30 недель беременности прерывание беременности: зачем прерывать беременность на поздних сроках и как это делают в Красноярске / Новости общества Красноярска и Красноярского края / Newslab.Ru

Содержание

зачем прерывать беременность на поздних сроках и как это делают в Красноярске / Новости общества Красноярска и Красноярского края / Newslab.Ru

Беременность и ожидание ребенка — это всегда волнительно, а появление малыша приносит счастье и радость в дом. Но порой на пути стоит череда тяжелых испытаний. Современная медицина еще в утробе выявляет у плода нарушения и патологии, несовместимые с жизнью или не дающие возможность его нормального существования. Тогда ставится вопрос о прерывании беременности. Раньше отказаться от рождения больного ребенка можно было только до 22 недели беременности, сейчас же ее прерывают и на более поздних сроках. Через что проходит женщина, решившаяся на эту процедуру, и почему для врачей это не менее тяжелое испытание — читайте в материале Newslab.

«Как гром среди ясного неба»

«Мы считали пальчики на ручках и ножках, видели, как бьется сердечко. Потом наступила небольшая пауза, и врач попросил нас сходить погулять, чтобы малыш перевернулся, и он мог закончить исследование. Когда мы вернулись, в кабинете врачей было уже двое. Теперь они вместе пристально смотрели в монитор и пытались что-то разглядеть. Я понимала, что есть какие-то проблемы.

И вдруг как гром среди ясного неба прозвучала фраза: „Не удается увидеть мочевой пузырь у малыша. Есть какое-то образование, но что это, слишком тяжело понять“», — историй с подобным началом сотни.

Для многих женщин стать матерью — заветная мечта. В большинстве случаев беременность завершается благополучно — рождением здорового ребенка. Но иногда семьи получают неутешительный прогноз еще на этапе первых УЗИ и анализов. Узнать, что у ребенка серьезные заболевания, всегда тяжело, особенно если со здоровьем у отца и матери все в порядке и нет никаких предпосылок для страшных диагнозов.

Куда идти, что делать, какие решения принимать? Это только первые вопросы, которые возникают у беременных, получивших нехороший прогноз.

В обществе не принято обсуждать данную тему. В наше время, когда все еще не решен вопрос о том, считается ли аборт убийством, тема с прерыванием беременности на поздних сроках, когда неродившийся ребенок — не просто эмбрион, а уже похож на полноценного младенца, болезненна даже для врачебного сообщества.

«Ошибки быть не может»

Воспоминания матерей, переживших потерю ребенка (с форума благотворительного фонда «Свет в руках»):

«После 12 недель никто не сделает прерывание беременности без специального консилиума врачей и четко установленного диагноза. Стоит ли говорить, что никто из врачей не поговорил с нами нормально, никто не объяснил четкую последовательность действий, сроки, риски, что вообще значит „прерывание беременности“ и т.д.?»

Генетические отклонения выявляются на этапе скринингов беременной, всего их три. Скрининг — это комплекс исследований, позволяющий получить максимально полную информацию о здоровье плода. Если на обследовании у врача ультразвуковой диагностики появляются сомнения, пациентку направляют в Медико-генетический Центр.

«Конечно, больше всего мы настроены на раннюю диагностику, а именно — на выявление каких-то отклонений на сроке до 12 недель, реже — до 21-22 недель. Но иногда бывают случаи, когда обнаружить отклонения можно только во второй половине срока: обычно это происходит либо когда женщина поздно поступает на учет и до этого никогда не проходила обследований, либо когда патология поздно себя проявляет. Тогда уже принимают решение о более подробном обследовании и о возможном прерывании такой беременности», — рассказала главный врач медико-генетического центра Татьяна Елизарьева.

Если женщина прошла все обследования, и диагноз подтвердился, ее приглашают на врачебную комиссию генетического центра. Прийти на нее можно как одной, так и с мужем или членами семьи, обычно пациентку спрашивают, как ей удобно. В комиссию входят несколько специалистов: УЗИ-диагност, неонатолог, акушер- гинеколог, врач, специализирующийся на определенной патологии (кардиохирург, нейрохирург, детский хирург и др.). Там женщине подробно рассказывают о том, что происходит, что за патология есть у ребенка, поддается ли она лечению и каково это лечение.

«Важно дать женщине понять, с чем она сталкивается, и предложить все возможные варианты. Если это хромосомные нарушения и интеллектуальный дефицит у плода, например, синдром Дауна, мы поясняем, что ребенок может родиться и при отсутствии каких-то физических недостатков даже сможет развиваться — сидеть, возможно, писать и рисовать, немного общаться. Но мы также даем понять, что такой ребенок никогда не сможет самостоятельно жить, особенно после ухода родителей или других опекунов, такой ребенок требует довольно больших финансовых затрат, к которым готова не каждая семья, такой ребенок всегда будет требовать больше внимания и сил, и за каждый его шаг в развитии родителям придется бороться. Все это нужно, чтобы семьи понимали, на что они идут и в том, и в другом случае. В любой ситуации мы как врачи обязаны уважать их выбор», — подчеркивает Татьяна Елизарьева.

После врачебного консилиума у любой пары есть время подумать и принять взвешенное решение. Врачи отмечают, что на сегодняшний день оборудование и техника медико-генетического центра исключает даже саму возможность постановки неправильного диагноза. Кроме того, в каждом случае результаты анализов обрабатывает несколько врачей, каждый дает заключение и рекомендации по беременности.

«Это вынужденная мера»

До 22 недель прервать беременность можно, в том числе медикаментозным методом. Процедуру проводят в красноярском роддоме № 4.

«Медицинскими показаниями к прерыванию беременности с 12 до 22 недели являются аномалии развития плода несовместимые с жизнью, которые не поддаются хирургической коррекции— рассказала главный врач роддомом № 4 Людмила Попова.

По словам врачей, женщина может выбрать — прервать ей беременность или доносить. Но зачастую матери не до конца отдают отчет, на что обрекают себя и свою семью, рожая детей с серьезнейшими патологиями или нежизнеспособных.

Воспоминания матерей, переживших потерю ребенка с форума благотворительного фонда «Свет в руках»):

«Диагноз был страшным, врачи сказали, что детки с такими патологиями рождаются мёртвыми или умирают в младенчестве. Понимая, что потерять малышку, долгожданную дочурку, после её рождения будет просто смертельным для меня, я согласилась на аборт по медицинским показаниям. Честно говоря, до сих пор не понимаю, правильно ли я поступила, и виню себя, что пошла на поводу у родственников и врачей, согласившись на этот аборт».

«Пережить это очень тяжело. Ходить 9 месяцев и знать, что ребенок может на первый-второй день уйти из жизни. Что сложнее: ходить и знать, что будет так, или прервать беременность еще в середине? Обычно женщины соглашаются с мнением врачей, но иногда все же принимают решение оставить ребенка», — рассказывает Людмила Попова.

В целом же чаще всего до 22 недели женщины соглашаются и идут на прерывание беременности.

«Это ведь не просто аборт по желанию женщины, это вынужденная мера. Потому что потом поддерживать жизнь этих детей — это колоссальная нагрузка. Бывает, что матери потом отказываются от них, так как не могут справиться, отдают в „Дома инвалидов“ и тогда заботу об этих детях берет на себя государство», — подытожила Людмила Попова.

«После 22 недель — это уже полноценные роды»

До 2019 года в Красноярском крае не прерывали беременность на поздних сроках (после 22 недель беременности) по показаниям со стороны плода (несовместимые с жизнью врожденные пороки развития, которые по каким то причинам не были выявлены ранее). У женщин был только один выход — рожать ребенка с патологией. И лишь в конце 2018 года был утвержден клинический протокол Минздрава РФ «Искусственное прерывание беременности на поздних сроках по медицинским показаниям при наличии аномалий развития плода», на основании которого в Красноярском краевом клиническом центре охраны материнства и детства внедрена данная медицинская технология.

Процедура прерывания беременности на поздних сроках одинакова во всей России: внутриутробно плоду вводят обезболивающее лекарство, после этого проводят элиминацию (остановку сердечной деятельности) плода, и вызывают родовую деятельность. Процедуру выполняют врач ультразвуковой диагностики, врач-анестезиолог, медсестра-анестезистка и лаборант.

«Как и любая манипуляция, процедура прерывания имеет определенные риски, связанные как с использованием медицинских препаратов, так и с проведением операции. Может развиться кровотечение, могут быть негативные последствия от препаратов — побочные действия, аллергия. Любое вмешательство в организм женщины даже на современном этапе развития медицины — это всегда риски для здоровья, которые могут привести к полному лишению репродуктивной функции. Многие пары принимают решение пролонгировать беременность, надеясь на чудо, на ошибку диагностики», — говорит заведующий консультативной поликлиникой Краевого клинического центра охраны материнства и детства Павел Бауров.

Женщины, отказывающиеся прервать беременность в случае медицинских показаний, причинами чаще всего называют личные убеждения — как свои, так и своих семей. В случае, когда принимается решение оставить нежизнеспособного ребенка, пациентка продолжает наблюдаться в консультации.

Как пережить невозможное

Прерывание беременности на поздних сроках — тяжелая психологическая травма. После самой процедуры каждую женщину ждет процесс реабилитации, с ней обязательно работает психолог. Сейчас такие специалисты есть при каждой женской консультации. Психолог Центра охраны материнства и детства беседует с пациенткой до процедуры и после нее.

«У женщины в такой ситуации очень много тяжелых переживаний. И одно из самых тяжелых, которое появляется в такие моменты — это чувство вины. В голове у мамы часто возникают мысли: „Я как мать могла позволить это сделать?“, даже если ситуация совершенно безнадежная. Отпечаток накладывает и момент выбора — женщина все-таки сама решает, прерывать ей беременность или сохранять. Вина, как правило, бывает иррациональной, не соответствующей реальной ситуации», — отмечает психолог.

Воспоминания матерей, переживших потерю ребенка (с форума благотворительного фонда «Свет в руках»):

«Прошло уже два года. И да, мы все-таки родили ребенка, прекрасную доченьку. Но не было и дня, чтобы я не вспоминала свою первую дочку. Я просыпаюсь среди ночи и вспоминаю те дни. Я храню эти воспоминания как единственное, что осталось от моего ребенка».

Прерывание по медицинским показаниям — это точно такая же антенатальная потеря (ситуация, когда ребенок погибает во время беременности— прим.ред.). Женщина теряет малыша на большом сроке, при том, что с конца первого триместра она уже воспринимает его как человека, взаимодействует с ним, внутренне общается.

Психолог никак не влияет на выбор женщины — такова профессиональная позиция. Он помогает осознавать некоторые вещи, оказывает психологическую поддержку. Иногда сама ситуация может быть полностью безнадежной, когда выносится диагноз о патологии, не совместимой с жизнью, но даже это не всегда влияет на окончательный выбор пары. Психолог помогает развеять какие-то сомнения, снять напряжение и хотя бы немного облегчить момент страдания.

После прерывания женщина проходит процесс горевания, как после любой другой утраты. Если адаптация нарушается на слишком долгое время и человек не может жить полноценной жизнью, то психологи говорят о патологическом горевании, которое требует уже более серьезного лечения. Очень важно, чтобы пережить кризис помогало и окружение женщины.

«Нас, наше общество, к сожалению, никто не учил сочувствию, и обычно люди чувствуют дискомфорт рядом с теми, кто перенес утрату. Как правило, родственники женщины думают, что самое главное — это чтобы она перестала переживать. Отсюда начинаются все эти советы: „хватит плакать“, „живи дальше“, „соберись“ и так далее. А женщине это не надо, ей надо прожить свое горе, выплакать слезы, ей нужно выговориться», — рассказывает психолог Светлана Чурсина.

На реабилитацию обычно уходят месяцы, но даже когда женщина вернулась к обычной жизни, в ее памяти этот тяжелый момент останется навсегда, стереть его невозможно. Периодически со слезами она все равно будет вспоминать своего не увидевшего мир малыша.

Часто пациентки ставят вопрос: «А что делать с ребенком? Что с ним будет после того, как я его рожу?».

«Врач не может настаивать, но все же лучше, если вы посмотрите на малыша, попрощаетесь с ним. Лучше сохранить какие-то его вещи, связанные с беременностью, снимки УЗИ и прочее. Во-первых, мозг устроен таким образом, что пока не увидит — не поверит, что это окончательно, поэтому подсознательно он не даст вам покоя, всегда будут сомнения: „А что, если он был бы жив, а если он был бы здоров?“. Во-вторых, спустя какое-то время женщины, которые не смогли посмотреть на ребенка и попрощаться, могут сожалеть об этом. Все-таки со временем это воспринимается как утрата и гибель близкого человека, поэтому не стоит совсем обезличивать малыша. Но в любом случае выбор за самой женщиной. Можно предлагать, но ни в коем случае не настаивать», — советует Светлана Чурсина.

Материалы по теме

В Центре охраны материнства и детства женщина получает 1-2 консультации, после этого врачи рекомендуют ей (в случае необходимости) обратиться к психологу в женской консультации, либо же посетить бесплатные группы поддержки. В России с матерями, перенесшими перинатальную утрату, работает благотворительный фонд «Свет в руках». По горячей линии фонда можно получить консультацию и узнать все условия работы.

Родным, близким и коллегам психологи советуют отталкиваться от желаний женщины — не стоит навязывать помощь, настаивать на разговорах, если она этого не хочет. «Время лечит» — один из главных принципов восстановления, поэтому главное — дать женщине это время.

Как говорят врачи, в вопросе прерывания беременности нет правильных или неправильных решений, есть только такие, с которыми семья сможет жить дальше. Задача медиков — поддержать жизнь и здоровье как матери, так и ее ребенка любой ценой. Жизнь и качество жизни зависит только от той семьи, где столкнулись с проблемой. Предугадать возможные риски на 100 % невозможно, и нужно помнить, что от этого не застрахована ни одна семья. На сегодня в Красноярском крае есть все необходимое медицинское сопровождение для беременных с патологиями будущего малыша и для тех, кто решил прервать беременность. Надеемся, что такая помощь потребуется как можно меньшему количеству семей.

Валя Котляр специально для интернет-газеты Newslab.
Фотографии Алины Ковригиной.

Искусственное прерывание беременности и его последствия

ИСКУСТВЕННОЕ ПРЕРЫВАНИЕ БЕРЕМЕННОСТИ И ЕГО ПОСЛЕДСТВИЯ

 

Мамочка, здравствуй.

Мамочка, здравствуй, чудесное утро!

Я не мешал тебе спать?

Вырасту - буду я сильным и мудрым,

Буду твой сон охранять.

Мама, смотри, вот мой маленький пальчик!

Мама, с тобой хорошо!

Мама, ты знаешь, я, кажется, мальчик!

Буду, как папа, большой...

Мама, ты знаешь, я слышал сегодня

Новое слово - "аборт"...

Мама, зачем чьи-то пальцы так больно

Твой нажимают живот?

Маму не трогайте, дяди и тёти!

Вы не отправитесь в рай,

Если вы маму случайно убьёте!

Мамочка, не умирай!

Мама, скажи им, пускай перестанут!

Мама, откуда здесь свет?

Мама, мне больно, куда меня тянут?!

Мама!.. Меня больше нет...

 

 Мама звонит своей близкой подружке:

"Что ж, всё прошло хорошо...

День отлежусь, и закатим пирушку,

И погуляем ещё..."

 

Сегодня вряд ли найдется хоть один человек, который бы положительно относился к абортам. Тем не менее, во всех странах женщины прибегают к такому методу, чтобы прервать беременность, которая по каким-либо причинам оказалась нежеланной. Каждый год в мире производится около 53 млн. абортов. Однако уровень абортов в различных странах существенно различается. Так, например, в Японии, Нидерландах, Англии, Финляндии, Швеции их число сведено к минимуму.

К сожалению, в России аборты до сих пор остаются основным способом регулирования рождаемости, по их числу мы занимаем второе место в мире после Румынии. Ежегодно в России производится свыше 2 миллионов абортов, причем около 10% из них приходится на молодых женщин в возрасте до 19 лет. Количество абортов среди подростков в России является одним из самых высоких в мире. Абортом заканчивается первая беременность у 94% подростков моложе 14 лет и у половины подростков 15-19 лет. Если учесть, что более 50% абортов влекут за собой ранние или поздние осложнения, то при отсутствии действенных мер имеет место реальная угроза потери здоровья будущего населения страны. Уровень абортов, состояние репродуктивного здоровья женщин и применение современных методов контрацепции тесно связаны.

Хорошо известно, что прерывание беременности оказывает неблагоприятное воздействие на состояние здоровья женщины, особенно в подростковом возрасте, являясь одной из причин гинекологических заболеваний и последующих нарушений репродуктивной функции. Неблагоприятно сказывается аборт и на течении последующей беременности.

 

Принятие решения об аборте - очень серьезный и ответственный шаг.

 Чтобы не совершить этого шага, повторим информацию об опасности аборта.

 

  1. 1.Прерывание беременности угрожает жизни женщины и будущего малыша. 25-30% материнской   и   20-25%   перинатальной   смертности  последствия   сделанных женщинами абортов. Аборт в последующем может привести к невынашиванию беременности - самопроизвольным абортам и преждевременным родам.

2. Аборт сопровождается многочисленными осложнениями: массивное кровотечение, прободение (перфорация) матки, воспалительные заболевания женских половых органов, нарушения менструального цикла, а спустя месяцы и годы после аборта -нарушение репродуктивной функции  с последующим развитием  гормонально-зависимых   заболеваний   -   эндометриоза,   миомы   матки,   дисфункциональных маточных     кровотечений,    мастопатии,     гиперпластических    и    предраковыхпроцессов.

3. Аборт часто провоцирует воспалительный процесс. Начавшись в матке, он словно пожар перекидывается на маточные трубы и яичники. В трубах образуются спайки, в результате которых в последующем могут развиться внематочная беременность или бесплодие.

 

В этой связи следует еще раз напомнить о воздержании от половой жизни до брака, о вопросах предохранения от беременности, о значимости зачатия ребенка в полноценной и здоровой семье.

 

Осложнения после аборта являются одной из основных причин женского бесплодия.

Так же аборт для  женщины - это еще и тяжелая психологическая травма, связанная как с самой операцией, так и с четким осознанием тех обстоятельств, которые вынуждают ее принимать такое непростое решение. Чтобы избежать новых переживаний, связанных с абортом, сберечь свое здоровье и здоровье своих будущих детей, женщина должна знать обо всех методах предупреждения нежелательной беременности. Многочисленные исследования убедительно показали, что риск, связанный с применением контрацептивных средств, значительно ниже, чем риск, связанный с нежелательной беременностью и абортом.

Медицинской аборт - это искусственное прерывание беременности, выполненное обученным медицинским персоналом с соблюдением всех требований. Аборт производится в медицинском учреждении с информированного согласия женщины, с обязательным оформлением соответствующей медицинской документации. Искусственное прерывание беременности проводится по желанию женщины до 12 недель беременности, по социальным показаниям (беременность в результате изнасилования, смерть мужа во время беременности и др.) - до 22 недель, а при наличии медицинских показаний и согласия женщины - независимо от срока беременности. Таким образом, после 12 недель беременности женщина не может прервать беременность по собственному желанию. В такой ситуации решение о прерывании беременности принимает специальная комиссия, в которую входят врач, юрист и другие специалисты.

Операция искусственного аборта путем выскабливания матки сводится к расширению канала шейки матки с помощью специальных расширителей (металлические палочки различного диаметра), удалению плодного яйца с помощью специальных инструментов с последующим выскабливанием стенок полости матки и освобождением ее от плодного яйца и эндометрия. Эта операция проводится под местной анестезией или под наркозом, что исключает возможность болевых ощущений для женщины. Прерывание беременности в поздние сроки еще более сложная и опасная операция.

Помимо традиционного способа прерывания беременности существуют другие методы искусственного аборта, в том числе мини-аборт и медикаментозный аборт. Мини-аборт производится на ранних сроках беременности: при сроке до 20 дней задержки менструации. Необходимо отметить, что чем раньше производится аборт, тем он безопаснее, меньше вероятность осложнений. Суть этой операции также сводится к удалению из матки плодного яйца с помощью специального вакуумного аппарата. Операция менее болезненная и травматичная.

Метод искусственного прерывания беременности с помощью специальных лекарственных средств называется медикаментозным абортом. Он также производится на ранних сроках беременности и считается менее опасным. Введением лекарственных средств достигается расширение шейки матки, повышение сократительной активности матки с последующим отторжением и выведением плодного яйца из полости матки.

К сожалению, некоторые женщины считают возможным прерывать беременность вне медицинского учреждения, в этом случае говорят о криминальном аборте. Такой аборт нередко приводит к тяжелым последствиям для женщины: кровотечению, травмам половых органов, тяжелым осложнениям воспалительных заболеваний, нередко со смертельным исходом. Очень редко такой аборт не влечет за собой тяжелых расстройств репродуктивной функции, включая бесплодие.

С наступлением беременности в организме женщины происходят физиологические изменения, способствующие нормальному развитию плода, подготовке организма к предстоящим родам и грудному вскармливанию ребенка. Жизненные силы организма женщины направлены в это время на рождение здорового ребенка. Аборт нарушает эти физиологические изменения, вызывая в ряде случаев нарушение функций нервной, иммунной и эндокринной систем. Такое насильственное вмешательство в сложные биологические процессы не может пройти бесследно для организма.

 

 

Милые дамы, любите себя,

берегите себя и заботьтесь о своем здоровье

сами. Здоровье бесценно и очень понадобится

вам, когда Вы решите,

что вам уже пора стать мамой.

Аборт и его последствия

Что такое аборт знает каждая женщина, а вот как делают аборт, каковы показания и противопоказания, последствия – известно далеко не всем.

Абортом называется прерывание беременности, произошедшее самопроизвольно либо искусственно сроком до 22 недель при массе плода до 500 г. Чем оправдывают аборт Зачем плодить нищету? Беременность наступила в результате изнасилования. Родители против ребенка или муж говорит, что уйдет. Если мать может умереть родами? Если известно, что родится больной ребенок? Родители алкоголики. Другие причины абортов... Лозунги в защиту абортов Каждый ребенок должен быть желанным. Каждая женщина имеет право распоряжаться собственным телом. Никто не должен навязывать другим своей религиозной морали. Узаконенный аборт - безопасен. Аборт - не убийство т.к. плод не является человеком...

По течению процесса выделяют аборты:

· Самопроизвольный.

· Искусственный.

Самопроизвольное прерывание подразделяется по сроку, на котором беременность в силу различных причин была прервана:

1. Ранний самопроизвольный аборт – самопроизвольное прерывание на сроке до 12 недель.

2. Поздний – самопроизвольное прерывание на сроке от 14 до 22 недели.

3. Привычный — такое название получило самопроизвольное прерывание, повторившееся более двух раз.

Искусственное прерывание беременности также классифицируют по условиям, в которых выполнялась манипуляция:

· Безопасный аборт – выполняемый в специализированном учреждении под контролем профильных специалистов.

· Небезопасный – выполняемый в ненадлежащих условиях, зачастую неспециалистами. Именно выполнение манипуляции в небезопасных условиях является причиной послеоперационных осложнений, приводящих к печальным последствиям и заканчивающихся гибелью женщины.

Прерывание может быть:

· Медикаментозным.

· Инструментальным.

Инструментальный путь решения, в зависимости от срока и выбранного способа экстракции, бывает следующих видов:

· Вакуум-экстракция – применяется на ранних сроках до 12 недель.

· Дилатация, кюретаж – по своей сути напоминает выполняемую достаточно часто гинекологическую процедуру раздельного выскабливания.

· Роды, вызываемые искусственно – применяются на более поздних сроках.

По особенностям клинического течения разделяют аборты:

· Полный.

· Неполный.

· Несостоявшийся.

· Начавшийся, в ходу.

Безопасные и небезопасные аборты

Выполнение небезопасных абортов – достаточно сложная и актуальная проблема современной гинекологии. Статистика абортов в мире, согласно данным ВОЗ, свидетельствует, что несмотря на быстрое развитие современной медицины, улучшение и увеличение доступности оказания медицинской помощи даже в бедных странах с низким уровнем жизни, ежегодное количество выполняемых небезопасных абортов составляет более 20 миллионов случаев. Из них примерно 5 миллионов заканчиваются кровотечениями, перфорациями матки, септическими осложнениями, приводящими к смертельному исходу порядка 50 тысяч женщин.

Даже для развитых стран показатель смертности среди женщин, которым был сделан небезопасный аборт составляет 30 случаев на 100 000 случаев небезопасного аборта. А для стран Африки показатель достигает более 500 смертельных исходов на 100 000 небезопасных абортов.

Риск осложнений небезопасных абортов прогрессивно увеличивается с увеличением срока беременности. Как правило, вероятность такого аборта выше при ограничениях доступности выполнения безопасного прерывания, отсутствии должной просветительской деятельности и пропаганды приёма противозачаточных препаратов, как альтернативы искусственному прерыванию беременности.

Показания

С целью выполнения безопасного аборта в специализированном медицинском учреждении, как и для любого медицинского инвазивного вмешательства, существуют показания:

1. Осознанный выбор женщины. В срок до 12 недель законодательно закреплено право женщины на выбор: прерывать или не прерывать беременность.

2. Констатация в результате выполненного обследования внутриутробной гибели плода, патологических состояний плода.

3. Возникшие во время беременности непредвиденные осложнения, несущие угрозу жизни женщины.

4. Подтвержденная результатами обследования внематочная беременность.

5. Критические изменения состояния здоровья женщины, требующие немедленного вмешательства, непосредственно не связанные с протеканием беременности: необходимость трансплантации органов, проведение химиотерапевтического, лучевого лечения в связи с выявленным на фоне беременности онкологическим заболеванием. Следует учесть, что описанная клиническая ситуация не является абсолютным показанием для прерывания беременности. Во всех описанных случаях учитывается желание и право

женщины на сохранение беременности, несмотря на высокий риск фатальных исходов как для матери, так и для ребёнка.

6. Юридический аспект, заключающийся в праве прерывания беременности, возникшей в результате изнасилования, сроком до 22 недель.

Противопоказания

Общими относительными противопоказаниями являются:

· Острые воспалительного, инфекционного характера заболевания половых путей.

· Диагностированная внематочная беременность.

· Срок, превышающий 12 недель. Исключение составляет необходимость выполнения манипуляции по медицинским показаниям.

· Наличие резус-конфликта при первой беременности.

Перед тем, как делается аборт, существует необходимый обязательный перечень обследований.

Медикаментозное прерывание беременности

ВОЗ рекомендует применение медикаментозного прерывания на сроке беременности до 9 недель, но не более 49 дней с момента последнего менструального кровотечения.

Показаниями для такого вида аборта являются:

· Желание женщины. (при условии, если срок позволяет использование данного метода).

· Наличие медицинских показаний, выявленных до указанного срока.

Противопоказаниями являются:

· Непереносимость лекарственных препаратов.

· Внематочная беременность.

· Серьезная сопутствующая патология в фазе обострения, нарушение реологических свойств крови.

Проводится манипуляция в условиях специализированного учреждения, под присмотром специалиста. Как правило, не требует стационарного пребывания женщины, приём препаратов может осуществляться амбулаторно.

Госпитализация требуется при возникновении осложнений:

1. При возникновении кровотечения, требующего неотложного вмешательства.

2. При неполном аборте.

3. При появлении выраженных побочных реакций в виде проявлений аллергии, диспепсических расстройств, неукротимой рвоты, диареи, лихорадки.

Эффективность медикаментозного прерывания составляет от 92 до 98%.

При назначении такого способа прерывания нежелательной беременности следует учитывать важный психоэмоциональный фактор: медикаментозное воздействие психологически гораздо легче переносится женщинами, нежели использование инструментальных методов.

Вакуумная аспирация

 

Относится к инструментальным методам. Является рекомендованным ВОЗ способом безопасного прерывания беременности на сроке до 12 недель.

Результативность этого метода составляет практически 100 %, а вероятность осложнений по статистическим данным не превышает 0,1%.

Показаниями для выполнения вакуум-аспирации являются:

· Желание пациентки прервать беременность на сроке до 12 недель.

· Неполное прерывание после предшествовавшего медикаментозного аборта.

· Наличие медицинских показаний для прерывания до 12 недель беременности.

Процедура выполняется в специализированном гинекологическом учреждении. Чаще всего амбулаторно. Применяются местные анестетики с целью обезболивания во время процедуры.

Осложнениями являются:

· Маточное кровотечение, требующее хирургического вмешательства при невозможности остановки консервативным путём.

· Неполный аборт – при невозможности выполнить ультразвуковой контроль после инцизии.

· Головокружение, тошнота, рвота, проявления выраженной слабости – имеют временный характер, существенно не оказывают влияния на отдаленные последствия.

Важно помнить, что после вакуум-аспирации необходимо соблюдение полового покоя не менее 2-3-х недельного срока.

Инструментальный аборт (кюретаж)

 

Ещё до недавнего времени это был единственный способ прерывания нежелательной беременности.

Показания для проведения:

· На сегодняшний день именно такой способ прерывания применяется на сроках более 12 недель исключительно с учетом медицинских показаний.

· При неполной аспирации после мини-инвазивной манипуляции, при визуализации остаточной ткани плодного яйца во время ультразвукового контроля полости матки.

Требует для проведения условий операционной гинекологического стационара. Выполняется под общей внутривенной анестезией.

Механизм того, как делают аборт (кюретаж), подобен выполнению раздельного выскабливания, проводимого с диагностической целью: через раскрытый наружный зев и цервикальный канал специальным инструментом (кюреткой) выскабливается весь функциональный слой матки с плодным яйцом.

Осложнениями являются:

· Маточное кровотечение.

· Травмирование стенок матки, перфорация матки, повреждение слизистой оболочки шейки матки с последующим развитием эрозий.

· Возникновение воспалительных процессов органов репродуктивной системы.

Искусственное вызывание родов

Выполняется на более поздних сроках. По сути представляет собой аборт, но с существенными отличиями:

· Наличие исключительно медицинских показаний: констатация факта внутриутробной смерти плода, выявление несовместимых с жизнью тяжелых аномалий развития ребёнка.

· Осложнения беременности, выявленная тяжелая патология у матери, требующая безотлагательного лечения, влекущая вероятность смертельных последствий для матери.

Отдаленные последствия аборта

Последствия прерывания беременности разделяют на:

· Ранние. Это ранние послеоперационные осложнения.

· Отдаленные.

Необходимо понимать, что прерывание беременности при отсутствии ранних осложнений вовсе не означает, что аборт является безобидной, не оказывающей влияния на организм, процедурой.

Отдаленными последствиями являются:

1. Нарушения гормонального баланса организма, проявляющиеся нарушениями цикла.

2. Возникновение опухолевых образований молочных желез.

3. Опухолевые и предопухолевые фоновые заболевания органов женской половой сферы.

4. Хронические воспалительные заболевания органов таза.

5. Возникновение спаечного процесса в малом тазу.

6. Бесплодие.

7. Психоэмоциональная травма, переживания. 8. Психологические последствия абортов

Аборт оставляет след не только на теле, но и на душе матери. Женщин, совершивших аборт, преследуют тяжкие переживания, могущие довести до самоубийства. Психологические последствия аборта получили название "Послеабортный синдром"...

9. Воспоминания женщин, сделавших аборт Если Вы хотите сделать аборт, послушайте женщин, которые уже совершили его. Возможно, Вы не вполне отдаете себе отчет и не знаете, что может Вас ожидать после совершения аборта...

Безусловно, право каждой женщины решать вопрос о сохранении или прерывании беременности. Принятие решения должно подразумевать спокойный и взвешенный анализ всех «за» и «против».

Прерывание беременности на ранних сроках (медикаментозный аборт)

Прерывание беременности на ранних сроках – вопрос актуальный на сегодняшний день. Одним из самых популярных методов является медикаментозный аборт (таблетками мифегин, мифепристон, мифепрекс), который проводится на раннем сроке до 4-5 недель беременности. Положительной стороной этого вида аборта является то, что он не предполагает полостного вмешательства, так как производится с помощью лекарственных препаратов. 

Медикаментозный аборт проводится в несколько этапов и предполагает, по меньшей мере, три визита женщины к гинекологу. Во время первых двух посещений женщине даются препараты, изгоняющие яйцеклетку из матки и заставляющие матку сокращаться. 

Третий визит к врачу – контрольный, во время которого гинеколог подтверждает, что аборт состоялся. Предпочтительнее медикаментозный аборт для молодых не рожавших женщин, так как сильным преимуществом медикаментозного прерывания является отсутствие необходимости инструментального вмешательства. Также важным достоинством является то, что медикаментозный аборт дает возможность провести прерывание беременности на самых ранних сроках.

Перед медикаментозным или хирургическим абортом независимо от срока беременности рекомендуется сделать клинические анализы крови, УЗИ, бактериоскопический мазок из влагалища, установить точный срок беременности и нахождении плодового яйца в полости тела матки.

Медикаментозное прерывание является самым безопасным способом для организма и позволяет избежать эмоциональной нагрузки. В современный гинекологии такой метод является самым предпочтительным.

Этапы медикаментозного прерывания беременности: (без операции)

Во время первого обращения к гинекологу, врач осматривает женщину и проводит УЗИ. Это необходимо для подтверждения беременности, для того, чтобы удостовериться, что беременность имеет маточный характер и для определения срока беременности (медикаментозное прерывание беременности возможно на сроке до 42 дней, если считать от 1 дня последних месячных).

Если у женщины отсутствуют противопоказания для медикаментозного аборта, то она должна подписать бланк информированного согласия на аборт. Врач разъясняет порядок и все этапы процедуры, возможные реакции организма и порядок действий при медикаментозном аборте. Женщина ставится в известность, что имеется небольшой риск (от 2 до 5%), что аборт не произойдет и тогда потребуется прибегнуть к хирургическому вмешательству. Для этого пациентке требуется заранее сдать ряд анализов: кровь на RW, мазок на флору. После информирования женщина получает три таблетки лекарственного препарата, которые требуется выпить в присутствии врача. Лекарство способствует отслойе плодного яйца от стенок матки.

Второй визит к гинекологу происходит через 1,5-2 суток после приема лекарственного препарата. На этом этапе происходит изгнание плодного яйца из полости матки. Для этого пациентке даётся препарат для сокращения матки – простагландин. Схема применения простагландина: 2 таблетки препарата, перерыв 3 часа, ещё 2 таблетки. Во время трехчасового перерыва женщине необходимо находиться в клинике, так как в это время часто начинаются кровянистые выделения из половых путей.

Во время третьего посещения врача, которое назначается на 10-14 день после аборта, гинеколог удостоверяется, что плодное яйцо изгнано полностью. Если препарат не смог прервать беременность и плодное яйцо присутствует, то аборт должен быть завершен хирургическим способом. Медикаментозный аборт не рекомендуется подвергать организм повышенным физическим нагрузкам, посещать баню или бассейн, вести половую жизнь.

Прерывание беременности посредством мини-аборта происходит после подробного обследования общего состояния здоровья женщины и установления точного срока беременности.

Мини-аборт имеет следующие противопоказания:

1) инфекционные заболевания органов репродукции 

2) аллергия на средства анестезии

3) срок беременности более 6 недель

4) внематочная беременность

Операция по прерыванию беременности проходит под местным или общим обезболиванием. 

Две истории о самом тяжелом решении в жизни

Каково это: решиться прервать беременность на позднем сроке? И что может произойти с женщинами, если государство будет существенно ограничивать их репродуктивные права? Две американки: Кэти из Калифорнии и Джейн из Вирджинии имели очень веские причины для принятия решения о позднем аборте несколько лет назад. Однако сегодня к горю несостоявшихся матерей может прибавиться криминальная ответственность.

Обе женщины: Кэти (31 год) и Джейн (41) были очень рады узнать о том, что ждут ребенка. Но случилось то, чего боится любая мама. И обе они решили прервать беременность: одна на 28-й неделе, другая — на 27-й.

Недавно палата представителей американского парламента одобрила закон о криминализации абортов после 20-й недели беременности. Он должен пройти одобрение сената, но президент США Трамп уже объявил, что собирается немедленно подписать закон, как только он ляжет на его стол. На данный момент только 16% медицинских учреждений делают аборты на или после 24-й недели, а в половине штатов аборт возможен до 20-22 недели.

История первая. Кэти

Мы с мужем к тому времени были женаты три года и купили дом, решили, что пора заводить детей, через пять месяцев после этого решения я забеременела. Мы были в восторге. На 12-й неделе мы объявили об этом всем нашим друзьям, а на 15-й неделе я сделала УЗИ и мы узнали, что это мальчик. Я стала покупать одежду и украшать комнатку. Мы выбрали имя: Оливер.

Моя беременность была абсолютно нормальной, у нас не было наследственных болезней в роду, поэтому мы записались на самое обычное УЗИ в 20 недель: это когда медики проверяют все органы ребенка. За день до даты обследования я вдруг занервничала, сказала мужу, что боюсь, вдруг они найдут что-то. Я всегда была тревожной, поэтому он постарался успокоить меня — обычная тревожность, не более. Но я никак не могла избавиться от этого чувства.

Свежие новости

УЗИ и обнаружение дефекта

Человек, который сидит за аппаратом УЗИ, не может и не должен вам ничего говорить, но я заметила, что он несколько раз проверил одну и ту же зону на мониторе и лицо его изменилось. У меня сердце упало. А он сказал: «Что-то не так с почками, сейчас придет доктор и поговорит с вами» и вышел.

Доктор сказал, что в обех почках ребенка — избыток жидкости: малыши заглатывают амниотическую жидкость, она перерабатывается почками и выходит, и если эта жидкость — в почках, то почти всегда это не так страшно, просто ребенка потом должен будет наблюдать уролог. Я спросила, какой худший сценарий этой патологии. Доктор сказал, что бывает так, что уретра малыша может быть заблокирована фрагментом ткани и он не сможет выпустить жидкость, такие дети умирают вскоре после рождения: у них не работают легкие или развивается сепсис, ведь почки не работают.

Меня послали к специалисту по внутриутробному развитию, но запись была только через две недели. Он согласился с мнением коллеги и заметил, что количество околоплодной жидкости уменьшается, направил меня к детскому нефрологу — специалисту по почкам, чтобы он сказал, как наблюдаться после рождения, но к нему я смогла попасть только на 24-й неделе беременности. Я не спала, почти не ела, искала в интернете всю возможную информацию. Когда я наконец пришла к доктору, она была совсем другого мнения о перспективах. Она была уверена, что одна почка слишком разрослась и подавляет рост легкого. Она сказала, что ребенку понадобится диализ и даже пересадка почки после рождения — мне раньше этого не говорили. Она сказала, что закупорка уретры — это скорей всего то, что является причиной этого состояния. Нас направили в Сан-Франциско, в центр, где детям проводили операции прямо во чреве матери. Они получили все наши медицинские документы и сразу позвали нас на прием. Когда мы прибыли туда в спешном порядке, нефролог центра сказала, что вероятность закупорки уретры почти 100% и она же первая высказала мысль об аборте. Она сказала: если вам нужна информация о прерывании беременности, я вам ее предоставлю. Я сказала, что у меня уже 24 недели, позднее нельзя делать аборт. Но она объяснила, что в нашем штате это возможно, когда у ребенка нет возможности выжить вне материнского тела, как в нашем случае. Я вернулась домой, сделала еще одно УЗИ: объем амниотической жидкости не дотягивал до нормы, мы сообщил об этом в Сан-Франциско, они пригласили нас на консилиум с 50 докторами. Наш нефролог сказал, что теперь уверен в диагнозе и наш ребенок не то, что не проживет года, а, скорее всего, умрет в первые минуты после рождения.

Тяжелое решение

Я была в шоке. Я спросила доктора, что бы она сделала, если бы это был ее ребенок. Она сказала, что видела, как дети с не такими серьезными нарушениями рождались и умирали вскоре после рождения и их родители говорили, что если бы они заранее знали, как сильно будут страдать их малыши, они бы не допустили этого и прервали беременность.

Это было самое трудное решение в моей жизни. Я отчаянно хотела, чтоб мой ребенок жил, но я не могла себе представить, что рожу, только для того, чтобы увидеть, как он умирает в мучениях у меня на глазах. Я сказала своему мужу, что мы можем пройти через боль, если беременность продолжится, но почему мы должны заставить нашего сына невыносимо страдать? Тогда-то и пришло это решение. Я чувствовала бы себя эгоисткой, если бы родила только для того, чтобы видеть как мой сын задыхается и умирает у меня на руках.

Возможных процедур было две: собственно выскабливание или искусственные роды после инъекции, которая останавливала сердце ребенка. Сначала я была за выскабливание, меня ужасала мысль о том, что я буду рожать, со схватками и всем прочим, мертвого ребенка. Но в клинике мне сказали, что первый вариант — это процесс на несколько дней и стоить он будет минимум $10 000, потому что его не покрывает страховка. Мы не могли себе этого позволить, мы должны были бы влезть в огромные долги. А вот второй вариант, в котором игла вводится в матку и делается укол, похожий на анестезию, от которой ребенок не проснется, с последующей стимуляцией родов, будет стоить мне $400, потому что в этом случае работает страховка.

Как это было

Мой муж пришел со мной в клинику для инъекции, но его не пустили в палату. Мне дали успокоительное. Все заняло 5-10 минут, было немного больно. Сердце ребенка перестало биться сразу после укола. Через сутки я родила мертворожденного ребенка. Это был самый худший день в моей жизни. Физически восстановление было как после обычных родов, а эмоционально это был кошмар. Я ходила к психологу, который занимается проблемами в послеродовой период и в случае потери ребенка. Я также в интернете общалась с женщинами, которые прошли через ту же ситуацию — я бы без их поддержки не выжила бы. Я и сейчас, три года спустя, еще не отошла от этой травмы.

Вопрос о запрете абортов на поздних стадиях

Тем не менее я не чувствую за собой вины за принятое решение. Аутопсия показала, что обе почки ребенка были полностью разрушены и не смогли бы никогда работать, легкие были совсем недоразвиты, мозг поврежден. Врачи сказали, что они на 100% были уверены, что ребенок не прожил бы и нескольких часов.

Я думаю, что большинство людей просто не понимает, почему делаются аборты на поздних сроках. Я знала, что мой сын умрет: вопрос был в том, как и когда. Я могла ничего не делать и он задохнулся бы или я могла принять решение и он бы просто заснул и не проснулся. Я сделала аборт, потому что любила мое дитя.

История вторая. Джейн

Я забеременела в 38 лет. Это была запланированная беременность, но я просто пришла на плановый осмотр гинеколога и тут узнала о том, что жду ребенка. Когда я сделала УЗИ второго семестра, которое выявляет хромосомные аномалии, например синдром Дауна, мне сказали, что дополнительных обследований не надо, несмотря на мой возраст (женщинам после 35 обычно их назначают, потому что риск хромосомных аномалий выше). Я спросила, надо ли мне делать амниоцентез, но мне сказали: не надо, нет показаний, все прекрасно.

УЗИ и обнаружение дефекта

И вот я пришла на УЗИ в 20 недель и врачи говорят мне, что не могут увидеть сердца ребенка. Доктор сказал, что ничего страшного. Я вернулась через две недели. Врач сказал, что сердце нормальное, сердцебиение нормальное, но мне нужно прийти через пять недель. Я тогда еще подумала: если все хорошо, зачем приходить еще раз? Уже после всего я вернулась в клинику и потребовала показать мне все снимки, оказывается, лица ребенка они на УЗИ не могли видеть, но ничего мне не сказали.

На УЗИ в 27 недель мне объявили, что у ребенка врожденный дефект сердца (полный атриовентрикулярный септальный дефект), типичный для детей с синдромом Дауна и 50% вероятность синдрома Дауна. Доктор на УЗИ сказала, что уже поздно прерывать беременность и она не хотела еще раньше посылать меня на амниоцентез, потому что это могло бы спровоцировать преждевременные роды. Медики предложили мне сдать анализ крови, который мне надо было сделать в начале беременности, он был бы бесплатный, по страховке. Через 10 дней ожидались результаты из лаборатории. Я была полностью разбита. Я сказала, что не могу ждать, что я хочу сделать амниоцентез. Меня направили на процедуру немедленно, в тот же день мне удалось посетить генетика.

Тяжелое решение

Я сказала генетику, что я ненавижу это говорить, но я не хочу продолжать беременность в случае, если у меня должен родиться ребенок с инвалидностью и сложнейшим пороком сердца, который надо будет оперировать сразу после рождения. Я знала, что многие люди осудят такое решение, но я не могла привести в мир такого ребенка, зная, что нам с мужем обоим по 40 лет. Как я смогу оставить человека с инвалидностью одного, когда не смогу за ним ухаживать или умру, а у него будет синдром Дауна, больное сердце, которое ему могут и не пересадить, и опухоли?

Генетик сказал: «Я могу вас направить, но это будет стоить около $11000». Я не представляла в тот момент, где взять деньги. Все, что я смогла придумать, это позвонить родителям, они сразу согласились сделать все необходимое. Тогда генетик позвонил врачу в штате Мэриленд, одному из тех немногих, которые берутся за аборты на поздних сроках. В нашем штате ни один врач не делал такую операцию (прим. ред. — клиника в Мэриленде, куда обратилась Джейн была закрыта в сентябре этого года).

Как это было

По дороге в клинику я должна была пройти через толпу протестующих, в основном это были мужчины в возрасте, они орали на меня. Это было отвратительно. Моя сестра была со мной, мой муж пришел на следующий день — я не хотела, чтобы он был там в тот день. Всего процедура заняла 4 дня.

Когда я приехала, мне сразу сделали УЗИ — в мозге у ребенка были огромные опухоли, сердце было поражено дефектом и подтвердился синдром Дауна. И если о синдроме я уже знала по результатам амниоцентеза, то про опухоли мне не говорили. Мне дали успокоительное и сделали укол, чтобы остановить сердце ребенка. Мне поставили палочки ламинарии для расширения цервикального канала и отправили в отель. Я должна была активно ходить, чтоб начать схватки. Казалось, что все вокруг знали, что происходит. На следующий день я снова явилась в клинику, мне поставили еще больше расширителей, отправили опять в отель, потому что матка не раскрылась. Ночью в отеле у меня начались схватки, это было ужасно: всю ночь в отельном номере мне давали обезболивающее, всю ночь были потуги. Мой муж в этот момент был со мной. В 8 утра я отправилась в клинику и не могла разродиться весь день, мне дали лекарство, от которого меня начало трясти. В палате было 6 таких же женщин, как я. Мой муж плакал, он не мог смотреть на меня в таком состоянии. Когда я родила, меня спросили, хочу ли я увидеть ребенка. Я сейчас жалею, что сказала тогда нет, но тогда я просто не могла это сделать. Ребенка забрали для похорон. Мы уехали в тот же день после обеда.

Вопрос о запрете абортов на поздних стадиях

Я плакала месяцами. Знакомым я сказала, что у ребенка было больное сердце (что не было ложью) и он умер. Но моим близким друзьям мне захотелось сказать правду, все они проявили понимание. Они сказали, что это было бы ужасно и нестерпимо для любого человека. Через 4-5 месяцев я снова забеременела, в этот раз я прошла все возможные анализы и обследования. У меня был другой, очень хороший врач, который все понял. Он говорил, что это невероятно, что мне тогда не предложили сделать целый ряд необходимых в моем возрасте обследований. У меня нет сожалений, но политические кампании, построенные на риторике вокруг запрета абортов, вызывают у меня гнев и отвращение. Люди порой почему-то бывают так жестоки.

Источник: huffingtonpost.com

Фото: Мония Мерло

— Читайте также: И снова нездорово: Новый законопроект о частичном запрете абортов в Украине

Соцоснований для прерывания беременности на поздних сроках стало меньше — Российская газета

По многим СМИ прошла "горячая новость": теперь бесплатные аборты можно будет делать только в случае, если беременность наступила после изнасилования. И хотя через некоторое время агентство, распространившее ошибочную информацию, само себя поправило, "сенсация" разлетелась по медиапространству, вызвав бурные комментарии.

О каких же изменениях в правилах прерывания беременности идет речь в действительности? Решено сократить перечень социальных оснований, по которым делают аборт в поздние сроки - 12-22 недели беременности.

"Аборты в сроки после 12 недель очень рискованны, операции чреваты значительным числом осложнений. Летальность после абортов в стационаре на сроках 12-22 недель в 8 раз выше, чем в "стандартный" срок до 12 недель", - поясняют в минздравсоцразвития. Именно поэтому, чтобы снизить риск материнской смертности, прерывание беременности в поздние сроки еще с советских времен проводили только по медицинским показаниям, когда беременность представляла угрозу для жизни женщины. И, кроме того, существовал перечень так называемых "социальных" показателей - по которым также разрешалось, не смотря на высокий риск, сделать аборт на сроке больше 12 недель.

Перечень социальных оснований говорит сам за себя: изнасилование, наличие у женщины решения суда о лишении или об ограничении родительских прав, пребывание женщины в местах лишения свободы, наличие инвалидности I-II группы у мужа или смерть мужа во время беременности. То есть разрешалось избавиться от нежелательного ребенка женщинам, попавшим в трудную жизненную ситуацию. Но теперь этот порядок меняется. Постановление правительства РФ N 98 от 6 февраля 2012 года отменило все социальные показатели, оставив лишь два - беременность в результате изнасилования, либо как следствие связи с близкими родственниками (родителями и детьми, дедушкой, бабушкой и внуками), полнородными и неполнородными братьями или сестрами, а также усыновителей и усыновленных.

"Все остальные причины не могут служить оправданием для повышенного риска, поскольку во всех этих случаях у женщины имеются все возможности прервать нежелательную беременность в более ранние сроки - до 12 недель, когда риск осложнений значительно ниже", - поясняют в минздравсоцразвития.

"В России аборты легализованы и доступны для всех слоев населения. До 12 недель прерывание беременности производят по желанию женщины. Проведение аборта осуществляется в рамках Программы госгарантий медпомощи, то есть женщина всегда имеет возможность сделать аборт в условиях специализированного стационара совершенно бесплатно", - заключили представители министерства.

Справка "РГ"

Абсолютное число абортов в России уменьшилось с 1,78 млн в 2002 году до 1,05 млн в 2010 году; количество абортов на 1000 женщин детородного возраста снизилось с 45,8 в 2002 году до 28,1 в 2010 году; показатель на 100 родившихся живыми и мертвыми - с 128,3 в 2002 году до 59,7 в 2010 году. Число абортов у девочек до 14 лет сократилось с 1343 в 2002 году до 615 в 2010 году; в возрастной группе 15-19 лет - с 183 947 в 2002 году до 19 029 в 2010 году.

Медикаментозное прерывание беременности на ранних сроках в Нижнем Новгороде в клинике Тонус, сделать медицинский аборт, мини аборт

Раннее прерывание беременности. Медикаментозный аборт

Медикаментозное прерывание беременности – это один из самых безопасных методов и является прекрасной альтернативой хирургическому аборту. Медикаментозный аборт проводится на сроке до 6 недель беременности. При проведении медикаментозного прерывания беременности на ранних сроках используются лекарственные препараты, по своему механизму действия подавляющие синтез прогестерона.

Медикаментозный аборт выполняется только под строгим контролем врача-гинеколога. После медикаментозного прерывания беременности обязательно проведение УЗИ для осмотра полости матки.

Прерывание беременности на ранних сроках методом медикаментозного аборта не нарушает репродуктивную функцию женщины. По данным множества исследований, после проведения медикаментозного прерывания беременности восстановление овуляции происходит в кратчайшие сроки. Дополнительным положительным качеством медикаментозного аборта считается возможность его проведения непосредственно в день обращения.

Прерывание беременности на ранних сроках – мини-аборт

Мини-аборт как метод раннего прерывания беременности можно проводить на сроке с 6 по 12 неделю. Основная методика проведения мини-аборта – это вакуум-аспирация. Плодное яйцо удаляется из полости матки с помощью специального электрического отсоса. Этот вариант раннего прерывания беременности носит более щадящий характер, чем стандартные варианты хирургического аборта.

Нельзя забывать о том, что чем раньше сделать аборт, тем меньше риск возникновения осложнений.

Процедура длится около 5 минут, женщина может пойти домой уже через несколько часов после выполнения манипуляции. Слизистая матки, в отличие от выскабливания, травмируется незначительно. Противопоказанием к проведению прерывания беременности таким способом является наличие инфекции в остром периоде. После проведения мини-аборта выполняется контрольное УЗ-исследование полости матки.

Где сделать аборт?

Многие женщины (особенно юного возраста), чтобы не афишировать беременность начинают искать варианты, где сделать аборт. Нужно запомнить, что правильнее всего сделать аборт, в клинике, под наблюдением специалистов, а не с помощью народных средств.

Почему женщина из Нью-Йорка приехала в Колорадо на 32-недельный аборт

Весной 2016 года Эрика Кристенсен и ее муж прошли мимо высокого деревянного забора, который закрыл офис доктора Уоррена Херна в Боулдере с улицы и попал в его дом. комната ожидания.

Печатные знаки, приклеенные к пуленепробиваемому стеклу, сообщали ей, что все электронные устройства - даже мобильные телефоны - запрещены, и просили ее сообщить кому-нибудь из персонала, если ей нужно уйти по какой-либо причине. Единственное, что она могла пронести через дверь, - это печатная книга, удостоверение личности и чек на 10 000 долларов.

Хён Чанг, The Denver Post

Доктор Уоррен Херн на фото 3 октября.

Херн - один из немногих врачей в стране, которые делают аборты на более поздних сроках беременности, а у Кристенсен было около 32 недель беременности, когда она ходила. через входную дверь он несет сына, у которого диагностированы смертельные осложнения.

Аборты на поздних сроках беременности, особенно в третьем триместре, являются редкими, дорогостоящими и политическими. Сорок три штата вводят некоторые ограничения на аборты после определенного срока беременности, но Колорадо не входит в их число.Еще. Группы собирают подписи, чтобы задать избирателям Колорадо в ноябре 2020 года вопрос, который объявит вне закона все аборты после 22 недель, кроме тех, которые предназначены для спасения жизни матери.

Аномалии плода - лишь одна из причин поздних абортов; около 30% пациентов Херна указали хотя бы одну аномалию в последних опубликованных им данных, а достоверных национальных исследований нет. Но именно по этим абортам женщины не могли принять решение раньше. Признаки проблемы часто не обнаруживаются до стандартного 20-недельного УЗИ, а противники 22-недельного запрета говорят, что это почти не оставит времени для второго мнения, дальнейших тестов и размышлений.

Джулиана Дэй, один из спонсоров инициативы в Колорадо, заявила, что решение не делать исключения для диагнозов плода было намеренным. Врачи могут ошибаться, и достижения медицины постоянно улучшают результаты.

«Мы создали массовую коалицию людей с разными интересами и жизненным опытом, которые считают, что аборт до даты рождения - это слишком экстремально», - написала она The Denver Post в ответ на вопросы.

«Несовместимо с жизнью»

В 32 недели здоровый плод весит около 3.От 5 до 4 фунтов. Органы полностью сформированы, за исключением легких, и его или ее кожа перестала быть прозрачной. Плод не похож на аморфный клубок клеток, а выглядит как новорожденный с 10 крошечными пальцами рук и ног, и это заставляет многих людей испытывать глубокий дискомфорт при аборте на этой стадии.

Но сын Кристенсен, которого они с мужем называли Спартаком за его боевой дух, не развивался нормально.

Каждые две недели ей делали УЗИ, и каждое из них выявляло другую проблему.Все началось с малого и поправимо - у ее сына были бы косолапые ноги, как пара поняла в 16 недель. Но проблемы росли вместе с ним и достигли высшей точки в том, что ее акушер-генетик из группы высокого риска поставил ей ужасный диагноз примерно на 31 неделе: аномалии ее сына означали, что он нежизнеспособен. Он был «несовместим с жизнью», - сказал ей врач.

«Рост упал со скалы, и у меня было очень много жидкости, потому что ребенок не глотал», - сказал Кристенсен. «Это то, как плод тренирует дыхание.Отсутствие глотания означает отсутствие дыхания ».

Именно тогда ее акушер в Нью-Йорке упомянул Херна.

Клиника абортов в Боулдере была одной из пяти в стране, куда на данном этапе беременности принимали кого-то вроде Кристенсен. В ее родном штате был запрет почти на все аборты после 24 недель. Единственным исключением было спасение жизни матери.

«Мы даже не знали, что у нас есть закон об абортах в Нью-Йорке», - сказал Кристенсен. «Итак, когда мы выступили против закона, это было очень неприятно.… Буквально в одно мгновение это стало юридическим мероприятием, а не медицинским мероприятием ».

Кристенсен через неделю села в самолет вместе с мужем и отправилась в Колорадо, чтобы сделать укол за 10 000 долларов (не покрываемый ее страховкой), чтобы остановить сердцебиение сына. Она приняла лекарство от родов, проспала несколько часов в отеле в аэропорту и села на рейс с красными глазами обратно в Нью-Йорк, где на следующий день у нее был мертворождение. Вся поездка заняла около 36 часов.

«Путешествие вызывало такую ​​ярость, что продолжает приводить нас в ярость по сей день», - сказал Кристенсен.«Мы были так зол, что пришлось это сделать, но в то же время были благодарны. Мы встречали людей, которые не могли получить медицинскую помощь и были вынуждены выносить обреченную беременность на срок ».

Кристенсен провела следующие три года, убеждая законодателей Нью-Йорка изменить закон штата об абортах. В январе губернатор Эндрю Куомо подписал Закон о репродуктивном здоровье, разрешающий аборты после 24 недель при отсутствии жизнеспособности плода. Но теперь Колорадо, штат Кристенсен, который, по ее словам, обратилась, «когда мой штат отказал мне», может принять запрет на аборты в течение последних 22 недель.

Мера для голосования была представлена ​​Дэй и другой женщиной, которая начала тематическую группу под названием «Срок сдачи слишком поздно». Они собирают подписи, чтобы поставить перед избирателями Колорадо вопрос о запрете всех абортов после 22 недель, кроме тех, которые необходимы для спасения жизни матери. Женщин, сделавших аборты по истечении установленного срока, не наказали, но врачей могли обвинить в преступлениях и лишить их медицинских лицензий.

«Эта инициатива увенчается успехом, потому что 73% американцев считают, что аборт должен иметь ограничения, согласно недавнему опросу Gallup», - написал Дэй в электронном письме в газету The Denver Post.

Много эмоций, мало данных

По данным национальных центров по контролю и профилактике заболеваний, число женщин, делающих аборты, в США неуклонно сокращается. В 2015 году агентство сообщило в общей сложности о 638 ​​169 абортах (последний год имеющихся данных), и почти две трети из них были произведены до восьми недель беременности. К 13 неделям наступил 91 процент. Всего 1,3% - или примерно 8300 абортов - произошли в возрасте 21 недели или позже.

Существует мало исчерпывающих данных о причинах, по которым женщины обращаются за абортом после пятого месяца беременности. Одно из крупнейших исследований было проведено профессором Калифорнийского университета в Сан-Франциско Дайаной Грин Фостер. Ее команда обнаружила, что женщины, которые выбрали более поздний аборт по причинам, не связанным с аномалиями плода, ссылались на злоупотребление психоактивными веществами, проблемы с психическим здоровьем, трудности с получением денег и поиском клиники, а также с трудностями с принятием решения. Основываясь на ограниченных доступных исследованиях, она считает, что аномалии плода «составляют небольшую часть более поздних абортов.”

Херн вел подробные записи об аномалиях плода, о которых сообщали его пациенты, за два десятилетия - до 2012 года - и опубликовал свою собственную статью, в которой подробно описаны 160 различных состояний, упомянутых при обращении за абортом.

Некоторые из состояний были редкими, например синдром Ли, который вызывает потерю физических и умственных способностей и обычно приводит к летальному исходу в течение двух-трех лет. Но наиболее распространенной аномалией была трисомия 21, или синдром Дауна: почти каждая четвертая из 1005 пациенток указала это генетическое заболевание как одну из причин, по которым она обратилась к аборту.Синдром Дауна может включать в себя пороки развития сердца и желудка, но данные Херна не рассматривают этот уровень детализации.

Большинство его пациентов, однако, приводили причину, отличную от аномалии плода. Согласно статье, «доля всех пациенток, обращающихся за прерыванием беременности из-за патологии плода, со временем увеличилась с 2,5% до 30%».

Для него решение о прерывании беременности сводится к простому вопросу: безопаснее ли вынашивать женщину до срока беременности или нет?

Он ответил утвердительно в отношении 13-летней девочки в третьем триместре беременности, которую изнасиловал член семьи.«Это была ужасная ситуация, и у нее было нелегкое решение», - сказал Херн. Девочке был долгий путь к выздоровлению от перенесенной травмы, что бы ни решила ее семья. Но, по словам врача, он отказал женщине, которая обратилась к нему в том же гестационном возрасте после того, как она рассталась со своим партнером.

«Я не собираюсь этого делать», - сказал он.

Он сказал, что считает, что существует много дезинформации о том, как он и другие врачи делают аборты на более поздних сроках беременности. Через 18 недель в его клинике стало стандартной практикой вызывать гибель плода с помощью инъекции, останавливающей сердцебиение.По словам Херн, медицинская причина заключается в том, что это делает процедуру более безопасной. Эмоциональная причина в том, что женщины говорят ему, что не хотят, чтобы плод страдал.

Он назвал законопроекты о защите рожденных живыми, принятые в других штатах, «бессмыслицей». Для аборта в третьем триместре шейка матки женщины должна расшириться на срок до 72 часов, потому что по сути у нее мертворождение. Ультразвук, который Херн делает перед тем, как начать, дает понять любому наблюдателю с медицинским образованием, что плод мертв уже несколько дней.

«Попытка сделать это на живом плоде было бы чрезвычайно сложно, не говоря уже о нервозности», - сказал он.

Желаемая беременность

Многие женщины, посещающие клинику Херн, держат ребенка на руках после родов. Им нужны крошечные следы и пряди волос. Приносят комбинезоны и вязаные пледы. А Херн, чье хобби - фотография, фотографирует для них, если они просят.

«Очень большая часть моих пациенток - женщины, у которых желаемая беременность», - сказал Херн.«Они не хотят делать аборт. Они хотят иметь ребенка ».

Это то, чего хотела 38-летняя Николь, когда она пошла на 20-недельное УЗИ за неделю до Рождества 2016 года. Мать из Денвера попросила не называть ее фамилию из соображений безопасности.

«Все началось отлично, но затем практикующей медсестре потребовалось больше времени, чем можно было ожидать», - сказала Николь. «Она стала тише, и ей пришлось пойти за специалистом».

Специалист сел и мягко сказал Николь, что у маленькой девочки, выросшей внутри нее, не было почек.Легкие ее ребенка нуждались в функционирующих почках, чтобы производить околоплодные воды, которые она использовала, чтобы научиться дышать. Выживаемость была нулевой. Это была нежизнеспособная беременность.

- закричала Николь.

«Это так странно узнать, что беременность, которая у вас была, была ребенком, которого никогда не будет», - сказала она.

Врач сказал, что она может родить до срока, но ее дочь умрет во время схваток или задохнется сразу после родов. - Это звучало ужасно, - сказала Николь.Вот почему она решила сделать аборт. Когда ее родители приехали в город на каникулы, она и ее муж оставили своего малыша с бабушкой и дедушкой и пошли на индукционный курс на следующий день после Рождества.

«Мы должны задержать ее потом», - сказала Николь. «Я даже не знаю, как описать, насколько она была маленькой».

Неожиданная доставка

Джефф Хант, откровенный критик абортов и вице-президент Христианского университета Колорадо, слишком хорошо знает, насколько маленькими становятся дети во втором триместре.Его первому ребенку, дочери, не исполнилось 27 недель, когда у его жены развилось опасное для жизни состояние артериального давления. Они пошли в больницу, потому что у его жены был сильный отек, и они внезапно оказались в операционной с десятками врачей и медсестер.

«Мы уделяли особое внимание спасению жизни этого ребенка, и на улице ребенок точно такого же размера может быть убит», - сказал Хант. «То, где возникает такая разница, нам не подходит».

Дочь Ханта провела 94 дня в реанимации, но выжила без серьезных осложнений.Сейчас ей 10 лет. , она любительница книг и художница в их семье. Но даже в эти первые моменты, когда все эти трубки и машины работали, чтобы сохранить ей жизнь, Хант сказал, что он видел вспышки ее личности. Он увидел человека.

«Колорадо слишком экстремален в этом отношении», - сказал Хант. «Там есть жизнь, и ее нужно уважать».

Вера Ханта учит его отдавать Богу контроль над, казалось бы, неконтролируемыми ситуациями, такими как ранние роды или фатальный диагноз плода.Иногда врачи ошибаются, а иногда хирурги могут творить чудеса.

«Расщелина позвоночника и пороки сердца являются примерами состояний, которые теперь можно оперировать внутриутробно», - пишет Дэй.

Это правда, но акушер из группы высокого риска, опрошенный The Denver Post, сказала, что, по ее мнению, люди, приводящие этот аргумент, не принимают во внимание, как выглядит жизнь этих семей. Врач из Денвера попросила не называть ее имя из соображений безопасности, поскольку она предлагает услуги по прерыванию беременности пациентам на более поздних сроках беременности.

«Люди думают:« Ну, вы можете это исправить, и все будет хорошо », - сказала она. «Когда вы говорите об аномалиях, которые не являются смертельными, но серьезными, вы говорите о том, чтобы жить вечно врачебной жизнью и о ребенке, который мог бы проводить половину своего времени в больнице».

Однажды она говорила с потенциальным родителем, который родился с серьезным заболеванием. Человек перенес 38 операций к 11 годам и был категорически против не выносить ребенка с такой же генетической аномалией до срока.

«Я слышал, что там сказано, что ни один ребенок никогда не хотел, чтобы он никогда не родился, но они родились. Да, - сказал доктор.

Она планирует проголосовать против 22-недельного запрета, если он попадет в бюллетень, потому что не хочет, чтобы ее пациенты спешили с принятием решения о прекращении лечения.

«Они приходят на обычное анатомическое сканирование (около 20 недель), и мы говорим:« Мне очень жаль, что я вижу что-то не так с мозгом, сердцем или анатомией ». И затем мы начинаем процесс выяснить, что это такое », - сказала она.

Этот процесс может занять несколько недель.

Пациентам требуется генетическое тестирование для подтверждения результатов УЗИ, и получение результатов занимает около двух недель. Они хотят встретиться с детскими кардиохирургами, пройти сканирование мозга плода или найти группу поддержки для родителей с их конкретным генетическим заболеванием, чтобы понять, как может выглядеть жизнь, если они предпочтут медицинское вмешательство паллиативной помощи.

Врач из Денвера сказал, что парам нет ничего необычного в том, чтобы принять решение в течение месяца.Данные Hern о женщинах, прервавших беременность из-за аномалий развития плода, показали, что на сроке от 24 до 25 недель беременности больше женщин, чем в любое другое время в течение последних двух триместров.

Сохранение нежизнеспособной беременности

Дэй сказала The Denver Post, что понимает, что фатальные аномалии плода «чрезвычайно сложны», но также редки. Срок сдачи слишком поздно выбран 22 недели, потому что это предел жизнеспособности. Она отметила, что паллиативная помощь - это вариант для женщин, которым поставили диагноз на поздних сроках беременности.

Именно это решила сделать медсестра по родам и родоразрешение Лаура Хуэн, когда в 2006 году врачи диагностировали у ее дочери Перл серьезные лицевые аномалии. Мама из Колорадо сказала, что ей казалось, что ее врач представил прерывание беременности как единственный выход.

«Я знал, что это не будет правильным решением для нашей семьи, но вы можете видеть, как семьи вовлекаются в это решение», - сказал Хуэн.

Она основала в Колорадо некоммерческую организацию под названием «Жемчужная нить», чтобы поддерживать женщин, которые предпочитают выносить нежизнеспособную беременность до срока.За последние 12 лет организация помогла сотням женщин во всем - от подробных планов родов до консультирования и организации похорон.

Две из этих женщин обнаружили, что их врачи ошибались, и забрали домой здоровых младенцев из больницы.

Но даже те, чей диагноз был на 100% верным, говорят Хуэнэ, что не сожалеют о своем решении. Однако на протяжении многих лет она слышала от десятков женщин, которые сожалеют о прекращении беременности.

«Аборт - это секрет, который они хотят скрывать», - сказала она.«Вынашивание ребенка дает вам историю, а не секрет».

Но именно эта история, история о маленькой девочке, которая никогда не могла дышать, по словам Николь, подтолкнула ее к завершению. Она не хотела лгать незнакомцам, которые поздравляли ее в продуктовом магазине. Она не хотела объяснять дочери, почему ее младшая сестра не вернется домой. Она не хотела терпеть месяцы сочувственных взглядов и неловкого молчания.

«Все (запрет) удаляет из моих возможностей то, что, по словам врачей, я могу сделать, чтобы защитить свое эмоциональное здоровье», - сказала Николь.«Физический труд усложняется с каждым днем, когда вы ждете, но эмоциональная травма намного хуже».

Николь и Кристенсен признают, что они идеальные и отзывчивые лица для абортов на поздних сроках беременности. Они оба были женаты. Они хотели своих детей. И их диагнозы были ясны. Ни один из них не должен был решать, подвергать ли новорожденного хирургическому вмешательству.

Но, по словам Кристенсен, ее права нельзя отделить от прав 13-летней жертвы изнасилования или женщины, сделавшей три аборта только потому, что она не хочет иметь ребенка.Она не верит в запреты с исключениями для того или другого, потому что не хочет, чтобы правительство решало, кто заслуживает, а кто не заслуживает доступа.

«Я бы хотел, чтобы у нас было больше шансов выразить нашу благодарность штату Колорадо, потому что, когда наши штаты отвергли нас, мы туда поехали», - сказал Кристенсен. «Мы все испытываем огромное чувство благодарности».

Подпишитесь на нашу двухнедельную рассылку, чтобы получать новости о здоровье прямо на ваш почтовый ящик.

Что значит сделать аборт на 32 неделе

Женщина, которая сделала аборт на 32 неделе, смело решила поделиться своей историей в Интернете.Автор книги "Иезавель" Джиа Толентино взяла интервью у женщины по имени Элизабет *, у которой была осложненная вторая беременность после выкидыша. Она и ее муж не узнали, пока она не забеременела более 30 недель, что их запланированная беременность не может закончиться хорошим исходом. Им сказали, что, если Элизабет родит, ребенок не сможет дышать и, скорее всего, проживет короткую болезненную жизнь.

«Этот ребенок, по сути, был нежизнеспособен», - сказала Элизабет Толентино.«Вот что они говорят. Они говорят, что ребенок« несовместим с жизнью »».

Они приняли решение положить конец страданиям своего ребенка, прежде чем они начнутся.

«Чтобы было ясно, если бы врачи думали, что у него есть какой-то способ выжить, я бы воспользовалась этим шансом», - сказала она. «Я действительно бы прошел через все. Я пришел к согласию с тем фактом, что мне никогда не стать матерью этого маленького парня - что, если мы придем к сроку, он, вероятно, проживет очень недолго, пока не задохнется и не умрет. , если он даже зашел так далеко.Для меня это было непозволительно. Я не могла заставить его пережить эти страдания, когда у нас была возможность максимально уменьшить его боль ».

Аборт разрешен в родном штате Элизабет, Нью-Йорк, до 24 недель. и ее мужу пришлось поехать в Колорадо, чтобы его лечил Уоррен Херн, доктор медицины, один из четырех врачей в Соединенных Штатах, которые открыто будут делать аборты на поздних сроках. Она и ее врачи работали вместе, чтобы разработать план: она прилетела в Колорадо, где Херн ввел лекарство, останавливающее сердце плода.Затем она вернулась в Нью-Йорк на роды.

Элизабет сказала Толентино, что если бы она прошла всю процедуру в клинике Херна, включая роды, это стоило бы ей 25000 долларов наличными. Одна только инъекция стоила 10 000 долларов, и ей также пришлось заплатить за авиабилеты и номера в отеле для себя и своего мужа. Она пытается получить свой страховой план для покрытия части ее медицинских счетов, но ожидает, что этот процесс займет некоторое время. Финансовые барьеры, которые паре пришлось преодолеть, чтобы получить доступ к этой процедуре, демонстрируют, насколько трудно для менее привилегированного человека получить доступ к этой помощи, еще раз напоминая нам, что строгие законы об абортах непропорционально затрагивают более бедных женщин.

Процедура в клинике заняла около шести часов, после чего пара вернулась в Нью-Йорк, где Элизабет была вызвана. Две эпидуральной анестезии не удалось, и врачу пришлось физически вытащить ребенка из ее тела. Она рожала более 24 часов, прежде чем ее сын был рожден, и впоследствии ей пришлось пройти D&C, чтобы удалить плаценту.

Интервью Толентино с Элизабет - это абсолютно душераздирающая история и важное понимание того, почему некоторые женщины выбирают поздний аборт как лучший выбор для своей семьи.Планируемое отцовство сообщает, что почти 99 процентов абортов происходят до 20 недель, и сторонники доступа к абортам на поздних сроках утверждают, что женщины, которые выбирают эти процедуры, почти всегда делают это, чтобы уберечь своих будущих детей от боли и страданий. И истории женщин, которые прошли через это, следуют тому же повествованию.

Прочтите полное разрушительное интервью здесь.

* Имя изменено.

СВЯЗАННЫЙ:

Связанный: «Что, если бы оружие было так же трудно достать, как и аборт?»:

Редкое решение сейчас в центре внимания политики: NPR

«[Было] много людей, которые рассказывали мне, что они думают о моей ситуации, не спрашивая меня - друзья, семья, незнакомцы», - сказала Бет Виал.«Я имею в виду, если ты скажешь кому-то, что ты седьмой месяц беременности и делаешь аборт, им есть что сказать». Сара МакКэммон / NPR скрыть подпись

переключить подпись Сара МакКэммон / NPR

«[Было] много людей, которые без моего согласия рассказывали мне, что они думают о моей ситуации - друзья, семья, незнакомцы», - сказала Бет Виал.«Я имею в виду, если ты скажешь кому-то, что ты седьмой месяц беременности и делаешь аборт, им есть что сказать».

Сара МакКэммон / NPR

Дана Вайнштейн была на 31 неделе второй беременности, готовясь приветствовать дочь, когда ей и ее мужу сообщили ужасные новости: критически важный участок мозга не развился должным образом.

"[Нам сказали], что у нашего ребенка будут припадки в 70% случаев - это был лучший сценарий; что когда мы родим ее, нам нужно будет иметь ордер на реанимацию, потому что она больше всего ", - сказал Вайнштейн.

Почти десять лет спустя Вайнштейн и ее муж стали родителями троих активных детей - мальчика и двух девочек. Ей 48 лет, она живет в пригороде Вашингтона, округ Колумбия, и работает в некоммерческой организации.

Она до сих пор плачет, когда говорит об этом диагнозе и о трудных решениях, которые его окружали. Опасаясь короткой и болезненной жизни для своего ребенка, Вайнштейн и ее муж решили поехать в Боулдер, штат Колорадо, чтобы прервать беременность, в одной из немногих клиник в стране, предлагающих аборты в третьем триместре.

Вайнштейн много лет публично рассказывала о своем опыте. Но недавно она решила снова рассказать свою историю на фоне возобновившихся национальных дебатов по поводу решений, подобных ее.

«Я просто не понимаю, почему и как это занимает центральное место в национальных дебатах», - сказал Вайнштейн. «Я бы отдал все, чтобы помочь нашему ребенку выжить, если бы она могла выжить. Но она была неспособна на это».

С двумя выборами президента Трампа теперь на U.S. Верховный суд, активисты с обеих сторон дебатов об абортах в этом году вступили в борьбу с законодательными собраниями штатов.

Опасаясь короткой и болезненной жизни для своего будущего ребенка, Дана Вайнштейн и ее муж решили поехать в Боулдер, штат Колорадо, чтобы прервать беременность в одной из немногих клиник в стране, предлагающих аборты в третьем триместре. Сара МакКэммон / NPR скрыть подпись

переключить подпись Сара МакКэммон / NPR

Опасаясь короткой и мучительной жизни для своего будущего ребенка, Дана Вайнштейн и ее муж решили отправиться в Боулдер, штат Колорадо., чтобы прервать беременность в одной из немногих клиник в стране, предлагающих аборты в третьем триместре.

Сара МакКэммон / NPR

Активисты, выступающие против абортов, надеются, что суд пересмотрит и, возможно, отменит решение 1973 года Roe v. Wade , легализовавшее аборты по всей стране. В нескольких штатах они протолкнули законодательство, запрещающее проведение процедуры уже на шестой неделе беременности, надеясь, что один из этих законопроектов попадет в Верховный суд.

В более либеральных штатах - среди них Вермонт, Массачусетс и Иллинойс - законодатели продвигаются в другом направлении, работая над закреплением прав на аборт в законах штата или снятием существующих запретов. Неудавшееся предложение в Вирджинии снять некоторые ограничения на более поздние аборты вызвало в начале этого года горячую риторику, включая заявления о том, что сторонники потворствуют детоубийству.

«То, что мы наблюдаем в некоторых штатах, - это полный переворот со стороны лобби абортов», - сказала Мэллори Куигли из группы противников абортов Сьюзан Б.Энтони Лист.

В своем обращении к стране в этом году президент Трамп высказался по этому поводу, осудив принятый в Нью-Йорке закон, который снял некоторые ограничения на процедуру, в том числе на более поздних сроках беременности.

«Это живые, чувствующие, красивые младенцы, у которых никогда не будет возможности поделиться своей любовью и своими мечтами с миром», - сказал Трамп.

На федеральном уровне противники прав на аборт также выдвигают в Конгресс предложения, направленные на ограничение последующих процедур.Недавний законопроект, спонсируемый сенатором-республиканцем Линдси Грэхем из Южной Каролины, о запрете процедуры по всей стране через 20 недель, кажется, вряд ли зайдет очень далеко, но он предоставил возможность для слушаний в Сенате по этому вопросу.

Куигли сказала, что, по ее мнению, противодействие аборту на поздних сроках беременности будет выигрышным политическим вопросом для республиканцев, выступающих против права на аборт.

«Я думаю, что повышенная ясность, которую обеспечивают эти типы дебатов, поможет президенту Трампу и сенаторам, выступающим за аборты, сенаторам, представителям, людям, участвующим в голосовании в 2020 году», - сказала она.

Опрос показывает, что, хотя большинство американцев поддерживают доступ к аборту раньше, большинство выступают против него к третьему триместру.

Проблема уже появляется в ходе кампании 2020 года. Во время недавней остановки кампании в Огайо кандидата в президенты от Демократической партии Бето О'Рурка попросили высказать свое мнение об абортах в третьем триместре. Он ответил, что «это должно быть решение, которое должна принять женщина», прежде чем двигаться дальше.

Однако поляризующие аборты в третьем триместре могут быть политической проблемой, как медицинская процедура, они относительно редки.По данным Института Гутмахера, который поддерживает права на аборт, чуть более 1% происходит примерно через 21 неделю, что по-прежнему хорошо во втором триместре.

Доктор Уоррен Херн, управляющий клиникой в ​​Колорадо, куда Вайнштейн приехал для своей процедуры, сказал, что многие из женщин, которых он видит, находятся в аналогичных ситуациях.

«Это трагические ситуации, и женщина и их семья испытывают ужасное чувство боли, потери и страдания из-за того, что они прервали беременность.Так что это не то, чем они хотят заниматься, - сказал Херн NPR. - Они хотят иметь ребенка; они не хотят делать аборт ».

Некоторые противники прав на аборт утверждают, что женщины, которым поставлен смертельный диагноз плода, все равно должны перенести беременность.

« Если у кого-то из членов семьи был смертельный диагноз, нет другое обстоятельство, когда мы могли бы сказать: «Знаете что, мы должны просто убить их сейчас; у них нет шансов на полноценную жизнь », - сказала д-р Ингрид Скоп, акушер-гинеколог Американской ассоциации акушеров и гинекологов, выступающих в защиту жизни.«И все же мы делаем это с плодом с неизлечимым диагнозом».

Скоп признала, что это трудное решение для беременных женщин и их семей, и сказала, что она по-прежнему выступает за рождение ребенка.

«У женщины будет возможность подержать ребенка, попрощаться с ним. И я думаю, что это гораздо более гуманная ситуация для этой женщины и для этого ребенка», - сказал Скоп.

Скоп сказала, что ее беспокоит, что некоторые женщины могут прибегать к аборту в третьем триместре по другим причинам, например, по «принуждению» со стороны бывшего партнера.

Для Тары Мендола решение прервать беременность в третьем триместре после тяжелого внутриутробного диагноза казалось сложным - с медицинской и моральной точек зрения.

«Моим детям будет достаточно плохо, если они не вернутся домой с младенцем», - сказал Мендола. «Я очень, очень не хотел, чтобы они смотрели, как умирает брат или сестра сразу после их рождения».

Мендола, 34 года, писатель-фрилансер и редактор из Бруклина, штат Массачусетс. У нее двое детей, и скоро она ждет еще одного ребенка.В прошлогоднем эссе для веб-сайта Rumpus Мендола написала о моральной сложности, которую она чувствовала вокруг этого решения в 2017 году, и о том, как ее иудейская вера руководила ею.

«Я думаю, что альтернативная точка зрения на этот счет состоит в том, что вы не можете избежать страданий; это легкий выход - сделать аборт», - сказал Мендола в интервью NPR. «Это, конечно, было нелегко ... но я думаю, что для моей семьи это было менее болезненно».

Какими бы ни были обстоятельства, связанные с этим решением, у женщин, обращающихся за процедурой в конце второго или третьего триместра, есть несколько вариантов, сказала Джен Вильявисенсио, акушер-гинеколог и сотрудник Американского колледжа акушеров и гинекологов.

«Она не может просто прийти в любую клинику и решить сделать аборт. Она преодолевает множество препятствий и препятствий, чтобы сделать это», - сказал Вильявисенсио.

Так было и с Бет Виал, студенткой колледжа из Портленда, штат Орегон, которая не узнала о своей беременности, пока ей не исполнилось 26 недель, летом 2017 года. «Я просто [разразилась] плачем. не поверила им, потому что мне сказали, что для меня это невозможно », - сказала она.

У флакона есть некоторые проблемы со здоровьем, в том числе состояние, которое нарушает ее менструальный цикл, что может сделать маловероятным зачатие и затруднить диагностику беременности.Врачи в Портленде сказали ей, что она слишком далеко, чтобы делать аборт.

Флакон тогда было 22. Недавно она разорвала отношения и сказала, что уверена, что не хочет продолжать беременность.

«У меня уже были тяжелые времена в моей жизни во многих других отношениях, и я просто чувствовал себя еще одной вещью, которую я действительно не мог вынести или обеспечить, и я был в панике, я думаю,» - сказал Виал.

Виал нашла клинику в Нью-Мексико, где ей сказали, что прервут ее беременность до 28 недель - начала третьего триместра.

Она боролась с помощью семьи, друзей и некоммерческой организации, которая помогает женщинам оплачивать аборты, чтобы собрать более 10 000 долларов.

«[Было] много людей, которые без моего запроса рассказывали мне, что они думают о моей ситуации - друзья, семья, незнакомцы», - сказал Виал. «Я имею в виду, если ты скажешь кому-то, что ты седьмой месяц беременности и делаешь аборт, им есть что сказать».

«Люди, которых я считала своими друзьями, ясно дали мне понять, что они не одобряют это», - сказала она.«И это нормально. Это не меняло моего мнения».

Что такое «поздний аборт» и когда еще слишком поздно делать аборт?

Фраза поздний аборт в последнее время повсюду. Это не совсем что-то новое, но это разжигает пожар возобновившихся противоречий благодаря комментариям политиков, которые привели к провокационным сравнениям с детоубийством. Естественно, у людей есть , много вопросов, поэтому мы попросили сертифицированного акушера-гинеколога установить все прямо.

Что такое поздний аборт?

Первое, что вам нужно знать: на самом деле нет согласованного определения того, что считается «поздним» - это не то, как врачи говорят об абортах. «В медицине мы говорим о беременности с точки зрения триместров», - говорит Дженнифер Конти, доктор медицины, сертифицированный акушер-гинеколог, научный сотрудник отдела репродуктивного здоровья и ведущая подкаста The V Word .

Это важно. Врачи основывают свои решения на точном наборе факторов, характерных для каждой ситуации - здоровье плода, здоровье женщины, а также точный триместр и неделя беременности, а не на произвольном представлении о том, что означает «поздний срок».«То, как они разработали этот язык, выступая против выбора, является стратегическим», - говорит д-р Конти. «Это преднамеренно вызывает неуверенность; когда мы слышим [« поздний аборт »], мы не знаем, относится ли это к гибкому плоду», что является очень деликатной серой зоной между 20 и 25 неделями беременности. когда плод может выжить или не выжить вне матки - «или если вы имеете в виду третий триместр».

Это очень важное различие, - говорит доктор Конти. Врачи, лечащие беременную женщину с серьезными осложнениями на сроке 30 недель, скорее всего, сочтут преждевременные роды , а не абортом.«Это совсем другая ситуация, чем на 25 неделе беременности, которая ближе к тому, что мы традиционно считаем жизнеспособностью, когда у плода меньше шансов на выживание и еще меньше шансов прожить жизнь, на которую не сильно влияют медицинские условия», она сказала. Расплывчатое понятие «аборта на поздних сроках» призвано «вызвать в воображении образ человека, находящегося в схватках с просьбой об аборте, и приходящих« злых »врачей, которые делают аборт, и делают это», - говорит она. «Этого никогда не случится».

Когда делать аборт уже поздно?

Ответ зависит от того, где вы живете.Сорок три штата запрещают аборты после определенного срока беременности (везде, кроме Аляски, Колорадо, Вашингтона, округ Колумбия, Нью-Гэмпшира, Нью-Джерси, Нью-Мексико, Орегона и Вермонта). Но именно , когда эта точка зависит от штата.

24–28 недель

Аризона, Калифорния, Коннектикут, Делавэр, Флорида, Гавайи, Айдахо, Иллинойс, Мэн, Мэриленд, Массачусетс, Мичиган, Миннесота, Миссури, Монтана, Невада, Нью-Йорк, Пенсильвания, Теннесси, Юта, Вирджиния, Вашингтон, Вайоминг

Двадцать три штата запрещают аборты после выживания вне утробы матки, которая, по словам медработников, выпадает на срок от 24 до 28 недель.Есть исключения - угроза жизни или здоровью женщины, случаи изнасилования или инцеста и аномалии плода, - но они также различаются в зависимости от состояния.

В то время как большинство штатов неопределенно определяют отсечение как жизнеспособность, пять штатов (Флорида, Массачусетс, Невада, Нью-Йорк и Пенсильвания) проводят черту через 24 недели. (Вирджиния запрещает аборты в третьем триместре, который начинается на 27 неделе.)

20 недель

Алабама, Арканзас, Джорджия, Индиана, Айова, Канзас, Кентукки, Луизиана, Миссисипи, Небраска, Северная Каролина, Северная Дакота , Огайо, Оклахома, Южная Каролина, Южная Дакота, Техас, Западная Вирджиния, Висконсин

Девятнадцать штатов запрещают аборты после 20 недель, что раньше, чем медицинские эксперты сочли «точкой жизнеспособности плода».«Это несколько сбивает с толку, поскольку 20 недель не являются важной вехой в развитии плода, согласно Американскому конгрессу акушеров и гинекологов. Вместо этого многие из этих законов основаны на опасениях по поводу« боли у плода », но эксперты говорят, что боль не возможно на этой стадии развития плода.

6 недель

Некоторые штаты пытаются запретить аборты даже раньше, как только можно обнаружить сердцебиение плода. повторно беременна.В 2018 году штат Огайо проголосовал за принятие «законопроекта о сердцебиении», но в конечном итоге на него наложил вето губернатор Джон Касич.

Полные запреты - не единственный способ ограничения абортов штатами. Законы, ограничивающие доступ к медицинской помощи по прерыванию беременности и устанавливающие ограничения (например, обязательные периоды ожидания и консультирование), представляют собой серьезную угрозу праву женщины на выбор. Следите за тем, что происходит, благодаря нашему постоянному страхованию прав на аборт.

Аборты на поздних сроках беременности | KFF

  • Аборты на сроке 21 недели или позже - редкость и составляют 1% всех абортов в США.Как правило, эти процедуры стоят более 1000 долларов, не считая расходов на дорогу и потерю заработной платы. Обычно они требуют лечения в течение нескольких дней и выполняются только подгруппой всех поставщиков услуг по прерыванию беременности.
  • Причины, по которым люди обращаются за абортом на более поздних сроках беременности, включают медицинские проблемы, такие как аномалии плода или опасность для жизни матери, а также препятствия на пути оказания медицинской помощи, которые вызывают задержки в получении аборта.
  • Roe v. Wade сделал концепцию жизнеспособности критически важной для регулирования абортов, особенно когда речь идет об абортах на более поздних сроках беременности.Жизнеспособность не устанавливается на конкретную дату беременности, на определение жизнеспособности влияет множество факторов, включая гестационный возраст, вес и пол плода, а также доступные медицинские вмешательства.
  • Многие штаты приняли ряд законов, ограничивающих доступ к абортам на более поздних сроках беременности, либо устанавливая ограничения по сроку беременности на аборт, либо запрещая врачам выполнять определенные процедуры.

Введение

Аборты, происходящие на сроке гестации 21 недели или позже, встречаются редко.Их часто трудно получить, поскольку они обычно дороги, требуют много времени и выполняются лишь небольшой группой поставщиков услуг по прерыванию беременности. Тем не менее, этим абортам уделяется непропорционально много внимания в новостях, политике и законодательстве, и дискуссии на эту тему часто чреваты дезинформацией; например, интенсивные общественные дискуссии разгорелись после того, как несколько политиков выдвинули теории о том, что аборты происходят «за несколько секунд до рождения» или даже «после рождения». На самом деле эти сценарии не встречаются и не являются законными в США.S. Обсуждение этой темы еще более затруднено из-за терминов, которые иногда используются для описания абортов на более поздних сроках беременности, включая «поздние сроки», «пост-жизнеспособность», «частичные роды», «расчленение» и «рожденные живыми» аборты. - несмотря на то, что многие медицинские работники критикуют и возражают против их использования. Этот информационный бюллетень объясняет, почему люди могут прибегать к абортам на более поздних сроках беременности, как часто происходят эти процедуры, как концепции жизнеспособности и боли плода играют в этой теме, а также различные законы, регулирующие доступ к абортам на более поздних сроках беременности.

Уточнение датирования беременности: беременностей измеряются с использованием гестационного возраста (GA), рассчитанного в днях и неделях с первого дня последней менструации (LMP). Поскольку некоторые люди не знают дату своего LMP, УЗИ также можно использовать для расчета GA. Возраст после оплодотворения или оплодотворения - это время, прошедшее с момента слияния яйцеклетки и сперматозоидов с образованием оплодотворенной яйцеклетки. Оплодотворение происходит примерно через 2 недели после менструации, таким образом, срок беременности по LMP опережает возраст оплодотворения примерно на 2 недели.По соглашению, гестационный возраст используется для обсуждения датирования беременности, поскольку большинство беременных знают свой LMP, однако некоторые правила аборта вместо этого ссылаются на возраст оплодотворения.

Что такое так называемый «поздний аборт»?

«Поздний аборт» обычно относится к абортам, произведенным на 21 неделе или позже, однако это не общепринятый медицинский термин, и нет единого мнения относительно того, к какому гестационному возрасту он относится. Члены медицинского сообщества раскритиковали термин «поздний аборт», поскольку он подразумевает, что аборты происходят после наступления «срока» (37 недель) или «поздних сроков» (> 41 недели), что неверно.Фактически, Американский колледж акушеров и гинекологов (ACOG) написал, что «поздний аборт» не имеет медицинского значения и не должен использоваться в клинических или юридических условиях. Таким образом, мы будем называть аборты, происходящие на сроке ≥21 недели беременности, как абортов на более поздних сроках беременности , но следует отметить, что 21 неделя - это в значительной степени произвольное ограничение, основанное на том, как CDC собирает данные об абортах. Аборты на этой стадии беременности в медицинском сообществе также иногда называются «поздними абортами».

Что такое жизнеспособность? Почему это важно для абортов на более поздних сроках беременности?

Аборты на более поздних сроках беременности были предметом бурных споров, отчасти потому, что некоторые люди считают, что этот период беременности граничит с периодом жизнеспособности. В 1973 году дело Роу против Уэйда легализовало аборты в США, и в процессе этого «жизнеспособность» стала определяющим фактором в дебатах об абортах; до достижения жизнеспособности человек имеет право на аборт, тогда как после достижения жизнеспособности государство может ограничить доступ к аборту в интересах защиты жизненного потенциала человека, за исключением случаев, когда здоровье или жизнь беременной находится под угрозой.

Верховный суд ясно дал понять в деле Roe v. Wade , что суды не в состоянии оценить, когда начинается жизнь и когда она достигнута, написав: « Нам не нужно решать сложный вопрос о том, когда начинается жизнь. Когда те, кто обучен соответствующим дисциплинам медицины, философии и теологии, не могут прийти к какому-либо консенсусу, судебная власть на данном этапе развития человеческих знаний не в состоянии строить предположения относительно ответа.( Roe v. Wade ) Данная жизнеспособность зависит от конкретного случая и является только возможностью или вероятностью выживания, а не гарантией выживания, решение по делу Roe v. Wade оставило право на аборт после жизнеспособность до отдельных состояний, чтобы определить.

В последующем деле Верховного суда об аборте суд определил жизнеспособность следующим образом:

«Жизнеспособность достигается, когда в решении лечащего врача по конкретным фактам рассматриваемого дела существует разумная вероятность устойчивого выживания плода вне матки, с искусственной опорой или без нее .Поскольку этот пункт может отличаться от для каждой беременности , ни законодательные органы, ни суды не могут провозглашать один из факторов, влияющих на определение жизнеспособности - будь то недели беременности, вес плода или любой другой отдельный фактор - как определяющий, когда Государство кровно заинтересовано в жизни или здоровье плода ». Колаутти против Франклина (1979)

Жизнеспособность зависит от многих факторов, включая срок беременности, вес и пол плода, а также доступные медицинские вмешательства.Хотя жизнеспособность не относится к конкретному гестационному возрасту, часто предполагается, что она составляет 24 недели беременности, а «гибкость» относится к периоду жизнеспособности (от 20 до 26 недель беременности). В случае преждевременных родов больница, в которой рождается ребенок, может сильно повлиять на его жизнеспособность, а страховое покрытие пациента может определять, куда он может обратиться за помощью. Младенцы, рожденные в условиях богатых ресурсами, имеют более высокую вероятность выживания, чем дети, рожденные в условиях ограниченных ресурсов. Отчасти это связано с доступом к неонатологам и врачам, занимающимся вопросами материнства и плода, но также и с политикой конкретных больниц; в исследовании, проведенном в 24 академических больницах, активное лечение младенцев, рожденных на сроке 22 недели, варьировалось от 0% до 100% в зависимости от больницы, показывая, что критерии, используемые для определения жизнеспособности в одной больнице, могут не совпадать в другой.Если позволяет время и если беременность клинически стабильна, ее можно перевести в учреждение, лучше оборудованное для реанимации новорожденных, до родов, однако это не всегда возможно. Кроме того, страховое покрытие и компенсация за переводы на попечение различаются в зависимости от штата и плана страхования.

Во время рассмотрения дела Roe v. Wade , Верховный суд написал, что жизнеспособность «обычно определяется примерно через семь месяцев (28 недель), но может наступить раньше, даже через 24 недели.«С развитием медицины чрезвычайно недоношенные дети теперь могут выжить на более низком гестационном сроке, чем считалось возможным ранее, особенно в больницах с отделениями интенсивной терапии новорожденных IV уровня (ОИТН). Вопрос, с которым мы сталкиваемся, заключается в следующем: если жизнеспособность возможна на более низком гестационном сроке, будут ли запрещены аборты и на более низком гестационном сроке? Многие предпочитают оставить это решение на усмотрение пациентки и ее поставщика, учитывая, что жизнеспособность зависит от индивидуальной беременности. Другие, в том числе некоторые политики, желают установить ограничения на аборты в раннем гестационном возрасте задолго до того, как появится возможность их жизнеспособности.В следующих разделах мы описываем политику, регулирующую выполнение абортов на более поздних сроках беременности, включая ограничения по сроку беременности.

Насколько распространены аборты на поздних сроках беременности?

Аборты, происходящие на 21 неделе беременности или после нее, редки. Согласно данным CDC по надзору за абортами, подавляющее большинство абортов (91%) происходит на сроке 13 недель беременности или ранее, в то время как 7,7% - на сроках с 14 по 20 неделю беременности, и только 1,2% абортов выполняются на 21 неделе или позже ( Рисунок 1 ).Это составляет примерно 5200 абортов в год, происходящих на 21 неделе или позже, однако это заниженная оценка, поскольку только 33 региона сообщают об абортах в CDC по срокам гестации. Процент абортов, произошедших на сроке 13 недель беременности или ранее, оставался стабильным в течение последних нескольких десятилетий на уровне 91-92%, однако в этот период больше абортов происходит на более ранних сроках беременности, на 8 неделе или ранее. Отчасти это, вероятно, связано с более широкой доступностью медикаментозных абортов за последние два десятилетия.

Рисунок 1: Подавляющее большинство абортов происходит на ранних сроках беременности

CDC не дает подробных данных о разбивке по сроку беременности для абортов, произошедших после 21 недели, но вполне вероятно, что подавляющее большинство из них происходит вскоре после 21 недели, а не на более поздних сроках беременности. Хотя данные по этому вопросу очень ограничены, исследование 1992 г. оценило 0,02% всех абортов после 26 недель беременности (от 320 до 600 случаев в год). Это может привести к завышению показателей текущего дня, учитывая, что количество абортов в настоящее время находится на исторически низком уровне, а ограничения на аборты на более поздних сроках беременности ужесточились.

Почему люди делают аборты на более поздних сроках беременности?

Немедицинские причины: Люди обращаются за абортом на более поздних сроках беременности по ряду причин. В рамках исследования Turnaway, проведенного Калифорнийским университетом в Сан-Франциско, в период с 2008 по 2010 год более 440 женщин спросили о том, почему они задерживают получение медицинской помощи по прерыванию беременности, если таковая имеется (, рис. 2, ). Почти половина людей, сделавших аборт после 20 недель беременности, не подозревали, что они беременны, до более поздних сроков беременности, и другие препятствия для оказания помощи включали отсутствие информации о том, где сделать аборт, трудности с транспортировкой, отсутствие страхового покрытия и неспособность заплатить за процедура.Это неудивительно, учитывая, что аборты могут быть дорогостоящими для многих; Согласно исследованию 2011–2012 годов, средняя стоимость хирургического аборта на 10 неделе составила 495 долларов, а через 20 недель выросла до 1350 долларов (диапазон от 750 до 5000 долларов) без учета затрат на проезд и потерю заработной платы. Тем не менее, Совет Федеральной резервной системы обнаружил, что у 40% взрослого населения США недостаточно сбережений, чтобы оплатить чрезвычайные расходы в размере 400 долларов, а это означает, что многим людям, возможно, придется отложить аборт до тех пор, пока они не смогут собрать необходимые средства.

Рисунок 2: Многие факторы способствуют задержке в получении медицинской помощи по прерыванию беременности

Кроме того, из всех медицинских учреждений U.S., только 34% предлагают аборты на 20 неделе и только 16% на 24 неделе, что означает, что людям, возможно, придется преодолевать значительные расстояния, чтобы найти доступного, обученного врача. Аборты на этой стадии также обычно требуют двух дней для завершения стационарного лечения, в отличие от амбулаторного или домашнего лечения, которое возможно на более ранних сроках беременности. За годы, прошедшие с момента сбора этих данных, в округе были введены в действие десятки ограничений на аборты, включая обязательные периоды ожидания; поэтому возможно, что люди, обращающиеся за абортом сегодня, могут столкнуться с еще большим количеством задержек в оказании помощи, чем отражают эти данные.

Аномалии плода: Люди также обращаются за абортом на более поздних сроках беременности по медицинским показаниям. С развитием медицины многие генетические аномалии плода могут быть обнаружены на ранних сроках беременности; например, с помощью пробы ворсин хориона можно диагностировать синдром Дауна или кистозный фиброз уже на 10 неделе беременности. Однако структурные аномалии плода часто обнаруживаются намного позже во время беременности. В рамках повседневного ухода примерно через 20 недель проводится сканирование анатомии плода, в ходе которого проводится ультразвуковое исследование всех развивающихся органов.В настоящее время обнаружено множество структурных аномалий, которые ранее не были очевидны. Часть из них является летальными аномалиями плода, что означает, что плод почти наверняка умрет до или вскоре после рождения, а это означает, что плод может быть нежизнеспособным. В этих случаях многие люди хотят прервать беременность, а не вынашивать беременность до тех пор, пока не умрет плод или новорожденный. Очень часто эти беременности желательны, что делает это решение чрезвычайно трудным для родителей.Нет достаточных данных, чтобы знать, сколько абортов происходит на более поздних сроках беременности из-за аномалий развития плода, но исследование Университетской больницы Вашингтона показало, что почти все женщины, у плода которых были летальные аномалии плода, предпочли прервать беременность.

Исследование докторов медицины материнского плода (MFM) - специалистов, ведущих беременность с аномалиями плода, - показало, что большинство из них согласны с тем, что прерывание беременности из-за летальной аномалии плода должно быть разрешено при любых обстоятельствах (76%). Большинство (75%) обсуждают аборт как вариант лечения вскоре после диагностики летальной аномалии плода, но услуги по прерыванию беременности в этих сценариях ограничены.Только 40% MFM работали в медицинских центрах, предлагавших аборты в течение 24 недель по поводу летальных аномалий плода. Еще 12% знали о доступных услугах на расстоянии менее 50 миль.

Опасность для здоровья беременной: Опасные для жизни состояния могут развиться и на более поздних сроках беременности. К ним относятся такие состояния, как ранняя тяжелая преэклампсия, недавно диагностированный рак, требующий немедленного лечения, и внутриутробная инфекция (хориоамнионит), часто в сочетании с преждевременным разрывом амниотического мешка (PPROM).Если эти условия возникают до того, как плод станет жизнеспособным, беременная может прибегнуть к прерыванию беременности для сохранения собственного здоровья. Если эти условия возникают после того, как плод считается жизнеспособным, Roe v. Wade по-прежнему защищает право этих лиц на аборт в случае угрозы здоровью или жизни, однако может быть трудно найти поставщика этой услуги, как раньше. упомянул. Обычно предпринимаются все усилия, чтобы спасти жизнь как беременной, так и плода, добиваясь родов, а не аборта.

Как штаты регулируют аборты на более поздних сроках беременности?

Несколько штатов попытались расширить доступ к абортам на поздних сроках беременности. Закон штата Нью-Йорк о репродуктивном здоровье, принятый в январе 2019 года, расширяет защиту лиц, производящих аборт, и беременных, сделавших аборт после 24 недель , в случаях угрозы здоровью или жизни или смертельных аномалий плода. Вирджиния аналогичным образом предложила ослабить ограничения на аборты на более поздних сроках беременности, сократив количество врачей, которые должны будут утверждать аборт после 28 недель беременности, с трех до одной, а также расширив исключения для матерей, включив в них более общие угрозы психическому и физическому здоровью.Этот законопроект не был принят, но вызвал национальную дискуссию о регулировании абортов на более поздних сроках беременности.

Многие штаты направили свои усилия в противоположном направлении, стремясь ужесточить ограничения на аборты на более поздних сроках беременности. Государства чаще всего делают это, (1) устанавливая ограничения по сроку беременности для абортов и / или (2) ограничивая методы, которые медицинские работники могут использовать для абортов на более поздних сроках беременности. Обсуждая эти законы, важно отметить, что большинство политиков не являются клиницистами, поэтому многие термины, используемые для обсуждения абортов на более поздних сроках беременности, предназначены для передачи политического послания, а не точной медицинской концепции.В Приложении мы упоминаем несколько терминов, прописанных в правилах и законах, чтобы читатели могли ознакомиться с их значением, но это не медицинские термины.

Запрет абортов по сроку беременности

В 43 штатах запрещены аборты после определенного срока беременности, при этом почти половина штатов запрещает аборты при «жизнеспособности» или, когда жизнеспособность часто предполагается, на 24-й неделе. Другие штаты стремятся к более раннему сроку беременности для абортов. Например, так называемые запреты на «сердцебиение» предлагают запретить аборт после обнаружения сердечной активности уже на 6 неделе беременности, за несколько месяцев до жизнеспособности.На сегодняшний день все подобные запреты «сердцебиения», а также другие запреты на аборты в срок до 20 недель не действуют из-за продолжающихся или завершенных судебных разбирательств. Однако в некоторых штатах введены запреты на аборты при сроке беременности 20-22 недели, мотивируя это болью у плода.

Боль плода

Многие штаты ограничивают аборты на сроке гестации 22 недели или 20 недель после оплодотворения, утверждая, что плод обладает способностью чувствовать боль на этом этапе развития, вопреки медицинским данным.Систематический обзор литературы по боли у плода показал, что восприятие боли маловероятно до 29 или 30 недель гестации. ACOG не обнаружил «никаких законных научных данных или информации», подтверждающих утверждение о том, что плод чувствует боль через 20 недель после оплодотворения, а Королевский колледж акушеров и гинекологов также пришел к выводу, что боль у плода невозможна раньше 24 недель, учитывая незрелое развитие мозга. и нейронные сети.

Несмотря на медицинские данные, политики ввели ограничения на срок беременности, исходя из того, что плод может чувствовать боль на ранних сроках беременности.Миссисипи запрещает аборт на сроке беременности 20 недель, в то время как аборт на сроке беременности 22 недели запрещен 17 другими штатами (AL, AR, GA, IN, IA, KS, KY, LA, NE, ND, OH, OK, SC, SD, TX, WV, WI). Кроме того, 13 штатов предоставляют устные или письменные консультации по поводу боли у плода в рамках консультирования до аборта (AK, AR, GA, IN, KS, LA, MN, MO, OK, SD, TX, UT, WI) (, рис. ). В некоторых штатах требуется, чтобы эта информация предоставлялась тем, кто хочет сделать аборт на более поздних сроках беременности, в то время как в других такое консультирование требуется на любом этапе беременности.В штате Юта было введено, но не принято, законодательство, согласно которому медицинские работники должны вводить «фетальную анестезию» во время абортов на более поздних сроках беременности. Однако не существует стандартной практики проведения анестезии плода во время аборта, равно как и адекватных данных по безопасности, касающихся того, как это повлияет на беременных.

Рисунок 3: Концепция боли плода играет роль во многих правилах абортов

Запреты на методы прерывания беременности, применяемые на более поздних сроках беременности

Почти все аборты, выполняемые на сроке ≥21 недели, выполняются с помощью процедуры дилатации и эвакуации (D&E) (93–95% по данным CDC).Это включает расширение шейки матки и удаление тканей беременных с помощью щипцов, с отсасыванием или без него. D&E можно безопасно выполнять при сроке беременности не менее 28 недель, и по сравнению с их альтернативой индукции родов, как было обнаружено, они выполняются быстрее и приводят к меньшему количеству осложнений; Кроме того, многие женщины предпочитают хирургическое вмешательство, так как они будут под воздействием седативных средств и им не придется проходить роды и роды.

Несколько штатов пытались запретить процедуры D&E, что значительно ограничило бы возможность медицинских работников делать аборты на более поздних сроках беременности.В настоящее время Миссисипи и Западная Вирджиния ввели запреты D&E, в то время как запреты временно введены в 6 штатах, и более 25 штатов пытались принять такое законодательство. В 20 штатах запрещены дилатация и экстракция (D&X), редко используемая процедура аборта, также называемая политиками интактной D&E или «частичным абортом при родах» ( Приложение ). В общей сложности 21 штат ввел запрет на методы прерывания беременности, используемые на более поздних сроках беременности (, рисунок 4, ).

Рисунок 4: Многие штаты запрещают определенные процедуры аборта, используемые на более поздних сроках беременности

В дополнение к ограничениям гестационного возраста и запретам на методы, применяемым для абортов на более поздних сроках беременности, важно помнить, что на эти аборты также распространяются те же правила, которые применяются для абортов на ранних сроках беременности, включая обязательные периоды ожидания, а также требования к врачу и больнице.

Авторы выражают благодарность Дженнифер Карлин, доктору медицины, доктору философии (Калифорнийский университет, Сан-Франциско) за ее рецензию на более ранний вариант этого информационного бюллетеня.

Приложение

Срок Описание
Поздний аборт: Немедицинский термин, который обычно относится к абортам, происходящим на сроке гестации 21 недели или позже, но не всегда относится к определенному пределу гестационного возраста.
Пост-жизнеспособный аборт: Немедицинский термин, используемый для обозначения абортов, происходящих после того, как плод считается жизнеспособным, и иногда используется как синоним поздних абортов.
Аборт при рождении: Немедицинский термин, используемый для обозначения чрезвычайно редких обстоятельств, при которых у новорожденного появляются признаки жизни после аборта, включая дыхание, учащенное сердцебиение и произвольные движения. Эти случаи являются предметом предложенного «Закона о защите выживших после аборта», обязывающего медицинских работников оказывать помощь младенцам, у которых проявляются признаки жизни после попытки аборта.
Частичный аборт при родах: Немедицинский термин, часто используемый для обозначения редко используемой процедуры аборта, называемой дилатацией и экстракцией (D&X, также известная как неповрежденная D&E). Иногда используется для обозначения всех расширений и эвакуаций (D&E), наиболее распространенной процедуры аборта, применяемой в сроках гестации 14–28 недель.
Аборт с расчленением: Немедицинский термин иногда используется для обозначения D&E.
ПРИМЕЧАНИЯ: KFF не поддерживает использование этих условий.

Третий триместр - Юго-западные женщины

Альбукерке, только Нью-Мексико
24 недели LMP (5,87 см BPD) и выше

Процедуры индукционного аборта в третьем триместре выполняются, начиная с 24 недель последней менструации (5,87 см BPD). До прибытия в Альбукерке будут получены последние данные о гемоглобине или гематокрите, артериальном давлении, а также базовый медицинский и личный анамнез.Эта информация важна для нашего процесса планирования. Наши врачи изучат эту информацию, чтобы мы могли безопасно рассматривать вас как пациента. Для аборта на сроке беременности более 24 недель этот процесс занимает от трех до четырех дней. Из-за этого нам нужно будет назначить наших пациентов на прием для утреннего аборта в начале недели.

В нашем офисе размер беременности определят с помощью УЗИ, сделанного в первый день. Также будет изучена ваша история болезни. Далее следует консультирование и лабораторная работа.После встречи с врачом и подписания согласия врач может оценить время, необходимое для безопасного процесса. Эта информация означает, что вам нужно будет ожидать более длительного посещения офиса и процесса, который займет три-четыре дня.

Процесс начинается с введения ламинарии для мягкого расширения шейки матки. Ламинария - это стерильные спрессованные водоросли, которые вводятся в цервикальный канал. Ламинария расширяется за счет поглощения естественной влаги шейкой матки. В первый день будет сделана инъекция дигоксина, чтобы остановить сердцебиение плода.

Вторая и, возможно, третья установка ламинарии будет использована для дальнейшего расширения шейки матки. Расширение шейки матки достигается мягко и постепенно, по мере необходимости, в течение следующих двух-трех дней. Кроме того, используются лекарства, которые помогают размягчить шейку матки. Этот процесс может потребоваться повторить на следующий день, если шейка матки не достигла достаточного прогресса. Необходимо добиться соответствующего расширения шейки матки, чтобы снизить риски и осложнения. Поэтому, как только шейка матки будет готова, будут введены лекарства, которые вызовут роды и приведут к рождению мертворожденного ребенка.

Для получения дополнительной информации о нашей программе индикации состояния плода щелкните здесь.

Аборты после 32 недель (7,97 BPD):

  • Для женщин старше 32-й менструальной недели с BPD 7,97 и старше мы предоставляем услуги в индивидуальном порядке. Процесс такой же, как и выше. Поскольку каждый случай уникален, мы просим женщин с признаками плода или матери позвонить в наш офис для оценки по телефону. Мы поможем, если сможем.

Послеоперационные инструкции

  • После аборта вы можете нормально есть и пить.Лучше избегать напряженной деятельности, не поднимать вес более 10 фунтов и не проводить много времени на ногах. Руководствуйтесь своими чувствами.
  • Пожалуйста, НИЧЕГО не кладите во влагалище в течение как минимум 7 дней. Нет тампонов и вагинального полового акта
  • Используйте только гигиенические прокладки
  • Не принимайте душ, не купайтесь и не принимайте ванну - это нормально.

Необходимы дополнительные приемы, которые доступны без дополнительных затрат здесь, в нашем офисе или в нашей сестринской клинике в Далласе, если она находится недалеко от вашего дома.Если наши офисы не находятся в удобном месте, мы можем помочь найти место, которое лучше всего подходит для вас.

Каждая женщина по-разному переживает кровотечение. Например, кровотечение может варьироваться от обильного до полного отсутствия кровотечения и варьироваться ото дня к дню. Увеличение активности может усилить кровотечение. Мы рекомендуем женщинам постепенно увеличивать свою активность до нормального уровня. Следующие нормальные месячные должны начаться через 4-8 недель. Помимо этого, тест на беременность может все еще показать небольшой положительный результат, поскольку гормоны беременности покидают ваше тело.Если у вас нет менструации в течение 8 недель с даты процедуры, позвоните нам.

Можно забеременеть до начала первой менструации. Поэтому, если вы хотите избежать повторной беременности, вам следует использовать метод контрацепции, рекомендованный вам нашими консультантами и / или вашим врачом. Гормональные методы контроля рождаемости, такие как таблетки, инъекция Депо Провера, Кольцо Нува и Патч Орто Эвра, Некспланон, Мирена, могут изменить ваш цикл. Если возникнут вопросы, звоните в офис.

Обязательно сообщите:

  • Кровотечение более сильное, чем самое сильное кровотечение в нормальный период.
  • Продолжающееся кровотечение - более двух недель (хотя кровянистые выделения могут длиться дольше)
  • Температура всегда составляет 100,4 градуса и более. У вас есть выделения из влагалища с неприятным запахом.
  • Сильная боль или боль в отличие от менструальных спазмов.
  • Макси-пэды пропитываются за 1 час или меньше
  • Сгустки размером в четверть или больше

Пожалуйста, свяжитесь с нашим офисом, чтобы узнать цену.Национальная федерация абортов (НАФ) имеет доступ к средствам для нуждающихся женщин. Как член NAF, мы можем помочь вам оценить, имеете ли вы право на получение финансирования. Мы также можем помочь вам связаться с любыми другими соответствующими финансирующими агентствами.

$ Позвоните в наш офис обновите информацию о ценах

Агония прерывания долгой беременности на поздних сроках: высказываются три женщины | Health

В прошлом году Дональд Трамп предположил, что действующие законы об абортах позволяют врачам «вырывать ребенка из утробы матери незадолго до его рождения».Его заявление ошибочно описывает процедуры аборта, а также вызвало бурю негодования среди женщин и мужчин, которые не понаслышке знают о разрушительных последствиях прерывания беременности на поздних сроках.

По данным Центров по контролю и профилактике заболеваний, почти 99% абортов происходят до 21 недели, но когда они необходимы после этого срока, это происходит в ответ на ужасные обстоятельства.

«Аборты, которые происходят на этой стадии беременности, часто являются результатом трагических диагнозов и представляют собой именно те сценарии, при которых пациенткам нужны их врачи, а не препятствующие политики», - говорит доктор Дженнифер Конти, доцент Стэнфордского университета.«Просить женщину вынести фатально несовершенную беременность до срока - по крайней мере, душераздирающе. Я часто слышал, как женщины говорят, что они решили прервать такую ​​беременность по бескорыстным причинам: они не могут вынести мысли о том, что их плод подвергнется еще большей боли или страданиям ».

По данным Института Гутмахера, исследовательской организации, которая поддерживает права на аборт, только в этом году в 41 штате было введено 400 ограничений на аборты. Среди них республиканцы в начале этого года представили первый в истории федеральный закон о сердцебиении, который запрещает аборты при обнаружении сердцебиения.Между тем, Конгресс рассматривает законопроект, который также запретит аборты на сроке 20 недель по всей стране, когда УЗИ может выявить первые признаки аномалий в анатомии плода.

Здесь три разные женщины согласились поделиться своим опытом, чтобы положить конец неправильным представлениям о позднем прерывании беременности и объяснить политикам и широкой общественности, почему они вообще необходимы.

Кейт Карсон, учительница, недалеко от Бостона, Массачусетс

В тот теплый июньский день в палате восстановления было тихо.Вошел доктор, неся Лорел - узелок весом всего пять фунтов, завернутый в хлопковое одеяло в розово-голубую полоску. Он нежно передал ее ее матери, Кейт. Она наклонилась вперед, чтобы понюхать ее. Она коснулась своей кожи. Ее дочери было тепло, но не так тепло, как следовало бы.

«Мне просто нужно было знать, что это произошло. Мне нужно было знать, что у меня есть ребенок », - говорит Кейт Карсон.

В 27 лет Кейт планировала свою жизнь. У них с мужем должно было быть четверо детей, и она собиралась стать профессором инженерного дела.Ее первая беременность прошла нормально, и у нее родилась здоровая девочка. Но во время получения степени доктора технических наук у нее произошло три выкидыша. «Это был долгий путь», - говорит она, но к 29 годам она наконец ждала еще одну девушку, Лорел. Она должна была родиться летом 2012 года, и оба родителя были в восторге.

Кейт держит отпечатки лап и рук своей малышки Лорел, сделанные медсестрами в клинике. Фотография: Каяна Шимчак / The Guardian

Через 19 недель УЗИ выявило тень беспокойства, но результат был полностью изменен на УЗИ второго уровня.«Я не вижу никаких проблем. Все в порядке », - рассказали родителям специалист.

Но Кейт сильно беспокоила. «Мы с мужем не чувствовали, что все в порядке», - говорит она. Она спросила медсестру, насколько уверен специалист. «Он должен быть так уверен. Они никогда бы не отменили диагноз, не будучи в этом абсолютно уверены », - ответила медсестра.

Тем не менее, ее муж посоветовал ей записаться на второе УЗИ второго уровня, «УЗИ душевного спокойствия».

Ожидая только утешения, Кейт связала розовый свитер для Лорел, свободно болтая с техником, который быстро замолчал.В мозгу Лорел было большое черное пятно. «Этот ребенок другой, - сказал техник. Она вышла из комнаты и вернулась со специалистом по материнскому плоду и специалистом по обучению.

«Вот тогда мне и начали рассказывать», - говорит Кейт. У плода была аномалия Денди-Уокера, набор аномалий мозжечка .

«Проблемы, которых мы не видели в прошлый раз, мы наблюдаем сегодня», - сказал специалист. Она предложила Кейт усыновление и аборт, «если это еще разрешено законом».Она рассказала ей, что раньше в Канзас отправляли женщин на аборты, но это было до того, как доктор Тиллер был убит выстрелом в лицо на воскресной церковной службе.

Кейт спросила, нормальны ли когда-нибудь дети с уродством Денди-Уокера. «Да», - сказал специалист.

«И это, честно говоря, так сложно услышать, потому что вам просто нужно что-то определенное», - вспоминает Кейт. «С одной стороны, конечно, вы хотите, чтобы ваш ребенок был нормальным. С другой стороны, вы хотите знать, будет ли ваш ребенок в порядке, получит ли он ужасный диагноз? » Но у специалиста не было однозначных ответов, и он порекомендовал сделать МРТ, чтобы определить, будет ли Лорел в порядке или «несовместима с жизнью».

Кейт не могла сделать МРТ в течение следующих 48 часов. Ожидание было мучительным. Дома она не могла найти покоя и заменила сон вязанием детского свитера. Она свернулась калачиком на диване в гостиной и плакала, пока муж не подхватил ее каждую ночь и не уложил в постель.

«Когда вы представляете себе будущее, выходящее за рамки чудесного счастливого конца, оно погружается в глубину», - говорит она.

Наконец-то настал день МРТ. Ей было 35 недель 0 дней. К концу этого у Кейт и ее мужа были самые трудные ответы, которые они когда-либо получали.

У их дочери была порок развития Денди-Уокера от средней до тяжелой. Но это был не единственный диагноз; У Лорел также было заболевание мозга, при котором жидкость накапливалась в желудочках, в конечном итоге перерастая в гидроцефалию и, возможно, разрушая ее мозг. У нее также было врожденное заболевание, при котором было полное или частичное отсутствие широкой полосы нервных волокон, соединяющих два полушария мозга.

Это означало, что Лорел не должна была ходить, говорить и глотать.Это было, если она пережила роды.

Кейт спросила своего врача: «Что может сделать такой ребенок, как мой? Спать все время? "

«Младенцы, подобные вашему, обычно не могут спать достаточно комфортно», - сказал невролог.

«Именно тогда стало очень ясно, чем я хочу заниматься», - говорит она. «МРТ действительно исключила возможность хорошего здоровья моего ребенка».

Личное письмо поддержки от Барака Обамы. Кейт написала Обаме после своего аборта, пытаясь рассказать политикам о реалиях поздних абортов.Фотография: Каяна Шимчак / The Guardian

Для Кейт подарить ребенку жизнь и покой - это два подарка, которые может предложить мать. «Большинство детей получают жизнь и обретают покой, но этого ребенка я должен был выбрать. Я мог выбрать жизнь с внешним шансом на покой или случайный покой, или я мог выбрать определенный покой без жизни. И для меня определенный мир без жизни был тем выбором, который я хотел сделать ».

По дороге домой Кейт и ее муж молчали, проезжая в час пик через мост Заким.Сама она не могла этого сказать, но слово «аборт» произнес муж Кейт. «Я думаю, мы должны спросить об этом», - сказал он.

«Я была в этой темной ужасной тюрьме внутри себя», - говорит она. Слова мужа утешили ее.

Когда они приехали домой, Кейт сразу же позвонила доктору и оставила ей сообщение. Ее мать приехала забрать их дочь и перед отъездом сказала, что сделала бы то же самое. Через час зазвонил телефон. Кейт схватила его. Если они хотели сделать аборт, у них было 30 минут, чтобы позвонить в клинику в Колорадо до закрытия или переждать выходные.Процедура продлится четыре дня. И им потребуется 20 000 долларов. В Массачусетсе запрещены аборты после 24 недель, за исключением случаев, когда это необходимо для спасения жизни матери.

Кейт и ее муж живут скромной жизнью, и уж точно не такой, у которой есть 20 000 долларов. Младший брат Кейт предложил свои сбережения в размере 5000 долларов, но именно родители дали им деньги из своего пенсионного фонда. «Именно поэтому существуют эти аборты», - сказал ее отец.

Три дня спустя они подъезжали к клинике по абортам доктора Херна в Боулдере, где их окружили камеры наблюдения и заборы с металлическими проволоками.Она была на 36 неделе беременности.

Я чувствовал себя единственным в мире ... но мы не совсем одиноки. Только что спрятано
Кейт Карсон

В клинике Кейт сдала анализ крови, после чего последовала исчерпывающая консультация, а затем - форма согласия. Доктор Херн хотел убедиться, что она делает это по собственной воле.

К концу дня Кейт и ее муж поняли, что пора. Доктор Херн отвел Кейт в комнату для укола. Это замедлит сердце ее ребенка до остановки, как только оно проникнет.Иногда это происходит быстро. Для Кейт это произошло за пару часов. Как только они с мужем собирались перекусить, Лорел пнула ногой. «Я потеряла его», - говорит Кейт. Она ушла в свой гостиничный номер и лежала там, пока движение не остановилось. По ее словам, когда Лорел замерла, живот Кейт опустился и стал безжизненным. «Это было очень грустно и очень тяжело».

«Я никогда не сомневалась, что поступаю правильно для нее, но от этого не стало легче», - говорит она. Кейт говорит, что Лорел «крепко обняла».Ее тело обнимало ее.

Затем пришло время сделать расширение, что было болезненно для Кейт, потому что она не могла получить эпидуральную анестезию. В последний день в Колорадо, в начале июня, Кейт, которая рожала два с половиной часа, родила Лорел.

В палате восстановления доктор Херн принес ей Лорел. От нее хорошо пахло, ей было тепло, но не так тепло, как от живого ребенка.

«Она была прекрасна», - говорит Кейт.

Когда Кейт вернулась домой, они развеяли пепел Лорел в океане.Пришло время заканчивать, но Кейт беспокоилась о суде, поэтому месяцами никому не рассказывала о том, что произошло. Затем пришла неуверенность в себе.

«Я чувствую себя раздробленным на миллион разных« я ». И у меня была часть злой сторожевой собаки и моя часть ревности, моя печальная часть, у меня была вина, религиозная часть. Все эти кусочки, и мне нужно было понять, кто я такой ».

Некоторое время Кейт задавалась вопросом о человеческой ошибке в уравнении и задавалась вопросом, мог ли ее первый врач специально ввести ее в заблуждение.Позже небольшое исследование доказало, что это была просто честная ошибка. «Я могу жить в мире, где люди делают ошибки», - говорит она. «Я чувствовала себя единственной во всем мире, кто сделал такой поздний аборт, и это правда, что мы редки, но мы не совсем одиноки. Просто спрятан.

Кейт родила еще одну здоровую дочь.

Кейт Карсон рассказывает о своем опыте врачам, юристам и соседям. Вы также можете прочитать о ее опыте здесь

Линдси Парадизо, свадебный фотограф, Вирджиния

Линдси и Мэтт Парадизо, сфотографированные внутри своего дома.Фотография: Джастин Идей / The Guardian

В тот момент, когда 27-летняя Линдси узнала, что беременна, она завернула положительную тест-полоску в использованный золотой металлический подарочный пакет и удивила своим мужем Мэттом. Два месяца спустя ее назвали Омара Роуз.

Это была не самая легкая беременность для Линдси. Она страдала от боли при ишиасе, и ей приходилось ежедневно делать инъекции из-за нарушения свертываемости крови. Но она была без ума от беременности.

Сначала это выглядело как пузырек на УЗИ.Во время планового 18-недельного визита в феврале 2016 года врач предположил, что это может быть кистозная лимфангиома, группа кист, обнаруживаемая в основном на шее. Или это могло быть ничего. Они сразу же записались на прием в Университет Вирджинии (UVA).

Посмотрев УЗИ в УФА, Линдси заметила, что опухоль охватила половину лица Омары и распространилась от ее шеи до затылка. Когда вошел доктор, они ожидали худшего. И снова появился термин лимфангиома.Но также и тератома шейки матки. Только МРТ может точно определить, но независимо от того, злокачественный он или доброкачественный, он может быть фатальным для ребенка.

«Вы могли бы просто сказать, что энергия в комнате была такой: вы должны прекратить ее, это не будет хорошо», - говорит она. Врач сказал им, что они могут прервать беременность, поскольку шансы Омары на выживание невелики. Мэтт и Линдси были потрясены этой перспективой. Они хотели драться.

Через двадцать дней после появления первых признаков неприятностей они узнали, что Омара страдает агрессивной формой лимфангиомы, растущей из ее шеи.Диагноз был поставлен в виде плотного двухстраничного отчета МРТ. Быстрорастущая неоперабельная опухоль прорастала в ее мозг, сердце и легкие. Он обвился вокруг ее шеи, глаз и глубоко в груди. Это было так агрессивно, что язык выталкивал ее язык изо рта.

Ее шансы дожить до возраста жизнеспособности или рождения были невелики. Линдси и Мэтт приняли душераздирающее решение сделать аборт примерно через 24 недели. Им оставалось всего несколько дней до того, как это будет незаконным увольнением.

Теневая коробка воспоминаний об их дочери, включая ее руки и следы, сидит с плюшевым мишкой. Фото: Джастин Идей / The Guardian

26 февраля 2016 года сердце Омары Роуз перестало биться. Вскоре после этого Линдси была госпитализирована для индукции родов, но эпидуральная анестезия перестала работать. «Мне казалось, что мои внутренности разрываются на части», - говорит она. Когда врач ввел вторую эпидуральную анестезию, Линдси начало тошнить. В ушах звенело. Комната закружилась. Врач поспешил сделать третью эпидуральную анестезию.

Она все время находилась в противоречии, потому что, пока она испытывала боль, она не хотела, чтобы боль прекратилась, потому что к концу она знала, что «ваш ребенок умрет», - говорит она. Мэтт все время держал ее за руку.

Скрыть что-то из-за того, что тебе стыдно, лишь увековечит недоразумение
Линдси Парадизо

Когда она наконец родила Омару Роуз 40 часов спустя, она была такой маленькой: «Я почти не чувствовал, что она бросила меня, но я знал, что она имел, - говорит она.

В течение следующих нескольких часов Линдси и Мэтт подержали Омару Роуз, одетую в крошечное платье и шляпу размером с чашку руки Линдси.Затем пришли семьи Линдси и Мэтта, каждый по очереди прощался. «Я так сильно хотел, чтобы она была жива, но я знал, что это будет к лучшему. Она прошла без боли », - говорит она.

На следующий день они похоронили свою дочь на кладбище в четырех часах езды от того места, где они сейчас живут.

«Я не думаю, что люди понимают, насколько серьезно она была больна. Насколько смертельной была ее опухоль, - говорит Линдси.

Но им потребовалось время, чтобы открыто об этом заявить, особенно Мэтт. Линдси находила утешение в ведении блога, в то время как Мэтт сосредоточился на завершении своего образования в Технологическом университете Вирджинии.

«Скрывать что-то из-за того, что вам стыдно, - это просто будет способствовать сохранению непонимания», - говорит Линдси. Люди автоматически предположили, что аборт был произведен из соображений удобства. Напротив, она говорит: «Это то, что останется с тобой навсегда».

Тем, кто считает, что эти дети нежелательны, Мэтт говорит: «Вы не собираетесь ждать середины беременности, чтобы наконец сделать аборт».

Вдохновленная заявлениями Дональда Трампа о поздних абортах, Линдси более широко поделилась своим опытом в сообщении в Facebook, которым поделились более 100 000 раз.

«Аборты - это трудные решения, которые принимают реальные люди», - говорит она. «Открытость - это призыв к сочувствию».

Линдси Парадизо дает показания против законопроектов, ограничивающих доступ к безопасным и легальным абортам. Она также рассказывала о своем опыте здесь

Дарла Барар, Остин, Техас, копирайтер

Дарла Барар и ее муж Питер. Дарла была беременна двойней - Кэтрин и Оливией - когда пара обнаружила, что у Кэтрин есть ряд серьезных проблем со здоровьем.Фотография: любезно предоставлена ​​семьей Барар.

22 июня в 15.30 доктор позволил им в последний раз увидеться с Кейт. Она танцевала для них, а потом пинала. Ее мама сказала ей, что все будет хорошо. А затем, руководствуясь ультразвуком, врач ввел Кейт лекарство в сердце, остановив его. Когда через 30 минут они проверили сердцебиение, тишина была оглушительной.

Дарла, которой тогда было 29, и ее муж Питер годами пытались забеременеть. Когда лечение не помогло, они поехали в Чешскую Республику, чтобы использовать донорские яйцеклетки.Через неделю после перевода Питер получил на обед десерт с надписью: «Поздравляю, папа». Они ждали близнецов.

Дарла и Питер назвали своих близнецов Кэтрин «Кейт» и Оливией, и по их 20-недельному анатомическому сканированию они уже определили их личности. Оливия была «примадонной», а Кейт - застенчивой, «козой обниматься». «Мы любили их сильнее, чем я когда-либо думал, - говорит Дарла.

Но во время обычного анатомического сканирования техник был ненормально тихим. Кейт была немного отстала, но из них двоих она всегда была меньше, поэтому Дарла не сильно волновалась.После долгого ожидания OBGYN вошел в комнату и попросил Дарлу сесть рядом с ее мужем. «Я просто знала, что что-то не так, - говорит Дарла.

Наконец, мы просто посмотрели друг на друга и сказали, что все в порядке. Мы должны были сделать то, что лучше всего для нее.
Дарла Барар

Дарла вспоминает, как слышал, как доктор сказал, что никогда раньше не видел такой комбинации аномалий.

Дарла и Питер посетили дополнительных специалистов, и все подтвердили ряд проблем. У Кейт было энцефалоцеле, нервный дефект, который вызывает утечку вещества мозга, замедление роста, микроцефалию, очень большую заячью губу и возможное слияние пальцев.Ее мозжечок был настолько недоразвит, что одному врачу было трудно его найти, а средняя линия ее мозга была смещена, что указывало на «серьезную дезорганизацию».

Что еще хуже, жизнь Оливии была в опасности. Амниотический мешок Кейт увеличивался и ограничивал рост мешка Оливии.

Если она вынашивает ребенка до полного срока, ограничение на мешок Оливии, вероятно, будет означать преждевременные роды. Дарла говорит, что каждый специалист, которого они видели, обнаружил, что существует высокая вероятность того, что Кейт не переживет роды, но если она это сделает, нет никакой гарантии, что операции - удаление энцефалоцеле и возвращение ткани мозга обратно в череп - спасут ее.

Дарла плакала, а Петр молился. «Нам нужно было чудо, и мы знали, что с течением времени мы его не получим».

«А потом нам пришлось осознать, что мы всего-навсего семья из трех человек». Фотография: любезно предоставлена ​​семьей Барар.

Их другим вариантом был аборт, к которому они не относились легкомысленно, но который чувствовал себя поспешным из-за ограничительных законов об абортах в Техасе. , который запрещает аборты после 22 недель. У Дарлы и Питера было 12 дней, чтобы решить. «Если бы законы были другими ... мы бы сделали больше тестов - например, один врач упомянул МРТ, чтобы попытаться проверить уровень ее функции мозга.Но у нас этого не было, и зная, в какой временной шкале мы были, мы провели много бессонных ночей, исследуя, назначая встречи, разговаривая друг с другом и нашим терапевтом, и на самом деле просто проводя время, будучи вчетвером », - говорит она. .

«Наконец, мы просто посмотрели друг на друга и сказали, что все в порядке. Мы должны были делать то, что было лучше для нее. Итак, мы знали, что нам нужно сделать, чтобы привезти его домой ». Дарла говорит, что была готова со всем этим справиться, но «если это означало, что Кейт будет страдать, мы просто не могли сделать это с ней».

На 21 неделе и через шесть дней Дарле сделали укол, и сердце Кейт остановилось. «Для нас это было совершенно гуманно», - говорит она.

В случае аборта еще одного плода в утробе матери ткань обычно реабсорбируется обратно в тело, но на этот раз этого не произошло.

«Я все говорила Питеру, я ношу нашего здорового ребенка и нашего мертвого ребенка. Я не могу примирить это в своем мозгу. В то же время было приятно знать, что мне не пришлось прощаться прямо сейчас, - говорит она.

Через тринадцать недель после постановки диагноза Дарла родила Кейт, а затем родила Оливию, здорового ребенка весом 5 фунтов. Семья по очереди держала Кейт, и ближе к вечеру капеллан забрал ее.

«И тогда нам пришлось осознать, что мы всего-навсего семья из трех человек», - говорит она.

Дарла говорит, что не могла смотреть в лицо людям после аборта. Она назвала это мертворождением. «Я знала, что имею дело не только с горем, и не могла объяснить это людям», - говорит она.Она также имела дело с чувством вины. Но, по ее словам, она никогда не чувствовала сожаления. Она знала, что поступила правильно.

Вдохновленная комментариями Дональда Трампа о более поздних абортах, Дарла использовала социальные сети, чтобы поделиться своей историей, и реакция была ошеломляющей, как хорошей, так и плохой. Более злые комментарии были сосредоточены на абортах как на разновидности контроля над рождаемостью или способе избавиться от несовершенного ребенка.

«Я могу вам сказать, зная, сколько стоит процедура, никто не делает этого для контроля рождаемости», - говорит она.«Спросите нас, почему мы это получаем. Не думайте, что вы понимаете нашу жизнь ».

Тем не менее, «открытость позволила мне стать лучшей мамой. Я гораздо более свободна в своих эмоциях », - говорит она. Знание, что она может стать голосом для женщин и мужчин, которые в этом нуждаются, придало ей силы.

«Это всегда здоровье матери, но здоровье ребенка никогда не принимается во внимание [в законах], и в ситуациях, подобных нашей, это могло означать, что у нас на руках два мертвых ребенка», - говорит она.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *