Школа в ясной поляне: Школа Толстого в 1859-1962 годах – ГОУ ТО «Яснополянский комплекс»

Содержание

Школа Толстого в 1859-1962 годах

Школа Толстого в 1859 – 1962 годах.

   Лев Николаевич Толстой большое внимание уделял педагогическим вопросам. Педагогическая деятельность Льва Николаевича подробно описана им самим в его статьях: "О народном образовании", "О методах обучения грамоте", "Воспитание и образование" и "Прогресс и определение образования"…
В первый период педагогической деятельности (1859-1962), названный Толстым временем «трехлетнего страстного увлечения педагогическим делом», жил в Ясной Поляне, преподавал в созданной им бесплатной начальной школе для крестьянских детей, способствовал открытию более 20 начальных школ в Тульской губернии. Толстой 22 лет от роду открывает в Ясной Поляне, родовом имении, школу для крестьянских детей. Первый опыт оказался непродолжительным. С весны 1851 г. Толстой - на армейской службе. Вскоре, после окончания Крымской войны, выйдя в отставку, он возобновляет учебную работу, но уже с большим числом крестьянских детей.
    И наблюдения Толстого-писателя за поведением ребенка, подростка, юноши, и школьные опыты Толстого-учителя подсказали ему, что обучение - дело непростое. Он обращается к специальной литературе, вступает в контакты с деятелями просвещения, начинает интересоваться опытом разных стран. В 1857 году Толстой предпринимает первое путешествие в Европу: посещает Германию, Францию, Швейцарию.

А в 1860 году он вторично едет за границу. Он назвал эту поездку “путешествием по школам Европы”. Толстой посетил тогда Германию, Францию Швейцарию, Англию, Бельгию. Свои впечатления от виденного он выразил словами: “Я мог бы написать целые книги о том невежестве, которое видал в школах Франции, Швейцарии и Германии”. Эта поездка окончательно утвердила желание иметь свою школу. И это произошло, в 1859 году Яснополянская школа распахнула свои двери навстречу первым ученикам. Поначалу намерение графа организовать в своем доме бесплатную школу было встречено крестьянами с недоверием. В первый день лишь 22 ребенка несмело переступили школьный порог. Но прошло пять-шесть недель, и число учеников возросло более чем в три раза. Учеба здесь сильно отличалась от обычных школ.
    Дети крепостных крестьян в то время учились в основном у дьячков и отставных солдат. Главным средством побуждения к учебе был страх наказания. Толстой же построил обучение на полной свободе учеников. “Образование, - утверждал он, - есть потребность всякого человека. Поэтому образование может быть только в форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и верности пути образования есть удовольствие, с которым оно воспринимается. Образование на деле и в книге не может быть насильственно и должно доставлять наслаждение учащимся”. Занятия начинались в 8-9 часов утра. В полдень - перерыв на обед и отдых. Затем снова занятие еще 3-4 часа. Каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков. Уходить ученики могли, когда захочется, даже прямо с урока. В зависимости от возраста, подготовленности и успехов ученики делились на три группы: младшую, среднюю, старшую. Ученик не имел строго определенного для него места. Каждый садился там, где ему хотелось. Заданий домой не задавали. Преобладающей формой занятий был не урок в обычном смысле, а свободная беседа с учениками: в ходе ее дети обучались чтению, письму, арифметике, закону божьему,  усваивали грамматические правила, доступные для их возраста сведения по истории, географии, природоведению. Их обучали также рисованию, пению.
    Содержание обучения изменялось в соответствии с развитием детей, возможностями школы и учителей, желанием родителей. Сам Лев Николаевич преподавал в старшей группе математику, физику, историю, некоторые другие предметы. Чаще всего знания по основам науке он излагал в форме рассказа. Этим методом обучения Толстой владел в совершенстве. Его рассказы были полны яркостью, искренностью и эмоциональностью. Ни за плохое поведение, ни за плохую успеваемость детей в Яснополянской школе не порицали. Толстой в своем отчете описывает случай, когда он наказал мальчика-вора, повешав на него позорную табличку. В результате мальчик не только не задумался над своим поведением, но и еще больше обозлился на всех учеников и вообще людей. И тут Толстой еще раз убеждается, что наказывать, публично унижать ребенка небезопасно для его. Наказание моральное или физическое всегда порождает агрессию. Агрессия, в свою очередь, ни к чему хорошему не приводит.      
    Принципиальным отличием Яснополянской школы было ее отношение к знаниям, умениям, навыкам, приобретенными детьми вне школы. Образовательное значение их не только не отрицалось, как это делалось в большинстве других школ, напротив - рассматривалось как необходимая предпосылка успеха школьной деятельности.
Яснополянская школа для крестьянских детей помещалась рядом с домом писателя - во флигеле, который сохранился до наших дней. Это было небольшое помещение, куда дети могли приходить или не приходить. За прогулы никто детей не наказывал.
    Один из ее учеников, Василий Морозов, рассказывает: “В школе у нас было весело, занимались с охотой. Но еще с большей охотой, нежели мы, занимался с нами Лев Николаевич. Так усердно занимался, что нередко оставался без завтрака. В школе вид он принимал серьезный. Требовал от нас чистоты, бережливости к учебным вещам и правдивости. Не любил, если кто из учеников допускал какие-нибудь глупые шалости... Любил, чтобы на вопрос ему отвечали правду, без задней выдумки... Порядок у нас был образцовый за все три года”.
Толстой считал, что ученики начальной школы должны получать широкий круг знаний. В Яснополянской школе изучались двенадцать предметов: чтение, письмо, грамматика, русская история, математика, рисование, беседы из естественных наук, черчение, пение и другие. Толстой стремился также привить детям трудовые навыки. Для этого он выделил участок земли, который обрабатывали школьники. Ребята посеяли и вырастили лен, горох, морковь, репу и сами убрали урожай. По словам очевидцев, они работали здесь с радостью, ибо не видели барщины, которая была отменена Толстым в Ясной Поляне до реформы 1861 года.
    Яснополянская школа была полной противоположностью казенным школам - русским и зарубежным. В ней царил дух сознательной дисциплины, который ревностно охранялся и развивался самими учениками, очень любившими свою школу и своего учителя – Льва Толстого. Быть учителем в Ясной Поляне оказалось гораздо сложнее, чем в школе с жестким расписанием уроков, принудительной дисциплиной, набором известных средств поощрения и наказания. Здесь от учителя требовалось постоянное нравственное и интеллектуальное напряжение, умение в данный момент учитывать состояние и способности каждого из своих воспитанников. От учителя требовалось педагогическое творчество. Очень скоро школа в Ясной Поляне, благодаря необычайно быстрым успехам детей, приобрела самую лучшую репутацию у окрестных крестьян, так что к Толстому порой возили учеников за 50 верст.
    Педагогическая деятельность Толстого не ограничивалась Ясной Поляной. Он несколько раз прерывался, чтобы заняться иной деятельностью. По его инициативе в Крапивенском уезде Тульской губернии действовало не менее двадцати народных школ. Его опыты, для того времени столь необычные, привлекали к себе внимание общественности, русской и зарубежной. В Ясную Поляну приезжали учителя из многих стран. Их  притягивали гуманстические идеи Яснополянской школы.
    Лев Толстой издавал специальный педагогический журнал “Ясная Поляна”. Программа его включала описание новых приемов обучения, новых принципов административной деятельности, распространения книг среди народа, анализ свободно возникающих школ. Он приглашал к сотрудничеству в журнале учителей, смотрящих на свое занятие не только как на средство существования, не только как на обязанность обучения детей, но как на область испытания для науки педагогики. Толстой опубликовал в журнале многие свои статьи. Толстой написал одиннадцать статей, в которых показал ошибочность системы народного образования в царской России и в буржуазных странах Западной Европы, одновременно изложив свои педагогические взгляды. Он убедительно доказал, что правящие классы ни в России, ни в зарубежных странах не заботятся о настоящем образовании детей из народа, что школы не отвечают интересам народа. Толстой писал тогда, что русским людям необходимо народное образование, народные школы и училища. Писатель задумал создать “Общество народного образования”, целью которого должно было явиться “Распространение образования в народе”. Но царское правительство не дало на это разрешения, и тогда Толстой написал, что он хотя бы и один, но будет составлять “тайное общество народного образования”. Толстой целиком посвятил себя работе в школе и изданию педагогического журнала “Ясная Поляна”.  Вот отрывок из его статьи, дающий хорошее представление об этой школе.
“Уже давно виднеются из школы огни в окнах, и через полчаса после звонка, в тумане, в дожде или в косых лучах осеннего солнца, появляются на буграх... темные фигурки, по две, по три, и поодиночке... Дорогой почти никогда я не видал, чтобы ученики играли - нечто кто из самых маленьких или из вновь поступивших... С собой никто ничего не несет - ни книг, ни тетрадок. Уроков на дом не задают. Мало того, что в руках ничего не несут - им нечего и в голове нести. Никакого урока, ничего, сделанного вчера, он не обязан помнить нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке. Он несет только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так же, как вчера. Он не думает о классе до тех пор, пока класс не начался. Никогда никому не делают выговоров за опаздывание, и никогда не опаздывают, нешто старшие, которых отцы другой раз задержат дома какой-нибудь работой. И тогда этот большой рысью, запыхавшись, прибегает в школу”.

    Однако деятельность Толстого вызывала недовольство властей. Во время его отъезда на кумысолечение в Башкирию в Ясной Поляне был произведен обыск. Узнав об этом, Л. Толстой обратился к Александру II, протестуя против жандармского произвола. Через какое-то время от царя в Ясную Поляну приезжал жандармский офицер с извинениями. Но продолжать после случившегося учительскую деятельность было невозможно. Преследования за педагогическую деятельность со стороны властей и окрестных помещиков не прекращались. Толстой был подавлен таки жестоким и несправедливым отношением к его дело. И в ответ на действия властей Толстой прекращает преподавать в школах и выпускать журнал.  Направление журнала “Ясная Поляна” было сочтено как ломающее все основные правила религии и нравственности, и вышедший в декабре 1862 году двенадцатый его номер оказался последним.

«Чем труднее учителю, тем легче ученику». Как живёт школа в Ясной Поляне, которую создал Лев Толстой

Внимание к личности ребёнка, ненасильственное проявление интереса к знанием, развитие творческих способностей, поддержание уважительных отношений — всё это принципы работы Яснополянской школы, которую Лев Толстой открыл 160 лет назад. Мы узнали историю старой школы и поговорили с нынешними преподавателями о том, как в ней меняются поколения и какие традиции удалось сохранить.

Привет, учитель! Рассылка

Для тех, кто работает в школе и очень любит свою профессию

«Я хочу образования для народа»

Яснополянская школа, открытая Львом Толстым в 1859 году, в то время сильно отличалась от других русских и зарубежных школ. В первую очередь это было связано с тем, что при её создании писатель руководствовался лишь одной идеей — теорией свободного воспитания. Он был убеждён, что дети будут заинтересованы в обучении лишь в том случае, если учителя будут относиться с уважением к ученикам и их творческим интересам.

Картина Виктора Батурина «Дом в Ясной Поляне, в котором помещалась школа Л. Н. Толстого»

«Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать — он будет лучше того учителя, который прочёл все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам — он совершенный учитель», — писал Толстой.

С 1859 по 1862 год Яснополянская школа Тульской области бесплатно работала для учеников от 7 до 15 лет. Всего было около 40 школьников и четырёх преподавателей, одним из которых был сам Лев Николаевич. Он учил старших ребят математике, истории и физике. Занятия начинались в 08:30 утра и заканчивались под вечер.

Во время уроков все ученики сидели в классах так, как им было комфортно. Школьники изучали русский язык, чтение, письмо, этику, труд, математику, черчение, физику, историю, естествознание, пение, рисование, гимнастику и религию.

Домашних заданий не было. Если ученик опаздывал на занятия или не приходил вовсе, его никто не наказывал

Преподаватели понимали: во внеучебное время ребёнок мог быть по уши загружен помощью родителям в крестьянской работе. В школе также было запрещено любое насильственное действие по отношению к ученикам, как моральное, так и физическое. После уроков учителя вместе с учениками могли вместе ходить купаться или кататься на санях.

Картина Аркадия Пластова «Л. Н. Толстой с яснополянскими школьниками», 1959 год

«Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей… И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях. Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе» — так писал о целях своей школы сам Толстой.

Крестьянские дети у крыльца сельской школы деревни Ясная Поляна. 2-я половина XIX века

Порой могло показаться, что учителям в этой школе приходилось сложнее, чем ученикам. Педагоги должны были поддерживать интерес школьников к учёбе, учитывая индивидуальность каждого ребёнка. Должны были развивать их творческие стороны. Не только объяснять сложное просто, но и наглядно разъяснять, проводить опыты и экскурсии, обращать внимание на различные картины и таблицы, показывать явления в их естественном виде.

В книге «История образования и педагогической мысли» приведены примеры советов, разработанных Толстым, для учителей Яснополянской школы.

  • Чем труднее учителю, тем легче ученику.
  • Нужно, чтобы ученик не стыдился учителя и товарищей.
  • То, чему учат ученика, должно быть понятно и занимательно.
  • Давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперёд в учении.
  • Очень важно, чтобы ученик не боялся наказания за дурное учение.
  • Урок должен быть соразмерен силам ученика.

Летом 1862 года на Льва Толстого поступил донос. Писателя обвиняли в том, что он содержит подпольную типографию. Это дало жандармам право прийти в дом писателя с обыском. Кроме того, жандармского полковника возмущало положительное отношение Толстого к крестьянам. В итоге писатель был вынужден закрыть школу.

В письме родственнице он писал: «Школы не будет, народ посмеивается, дворяне торжествуют, а мы волей-неволей, при каждом колокольчике, думаем, что едут везти куда-нибудь. У меня в комнате заряжены пистолеты, и я жду минуты, когда всё это разрешится чем-нибудь».

Вновь Яснополянская школа заработала только в 1928 году. В этот раз её открыла младшая дочь писателя — Александра Львовна, которая и стала её первым директором. Во время Великой Отечественной войны школу сожгли, от неё остались лишь стены. Только в 1948 году она была вновь открыта и работает по сей день.

Александра Львовна с отцом, около 1905 года

С 1948 года ведёт свою историю и детский дом, воспитанники которого также учились в Яснополянской школе. Был период, когда их даже объединили в единую структуру под общим названием «Яснополянская школа-интернат». В 2014 году детский дом перестал существовать из-за аварийного состояния здания.

«Это сельская школа, где можно получить качественное образование»

Александр Сухоруков, заместитель директора по научно-методической работе

«В 2018 году по инициативе губернатора были созданы два класса для одарённых детей, куда были набраны дети с разных концов Тульской области. Именно они живут в бывшем здании детского дома, которое было полностью отремонтировано. А наша школа получила название «Яснополянский образовательный комплекс имени Л. Н. Толстого», где сегодня учатся 235 человек. Что вполне нормально для сельской школы.

Долгое время в школе шёл эксперимент по возрождению педагогической идеи Толстого. Для него был важен принцип преподавания, который основывался на учёте личного опыта ребёнка, на отношениях между учениками и учителями. Большое внимание всегда уделялось сотворчеству. Учителя должны были не только делать что-то вместе с учениками на общих мероприятиях, но и вместе участвовать в исследовательской работе, спортивной и внешкольной жизни. Чтобы учитель всегда остался примером. Это одна из главных особенностей толстовской педагогики, которая актуальна и сегодня.

Современное здание школы

Кроме того, в нашей начальной школе существует большая игра под названием «Вселенная», где каждый класс — это планета. На ней есть премьер-министр, министр финансов, министр здравоохранения, министр спорта. Весь год ребята участвуют в мероприятиях, где получают метеориты — денежные единицы. Два раза в год класс может обменять все полученные метеориты во время аукциона, например, на канцтовары или игрушки. Детям это очень нравится. Здесь есть одновременно возможность для реализации творческих способностей, основы экономической теории и соуправления.

С 2003 года мы проводим спортивную олимпиаду для учеников и учителей. Она включает в себя семь туров.

Школьники соревнуются со своими учителями в футболе, волейболе, настольном теннисе, баскетболе, киберспорте и шахматах

Она пользуется популярностью, потому что каждый ребёнок готов сразиться с учителем, будь то в составе команды или в личном первенстве. Вообще, когда мы устраиваем такие общие мероприятия, будь то КВН, спектакли или день рождения школы, то всегда делаем так, чтобы в командах были и взрослые, и дети. Для нас важно сотворчество в каждом аспекте школьной жизни.

Ключевой момент всё же — появление центра поддержки одарённых детей. Благодаря этому Яснополянская школа пережила кардинальные изменения. Прежде всего материально-технические. Отремонтировано само здание, проведён ремонт всех кабинетов, завезено оборудование. Лабораторией пользуются абсолютно все ребята, не только из специализированных классов. Это очень правильно для сельских школ, где у детей не всегда есть возможность получить качественное образование. В Яснополянском комплексе она есть.

Литературный музей имени Л. Н. Толстого

В школе существуют два музея — литературный имени Л. Н. Толстого и музей истории школы. Туда часто приходят воспитанники детских садов, школьники, иностранные гости. Посмотреть саму школу тоже может любой желающий, предварительно согласовав этот вопрос с администрацией школы.

Музей истории школы

В нашей школе существует крепкая связь поколений. Дети учатся здесь, поступают в университет, потом приходят к нам работать. Здесь учатся дети детей. К нам часто приезжают, чтобы перенять опыт толстовской педагогики. Мы всегда рады. Естественно, ощущение исторической значимости у наших учителей тоже есть. Все прекрасно понимают, в какой школе они работают. И всем это нравится».

«Мне всю жизнь помогает Лев Толстой»

Марина Кубарькова, выпускница Яснополянской школы и учительница английского языка

«Моё знакомство с Яснополянской школой началось в качестве школьницы. После получения среднего образования я поступила в педагогический университет имени Льва Толстого. В 1984 году директор школы пригласил меня к себе работать. Сначала я четыре года была пионервожатой, потом стала преподавать английский язык.

В школьные времена я была активной ученицей. Прошла весь путь: октябрёнок, пионер, комсомолец. Яснополянскую школу любила безумно. Всегда хотела учиться. Уже с августа начинала мечтать о 1 сентября. Даже когда поступила в университет, каждое утро хотела свернуть по дороге в школу.

Урок литературы в Яснополянской школе имени Л. Н. Толстого, 1930-е годы

У нас были отличные педагоги. Самым любимым был директор — Дориан Михайлович Романов. Всю свою жизнь он посвятил разным школам, в том числе Яснополянской. Человек-легенда, который имел несколько высших образований. Преподавал русский язык, литературу и географию. Он много путешествовал, вёл туристический клуб. Общался с великими людьми и нас с ними знакомил. Например, с Иваном Папаниным.

В 1986 году Романов покинул школу. Но я продолжала навещать его дома. Он писал книгу про декабристов, читал мне свежие главы и говорил: «Марина, ты у меня первый слушатель». Дориан Михайлович ушёл из жизни в 2009 году.

За все годы, которые я провела в школе, изменилось многое. Недавно в ней сделали ремонт. Теперь Яснополянская школа свежая, комфортная, уютная.

Занятия в первом классе

Мне бывает горько и досадно, когда кто-нибудь из бывших выпускников школы забирает детей от нас и отдаёт другую в школу. Такое случается редко, но случается. Конечно, я уверена, что существует много хороших школ. Но мне кажется, что наша самая лучшая. Мы трепетно бережём традиции.

К нам часто приезжают люди из правительства или гости из других стран для обмена опытом. Однажды я проводила урок для Валентины Матвиенко

Мы всегда находимся на виду, поэтому нам постоянно приходится развиваться. Но самое ценное здесь — взаимоотношения учителя и ученика. Для хорошей учёбы нужно, чтобы всё было без давления. Если мы научим их учиться, тогда они сами горы свернут. Вот наша главная задача.

В своей работе я всегда ставлю на первое место то, что интересно детям. Нужно, чтобы всё было понятно, тогда интерес не будет пропадать. Ещё важно, чтобы всё было посильно. Тогда у учеников будет хорошая мотивация.

Я всегда говорю: «Мне всю жизнь помогает Лев Толстой». Я училась в его школе. Окончила институт его имени. Познакомилась со своим супругом в Никольско-Вяземской школе имени Л. Н. Толстого. Потом позвала его работать в Яснополянскую школу. Мы ездим в Берлин по обмену, потому что там есть школа Льва Толстого. Мы ездили в болгарскую Ясную Поляну. Так что да, Лев Толстой — мой покровитель, всегда мне помогает».

Лев Толстой и его педагогика

Лев Толстой называл школу самым светлым периодом своей жизни. «Дело это [школа] не то, что первой важности, а самое важное в мире, потому что все, что мы желаем, может осуществиться только в следующих поколениях», — утверждал великий писатель. Несмотря на такие лестные отзывы о школьном образовании, Толстой хотел выкорчевать систему школьного обучения, которая сложилась в России того времени. Педагогические исследования увлекли Толстого в 1859 году, когда он был уже признанным писателем.

Поездив по европейским странам, Толстой нашел недостатки и в их системе образования. В частности, осмотрев немецкую школу — перед ней тогда все практически преклонялись — и поговорив с учителями, в своём дневнике он сделал запись: «Был в школе. Ужасно. Молитва за короля, побои. Все наизусть. Напуганные, изуродованные дети». Писатель посещал разные учебные заведения практически во всех странах, в которых он побывал, однако ни одна модель работы с детьми не оправдала полностью его ожиданий. Поэтому, вернувшись домой, Толстой решил создать свою школу в Ясной поляне.

1.jpg

Усадьба Льва Толстого Ясная поляна, 1897 год. (aif.ru)

«Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей. И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях. Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе», — писал Толстой, планируя менять не только жизнь детей Ясной поляны, но и свою собственную.

Писатель полностью отказался от модели авторитарной школы: в своём учебном заведении он отменил чёткое расписание — дети могли приходить практически в любое время, а могли и вовсе безнаказанно прогуливать занятия. Конкретных предметов там тоже не преподавали, главной задачей учителя было заинтересовать детей и погрузить их в общий разговор. Преподавание, кстати, вёл и сам Толстой, а также несколько учителей из его ближайших знакомых.

2.png

Здание школы в Ясной поляне. (pedsovet.org)

Домашние задания, отметки и наказания отсутствовали в Яснополянской школе, что называется, как класс. Все занятия чередовались с прогулками, гимнастикой и играми, участие в которых нередко принимал и сам Толстой. В его школе учитель был не просто человеком, который даёт знания, но в то же время и примером для подражания.

«Не знаю ни одного действия воспитания детей, которое не включалось бы в воспитание себя. Как одевать, как кормить, как класть спать, как учить детей? Точно так же, как себя. Если отец, мать одеваются, едят, спят умеренно и работают, и учатся, то дети будут то же делать», — указывал в своих работах Толстой.

Дети, в свою очередь, несмотря на отсутствие любых обязательств, с удовольствием ходили в Яснополянскую школу. «В школе у нас было весело, занимались с охотой. Но еще с большей охотой, нежели мы, занимался с нами Лев Николаевич. Так усердно занимался, что нередко оставался без завтрака», — вспоминал один из учеников школы Василий Морозов.

3.jpg

В Яснополянскую школу детей возили за 50 верст. (ok.ru)

В Яснополянской школе писатель разделил весь учебный день на две части: утром дети занимались с преподавателем, а время после полудня проводили в творческих занятиях — кто-то пел, кто-то рисовал, некоторые лепили или читали вслух. Дети сидели так, как хотели сами, никто им не указывал. Обучение в школе Толстого полностью соответствовало принципу, который он сам сформулировал: «Критерий педагогики только один — свобода».

«Спасибо, ребята, что ходите ко мне. Я рад, когда вы хорошо учитесь. Только, пожалуйста, не шалите. А то есть такие, что не слушают, а только сами шалят. А то, что я вам говорю, нужно для вас будет. Вы вспомните, когда уж меня не будет, что старик говорил вам добро», — с такими словами обратился в своё время к ученикам собственной школы Лев Толстой.

4.jpg

Лев Толстой на прогулке с детьми. (tolstoy-biography.ru)

Впрочем, Яснополянская школа просуществовала недолго — всего полтора года. Её в отсутствии Толстого обыскали жандармы, которые не могли смириться с тем, что преподавание в ней ведётся по негосударственной системе, и поэтому распорядились учреждение закрыть. Между тем, Толстой не забросил педагогику: после эксперимента со школой он начал выпускать с 1862 года педагогический журнал «Ясная поляна». Сам Толстой стал главным сотрудником своего издания. Часть страниц журнала занимали теоретические статьи писателя, часть — рассказы и небольшие произведения. Так, например, именно в «Ясной поляне» Толстой опубликовал большую работу под заголовком «Воспитание и образование».

В ней Толстой демонстрирует своё отвращение к принудительному воспитанию и говорит о том, что «бюрократически насаждаемый элемент сделал школу деспотичной». Толстой не щадит никого — ни народные школы, ни университеты. С его точки зрения, во всех этих заведениях занимаются именно «воспитанием», а не «образованием»: то есть стремятся оторвать детей от их среды и воспитать их так, «чтобы они не были похожи на своих родителей». «Воспитание, как умышленное формирование людей по известным образцам, — неплодотворно, незаконно и невозможно. Права воспитания не существует», — пишет в своей статье Толстой.

5.jpg

Лев Толстой рассказывает сказку внукам. (lenta.ru)

Вскоре пришлось закрыть и журнал — 20-й выпуск «Ясной поляны» стал последним. Журнал опять-таки вызвал негодование властей: они сочли издание «ломающим все основные правила религии и нравственности». У Льва Николаевича появились собственные дети, к тому же он занялся написанием «Войны и мира». Поэтому педагогические увлечения пришлось отодвинуть на второй план.

Между тем, некоторые исследователи утверждают, что и в произведениях Толстого можно найти отсылки к тому, какой он хочет видеть отечественную систему образования. Так, например, в «Войне и мире» три семьи — Ростовых, Болконских и Курагиных — практикуют разные модели воспитания детей: именно Ростовы, которых родители растили в атмосфере любви и взаимопонимания, становятся любимыми героями самого Толстого.

Годами занимаясь исследованием того, как нужно обучать детей, писатель относился к такому понятию, как «педагогика», с предубеждением: «Педагогика есть наука о том, каким образом, живя дурно, можно иметь хорошее влияние на детей, вроде того есть наша медицина — как, живя противно законам природы, все-таки быть здоровым. Науки хитрые и пустые, никогда не достигающие своей цели», — отмечал Толстой в письме своему другу Сергею Софронову.

Школа, которую создал Лев Толстой, отмечает 160-летие — Татьянин день

 
 Картина Виктора Батурина «Дом в Ясной Поляне, в котором помещалась школа Л.Н. Толстого» 
Нынешние преподаватели рассказали порталу Мел.фм историю старой школы, а также  о том, как в ней меняются поколения и какие традиции удалось сохранить.

«Я хочу образования для народа»

Яснополянская школа в 1859 году сильно отличалась от других русских и зарубежных школ. В первую очередь это было связано с тем, что при её создании писатель руководствовался лишь одной идеей — теорией свободного воспитания. Он был убеждён, что дети будут заинтересованы в обучении лишь в том случае, если учителя будут относиться с уважением к ученикам и их творческим интересам.

«Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать — он будет лучше того учителя, который прочёл все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам — он совершенный учитель», — писал Толстой.

С 1859 по 1862 год Яснополянская школа Тульской области бесплатно работала для учеников от 7 до 15 лет. Всего было около 40 школьников и четырёх преподавателей, одним из которых был сам Лев Николаевич. Он учил старших ребят математике, истории и физике. Занятия начинались в 08.30 утра и заканчивались под вечер.

Во время уроков все ученики сидели в классах так, как им было комфортно. Школьники изучали русский язык, чтение, письмо, этику, труд, математику, черчение, физику, историю, естествознание, пение, рисование, гимнастику и религию.

 
 Картина Аркадия Пластова «Л.Н. Толстой с яснополянскими школьниками», 1959 год 

Домашних заданий не было. Если ученик опаздывал на занятия или не приходил вовсе, его никто не наказывал.

Преподаватели понимали: во внеучебное время ребёнок мог быть по уши загружен помощью родителям в крестьянской работе. В школе также было запрещено любое насильственное действие по отношению к ученикам, как моральное, так и физическое. После уроков учителя вместе с учениками могли вместе ходить купаться или кататься на санях.

«Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей… И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях. Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе» — так писал о целях своей школы сам Толстой.

Порой могло показаться, что учителям в этой школе приходилось сложнее, чем ученикам. Педагоги должны были поддерживать интерес школьников к учёбе, учитывая индивидуальность каждого ребёнка. Должны были развивать их творческие стороны. Не только объяснять сложное просто, но и наглядно разъяснять, проводить опыты и экскурсии, обращать внимание на различные картины и таблицы, показывать явления в их естественном виде.

В книге «История образования и педагогической мысли» приведены примеры советов, разработанных Толстым, для учителей Яснополянской школы.

  • Чем труднее учителю, тем легче ученику.
  • Нужно, чтобы ученик не стыдился учителя и товарищей.
  • То, чему учат ученика, должно быть понятно и занимательно.
  • Давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперёд в учении.
  • Очень важно, чтобы ученик не боялся наказания за дурное учение.
  • Урок должен быть соразмерен силам ученика.

Летом 1862 года на Льва Толстого поступил донос. Писателя обвиняли в том, что он содержит подпольную типографию. Это дало жандармам право прийти в дом писателя с обыском. Кроме того, жандармского полковника возмущало положительное отношение Толстого к крестьянам. В итоге писатель был вынужден закрыть школу.

 
 Крестьянские дети у крыльца сельской школы деревни Ясная Поляна. 2-я половина XIX века 

В письме родственнице он писал: «Школы не будет, народ посмеивается, дворяне торжествуют, а мы волей-неволей, при каждом колокольчике, думаем, что едут везти куда-нибудь. У меня в комнате заряжены пистолеты, и я жду минуты, когда всё это разрешится чем-нибудь».

Вновь Яснополянская школа заработала только в 1928 году. В этот раз её открыла младшая дочь писателя — Александра Львовна, которая и стала её первым директором. Во время Великой Отечественной войны школу сожгли, от неё остались лишь стены. Только в 1948 году она была вновь открыта и работает по сей день.

Настоящее время

С 1948 года ведёт свою историю и детский дом, воспитанники которого также учились в Яснополянской школе. Был период, когда их даже объединили в единую структуру под общим названием «Яснополянская школа-интернат». В 2014 году детский дом перестал существовать из-за аварийного состояния здания.

В 2018 году по инициативе губернатора в школе создали два класса для одарённых детей, куда набрали летей с разных концов Тульской области. Именно они живут в бывшем здании детского дома, которое было полностью отремонтировано. А школа получила название «Яснополянский образовательный комплекс имени Л.Н. Толстого», где сегодня учатся 235 человек.
 
 Современное здание школы

Долгое время в школе шёл эксперимент по возрождению педагогической идеи Толстого. Для него был важен принцип преподавания, который основывался на учёте личного опыта ребёнка, на отношениях между учениками и учителями. Большое внимание всегда уделялось сотворчеству. Учителя должны были не только делать что-то вместе с учениками на общих мероприятиях, но и вместе участвовать в исследовательской работе, спортивной и внешкольной жизни. Чтобы учитель всегда остался примером. Это одна из главных особенностей толстовской педагогики, которая, по мнению учителей школы, актуальна и сегодня.

Кроме того, в начальной школе существует большая игра под названием «Вселенная», где каждый класс — это планета. На ней есть премьер-министр, министр финансов, министр здравоохранения, министр спорта. Весь год ребята участвуют в мероприятиях, где получают метеориты — денежные единицы. Два раза в год класс может обменять все полученные метеориты во время аукциона, например, на канцтовары или игрушки. Детям это очень нравится. Здесь есть одновременно возможность для реализации творческих способностей, основы экономической теории и соуправления.

С 2003 года школа проводит спортивную олимпиаду для учеников и учителей. Она включает в себя семь туров. Школьники соревнуются со своими учителями в футболе, волейболе, настольном теннисе, баскетболе, киберспорте и шахматах

 
 Занятия в первом классе

Олимпиада пользуется популярностью, потому что каждый ребёнок готов сразиться с учителем, будь то в составе команды или в личном первенстве.

«Вообще, когда мы устраиваем такие общие мероприятия, будь то КВН, спектакли или день рождения школы, то всегда делаем так, чтобы в командах были и взрослые, и дети. Для нас важно сотворчество в каждом аспекте школьной жизни», — приводит Мел.фм слова заместителя директора по научно-методической работе Александра Сухорукова.

Ключевой момент — появление центра поддержки одарённых детей. Благодаря этому Яснополянская школа пережила кардинальные изменения. Прежде всего материально-технические. Отремонтировано само здание, проведён ремонт всех кабинетов, завезено оборудование. Лабораторией пользуются абсолютно все ребята, не только из специализированных классов.

По словам Сухорукова, это очень правильно для сельских школ, где у детей не всегда есть возможность получить качественное образование. В Яснополянском комплексе она есть.

 
 Литературный музей имени Л.Н. Толстого

В школе существуют два музея — литературный имени Л.Н. Толстого и музей истории школы. Туда часто приходят воспитанники детских садов, школьники, иностранные гости. Посмотреть саму школу тоже может любой желающий, предварительно согласовав этот вопрос с администрацией школы.

«В нашей школе существует крепкая связь поколений. Дети учатся здесь, поступают в университет, потом приходят к нам работать. Здесь учатся дети детей. К нам часто приезжают, чтобы перенять опыт толстовской педагогики. Мы всегда рады. Естественно, ощущение исторической значимости у наших учителей тоже есть. Все прекрасно понимают, в какой школе они работают. И всем это нравится», — говорит Александр Сухоруков.

«Мне всю жизнь помогает Лев Толстой»

Марина Кубарькова, выпускница Яснополянской школы и учительница английского языка

Моё знакомство с Яснополянской школой началось в качестве школьницы. После получения среднего образования я поступила в педагогический университет имени Льва Толстого. В 1984 году директор школы пригласил меня к себе работать. Сначала я четыре года была пионервожатой, потом стала преподавать английский язык.

В школьные времена я была активной ученицей. Прошла весь путь: октябрёнок, пионер, комсомолец. Яснополянскую школу любила безумно. Всегда хотела учиться. Уже с августа начинала мечтать о 1 сентября. Даже когда поступила в университет, каждое утро хотела свернуть по дороге в школу.

 
 Александра Львовна с отцом, около 1905 года 

У нас были отличные педагоги. Самым любимым был директор — Дориан Михайлович Романов. Всю свою жизнь он посвятил разным школам, в том числе Яснополянской. Человек-легенда, который имел несколько высших образований. Преподавал русский язык, литературу и географию. Он много путешествовал, вёл туристический клуб. Общался с великими людьми и нас с ними знакомил. Например, с Иваном Папаниным.

1986 году Романов покинул школу. Но я продолжала навещать его дома. Он писал книгу про декабристов, читал мне свежие главы и говорил: «Марина, ты у меня первый слушатель». Дориан Михайлович ушёл из жизни в 2009 году.

За все годы, которые я провела в школе, изменилось многое. Недавно в ней сделали ремонт. Теперь Яснополянская школа свежая, комфортная, уютная.

Мне бывает горько и досадно, когда кто-нибудь из бывших выпускников школы забирает детей от нас и отдаёт другую в школу. Такое случается редко, но случается. Конечно, я уверена, что существует много хороших школ. Но мне кажется, что наша самая лучшая. Мы трепетно бережём традиции.

К нам часто приезжают люди из правительства или гости из других стран для обмена опытом. Однажды я проводила урок для Валентины Матвиенко

 
 Урок литературы в Яснополянской школе имени Л.Н. Толстого, 1930-е годы

Мы всегда находимся на виду, поэтому нам постоянно приходится развиваться. Но самое ценное здесь — взаимоотношения учителя и ученика. Для хорошей учёбы нужно, чтобы всё было без давления. Если мы научим их учиться, тогда они сами горы свернут. Вот наша главная задача.

В своей работе я всегда ставлю на первое место то, что интересно детям. Нужно, чтобы всё было понятно, тогда интерес не будет пропадать. Ещё важно, чтобы всё было посильно. Тогда у учеников будет хорошая мотивация.

Я всегда говорю: «Мне всю жизнь помогает Лев Толстой». Я училась в его школе. Окончила институт его имени. Познакомилась со своим супругом в Никольско-Вяземской школе имени Л. Н. Толстого. Потом позвала его работать в Яснополянскую школу. Мы ездим в Берлин по обмену, потому что там есть школа Льва Толстого. Мы ездили в болгарскую Ясную Поляну. Так что да, Лев Толстой — мой покровитель, всегда мне помогает.

Педагогическое учение Льва Толстого — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 декабря 2016; проверки требуют 12 правок. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 18 декабря 2016; проверки требуют 12 правок. Крестьянские дети у крыльца сельской школы деревни Ясная Поляна.

Религиозно-нравственные основы воспитания[править | править код]

Нравственно-религиозное учение Л. Н. Толстого строилось на идее непротивления злу насилием, стремлении распространять добро в мире каждым человеком. Предложил идею нравственной революции, в основе которой лежал тезис о свободном самоулучшении личности. Он доказывал, что духовный ненасильственный переворот может произойти в человеке со скоростью революционного переворота. Задача педагогической науки, по его мнению, должна состоять в изучении условий совпадения деятельности учителя и ученика на пути к единой цели, а также тех условий, которые могут препятствовать такому совпадению.[1]

Условия нравственного воспитания[править | править код]

  • развитие наблюдательности;
  • развитие способности самостоятельно мыслить и глубоко чувствовать;
  • свобода детской активности и детского творчества;
  • уважение ребёнка как личности;
  • протест против угнетения детей;
  • уважение к детским недостаткам;
  • приобщение ребёнка к «религиозному началу».

Опираясь на мысль Ж.-Ж. Руссо об идеальной природе ребенка, которую портят несовершенное общество и взрослые с их «фальшивой» культурой, Л. Н. Толстой утверждал, что учителя не имеют права принудительно воспитывать детей в духе принятых принципов. В основу образования должна быть положена свобода выбора учащимися — чему и как они хотят учиться. Дело учителя — следовать и развивать природу ребенка. Эта идея получила отражение в педагогических статьях Л. Н. Толстого и его учебных книгах для начальной школы.

Яснополянская школа принадлежит к числу оригинальных педагогических попыток: в эпоху безграничного преклонения перед новейшей немецкой педагогикой. Толстой решительно восстал против всякой регламентации и дисциплины в школе. Всё в преподавании должно быть индивидуально — и учитель, и ученик, и их взаимные отношения. В яснополянской школе дети сидели кто как хотел. Никакой определённой программы преподавания не было. Единственная задача учителя заключалась в том, чтобы заинтересовать класс. Занятия шли прекрасно. Их вёл сам Толстой при помощи нескольких постоянных учителей и нескольких случайных, из ближайших знакомых и приезжих.

Образование — свободное соотношение людей, из которых один сообщает известную сумму знаний, а другой свободно воспринимает её. В качестве главной задачи обучения и воспитания Толстой выдвигал развития творческого мышления, утверждал необходимость полноценного научного образования.[2] Он отстаивал тезис о единстве воспитания и образования: нельзя воспитывать, не передавая знаний, всякое знание действует воспитательно, полагал он. Л. Н. Толстой писал: « Важно не количество знаний, а качество их. Можно знать очень многое, не зная самого нужного». Однако самым важным в образовании, по мнению Л. Н. Толстого, является соблюдение условия свободы воспитания и обучения на основе религиозно-нравственного учения. Образование, по его мнению, должно быть плодотворным, то есть содействовать движению человека и человечества ко все большему благу. Это движение возможно лишь при условии свободы учащихся. Однако, чтобы эта свобода не стала хаосом в преподавании, нужны общие основания. Такими основаниями являются религия и нравственность.[3] Особую роль уделял таким методам обучения, как слово учителя (рассказ, беседа). Развитие творчества детей: самостоятельная работа, сочинения. Сознательное усвоение знаний. Приучение учащихся к наблюдательности. Широкое использование экскурсий, опытов, таблиц и картин, наблюдение подлинных предметов. Критическое отношение к звуковому методу обучения грамоте.[4]

Л. Н. Толстой писал: «Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей… И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях. Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе».[5]

Мысли о деятельности учителя[править | править код]

Л. Н. Толстой писал:

  • «Не тот учитель, кто получает воспитание и образование учителя, а тот, у кого есть внутренняя уверенность в том, что он есть, должен быть и не может быть иным. Эта уверенность встречается редко, и может быть доказана только жертвами, которые человек приносит своему признанию».
  • «Если учитель имеет только любовь к делу, он будет хороший учитель. Если учитель имеет только любовь к ученику, как отец, мать — он будет лучше того учителя, который прочёл все книги, но не имеет любви ни к делу, ни к ученикам. Если учитель соединяет в себе любовь к делу и к ученикам — он совершенный учитель».

Советы учителям

  • Чем труднее учителю, тем легче ученику.
  • Нужно, чтобы ученик не стыдился учителя и товарищей.
  • То, чему учат ученика, должно быть понятно и занимательно.
  • Давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперёд в учении.
  • Очень важно, чтобы ученик не боялся наказания за дурное учение.
  • Урок должен быть соразмерен силам ученика.[6]

Вклад в развитие педагогики[править | править код]

Развил теорию свободного воспитания Ж. Ж. Руссо в отечественной педагогике. Написал одну из первых учебных книг для народной школы. Создал самобытную педагогическую систему, построенную на собственных религиозно-философских идеях. Написал фундаментальные работы в области образования: «Азбука» (1872), «Новая азбука» и четыре «Книги для чтения» (1875), «О народном образовании» (1874). Идеи Л. Н. Толстого получили дальнейшее развитие в деятельности К. Н. Вентцеля, и многих других педагогов конца XIX — начала XX в.[3]

  • Толстой Л. Н. Педагогические сочинения / Л. Н. Толстой ; АПН СССР. — М. : Педагогика, 1989. — 542, [1] с.
  • Гусев Н. Н. Педагогические высказывания Л. Н. Толстого (недоступная ссылка) / собр. Н. Н. Гусев; с предисл. А. П. Пинкевича. — М. : Работник просвещения, 1928.
  • Кросби, Эрнест. Л. Н. Толстой как школьный учитель [Текст (не редактируемый)] : пер. с англ. / Э. Кросби. — Изд. 2-е. — М. : [б. и.], 1908. — 79, [1] с.
  • Кросби, Эрнест. Л. Н. Толстой как школьный учитель [Текст (распознанный)] : пер. с англ. / Э. Кросби. — Изд. 2-е. — М. : [б. и.], 1908. — 79, [1] с.
  • Андронов И. К. (недоступная ссылка) Лев Толстой и его увлечение математикой и её преподаванием: (в связи с 50-летием со дня его смерти) (недоступная ссылка) // Московский обл. пед. ин-т им. Н. К. Крупской. Учёные записки. / — М.: [б. и.], 1963. — Т. 123: Высшая алгебра, элементарная математика, методика математики, вып. 3. — С. 3-80
  1. Коджоспирова Г. М. История образования и педагогической мысли: таблицы, схемы, опорные конспекты.- М., 2003.- С.130.
  2. ↑ Педагогический энциклопедический словарь/Под ред Б. М. Бим-Бада.- М.,2003.- С. 412.
  3. 1 2 История педагогики и образования. От зарождения воспитания в первобытном обществе до конца XX в.: Учебное пособие для педагогических учебных заведений Под ред. А. И. Пискунова.- М.,2001.
  4. Коджаспирова Г. М. История образования и педагогической мысли: таблицы, схемы, опорные конспекты.- М., 2003.- С. 130
  5. Константинов Н. А., Медынский Е. Н., Шабаева М. Ф. История педагогики.- М., 1982 .
  6. Коджаспирова Г. М. История образования и педагогической мысли.- М.,2003.- С. 131

Школа Толстого в 1859 – 1962 годах

Школа Толстого в 1859 – 1962 годах.

   Лев Николаевич Толстой большое внимание уделял педагогическим вопросам. Педагогическая деятельность Льва Николаевича подробно описана им самим в его статьях: "О народном образовании", "О методах обучения грамоте", "Воспитание и образование" и "Прогресс и определение образования"…
В первый период педагогической деятельности (1859-1962), названный Толстым временем «трехлетнего страстного увлечения педагогическим делом», жил в Ясной Поляне, преподавал в созданной им бесплатной начальной школе для крестьянских детей, способствовал открытию более 20 начальных школ в Тульской губернии. Толстой 22 лет от роду открывает в Ясной Поляне, родовом имении, школу для крестьянских детей. Первый опыт оказался непродолжительным. С весны 1851 г. Толстой - на армейской службе. Вскоре, после окончания Крымской войны, выйдя в отставку, он возобновляет учебную работу, но уже с большим числом крестьянских детей.
    И наблюдения Толстого-писателя за поведением ребенка, подростка, юноши, и школьные опыты Толстого-учителя подсказали ему, что обучение - дело непростое. Он обращается к специальной литературе, вступает в контакты с деятелями просвещения, начинает интересоваться опытом разных стран. В 1857 году Толстой предпринимает первое путешествие в Европу: посещает Германию, Францию, Швейцарию.
А в 1860 году он вторично едет за границу. Он назвал эту поездку “путешествием по школам Европы”. Толстой посетил тогда Германию, Францию Швейцарию, Англию, Бельгию. Свои впечатления от виденного он выразил словами: “Я мог бы написать целые книги о том невежестве, которое видал в школах Франции, Швейцарии и Германии”. Эта поездка окончательно утвердила желание иметь свою школу. И это произошло, в 1859 году Яснополянская школа распахнула свои двери навстречу первым ученикам. Поначалу намерение графа организовать в своем доме бесплатную школу было встречено крестьянами с недоверием. В первый день лишь 22 ребенка несмело переступили школьный порог. Но прошло пять-шесть недель, и число учеников возросло более чем в три раза. Учеба здесь сильно отличалась от обычных школ.
    Дети крепостных крестьян в то время учились в основном у дьячков и отставных солдат. Главным средством побуждения к учебе был страх наказания. Толстой же построил обучение на полной свободе учеников. “Образование, - утверждал он, - есть потребность всякого человека. Поэтому образование может быть только в форме удовлетворения потребности. Вернейший признак действительности и верности пути образования есть удовольствие, с которым оно воспринимается. Образование на деле и в книге не может быть насильственно и должно доставлять наслаждение учащимся”. Занятия начинались в 8-9 часов утра. В полдень - перерыв на обед и отдых. Затем снова занятие еще 3-4 часа. Каждый учитель давал ежедневно 5-6 уроков. Уходить ученики могли, когда захочется, даже прямо с урока. В зависимости от возраста, подготовленности и успехов ученики делились на три группы: младшую, среднюю, старшую. Ученик не имел строго определенного для него места. Каждый садился там, где ему хотелось. Заданий домой не задавали. Преобладающей формой занятий был не урок в обычном смысле, а свободная беседа с учениками: в ходе ее дети обучались чтению, письму, арифметике, закону божьему,  усваивали грамматические правила, доступные для их возраста сведения по истории, географии, природоведению. Их обучали также рисованию, пению.
    Содержание обучения изменялось в соответствии с развитием детей, возможностями школы и учителей, желанием родителей. Сам Лев Николаевич преподавал в старшей группе математику, физику, историю, некоторые другие предметы. Чаще всего знания по основам науке он излагал в форме рассказа. Этим методом обучения Толстой владел в совершенстве. Его рассказы были полны яркостью, искренностью и эмоциональностью. Ни за плохое поведение, ни за плохую успеваемость детей в Яснополянской школе не порицали. Толстой в своем отчете описывает случай, когда он наказал мальчика-вора, повешав на него позорную табличку. В результате мальчик не только не задумался над своим поведением, но и еще больше обозлился на всех учеников и вообще людей. И тут Толстой еще раз убеждается, что наказывать, публично унижать ребенка небезопасно для его. Наказание моральное или физическое всегда порождает агрессию. Агрессия, в свою очередь, ни к чему хорошему не приводит.      
    Принципиальным отличием Яснополянской школы было ее отношение к знаниям, умениям, навыкам, приобретенными детьми вне школы. Образовательное значение их не только не отрицалось, как это делалось в большинстве других школ, напротив - рассматривалось как необходимая предпосылка успеха школьной деятельности.
Яснополянская школа для крестьянских детей помещалась рядом с домом писателя - во флигеле, который сохранился до наших дней. Это было небольшое помещение, куда дети могли приходить или не приходить. За прогулы никто детей не наказывал.
    Один из ее учеников, Василий Морозов, рассказывает: “В школе у нас было весело, занимались с охотой. Но еще с большей охотой, нежели мы, занимался с нами Лев Николаевич. Так усердно занимался, что нередко оставался без завтрака. В школе вид он принимал серьезный. Требовал от нас чистоты, бережливости к учебным вещам и правдивости. Не любил, если кто из учеников допускал какие-нибудь глупые шалости... Любил, чтобы на вопрос ему отвечали правду, без задней выдумки... Порядок у нас был образцовый за все три года”.
Толстой считал, что ученики начальной школы должны получать широкий круг знаний. В Яснополянской школе изучались двенадцать предметов: чтение, письмо, грамматика, русская история, математика, рисование, беседы из естественных наук, черчение, пение и другие. Толстой стремился также привить детям трудовые навыки. Для этого он выделил участок земли, который обрабатывали школьники. Ребята посеяли и вырастили лен, горох, морковь, репу и сами убрали урожай. По словам очевидцев, они работали здесь с радостью, ибо не видели барщины, которая была отменена Толстым в Ясной Поляне до реформы 1861 года.
    Яснополянская школа была полной противоположностью казенным школам - русским и зарубежным. В ней царил дух сознательной дисциплины, который ревностно охранялся и развивался самими учениками, очень любившими свою школу и своего учителя – Льва Толстого. Быть учителем в Ясной Поляне оказалось гораздо сложнее, чем в школе с жестким расписанием уроков, принудительной дисциплиной, набором известных средств поощрения и наказания. Здесь от учителя требовалось постоянное нравственное и интеллектуальное напряжение, умение в данный момент учитывать состояние и способности каждого из своих воспитанников. От учителя требовалось педагогическое творчество. Очень скоро школа в Ясной Поляне, благодаря необычайно быстрым успехам детей, приобрела самую лучшую репутацию у окрестных крестьян, так что к Толстому порой возили учеников за 50 верст.
    Педагогическая деятельность Толстого не ограничивалась Ясной Поляной. Он несколько раз прерывался, чтобы заняться иной деятельностью. По его инициативе в Крапивенском уезде Тульской губернии действовало не менее двадцати народных школ. Его опыты, для того времени столь необычные, привлекали к себе внимание общественности, русской и зарубежной. В Ясную Поляну приезжали учителя из многих стран. Их  притягивали гуманстические идеи Яснополянской школы.
    Лев Толстой издавал специальный педагогический журнал “Ясная Поляна”. Программа его включала описание новых приемов обучения, новых принципов административной деятельности, распространения книг среди народа, анализ свободно возникающих школ. Он приглашал к сотрудничеству в журнале учителей, смотрящих на свое занятие не только как на средство существования, не только как на обязанность обучения детей, но как на область испытания для науки педагогики. Толстой опубликовал в журнале многие свои статьи. Толстой написал одиннадцать статей, в которых показал ошибочность системы народного образования в царской России и в буржуазных странах Западной Европы, одновременно изложив свои педагогические взгляды. Он убедительно доказал, что правящие классы ни в России, ни в зарубежных странах не заботятся о настоящем образовании детей из народа, что школы не отвечают интересам народа. Толстой писал тогда, что русским людям необходимо народное образование, народные школы и училища. Писатель задумал создать “Общество народного образования”, целью которого должно было явиться “Распространение образования в народе”. Но царское правительство не дало на это разрешения, и тогда Толстой написал, что он хотя бы и один, но будет составлять “тайное общество народного образования”. Толстой целиком посвятил себя работе в школе и изданию педагогического журнала “Ясная Поляна”.  Вот отрывок из его статьи, дающий хорошее представление об этой школе. “Уже давно виднеются из школы огни в окнах, и через полчаса после звонка, в тумане, в дожде или в косых лучах осеннего солнца, появляются на буграх... темные фигурки, по две, по три, и поодиночке... Дорогой почти никогда я не видал, чтобы ученики играли - нечто кто из самых маленьких или из вновь поступивших... С собой никто ничего не несет - ни книг, ни тетрадок. Уроков на дом не задают. Мало того, что в руках ничего не несут - им нечего и в голове нести. Никакого урока, ничего, сделанного вчера, он не обязан помнить нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке. Он несет только себя, свою восприимчивую натуру и уверенность в том, что в школе нынче будет весело так же, как вчера. Он не думает о классе до тех пор, пока класс не начался. Никогда никому не делают выговоров за опаздывание, и никогда не опаздывают, нешто старшие, которых отцы другой раз задержат дома какой-нибудь работой. И тогда этот большой рысью, запыхавшись, прибегает в школу”.
    Однако деятельность Толстого вызывала недовольство властей. Во время его отъезда на кумысолечение в Башкирию в Ясной Поляне был произведен обыск. Узнав об этом, Л. Толстой обратился к Александру II, протестуя против жандармского произвола. Через какое-то время от царя в Ясную Поляну приезжал жандармский офицер с извинениями. Но продолжать после случившегося учительскую деятельность было невозможно. Преследования за педагогическую деятельность со стороны властей и окрестных помещиков не прекращались. Толстой был подавлен таки жестоким и несправедливым отношением к его дело. И в ответ на действия властей Толстой прекращает преподавать в школах и выпускать журнал.  Направление журнала “Ясная Поляна” было сочтено как ломающее все основные правила религии и нравственности, и вышедший в декабре 1862 году двенадцатый его номер оказался последним.

Педагогические взгляды яснополянского старца - Педагоги. Учебники. Литература.

ЛЕВ ТОЛСТОЙ (1828-1910)

Образование народа он считал важнейшим делом своей жизни: «А дело не то, что первой важности, а самое важное в мире, потому что все, что мы желаем осуществить, может осуществиться только в следующих поколениях». Мировоззрение Льва Николаевича было противоречивым.

В различные периоды его жизни оно во многом определяло его педагогические взгляды и деятельность. Условно можно выделить три периода.

1 период. Основная деятельность. 1859-1862

Благотворительная деятельность по открытию школ для крестьянских детей. Создание школы свободного воспитания. Резкая критика и отрицание существующей школы. Пропаганда идей свободного воспитания и их реализация в Яснополянской школе. Издание журнала «Ясная поляна».

В Яснополянской школе Толстым была предпринята попытка реализовать на практике идеи свободного воспитания. Как теория была претворена в жизнь, свидетельствуют отрывки из журнала «Ясная поляна» (март-апрель 1862 г. ): «Школа помещается в двухэтажном каменном доме. Две комнаты заняты школой, одна — кабинетом. . . (физическим). Предметов - 12, классов - 3, учеников - всех 49, учителей - 4, уроков в продолжение дня от 5 до 7. . . Предметы по расписанию распределяются следующим образом: 1) чтение механическое и постепенное; 2) писание; 3) каллиграфия; 4) грамматика; 5)священная история; 6) русская история; 7) рисование; 8) черчение; 9) пение; 10) математика; 11) беседы из естественных наук; 12) закон божий». «Уроков на дом не задают. . . . Никакого урока, ничего сделанного вчера, он (ученик) не обязан помнить нынче. Его не мучит мысль о предстоящем уроке». «Садятся они, где кому вздумается: на лавках, столах, подоконнике, полу и кресле. По моему мнению, внешний беспорядок этот полезен и незаменим, как он ни кажется странным и неудобным для учителя. . . Школьники - люди, хотя и маленькие, но люди, имеющие такие же потребности, какие и мы. . . Им весьма легко будет дойти до заключения, что надо подчиниться известным условиям для того, чтобы учиться». «Учителя составляют планы преподавания на будущую неделю. Планы эти каждую неделю не исполняются, а изменяются сообразно требованию учеников».

2 период. Методический. 70-е годы

Написание «Азбуки», «Новой азбуки», «Книги для чтения», составление курса арифметики. В 1874 г. статья «О народном образовании» (рассмотрение вопроса о школе с позиции патриархального крестьянства: примитивные сельские школы). Буквослага-тельный метод обучения грамоте. Особенности учебных книг Л. Н. Толстого: высокая художественность, лаконичность, простота, доступность детскому пониманию, занимательность, превосходный русский язык. Преобладает форма художественных рассказов из русской жизни, особенно деревни. Много материала на нравственные темы. Ценный вклад в детскую литературу. «Новая азбука» и «Книги для чтения» выдержали свыше 30 изданий.

3 период. Религиозно-нравственный. 70-90-е годы

В основе воспитания и образования - «толстовская» религия: признание, что человек носит бога в самом себе, всеобщая любовь к людям, всепрощение: «Религия есть единственное законное и разумное основание воспитания»

Ведущие педагогические идеи Л. Н. Толстого (разных периодов)

«Глубокая любовь и уважение к ребенку, гуманистический подход к его воспитанию».

«Родившись, человек представляет собой первообраз гармонии, правды, красоты и добра».

Показал несостоятельность абстрактной педагогики, оторванной от практики: «Школа хороша только тогда, когда она осознала те основные законы, которыми живет народ».

Школа должна давать детям широкий круг знаний, всесторонне развивать их творческие силы.

Учение должно основываться на интересе: «Всякое учение должно быть ответом на вопрос, возбужденный жизнью».

Детей надо учить так, чтобы они самостоятельно формулировали выводы, вытекающие из наблюдений, опытов. Изучать предметы и явления надо преимущественно в естественной обстановке.

Толстой призывает к творческому поиску, эксперименту. Школа может стать орудием образования только тогда, «когда каждая школа будет, так сказать, педагогической лабораторией.

Педагогическая деятельность Л. Н. Толстого

Педагогическая деятельность Льва Николаевича Толстого (1828—1910) началась с 1849 года, когда он учил грамоте крестьянских детей Ясной Поляны. Более активную педагогическую работу он стал вести с 1859 года, продолжая ее с перерывами до конца своей жизни. По возвращении с Крымской войны он открыл в Ясной Поляне школу и содействовал организации в ближайших селениях еще нескольких крестьянских школ. Толстой вступил, как он сам писал об этом позже, в период «трехлетнего страстного увлечения этим делом». Л. Н. Толстой считал, что наступило время (вспомним, что тогда Россия переживала период первой революционной ситуации и подъема общественно-педагогического движения), когда образованные люди страны должны активно помогать народным массам, испытывавшим огромную потребность в образовании, удовлетворить это их законное стремление, не доверяя столь важного дела царской власти.
В 1860 году Толстой намеревался учредить просветительное общество. Его задача — открытие школ для крестьян, подбор учителей для них, составление курса преподавание и помощь учителям в их работе.
Хорошо понимая, что ему вряд ли добиться официального разрешения на такое объединение общественных сил на дело создания крестьянских школ, Л. Н. Толстой заключал признанием, что он будет «составлять тайное общество». Ему не удалось осуществить полностью свое намерение, но в его яснополянском доме регулярно собирались учителя его школы и соседних крестьянских школ, составившие коллектив единомышленников, сдружившийся для претворения в жизнь прогрессивной педагогики в школах для крестьянских детей. Положительный их опыт освещался в издаваемом писателем в это время журнале «Ясная Поляна», где печатались его статьи о народном образовании, сообщения учителей, предварительно обсужденные на их собраниях под руководством Л. П. Толстого.
Об идейном направлении деятельности учителей сельских школ Крапивенского уезда Тульской губернии, приглашенных на работу Л. Н. Толстым, говорят его статьи по народному образованию, опубликованные в журнале «Ясная Поляна».
Возвратившись весной 1861 года из-за границы, Толстой резко критиковал буржуазную цивилизацию, которая используется помещиками, фабрикантами и банкирами в своекорыстных интересах. Толстой подверг острой критике и современную ему школу, в которой учат тому, что не нужно народу, а требуется тем, кто притесняет и угнетает народные массы.
Яснополянская школа, открытая Толстым в 1859 году, была реорганизована с осени 1861 года. В основу ее работы легло мнение Л. Н. Толстого о свободном и плодотворном творчестве детей при помощи преподавателей. Несмотря на кратковременное существование, работа школы, которую Л. Н. Толстой систематически освещал в своем педагогическом журнале «Ясная Поляна», вызвала живой отклик в России и за рубежом и была примером для подражания. Но такое направление учебно-воспитательной работы сельских школ, устроенных при содействии Л. Н. Толстого, вызвало яростное сопротивление со стороны местных помещиков. Начались нападки на школы, посыпались доносы на учителей.
Летом 1862 года в отсутствие Толстого жандармами был произведен обыск в Яснополянской школе. Это очень оскорбило писателя, а в знак протеста Толстой прекратил свою крайне интересную педагогическую деятельность.
В 1869 году Л. Н. Толстой снова с увлечением занялся педагогикой. В 1872 году была издана составленная Толстым «Азбука», в 1875 году вышли в свет переработанная «Новая азбука» и четыре «Книги для чтения». В это же время он составил учебник арифметики и много занимался методикой первоначального обучения и другими вопросами работы народных школ.
В своей статье 1874 года «О народном образовании» он резко критиковал земства за то, что они сдерживают активность крестьян, которые стремятся сами создать сельские школы, предпочитая их тем, которые открывают земства на средства крестьян, недостаточно учитывая при этом интересы крестьянских масс. И хотя в критике земской деятельности по народному образованию Толстой слишком сгустил темные краски, его выступление в защиту права крестьян иметь свой голос при решении вопроса о воспитании их детей было справедливым.
Он также совершенно правильно критикует извращения в деле наглядного преподавания в земских школах и формализма в начальном обучении в казенных училищах.
Выработав свое представление о содержании и методике работы народных школ, Л. Н. Толстой в 70-е годы выдвигает свою кандидатуру в состав земства Крапивенского уезда. Будучи избранным, он развертывает здесь разнообразную деятельность по созданию земских школ и усовершенствованию их работы. Толстой становится руководителем школ большого уезда.
В 70-х годах Толстой снова стал учить детей в Яснополянском доме, разработал проект крестьянской учительской семинарии, которую шутливо называл «университетом в лаптях». В 1876 году он получил от министерства народного просвещения разрешение открыть семинарию, но, не встретив поддержки со стороны земства, не смог осуществить этого проекта.
Последний период педагогической деятельности Толстого относится к 90-м и 900-м годам. Толстой в этот период в основу воспитания ставил свою «толстовскую» религию — признание, что человек носит бога «в самом себе», всеобщую любовь к людям, всепрощение, смирение, непротивление злу насилием, резко отрицательное отношение к обрядовой, церковной религии. Он признает ошибкой свое былое отделение воспитания от образования и считает, что детей не только можно, но и нужно воспитывать (что он отрицал в 60-х годах). В 1907—1908 годах он ведет занятия с крестьянскими детьми. В эти годы Л. Н. Толстой просил допустить его к учительской деятельности в московской вечерней школе для рабочих подростков, но не получил на это разрешение министерства народного просвещения.

Взгляды Л. Н. Толстого на народное образование, воспитание и школу в 60—70-е годы

В своих многочисленных статьях этого времени по вопросам народного образования, о содержании и методах учебно-воспитательной работы школы Л. Н. Толстой сформулировал оригинальное учение о воспитании и обучении детей.
Горячий протестант и страстный обличитель, подверг разрушительной критике постановку воспитания и образования в России и в Западной Европе, современные ему школы, утверждая, что они осуществляют насилие над детьми, прививают им идеологию господствующих классов.
Свои представления о том, кто имеет право и должен создавать школы для народа и как в них следует воспитывать и учить детей, Толстой изложил еще в своих первых статьях, опубликованных в 1859—1862 годах в журнале «Ясная Поляна». Статьи вызвали огромный интерес и оживленную полемику оригинальной постановкой вопросов и особенно предложением о способах их решения.
Л. Н. Толстой отверг широко бытующий тогда предрассудок, будто бы народ по своей темноте и невежеству не понимает важности образования, и потому его следует принуждать учиться в даруемых царской властью и образованным обществом школах. Как и Н. Г. Чернышевский, Толстой считал, что нежелание крестьян отдавать своих детей в школы объясняется антинародной направленностью политики царизма в области народного образования.
Л. Н. Толстой убежденно заявил, что народ, находящийся по воле господствующих классов в тягчайших условиях, тем не менее стремится к образованию и что такое его стремление, особенно заметное в 60-е годы, составляет естественную и вечную народную потребность. Доказывая это, Толстой обращался и к своему опыту по организации сельских школ в Крапивенском уезде: население уезда быстро преодолело недоверие к новому начинанию и охотно помогало в открытии школ, которые быстро наполнились крестьянскими детьми.
Не может быть сомнений в том, что народ признает школы своим делом, если они будут отвечать его потребностям и интересам, а сам народ привлечен к организации школ. Одна из статей Л. Н. Толстого на эти темы имела характерное название «О свободном возникновении и развитии школ в народе». В статье автор доказывал, что отсутствие насилия при организации народного образования и есть тот путь, идя которым «дело народного образования найдет себе в народе не врага, а помощника и... безостановочно поведет общество к вечной цели совершенствования».
Наряду с введением демократических, свободных от насилия над народом способов организации народного образования, необходим коренной пересмотр теоретических основ педагогики, а также методов воспитания и обучения, применяемых в школах.
Посетив в 1860 году Англию, Бельгию, Германию, Францию и Швейцарию, Толстой приходит к выводу о том, что, как в России, так и в Западной Европе народное образование не отвечает потребностям и запросам народа, а содержание и методы обучения находятся в полном несоответствии со стремлениями и интересами детей. Он писал, что «лучшая берлинская народная школа с портретом Песталоцци» и расположенная недалеко от Ясной Поляны русская сельская школа «совершенно одинаковы и равны»: обе они вызывают негодование по поводу деспотизма учителей, которые «согласны в отрицании права свободы человека на том основании, что этому человеку только 10 или 12 лет».
Школы и работающие в них учителя враждебно относятся к детским потребностям и интересам, пользуются насильственными методами, постоянно используют наказания, унижают и третируют детей, превращая учебно-воспитательный процесс в надругательство над детьми.
На основе этих рассуждений Толстой сформулировал такое правило: «Критериум педагогики — свобода», что послужило основанием к обвинению его в подражании Руссо и пропаганде идей «свободного воспитания».
С огромной болью, полный сострадания к народу и его детям, Л. Н. Толстой признается в основных мотивах, заставляющих его заниматься педагогической деятельностью.
«Когда я вхожу в школу и вижу эту толпу оборванных, грязных, худых детей с их светлыми глазами и так часто ангельскими выражениями, на меня находит тревога, ужас, вроде того, который испытывал бы при виде тонущих людей... И тонет тут самое дорогое, именно то духовное, которое так очевидно бросается в глаза в детях.
Я хочу образования для народа только для того, чтобы спасти тонущих там Пушкиных, Остроградских, Ломоносовых. И они кишат в каждой школе».
Все современные школы, как помещичье-монархической России, так и буржуазной Европы, вместо того чтобы обеспечивать развитие детей, извращают природу ребенка, — бросает Толстой обвинение официальной педагогике. Между тем все нормальные дети обладают всесторонними возможностями нравственного и умственного развития.
По мнению Л. Н. Толстого, дети по своей природе стоят ближе к идеалу совершенства, чем взрослые, сформировавшиеся в условиях несправедливого и далекого от идеала общества. Заостряя свою мысль и допуская полемические преувеличения, Толстой писал: «Здоровый ребенок родится на свет, вполне удовлетворяя тем требованиям безусловной гармонии в отношении правды, красоты и добра, которые мы носим в себе... Родившись, человек представляет собой первообраз гармонии, правды, красоты и добра».
Эти слова дали повод к обвинению Л. Н. Толстого в том, что он признает в природе ребенка наличие мистических, божественных начал и в создании теории «свободного воспитания». Признавая в целом ошибочность этих рассуждений Л. Н. Толстого, нельзя вместе с тем не заметить в них верные мысли писателя о том, что дети стремятся к общению со взрослыми, что они доверчиво относятся к разумным педагогическим воздействиям, что им присущи большие возможности для развития и воспитания. Очень важно отметить, что настойчивое требование Л. Н. Толстого о свободном воспитании было формой его протеста против царской официальной педагогики и казенной школы.
Свои представления о демократических и гуманных принципах организации народного образования и обучения детей Л. Н. Толстой воплотил в школе, организованной им в 1859 году в Ясной Поляне и реорганизованной в 1861 году.
Толстой был тонким психологом, исключительным знатоком детской души. Об этом свидетельствуют его литературные произведения, вся его педагогическая деятельность. По словам Н. К. Крупской, «душу ребенка умел видеть Толстой: и душу Анютки из «Власти тьмы», и душу Сережи из «Анны Карениной», и душу Коленьки Иртеньева, и душу яснополянских ребят».
Толстой умел заинтересовать детей, пробуждать и развивать их творчество, помогать им самостоятельно мыслить и глубоко чувствовать. Он беззаветно увлекался педагогической работой, непрерывно искал и требовал, чтобы каждая школа была своего рода педагогической лабораторией. Такой лабораторией, экспериментальной школой была в 1861—1862 годах Яснополянская школа.

Яснополянская школа Л. Н. Толстого

В своих первых статьях по вопросам воспитания Л. Н. Толстой резко критиковал современную ему педагогику за абстрактность, догматизм, оторванность от жизни. Он признавал школьный опыт и деятельность учителей важнейшим источником педагогики. Яснополянская школа была задумана писателем как своеобразная педагогическая лаборатория по созданию нового содержания и методов воспитания детей, отвечающих прогрессивным педагогическим принципам. Она должна была основываться на уважении личности ребенка, развитии его активности и самостоятельности, всех его способностей.
В этой школе занятия строились в форме свободных бесед учителя с учениками. Преподавались чтение, письмо, чистописание, грамматика, закон божий, рассказы из русской истории, арифметика, элементарные сведения по природоведению и географии, рисование и пение. Сведения по природоведению, географии и истории Толстой сообщал детям в форме художественных рассказов на уроках русского языка. Как пример такого рассказа Толстой приводит рассказ на тему об Отечественной войне 1812 года в статье «Яснополянская школа». Из описания видно, с каким захватывающим интересом дети слушали рассказ и как активно они переживали его.
Определенного учебного плана, программы обучения и твердого расписания учебных занятий не было. Толстой замечает, «как начнем иной раз говорить о чем-нибудь интересном, так увлечемся, что проговорим до вечера». Хотя обязательного ежедневного посещения школы от детей не требовалось, они посещали ее и настолько заинтересовывались занятиями, что им приходилось напоминать о том, что пора по домам. Какие бы то ни было взыскания и наказания в Яснополянской школе отсутствовали.
Учащиеся делились на три класса — младший, средний, старший; в них ежегодно учились 40—50 человек. По расписанию учебных занятий каждый учитель давал ежедневно 5—6 уроков. Учебный день делился на две части, с 12 до 15 часов был обеденный перерыв, но многие дети не уходили домой, находясь в школе с 9 часов утра до 6—7 часов вечера. Домашние задания не практиковались, все выполнялось в школе, в тесном общении с учителями, с помощью более старших и знающих учеников младшим и слабым.
Небольшой коллектив учителей школы работал очень дружно и согласованно. Учителя вели дневники и записи, намечали недельные планы работы, которые обсуждались совместно. В учебные планы вносились изменения в соответствии с мнениями коллег, интересами и запросами детей.
Сам Л. В. Толстой преподавал в старшем классе математику, историю. Под его руководством ученики писали много сочинений. Дети особенно любили сочинения на свободную тему; тематика сочинений и лучшие тексты читались и коллективно обсуждались в классе. Толстой вел также беседы по физике, проводил физические эксперименты.
Отчеты учителей систематически печатались в журнале «Ясная Поляна». Они содержали подробные описания хода учебно-воспитательного процесса. Кроме того, с большим литературным мастерством и педагогической глубиной характеризовались настроение и поведение детей, подлинные мотивы детских реакций на те или иные методы обучения, на обращение учителей с детьми. В отчетах ярко раскрывались особенности крестьянских детей, индивидуальные качества отдельных учеников, фиксировались особые периоды их развития.
Все описания школы современниками показывали, что Л. Н.Толстой как организатор и учитель Яснополянской школы действительно сумел создать в своей школе педагогическую лабораторию. В школе царила благожелательная к детям, творческая атмосфера; учащиеся были открыты и искренни в своих отношениях с учителями, могли развивать свои познавательные интересы, усваивать много знаний, самостоятельно мыслить и работать.
Яснополянскую школу посещало много людей, в том числе зарубежных педагогов и писателей, о школе много писали в России и за границей. О школе Л. Н. Толстого, его педагогических взглядах и деятельности были изданы работы в Болгарии, Англии, Германии, Франции и США. Как написал один автор, школы западно-европейских стран много получили от Толстого. «Его ... настойчивое требование развивать у детей привычку полагаться на себя..., его вера в то, что ребенку в классной комнате надо дать максимум свободы — все эти компоненты его системы оказали свое влияние на прогрессивное образование последнего времени. А главное его положение о том, что школа всегда должна быть педагогической лабораторией... было принято в широких кругах как одно из предпосылок дидактики».

Общепедагогические и дидактические взгляды Толстого 1890-1900-х годов

Вопрос о содержании обучения в народной школе Л. Н. Толстой решал в разные периоды своей педагогической деятельности различно и противоречиво. В первом периоде он считал достаточным «Марфутку и Тараску выучить хотя немножко тому, что мы сами знаем», имея в виду обычную программу школы того времени — чтение, письмо, арифметика, закон божий.
Затем мерилом, определяющим содержание обучения и объем учебных предметов, Толстой считал интерес учащихся. Он насчитывал 12 учебных предметов в школе, но объем их и время, которое отводилось на занятия каждым из них, зависели от желания детей (Толстой упоминает, что дети не любили грамматики и географии).
Когда Толстой рекомендовал открывать небольшие школы грамоты, критерием, определяющим содержание обучения, объявляется уже не детский интерес, а взгляды патриархального крестьянства, которые ошибочно принимаются им за потребности всего крестьянства. Как уже отмечалось. Толстой считал тогда, что народная школа должна давать только знание русской и славянской грамоты, учить счету, закону божьему.
Наконец, в последние годы педагогической деятельности установка, определяющая содержание обучения (или по крайней мере главное в этом содержании), опять менялась: самым главным в обучении Толстой признавал религиозно-нравственное воспитание в духе «очищенного христианства». Школу, в которой учитель «ограничится одним внешним, механическим обучением арифметике, грамматике, орфографии», Толстой называл пустячным делом.
В воззрениях Толстого в этот период было верно его признание, что недопустимо разделять воспитание и образование. В письме 1909 года к Булгакову Толстой писал: «Очень может быть, что в моих статьях о воспитании и образовании, давнишних и последних, окажутся и противоречия и неясности... Во-первых, скажу, что разделение, которое я в педагогических статьях делал между образованием и воспитанием, искусственно. И образование и воспитание нераздельны. Нельзя воспитывать, не передавая знаний, всякое же знание действует воспитательно».
Выдвинув в противоположность своим прежним взглядам совершенно правильное положение — принцип воспитывающего обучения, Толстой, однако, наполнил его реакционным содержанием, требуя, чтобы в основу воспитания и образования было положено религиозно-нравственное учение всепрощения, смирения, непротивления злу насилием и т. п.
Толстой высказал много ценных мыслей о методике обучения. При выборе методов он советовал исходить из отношения учеников к тому или другому методу. «Только тот способ преподавания верен, которым довольны ученики», — писал Толстой. Он указывал, что не следует придерживаться какого-либо одного метода, так как нет такого метода, который бы обладал универсальными свойствами. Надо применять разнообразные методы и находить новые. Школа должна быть педагогической лабораторией, учитель в своей учебно-воспитательной работе должен проявлять самостоятельное творчество.
Среди различных методов обучения Л. Н. Толстой особое место отводил живому слову учителя (рассказ, беседа) и сам владел этим методом в совершенстве, умея глубоко заинтересовать детей и вызвать у них глубокие переживания.
Придавая большое значение развитию творчества детей, Толстой рекомендовал давать учащимся самостоятельную работу, например сочинения на различные темы. В полной педагогической поэзии статье «Кому у кого учиться писать: крестьянским ребятам у нас или нам у крестьянских ребят?» Толстой художественно описал процесс написания учениками коллективного классного сочинения.
Надо вести преподавание так, чтобы все учащиеся успевали, говорил Толстой. В методическом приложении к «Азбуке» он перечисляет условия, при соблюдении которых будет достигнуто успешное обучение: если ученику не говорят о том, чего он не может знать и понять, а также о том, что он хорошо уже знает; если там, где учится ребенок, нет непривычных предметов и лиц; если ученик не стыдится учителя и товарищей, а между ними существуют простые, естественные отношения; если ученик не боится наказаний за непонимание, если ум ученика не переутомляется и каждый урок посилен ученику. «Если, — писал Л. Н. Толстой, — урок будет слишком труден, ученик потеряет надежду исполнить заданное, займется другим и не будет делать никаких усилий; если урок слишком легок, будет то же самое. Нужно стараться, чтобы все внимание ученика могло быть поглощено заданным уроком. Для этого давайте ученику такую работу, чтобы каждый урок чувствовался ему шагом вперед в учении».
Ученики должны усваивать знания сознательно; правила, определения должны сообщаться ученикам как выводы из достаточно усвоенного ими фактического материала.
Придавая большое значение жизненности преподавания, приучая учащихся к наблюдательности, Толстой широко практиковал в Яснополянской школе экскурсии и опыты, пользовался таблицами и картинами (хотя предпочитал показывать детям подлинные явления и предметы в их естественном, натуральном виде), отдавая должное принципу наглядности. Вместе с тем он справедливо едко высмеивал те извращения принципа наглядности, которые рекомендовались немецкими методистами в виде так называемых «предметных уроков».
Толстой относился критически к звуковому методу обучения грамоте, который рекомендовали все лучшие русские педагоги 60—90-х годов (Ушинский, Корф, Бунаков и др.). Он отмечал, что согласная буква без гласной не может быть произнесена. По предложению Толстого Московским комитетом грамотности была даже организована экспериментальная проверка результатов обучения грамоте звуковым методом и методом Толстого в двух школах с одинаковым возрастным составом учащихся. Обучение продолжалось семь недель, после чего была назначена экспертиза, не давшая, однако, определенного результата: степень грамотности в обоих классах оказалась примерно одинаковой.

«Азбука» Л. Н. Толстого и книги для чтения

В своих дидактических высказываниях Толстой дает много указаний, какими должны быть книги для первоначального обучения. Помещаемый в них материал должен быть занимательным для детей, доступным их пониманию; написаны книги должны быть просто, немногословно. В книгах для начальной школы надо давать материал из жизни родины, легко запоминающийся и производящий на детей сильное впечатление.
В соответствии со своими дидактическими взглядами и требованиями к учебной книге Толстой составил «Азбуку», изданную в 1872 году. Затем она была дважды переработана и в окончательной редакции переиздана в 1875 году под заглавием «Новая азбука». Им были составлены также четыре «Русские книги для чтения». Как «Азбука», так и книги для чтения выдержали каждая свыше 30 изданий, разошлись в миллионах экземпляров и были наряду с «Родным словом» Ушинского самыми распространенными учебными книгами в земских начальных школах.
Характерными чертами составленных Толстым книг для чтения были высокая художественность, выразительность, сжатость и простота, полная доступность детскому пониманию, занимательность, превосходный русский язык. Весь материал составлен из русской жизни, большей частью из жизни деревни. Сведения по природоведению, географии, истории даны в форме художественных рассказов. Много рассказов на нравственные темы, занимающих три-четыре строки.
Педагогическая печать по справедливости высоко оценила эти учебные книги сразу же после их выхода в свет. Так, известный соратник Ушинского, крупный педагог Д. Д. Семенов писал, что эти книги — «верх совершенства как в психологическом, так и в художественном отношении. Какая картинность в изображении, и притом картинность чисто русская, народная, наша собственная!».
Следует, однако, отметить и серьезный недостаток этих книг: некоторые рассказы проникнуты религиозными взглядами Толстого. Рассказы, написанные Толстым для учебных книг, богаты и разнообразны по содержанию; они явились ценным вкладом в литературу для детей. Многие из этих рассказов помещены в советских книгах для чтения в начальной школе и выпускаются в наше время отдельными изданиями.
В разностороннем педагогическом творчестве Толстого было много положительных сторон, обогативших русскую педагогическую мысль и дореволюционную школу России, было много ценного и оригинального. К этим положительным чертам его педагогического учения относятся глубокая любовь к детям, уважение к личности ребенка, умение пробуждать и развивать творчество детей, тонкий психологический анализ особенностей каждого отдельного учащегося.
Важно отметить постоянные педагогические искания Толстого, беззаветное увлечение педагогической деятельностью, пламенный призыв к творчеству, его большое педагогическое мастерство как учителя и составителя учебных книг.
Л. Н. Толстой вошел в историю русской педагогики как крупнейший оригинальный педагог-мыслитель и новатор.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *