД и 53,8% без ФД), доля детей, родившихся от 3-й и последующих беременностей составила, соответственно, 14,1 и 12,6%. Осложнения во время беременности наблюдались чаще у детей без ФД (21,1+4,8% по сравнению с 16,0+3,6%, различие недостоверно, р>0,05), осложнения в родах и доля детей, родившихся путем кесарева сечения, были сопоставимы (рис. 2).

    Нужно отметить, что среди обследованных довольно высоким оказался процент детей, родившихся преждевременно, — 12,7% в группе больных ФД и 11,8% в группе сравнения, эти цифры в 2 раза превышают данные официальной статистики по России, но близки к данным ряда зарубежных авторов. Каждый двенадцатый ребенок обеих групп имел патологию периода новорожденности (6 и 10 детей соответственно).

    Рис 2. Особенности анте- и интранатального анамнеза у детей с функциональной диспепсией

    Известно, что грудное вскармливание не только улучшает нутритивный статус и резистентность ребенка, но и способствует налаживанию более тесного психологического контакта. В обследованных группах мы выявили высокую частоту раннего искусственного вскармливания: 3 месяца и менее находились на грудном вскармливании 33,8% детей с ФД и 35,3% условно-здоровых, а более 6 месяцев получали грудное молоко, соответственно, 46,5 и 37,0% детей, однако различия недостоверны (р>0,05).

    Таким образом, проведенное нами исследование не выявило значения ряда биологических факторов, таких как особенности анте- и перинатального анамнеза, неонатального периода, продолжительности грудного вскармливания, отягощенного аллергического фона, инфицирования H.pylori для развития ФД. У детей с ФД достоверно чаще встречаются головные боли, а также выраженный астено-вегетативный синдром, однако он, как правило, отражает наличие стресса и дезадаптации. Можно предположить, что на формирование функциональных заболеваний, таких как ФД, в большей мере влияют психосоциальные, чем биологические факторы.

    Возможно, биологические факторы закладывают определенные предпосылки для развития ФД, однако разрешающую роль играют социальные и психологические составляющие, связанные с условиями жизни ребенка, семейным окружением, степенью его социальной адаптированности. В связи с этим нами было проведено изучение социальных и психологических особенностей у детей с ФД — таких показателей, как материальная обеспеченность, условия проживания, внутрисемейные отношения. Родителям предлагалось оценить каждый из этих аспектов жизни по пятибалльной шкале. В целом социальные параметры как «хорошие» определили 45% опрошенных. В семьях детей с ФД достоверно ниже были оценки по факторам условий проживания (3,5+0,5), и отношений с детьми (3,8+0,46), по сравнению с группой условно здоровых детей, где эти показатели были соответственно: 4,4+0,29, 4,5+0,23 (р<0,05). А оценка отношений между супругами в группах достоверно не различалась и составила в среднем 2,9+ 0,76. Уровень материальной обеспеченности был чуть ниже в семьях детей с ФД (3,3+0,49 по сравнению с 3,5+0,41, р>0,05).

    Низкие показатели оценки родителями отношений с детьми определили необходимость более детального изучения этой проблемы. По данным нашего исследования, 157 человек (82,6%) воспитывались в полных, а 17,4% — в неполных семьях. При этом отсутствие одного из родителей, преимущественно отца, чаще регистрировалась у детей без ФД (22,8%) по сравнению с группой наблюдения (8,5%) (р<0,05). При исследовании количества внешкольных нагрузок среди школьников в группах сравнения достоверных различий выявлено не было. Чуть более трети детей с ФД и условно здоровых не посещали секции, около половины имели один вид внешкольной нагрузки и менее 1/5 школьников занимались в двух и более кружках.

    Одним из пусковых факторов для развития функциональных заболеваний является стресс [19, 24]. Реализация неблагоприятного воздействия не всегда происходит однозначно. Она зависит как от базового состояния организма в момент получения стресса, так и от особенностей личности, характера. Наибольшее влияние на формирование личности ребенка, его адаптацию оказывает стиль семейного воспитания. В обследованных нами семьях гармоничное воспитание встречалось лишь в четверти случаев. Среди школьников с ФД этот показатель был 9,9%, а в группе сравнения достигал 30% (ОШ=3,7; 95%ДИ=1,7-8,2, р<0,05). Самой распространенной формой детско-родительских отношений была потворствующая гиперпротекция, когда ребенку отдается много сил и времени, он ставится в центр внимания, максимально удовлетворяются все его потребности. Эта форма имела место у 49,3% школьников с ФД и у 40% без ФД.

    У детей с ФД почти в 2 раза чаще, чем в группе сравнения, фиксировались такие нарушения воспитания, как эмоциональное отвержение (его крайнее проявление — воспитание по типу Золушки) — в 5,6% семей, повышенная моральная ответственность (сочетание высоких требований к ребенку с пониженным вниманием к его потребностям) и неустойчивый стиль (резко меняется родительский подход от строгого к либеральному и обратно). Для исследования психологического состояния детей мы использовали детский вариант многофакторного вопросника Кеттелла (табл. 3).

    Таблица 3.

    Особенности свойств личности детей младшего школьного возраста с функциональной диспепсией (по опроснику Кеттела)

    Факторы по Кеттеллу

    Дети с ФД

    (n=71)

    Дети без ФД (n=119)

    Относительная разница показателей

    А (экстраверсия — интроверсия)

    4,8 + 0,49

    5,0 + 0,39

    0,5

    В (низкая — высокая степень интеллектуальных способностей)

    5,8 + 0,5

    5,9 + 0,33

    0,15

    С (эмоциональная уравновешенность — возбудимость)

    5,7 + 0,44

    5,6 + 0,34

    0,03

    D (покорность — независимость)

    5,7 + 0,46

    5,4 + 0,39

    0,26

    E (благоразумие — беспечность)

    6,0 +0,56

    5,8 + 0,36

    0,26

    F (низкая — высокая добросовестность)

    4,4 + 0,46

    4,8 + 0,38

    0,45

    G (робость — смелость)

    5,2 + 0,42

    5,4 + 0,31

    0,21

    H (практичность — твердость)

    6,1 + 0,65

    6,3 + 0,44

    0,22

    I (самоуверенность — подавленность)

    4,4 + 0,35

    5,0 + 0,32

    0,09

    О (оптимистичность — тревожность)

    7,7 + 0,46

    6,9 + 0,34

    0,82

    Q3 (низкий — высокий самоконтроль)

    3,4 + 0,38

    4,8 + 0,32

    0, 74

    Q4 (расслабленность — психическая напряженность)

    8,1 + 0,46

    7,1 + 0,35

    0,94

    По результатам исследования, у 77,4% (55) школьников с ФД отмечались высокие показатели психической напряженности. Низкие показатели по фактору Q4 встречались лишь у 5% учащихся. Базовые свойства личности, такие как интеллект (В), смелость (G), практичность (H), существенно не различались. Достоверно выше оказались показатели тревожности, психической напряженности у детей с симптомами ФД (р<0,05). Кроме того, дети группы наблюдения отличались снижением добросовестности и уровня самоконтроля.

    Кроме того, нами проводилось обследование детей с помощью цветового теста Люшера для оценки их психоэмоционального состояния. Полученные данные обрабатывались с помощью компьютерной программы «Иматон». В результате выявлено, что у детей с ФД в 2 раза чаще встречается значительное отклонение показателей от аутогенной нормы, что говорит об их повышенной нервно-психической напряженности. У 26% больных детей отмечается также повышение значений вегетативного коэффициента (ВК>1,5), что указывает на наличие у испытуемых перевозбуждения, избыточного напряжения. Эти школьники предпочитали дополнительные цвета (фиолетовый, коричневый, черный, серый), в то время как здоровые дети выбирали синий, сине-зеленый, оранжево-красный, светло-желтый цвета. По результатам тестирования у них наблюдалась оптимальная мобилизация физических и психологических ресурсов (0,5>ВК<1,5).

    Таким образом, нельзя говорить о каких-то специфических социально-бытовых условиях, чертах характера или воспитания как факторах риска ФД. По-видимому, развивается ФД как результат воздействия комплекса биологических, социальных и психологических причин. Тревожность, внутренняя напряженность нередко являются результатом неблагоприятных средовых условий, например, условий проживания и нарушения детско-родительских отношений, а изменение психоэмоционального реагирования в младшем школьном возрасте запускает триггерные механизмы формирования ФД.

    Д.В. Печкуров, И.А. Пахомова, Г.Ю. Порецкова

    Самарский государственный медицинский университет

    Печкуров Дмитрий Владимирович — доктор медицинских наук,   профессор, заведующий кафедрой педиатрии

    Литература:

    1.  Фролькис А.В. Функциональные заболевания желудочно-кишечного тракта / А.В. Фролькис. — Л.: Медицина, 1991. — 224 с.

    2.  Шептулин А.А. Современные представления о патогенезе, диагностике и лечении синдрома функциональной диспепсии / А.А. Шептулин // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колопроктологии.  — М., 2003. — Т. 13. — № 1. — С. 19-25.

    3.  Drossmen D., Thompson W. Identification of subgroups of functional gastrointestinal disorders/ Gastroenterol // Int. — 1993. — P. 159-172.

    4.  Talley N. J. and the working team for functional gastroduodenal disorders. Functional gastroduodenal disorders. In: The functional gastrointestinal disorders. Boston — New York — Toronto — London, 1994; 71.

    5.  Баранов А.А. Оценка качества жизни — новый инструмент комплексного обследования гастроэнтерологического больного / А.А. Баранов, А.С. Потапов, Е.С. Дублина, Е.В. Комарова // Вопросы современной педиатрии. — 2008. — Т. 7. — № 2. — С. 38.

    6.  Волков А.И., Шабунина Л.А., Жукова Е.А. Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки. В кн. Детская гастроэнтерология. Избранные главы // под ред. А.А. Баранова, Е.В. Климанской, Г.В. Римарчук. — М., 2002. — С. 232- 251.

    7.  Копейкин, В.Н. Эндоскопия желудочно-кишечного тракта у детей (Анатомо-физиологические семиотика поражений, особенности, техника проведения, анестезиологическое обеспечение) В.Н. Копейкин, Н. Саралов, А. Абрамов: пособие для врачей. — Нижний Новгород, 2001. — 40 с.

    8.  Рецидивирующая боль в животе у детей школьного возраста: распространенность и структура жалоб в соответствии с критериями ROME III / С.Ю. Терещенко, Е.И. Прахин, М.В. Кащеева, Н.Н. Горбачева // Вопросы детской диетологии: научно-практический журнал Союза педиатров России и Всероссийской ассоциации врачей-диетологов, 2008. — Том 6. — № 3. — С. 27-32.

    9.  Квашнина Л.В. Особенности клиники, диагностики и лечения функциональной диспепсии в детском возрасте / Квашнина Л.В. // Сonsilium medicum. — 2008. — Т. 9. — № 7. — С. 9-13.

    10.  Шептулин А.А. Новое в изучении проблемы синдрома раздраженного кишечника / А.А. Шептулин // Российский журнал гастроэнтерологии, гепатологии, колонопроктологии. — М., 2009. — № 4. — С. 83-85.

    11.  Щербаков П.Л. Проблемные вопросы функциональной диспепсии у детей и подростков / П.Л. Щербаков и соавт. // Педиатрия, 2007. — Т. 86. — № 5. — С.12-18.

    12.  Запруднов А.М. Справочник по детской гастроэнтерологии / А.М. Запруднов, А.И. Волков. — М.: Медицина, 1995.

    13.  Хертл М. Дифференциальная диагностика в педиатрии. — В 2 Т. (пер. с нем.). — Новосибирск: Академ-пресс, 1998. — Т. 1. — С. 284-286.

    14.  Печкуров Д.В. Синдром диспепсии у детей / Д.В. Печкуров, П.Л. Щербаков, Т.И. Каганова. — М.: Медпрактика-М, 2007.

    15.  Кулаков С.А. Основы психосоматики / С.А. Кулаков — СПб: Речь, 2005. — 288 с.

    16.  Менделевич В.Д. Клиническая и медицинская психология: учеб. пособие / Д.В. Менделевич. — 5-е изд. — М.: МЕДпресс-информ, 2005. — 432 с.

    17.  Успенский Ю.П. Синдром абдоминальной боли в гастроэнтерологической практике / Ю.П. Успенский, И.Г. Пахомова // Клинические перспективы гастроэнтерологии, гепатологии, 2007. — № 5. — С. 15-18.

    18.  Блейхер В.М. Клиническая патопсихология. Руководство для врачей и медицинских психологов. Ростов-н/Д.: Феникс, 1996. — 448 с.

    19.  Вейн А.М. Заболевания вегетативной нервной системы / А.М. Вейн, Т.Г. Вознесенская, В.Л. Голубев и др. — М.: Медицина, 1991. — 624 с.

    20.  Григорьев П.Я. Helicobacter pylori: гастрит, дуоденит (гастродуоденит), язвенная болезнь и другие геликобактерассоциированные заболевания / П.Я. Григорьев, Э.П. Яковенко // Российский гастроэнтерологический журнал, 1999. — № 4. — С. 36-38.

    21.  Сукало А.В. Современная антихеликобактерная терапия у детей и подростков / А.В. Сукало, И.Э. Бовбель, В.Ю. Малюгин // Медицинская панорама, 2007. — № 2. — С. 27-29.

    22.  Хохоля В.П. Об этиологии и патогенезе острых гастродуоденальных язв / В.П. Хохоля // Советская медицина, 1983. — № 2. — С. 68-72.

    23.  Алферов В.П. Пищевая непереносимость у детей / В.П. Алферов, Ф.П. Романюк, Л.Н. Пройда / СПб, 2007. — 68 с.

    24.  Александер Ф. Психосоматическая медицина. Принципы и применение / Ф. Александер, пер. с англ. — М.: Перрлс, 2000. — 296 с.

    Метаболическая активность кишечной микрофлоры у детей раннего возраста с нарушениями пищеварения

    Функциональные нарушения органов пищеварения широко распространены в детском возрасте. По данным Ю.В. Черненкова (2007), у 38% детей, рожденных с помощью кесарева сечения, наблюдаются метеоризм, кишечные колики, расстройства стула и срыгивания [1]. У младенцев вначале доминируют нарушения моторики и чувствительности при отсутствии структурных изменений ЖКТ. Однако со временем наблюдаются изменения секреторной, всасывающей функций кишечника, а также нарушения состава кишечной микрофлоры и иммунного ответа [2]. В период новорожденности осуществляется переход младенца на энтеральное питание, происходит становление микробиоценоза кишечника. В исследованиях О.В. Лебедева (2007) показано, что к концу неонатального периода у 87% новорожденных не сформирован микробиоценоз кишечника [3]. Нарушения становления микробиоценоза кишечника у младенцев часто не зависят от характера вскармливания, а связаны с наличием патологии у матери, особенностями течения беременности и родов [4]. Новорожденных рассматривают как группу повышенного риска по развитию функциональных нарушений ЖКТ при наличии таких факторов, как недоношенность, морфофункциональная незрелость, перенесенная гипоксия во время беременности и родов, длительный период полного парентерального питания, раннее искусственное вскармливание [5].

    Нормальная микрофлора кишечника принимает активное участие в синтезе биологически активных веществ, подавляющих рост и размножение патогенных микроорганизмов [6, 7]. Представители нормальной микрофлоры кишечника обладают адгезивными свойствами, фиксируясь на эпителии слизистой оболочки кишечника, они образуют пристеночный слой, что обеспечивает колонизационную резистентность организма. Они устойчивы к неблагоприятным внешним воздействиям за счет образования клеточного муцина и бактериального полисахарида, синтезируют антибиотикоподобные вещества (бактериоцины). Продукты жизнедеятельности нормальной микрофлоры кишечника, закисляя его содержимое, стимулируют его моторную функцию. Кроме того, метаболиты микрофлоры задействованы в энергообеспечении эпителиоцитов, регуляции нормальной пролиферации и дифференцировки клеток кишечника и др. [8–14]. Любые патологические изменения в организме отражаются на составе, свойствах и метаболической активности кишечной микрофлоры, которая, в свою очередь, участвует в регуляции функционального состояния макроорганизма, в основном через дистанционные взаимодействия, где в роли «сигнальных молекул» выступают ее метаболиты.

    К продуктам метаболизма кишечной микрофлоры относятся: газы (h3, CO2, Ch5, Nh4, NO), аминокислоты (β-аланин, γ-аминомасляная, глутаминовая, ε-аминокапроновая), циклические нуклеотиды (цАМФ, цГМФ), короткоцепочечные жирные (монокарбоновые) кислоты, дикарбоновые кислоты (янтарная), оксикислоты (молочная) [15–18]. 

    Из них в количественном отношении лидируют короткоцепочечные жирные кислоты (КЖК) с длиной цепи С2–С6, что можно объяснить низким содержанием кислорода в толстой кишке и небольшой глубиной окисления моносахаридов и других субстратов. К КЖК (включая изомеры) относят уксусную (С2), пропионовую (С3), изомасляную (изоС4), масляную (С4), изовалериановую (изоС5), валериановую (С5), изокапроновую (изоС6) и капроновую (С6) кислоты. Установлено, что КЖК образуются при ферментации углеводов (невсасывающийся крахмал, олигосахариды, пищевые волокна) анаэробными бактериями и представителями условно-патогенной флоры [19]. При расщеплении углеводов образуются уксусная (ацетат), пропионовая (пропионат) и масляная (бутират) кислоты [18, 20, 21]. Изобутират, изовалериат и 2-метилбутират образуются из аминокислот (валина, лейцина и изолейцина соответственно), которые также являются значимым источником КЖК для человека. Около 30% белков в кишечнике преобразуются в изомеры КЖК [22]. Существенным источником исходных субстратов сахаролитического брожения и протеолиза являются гликопротеиды слизи, специфическая оболочка эпителия – гликокаликс, отмершие и отделившиеся от основного пласта клетки эпителия и «остаточные» белки [23].

    Важно отметить, что каждая КЖК образуется при ферментации субстрата бактериями определенного вида, поэтому по составу КЖК можно судить о функциональной активности конкретных представителей кишечной микрофлоры [15, 24, 25]. Участие данных метаболитов в локальных и системных функциях макроорганизма позволяет их использовать в качестве биохимических маркеров происходящих в нем процессов, в частности в кишечнике. Целью нашего исследования явилось изучение метаболической активности кишечной микрофлоры при функциональных нарушениях ЖКТ у детей раннего возраста с последующей коррекцией жидкими синбиотиками, содержащими КЖК.

    Материалы и методы

    В исследование включены 69 детей раннего возраста с минимальными пищеварительными дисфункциями, которые были разделены на две группы в зависимости от характера вскармливания. I группу (ГВ) составили 40 детей (средний возраст 9,15 ± 0,90 недель), находившихся на грудном вскармливании. II группу (ИВ) составили 29 детей (средний возраст 8,13 ± 0,98 недель), вскармливаемых искусственно смесями, содержащими в качестве углеводного компонента только лактозу. Мы проанализировали выраженность минимальных пищевых дисфункций в зависимости от характера вскармливания. Интенсивность синдрома кишечных колик была оценена по 3-балльной системе, где 1 балл – кишечные колики только в вечернее время, 2 балла – кишечные колики возникают после каждого кормления и в ночное время, 3 балла – кишечные колики беспокоят в течение всего дня. Нами установлено, что средняя интенсивность (в баллах) кишечных колик у детей, находящихся на грудном и искусственном вскармливании, достоверно не отличалась друг от друга: ГВ – 1,72 ± 0,12 балла, ИВ – 1,72 ± 0,13 балла. Выраженность синдрома срыгивания оценена по 5-балльной системе, предложенной Y. Vandenplas (1993) [26]. Частота возникновения и выраженность синдрома срыгивания у детей не отличалась в зависимости от характера вскармливания (ГВ – 1,87 ± 0,15 балла, ИВ – 1,95 ± 0,19 балла).

    Консистенцию кала мы оценивали по Бристольской шкале форм кала [27]. В группе младенцев, находившихся на грудном вскармливании, средняя консистенция кала составила 6,75 ± 0,09 балла, во второй группе (ИВ) – 6,81 ± 0,07 балла (р > 0,05). Всем детям первых месяцев жизни с функциональными нарушениями ЖКТ проводилось копрологическое исследование. В зависимости от типа нарушения пищеварения (стеаторея 1 и 2 типа) и наличия слизи в кале мы проанализировали содержание и спектр КЖК методом ГЖХ-анализа (патент на изобретение РФ № 2145511 «Способ разделения смеси жирных кислот фракции С2–С7 методом газожидкостной хроматографии» от 09.04.1999. Авт. Н.С. Иконников, М.Д. Ардатская, В.Н. Бабин, О.Н. Минушкин и др.). Изучались следующие параметры: абсолютное содержание кислот, профили С2–С4 кислот (т.е. удельное содержание отдельной кислоты в общем пуле С2–С4 кислот рСн = Сн/С2 + С3 + С4), значения анаэробного индекса (АИ = С3 + С4/С2), отражающего окислительно-восстановительный потенциал внутрипросветной среды, уровень изокислот и отношение содержания изокислот к кислотам с неразветвленной цепью (изоСн/Сн).

    Результаты исследования и их обсуждение

    При стеаторее 1 типа (рис. 1) наблюдалось повышение содержания в основном масляной кислоты – в группе ГВ до 0,091 ± 0,008 ед, в группе ИВ – до 0,132 ± 0,008 ед. Данные изменения, возможно, были связаны с недостаточностью липазы у детей с функциональными нарушениями пищеварения за счет относительной экзокринной недостаточности поджелудочной железы, так как масляная кислота является одним из конечных продуктов деградации длинноцепочечных жирных кислот, поступающих в толстую кишку. При стеаторее 2 типа (рис. 2) значительно повышена доля пропионовой кислоты по сравнению с нормой и со значениями при стеаторее 1 типа: при ГВ – 0,170 ± 0,010 ед; при ИВ – 0,216 ± 0,010 ед. Известно, что пропионовая кислота является продуцентом строгих анаэробов, которые принимают участие в энтерогепатической циркуляции жирных кислот (7α-дигидроксилирование жирных кислот), увеличение уровня пропионовой кислоты, возможно, связано с нарушением желчеобразования и желчевыделения у детей с функциональными нарушениями ЖКТ. Достоверность полученных данных подтверждается результатами линейного регрессионного анализа. Мы обнаружили высокую степень корреляции между стеатореей 1 типа и уровнем масляной кислоты (при ГВ r = 0,877, при ИВ r = 0,83), между уровнем пропионовой кислоты и стеатореей 2 типа (при ГВ r = 0,82, при ИВ r = 0,68).

    По результатам копрологического исследования у 37,7% детей с минимальными пищеварительными дисфункциями выявлено значительное количество светлой, прозрачной слизи. Отношение изомеров кислот к кислотам с неразветвленной цепью (рис. 3) у детей со слизью в кале оказалось значительно сниженным (p

    Для коррекции функциональных нарушений ЖКТ у детей раннего возраста мы применяли жидкие синбиотические биокомплексы Нормофлорин Л (в состав входят L. acidophilus не менее 1010 КОЕ/мл) и Нормофлорин Б (в состав входят B. bifidum, B. longum не менее 1010 КОЕ/мл) производства ООО «Бифилюкс» (Россия), которые приготовлены на основе гидролизата белка и не содержат лактозу. Высокая эффективность данных биокомплексов обусловлена не только высоким содержанием физиологически активных клеток бифидо- и лактобацилл, но и составом органических кислот: КЖК (уксусная, масляная, пропионовая), а также янтарная и молочная кислоты. Препарат применяли по схеме: Нормофлорин Л по 2,5–5,0 мл утром и Нормофлорин Б по 2,5–5,0 мл вечером перед едой в течение 1 месяца. Биокомплексы Нормофлорин обладают антимикробной активностью за счет содержания бактериоцинов, ингибирующих рост гнилостных, газообразующих и болезнетворных бактерий. Они участвуют в формировании биопленки, предотвращающей адгезию чужеродных микробов. За счет содержащихся в биокомплексах Нормофлорин органических кислот pH кишки снижается до слабокислой реакции, что создает губительную среду для жизнедеятельности условно-патогенной микрофлоры.

    Эффективность проводимой коррекции мы оценивали на основании данных клинической симптоматики и изучения метаболической активности кишечной микрофлоры через 2 недели от начала приема биокомплексов Нормофлорин и после окончания курса коррекции. Нами отмечена положительная динамика со стороны клинических проявлений функциональных нарушений ЖКТ (рис. 4). До начала лечения кишечные колики беспокоили 42 (60,7%) новорожденных, через месяц колики наблюдались только у 5 (7,1%) детей. Метеоризм, вздутие живота до лечения наблюдались у 40 (57,1%) детей, а после окончания курса терапии отмечались только у одного ребенка. На фоне терапии отмечено значительное сокращение частоты жидкого стула в течение месяца (с 67,8 до 14,2%). Мы проанализировали изменения спектра КЖК и значения анаэробного индекса на фоне лечения Нормофлорином Л и Б (рис. 5). Исходно анализ профилей КЖК выявил резкое снижение доли уксусной кислоты, повышение долей пропионовой и масляной кислот, отклонение значений анаэробных индексов, отражающих окислительно-восстановительный потенциал внутрипросветной среды, в область резко отрицательных значений по сравнению с нормой.

    Известно, что уксусная кислота является метаболитом облигатной микрофлоры и уменьшение ее доли свидетельствует о снижении активности и численности молочнокислых микроорганизмов (бифидо- и лактобактерий). Увеличение доли пропионовой и масляной кислот указывает на активацию условно-патогенной флоры и строгих анаэробов (бактероидов, эубактерий, фузобактерий, копрококков и др.). Результаты изучения значений АИ указывают на «анаэробизацию» среды, при которой происходит угнетение жизнедеятельности облигатных анаэробов за счет блокирования терминальных ферредоксинсодержащих ферментов и активации вследствие этого факультативных и остаточных штаммов. При повторном исследовании после курса лечения Нормофлорином Л и Б отмечалось формирование «нормопрофиля» С2–С4 кислот с тенденцией к нормализации значений анаэробного индекса, что соотносится с клинической симптоматикой.

    Заключение

    Таким образом, исследование метаболической активности микрофлоры позволяет оценить характер нарушений не только состава микрофлоры, но и пищеварения и может служить тонким биохимическим маркером наблюдаемых изменений. Результаты проведенного исследования показали, что применение Нормофлорина Л и Б у детей грудного возраста с функциональными нарушениями ЖКТ способствует быстрому купированию кишечных колик, прекращению срыгивания, нормализации стула и коррекции микрофлоры. На фоне лечения Нормофлорином отмечены положительные сдвиги в экосистеме толстой кишки, заключающиеся в восстановлении метаболической активности толстокишечной микрофлоры, тенденции к восстановлению показателей, характеризующих качественный (родовой) состав микроорганизмов и соотношение аэробных/анаэробных популяций микрофлоры.

    (PDF) Functional dyspepsia in children. Problems and prospects of symptomatic therapy

    477

    http://childshealth.zaslavsky.com.ua

    Vol. 14, No 8, 2019

    На допомогу педіатру / To Help the Pediatrician

    так или иначе приходится, особенно с учетом появив-

    шихся данных относительно того, что ФГР все-таки

    являются ранними травматическими состояниями,

    которые в дальнейшем становятся причиной развития

    различной патологии.

    Какую же коррекцию функциональной диспепсии

    можно назвать адекватной? Если мы посмотрим на со-

    временные европейские протоколы, то убедимся в их

    минималистичности в той части, которая касается во-

    просов лекарственной терапии. Большая часть прото-

    колов составлена таким образом, что терапевтическая

    часть рекомендаций представляет собой стремление

    к многоцелевой, или мультитаргетной (multi-target),

    терапии, предполагающей вместо назначения не-

    скольких средств, влияющих на отдельные звенья па-

    тогенеза заболевания, применение одного препарата,

    одновременно воздействующего на несколько звеньев.

    И если речь идет о догоспитальном этапе лечения,

    то коррекция нарушений при функциональных забо-

    леваниях сводится к назначению не патогенетической,

    а эмпирической терапии. Это соответствует и по-

    следним международным рекомендациям (ACG, AAP,

    WGО 2015) [9]: тактика эмпирической терапии назва-

    на эффективной в отношении и ГЭРБ, и диспепсии,

    и билиарных дисфункций. Назначение такой терапии

    является оправданным не только в качестве начально-

    го эмпирического лечения, но и в период диагности-

    ческого поиска для облегчения симптоматики до уста-

    новления окончательного диагноза.

    Эмпирическую коррекцию симптоматики, харак-

    терной для функциональной диспепсии, возможно

    проводить при помощи препаратов, относящихся к

    группе стимуляторов перистальтики, одновременно

    нормализующих моторику гастродуоденальной зоны

    (за счет присущих этой группе прокинетических

    свойств) и способных восстанавливать дренажную

    функцию желчевыводящих путей и двенадцатиперст-

    ной кишки [2, 6, 10]. Такая нормализация двигательной

    активности желудочно-кишечного тракта обычно не

    только симптоматически противодействует ретроград-

    ной направленности перистальтики желудка, устраняя

    присущие функциональной диспепсии чувство тяже-

    сти в животе и тошноту, но и благоприятно отражается

    на течении и исходе разнообразной патологии органов

    пищеварения.

    К сожалению, как уже отмечалось выше, у пациен-

    тов, страдающих функциональной диспепсией, не су-

    ществует какой-либо единой специфической жалобы:

    у 99 % встречается более двух симптомов одновремен-

    но, а у 80 % — более 5 симптомов [3]. Кроме того, для

    этой категории больных характерным является склон-

    ность к overlap-синдрому, то есть переходу одного па-

    тологического состояния в другое, а также их комби-

    нациям.

    Наиболее характерными и самыми описываемыми

    проявлениями функциональной диспепсии являются

    боли в подложечной области, ощущение длительного

    пребывания пищи в желудке, вздутие верхней части

    живота, быстрое перенасыщение, ощущение жжения

    или жара в эпигастрии.

    Согласно данным литературы, самыми частыми

    симптомами функциональной диспепсии у взрослых

    являются изжога и регургитация, а у детей — тошнота

    и отрыжка [3, 10].

    При этом и тошнота, и отрыжка в известной степе-

    ни носят разнонаправленный характер: если тошнота

    возникает при значительном повышении интрадуо-

    денального давления и, как правило, характеризуется

    гипертонусом сфинктеров, то отрыжка возникает при

    значительном повышении внутрижелудочного давле-

    ния и, как правило, сопровождается недостаточностью

    нижнего пищеводного сфинктера. И достаточно не-

    простой медицинской задачей является нормализация

    тонуса сфинктеров и купирование одновременно двух

    подобных симптомов.

    Поэтому при наличии сочетанных функциональ-

    ных нарушений верхних отделов ЖКТ, которые со-

    провождаются множеством разнообразных жалоб,

    ведущими из которых являются тошнота и отрыжка

    без органических нарушений, целесообразно исполь-

    зовать препараты многовекторного действия, которые

    дают хороший эффект при монотерапии [11].

    Согласно имеющейся на сегодняшний день меж-

    дународной классификации, выделяют несколько

    групп препаратов, потенциально способных норма-

    лизовать двигательную активность двенадцатиперст-

    ной кишки и противодействовать ретроградной на-

    правленности перистальтики желудка. Некоторые из

    них, такие как агонисты 5-НТ4-рецепторов, не за-

    регистрированы для применения в педиатрической

    практике, некоторые, такие как, опять же, агонисты

    5-НТ4-рецепторов, имеют большое количество по-

    бочных эффектов, ограничивающих их применение

    строгими показаниями и возрастными рамками [12,

    13]. В связи с этим широкое применение получила

    группа препаратов, относящихся к блокаторам допа-

    миновых рецепторов: метоклопрамид, домперидон и

    итоприд (последний не рекомендован к использова-

    нию в педиатрии).

    Самым используемым и назначаемым препаратом

    является домперидон, применяющийся при лечении

    больных, страдающих от ощущения тяжести в эпига-

    стральной области, переполнения желудка, вздутия

    живота, разнообразных болевых ощущений в верхней

    части живота, отрыжки, икоты, тошноты и изжоги.

    На украинском рынке домперидон представлен

    торговой маркой Домрид и доступен как в форме су-

    спензии, которая может назначаться от момента рож-

    дения, так и в форме таблеток. Домрид производится

    на современном отечественном фармацевтическом за-

    воде «Кусум Фарм».

    Домперидон позволяет купировать различные

    функциональные расстройства пищеварительного

    тракта, в том числе те, которые возникают буквально с

    первых дней жизни.

    В отличие от другого блокатора допаминовых ре-

    цепторов, препарата с так называемым центральным

    действием — метоклопрамида, домперидон не про-

    никает через гематоэнцефалический барьер, и, следо-

    вательно, для него не характерны экстрапирамидные

    Функциональная диспепсия у детей, бродильная и токсическая. Особенности у грудничков и детей раннего возраста. Симптомы и лечение, рекомендации

    Когда у малыша возникает тошнота, тяжесть в животе, вздутие, боль или дискомфорт в области кишечника, врач может диагностировать у него диспепсию. Так называют комплекс симптомов со стороны пищеварительного тракта, характерный как для болезней желудка или кишечника, так и для других патологий. Кроме того, диспепсия может развиваться и без заболеваний, например, при переедании. Рассмотрим, почему возникает функциональная диспепсия у детей, чем характеризуется бродильная и токсическая форма, какие есть особенности у грудничков и детей раннего возраста, методы лечения и рекомендации родителям.

    Классификация

    Специалисты делят все виды диспепсии на две большие группы.

    • К первой относят симптомы, причиной которых стали болезни пищеварительной системы, например, гастрит, панкреатит или гепатит. Такая диспепсия называется органической, она выражена сильнее, требует пристального внимания врача и довольно длительного лечения.
    • Вторая группа диспепсий называется функциональной, так как при ней нарушается функция желудочно-кишечного тракта. Она более распространена в детском возрасте, провоцируется неправильным питанием, нехваткой ферментов или другими причинами, из-за которых на время нарушается усвоение пищи в кишечнике. Проявления такого недомогания бывают как периодическими, так и постоянными.

    Причины возникновения

    Если неприятные симптомы со стороны пищеварительного тракта появились вследствие погрешностей в питании, такую диспепсию называют алиментарной, или простой. В зависимости от того, какие продукты ухудшили состояние ребенка, диспептическое расстройство бывает бродильным, гнилостным и жировым:

    • к бродильному приводит избыток углеводистых продуктов;
    • к гнилостному – чрезмерное употребление белков;
    • к жировому – большое количество жиров в съеденной пище.

    Проблемы могут возникать при нерегулярных приемах пищи, пропусках завтрака или обеда, питании всухомятку или употреблении в пишу большого количества фастфуда.

    В случае когда к нарушению переваривания пищи привела нехватка ферментов, говорят о ферментативной диспепсии. С оглядкой на то, каких именно ферментных соединений не хватает, она бывает гастрогенной, панкреатогенной, гепатогенной и энтерогенной.

    Если не лечить простую форму, диспепсия может стать токсической, когда нарушения начинают затрагивать не только пищеварительный тракт, но и другие органы. При ней активно развиваются патогенные микробы, выделяя ядовитые вещества, влияющие на печень, нервную систему, сердце и сосуды.

    Отдельно выделяют нарушения, спровоцированные кишечной инфекцией, паразитарной инвазией, аллергической реакцией, интоксикацией (например, при гриппе или пневмонии) или отравлением. Кроме того, к диспепсическим явлениям может привести стресс и прием некоторых лекарств. У подростков причиной проблем с пищеварением бывают также гормональные изменения.

    Диспепсия у новорожденных и детей первого года жизни зачастую обусловлена физиологической незрелостью пищеварительного тракта и неправильным питанием. К появлению расстройства пищеварения у грудничка может привести:

    • переход на вскармливание смесью;
    • нарушения в питании кормящей мамочки;
    • излишне раннее знакомство с прикормом;
    • одновременное введение в прикорм нескольких новых продуктов;
    • использование некачественной смеси;
    • перекармливание;
    • однообразный или бедный нутриентами рацион;
    • введение в рацион неподходящих по возрасту продуктов.

    В организме грудного младенца вырабатывается мало желудочного сока и еще незрелая кишечная микрофлора, поэтому склонность к диспепсии в возрасте до года достаточно высокая. Риск возрастает, если малыш родился раньше срока или имеет врожденные патологии.

    Симптомы

    Диспептические явления представлены множеством симптомов, но в зависимости от преобладания определенной симптоматики врачи делят функциональную диспепсию на виды.

    • Язвенноподобная. При данной форме ребенок жалуется на боли разной интенсивности в верхней части живота. Они могут беспокоить изредка или постоянно, часто проявляются при голоде, после приема лекарств и переедания.
    • Рефлюксоподобная. Основными симптомами такой формы выступают изжога, отрыжка, тошнота и срыгивание. У малыша могут появляться вздутие, кислый привкус во рту, приступы рвоты.
    • Дискинетическая. Такое недомогание проявляется выраженным дискомфортом в области желудка, возникающим после приема пищи. Ребенка беспокоит тошнота, тяжесть, быстрое насыщение, метеоризм, непереносимость каких-либо продуктов.
    • Неспецифическую. При этой форме жалобы бывают разными, поэтому врач не может определить один из указанных выше вариантов. Помимо симптомов со стороны пищеварительной системы также возможны головные боли, проблемы со сном, перепады настроения, спастические запоры.

    Если у ребенка диагностировали алиментарную диспепсию, то нарушения стула могут подсказать, какие именно продукты привели к ее появлению. Так при бродильной форме каловые массы приобретают водянистый вид и кислый запах, могут быть пенистыми и зеленоватыми.

    Если у крохи гнилостная диспепсия, то стул темный, рыхлый, с резким неприятным запахом, а жировая проявляется более светлой окраской кала и жирным блеском.

    У грудных малышей при диспепсии отмечают сниженный аппетит и частые срыгивания. Кроха ведет себя беспокойно, плачет, отказывается от груди или бутылочки, начинает терять в весе. При переходе в токсическую форму у младенца повышается температура, начинается рвота, учащается стул, что грозит обезвоживанием и серьезными последствиями.

    Диагностика

    При появлении рвоты, тяжести в животе, отрыжки, поноса и других диспептических симптомов врач в первую очередь должен исключить заболевания желудочно-кишечного тракта, в числе которых язвенная болезнь, панкреатит, холецистит и энтерит. Для этого малышу назначают общие и специфические анализы, например, исследование ферментов. Кроме того, ребенка могут направить на УЗИ, эндоскопию, рН-метрию, рентгенографию и прочие обследования. При необходимости также проводят консультации невролога, психолога и других узких специалистов.

    Лечение

    В первую очередь следует обратить внимание на характер и режим питания ребенка. При диспепсии рекомендуется сделать небольшую паузу, во время которой ребенку дают отвары, специальные растворы для регидратации, чаи и другую жидкость. Далее начинают давать пищу в небольшом объеме (к возрастным нормам возвращаются в течение 5-6 дней с начала заболевания).

    Если диспептическое расстройство возникло у грудничка, то прикормы на период острых проявлений и в течение 2 недель после улучшения отменяются, после чего в меню возвращают лишь тот прикорм, который младенец переносил нормально до заболевания.

    При появлении лихорадки, признаков обезвоживания и других настораживающих симптомов важно показать кроху врачу, чтобы не допустить развития токсической диспепсии.

    Ребенку старше 3 лет в острый период прописывают диету №1, а после исчезновения симптомов некоторое время держат стол №5. Такие диеты исключают продукты, способные провоцировать брожение, усиленное выделение пищеварительного сока и механическое раздражение желудочно-кишечного тракта. Среди народных средств востребован настой семян укропа, а также настой ромашки.

    Что касается лекарств, то согласно клиническим рекомендациям, медицинским справочникам и монографиям специалистов при диспепсических симптомах применяют определенные виды препаратов.

    • Прокинетики. Так называют препараты, под действием которых моторная функция желудочно-кишечного тракта приходит в норму. Их выписывают при дискинетическом или неспецифическом варианте. К ним относятся «Мотилиум», «Домперидон», «Церукал».
    • Антациды. Эти средства способны нейтрализовать соляную кислоту, если она вырабатывается в избытке. Они востребованы при язвенноподобной и неспецифической диспепсии. Такими лекарствами являются «Ренни», «Алмагель», «Фосфалюгель» и другие.
    • Антисекреторные средства. Их действие направлено на выработку соляной кислоты, что актуально при повышенной кислотности (если язвенноподобный вариант диспепсии). Примером такого лекарства является «Омез».
    • Ферменты. Препараты этой группы нормализуют пищеварение и поддерживают органы желудочно-кишечного тракта. В детском возрасте наиболее часто используют «Креон», «Мезим», «Панзинорм» и «Микразим».

    Кроме того, детям с диспептическим расстройством нередко выписывают средства, которые устраняют метеоризм («Эспумизан», «Боботик», «Инфакол») и сорбенты для более быстрого выведения токсинов из организма («Смекта», «Полифепан», «Энтеросгель»). При выраженных болях также используют спазмолитики («Но-шпа», «Папаверин»), а для нормализации состава кишечной флоры применяются пробиотики («Линукс», «Бифиформ», «Лактобактерин»).

    Диспепсия в детском и подростковом возрасте: выводы и рекомендации по лечению

  • 1.

    Кастильо Э.Дж., Камиллери М., Локк Г.Р. и др .: Контролируемое исследование эпидемиологии и патофизиологии диспепсии на уровне сообщества . Clin Gastroenterol Hepatol 2004, 2: 985–996.

    PubMed Статья Google ученый

  • 2.

    Дроссман Д.А., Ли З., Андруцци Э. и др .: Обследование домашних хозяйств в США функциональных желудочно-кишечных расстройств: распространенность, социодемография и влияние на здоровье . Dig Dis Sci 1993, 38: 1569–1580.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 3.

    Шаффер С.Е., Селлман С.Б., Репуччи А.Н. и др .: Диспепсия: новое определение хронической боли в животе у детей . Гастроэнтерология 1992, 102: 103A.

    Google ученый

  • 4.

    Томсон А.Б., Баркун А.Н., Армстронг D: Распространенность клинически значимых результатов эндоскопических исследований у пациентов первичной медико-санитарной помощи с неисследованной диспепсией: эмпирическое лечение диспепсии у взрослых в Канаде и оперативная эндоскопия . Aliment Pharmacol Ther 2003, 17: 1481–1491.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 5.

    Дроссман Д.А.: Функциональные желудочно-кишечные расстройства и Римский процесс III . Гастроэнтерология 2006, 130: 1377–1390.

    PubMed Статья Google ученый

  • 6.

    Hyams JS, Burke G, Davis PM, et al.: Боль в животе и СРК у подростков: исследование на уровне сообщества . J Pediatr 1996, 129: 220–226.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 7.

    Hyams JS, Davis P, Sylvester FA, et al .: Диспепсия у детей и подростков: проспективное исследование . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2000, 30: 413–418.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 8.

    Джонс М.П., ​​Маганти К: Симптомы, желудочная функция и психосоциальные факторы при функциональной диспепсии . J Clin Gastroenterol 2004, 38: 866–872.

    PubMed Статья Google ученый

  • 9.

    Колоски Н.А., Талли Н.Дж., Хускич С.С., Бойс П.М.: Предикторы традиционной и альтернативной медицинской помощи при синдроме раздраженного кишечника и функциональной диспепсии . Aliment Pharmacol Ther 2003, 17: 841–851.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 10.

    Талли, Нью-Джерси, Бойс П., Джонс M: Диспепсия и обращение за медицинской помощью в обществе: насколько важны психологические факторы? Dig Dis Sci 1998, 43: 1016–1022.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 11.

    Ананд К.Дж., Коскун В., Тривикраман К.В.: Долгосрочные поведенческие эффекты повторяющейся боли у новорожденных крысят . Physiol Behav 1999, 66: 627–637.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 12.

    Friesen CA, Lin Z, Garola R, et al .: Хронический гастрит не связан с желудочной аритмией или задержкой твердого опорожнения у детей с диспепсией . Dig Dis Sci 2005, 50: 1012–1018.

    PubMed Статья Google ученый

  • 13.

    Wo JM, Parkman HP: Мортильность и функциональные расстройства желудка: диагностика и лечение функциональной диспепсии и пареза желудка . Прак Гастроэнтерол 2006; 4: 23–48.

    Google ученый

  • 14.

    Прочтите NW: Еда и гиперчувствительность в FD . Gut 2002, 51: i50 – i53.

    PubMed Google ученый

  • 15.

    Ким Д.Ю., Мён С.Дж., Камиллери М: Новое тестирование моторных и сенсорных функций желудка человека: обоснование, методы и потенциальное применение в клинической практике . Am J Gastroenterol 2000, 95: 3365–3373.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 16.

    Куикен С.Д., Самсон М., Камиллери М: Разработка теста для измерения аккомодации желудка у людей . Am J Physiol 1999, 277: G1217 – G1221.

    PubMed CAS Google ученый

  • 17.

    De Schepper HU, Cremonini F, Chitkara D, Camilleri M: Оценка аккомодации желудка: обзор и оценка текущих методов . Нейрогастроэнтерол Мотил 2004, 16: 275–285.

    PubMed Статья Google ученый

  • 18.

    Thumshirn M, Camilleri M, Saslow SB, et al.: Аккомодация желудка при неязвенной диспепсии и роль инфекции Helicobacter pylori и функции блуждающего нерва . Gut 1999, 44: 55–64.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 19.

    Thumshirn M: Патофизиология функциональной диспепсии . Gut 2002, 51 (Дополнение 1): i63 – i66.

    PubMed Google ученый

  • 20.

    Samson M, Salet GA, Roelof SJ, et al .: Соответствие проксимального отдела желудка и диспепсических симптомов у пациентов с сахарным диабетом I типа . Dig Dis Sci 1995, 40: 2037–2042.

    Артикул Google ученый

  • 21.

    Karamanopolis G, Caenepeel P, Arts J, Tack J: Связь преобладающего симптома с клиническими характеристиками и механизмами патофизиологии при функциональной диспепсии . Гастроэнтерология 2006, 130: 296–303.

    Артикул Google ученый

  • 22.

    Hoffman I, Vos R, Tack J: Оценка сенсомоторной функции желудка у педиатрических пациентов с необъяснимыми диспепсическими симптомами и недостаточным набором веса . Нейрогастроэнтерол Мотил 2007, 19: 173–179.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 23.

    Читкара Д.К., Дельгадо-Арос С., Бреденоорд А.Дж. и др .: Функциональная диспепсия, симптомы со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта и транзит у детей . J Pediatr 2003, 143: 609–613.

    PubMed Статья Google ученый

  • 24.

    Ди Лоренцо К., Юсеф Н.Н., Сигурдссон Л. и др .: Висцеральная гипералгезия у детей с функциональной болью в животе . J Pediatr 2001, 139: 838–843.

    PubMed Статья Google ученый

  • 25.

    Кандула Л., Лоу М.Э., Хан С. и др .: Клинические виньетки . Am J Gastroenterol 1997, 9 (Suppl): S217.

    Google ученый

  • 26.

    Tack J, Caenepeel P, Corsetti M, Janssens J: Роль рецепторов напряжения у пациентов с диспепсией и гиперчувствительностью к растяжению желудка . Гастроэнтерология 2004, 127: 1058–1066.

    PubMed Статья Google ученый

  • 27.

    Riezzo G, Chidoiro M, Guerra V, et al .: Сравнение электрической активности желудка и опорожнения желудка у здоровых детей и детей с диспепсией . Dig Dis Sci 2000, 45: 517–524.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 28.

    Lin Z, Eaker EY, Sarosicki J, McCallum RW: Миоэлектрическая активность желудка и опорожнение желудка у пациента с FD . Am J Gastroenterol 1999, 94: 1023–1028.

    Артикул Google ученый

  • 29.

    Stanghellini V, Tosetti C, Paternico A: Факторы риска замедленного опорожнения желудка от твердых веществ у пациентов с функциональной диспепсией . Гастроэнтерология 1996, 10: 1036–1042.

    Артикул Google ученый

  • 30.

    Талли Н.Дж., Локк Г.Р., Лар Б.Д. и др .: FD, задержка опорожнения желудка и ухудшение качества жизни . Gut 2006, 55: 933–939.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 31.

    Келлоу Дж. Э., Аспироз Ф, Дельво М. и др .: Прикладные принципы нейрогастроэнтерологии: физиология / ощущение моторики . Гастроэнтерология 2006, 130: 1412–1420.

    PubMed Статья Google ученый

  • 32.

    Pace F, Zuin G, DiGiacomo S, et al .: Семейный анамнез синдрома раздраженного кишечника является основным фактором, определяющим стойкие абдоминальные жалобы у молодых людей с историей рецидивирующих болей в животе у детей . World J Gastroenterol 2006, 12: 3874–3877.

    PubMed Google ученый

  • 33.

    Kleibeuker JH, Thijs JC: Функциональная диспепсия . Curr Opin Gastroenterol 2004, 20: 546–550.

    PubMed Статья Google ученый

  • 34.

    Rasquin-Weber A, Hyman PE, Cucchiara S, et al .: Детские функциональные желудочно-кишечные расстройства . Gut 1999, 45: 1160–1168.

    Артикул Google ученый

  • 35.

    Talley NJ: Руководство по лечению диспепсии . Am J Gastroenterol 2005, 100: 2324–2337.

    PubMed Статья Google ученый

  • 36.

    Тэлли, штат Нью-Джерси: Как вести себя с трудно поддающимся лечению пациентом с диспепсией . Nat Clin Pract Gastroenterol Hepatol 2007, 4: 35–42.

    PubMed Статья Google ученый

  • 37.

    Chiba N, DeGara CJ, Wilkinson JM: Скорость заживления и облегчение симптомов при гастроэзофагеальной рефлюксной болезни II-IV степени: метаанализ . Гастроэнтерология 1997, 112: 1798–1810.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 38.

    Маккарти-Доусон Д., Сью С.О., Моррилл Б., Мердек Р.Х., младший: Ранитидин против циметидина в лечении эрозивного эзофагита . Clin Ther 1996, 18: 1150–1160.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 39.

    Стейси Дж. Х., Миочевич М.Л., Сакс Г.Е.: Влияние ранитидина (в виде шипучих таблеток) на равенство жизни пациентов с ГЭРБ . Br J Clin Pract 1996, 50: 190–194.

    PubMed CAS Google ученый

  • 40.

    См. MC, Birnbaum AH, Schechter CB, et al .: Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание фамотидина у детей с абдоминальной болью и диспепсией: глобальная и количественная оценка . Dig Dis Sci 2001, 46: 985–992.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 41.

    Канжу М., Кейн R: Лечение омепразолом детей с пептическим эзофагитом, резистентным к терапии ранитидином . Arch Pediatr Adolesc Med 1995, 149: 267–271.

    Google ученый

  • 42.

    Като С., Эбина К., Фуджи К. и др.: Эффект омепразола при лечении рефрактерных кислотозависимых заболеваний в детском возрасте: эндоскопическое заживление и круглосуточное повышение кислотности желудочного сока . J Pediatr 1996, 128: 415–421.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 43.

    De Giacomo C, Bawa P, Franceschi M: Омепразол при тяжелом рефлюкс-эзофагите у детей . J Pediatr Gastroenterol Nutr 1997, 24: 528–532.

    PubMed Статья Google ученый

  • 44.

    Strauss RS, Calenda KA, Dayal Y: Гистологический эзофагит: клинико-гистологический ответ на омепразол у детей . Dig Dis Sci 1999, 44: 134–139.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 45.

    Крум К.Ф., Скотт Л.Дж .: Лансопразол в лечении гастроэзофагеальной рефлюксной болезни у детей и подростков . Наркотики 2005, 65: 2129–2135.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 46.

    Цоу В.М., Бейкер Р., Книга L и др.: Многоцентровое рандомизированное двойное слепое исследование, в котором сравнивали пантопразол 20 и 40 мг для облегчения симптомов у подростков (от 12 до 16 лет) с ГЭРБ . Clin Pediatr 2006, 45: 741–749.

    Артикул Google ученый

  • 47.

    Эйлер AR: Использование бетанехола для лечения гастроэзофагеального рефлюкса . J Pediatr 1980, 96: 321–324.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 48.

    DeLoore I, Van Ravensteyn H, Ameryckx L: Капли домперидона в симптоматическом лечении хронической детской рвоты и срыгивания. Сравнение с метоклопрамидом . Postgrad Med J 1979, 55: 40–42.

    Google ученый

  • 49.

    Bines JE, Quinlan JE, Treves S, et al .: Эффективность домперидона у младенцев и детей с гастроэзофагеальным рефлюксом . J Pediatr Gastroenterol Nutr 1992, 14: 400–405.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 50.

    Карри Дж. И., Ландер Т. Д., Стрингер MD: Обзорная статья: эритромицин как прокинетический агент у младенцев и детей . Aliment Pharmacol Ther 2001, 15: 595–603.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 51.

    Gershon MD, Tack J: Система передачи сигналов серотонина: от базового понимания до разработки лекарств для функциональных расстройств желудочно-кишечного тракта . Гастроэнтерология 2007, 1: 397–414.

    Артикул CAS Google ученый

  • 52.

    Мертц Х., Фасс Р., Коднер А. и др .: Влияние амитриптилина на симптомы, сон и внутреннее восприятие у пациентов с функциональной диспепсией . Am J Gastroenterol 1998, 2: 160–165.

    Артикул Google ученый

  • 53.

    Humphreys PA, Gervirtz RN: Лечение рецидивирующей боли в животе: анализ компонентов четырех протоколов лечения . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2000, 31: 47–51.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 54.

    Робинс П.М., Смит С.М., Глаттинг Дж. Дж., Бишоп СТ: Рандомизированное контролируемое исследование когнитивно-поведенческого семейного вмешательства при рецидивирующей боли в животе у детей . J Pediatr Psychol 2005, 30: 397–408.

    PubMed Статья Google ученый

  • 55.

    Heymann-Monnikes I, Arnold R, Florin I, et al.: Комбинация медикаментозного лечения и многокомпонентной поведенческой терапии превосходит только медикаментозное лечение синдрома раздраженного кишечника . Am J Gastroenterol 2000, 95: 981–994.

    PubMed CAS Google ученый

  • 56.

    Юсеф Н.Н., Рош Дж. Р., Луган М. и др .: Лечение функциональной боли в животе в детстве с помощью когнитивно-поведенческих стратегий . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2004, 39: 192–196.

    PubMed Статья Google ученый

  • 57.

    Weydert JA, Shapiro DE, Acra SA, et al .: Оценка управляемых изображений как лечения повторяющихся болей в животе у детей: рандомизированное контролируемое исследование . BMC Pediatrics 2006, 6: 29.

    PubMed Статья Google ученый

  • 58.

    Calvert EL, Houghton LA, Cooper P: Долгосрочное улучшение функциональной диспезии с помощью гипнотерапии . Гастроэнтерология 2002, 123: 1778–1785.

    PubMed Статья Google ученый

  • 59.

    ван Тилбург М.А., Палссон О.С., Тернер М. и др.: Самостоятельно управляемые изображения, используемые дома, являются эффективным средством лечения ФАП у детей . Гастроэнтерология 2007, 132: A – 319.

    Google ученый

  • 60.

    Vlieger A, Menko-Frankenhuis C, Wolfkamp SC и др .: Гипнотерапия для детей с функциональной болью в животе или синдромом раздраженного кишечника: рандомизированное контролируемое исследование . Гастроэнтерология 2007, 132: A – 914.

    Google ученый

  • 61.

    Каттнер Л., Чемберс К.Т., Хардиал Дж и др .: Рандомизированное исследование йоги для подростков с синдромом раздраженного кишечника . Pain Res Manag 2006, 11: 217–223.

    PubMed Google ученый

  • 62.

    Гаюр М.Н., Гилани А.Х .: Фармакологические основы лекарственного использования имбиря при желудочно-кишечных расстройствах . Dig Dis Sci 2005, 10: 1889–1897.

    Артикул Google ученый

  • 63.

    Micklefield GH, Redeke Y, Meister V, et al.: Влияние имбиря на перистальтику желудочно-кишечного тракта . Int J Clin Pharmacol Ther 1999, 7: 341–346.

    Google ученый

  • 64.

    Schemann M, Michael K, Zeller F, et al .: Региональные эффекты STW 5 (Iberogast) и его компонентов на дне, теле и антральном отделе желудка . Фитомедицина 2006, 13 (Приложение 5): 90–99.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 65.

    Пиличевич А.Н., Ховиц М., Руссо А. и др .: Влияние Иберогаста на проксимальный объем желудка, антрофилородуоденальную моторику и опорожнение желудка у здоровых мужчин . Am J Gastroenterol 2007, 6: 1276–1283.

    Артикул CAS Google ученый

  • 66.

    Ezzo J, Streiberger K, Schneider A: Кокрановские систематические обзоры исследуют стимуляцию точки акупунктуры P6 при тошноте и рвоте . J Альтернативное дополнение Med 2006, 5: 489–495.

    Артикул Google ученый

  • 67.

    Xu S, Hou X, Zha H, et al .: Электроакупунктура ускоряет опорожнение твердого желудка и улучшает симптомы диспепсии у пациентов с функциональной диспепсией . Dig Dis Sci 2006, 51: 2154–2159.

    PubMed Статья Google ученый

  • 68.

    Friesen CA, Sandridge L, Andre L, Roberts CC: Эозинофилы слизистой оболочки и ответ на терапию антагонистом h2 / h3 и кромолином при детской диспепсии . Clin Pediatr (Phila) 2006, 45: 143–147.

    Артикул Google ученый

  • 69.

    Талли Н.Дж., Уокер М.М., Аро П. и др .: Дуоденальная эозинофилия и инфильтрация тучными клетками при ФД и СРК: дуоденальная эозинофилия является биомаркером ФД, но не СРК у взрослых? Гастроэнтерология 2007, 132: A73.

    Google ученый

  • 70.

    Friesen CA, Andre L, Garola R, et al .: Активированные эозинофилы слизистой оболочки двенадцатиперстной кишки у детей с диспепсией: пилотное трансмиссионное электронно-микроскопическое исследование . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2002, 35: 329–333.

    PubMed Статья Google ученый

  • 71.

    Friesen CA, Keams GL, Andre L, et al.: Клиническая эффективность и фармакокинетика монтелукаста у детей с диспепсией и дуоденальной эозинофилией . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2004, 38: 343–351.

    PubMed Статья Google ученый

  • 72.

    Шерман П.М., Линь Ф.Я .: Экстрадигестивные проявления инфекции Helicobacter pylori у детей и подростков . Can J Gastroenterol 2005, 19: 421–424.

    PubMed Google ученый

  • 73.

    Gold BD, Colletti RB, Abbott M: Инфекция Helicobacter pylori у детей: рекомендации по диагностике и лечению . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2000, 31: 490–497.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 74.

    Drumm B, Koletzko S, Oderda G: Инфекция Helicobacter pylori у детей: согласованное заявление, Европейская педиатрическая рабочая группа по H.pylori . J Pediatr Gastroenterol Nutr 2000, 30: 207–213.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • 75.

    Kalach N, Mention K, Guimber D, et al .: Инфекция Helicobacter pylori не связана со специфическими симптомами у детей с НУН . Педиатрия 2005, 115: 17–21.

    PubMed Google ученый

  • 76.

    Фаррелл ST: Неязвенная диспепсия и эрадикация Helicobacter pylori у детей . J Pediatr Surg 2005, 40: 1547–1550.

    PubMed Статья Google ученый

  • 77.

    Суд М.Р., Джоши С., Акобенг А.К. и др .: Рост у детей с инфекцией Helicobacter pylori и диспепсией . Arch Dis Child 2005, 90: 1025–1028.

    PubMed CAS Статья Google ученый

  • 78.

    Xia HH, Talley NJ: Эрадикация Helicobacter pylori у пациентов с неязвенной диспепсией . Наркотики 1999, 58: 785–792.

    PubMed Статья CAS Google ученый

  • Функциональная боль в животе у детей

    Что такое функциональная боль в животе?

    Функциональная боль в животе, также известная как трудноизлечимая боль в животе, представляет собой стойкую боль в животе, которая не проходит с помощью обычного терапевтического лечения.Боль может быть постоянной или приходить и уходить.

    Приблизительно от 10 до 15 процентов детей школьного возраста в какой-то момент испытывают функциональную боль в животе. Это может сопровождаться диареей, запором или и тем, и другим. Это может быть связано с синдромом раздраженного кишечника (СРК).

    Ребенок с функциональной болью в животе может также страдать от множества взаимосвязанных проблем, таких как:

    • Повышенная чувствительность к свету, звуку или диете
    • усталость или нарушение сна
    • тревога и депрессия
    • головные боли
    • тошнота
    • Боль в суставах

    Функциональная боль в животе не опасна для жизни, но может мешать учебе и другим занятиям.

    Каковы симптомы функциональной боли в животе?

    Дети с функциональной болью в животе могут испытывать диарею, запор или и то, и другое. Часто боль возникает вокруг пупка у ребенка, хотя она также может мигрировать в другие области живота. Боль может возникнуть внезапно или со временем усилиться.

    Другие симптомы включают:

    • расстройство желудка
    • Боль в животе при дефекации
    • чувство сытости после приема небольшого количества пищи
    • тошнота
    • рвота

    Что вызывает функциональную боль в животе?

    Исследователи не знают наверняка, что вызывает функциональную боль в животе.Это может быть связано с различными состояниями, такими как пищевая аллергия, инфекция или состояние, подобное болезни Крона, которое требует длительного ухода и наблюдения. В большинстве случаев функциональная боль в животе не вызвана серьезным заболеванием.

    Иногда тревога, депрессия или травма могут сделать ребенка более восприимчивым к функциональной боли в животе и другим проблемам с желудочно-кишечным трактом.

    Как мы лечим функциональную боль в животе

    Наша программа по лечению боли в животе является частью нашего Центра моторики и функциональных желудочно-кишечных расстройств, одного из немногих медицинских центров моторики желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) в Соединенных Штатах.

    Наша интегрированная команда, состоящая из врачей-терапевтов, специалистов по боли, психологов, диетологов и социальных работников, предлагает широкий кругозор для понимания проблем желудочно-кишечного тракта и может решить проблемы частично совпадающих физических и психологических состояний, которые часто сопровождают функциональную боль в животе.

    Рецидивирующая боль в животе у детей

    1. Подкомитет Американской академии педиатрии по хронической боли в животе; Североамериканское общество детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания.Хроническая боль в животе у детей. Педиатрия . 2005; 115 (3): e370 – e381 ….

    2. Hyams JS, Ди Лоренцо К, Сапс М, Шульман Р.Дж., Стаяно А, ван Тилбург М. Функциональные желудочно-кишечные расстройства в детском возрасте: ребенок / подросток. Гастроэнтерология . 2016; 150 (6): 1456–1468.

    3. Апли Дж., Наиш Н. Рецидивирующие боли в животе: полевое обследование 1000 школьников. Арка Дис Детский .1958. 33 (168): 165–170.

    4. Гителинг М.Дж., Лисман-ван Леувен Y, ван дер Вуден JC, Шеллевис Ф.Г., Бергер М.Ю. Детские неспецифические боли в животе в семейной практике: частота, сопутствующие факторы и лечение. Энн Фам Мед . 2011. 9 (4): 337–343.

    5. Какотричи А, Боррелли О, Тапар Н. Оценка и лечение повторяющихся болей в животе в детстве. Детский педиатр (U.К.) . 2016; 26 (10): 433–440.

    6. Джекман Дж. Оценка и лечение повторяющихся болей в животе в детстве. Детский педиатр . 2012. 22 (10): 432–437.

    7. Райт, штат Нью-Джерси, Хаммонд П.Дж., Карри Джи. Хроническая боль в животе у детей: помощь в постановке органического диагноза. Arch Dis. Детское обучение, изд. . 2013; 98 (1): 32–39.

    8. Сиавош М, де Ягер-Киевит JW, Десять Вт, Румен Р.М., Scheltinga MR.Распространенность синдрома защемления переднего кожного нерва в педиатрической популяции с хронической болью в животе. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2016; 62 (3): 399–402.

    9. Романо С, Поркаро Ф. Актуальные вопросы лечения функциональной боли в животе у детей. Rev Последние клинические испытания . 2014; 9 (1): 13–20.

    10. Подкомитет Американской академии педиатрии по хронической боли в животе. Хроническая боль в животе у детей. Педиатрия . 2005. 115 (3): 812–815.

    11. Кортеринк Дж. Дж., Дидерен К, Беннинга М.А., Табберс ММ. Эпидемиология детских функциональных болевых расстройств в животе: метаанализ. PLoS One . 2015; 10 (5): e0126982.

    12. Spee LA, Лисман-Ван Левен Й, Беннинга М.А., Бирма-Зейнстра С.М., Бергер М.Ю. Распространенность, характеристики и лечение функциональной боли в животе у детей в общей врачебной практике. Scand J Prim Health Care . 2013. 31 (4): 197–202.

    13. Лисман-ван Лиувен Y, Spee LA, Беннинга М.А., Бирма-Зейнстра С.М., Бергер М.Ю. Прогноз боли в животе у детей в системе первичной медико-санитарной помощи — проспективное когортное исследование. Энн Фам Мед . 2013. 11 (3): 238–244.

    14. Гителинг MJ, Бирма-Зейнстра С.М., Passchier J, Бергер М.Ю. Прогноз хронических или повторяющихся болей в животе у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2008. 47 (3): 316–326.

    15. Уокер Л.С., Денглер-Криш CM, Риппель S, Брюль С. Функциональная боль в животе в детстве и подростковом возрасте увеличивает риск хронической боли во взрослом возрасте. Боль . 2010. 150 (3): 568–572.

    16. Gijsbers CF, Беннинга М.А., Швейцер JJ, Kneepkens CM, Vergouwe Y, Büller HA. Подтверждение критериев Рима III и тревожных симптомов при повторяющихся болях в животе у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2014. 58 (6): 779–785.

    17. Sreedharan R, Liacouras CA. Функциональная боль в животе (неорганическая хроническая боль в животе). В: Nelson WE, Kliegman R, Stanton BF, et al., Eds. Учебник педиатрии Нельсона. 20-е изд. Филадельфия, Пенсильвания: Эльзевир; 2016: 1884–1887.

    18. Berger MY, Гителинг MJ, Беннинга М.А. Хроническая боль в животе у детей. BMJ . 2007. 334 (7601): 997–1002.

    19.Хасби С, Колецко С, Корпонай-Сабо IR, и другие. Руководство Европейского общества детской гастроэнтерологии, гепатологии и питания по диагностике целиакии. [опубликованное исправление появляется в J Pediatr Gastroenterol Nutr. 2012; 54 (4): 572]. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2012. 54 (1): 136–160.

    20. Гирзипен К, Лельгеманн М, Stuhldreher N, и другие.; Рабочая группа ESPGHAN по диагностике целиакии.Точность диагностических тестов на антитела к целиакии у детей: краткое изложение доказательств. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2012. 54 (2): 229–241.

    21. Пелковски Т.Д., Viera AJ. Целиакия: диагностика и лечение. Ам Фам Врач . 2014. 89 (2): 99–105.

    22. Эль-Чаммас К, Majeskie A, Симпсон П., Суд М, Миранда А. Тревожные симптомы у детей с хронической болью в животе и болезнью Крона — опыт единого центра. J Педиатр . 2013. 162 (4): 783–787.

    23. van Rheenen PF, Ван де Виджвер Э, Фидлер В. Фекальный кальпротектин для скрининга пациентов с подозрением на воспалительное заболевание кишечника: диагностический метаанализ. BMJ . 2010; 341: c3369.

    24. Холтман Г.А., Лисман-ван Леувен Y, Рейцма Ж.Б., Бергер М.Ю. Неинвазивные тесты на воспалительное заболевание кишечника: метаанализ. Педиатрия . 2016; 137 (1): e20152126.

    25. Торрес Дж., Перес-Перес Г, Гудман К.Дж., и другие. Комплексный обзор естественного течения инфекции Helicobacter pylori у детей. Arch Med Res . 2000. 31 (5): 431–469.

    26. Gijsbers CF, Kneepkens CM, Büller HA. Мальабсорбция лактозы и фруктозы у детей с повторяющимися болями в животе: результаты двойного слепого тестирования. Acta Paediatr . 2012; 101 (9): e411 – e415.

    27. Чумпитази Б.П., Коуп JL, Холлистер Э.Б., и другие. Рандомизированное клиническое исследование: биомаркеры кишечного микробиома связаны с клинической реакцией на диету с низким содержанием FODMAP у детей с синдромом раздраженного кишечника. Алимент Фармакол Тер . 2015; 42 (4): 418–427.

    28. Ип туалет, Хо ТФ, Yip YY, Чан К.Ю. Значение УЗИ брюшной полости в оценке детей с болью в животе. J Clin Ультразвук .1998. 26 (8): 397–400.

    29. Таккар К., Чен Л, Tessier ME, Гилгер М.А. Исходы у детей после эзофагогастродуоденоскопии по поводу хронической боли в животе. Клин Гастроэнтерол Гепатол . 2014; 12 (6): 963–969.

    30. Леви Р.Л., ван Тилбург МА. Функциональная боль в животе в детстве: предварительные исследования и тенденции последних исследований. Управление обезболиванием . 2012. 17 (6): 413–417.

    31. Руттен Дж. М., Кортеринк Дж.Дж., Venmans LM, Беннинга М.А., Табберс ММ.Нефармакологическое лечение функциональных болей в животе: систематический обзор. Педиатрия . 2015; 135 (3): 522–535.

    32. Пандей К.Р., Наик С.Р., Vakil BV. Пробиотики, пребиотики и синбиотики — обзор. J Food Sci Technol . 2015; 52 (12): 7577–7587.

    33. Saneian H, Pourmoghaddas Z, Roohafza H, Голамрезаей А. Синбиотик, содержащий Bacillus coagulans и фруктоолигосахариды, при функциональной боли в животе у детей. Гастроэнтерол Гепатол Прикроватная скамья . 2015; 8 (1): 56–65.

    34. Асгарширази М, Шариат М, Далили Х. Сравнение эффектов pH-зависимого масла мяты перечной и синбиотического лактола (Bacillus coagulans + фруктоолигосахариды) на функциональную боль в животе у детей: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Медицинский центр Иранского Красного Полумесяца J . 2015; 17 (4): e23844.

    35. Groß M, Варшбургер П. Оценка программы управления когнитивно-поведенческой болью для детей с хронической болью в животе: рандомизированное контролируемое исследование. Int J Behav Med . 2013. 20 (3): 434–443.

    36. Лонерган А. Эффективность когнитивно-поведенческой терапии боли в детстве и подростковом возрасте: метааналитический обзор. Ir J Psychol Med . 2016; 33 (4): 251–264.

    37. Сандерс М.Р., Пастырь RW, Клегхорн G, Вулфорд Х. Лечение повторяющихся болей в животе у детей: контролируемое сравнение когнитивно-поведенческого вмешательства в семье и стандартной педиатрической помощи. J Консультируйтесь с Clin Psychol . 1994. 62 (2): 306–314.

    38. van der Veek SM, Derkx BH, Беннинга М.А., Бур Ф, де Хаан Э. Когнитивно-поведенческая терапия функциональной боли в животе у детей: рандомизированное контролируемое исследование. Педиатрия . 2013; 132 (5): e1163 – e1172.

    39. Руттен Дж. М., Рейцма Ж.Б., Флигер А.М., Беннинга М.А. Кишечно-направленная гипнотерапия функциональной боли в животе или синдрома раздраженного кишечника у детей: систематический обзор. Арка Дис Детский . 2013. 98 (4): 252–257.

    40. Флигер А.М., Руттен Дж. М., Говерс А.М., Франкенхейс C, Беннинга М.А. Долгосрочное наблюдение кишечной гипнотерапии по сравнению со стандартной терапией у детей с функциональной болью в животе или синдромом раздраженного кишечника. Ам Дж. Гастроэнтерол . 2012. 107 (4): 627–631.

    41. van Barreveld M, Руттен Дж., Флигер А, и другие. Экономическая эффективность и экономическая целесообразность домашней гипнотерапии с использованием компакт-диска по сравнению с индивидуальной гипнотерапией терапевтом при синдроме раздраженного кишечника у детей и функциональной боли (синдроме) в животе. Значение здоровья . 2015; 18 (7): A628.

    42. СП «Шурман», г. Ву Ю.П., Грейсон П., Friesen CA. Пилотное исследование по оценке эффективности релаксационных тренировок с биологической обратной связью в качестве дополнительного лечения детской функциональной диспепсии, связанной с дуоденальной эозинофилией. Дж. Педиатр Психол . 2010. 35 (8): 837–847.

    43. Humphreys PA, Гевиртц Р.Н. Лечение рецидивирующей боли в животе: анализ компонентов четырех протоколов лечения. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2000. 31 (1): 47–51.

    44. ван Тилбург М.А., Читкара ДК, ОС Палссон, и другие. Лечение с использованием аудиозаписей и визуализаций уменьшает функциональную боль в животе у детей: пилотное исследование. Педиатрия . 2009; 124 (5): e890 – e897.

    45. Фишер Э., Закон E, Палермо TM, Экклстон К. Психологические методы лечения (доставляются дистанционно) для лечения хронической и повторяющейся боли у детей и подростков. Кокрановская база данных Syst Rev . 2015; (3): CD011118.

    46. Валландер JL, Мадан-Суэйн А, Клапов Дж., Саид С. Рандомизированное контролируемое испытание письменного самораскрытия функциональной рецидивирующей боли в животе у молодежи. Психологическое здоровье . 2011. 26 (4): 433–447.

    47. Beck JS. Когнитивно-поведенческая терапия: основы и не только. 2-е изд. Нью-Йорк, Нью-Йорк: Гилфорд Пресс; 2011.

    48. Робертсон Д. Практика когнитивно-поведенческой гипнотерапии: руководство по клиническому гипнозу, основанному на доказательствах.Лондон, Великобритания: Карнак; 2013.

    49. Dhroove G, Чогль А, Сапс М. Лечение боли в животе за миллион долларов: оно того стоит? J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2010. 51 (5): 579–583.

    50. Мартин А.Е., Newlove-Delgado TV, Эбботт Р.А., и другие. Фармакологические вмешательства при повторяющихся болях в животе в детском возрасте. Кокрановская база данных Syst Rev . 2017; (3): CD010973.

    51.Перес МЭ, Юсеф Н.Н. Диспепсия в детстве и подростковом возрасте: выводы и рекомендации по лечению. Curr Gastroenterol Rep . 2007. 9 (6): 447–455.

    52. Марин Дж. Р., Alpern ER. Боль в животе у детей. Emerg Med Clin North Am . 2011. 29 (2): 401–428.

    53. Нурко С, Циммерман Л.А. Оценка и лечение запоров у детей и подростков. Ам Фам Врач . 2014; 90 (2): 82–90.

    54. Клайн Р.М., Клайн Дж.Дж., Ди Пальма Дж., Barbero GJ. Капсулы с маслом мяты перечной, покрытые кишечнорастворимой оболочкой, для лечения синдрома раздраженного кишечника у детей. J Педиатр . 2001. 138 (1): 125–128.

    55. Павел ИП, Барнард П., Бигвуд C, Конфеты DC. Проблемы лечения синдрома раздраженного кишечника у детей. Индийский педиатр . 2013. 50 (12): 1137–1143.

    56. Джорджио В, Д’Андреа V, Кочча П., Филони S, Рендели C, Фундаро К.Эффективность рифаксимина для лечения СИБР у детей с СРК. Педиатр Res . 2010; 68 (S1): 144.

    57. Гельфанд А.А. Мигрень и детские периодические синдромы у детей и подростков. Curr Opin Neurol . 2013. 26 (3): 262–268.

    58. Лагман-Бартоломе А.М., Лэй К. Варианты детской мигрени. Curr Neurol Neurosci Rep . 2015; 15 (6): 34.

    59. Сапс М, Ди Лоренцо К. Фармакотерапия функциональных желудочно-кишечных расстройств у детей. J Педиатр Гастроэнтерол Нутр . 2009; 48 (приложение 2): S101 – S103.

    60. Камински А, Кампер А, Талер К, Чепмен А, Гартленер Г. Антидепрессанты для лечения функциональных желудочно-кишечных расстройств, связанных с болью в животе, у детей и подростков. Кокрановская база данных Syst Rev . 2011; (7): CD008013.

    61. Roohafza H, Pourmoghaddas Z, Saneian H, Голамрезаей А. Циталопрам при функциональной боли в животе у детей: рандомизированное плацебо-контролируемое исследование. Нейрогастроэнтерол Мотил . 2014. 26 (11): 1642–1650.

    62. Chiou E, Нурко С. Функциональная боль в животе и синдром раздраженного кишечника у детей и подростков. Терапия . 2011. 8 (3): 315–331.

    63. Садегян М, Фараманд Ф, Фаллахи Г.Х., Аббаси А. Ципрогептадин для лечения функциональной боли в животе в детстве. Минерва Педиатр . 2008. 60 (6): 1367–1374.

    64.См. MC, Бирнбаум AH, Schechter CB, Гольденберг М.М., Беньков К.Ю. Двойное слепое плацебо-контролируемое испытание фамотидина у детей с болью в животе и диспепсией. Dig Dis Sci . 2001. 46 (5): 985–992.

    65. Lake AM. Хроническая боль в животе в детстве: диагностика и лечение. Ам Фам Врач . 1999. 59 (7): 1823–1830.

    Симптомы, причины, диагностика и лечение

    Что вызывает боль в животе?

    Есть много причин боли в животе.Некоторые частые причины — функциональная боль в животе, гастроэзофагеальный рефлюкс (изжога), избыточное потребление сахара, запор, воспаление, проблемы с почками, печенью или поджелудочной железой, а также боль, связанная с тревогой.

    Функциональная боль в животе

    Боль часто возникает из-за спазмов желудочно-кишечного тракта, когда он реагирует на пищу или стресс. Болевые волокна могут быть более чувствительными, поэтому нормальная работа желудочно-кишечного тракта может ощущаться как боль. Гормоны, которые организм вырабатывает во время стресса, также могут усиливать болевые ощущения.Это самый распространенный вид боли в детстве. Ребенок также может жаловаться на тошноту, вздутие живота и чувство сытости после еды в небольших количествах.

    Гастроэзофагеальный рефлюкс (изжога)

    Изжога — частая причина болей в животе у детей. У детей язвы возникают редко, но они могут получить болезненное воспаление пищевода или желудка. Это может быть вызвано кислотой или инфекциями. Симптомы могут включать:

    • Боль в центре живота, чуть ниже ребер или под грудиной

    • Тошнота

    • Рвота

    • Быстрое чувство сытости

    • Полнота или вздутие живота

    • Боль, вызванная приемом пищи / помощь при приеме пищи

    • Изжога

    • Боль ночью

    • Обезболивание антацидами

    • Зловонный запах изо рта

    Потребление сахара

    Боль в животе часто возникает из-за спазмов от употребления слишком большого количества сока или молока.Дети не всегда полностью усваивают сахар, содержащийся в соках, спортивных напитках, ароматизированных напитках, жевательной резинке, конфетах и ​​молоке. Затем эти сахара попадают в толстую кишку, где бактерии ферментируют сахар и превращаются в газ. Это может вызвать судороги. Поскольку это может произойти через несколько часов, боль не ощущается в то время, когда ребенок ест или пьет сладкую пищу. Если ребенок несколько дней пьет только воду и не ест жевательную резинку или конфеты, боль уйдет

    Воспаление

    Воспаление желудочно-кишечного тракта также может вызывать боль.Обычно у ребенка также наблюдается похудание, утомляемость и низкие показатели крови.

    Проблемы с печенью / желчным пузырем, поджелудочной железой или почками

    Проблемы с печенью или желчным пузырем или воспаление поджелудочной железы также могут вызывать боль. Лабораторные тесты помогут оценить это. Проблемы с почками (закупорка или другие пороки развития) и инфекции могут вызывать боль в животе. У девочек также могут возникать боли в животе во время овуляции или менструации. Кисты яичника также могут вызывать боль.

    Беспокойство

    У детей также могут возникать боли в животе из-за стресса, депрессии или общего беспокойства.

    NORD (Национальная организация по редким заболеваниям)

    СТАТЬИ В ЖУРНАЛЕ

    Abell TL, Camilleri M, Donohoe K, et al. Консенсусные рекомендации по сцинтиграфии опорожнения желудка: совместный отчет Американского общества нейрогастроэнтерологов и моторики и Общества ядерной медицины. Am J Gastroenterol. 2008; 103: 753-763.

    Хаслер ВЛ. Гастропарез — современные концепции и соображения. Medscape J Med. 2008; 10:16.

    Американская академия семейных врачей.Гастропарез: что нужно знать. Я семейный врач. 2008; 77 (12): 1703-4.

    Intagliata N, Kenneth LK. Гастропарез при сахарном диабете 2 типа: распространенность, этиология, диагностика и лечение. Текущие отчеты гастроэнтерологии. 2007; 9: 270-79.

    Abrahamsson H. Варианты лечения пациентов с тяжелым гастропарезом. Кишечник. 2007; 56: 877-883.

    Али Т, Хасан М, Хамадани М, Харти РФ. Гастропарез. Саут Мед Дж. 2007; 100: 281-286.

    Shafi MA, Pasricha PJ. Послеоперационный и обструктивный гастропарез.Curr Gastroenterol Rep.2007; 9 (4): 280-5.

    Абель Т.Л., Малиновски С., Миноча А. Аспекты питания при гастропарезе и терапии для пациентов с лекарственной устойчивостью. Nutr Clin Pract. 2006; 21 (1): 23-33.

    Bromer MQ, Friedenberg F, Miller LS et al. Эндоскопическая инъекция ботулинического токсина А в привратник для лечения рефрактерного гастропареза. Gastrointest Endosc. 2005; 61: 833-9.

    Van der Voort IR, Becker JC, Dietl KH, Konturek JW, Domschke W, Pohle T. Электростимуляция желудка приводит к улучшению метаболического контроля у пациентов с диабетом, страдающих гастропарезом.Exp Clin Endocrinol Diabetes. 2005; 113 (1): 38-42.

    Lobrano A, Blanchard K, Abell T, Minocha A, Rock W. Гиперкоагуляция обнаруживается у заметно высокого процента (89%) пациентов с тяжелым гастропарезом. J Invest Med. 2005; 53 (доп.): S273.

    Луо Дж., Аль-Джубури А., Рашед Х. и др. Электростимуляция желудка связана с улучшением экзокринной функции поджелудочной железы у людей. Поджелудочная железа. 2004; 29 (2): e41-4.

    Lacy BE, Crowell MD, Schettler-Duncan A et al. Лечение диабетического пареза желудка инъекцией ботулинического токсина в привратник.Уход за диабетом. 2004; 27: 2341-7.

    Lin HC. Избыточный бактериальный рост в тонком кишечнике; рамки для понимания синдрома раздраженного кишечника. ДЖАМА. 2004; 292 (7): 852-8.

    Abell T, Curuchi A, Al-Juburi A, Blanchard K, Starkebaum W. Влияние электрической стимуляции желудка на исход и смертность при диабетическом гастропарезе. Диабет. 2003; 52: А191.

    Абелл Т.Л., МакКаллум Р., Хокинг М. и др. Электростимуляция желудка при резистентном к медицине гастропарезе. Гастроэнтерология.2003; 125: 421, 428.

    Abell TL, Lou J, Tabbaa M, Batista O, Malinowski S, Al-Juburi A. Электростимуляция желудка при гастропарезе улучшает параметры питания при краткосрочном, промежуточном и долгосрочном наблюдении. JPEN J Parenter Enteral Nutr. 2003; 27 (4): 277-81.

    Forster J, Sarosiek I., Lin Z, et al. Дальнейший опыт стимуляции желудка для лечения лекарственно-рефрактерного гастропареза. Am J Surg. 2003; 186 (6): 690-5.

    Белл Р.А., Джонс-Весси К., Саммерсон Дж. Х. Госпитализации и исходы по поводу диабетического гастропареза в Северной Каролине.South Med J. 2002; 95 (11): 1297-9.

    Тумширн М. Висцеральные восприятия, патофизиология функциональной диспепсии

    Кишечник. 2002; 51 (Приложение 1): i63-i66.

    McCallum RW, Джордж SJ. Нарушение моторики желудка и гастропарез. Варианты лечения Curr Gastroenterol. 2001; 4 (2): 179-191.

    Ценг М., Сэдлер Д., Вонг Дж. И др. Радиологическое размещение центральных венозных катетеров: успешность и немедленные осложнения в 3412 случаях. Дж. Ассоци. Радиол Дж. 2001; 52 (6): 379-84.

    Akindipe OA, Faul JL, Vierra MA, Triadafilopoulos G, Theodore J.Хирургическое лечение тяжелого пареза желудка у реципиентов трансплантата сердца / легких. Грудь. 2000; 117 (3): 907-10.

    Tougas G, Eaker EY, Abell TL и др. Оценка опорожнения желудка с использованием обезжиренной пищи: установление значений международного контроля. Am J Gastroenterol. 2000; 95 (6): 1456-62.

    Brown RO, Dickerson RN, Abell TL, Werkman RF, Hak LJ. Годичный опыт работы в клинике нутрициологии, координируемой фармацевтом. Am J Health Syst Pharm. 1999; 56 (22): 2324-7.

    Паттерсон Д., Абелл Т., Ротштейн Р., Кок К., Барнетт Дж.Двойное слепое многоцентровое сравнение домперидона и метоклопрамида в лечении пациентов с диабетом с симптомами гастропареза. Am J Gastroenterol. 1999; 94 (5): 1230-4.

    Тугас Г., Лю М.М., Эгглстон А. Распространенность и влияние симптомов со стороны верхних отделов желудочно-кишечного тракта у населения Канады: результаты исследования DIGEST. Внутреннее / международное исследование гастроэнтерологического надзора. Am J Gastroenterol. 1999; 94 (10): 2845-54.

    Docktor BL, Sadler DJ, Gray RR, Saliken JC, So CB.Радиологическое размещение туннельных центральных катетеров: показатели успеха и немедленные осложнения в большой серии. AJR Am J Roentgenol. 1999; 173 (2): 457-60.

    Kim CH, Nelson DK. Вентилирующая чрескожная гастростомия в лечении рефрактерного идиопатического гастропареза. Gastrointest Endosc. 1998; 47 (1): 67-70.

    Fontana RJ, Barnett JL. Размещение еюностомической трубки при рефрактерном диабетическом гастропарезе: ретроспективный обзор. Am J Gastroenterol. 1996; 91: 2174, 2178.

    Абель Т.Л., Кардосо С., Шварцбаум Дж., Фамилони Б., Уилсон Р., Масси Д.Диабетический парез желудка связан с нарушением симпатической иннервации. Eur J Gastroenterol Hepatol. 1994; 6: 241-247.

    Огорек С.П., Дэвидсон Л., Фишер Р.С. и др. Идиопатический парез желудка связан с множеством серьезных диетических дефицитов. Am J Gastroenterol. 1991; 86 (4): 423-8.

    Janssens J, Peeters TL, Van Trappen G, et al. Улучшение опорожнения желудка при диабетическом гастропарезе с помощью эритромицина. Предварительные исследования. N Engl J Med. 1990; 322 (15): 1028-31.

    Reardon TM, Schnell GA, Smith OJ, Schubert TT. Хирургическая терапия диабетического гастропареза. J. Clin, Гастроэнтерол. 1989; 11 (2): 204-7.

    ИНТЕРНЕТ

    Клиника Мейо по медицинскому образованию и исследованиям. Гастропарез. http://www.mayoclinic.com/health/gastroparesis/DS00612. Обновлено 4 января 2012 г. По состоянию на 12 марта 2012 г.

    Национальный информационный центр по заболеваниям пищеварительной системы. Гастропарез. http://digestive.niddk.nih.gov/ddiseases/pubs/gastroparesis/index.aspx.Обновлено в июле 2007 г. По состоянию на 12 марта 2012 г.

    Функциональная диспепсия: причины, методы лечения и новые направления

    Функциональная диспепсия (ФД) — распространенное состояние, которое некоторые врачи вольно определяют как боль в животе без ясной причины. Более конкретно, он характеризуется чувством сытости во время или после еды или ощущением жжения в верхней части живота, чуть ниже грудной клетки (не обязательно связанное с приемом пищи). Симптомы могут быть достаточно серьезными, чтобы мешать доедать или заниматься повседневными делами.

    Пациенты с ФД часто проходят несколько тестов, таких как верхняя эндоскопия, компьютерная томография и исследование опорожнения желудка. Но, несмотря на зачастую тяжелые симптомы, явной причины (например, рака, язвенной болезни или другого воспаления) не установлено.

    Кислотный рефлюкс, желудок и тонкий кишечник

    Поскольку нет явной причины для симптомов, лечение FD также является сложной задачей. Первым шагом в лечении обычно является проверка на наличие бактерий H. pylori , которые могут вызывать воспаление желудка и тонкой кишки.Если присутствует H. pylori , человеку назначают курс антибиотиков.

    Для тех, у кого нет инфекции H. pylori или симптомы сохраняются, несмотря на уничтожение этой бактерии, следующим шагом обычно является испытание ингибитора протонной помпы (ИПП). ИПП, в состав которых входят омепразол (Прилосек), эзомепразол (Нексиум) и лансопразол (Превацид), подавляют выработку кислоты в желудке. ИПП могут помочь тем пациентам, у которых симптомы ФД частично вызваны кислотным рефлюксом.ИПП могут также снижать концентрацию некоторых воспалительных клеток в двенадцатиперстной кишке (первой части тонкой кишки), что также может играть значительную роль в функциональной диспепсии.

    Связь мозга и кишечника

    Трициклические антидепрессанты (ТЦА) — еще один класс лекарств, которые часто используются для лечения БФ. Считается, что у некоторых людей FD возникает из-за ненормального взаимодействия мозга и кишечника. В частности, у этих людей могут быть сверхактивные сенсорные нервы, снабжающие желудочно-кишечный тракт, или ненормальная обработка боли мозгом.Считается, что такие ТЦА, как амитриптилин (элавил), дезипрамин (норпрамин) и имипрамин (тофранил), модулируют эту аномальную связь между мозгом и кишечником. При использовании при ФД ТЦА обычно назначают в низких дозах, где они не оказывают значительного антидепрессивного действия.

    Однако значительная часть людей с ФД также страдает постоянным беспокойством, депрессией или другими психическими расстройствами. Устранение этих состояний, часто с помощью квалифицированного психиатра или психолога, также может улучшить симптомы ФД.Психологическая терапия не так широко изучена, как лекарства от ФБ. Но небольшое количество исследований показало, что психологические вмешательства, такие как когнитивно-поведенческая терапия, могут быть даже более эффективными, чем лекарства; Было показано, что эти вмешательства устраняют симптомы ФД у одного из трех надлежащим образом отобранных пациентов. Для сравнения, даже самые эффективные медицинские методы лечения приводят к облегчению симптомов примерно у одного из шести получавших лечение людей.

    Аккомодация желудка

    Когда вы едите, верхняя часть желудка расслабляется, увеличивая объем желудка для приема пищи.Многие пациенты с ФД имеют нарушенный рефлекс аккомодации, и это может способствовать дискомфорту после еды, который испытывают многие люди с ФД.

    К сожалению, лекарств, специально предназначенных для улучшения аккомодации желудка, не существует. Однако считается, что буспирон (Буспар), лекарство, обычно применяемое при тревоге, также улучшает аккомодацию желудка, и в небольшом количестве исследований было показано, что он эффективен при лечении БФ. Лекарства, которые ускоряют опорожнение желудка, также можно попробовать при ФД.Однако многие прокинетические препараты связаны со значительными побочными эффектами, и только один из них, который был изучен для лечения БФ, метоклопрамид (Реглан), доступен для клинического применения в Соединенных Штатах.

    Недавнее исследование также показало, что изменение активности блуждающего нерва (крупнейшего нерва, передающего сигналы между мозгом и желудком) посредством электростимуляции кожи уха может улучшить аккомодацию желудка. Однако исследования этого метода лечения находятся на начальной стадии, и его эффективность в облегчении симптомов еще не изучена на больших группах пациентов.

    Ограничения существующих методов лечения открывают двери для новых методов лечения

    Хотя исследования показали, что вышеупомянутые методы лечения работают лучше, чем плацебо, многие пациенты не испытывают значительного улучшения симптомов с их помощью. Действительно, даже самые эффективные лекарства от ФД устраняют симптомы только у одного из шести пациентов. В результате такой ограниченной эффективности в недавних исследованиях рассматривались средства, традиционно не используемые в западной медицине.

    Например, недавнее китайское исследование, опубликованное в Annals of Internal Medicine , показало, что четырехнедельный курс лечения иглоукалыванием устраняет симптомы у большего процента людей, страдающих дистрессом после еды, чем у аналогичной группы, получающей фиктивное лечение иглоукалыванием.Хотя для подтверждения этих результатов необходимы дополнительные исследования, это исследование предполагает, что иглоукалывание может быть вариантом для людей с трудноуправляемыми симптомами ФД.

    Понятное разочарование, оправданная надежда

    FD остается серьезной проблемой как для пациентов, так и для врачей. Некоторых может утешить то, что ФД не является опасным состоянием с точки зрения повышенного риска смерти пациентов. (Одно исследование с участием более 8000 пациентов, наблюдаемых в течение 10 лет, не показало увеличения риска смертности у людей с ФЗ по сравнению с пациентами без ФЗ).

    Тем не менее, надоедливые и частые симптомы остаются для многих источником разочарования. Тем не менее, у людей, страдающих этим заболеванием, есть надежда как на разумное использование существующих, основанных на фактических данных методах лечения, так и на потенциальное появление новых методов лечения в будущем.

    В качестве услуги для наших читателей Harvard Health Publishing предоставляет доступ к нашей библиотеке заархивированного контента. Обратите внимание на дату последнего обзора или обновления всех статей. На этом сайте нет контента, независимо от даты, никогда не следует использовать вместо прямого медицинского совета вашего врача или другого квалифицированного клинициста.

    Комментарии к записи закрыты.

    Рецидивирующая боль в животе у детей Информация

    См. Также отдельную статью «Острая боль в животе у детей».

    Введение в повторяющуюся боль в животе

    Рецидивирующая боль в животе (RAP) у детей определяется как не менее трех эпизодов боли, которые возникают в течение как минимум трех месяцев и влияют на способность ребенка выполнять нормальную деятельность. РАП чаще всего считается функциональной (неорганической) болью в животе.Однако органическая причина обнаруживается в 5-10% случаев [1] .

    Функциональная (неорганическая) рецидивирующая боль в животе (RAP) часто встречается в общей практике и вызывает частые пропуски занятий в школе и значительное беспокойство. В большинстве случаев можно лечить в системе первичной медико-санитарной помощи. Обычно лекарства не требуются.

    Первоначальный подход, принятый врачами первичной медико-санитарной помощи, имеет решающее значение для успешного ведения. Он включает в себя тщательный сбор анамнеза и навыки осмотра, понимание и осведомленность о красных флажках, указывающих на органическую патологию, а также знания и стиль консультирования, которые предлагают ясный и расширяющий возможности подход к пациентам, избегая при этом ненужных исследований.

    Существует несколько определенных паттернов РАП у детей, из которых наиболее распространен детский синдром раздраженного кишечника (СРК) [2, 3] .

    Первоначальное определение РАП, опубликованное в 1958 году, включало как органическую, так и функциональную боль. Римские критерии (недавно обновленные как Рим IV) сузили определение до функциональной боли и определили несколько конкретных клинических паттернов [4, 5] . Римские диагностические критерии — это критерии консенсуса экспертов для диагностики функциональных желудочно-кишечных расстройств (FGID).«Рим IV» был выпущен в мае 2016 года. Римские критерии обеспечивают основанную на симптомах основу для подхода к диагностике и лечению РАП. Эта статья следует этим критериям и обсуждает RAP без органической причины.

    Необходимо учитывать и исключать органические причины повторяющихся болей в животе у детей. Однако также важно обеспечить поддержку и успокоить детей с функциональной болью и их родителей, не допуская бесконечных исследований органической причины, которая может вызвать дальнейшие страдания и замешательство.В этой статье органические причины боли в животе рассматриваются как дифференциальные диагнозы.

    Эпидемиология

    [6]
    • RAP затрагивает 10-20% детей школьного возраста во всем мире [7] .
    • 3–8% детей с таким типом боли имеют причинную органическую патологию (и исключены из римского определения RAP). У них обычно есть «тревожные» функции.
    • RAP чаще всего встречается в возрасте от 5 до 14 лет. У детей младше 5 лет встречается редко.
    • Девочки болеют чаще, чем мальчики (относительная распространенность 1,5).
    • Существует связь между ожирением и RAP [8] .
    • Между стрессом и RAP существует связь. Дети с РПД с большей вероятностью испытают такие события, как смерть членов семьи, домашнее насилие, суровое наказание со стороны родителей, потеря работы родителями и экономический стресс, госпитализация и издевательства.
    • ПДП не относится к социально-экономической группе.
    • Имеются данные о генетическом компоненте [3] .
    • Дети с гиперчувствительностью к белку коровьего молока в анамнезе или с абдоминальными хирургическими вмешательствами имеют повышенную распространенность FGID спустя годы [3] .

    Сопутствующие симптомы

    • Дети с РАП чаще страдают головной болью, болью в суставах, анорексией, рвотой, тошнотой, чрезмерным газообразованием и измененными симптомами кишечника, хотя эти симптомы могут также возникать при наличии органической патологии. Существует значительное совпадение между повторяющейся головной болью и повторяющейся болью в животе [9] .
    • У детей с РАП чаще диагностируется тревожное или депрессивное расстройство, чем у здоровых детей. Боль в животе может вызывать депрессию / тревогу, а если они возникли, боль в животе и депрессия / тревога усугубляют друг друга.
    • ПДП приводит к повышенным функциональным нарушениям в повседневной жизни и пропуску занятий в школе. 80% пострадавших детей сообщают о том, что они не посещали школу хотя бы один день в предыдущем семестре, по сравнению с 45% в контрольной группе [10] .

    Факторы риска рецидивирующих болей в животе

    • Тревога родителей на первом году жизни связана с ранним РПН.
    • Дети, родители которых страдают проблемами желудочно-кишечного тракта, более подвержены РПД.
    • Есть связь с историей болезни у братьев и сестер.
    • Синдром дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ) связан с двукратным увеличением RAP [11] .
    • Издевательства связаны с увеличением всех жалоб на здоровье у детей, включая RAP [11, 12] .
    • Жестокое обращение с детьми, включая сексуальное насилие и пренебрежение, может сопровождаться RAP.Необъяснимые абдоминальные симптомы часто встречаются у детей, подвергшихся насилию [6] .
    • Возможно, уместно, что исследования показывают высокую распространенность припоминаемого анамнеза педиатрического сексуального насилия у взрослых с функциональными желудочно-кишечными заболеваниями [13] .

    Проявления рецидивирующей боли в животе у детей

    [4]

    В детском РБП наблюдается несколько групп симптомов, что позволяет классифицировать их по часто встречающимся проявлениям. Римские критерии определяют их как:

    • СРК у детей (это составляет более 70% всех педиатрических RAP).
    • Функциональная диспепсия:
      • Постпрандиальный дистресс-синдром.
      • Эпигастральный болевой синдром.
    • Абдоминальная мигрень.
    • Функциональная боль в животе (ФАП).
    • Синдром ФАП.

    СРК у детей

    Не менее четырех раз в месяц в течение не менее двух месяцев:

    • Боль в животе, которая, по крайней мере, в 25% случаев:
      • Улучшается при дефекации; и
      • Начало связано с изменением частоты или формы стула.
    • После соответствующего медицинского осмотра симптомы не могут быть отнесены к другому заболеванию.

    Детские пациенты с СРК обычно подразделяются на три типа: с преобладанием запора, с преобладанием диареи и смешанного или чередующегося типа, в зависимости от преобладающего типа стула, связанного с эпизодами боли в животе. Дети с СРК часто испытывают чувство неполного опорожнения кишечника после дефекации и долгое время сидят на унитазе.

    Функциональная диспепсия

    Постпрандиальный болевой синдром
    В течение как минимум двух месяцев:

    • Беспокойное послеобеденное сытость, возникающее после обычных приемов пищи несколько раз в неделю; и
    • Раннее насыщение, которое не позволяет закончить обычный прием пищи, несколько раз в неделю.

    Другие симптомы могут включать:

    • Вздутие живота в верхней части живота или тошнота после приема пищи.
    • Чрезмерная отрыжка.
    • Болевой синдром в эпигастрии, который может сосуществовать.

    Болевой синдром в эпигастрии
    Не менее четырех раз в месяц в течение не менее двух месяцев:

    • Прерывистая боль или жжение, локализующиеся в эпигастрии, не менее средней степени тяжести:
      • Боль не является генерализованной или локализованной на другие области.
      • Не облегчается при дефекации или отхождении газов.
      • Не соответствует критериям боли в желчных путях.

    Другие симптомы могут включать:

    • Жгучая боль в эпигастрии без загрудинного компонента.
    • Боль, вызванная или облегченная при приеме пищи, также возникает во время голодания.
    • Постпрандиальный дистресс-синдром, который может сосуществовать.

    Абдоминальная мигрень

    По крайней мере дважды за предшествующие 12 месяцев, все следующие:

    • Приступообразные приступы интенсивной острой околопупочной боли продолжительностью не менее часа.
    • Промежуточные периоды нормального здоровья продолжительностью от нескольких недель до месяцев.
    • Боль мешает нормальной деятельности.
    • Боль связана с двумя или более из следующих состояний: анорексия, тошнота, рвота, головная боль, светобоязнь, бледность.
    • После соответствующего медицинского осмотра симптомы не могут быть отнесены к другому заболеванию.

    Функциональная боль в животе (FAP)

    Не менее четырех раз в месяц в течение не менее двух месяцев:

    • Эпизодическая или постоянная боль в животе.
    • Недостаточные критерии для других функциональных желудочно-кишечных расстройств.
    • После соответствующего медицинского осмотра симптомы не могут быть отнесены к другому заболеванию.

    Синдром ФАП

    Не менее четырех раз в месяц в течение не менее двух месяцев:

    • Нарушение нормальной деятельности.
    • FAP не менее чем в 25% эпизодов.
    • Соматические симптомы, такие как головная боль, боль в конечностях или нарушение сна.

    Презентации, указывающие на органическое заболевание

    Наличие тревожных симптомов или признаков увеличивает вероятность органического заболевания и требует дальнейшего расследования.При отсутствии тревожных симптомов диагностические исследования вряд ли позволят выявить органическое заболевание, хотя дети должны быть обследованы. Как всегда, при проверке важно проводить переоценку. Иногда тревожные симптомы могут не присутствовать при первом обращении, но появляются позже.

    Функции сигнализации в RAP

    Функции, указывающие на основную органическую патологию, включают:

    • Непроизвольная потеря веса.
    • Спадение центилей роста.
    • Желудочно-кишечная кровопотеря.
    • Сильная рвота.
    • Хроническая тяжелая диарея.
    • Необъяснимая лихорадка.
    • Постоянная боль в правом верхнем или правом нижнем квадранте.
    • В семейном анамнезе воспалительные заболевания кишечника.
    • Аномальные физические признаки, такие как бледность, желтуха, сторожевое состояние, болезненность при отскоке, измененные звуки кишечника или пальпируемое образование.
    • Воспаление суставов.
    • Поражения полости рта и / или перианальной области.
    • Кожные высыпания.
    • Задержка полового созревания.
    • Не забывайте также обращать внимание на любые признаки жестокого обращения с детьми, включая сексуальное насилие и пренебрежение [13] .
    боли :
    Типичные клинические характеристики органических и неорганических причин РАП
    Клинические признаки Органические причины Неорганические причины 31 31
    Где угодно, но особенно в боках и надлобковой боли. Обратите внимание на постоянную боль в правом верхнем или правом нижнем квадранте. Обычно центральная и часто эпигастральная.
    Семейный анамнез (особенно боли в животе, головная боль и депрессия) : Менее вероятно, но обратите внимание на семейный анамнез воспалительного заболевания кишечника. Скорее.
    Психологические факторы (особенно тревога) : Менее вероятно (но см. Текст). Скорее тревога.
    Головная боль : Менее вероятно. Скорее.
    Симптомы тревоги (см. Выше) :

    Симптомы тревоги более вероятны:

    • Рвота обычно одинаково вероятна, но будьте осторожны с постоянной или значительной рвотой.
    • Хроническая тяжелая диарея.
    • Необъяснимая лихорадка.
    • Желудочно-кишечная кровопотеря.
    Симптомы тревоги менее вероятны.
    Аномальные признаки : Присутствуют. Отсутствует.
    Аномальный рост и / или непроизвольная потеря веса : Присутствует. Отсутствует.
    Отклонения от нормы (общий анализ крови, СОЭ, анализ мочи, например): Ожидается. Не найдено.

    История

    [14]

    История должна быть нацелена на оценку проблемы и ее влияние на ребенка и его семью, выявление тревожных симптомов и определение факторов, которые могут способствовать возникновению боли. . В анамнезе следует сосредоточить внимание на:

    • Место боли. История у детей бывает сложной. После того, как боль пройдет, могут возникнуть трудности с описанием боли и ее локализацией.
    • Качество и характер боли.
    • Время и продолжительность боли.
    • Облегчение боли при дефекации.
    • Сопутствующие симптомы (например, головная боль, усталость, отрыжка, изменение привычки кишечника).
    • Сила боли (иногда могут помочь шкалы боли, хотя они могут также вводить в заблуждение).
    • Влияние боли на посещаемость школы, физическую активность и повседневную жизнь.
    • Убеждения и опасения ребенка и родителей относительно источника и значения боли, а также их ожидания от врача.
    • Диета, включая любые известные или предполагаемые аллергии или непереносимость.
    • Семейный анамнез кишечных расстройств.
    • Сосредоточьтесь на:
      • Желудочно-кишечные симптомы, включая нарушение функции кишечника.
      • Симптомы мочеполовой системы.
      • История болезни. Важно просмотреть все прошлые болезни, госпитализацию и соответствующий перинатальный и неонатальный анамнез.

    Обследование

    Тщательное обследование помогает исключить органическое заболевание, но также показывает пациентам, что их состояние тщательно оценивается.

    • Нанесите рост и вес на диаграмму роста (задокументированная значительная потеря веса является красным флажком).
    • Проверьте наличие признаков анемии, желтухи, язв во рту, кожной сыпи и артрита.
    • Попросите ребенка указать пальцем на то место, где боль усиливается и ощущается чаще всего. При СРК это чаще всего происходит вокруг пупка.
    • Осмотрите брюшную полость на предмет шрамов или вздутия и пальпируйте на предмет новообразований.
    • Проверьте внешний вид перианальной области: выступающие перианальные кожные метки или свищи предполагают болезнь Крона.
    • Пальпация при органегалии, болезненности и / или новообразовании в брюшной полости.

    Обычно наблюдается неопределенная болезненность без защиты или ригидности, и кишечные звуки будут нормальными. Может быть полезно обсудить подтверждение нормальных результатов.

    Исследования

    [3, 14]

    Возможность неорганических причин необходимо поднимать на ранней стадии консультации. Начало исследования до обсуждения этого затрудняет последующее принятие неорганического диагноза, так как у врача могут закончиться идеи.

    В некоторых литературных источниках предполагается, что при отсутствии тревожных сигналов или тревожных симптомов исследования не являются оправданными. Другие отмечают, что, учитывая, что и целиакия, и лямблиоз могут вызывать необъяснимые абдоминальные симптомы без симптомов красного флажка, и оба эти явления относительно распространены в Великобритании, необходимы некоторые исследования.

    Прагматический подход к исследованию первичной медико-санитарной помощи заключается в следующем:

    • Предложить заверения и объяснения относительно вероятного механизма боли.
    • Объясните, что вы хотите организовать анализ крови и кала, чтобы исключить целиакию и любые другие признаки воспаления, которые могут изменить это мнение.
    • Проверьте общий анализ крови, маркеры воспаления и антиэндомизиальные антитела.
    • Образец стула при лямблии. В зависимости от вашего глобального местоположения вы можете добавить обследование на наличие кист, яйцеклеток и паразитов.
    • Рассмотрите возможность микроскопии мочи, чтобы исключить рецидивирующую инфекцию мочевыводящих путей.

    Дальнейшие анализы крови и кала, а также дальнейшая визуализация не показаны при отсутствии симптомов опасности. Если ребенок боится анализов крови и не имеет тревожных симптомов, а целиакия считается исключенной из анамнеза, стоит помнить, что анализы крови имеют крайне низкий результат с точки зрения положительных результатов.

    FBC и СОЭ имеют очень низкий положительный результат у здоровых детей. Если также необходим глютеновый скрининг, проверка общего объема крови и СОЭ на одном образце кажется прагматичной, если ребенок мужественно перенес этот тест. Другие анализы крови, УЗИ, компьютерная томография и эндоскопия не дают никаких преимуществ при исследовании РАП без тревожных симптомов.

    Дифференциальный диагноз

    Список диагнозов боли в животе у детей и подростков включает общие, необычные и редкие состояния.Также существует множество состояний, при которых может возникнуть РАП, но он не будет преобладающим симптомом.

    Наиболее вероятные дифференциальные диагнозы у ребенка, который в остальном здоров, следующие:

    Другие дифференциальные диагнозы, которые, возможно, необходимо рассмотреть, но которые обычно вызывают тревогу в анамнезе и обследовании:

    Существует длинный список состояний в котором РПД может присутствовать, но не преобладать или быть единственным признаком, в том числе:

    Менеджмент

    [2, 3, 14]

    Наиболее важным терапевтическим шагом является объяснение диагноза, объяснение стратегий борьбы со стрессом и обеспечение уверенности. что нет серьезного основного заболевания.

    Большинство детей с РАП успешно проходят лечение в рамках первичной медико-санитарной помощи, хотя потребуется последующее наблюдение, а непрерывность лечения очень ценится. Лечение функциональной боли в животе направлено на улучшение качества жизни, уменьшение опасений родителей и детей по поводу серьезности состояния и уменьшение инвалидности, связанной с болью. Несмотря на отсутствие доказательств для большинства фармакологических методов лечения функциональной боли в животе, психологические методы лечения, такие как когнитивно-поведенческая терапия и гипнотерапия, оказались полезными [1] .

    Первоначальное обсуждение

    Установление эмпатии очень важно. Врачи общей практики должны придерживаться позитивного подхода. После постановки диагноза важно объяснить, что серьезного основного заболевания нет. Родители и дети не должны чувствовать себя дискредитированными или отвергнутыми. Особые опасения по поводу потенциальных причин должны быть устранены.

    Объяснение симптомов

    Очень важно объяснение симптомов. Многие врачи общей практики считают функциональные расстройства трудными, поскольку считают, что они бросают вызов убеждениям пациентов в отношении здоровья.Однако дети и родители, как правило, восприимчивы к ясным и информированным объяснениям. Они почувствуют облегчение от того, что в основе проблем нет ничего серьезного, и от того, что вы уже сталкивались с проблемой раньше, особенно если у вас есть положительные предложения и план действий.

    Может быть полезно приравнять концепцию функциональной боли к личному опыту родителей, например, к пониманию того, что у людей болит голова, когда они беспокоятся, их тошнит, когда им сообщают плохие новости, или у них появляется жидкий стул при тревоге.Это помогает людям понять, что стресс вызывает физическую боль и является нормальной реакцией.

    Помощь родителям в ответе

    Родителям следует посоветовать уменьшить обеспокоенность в ответ на боль ребенка, вместо этого сосредоточившись на отвлечении. Врачи, родители и учителя должны выявлять (и удалять) вещи, которые усиливают мои симптомы (например, свободное от учебы время, доступ к телевизору и угощениям, или освобождение от домашних заданий).

    Управление пропусками в школе

    Следует настоятельно рекомендовать ребенку не позволять боли приводить к отвлечению от нормальной деятельности.Дети должны ходить в школу независимо от боли. Поначалу это может быть сложно; однако прогресс часто бывает быстрым. Школе может потребоваться подтверждение в виде письма от врача, в котором объясняется, что боль неорганическая, но признается ее подлинный характер. Боль во время занятий купируется продолжением обычного распорядка дня, а не перемещением в палату больного.

    Постепенное возвращение ребенка в школу (например, неполный рабочий день) не рекомендуется, поскольку это может парадоксальным образом усилить симптомы, сосредоточив внимание на болезни, а не на благополучии.Боль ребенка можно признать, но не следует на ней сосредотачиваться.

    Избегайте чрезмерных расследований

    Чрезмерные расследования, неоднозначные или противоречивые советы, отсутствие преемственности и неприятие боли как истинной могут привести к плохим результатам. Пациенты лучше реагируют на объяснения функциональной боли, которые имеют смысл, снимают с них вину и генерируют идеи о лечении симптомов. В ходе исследования родители заявили, что им, а также их детям необходимо руководство профессионалов, чтобы понять сложную ситуацию с болью [16] .

    Терапевтические вмешательства

    Следующие терапевтические вмешательства использовались у детей с СРК, когда объяснение и возвращение к нормальной деятельности не увенчались успехом или были невозможны. Однако, за исключением, возможно, рекомендаций по питанию и пробиотиков, эти вмешательства не подходят для первого приема, а предназначены для трудноуправляемых случаев с навязчивыми симптомами.

    Диетические вмешательства [17]

    • Есть некоторые данные, свидетельствующие о том, что пробиотики могут быть эффективными для облегчения боли у детей с РАП.
    • Нет убедительных доказательств того, что вмешательства на основе волокон уменьшают боль у детей с РАП.
    • Необходимы дополнительные высококачественные доказательства, прежде чем можно будет рекомендовать пищевые добавки с клетчаткой и диеты с низким содержанием FODMAP.

    Медикаментозное лечение
    В настоящее время нет убедительных доказательств в поддержку использования лекарств для лечения РАП у детей [18] . Лекарства для облегчения симптомов следует назначать только тем детям, у которых есть симптомы, влияющие на качество жизни, и которые не отреагировали на простое лечение.

    Для абдоминальной мигрени немедикаментозные варианты лечения включают предотвращение триггеров, поведенческую терапию и изменения в диете. Медикаментозную терапию следует рассматривать только в том случае, если симптомы не поддаются лечению этими первичными вмешательствами [19] .

    Биопсихосоциальная терапия [20]

    • Гипнотерапия : имеет положительный эффект у детей с СРК, который сохраняется в течение как минимум пяти лет после прекращения терапии.Считается, что это уменьшает висцеральную гипералгезию и сокращение толстой кишки, а также улучшает негативные мысли пациента о своем состоянии. Системный обзор выявил статистически значимое улучшение показателей боли в животе [21] .
    • Когнитивно-поведенческая терапия : может быть эффективна для детей с РАП, хотя необходимость в нескольких сеансах ограничивает практичность [22] .
    • Упражнения йоги : оказалось, что они эффективны у детей с РАП, что приводит к значительному снижению интенсивности и частоты боли [23] .
    • Иглоукалывание : может облегчить боль. Однако есть противоречивые доказательства его эффективности в RAP.

    Альтернативное здравоохранение

    Альтернативная медицина процветает вокруг функциональных расстройств кишечника, как и во многих других случаях, когда медицина не предлагает простых ответов. В Интернете существует ряд альтернативных теорий патофизиологии, многие из которых позволяют пациентам покупать тесты на аллергию, не основанные на доказательствах. Это может привести к (иногда ограничительной) диете исключения.

    Эти тесты и консультации могут быть дорогими, и хотя мы, как врачи общей практики, поощряем пациентов расширять свои возможности, собираем информацию из многих источников и ищем решения, которые работают для них, также важно консультировать их в тех областях, в которых качество доказательств может быть недостаточным. быть искаженным.

    В случае детей есть две особые проблемы:

    • Особая осторожность необходима в отношении исключающих диет для детей, поскольку сбалансированная диета с адекватным потреблением калорий имеет решающее значение для роста и развития, здоровья костей и мышц, энергии и фитнеса. обучение и общее благополучие.
    • Поначалу может показаться, что сосредоточить внимание на простых «причинах» РПД проще и понятнее, но это может быть контрпродуктивным. Если / когда ограничительная диета не переносится или не предотвращает симптомы, чувство неудачи у ребенка может затруднить решение проблемы.

    Врач общей практики должен выяснить, исследовали ли пациенты с функциональными расстройствами кишечника варианты альтернативной медицины, и предложить соответствующие и объективные советы и поддержку.

    Прогноз

    • У некоторых детей с РАП будет продолжаться периодический или постоянный СРК.
    • Дети с большей вероятностью выздоровеют при последующем наблюдении, если их родители примут психологическую причину симптомов [6] .
    • Возможные факторы риска хронического заболевания:
      • Представление в возрасте до 6 лет.
      • История более шести месяцев до презентации.
      • Родительские функциональные проблемы, стрессовые жизненные события и сексуальное насилие — все это связано с постоянством ФАП.
    • Беспокойство, депрессия и сильная боль не связаны с настойчивостью.

    Резюме

    Педиатрическая RAP — серьезная и распространенная проблема, которая может иметь огромное влияние на благополучие ребенка, влияя на посещаемость школы, настроение и их восприятие собственного здоровья и физической формы.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *