Монтессори за и против: Методика Монтессори: за и против | Материнство – Так оставьте ненужные споры, или Развенчание мифов о системе Монтессори

Содержание

Плюсы и минусы методики Марии Монтессори. За и против (начало).

Дорогие друзья!
В продолжение начатого в одной из предыдущих статей разговора, обсудим сегодня плюсы и минусы методики Марии Монтессори. Как специалисты, так и родители проявляют к ней в настоящее время огромный интерес, активно высказываются за и против.

У некоторых отторжение методики вызывает уже тот факт, что Мария Монтессори не воспитывала своего ребёнка, сдала его с рождения в интернат, а впервые мать и сын встретились, когда тот был уже взрослым молодым человеком.

По правде говоря, у меня тоже такое отношение великого педагога к собственному ребёнку вызывало противоречивые чувства. Но ведь мы знаем, что когда мать и сын позже встретились, они уже больше не расставались, и сын продолжил дело матери после её смерти – руководил созданным ею обществом.
Если сын смог простить мать – наше ли дело, посторонних людей, живущих совершенно в другом веке и в других условиях, осуждать её?

Вначале о плюсах методики Монтессори, которые бесспорны.
1. Самым большим плюсом является поднятый Монтессори флаг гуманизма по отношению к ребёнку.


Столкнувшись с бездушным отношением в заведении к умственно-отсталым детям, куда впервые Монтессори пришла работать, она принялась за их развитие и поняла, что даже с этими детьми можно добиться многого (воспитанные ей дети на экзамене обогнали детей из благополучных семей).
Поэтому, позже, работая уже с нормальными детьми она стала убеждённой сторонницей свободного, ненасильственного воспитания, развития самостоятельности у каждого ребёнка, ставила в центр педагогического процесса ребёнка, а педагог был только его помощником.
Многим известна знаменитая фраза Монтессори, характеризующая организацию педпроцесса: «Помоги мне это сделать самому!».

Кстати, а не узнаётся ли в этих словах нынешний лозунг теории обучения: «Чем давать в руки обучающегося рыбу, лучше дайте ему удочку!»

2. Поскольку ключевым понятием  методики Монтессори является свобода, то и вся её педагогическая работа ежедневно была направлена на формирование свободного человека, уважающего свободу других.

Поэтому педагог разработала вполне понятные детям чёткие правила, действующие затем всю жизнь безукоризненно:

  • не мешай другому, когда тот занят;
  • учитывай интересы других при выборе себе места для работы;
  • не шуми – это мешает другим;
  • после работы все материалы убирай на свои места, вытирай лужи и грязь;
  • если материал кем-то занят, жди своей очереди или наблюдай со стороны.

Ну разве это не обычные житейские правила, которые не мешает выполнять в обыденной жизни каждому человеку?

3. М.Монтессори первой заговорила о необходимости создания для детей специальной развивающей среды, состоящей из специальных пособий, способствующих развитию разных способностей ребёнка, в первую очередь – сенсорных (чувственных).

Это, действительно, революция в понимании развития ребёнка, которого, оказывается, нужно учить и воспитывать не с помощью наставлений и указаний, а с помощью предоставления ему возможности самостоятельно действовать с материалом, который специально разработан и сконструирован педагогами.

Роль педагога – направлять самостоятельную деятельность детей, показывать им как именно действовать с пособиями, а уж в процессе этой деятельности дети всему (вернее, тому, что заложено именно в данное пособие) научатся сами.

Сутью педагогической теории М. Монтессори стала идея опосредованного обучения, когда ребёнок учится необходимым навыкам в специально созданной среде, сам не замечая того, что учится!

4. М.Монтессори предложила делить помещение на условные обучающие зоны: зону жизненной практики, зону сенсорного развития, зону языкового развития, зону математического развития, зону космического развития (естественно-научных знаний).

В каждой зоне размещаюлись соответствующие пособия, составляющие обучающее-развивающую среду, в которой, в процессе самостоятельной работы (опосредованного обучения), дети получают необходимые навыки и знания.
Количество зон помогает ребёнку в создании целостной картины мира.

5. Особое внимание М.Монтессори к развитию сенсорных и сенсомоторных способностей ребёнка очень важно, поскольку именно они лежат в основе умственных способностей детей.

Среди пособий Монтессори, предназначенных для развития этих способностей, имелись даже такие, которые развивали барическое чувство, чувствительность к температурным воздействиям и др.

( Статья – Плюсы и минусы методики Марии Монтессори. За и против – будет продолжена. )

Система МИР – против Монтессори-педагогики - запись пользователя Лена (lenapopova) в сообществе Раннее развитие в категории Методика Марии Монтессори

статья содержит много моментов над которыми можно задуматься, хотелось бы узнать Ваше мнение.

1. Вопрос об исходных концепциях, понимании ребенка

П.В. Тюленев принципиально возражает против исходной концепции Монтессори – педагогики, с которой не соглашается практически ни один современный родитель, и которая сводит роль воспитателя или родителя к сравнительно пассивному наблюдателю и помощнику своему ребенку

К 1988 - 1992 г. Тюленев завершает разработку и апробирование на практике целой серии методик: "Читать, считать, знать ноты ... - раньше, чем ходить". Это как раз тот период, о котором Монтессори пишет: "В пространстве от нуля до шести лет четко выделяются две подфазы. Первая - от рождения до трех лет - характеризуется таким типом ментальности, подступиться к которому взрослые не в состоянии. Следовательно, оказывать прямое воздействие на него невозможно" (М. Монтессори "Помоги мне это сделать самому", гл. ). Работы Тюленева и результаты полностью опровергают это учение Марии Монтессори. В течение этого "неподдающегося" периода воспитанники Тюленева не только начинают читать, но и считать, и писать, печатать простейшие диктанты на пишущей машинке, знают ноты и многое другое, фактически достигая в трем годам уровня третьего класса начальной школы - к чему Мария Монтессори в своей системе за всю свою карьеру и не приступала! То есть, к трем годам, когда Монтессори - педагоги только принимают в свои Монтессори - центры малышей, Тюленев в детских садах - школах нового типа "МИР ребенка" уже проходит с ними всю Монтессори программу! О чем же остается говорить? Естественно и очевидно, что с этих, жестких позиций конкретных результатов и эффективности, приходится сделать вывод, что вся система Монтессори - ошибочна, от начала до конца. Монтесссори - педагоги вслед за традиционными исходят от изначальной индивидуальности, генетической предопределенности. Однако почти все разговоры в пользу генетической одаренности ("гениальности") оказываются на поверку социальным заказом узкой группы, можно сказать своеобразной псевдонаучной секты так называемых "специалистов по одаренности", пытающихся увести родителей и широкие круги общественности от понимания важности, решающего значения периода раннего развития с единственной целью: сохранить элитарность культуры, сократить конкуренцию в фере искусства, науки и других творческих видов деятельности. Сегодня цели этих "специалистов" модернизируются, теперь их задача зачастую весьма банальна: убедить в неполноценности тех, кто не может хорошо платить за "результаты" "оценки одаренностиТогда как еще в 1970 году Масару Ибука вслед за Б. Никитиным утверждает, что "После трех лет развивать и воспитывать - уже поздно", Монтессори - педагоги, претендуя широкое распространение через сто лет(!) после появления метода? считают этот период до трех лет бесполезным! Широкий спектр толкований этой исходной позиции позволяет под маркой «Монтессори» скрываться самым разным, в том числе антигуманным педагогам. Естественно, в широко смысле родителям разобраться в истинном качестве услуг этого замкнутого педагогического сообщества вовремя практически невозможно, и дети оказываются жертвами постоянно идущего в недрах «Монтессори - центров» экспериментов. Хорошо, если это удачные эксперименты. Даже сами специалисты, сторонники этой педагогики утверждают, что многие руководители Монтессори - центров даже не знают... какого пола была Монтессори! Демагогически признавая индивидуальность и личность в нежном возрасте, воспитатели и педагоги как бы развязывают себе руки, снимают с себя всякую ответственность, списывая свою профессиональную несостоятельность на индивидуальность ребенка. Не случайно, что такая позиция Монтессори – педагогики практически ничем не отличается от того, что мы имеем в традиционной педагогике и у антиинтеллектуальной «Вальдорфской школы». Очевидно имеется в виду то, что неверная исходная позиция Монтессори - педагогики позволяет, например, вальдорфцам "на полном основании" так развивать детей, что они зачастую, целыми классами оказываются настолько индивидуальны и неповторимы, что не могут даже окончить среднюю школу. Такие результаты были получены во всех Московских школах, где проводился эксперимент по "Вальдорфской педагогике. В этом смысле, конечно, более адекватна позиция Гленна Домана, который признавал только ПОТЕНЦИАЛ личности, который нужно раскрыть. Еще более конкретна и выражена почти математически точно позиция Бориса Никитина (НУВЭРС). Обратимся к тому, как относятся к этому в стане самой корректирующей педагогики Монтессори. Эту двойственность подтверждают сами защитники Монтессори – педагогики, в частности, руководитель Московского Монтессори - Центра К. Сумнительный, который пишет: «Во-первых, на вопрос "Что есть ребенок?" Монтессори и Штайнеp (автор педагогической концепции Вальдорфских школ) дают один ответ. Каждый ребенок - это неповторимая индивидуальность, личность, имеющая право на любовь и уважение». Исходная позиция "Монтессори – педагогики" – это такая же классическая позиция не желающего ни за что отвечать педагога. Сомнительно, что это было исходной позицией гениального педагога, каковой, без сомнения, была сама Мария Монтессори. Как раз наоборот - она была активным педагогом, делала как раз наоборот, тому, что говорят теперь ее последователи. И тем более, это не может быть позицией современного педагога - воспитателя, и тем более не позиция самого родителя, который, без сомнения, более тонко понимает, что такое ребенок, насколько он беззащитен и полностью зависит от родительских и педагогических действий. По-видимому, если бы сама М. Монтессори побывала длительное время не в положении профессионального педагога, а в положении родителя, она бы никогда не сумела сказать подобного. Эту позицию следует понимать как призыв к педагогам уважать ребенка вообще.

2. Вопрос об отношении к личности педагога и его роли Против детей и родителей действует и второе принципиальное положение Монтессори – педагогики. Здесь тоже наблюдается декларативное сходство школ Монтессори и «вальдорфцев». Вторая сходная черта - это отношение педагогов к роли воспитателя, учителя. По их мнению учитель должен быть адвокатом ребенка и помочь малышу достичь духовного и физического комфорта. Образ мыслей, убеждения и взгляды учителя направлены на помощь ребенку в самоусовершенствовании его личности. Однако, этот путь самосовершенствования Монтессори и вальдорфцы понимают диаметрально противоположно! Подобная же неразбериха царит во всех «Монтессори центрах». Итак, все также списывается на личность ребенка, которая на самом деле ни обществом, ни не признается таковой до 18 лет. Таким образом, Монтессори – педагоги выводят себя за рамки законов, и могут творить, что угодно, ссылаясь на «личность», а на самом деле на то, чего нет и быть не может, поскольку чтобы стать личностью ребенок проходит несколько стадий, что в различных вариантов установлено и признается современной наукой о человеке. Но ссылки на Монтессори, жившую более ста лет тому назад, автоматически освобождают педагогов от какой – либо ответственности за неиспользование современных методов интеллектуального развития и образовательных технологий.

3. Свобода выбора педагога: чем она оборачивается на деле? Третье положение Монтессори – педагогики выглядит сегодня столь же абсурдно, как и первые два. Так, в работах наиболее видного пропагандиста Монтессори К. Сумнительного мы находим, что в Монтессори – педагогике имеет место своеобразная «демократия», которая, кстати, не учитывает пожеланий родителей о желательности наилучшего или даже максимального развития способностей: Требования Монтессори – педагогов к себе весьма занижены: «Каждый педагог или родитель вправе сам выбрать ту, во многом разную логику, которые предлагают эти две педагогические системы.» Тюленев категорически не соглашается с этим, и напоминает, что согласно «Конвенции о правах ребенка» педагог обязан выбрать наилучшие, оптимальные возможности для развития и образования ребенка. В соответствие с этим, педагоги в системе МИР обязаны следить за наилучшими достижениями педагогики, психологии и родительского опыта, и использовать их для воспитания и образования детей. Если это в каких – то «Монтессори – центрах» делают именно так, то это происходит, очевидно, вопреки исходным положениям, вследствие того, что отдельные педагоги придерживаются более активной позиции чем та, которая заявлена Монтессори.

4. Отношение к интеллектуальному развитию. Последователи Монтессори «последовательно» искажают в свою пользу идеи Монтессори. По их мнению, «для Монтессори вопрос об интеллектуальном развитии является лишь вопросом об организации помощи малышу в его естественном развитии. Технологии обучения только поддерживают и помогают, а не насилуют и не форсируют природу ребенка. Только уважая и всматриваясь в малыша, учитель и все, кто по роду своей деятельности занят обучением и развитием ребенка (дошкольника), должны способствовать его продвижению по пути самостановления». Любой родитель скажет, что это – путь в никуда, поскольку если уж родитель или педагог не знает, куда этому самому ребенку идти, то ребенок уже точно, никогда об этом пути самостановления не узнает вовсе, а время будет безвозвратно потеряно. Следствием таких «революционных утверждений» является то, что, например, «вальдорфская педагогика», использовав такое право выбора, принципиально считает недопустимым интеллектуальное развитие ребенка до 7 лет. Все это свидетельства того, что в выборе исходных концепций, в построении образовательных технологий и во многом другом, «Монтессори - педагоги» опираются на архаические, наивные донаучные представления. Только во второй половине 20 – го века стало известно, что интеллект – это способность человека к социальной адаптации.

5. Вопрос о позиции учителя По разному отвечают эти два направления и на вопрос о позиции учителя по отношению к ребенку. Так Вальдорфская педагогика считает, что образ учителя является для ребенка идеалом, которому он подражает во всем. Вальдорфский учитель приглашает ребенка следовать за собой. Монтессори - учитель идет вслед за ребенком, раскрывающим свои внутренние возможности. Это различие также имеет свои корни в разном понимании природы и законов развития ребенка.

6. Вопрос о воспитании чувств Система МИР рассматривает развитие систем восприятия как первоочередную задачу родителей и воспитателей - педагогов. Без развитых систем восприятия (зрение, обоняние, слух, вкус и т.д. включая экстрасенсорные), оптимальное развитие интеллекта невозможно. Развитие систем восприятия начинается в системе МИР еще до рождения, а для детей, которые начинают позже, предусматриваются определенные рекомендации по реабилитации. Тюленев идет вслед за быстро развивающимися органами чувств ребенка, стремясь использовать малейшие достижения этих чувств для развития интеллекта. В результате оказывается, что все те сенсорные материалы, которые использовались Монтессори в возрасте 4 – 6 лет и старше, у Тюленева дети проходят еще в младенческом возрасте. Комплекс разнообразных зрительных образов ребенок в виде так называемых динацессов («динамических процессов изменения формы. цвета и размеров» получает еще до исполнения 2 – 3 месяцев, в сенсорный период называемый у Тюленева «смотрунковым». Иначе говоря, ребенок в системе МИР проходит многие программы Монтессори на 3 – 4 и более лет раньше, когда он становится, по терминологии "системы МИР" «трогунком» Так же как и у Монтессори, сенсорный материал Тюленева развивает все органы чувств и дает возможность узнавать все необходимые свойства предметов - величину, объем, форму, цвет, вкус, вес, поверхность. Разумеется, ребенок впоследствии переносит эталоны качеств и свойств предметов на реальное окружение.

7. Отношения ребенка с предметами реального мира "В Монтессори - группе, ребенок вступает в контакт с конкретными объективными качествами предметов, с неким уменьшенном масштабе, который он перенесет на обычную каждодневную жизнь". У Тюленева чаще всего ребенок имеет дело с реальным масштабом, например, уже с 1 – 1,5 лет приобщается к пишущей машинке, компьютерной клавиатуре, свободно ориентируется в полях шахматной доски, и даже свободно и с увлечением … руководит действиями взрослых, когда его выберут в очередной раз "Президентом". Практически ко всему, что можно перечислить из достижений воспитанников Тюленева, следует добавить «впервые в мире», «впервые в истории человечества» … в таком - то возрасте. "А что же у «вальдорфцев»? Сенсорные впечатления в Вальдорфской группе отнюдь не системны. Они довольно случайны и узнавание конкретных признаков вещей может растянуться на неопределенное время."

8. Отношение к сензитивным периодам Учение о сензитивных периодах появилось около 1870 года, примерно в год рождения Марии Монтессори. В отличие от «вальдорфцев», которые не ведают о последних, Монтессори принимает, что у ребенка есть весьма ограниченное время для развития чувств и их совершенствования. Это сензитивный период сенсорного развития и утончения органов чувств. Здесь мы видим по сути вновь противоречие подходов к чувственному воспитанию Монтессори и Вальдорфа. И вряд ли может быть иначе, ведь система МИР, антропология и антропософия исходят из совершенно разных оснований. В системе МИР пересмотрены все сензитивные периоды, о которых было известно во времена М. Монтессори.

9. Вопрос об отношении к сказкам. Что рассказывать детям: волшебные сказки, на которых базируется Вальдорфская педагогика или истории наполненные реальными знаниями о жизни, как это предлагала Монтессори. С одной стороны, сказка - это культура страны, богатство языковых средств выражения, а с другой, По мнению Монтессори, сказка не содержит материала для развития воображения, как действующей субстанции человеческого интеллекта. Сказка в этом смысле не является стимулом для продуктивного творческого познания и развития. Более того, крайне спорен и психологический эффект от сказок с героями символизирующими зло. Что же касается системы МИР, то ребенок, начавший читать раньше, чем ходить, примерно с возраста трех лет сам, почти ежедневно сочиняет и печатает собственные сказки, соединяя воедино рационально –интеллектуальный подход Монтессори и культурно – языковый подход «вальдорфцев», демонстрируя совершенно невозможные результаты для обеих устаревших систем.

10. Отношение к обществу и сами себе Сторонники Монтессори пишут: «Так, сообщество Вальдорфцев монолитно и носит черты секты стремящейся всосать в себя весь окружающий мир». Такое утверждение очень сомнительно, так как дело обстоит как раз наоборот: «вальдорфцы» как изначально непрофессиональные педагоги, а эстетствующие философы, изначально стремились опутать своей «человекомудрствующей» педагогикой только элиту. «Вальдорфцы» не смогли бы выжить столько лет, делая иначе: их воспитанники были состоятельными и не нуждались в особом интеллектуальном развитии: деньги и капиталы богатых родителей позволяли им не пользоваться этой излишней роскошью – интеллектом. В лице воспитанников «Вальдорфской школы» мы имеем дело с подобием аристократов, капиталистов, меценатов, разбирающихся в живописи, искусстве и тому подобное, но которым не ведомы ни математика, ни серьезные естественные науки, и вообще, излишний интеллект вредит. Всосать в себя весь мир хотят именно Монтессори –педагоги, именно они навязывают родителям волю и позиция профессионала – педагога, что является абсолютно неприемлемым для общества. Как раз родители и борются против такой же всепоглощающей системы в виде традиционной педагогики, которая фактически монополизировала сферу интеллектуального становления детей вот уже более 300 лет. Безусловно, Монтессори - педагогика неизмеримо лучше традиционной, но факт остается фактом: в эту педагогику вошли достижения психологии, социологии, а также представления физиологии первой половины прошлого, 20-го века, не более. Напротив, Тюленев считает, что методы интеллектуального развития детей должны быть прозрачны прежде всего для родителей - заказчиков педагогических услуг и система МИР правильно и научно расставляет акценты в позициях родителей и педагогов. В то же время сегодня, неправомерно втягивая в свои специализированные группы нормальных обычных детей, препятствуя тем самым массовой реализации современных "методов интеллектуального развития ребенка", корректирующая "Монтессори - педагогика" превращается в своеобразный, замкнутый, консервативный профессиональный союз педагогов, отстающих теперь уже не на триста, а "всего - навсего" на сто лет: "Монтессори же педагоги постоянно объединяются в многочисленные ассоциации и профессиональные союзы, адаптируясь в совершенно разных странах и социальных условиях, стремясь размножить свои сообщества под многими названиями, выходя в этот бурлящий современный мир." – в этом абзаце руководитель Московского Монтессори – центра вполне исчерпывающе раскрывает планы Монтессори - экспансии.

11. Мария Монтессори не занималась методами раннего развития ребенка, а использование этих методов в коммерческих Монтессори - центрах незаконно и, мягко скажем, антипедагогично В качестве иллюстрации того, как относится Монтессори - педагогика к раннему развитию, приведем отрывок из "Бесед по Монтессори", опубликованных в 1999 году, то есть, книги напечатанной через семь лет после публикации "В пять лет - в пятый класс", и через четыре года после опубликования книги Павла Тюленева "Читать раньше, чем ходить". Вот что пишет "В беседах по Монтессори", автор, директор Московского "Монтессори - центра" К.С. Сумнительный: «С другой стороны мы не рекомендуем брать ребенка в группу Монтессори раньше 3 лет. Именно этот возраст становится порогом, на котором способность ребенка бессознательно собирать и накапливать в подсознании свои чувственные впечатления, называемая Монтессори впитывающим умом приобретает новые качества, такие как способность, конкретизировать свое ощущение и разделять впечатления. Ребенок активизируется и стремится к осознанной работе. А настойчивого папашу все-таки удалось уговорить, и он отдал своего ребенка в традиционную группу по подготовке к школе». Отметим, что по педагогической системе Тюленева ребенок к возрасту 3-х лет читает, пишет, считает, сочиняет, пишет диктанты, ведет дневник на пишущей машинке или компьютере уже на уровне 2 - 4 го классов начальной школы. Таким образом, Монтессори вслед за Руссо, считает состояние мозга ребенка до 3-х лет "сном разума", тогда как Тюленев утверждает совсем другие максимы: "Развиваете до 1 года - воспитываете гения", "Развиваете до 2-х лет - воспитывает талант", «Развиваете до 3-х лет – воспитываете способного ребенка» и т.д. Нужно отдавать себе отчет, насколько велика разница в этих, диаметрально противоположных подходах. Родителям не лишним будет помнить, что центры раннего развития никакого отношения к Монтессори - педагогике не имеют и не должны иметь, ни методически, ни тем более, юридически. Профессиональным педагогам и воспитателям тоже имеет смысл, образно говоря, пройти переподготовку в АОР, чтобы не оставаться в каменном веке традиционной педагогики или в бронзовом веке Монтессори - педагогики.

12. Так как же понимать: хороша или плоха "Монтессори - педагогика"? На этот вопрос можно кратко ответить так: "Педагогика Монтессори (возраст ребенка от 3 до 7 лет) - это на порядок лучше, чем традиционная педагогика, но и на порядок хуже, чем педагогика Тюленева". Для периода раннего развития Монтессори – педагогика, корректирующая по своей сути, крайне вредна, так как этот период не был предметом специальных исследований Марии Монтессори. Отметим, для этого возраста с 60-х годов что наилучшей, наиболее эффективной системой была система домашнего развития и воспитания Б.П. Никитина, шестеро детей которого в 60 – 70 – е годы окончили среднюю школу на 3 – 4 года раньше обычного срока. Для школьного возраста Монтессори – педагогики также не существует. Лучшей технологией здесь вот уже в течение 30 лет остается методы интеллектуального развития В.Ф. Шаталова, члена Президиума АОР. Метод В.Ф. Шаталова в среднем в три раза сокращает сроки обучения в средней школе по физике и другим предметам, исключая математику – здесь сокращение сроков обучения составляет еще больше: от 5 раз (алгебра) до 10 раз (тригонометрия, стереометрия). http://www.materinstvo.ru/art/747/

метод монтессори в домашних условиях

За и против системы Монтессори

Aksinya ~ 11/06/2013 14:50

Дорогие посетители форума, помогите пожалуйста определиться!! Мне предлагают отдать свою полуторагодовалую доченьку с сад по системе Монтессори. Кто водил туда своих деток, напишите ваше впечатление!!! Поделитесь опытом!!!

Tata ~ 11/06/2013 15:02

Мы ходили в такой садик...Сначала все было хорошо, ребенок действительно развивался, а через год (когда сыну исполнилось 3 года), он стал психовать и отказываться туда ходить. Жаловался, что ему надоело, что там с детьми почти не дают играть... В общем, через полгода его истерик, пришлось переводиться в обычный сад, сейчас вроде доволен...

Нюша ~ 11/06/2013 15:08

Ой, девочки, я о методике Марии Монтессори много отзывов слышала разных, и хороших и плохих. Но вот пример из ее биографии - она сама, родив единственного ребенка без мужа, отдала его в интернат!!!! Как вы думаете, можно ли полностью доверять методике человека, которые собственного ребенка не любил??

Troll ~ 11/06/2013 15:16

Дорогие мои!! Не отдавайте детей в сады Монтессори, ели в вашем городе нет специальной школы для детей, вышедших из таких садов!!! Иначе, для вашего ребенка, веселившегося в саду, использующему данную систему, наша стандартная школа станет адом, в котором ему крайне тяжело будет адаптироваться!!!!!

Нюша ~ 11/06/2013 15:17

Вот я тоже что-то подобное слышала!! Правда в подробности не вдавалась, но подруга говорила, что школьные учителя методику по чем зря ругают)))) Что для вас важнее садик или школа?)))

Aksinya ~ 11/06/2013 15:19

А с чем конкретно это связано, может кто-нибудь объяснить? О наших школьных учителях я тоже много слышала не очень хорошего, так что может на их мнение полагаться полностью не стоит???

Troll ~ 11/06/2013 15:23

Дорогая Аксинья, я вам сейчас все объясню. Дело тут не в учителях, как раз, а именно в полной не стыковке образовательных систем. Монтессори учит детей непосредственности самовыражения, дети в таком саду постоянно двигаются, делают что хотят и когда хотят (ну, примерно так), а наша система школьного образования предполагает сидение в строго определенном месте строго определенное время!!! То есть от звонка до звонка. И говорить можно лишь тогда, когда тебя спрашивают. Понимаете?

Aksinya ~ 11/06/2013 15:26

Аааа, ясно, в общем получается, что в садике ребенка приучат к свободе и творчеству, а в школе его будут всеми силами от этого отучать...печально как то...и во что подобный конфликт выльется для учителей, родителей и ребенка, неизвестно....

Troll ~ 11/06/2013 15:28

То то и оно, подобная методика подразумевает не только спец - садики но и спец - школы! А у нас такого образования нет, хотя...учитывая невиданные темпы реформирования образовательной системы, кто знает что будет через 5 лет, когда ваш ребенок дорастет до школы))))

Софочка ~ 11/06/2013 15:42

По поводу конфликта со школой, понятно, но как же быть с теорией, что самый важный период для развития ребенка - до трех лет!!! Вы не думаете, что лучше по максимуму дать развитие своему ребенку именно в этот период!!!! А система Монтессори именно на это направлена!!!

Tata ~ 11/06/2013 15:48

Никто и не говорит о том, что ребенка не нужно развивать, просто совершенно не обязательно делать это именно по системе Монтессори. 

Софочка ~ 11/06/2013 15:51

Никто и не говорит о том, что ребенка не нужно развивать, просто совершенно не обязательно делать это именно по системе Монтессори. 

Тата, может лично вам просто не понравились факты из ее биографии, нельзя же только из-за этого отвергать все систему))) К тому же, не забывайте, что Мария Монтессори жила не в наше время, а около ста лет назад в католической стране!!!! Там по поводу незаконнорожденных детей сильные гонения были...может у нее просто не было выбора!!!!

Tata ~ 11/06/2013 15:54

Ну, в ее биографии меня не только этот факт смущает, там много чего, например, вас ни как не напрягает, что работала Монтессори с отсталыми детьми, то есть с детьми с различными нарушениями развития!! А сейчас эту методику ко всем подряд применяют....насколько это нормально????

Troll ~ 11/06/2013 15:55

Ну, в ее биографии меня не только этот факт смущает, там много чего, например, вас ни как не напрягает, что работала Монтессори с отсталыми детьми, то есть с детьми с различными нарушениями развития!! А сейчас эту методику ко всем подряд применяют....насколько это нормально????

Не пугайтесь так, на самом деле, многие психологи проверяли свои теории именно на детях с отставанием в развитии!! Просто это широко не обсуждается, а причина простая - на таких детях лучше всего виден результат!!!

Troll ~ 11/06/2013 15:58

Не поймите только меня не правильно, я ни чуть не агитирую за эту систему по тем причинам, которые я изложил в предыдущих своих сообщениях, просто констатирую факт!

Tata ~ 11/06/2013 16:00

Не пугайтесь так, на самом деле, многие психологи проверяли свои теории именно на детях с отставанием в развитии!! Просто это широко не обсуждается, а причина простая - на таких детях лучше всего виден результат!!!

Наверное вы правы, но я против этой методики не из-за биографии создательницы, а из-за тех трудностей, с которыми я столкнулась на примере собственного ребенка!!

Tata ~ 11/06/2013 16:08

И то, что пользователь Troll написал про несовместимость со школьной системой, не в коем случае нельзя сбрасывать со счетов!!!Я с этим полностью согласна!!

Элли ~ 11/06/2013 17:48

Да, не шуточные баталии здесь разыгрались))) Можно глупый вопрос? Объясните пожалуйста, кто-нибудь, в чем суть методики Монтессори, ну так, в двух словах.. 

Софочка ~ 11/06/2013 18:14

Да, не шуточные баталии здесь разыгрались))) Можно глупый вопрос? Объясните пожалуйста, кто-нибудь, в чем суть методики Монтессори, ну так, в двух словах.. 

Суть методики - в индивидуальном подходе к ребенку, предоставлению ему полной свободы деятельности и творчества. Малыш сам выбирает, что ему делать, как ему это делать и сколько ему это делать. Педагог лишь способствует его саморазвитию. На самом деле, когда говорят о японском методе воспитания, суть та же самая!!! Ребенку дают свободу выбора, лишь помогая осваивать то, что интересно именно ему.

Татьяна ~ 13/06/2013 13:13

Суть методики - в индивидуальном подходе к ребенку, предоставлению ему полной свободы деятельности и творчества. Малыш сам выбирает, что ему делать, как ему это делать и сколько ему это делать. Педагог лишь способствует его саморазвитию. На самом деле, когда говорят о японском методе воспитания, суть та же самая!!! Ребенку дают свободу выбора, лишь помогая осваивать то, что интересно именно ему.

Если все так красиво, как вы описали, какие же тогда могут быть недостатки? Ведь, в принципе, родители с детьми обычно так же занимаются, лишь изредка пытаясь что то навязать...

ilonelkina ~ 16/06/2013 20:53

Девочки, у меня подружка отдаласвою любимую доченьку в садик с такой методикой. Иона осталась очень довольна, потому что ее чадо постоянно чем то занято, при чем полезным. Они там на уроках постоянно занимаютсятакими вещами и играми, которые только положительно развивают ребенка. И даже приходя домой Викуличка постоянно что-то вырезает, разукрашивает, что-то клеит, в общем без дела не сидит и ерундой не занимается.

Элли ~ 17/06/2013 13:09

А вот это интересное замечание!! Я пожалуй, все же поищу подобные группы в нашем районе, чтоб ребенка туда водить. Хотя здесь много и против высказываний было, но мне кажется, что развитие ребенка должно быть на первом месте, даже если его система противоречит нашему принятому образовательному стандарту!! 

Криста ~ 22/06/2013 11:33

Прочитала недавно про саму методику, лично мне показалось, что она очень правильная и гармоничная! Конечно, у нас в стране до сих пор традиционно не любят ничего, что не вписывается в общий стандарт, особенно это касается наших педагогов и врачей, и это точно им не комплимент!!!

Женечка ~ 26/06/2013 09:44

Кроме системы Монтессори есть и другие методики раннего развития! Например, наша отечественная разработка - система Зайцева, или система раннего интеллектуально развития Тюленева!!! Выбирайте!

Евтушенко11 ~ 20/08/2014 15:45

Просто лично я считаю, что может система и не плоха, но она способствует отдалению ребенка от социума, так как он больше начинает зацикливаться на себе. Представьте, как он потом будет трудно воспринимать информацию, когда в школу пойдет. Там нет индивидуального подхода, там вся информация для всех. 

андрей_остапенко ~ 07/07/2015 13:57

Когда человек нормально общается на улице со своими сверстниками, то никакая система индивидуального образования конечно же не навредит в дальнейшем.

нужны ли методики Монтессори или любые другие — Рамблер/новости

Алена Парецкая, врач-педиатр

Сегодня стало модно воспитывать детей по различным системам — Никитиным, Доумену, Монтессори и прочим. Родители ищут центры развития, отдают большие деньги за короткие занятия, но воспитанных и гениальных детей от этого больше не становится. Проблемы с речью, эмоциональным развитием, памятью, вниманием никуда не деваются, будь то Монтессори или любые другие новомодные развивашки. Когда у меня спрашивают, какие методики лучше, я всегда отвечаю: самая лучшая методика — занятия с мамой, папой, бабушками-дедушками и всеми членами семьи без какой-либо конкретики. Детей растить и развивать должны родители, а не педагоги и воспитатели, будь они сертифицированы хоть по какой методике.

Методика Монтессори: польза или просто миф?

Многие родители на детских площадках, гуляя со своими карапузами, просто фонтанируют от гордости тем, что занимаются по Монтессори и всесторонне развивают своего ребенка. Они готовы платить любые деньги, чтобы их малыш занимался «самыми лучшими, физиологичными» развивающими занятиями. Однако для меня эта методика во многом спорна. Начнем с того, что создавалась она для детей с умственной отсталостью в возрасте от трех до шести лет, чтобы помочь им адаптироваться к среде сверстников. Потом каким-то странным образом ее переложили на вполне нормальных и здоровых детей, существенно не изменив ее принципы. Но дети с умственной отсталостью и здоровые дети — это совершенно разный уровень развития, интеллекта и познания.

Кроме того, методика ориентирована на развитие преимущественно логического мышления, а вот развитию речи и творческих способностей места в ней нет. Более того, было время, когда сама Монтессори заявляла, что творчество мешает развитию интеллекта, логики и речи детей. А вот физиологи и педиатры уверены в обратном: детям нужно всестороннее и творческое развитие, логика к этому приложится автоматом.

И самое основное, что смущает меня как врача и мать: Мария Монтессори, которую по праву считают хорошим врачом и выдающимся специалистом, воспитанием собственных детей не занималась вообще, тем более по своей методике. Все свои выводы и наблюдения, что легли в основу методики, она черпала из заботы о чужих детях, проживающих в приютах и детских домах. Многие правила ее методики для семейного воспитания никак не подходят. Один из первых ее постулатов о том, что не нужно трогать ребенка, пока он сам не начнет обращаться к тебе в любых формах, очень спорна. Детям нужно, важно и необходимо внимание родителей, а не стороннее их наблюдение.

Важно! Если методика, какой бы популярной она ни была, накладывает определенные, пусть и мелкие, ограничения, а особенно многочисленные, стоит подумать о ее совершенстве. Скорее всего, она по факту очень спорна, если имеются резко очерченные пункты: нужно так, вот так и таким образом! Все дети разные, все семьи индивидуальны — загнать всех под единый шаблон методики невозможно!

Монтессори-бум идет на спад!

Еще 10 лет назад по методике Монтессори развивать детей было модно, и клубы с приставкой «монтессори-» росли как грибы. Но по факту, поработав 3–5 лет, большинство из них закрылись, так и не приобретя популярности и не дав реально ярких и выдающихся результатов. Дети, которым сейчас 7–8 лет и которых учили по Монтессори, ничем примечательным и выдающимся не отличаются (в лучшем случае).

По сути, ничего реально революционного в этой системе нет, за исключением деления на зоны в группах развивающего центра. Каких-либо принципиально отличных действий, которым нельзя обучить ребенка дома, бесплатно, в этих группах нет. Детям будет интересно в любом новом месте, где много малышей, ярких игрушек и забавных занятий, пособий, которые можно трогать, крутить и вертеть. Причем такие клубы позиционируют воспитание детей по методике Монтессори чуть ли не с рождения, хотя в реальности международная система, готовящая монтессори-педагогов, рассчитана на возраст детей от 3 до 6 лет. Многие же родители даже не интересуются образованием педагогов, теми целями и задачами, которые они ставят, обучая детей, и результатами, которые в итоге ожидаются. Если же кто и спросит вдруг, а где ж результат ваших трудов, ответ прописан самой Марией Монтессори: «Все индивидуально, каждый малыш уникален», хотя в педиатрии есть четкие границы возрастного освоения тех или иных навыков, отражающие нормальное психоэмоциональное, речевое и интеллектуальное развитие. И родители, ожидающие от этих занятий развития речи, могут не дождаться первых слов, пока не пойдут в обычный садик или не начнут сами дома активно заниматься с малышом.

Пойдет ли на пользу?

Сегодня есть также методики, направленные на занятия с детьми от 18 месяцев до 3 лет, а также с теми, кому от 6 до 12 лет; классическая система все-таки рассчитана на дошкольников — мальчиков и девочек 2,5–3 лет. Для более ранней возрастной группы нужен свой уникальный материал и подготовка специалистов, которую у нас в нужном объеме в стране еще не дают. Опыт тех детей, что занимались в «кустарных» монтессори-группах до 3 лет, большей частью отрицательный, так как общая методика не подходит по возрасту. И зачастую по факту под вывеской «монтессори-центр» или «монтессори-садик» функционируют вполне себе обычные, заурядные частные детские сады или центры, в которых применяют все методики подряд, которыми педагоги владеют. Монтессори-школ официально в России вообще нет, обучение это дорогостоящее, непростое и подходит далеко не всем подросшим детям. Более того, повторяюсь: сама Мария занималась детьми, имеющими определенные проблемы психики и развития, живущими в приютах, что уже существенно отличает их от обычных детей, растущих в семье. Ее методика учит самостоятельности мальчиков и девочек, которые в чем-либо ограничены, а для обычного малыша лучше и правильнее будет заниматься с родителями, родными и быть окруженным их заботой и вниманием.

Полезно или вредно?

Однозначного вывода о вредности данной педагогической теории сделать нельзя, методика Монтессори была разработана в начале прошлого столетия и внесла неоценимый вклад в мировую педагогику и технологии детского развития, создав много различных дидактических материалов, которые сегодня в усовершенствованном виде нередко применяют сами родители. Для того времени, когда она появилась, методика была уникальной, прогрессивной и интересной. Но сменяются эпохи, дети и взрослые становятся другими, совершенствуются методы педагогики, появляются новейшие изобретения. Тот же Бенджамин Спок был новатором для своего времени, но сегодня его книги критикуют — они не подходят под время! Так же и с методикой Монтессори: она стала фундаментальной частью педагогики, из нее взято самое лучшее, трансформировано и уже внедрено в обычное воспитание детей. Внимание к мелкой моторике, рамки-вкладыши, сортировка предметов по размерам и форме — это все оттуда. Но методика в целом все-таки разработана для особой категории деток — с ограниченными возможностями и умственной отсталостью, стоит ли ее перекладывать на нормальных детей?

Онлайн-журнал SUNMAG.ME — это всё самое интересное из мира моды, кино и драгоценностей. Актуальные идеи, модные тренды, свежие гороскопы — читайте и смотрите

Система МИР – против Монтессори-педагогики | Материнство

1. Вопрос об исходных концепциях, понимании ребенка

П.В. Тюленев принципиально возражает против исходной концепции Монтессори – педагогики, с которой не соглашается практически ни один современный родитель, и которая сводит роль воспитателя или родителя к сравнительно пассивному наблюдателю и помощнику своему ребенку. По Тюленеву - таланты и способности ребенку дарит не Бог и не гены, а родитель, специально или случайно использующий "методы интеллектуального развития" (МИР) в возрасте до 1, 2, 3, 4 и 5 лет. Причем, одаренность те выше, чем раньше и правильнее родитель использует систему МИР.

К 1988 - 1992 г. Тюленев завершает разработку и апробирование на практике целой серии методик: "Читать, считать, знать ноты ... - раньше, чем ходить". Это как раз тот период, о котором Монтессори пишет: "В пространстве от нуля до шести лет четко выделяются две подфазы. Первая - от рождения до трех лет - характеризуется таким типом ментальности, подступиться к которому взрослые не в состоянии. Следовательно, оказывать прямое воздействие на него невозможно" (М. Монтессори "Помоги мне это сделать самому", гл. ). Работы Тюленева и результаты полностью опровергают это учение Марии Монтессори. В течение этого "неподдающегося" периода воспитанники Тюленева не только начинают читать, но и считать, и писать, печатать простейшие диктанты на пишущей машинке, знают ноты и многое другое, фактически достигая в трем годам уровня третьего класса начальной школы - к чему Мария Монтессори в своей системе за всю свою карьеру и не приступала!

То есть, к трем годам, когда Монтессори - педагоги только принимают в свои Монтессори - центры малышей, Тюленев в детских садах - школах нового типа "МИР ребенка" уже проходит с ними всю Монтессори программу! О чем же остается говорить? Естественно и очевидно, что с этих, жестких позиций конкретных результатов и эффективности, приходится сделать вывод, что вся система Монтессори - ошибочна, от начала до конца. Однако, распространенность этой системы требует, все - таки, разобрать эту систему более подробно, отделить зерна от плевел, поскольку переучивать Монтессори - педагогов легче, чем "традиционных педагогов". Можно сказать, что Монтессори - педагогика представляла собой первый шаг к научной педагогике начала 20 - го века, тогда как традиционная, как известно, законсервирована на уровне 17-го века Яна Коменского, то есть отстает на более чем 300 лет.

Монтесссори - педагоги вслед за традиционными исходят от изначальной индивидуальности, генетической предопределенности. Однако почти все разговоры в пользу генетической одаренности ("гениальности") оказываются на поверку социальным заказом узкой группы, можно сказать своеобразной псевдонаучной секты так называемых "специалистов по одаренности", пытающихся увести родителей и широкие круги общественности от понимания важности, решающего значения периода раннего развития с единственной целью: сохранить элитарность культуры, сократить конкуренцию в фере искусства, науки и других творческих видов деятельности.

Сегодня цели этих "специалистов" модернизируются, теперь их задача зачастую весьма банальна: убедить в неполноценности тех, кто не может хорошо платить за "результаты" "оценки одаренности". Кроме того, часть этих "специалистов" обслуживают так называемую теорию "быдло - класса", пропагандируемую многими не только в странах Запада, но и в России, одним из самых одиозных бывших руководителей нынешнего образования. Монтессори - педагогика с наукообразными, но устаревшими границами сензитивных периодов, а также с "изначально предопределенной личностью" как нельзя лучше подходит для этих целей образовательной дискриминации, как замена существующего механизма, поскольку традиционная педагогика, как грубая машина перемалывания и уничтожения талантов, доживает последние дни. Тогда как еще в 1970 году Масару Ибука вслед за Б. Никитиным утверждает, что "После трех лет развивать и воспитывать - уже поздно", Монтессори - педагоги, претендуя широкое распространение через сто лет(!) после появления метода? считают этот период до трех лет бесполезным!

Тюленев приводит многочисленные примеры, когда человеческий ребенок побывавший на воспитании у животных хотя бы один - два года, уже никогда не смог стать обладателем интеллектуальных способностей человека даже в приближенной, так сказать, мере, как ни старались педагоги. Такой ребенок становился ... детенышем животного! По Монтессори же, напротив, ребенок якобы изначально, самого рождения или к моменту поступления в руки Монтессори - педагогов представляет собой «индивидуальную и неповторимую личность».

Кроме того, ужасающе устарели границы сензитивных периодов, установленные в свое время Марией Монтессори. Отсюда запреты руководителей"Монтессори - центров" принимать детей до 3-х лет, и так же, утверждения о невозможности заниматься с неподготовленным ребенком, в пять лет ...

Как правило, родители приводят детей в сад и словно бы ГОВОРИТ педагогам: "ВСЕ! , Я НЕ МОГУ СПРАВИТЬСЯ - СДЕЛАЙТЕ ХОТЬ ЧТО - НИБУДЬ !".

Поэтому, ссылки на личность ребенка и прочее носят демагогический характер. Вдумайтесь, на самом деле, трудно заявлять нечто более абсурдное, тем более до сих пор почти ежегодно обнаруживаются младенцы, которых воспитывали животные, или люди - полуживотные (алкоголики, деспоты и т.п.) «помощь» которых в качестве воспитателей, даже до 1 – 2 лет приводит навсегда к полной утрате человеческих качеств.

По – Тюленеву, такая позиция воспитателя приводит к полной или частичной утрате ребенком тех или иных способностей, талантов или качеств личности, поскольку каждый педагог понимает по мере …своей неповторимости или индивидуальности.

Более того, чаще всего традиционные педагоги минимизируют требования к будущей личности, то есть к результатам своего продукта. Это происходит потому что, согласно многим законам психологии, любой наемный рабочий или работник стремится к снижению нормативов. Таким образом, ошибочность и вредность исходного положения Монтессори - педагогики для родителей не подлежит сомнению.

Тем более, заявив в своих названиях Монтессори, нынешние последователи Монтессори, порочат имя великого итальянского педагога, нередко делают сейчас совсем иное: совершенно изменяют сроки обучения и применяют методы и рекомендации Домана, Зайцева, Никитина, Тюленева... То есть, занимаются плагиатом у тех, кто совершенно преобразил, развил дошкольную педагогику применяя научные достижения последних 50 лет, о которых Монтессори не могла знать.

Такая исходная позиция - ссылаться на некие индивидуальные, неповторимые особенности (-читай, гены), к сожалению, привлекательна для многих педагогов, что превращает Монтессори педагогику в своеобразный «профсоюз педагогов», где социально и методически защищены в первую очередь, педагоги, а не наши дети, постольку, поскольку эта исходная позиция Монтессори – педагогики позволяет толковать процесс развития и воспитания ребенка совершенно различным способом, часто диаметрально противоположными.

Широкий спектр толкований этой исходной позиции позволяет под маркой «Монтессори» скрываться самым разным, в том числе антигуманным педагогам. Естественно, в широко смысле родителям разобраться в истинном качестве услуг этого замкнутого педагогического сообщества вовремя практически невозможно, и дети оказываются жертвами постоянно идущего в недрах «Монтессори - центров» экспериментов. Хорошо, если это удачные эксперименты. Даже сами специалисты, сторонники этой педагогики утверждают, что многие руководители Монтессори - центров даже не знают... какого пола была Монтессори!

Демагогически признавая индивидуальность и личность в нежном возрасте, воспитатели и педагоги как бы развязывают себе руки, снимают с себя всякую ответственность, списывая свою профессиональную несостоятельность на индивидуальность ребенка. Не случайно, что такая позиция Монтессори – педагогики практически ничем не отличается от того, что мы имеем в традиционной педагогике и у антиинтеллектуальной «Вальдорфской школы».

П.В. Тюленев же, вместо опасной позиции корректирующей Монтессори - педагогики, на основании полученных результатов и массовой апробации в 1988 - 2002 г. предлагает целый спектр принципиально новых, созидательных, конкретных исходных позиций, указывающих на более активную определяющую и решающую роль родителей и педагогов: "Каждый ребенок - потенциальный гений - помогите ему развиться и образоваться!", "Читать, считать, знать ноты ... ребенка можно начинать учить и научить раньше, чем ходить!", и так далее. При таком условии у педагогов по меньшей мере не остается возможностей трактовать понятия "индивидуальность" и "неповторимость" во вред ребенку.

Очевидно имеется в виду то, что неверная исходная позиция Монтессори - педагогики позволяет, например, вальдорфцам "на полном основании" так развивать детей, что они зачастую, целыми классами оказываются настолько индивидуальны и неповторимы, что не могут даже окончить среднюю школу. Такие результаты были получены во всех Московских школах, где проводился эксперимент по "Вальдорфской педагогике. В этом смысле, конечно, более адекватна позиция Гленна Домана, который признавал только ПОТЕНЦИАЛ личности, который нужно раскрыть. Еще более конкретна и выражена почти математически точно позиция Бориса Никитина (НУВЭРС).

Кроме того, для большинства родителей очевидно, что использование Монтессори – педагогики например, в начале нового, 21-го века, означает отказ от более, чем пятидесяти лет развития наук о человеке. На самом деле, действительно, сегодня имя Монтессори будет означать отказ от бесчисленных научных открытий в области педагогики, психоанализа, эффективных психотехник; а также отказ от достижений социальной психологии, комплекса лингвистической философии, семиотики семантики, нейролингвистической психологии, суггестивной педагогики, теории интеллекта и многого другого.

В самом деле, ведь никому в голову не придет всерьез пользоваться сегодня, скажем, диалектикой Демокрита лишь на том основании, что это было замечательное учение в славные времена Древней Эллады.

Обратимся к тому, как относятся к этому в стане самой корректирующей педагогики Монтессори. Эту двойственность подтверждают сами защитники Монтессори – педагогики, в частности, руководитель Московского Монтессори - Центра К. Сумнительный, который пишет:

«Во-первых, на вопрос "Что есть ребенок?" Монтессори и Штайнеp (автор педагогической концепции Вальдорфских школ) дают один ответ. Каждый ребенок - это неповторимая индивидуальность, личность, имеющая право на любовь и уважение».

Исходная позиция "Монтессори – педагогики" – это такая же классическая позиция не желающего ни за что отвечать педагога. Сомнительно, что это было исходной позицией гениального педагога, каковой, без сомнения, была сама Мария Монтессори. Как раз наоборот - она была активным педагогом, делала как раз наоборот, тому, что говорят теперь ее последователи. И тем более, это не может быть позицией современного педагога - воспитателя, и тем более не позиция самого родителя, который, без сомнения, более тонко понимает, что такое ребенок, насколько он беззащитен и полностью зависит от родительских и педагогических действий. По-видимому, если бы сама М. Монтессори побывала длительное время не в положении профессионального педагога, а в положении родителя, она бы никогда не сумела сказать подобного. Эту позицию следует понимать как призыв к педагогам уважать ребенка вообще.

Возражая Монтессори – педагогике, П.В. Тюленев, указывает на трагические факты воспитания детей животными, а также на трагикомические результаты педагогов - вальдорфцев, как крайние следствия именно этой позиции Монтессори. Сюда с полным правом можно добавить и религиозное воспитание, которое служит разделению людей на непримиримые враждующие сообщества.

П.В. Тюленев считает, что ребенок имеет право на наиболее оптимальное, наилучшее интеллектуальное развитие, которое достижимо на данный момент развития общества. Такая позиция, по крайней мере, призывает и обязывает педагогов разобраться и знать, а какие же «современные наилучшие условия развития способностей на данный момент существуют. Именно такое требование соответствует «Конвенции о правах ребенка», принятой в конце 80 годов и признанной Россией.

Законы П.В. Тюленева в системе МИР вполне конкретны, они основаны на том, о чем Монтессори не знала и даже не подозревала, и они гласят:

«Каждый ребенок – потенциальный интеллектуальный гений, помогите ему развиться!»

«Воспитание до одного года – воспитываете гения»

«Развивая до двух лет – воспитываете талант»

«Развивая до 3-х лет – воспитываете способного ребенка»

(В книгах П.В. Тюленева: «Каждой семье - одаренных детей», 1998 г., "Читать - раньше, чем ходить" (1995 г.) и других.

2. Вопрос об отношении к личности педагога и его роли

Против детей и родителей действует и второе принципиальное положение Монтессори – педагогики. Здесь тоже наблюдается декларативное сходство школ Монтессори и «вальдорфцев». Вторая сходная черта - это отношение педагогов к роли воспитателя, учителя. По их мнению учитель должен быть адвокатом ребенка и помочь малышу достичь духовного и физического комфорта. Образ мыслей, убеждения и взгляды учителя направлены на помощь ребенку в самоусовершенствовании его личности. Однако, этот путь самосовершенствования Монтессори и вальдорфцы понимают диаметрально противоположно! Подобная же неразбериха царит во всех «Монтессори центрах».

Итак, все также списывается на личность ребенка, которая на самом деле ни обществом, ни не признается таковой до 18 лет. Таким образом, Монтессори – педагоги выводят себя за рамки законов, и могут творить, что угодно, ссылаясь на «личность», а на самом деле на то, чего нет и быть не может, поскольку чтобы стать личностью ребенок проходит несколько стадий, что в различных вариантов установлено и признается современной наукой о человеке. Но ссылки на Монтессори, жившую более ста лет тому назад, автоматически освобождают педагогов от какой – либо ответственности за неиспользование современных методов интеллектуального развития и образовательных технологий.

3. Свобода выбора педагога: чем она оборачивается на деле?

Третье положение Монтессори – педагогики выглядит сегодня столь же абсурдно, как и первые два.

Так, в работах наиболее видного пропагандиста Монтессори К. Сумнительного мы находим, что в Монтессори – педагогике имеет место своеобразная «демократия», которая, кстати, не учитывает пожеланий родителей о желательности наилучшего или даже максимального развития способностей:

Требования Монтессори – педагогов к себе весьма занижены: «Каждый педагог или родитель вправе сам выбрать ту, во многом разную логику, которые предлагают эти две педагогические системы.»

Тюленев категорически не соглашается с этим, и напоминает, что согласно «Конвенции о правах ребенка» педагог обязан выбрать наилучшие, оптимальные возможности для развития и образования ребенка. В соответствие с этим, педагоги в системе МИР обязаны следить за наилучшими достижениями педагогики, психологии и родительского опыта, и использовать их для воспитания и образования детей.

Если это в каких – то «Монтессори – центрах» делают именно так, то это происходит, очевидно, вопреки исходным положениям, вследствие того, что отдельные педагоги придерживаются более активной позиции чем та, которая заявлена Монтессори.

4. Отношение к интеллектуальному развитию.

Последователи Монтессори «последовательно» искажают в свою пользу идеи Монтессори. По их мнению, «для Монтессори вопрос об интеллектуальном развитии является лишь вопросом об организации помощи малышу в его естественном развитии. Технологии обучения только поддерживают и помогают, а не насилуют и не форсируют природу ребенка. Только уважая и всматриваясь в малыша, учитель и все, кто по роду своей деятельности занят обучением и развитием ребенка (дошкольника), должны способствовать его продвижению по пути самостановления».

Любой родитель скажет, что это – путь в никуда, поскольку если уж родитель или педагог не знает, куда этому самому ребенку идти, то ребенок уже точно, никогда об этом пути самостановления не узнает вовсе, а время будет безвозвратно потеряно.

Следствием таких «революционных утверждений» является то, что, например, «вальдорфская педагогика», использовав такое право выбора, принципиально считает недопустимым интеллектуальное развитие ребенка до 7 лет.

Все это свидетельства того, что в выборе исходных концепций, в построении образовательных технологий и во многом другом, «Монтессори - педагоги» опираются на архаические, наивные донаучные представления. Только во второй половине 20 – го века стало известно, что интеллект – это способность человека к социальной адаптации.

5. Вопрос о позиции учителя

По разному отвечают эти два направления и на вопрос о позиции учителя по отношению к ребенку. Так Вальдорфская педагогика считает, что образ учителя является для ребенка идеалом, которому он подражает во всем.

Вальдорфский учитель приглашает ребенка следовать за собой. Монтессори - учитель идет вслед за ребенком, раскрывающим свои внутренние возможности. Это различие также имеет свои корни в разном понимании природы и законов развития ребенка.

6. Вопрос о воспитании чувств

Система МИР рассматривает развитие систем восприятия как первоочередную задачу родителей и воспитателей - педагогов. Без развитых систем восприятия (зрение, обоняние, слух, вкус и т.д. включая экстрасенсорные), оптимальное развитие интеллекта невозможно.

Развитие систем восприятия начинается в системе МИР еще до рождения, а для детей, которые начинают позже, предусматриваются определенные рекомендации по реабилитации. Тюленев идет вслед за быстро развивающимися органами чувств ребенка, стремясь использовать малейшие достижения этих чувств для развития интеллекта. В результате оказывается, что все те сенсорные материалы, которые использовались Монтессори в возрасте 4 – 6 лет и старше, у Тюленева дети проходят еще в младенческом возрасте. Комплекс разнообразных зрительных образов ребенок в виде так называемых динацессов («динамических процессов изменения формы. цвета и размеров» получает еще до исполнения 2 – 3 месяцев, в сенсорный период называемый у Тюленева «смотрунковым». Иначе говоря, ребенок в системе МИР проходит многие программы Монтессори на 3 – 4 и более лет раньше, когда он становится, по терминологии "системы МИР" «трогунком»

Так же как и у Монтессори, сенсорный материал Тюленева развивает все органы чувств и дает возможность узнавать все необходимые свойства предметов - величину, объем, форму, цвет, вкус, вес, поверхность. Разумеется, ребенок впоследствии переносит эталоны качеств и свойств предметов на реальное окружение.

7. Отношения ребенка с предметами реального мира

"В Монтессори - группе, ребенок вступает в контакт с конкретными объективными качествами предметов, с неким уменьшенном масштабе, который он перенесет на обычную каждодневную жизнь".

У Тюленева чаще всего ребенок имеет дело с реальным масштабом, например, уже с 1 – 1,5 лет приобщается к пишущей машинке, компьютерной клавиатуре, свободно ориентируется в полях шахматной доски, и даже свободно и с увлечением … руководит действиями взрослых, когда его выберут в очередной раз "Президентом". Практически ко всему, что можно перечислить из достижений воспитанников Тюленева, следует добавить «впервые в мире», «впервые в истории человечества» … в таком - то возрасте.

"А что же у «вальдорфцев»? Сенсорные впечатления в Вальдорфской группе отнюдь не системны. Они довольно случайны и узнавание конкретных признаков вещей может растянуться на неопределенное время."

8. Отношение к сензитивным периодам

Учение о сензитивных периодах появилось около 1870 года, примерно в год рождения Марии Монтессори. В отличие от «вальдорфцев», которые не ведают о последних, Монтессори принимает, что у ребенка есть весьма ограниченное время для развития чувств и их совершенствования. Это сензитивный период сенсорного развития и утончения органов чувств. Здесь мы видим по сути вновь противоречие подходов к чувственному воспитанию Монтессори и Вальдорфа. И вряд ли может быть иначе, ведь система МИР, антропология и антропософия исходят из совершенно разных оснований.

В системе МИР пересмотрены все сензитивные периоды, о которых было известно во времена М. Монтессори.

9. Вопрос об отношении к сказкам.

Что рассказывать детям: волшебные сказки, на которых базируется Вальдорфская педагогика или истории наполненные реальными знаниями о жизни, как это предлагала Монтессори. С одной стороны, сказка - это культура страны, богатство языковых средств выражения, а с другой,

По мнению Монтессори, сказка не содержит материала для развития воображения, как действующей субстанции человеческого интеллекта. Сказка в этом смысле не является стимулом для продуктивного творческого познания и развития. Более того, крайне спорен и психологический эффект от сказок с героями символизирующими зло.

Что же касается системы МИР, то ребенок, начавший читать раньше, чем ходить, примерно с возраста трех лет сам, почти ежедневно сочиняет и печатает собственные сказки, соединяя воедино рационально –интеллектуальный подход Монтессори и культурно – языковый подход «вальдорфцев», демонстрируя совершенно невозможные результаты для обеих устаревших систем.

10. Отношение к обществу и сами себе

Сторонники Монтессори пишут: «Так, сообщество Вальдорфцев монолитно и носит черты секты стремящейся всосать в себя весь окружающий мир».

Такое утверждение очень сомнительно, так как дело обстоит как раз наоборот: «вальдорфцы» как изначально непрофессиональные педагоги, а эстетствующие философы, изначально стремились опутать своей «человекомудрствующей» педагогикой только элиту. «Вальдорфцы» не смогли бы выжить столько лет, делая иначе: их воспитанники были состоятельными и не нуждались в особом интеллектуальном развитии: деньги и капиталы богатых родителей позволяли им не пользоваться этой излишней роскошью – интеллектом. В лице воспитанников «Вальдорфской школы» мы имеем дело с подобием аристократов, капиталистов, меценатов, разбирающихся в живописи, искусстве и тому подобное, но которым не ведомы ни математика, ни серьезные естественные науки, и вообще, излишний интеллект вредит.

Всосать в себя весь мир хотят именно Монтессори –педагоги, именно они навязывают родителям волю и позиция профессионала – педагога, что является абсолютно неприемлемым для общества. Как раз родители и борются против такой же всепоглощающей системы в виде традиционной педагогики, которая фактически монополизировала сферу интеллектуального становления детей вот уже более 300 лет. Безусловно, Монтессори - педагогика неизмеримо лучше традиционной, но факт остается фактом: в эту педагогику вошли достижения психологии, социологии, а также представления физиологии первой половины прошлого, 20-го века, не более. Напротив, Тюленев считает, что методы интеллектуального развития детей должны быть прозрачны прежде всего для родителей - заказчиков педагогических услуг и система МИР правильно и научно расставляет акценты в позициях родителей и педагогов. В то же время сегодня, неправомерно втягивая в свои специализированные группы нормальных обычных детей, препятствуя тем самым массовой реализации современных "методов интеллектуального развития ребенка", корректирующая "Монтессори - педагогика" превращается в своеобразный, замкнутый, консервативный профессиональный союз педагогов, отстающих теперь уже не на триста, а "всего - навсего" на сто лет:

"Монтессори же педагоги постоянно объединяются в многочисленные ассоциации и профессиональные союзы, адаптируясь в совершенно разных странах и социальных условиях, стремясь размножить свои сообщества под многими названиями, выходя в этот бурлящий современный мир." – в этом абзаце руководитель Московского Монтессори – центра вполне исчерпывающе раскрывает планы Монтессори - экспансии.

11. Мария Монтессори не занималась методами раннего развития ребенка, а использование этих методов в коммерческих Монтессори - центрах незаконно и, мягко скажем, антипедагогично

В качестве иллюстрации того, как относится Монтессори - педагогика к раннему развитию, приведем отрывок из "Бесед по Монтессори", опубликованных в 1999 году, то есть, книги напечатанной через семь лет после публикации "В пять лет - в пятый класс", и через четыре года после опубликования книги Павла Тюленева "Читать раньше, чем ходить". Вот что пишет "В беседах по Монтессори", автор, директор Московского "Монтессори - центра" К.С. Сумнительный:

«С другой стороны мы не рекомендуем брать ребенка в группу Монтессори раньше 3 лет. Именно этот возраст становится порогом, на котором способность ребенка бессознательно собирать и накапливать в подсознании свои чувственные впечатления, называемая Монтессори впитывающим умом приобретает новые качества, такие как способность, конкретизировать свое ощущение и разделять впечатления. Ребенок активизируется и стремится к осознанной работе. А настойчивого папашу все-таки удалось уговорить, и он отдал своего ребенка в традиционную группу по подготовке к школе».

Отметим, что по педагогической системе Тюленева ребенок к возрасту 3-х лет читает, пишет, считает, сочиняет, пишет диктанты, ведет дневник на пишущей машинке или компьютере уже на уровне 2 - 4 го классов начальной школы.

Таким образом, Монтессори вслед за Руссо, считает состояние мозга ребенка до 3-х лет "сном разума", тогда как Тюленев утверждает совсем другие максимы: "Развиваете до 1 года - воспитываете гения", "Развиваете до 2-х лет - воспитывает талант", «Развиваете до 3-х лет – воспитываете способного ребенка» и т.д.

Нужно отдавать себе отчет, насколько велика разница в этих, диаметрально противоположных подходах. Родителям не лишним будет помнить, что центры раннего развития никакого отношения к Монтессори - педагогике не имеют и не должны иметь, ни методически, ни тем более, юридически. Профессиональным педагогам и воспитателям тоже имеет смысл, образно говоря, пройти переподготовку в АОР, чтобы не оставаться в каменном веке традиционной педагогики или в бронзовом веке Монтессори - педагогики.

12. Так как же понимать: хороша или плоха "Монтессори - педагогика"?

На этот вопрос можно кратко ответить так: "Педагогика Монтессори (возраст ребенка от 3 до 7 лет) - это на порядок лучше, чем традиционная педагогика, но и на порядок хуже, чем педагогика Тюленева". Для периода раннего развития Монтессори – педагогика, корректирующая по своей сути, крайне вредна, так как этот период не был предметом специальных исследований Марии Монтессори. Отметим, для этого возраста с 60-х годов что наилучшей, наиболее эффективной системой была система домашнего развития и воспитания Б.П. Никитина, шестеро детей которого в 60 – 70 – е годы окончили среднюю школу на 3 – 4 года раньше обычного срока. Для школьного возраста Монтессори – педагогики также не существует. Лучшей технологией здесь вот уже в течение 30 лет остается методы интеллектуального развития В.Ф. Шаталова, члена Президиума АОР. Метод В.Ф. Шаталова в среднем в три раза сокращает сроки обучения в средней школе по физике и другим предметам, исключая математику – здесь сокращение сроков обучения составляет еще больше: от 5 раз (алгебра) до 10 раз (тригонометрия, стереометрия).

Методика Монтессори: за и против

Система или, как ее еще называют, методика Монтессори родилась в самом начале XX века. На сегодняшний день по этой методике занимается множество детей во всем мире, у системы воспитания и образования, разработанной Марией Монтессори, есть немало преданных поклонников и яростных противников.

Суть методики

Мария Монтессори создала систему воспитания, основанную на индивидуальном подходе. В педагогике Монтессори недопустимо сравнивать ребенка с другими детьми или же оценивать его по каким-то общепринятым меркам. В этой системе не применяются ни поощрения, ни наказания: дети обучаются свободно, без какого-либо принуждения.

Мария Монтессори начинала работать с умственно отсталыми детьми, и методика изначально создавалась именно для воспитания малышей, отстающих в развитии. Со временем педагог стала заниматься по этой системе и со здоровыми детьми. Она исходила из того, что все дети стремятся принимать участие в жизни взрослых, поэтому нет необходимости принуждать ребенка к обучению: он сам будет с радостью учиться, если только позволить ему развиваться в комфортном для него темпе. И действительно, дети, которым Мария Монтессори давала возможность самим выбирать ритм и темп обучения, продолжительность занятий, дидактический материал и направление развития, развивались быстрее, чем их сверстники.

 

В зависимости от способностей и потребностей каждого ребенка, программа изменяется, позволяя каждому достичь максимальных результатов.

 

В детях всячески поощряется самостоятельность, и педагог с уважением относится к выбору ребенка, если малыш, к примеру, использует дидактический материал не по назначению.

Большое внимание уделяется развитию чувственного восприятия. Дидактический материал разработан таким образом, чтобы воздействовать на чувства ребенка – главным образом, на осязание.

В обучении по методике Монтессори нет мелочей: каждая деталь интерьера направлена на то, чтобы ребенок развивался. Кроме того, окружающая среда должна быть комфортной для малыша, к тому же у ребенка должна быть возможность изменять обстановку в соответствии со своими потребностями: например, выбирать место, переставлять стулья и столы.

Взрослые в системе Монтессори выступают не в роли учителей, а в роли наблюдателей. Задача родителей – помочь ребенку стать самостоятельным. Основная задача педагога также заключается в том, чтобы не мешать процессу самостоятельного развития ребенка и не пытаться скорректировать этот процесс по своему вкусу. Взрослым рекомендуется думать о ребенке и его будущем, а не пытаться «вылепить» из ребенка личность по своему образу и подобию.

Преимущества системы

Если традиционная педагогика учит ребенка жить по правилам, то методика Монтессори учит эти правила создавать. Ученики рано становятся самостоятельными. Их не нужно мотивировать учиться: они сами стремятся к образованию, потому что учатся именно тому, что им интересно. Такие дети быстро научаются самостоятельно организовывать свою деятельность и нести ответственность за свои поступки.

Разновозрастные коллективы позволяют детям научиться общаться как со старшими, так и с младшими товарищами. Старшие помогают младшим, и в результате в первых воспитывается ответственность, а во вторых – уверенность.

Ученики задают вопросы и сами ищут на них ответы: система дает им такую возможность. Учитель может ответить на вопрос, но никогда не будет решать задачу за ребенка. Конечно, в процессе обучения дети совершают ошибки и учатся самостоятельно их выявлять и исправлять.

Недостатки системы

Какие-то идеи Марии Монтессори, безусловно, можно применять на практике всем и всегда. Например, наверное, ни одному ребенку не помешают ответственность и стремление учиться. Но воспитание по системе Монтессори может иметь и определенные недостатки.

Например, дети, которые воспитывались по такой методике, обычно довольно болезненно переносят столкновение с традиционной системой образования. Если методика Монтессори предполагает индивидуальный подход и дает ребенку максимальную свободу, то в обычной школе подход ко всем стандартный, а о свободе приходится только мечтать. Не все дети легко адаптируются к таким переменам.

Педагоги, работающие по системе Монтессори, должны учиться очень долго: никакие краткосрочные курсы не дают необходимых навыков. И, разумеется, стоимость услуг таких педагогов обычно довольно высока, да и найти настоящего специалиста может быть непросто. А педагоги, изучившие методику лишь поверхностно, недостаточно компетентны для того, чтобы найти подход к любому ребенку.

 

Для обучения по системе Монтессори требуется большое количество специальных дидактических материалов, многие из которых не имеют аналогов.

 

Качество таких материалов очень важно: использование кустарных подделок недопустимо. Поэтому сэкономить на оборудовании для обучения вред ли удастся.

Основная претензия к методике Монтессори – недостаточное развитие творческих способностей детей. Спонтанные игры в этой методике считаются вредными и тормозящими развитие ребенка. В то время как интеллектуальные способности развиваются в полную силу, детским творческим порывам не уделяется достаточного внимания.

По мнению Марии Монтессори и ее последователей, рисование – ненужная деятельность, уводящая ребенка от реальности. Соответственно, в классах и группах, работающих по этой системе, не найти карандашей и красок. Дети не имеют возможности рисовать, даже если такое желание в них присутствует.

Отношение к литературе в этой методике тоже неоднозначное: детей учат читать, но не прививают им любви к чтению. Дети читают, чтобы получить информацию, но не получают от процесса чтения удовольствие.

Мария Быкова

 

Статьи по теме

Критика метода Монтессори (Гессен) - Психологос

Физиолог по образованию и врач по профессии, Монтессори пришла к своей системе воспитания после многолетнего изучения детского организма и продолжительной педагогической практики с ненормальными и отсталыми детьми. Ученица Сегена и Итара, врачей-педагогов, разработавших методы воспитания дефективных детей, Монтессори, как она сама говорит, пришла к мысли применить эти приемы воспитания, давшие столь блестящие результаты, и к нормальным детям. Она обращает совершенно исключительное внимание на гигиену ребенка, вменяет воспитательнице в обязанность тщательно следить за развитием его психофизического организма; антропометр (педометр), весы и другие приборы антропологического исследования ребенка являются необходимой принадлежностью «Дома ребенка». Свой метод Монтессори называет методом «научной педагогики» именно потому, что он весь основан, по ее мнению, на физиологии и психологии. Это — «экспериментальная педагогика». Монтессори готова даже назвать ее медицинской педагогикой, так неразрывно связаны в ее системе медицина, как совокупность наук о жизни человеческого организма, с педагогикой. И во втором отношении Монтессори решительно противостоит правоверному фребелизму. Если Фребель на детский сад смотрел преимущественно как на школу матерей, то Монтессори, не отвергая и этой функции «Дома ребенка», видит в нем уже определенно замену семейного воспитания.<…> Заменяя семью, «Дом ребенка» не отделяет детей от родителей, но как бы «социализирует» семью. Отсюда жизненно-практический характер, на котором настаивает Монтессори в противоположность правоверному фребелизму. Одну из главных задач своего воспитания Монтессори видит в подготовке детей к жизни, они должны научиться сами одеваться, умываться, накрывать на стол, есть отчасти готовить, мыть посуду, убирать комнату, каждый ребенок должен уметь убрать свои игрушки, дети должны по возможности обходиться без помощи взрослых, чтобы стать самостоятельными. «Дом ребенка» должен подготовить детей к школе, снабдить их теми навыками и уменьями, которые необходимы для самостоятельной школьной работы, в частности, научить их чтению и письму.

Уже обстановка «Дома ребенка» соответствует этому его житейски-практическому уклону. Монтессори упраздняет парты и скамейки. Вместо них она заказала легкие маленькие стулья креслица и столики, за которыми могут работать от одного до троих детей, и которые дети сами могут переносить. Материал для занятий «дидактический материал», как его называет Монтессори хранится в длинных низеньких шкафах, расположенных вдоль стен комнаты так, что дети сами могут открывать их и класть в них учебные пособия. Посуда, которою дети пользуются при еде, такова, что дети сами могут ее мыть, подавать и убирать в порядке дежурств. B передней имеются маленькие умывальники, которыми дети самостоятельно пользуются по приходе в «Дом». При «Доме имеется площадка для игр с уголком, отведенным для огорода и снабженным соответствующими возрасту детей орудиями. Домашние работы и «житейские упражнения» входят в программу занятии, и постольку именно Монтессори говорит о доме ребенка, а не о саде: по ее мысли это в полном смысле слова детский дом, в котором дети должны быть сами хозяевами и работниками.

Однако этот социальный и жизненно-практический момент стоит все же на втором плане. «Цель воспитания, — по выражению Монтессори, — развивать силы», и этой целью определяется всецело характер того «дидактического материала», которым преимущественно заняты дети «домов ребёнка» и который составляет, несомненно, центр всей системы Монтессори. Описание этого материала не входит в нашу задачу, тем более что ознакомиться с ним возможно, лишь увидав его на деле или по крайней мере прочтя его подробное описание в книжках самой Монтессори. Мы здесь ограничимся только уяснением общего духа «дидактического материала». Монтессори ставит задачей «дидактического материала» развитие отдельных органов человека. преимущественно развитие чувства. Она чрезвычайно дифференцирует различные чувства, при чем для каждого из них в отдельности подбирает соответствующий материал, упражнения с которым способны развить его до максимальной степени. Так для воспитания тактильного чувства служат наборы гладких и наждачных дощечек, карточек и разных материй. Термическое чувство упражняется набором металлических чашечек, наполненных водою различных температур. Барическое (чувство тяжести) — набором одинаковых по размеру, но разных по весу деревянных дощечек. Для развития стереогностического чувства (ощупывания) Монтессори пользуется фребелевским набором кирпичиков и кубиков. Соответствующим образом воспитываются глазомер и чувство формы и цвета. Слух развивается с помощью набора, состоящего из двух рядов по 13 колокольчиков и 4-х молоточков (распознавание тонов), и серии свистков (распознавание звуков). Исходя из той мысли, что задача воспитания — развитие всех сил человека, Монтессори не оставляет без внимания и чувство вкуса и обоняния: для упражнения их служат наборы разных порошков и конфет и наборы различных продуктов, как свежих, так и испорченных. Для каждого чувства подбирается специальный материал, и это изолированное упражнение отдельного чувства усугубляется еще особым «методом изолирования»: так например слуховые, тактильные и термические упражнения происходят с повязкой на глазах, т. е. при выключении чувства зрения и т. и.

Аналогичным образом протекает воспитание движений, в значительной мере сводящееся к упражнению участвующих в разных двигательных процессах мускулов: кроме системы специально разработанной гимнастики для этого служат упражнения с застегиванием и расстегиванием пуговиц (специальный прибор), шнурованием, специальная гимнастика дыхания, губ, зубов и языка. Воспитание умственной деятельности, которая для защищаемой Монтессори сенсуалистической точки зрения есть не что иное, как сочетание восприятия с моторными процессами, сводится к комбинированному упражнению органов чувств и двигательных процессов: сюда относятся «уроки номенклатуры», связанные с упражнением с геометрическими вкладками (обучение форме и цветам) и усложняемые наблюдением окружающей среды под руководством учительницы, игра с вырезанием геометрических фигуp, рисование по разработанной системе (штриховка черная, затем цветная и т. д.), лепка, игры с наименованием цветов и их оттенков и т.д. Все это завершается упражнениями, имеющими целью своей введение в арифметику (упражнения с цифрами, «уроки с нулем», упражнения на запоминание цифр), и наконец кульминируется в приобретшем особую известность методе обучения чтению и письму.

В основе этого метода лежит психофизиологическое изучение письма, анализ тех двигательных механизмов, которые участвуют в процессе писания. Этот анализ показывает, что дети затрудняются писать не потому, что они не знаю букв, а потому что у них недостаточно еще развились те органы (например соответствующие мускулы кисти руки), которые участвуют в процессе письма. Следовательно, первоначальная задача обучения письму сводится к тому, чтобы надлежащим подбором упражнений подготовить к процессу писания соответствующие органы. Это и делает Монтессори: обучение письму по се методу начинается с рисования геометрических фигур, от чего ребенок переходит к их заштриховыванию (этим устанавливается мускульный механизм необходимый для управления орудием письма). Затем только ребенок приступает к обведению пальцем писанных букв, вырезанных из наждачной бумаги и наклеенных на картон, чем устанавливается ассоциация мускульно-тактильного ощущения со зрительным. Только после этого соответствующие буквы называются ребенку, в результате чего зрительное и мускульно-тактильное ощущения ассоциируются со слуховым. Затем следуют подробно разработанные упражнения в составлении слов из сделанных букв и в их писании. Процесс обучения письму, таким образом, тесно сочетается с обучением чтению в элементарном смысле этого слова, понимая под чтением чисто механический процесс перевода зрительного восприятия в звуки. Чтение в Смысле восприятия понятий при помощи писанных слов следует потом, завершая собою весь процесс обучения чтению и письму. Своеобразие этого метода состоит в том, что письму дети научаются не путем писания, а путем упражнения в подготовительных к письму действиях (в частности, путем рисования и штриховки). Они научаются писать до того, как приступают к письму, и потому начинают писать сразу, вдруг или самопроизвольно или когда учительница, убедившись из наблюдения над их упражнениями в штриховке, что их мускульный механизм достаточно подготовлен к процессу письма, предлагает им написать какую-либо букву или слово. Весь процесс обучения письму и чтению, начиная от подготовительных к нему упражнений и кончая самостоятельным писанием письма, занимает чрезвычайно мало времени. Так, по свидетельствую Монтессори, двое из ее малюток четырех лет менее, чем в полтора месяца, научились писать так, что написали каждый от имени своих товарищей по письму с добрыми пожеланиями инженеру Таламо. И притом, как может убедиться читатель книги Монтессори из приложенных к ней фотографий, написали эти письма почти что каллиграфически, — в то самое время, когда ученики элементарных школ, обучающиеся по обыкновенному методу, в целый год еле овладевают механизмом чтения и письма.

Следует ожидать, что изолированность отдельных чувств, характеризующая систему Монтессори, по необходимости должна продолжаться и внутри детского общества, в отношениях детей друг к другу. Метод Монтессори есть в значительной мере метод гимнастики, который каждый из учеников должен проделывать в отдельности, и где коллективное упражнение возможно лишь в виде одновременного повторения всеми одних и тех же движений, как это мы имеем при обучении строевой службе или в ритмической гимнастике. И действительно, если детский сад Фребеля в идее своей напоминает хор, основанный на контрапунктическом согласии многообразного, то дом ребенка Монтессори более походит на собранную вместе кучу детей, то занятых каждый своим особым делом, то в унисон производящих одинаковые движения. Монтессори в начале своей книги решительно отвергает всякого рода коллективные уроки, она настаивает на индивидуальном воспитании, понимая под ним изолированные занятия учительницы с каждым ребенком в отдельности. Поэтому она и считает возможным соединение в доме ребёнка детей столь различных возрастов, как двухлетки и шестилетки. Каждый ребенок, по ее мысли, занимается чем хочет и как хочет, согласно своим склонностям и вкусам. В этом отношении детям должно предоставить полную свободу. В самых решительных выражениях Монтессори восстает против рабства обыкновенной школы и обычного детского сада, в которых учительница навязывает всем детям одни и те же определенные занятия. Парты, даже самые усовершенствованные, пригвождая детей к определенному месту в классе, символизируют для нее рабский дух старой школы. В Доме ребенка дети располагаются со своим дидактическим материалом как хотят, по-своему расставляют столики и стулья, устраиваются по желанию на полу «работают» то в одиночку, то кучками по двое по трое, переходят с места на место, подходят к учительнице («директрисе»), когда им понадобится и т. п. Идеал свободного воспитания до того владеет умом Монтессори, что, читая ее, кажется иногда, что читаешь Руссо. Совершенно в духе Руссо она отвергает всякие наказания и тем более награды. «Подчинять волю ребенка посторонней воле недопустимо, как всякое насилие», — говорит она почти что словами Толстого, высказывая все эти мысли со страстностью человека, впервые открывшего новую истину. Совершенно в духе Руссо высмеивает она шумливое и назойливое многоделание обычного учителя, выставляя для своей «директрисы» идеал ничегонеделания. — Легче одеть и накормить ребенка, чем сделать так, чтобы он сам одел себя и накормил, говорит она. Но делать что-нибудь за другого — обязанность слуги. Воспитатель не должен быть слугою. Задача учителя — только «бросить луч света и пойти дальше». Его главная добродетель — не показывать, не рассказывать, а наблюдать. Воспитательница должна проникнуться, по ее словам, духом натуралиста, наблюдающего природу. Хорош был бы натуралист, который предписывал бы природе ее ход и, недовольный медленностью ее процессов, ускорял бы темп их развития! Объективность, свойственная наблюдению природы, — вот высший долг воспитателя.

Правда, в «специальной части» своей книги, излагая свой педагогический опыт, Монтессори по необходимости отступает от своих столь резких первоначально формулировок. Она признает, что в обществе, а значит и в доме ребенка свобода может быть только «относительная»: «свобода ребенка имеет пределом общие интересы». «Необходимо избегать подавлять непосредственные движения, стремления детей, за исключением поступков бесполезных и вредных, которые должны быть подавляемы и пресекаемы... Следует бороться и мало-помалу уничтожать все поступки детей, которые не могут быть допущены», — говорит она. В той самой главе, где она говорит об упразднении наказаний, она рассказывает, что в ее практике не раз обнаруживались Дети, «которые беспокоили других, не обращая ни малейшего внимания на наши увещания». Таких детей, продолжает она, мы изолировали в углу комнаты. «Поместив его в удобное креслице, мы сажали его так, чтобы он видел своих товарищей за работой, давали ему его любимые игрушки и игры». Такая изоляция, хотя и связанная с принуждением, но лишенная момента угрозы и явного осуждения, почти всегда успокоительно действовала на ребенка. «Таким путем удавалось дисциплинировать всех детей, сначала казавшихся неукротимыми».<...>

Почему же Монтессори, так много говорящая о социальном воспитании, сама в своем доме ребенка в состоянии осуществить лишь низший вид социального единства — механическое единство унисона? Ответив на этот вопрос, мы тем самым вскроем основную ограниченность всего ее метода и таящуюся в нем опасность, прямо противоположные недостаткам фребелевской системы. Если Фребель, исходивший из философской системы Шеллинга, был в своем небрежении психофизиологического организма ребенка односторонне идеалистичен, то ограниченность Монтессори, напротив, состоит именно в том, что она обосновывает свою систему исключительно на физиологии и психологии, пренебрегая совершенно философской стороной вопроса. Резче всего это сказывается на ее понятии развития. Развитие ребенка сводится для нее исключительно к развитию сил способностей организма: развитие мускулов, грудной клетки, зрения, осязания, слуха и т. д. Понятие образования определяется ею всецело материалом, подлежащим воспитанию. Что должно воспитать? — вот вопрос, который она только и ставит, естественно отвечая на него: надо воспитать в человеке все, что только находит и нем физиология и психология! Поэтому она вполне последовательно включает в свою систему воспитания и воспитание, например, вкуса и обоняния, не задавая себе даже вопроса: для чего необходимо развитие этих чувств, какую цель может оно преследовать. Вопрос о целях образования, как чисто философский вопрос, ею, естественно, не затрагивается. А между тем — даже максимальное развитие органов восприятия и движения обеспечивает ли на деле то, что мы называем идеалом развитого человека? Разве виртуозная тонкость в различении оттенков цветов и глазомер, не уступающий глазомеру дикаря, не сочетаются часто с полным непониманием живописи и рисунка, а способность улавливать тончайшие шумы и наличие даже абсолютного слуха — с банальным музыкальным вкусом, предпочитающим пошлую слащавость глубокой и серьезной музыке? Ведь художественное восприятие есть восприятие не вещества, по его живописного или музыкального смысла, и потому для понимания живописи или музыки далеко недостаточно развитого зрения и развитого органа слуха. В этом смысле глубоко прав был Платон, говоря, что мы постигаем не зрением и слухом, но только через посредство зрения и слуха. Как можно слышать слова и не понимать их значения, так можно видеть и различать цвета картины и слышать все составляющие аккорды тона — и все же Не увидеть картины и не услышать сонаты или симфонии. Но то же самое применимо и к научному развитию человека: глазомер, барическое, термическое и тактильное чувства могут быть обострены до крайности, обоняние может соперничать с нюхом хорошей охотничьей собаки, — и при всем том человек может в умственном отношении (точнее, в отношении способности познания окружающей природы) быть совершенно неразвит. Художественное и научное развитие человека явно не совпадает с развитием его психофизиологического организма. Всесторонне развитой человек — это не тот, у которого развиты зрение, слух, осязание, обоняние, но прежде всего тот, кто приобщился ко всем ценностям культуры, т. е. владеет методом научного мышления, понимает искусство, чувствует право, обладает хозяйственным складом деятельности. В этом отношении Фребель гораздо глубже понимал задачу образования ребенка, замечательно, что он говорит не о развитии чувства зрения, слуха и осязания, но о развитии чувств (или инстинктов) труда, знания, красоты, религиозного чувства. Ему предносится культурное содержание, которое человек должен активно усвоить, и задачу образования ребёнка он видит в равномерном и целостном приобщении его к многогранной целокупности культуры, включающей в себя хозяйство и науку, искусство и религию. Уже в этом различном употреблении двусмысленного слова «чувство» резко проявляется различие фребелевского идеализма и натурализма Монтессори. Для Фребеля чувство определяется усваиваемым содержанием, культурной целью, и он говорит о чувствах чего — труда, знания, красоты. Монтессори, игнорируя цель образования, употребляет слово чувство в смысле материала, подлежащего преобразованию, говоря о чувствах тактильном, зрительном, слуховом, барическом, термическом и т. п.

Следует ли отсюда, что воспитание внешних чувств, столь усовершенствованное Монтессори, — ненужная и пустая затея? Отнюдь нет. Если мы и познаем не слухом и зрением, то все же через посредство слуха и зрения, и потому воспитание внешних чувств — совершенно необходимый элемент образования. Но оно далеко не есть все образование, и, более того, оно должно быть подчинено подлинным целям образования и происходить в меру, потребную для этих целей, хотя, быть может, в первоначальном воспитании оно по необходимости и будет занимать весьма много места. Зрение, слух, осязание несомненно должны быть развиваемы, но не до крайности, не безгранично, а в меру, поскольку это нужно для деятельности знания, искусства и хозяйства, орудиями и средствами которых они являются, а главное также не самодовлеюще, а в связи с познавательным, художественным и хозяйственным развитием ребенка. От специального же развития вкуса и обоняния мы, пожалуй, заранее откажемся, и с более легким сердцем, чем Монтессори, сама меланхолично заявляющая, что опыты ее в этом отношении не привели к сколько-нибудь удовлетворительным результатам. И постольку мы, быть может, будем более верны самим психологии и физиологии (лишний пример того, что натурализм, суеверно относящийся к естествознанию, противоречит его же собственным данным). Ведь не случайно, а в силу закона порога ощущений мы воспринимаем ощущения только средней интенсивности: чрезмерное обострение наших органов восприятия может оказаться не только образовательно бесполезным, но и биологически вредным, означая излишнюю затрату нашей нервной и душевной энергии, а в иных, крайних случаях — до того несносным, что может потребовать даже медицинского вмешательства. <...> Система Монтессори отрицает все, могущее так или иначе питать воображение. Она отвергает изобразительные игры, отрицает даже сказки, как уводящие ребенка в мир ирреального. Развивая чисто сенсуалистическую теорию воображения, Монтессори знает одно лишь пассивное воображение, которое есть не что иное, как подражательно-произвольная комбинация воспринятых элементов реальности. То, что психология называет творческим воображением, есть для нее лишь усложненное пассивное воображение. Детское творчество ею решительно отвергается. В этом отрицании детского творчества Монтессори несомненно отчасти права: теория и практика дошкольного образования действительно злоупотребляют термином творчество. Творчество в подлинном смысле слова означает создание в мире чего-то нового, до сих пор не бывшего. Акт творчества есть незаменимый и постольку индивидуальный акт, делающий создателя его в свою очередь незаменимым и индивидуальным членом культурного человечества. Так даже виртуоз или актер, играющий давно нам знакомую пьесу, творит постольку, поскольку он своей игрой открывает нам совершенно новую, дотоле от нас сокрытую сторону, некоторый новый оттенок всем известного образа. Творчество предполагает способность самостоятельной постановки отдаленных целей и уменье напряженно и неуклонно трудиться в преследовании раз поставленной им цели. Оно предполагает мужественную готовность жертвовать ради поставленной цели всеми мимолетными впечатлениями, соблазнами, манящими возможностями, открывающимися нам по пути преследования этой цели. Только личность творит в подлинном смысле слова, ребенок же обладающий лишь темпераментом, играет, увлеченный своим воображением. Автономную деятельность творчества, которая даже в актах искусства, по-видимому уводящих нас в мир ирреальных образов, направлена всегда не преобразование действительности, на победу над веществом, нельзя поэтому смешивать с аномной деятельностью игры, удовлетворяющейся всегда простым значением и приблизительным его воплощением в действительности. Поэтому разговоры о детском творчестве действительно теоретически двусмысленны, а недавно бывшие еще в моде затеи с украшением стен классов исключительно детскими рисунками (с изгнанием картин мастеров), детскими выставками, вплоть до роскошно издаваемых детских журналов (поскольку они не имеют научно-показательного значения) — практически вредны, внушая детям преувеличенное представление о ценности их деятельности и слишком поверхностное — о работе подлинных творцов и обнаруживая только снобизм их авторов, которые в обращении к примитиву ищут исцелений от собственного творческого бессилия.

Если, таким образом, Монтессори права в своем отрицании детского творчества, следует ли отсюда и то отрицание воображения, которое отличает всю се систему? Существо игры, мы знаем, состоит в том, что, бессильная преобразовывать реальность, она удовлетворяется образом фантазии. Не приводит ли отрицание фантазии к уничтожению игры? И действительно, про детей Монтессори меньше всего можно сказать, что они играют. Совершенно неслучайно Монтессори говорит о «дидактическом материале», об индивидуальных уроках, об уроках тишины, «директрису» называет учительницей, а самую комнату, где дети занимаются со своим дидактическим материалом, — комнатой «умственного труда». В противоположность правоверному фребелизму, таящему в себе, как мы видели, опасность вырождения игры в забаву, система Монтессори кроет в себе опасность преждевременного превращения игры в урок, т. е. в работу, цель которой поставлена работающим другими. Но преждевременный урок неизбежно означает торжество механизма. В самом деле, живущий только в настоящем, не умеющий еще отделять цели своей деятельности от самой деятельности, ребенок, которому задали урок, сможет только повторять показанное ему учителем, но не работать самостоятельно, идя своим путем к поставленной ему другими цели. Его личность не будет расти в этой навязанной ему работе, и чувство однообразия и скуки будет ее неизбежным спутником. Рост личности ребенка требует все усложняющегося материала, который, будучи достаточно разносторонним, обращался бы к его душе, как к целому. В этом глубокая правота системы Фребеля. Монтессори, напротив, исходя из своей сенсуалистической философии, смотрит на душу ребенка как на простую сумму отдельных органов чувств. Если Фребель оценивал материал детской игры прежде всего в зависимости от того, насколько в нем отражается целокупность окружающего ребенка мира, и насколько он сразу заставляет звучать все стороны души ребенка в целом, то дидактический материал Монтессори, напротив, строго приноровлен к отдельным чувствам: монотонное застегивание и расстегивание пуговиц сменяется столь же однообразными занятиями с вкладками, эти последние — упражнениями с наждачными буквами и т. д. Вместо единой целостности зарождающейся личности ребенка мы имеем простой агрегат отдельных мускулов и органов восприятия, упражняемых монотонной гимнастикой. Следствием этого же натурализма, для которого целое есть всегда лишь, простая сумма частей, и является упомянутое выше отрицание коллективных занятий и игр. Единство унисона, в котором одно и то же однообразно повторяется всеми, а вообще говоря, единство одного только помещения, в котором каждый ребенок отдельно занимается со своим материалом, — как глубоко отлично это от хорового начала, пронизывающего собою детский сад Фребеля! Но целостность детского общества, как и целостность отдельного ребенка возможны лишь там, где дети играют, а стихия игры есть воображение. Развитие чувств и двигательных аппаратов имеет цену лишь тогда, когда чувства и мускулы не довлеют себе, но когда они служат какому-то делу, доступному и понятному ребенку. Но первоначальная деятельность ребенка есть питаемая воображением игра. Ярче всего ограниченность этого вытекающего из натуралистического атомизма и ведущего к механической пассивности понятия развития проявляется в результатах известного нам метода обучения письму. В течение полутора месяцев четырех- и пятилетние дети научаются писать с изумляющей нас каллиграфичностью. Но отвлечемся на время от правильности и изящества выведенных детьми буки и обратим внимание на содержание написанного. Что пишут дети Монтессори? «Мы желаем доброй Пасхи инженеру Таламо и начальнице Монтессори». «Я хочу добра г-же директрисе, моей учительнице г-же Массе Сильвии и также д-ру Марии Монтессори. Дом Ребенка, улица Камианьи» и т. д. Мы не отвергаем возможности обучения чтению и письму в дошкольном возрасте. Мы считаем даже желательным, чтобы в школу ребенок поступал, умея уже читать и писать. Но тогда обучение следует поставить так, чтобы чтение и письмо были для чего-то нужны ребенку. Если же они употребляются только для того, чтобы писать официальные поздравления начальству и первые попавшиеся, явно подсказанные учительницей слова, то очевидно, что занятие ими будет чисто механическим занятием; которое не может скоро не надоесть ребенку, в котором не будет проявляться его активность и не будет расти его зарождающаяся личность. Чтение и письмо должны быть нужны ребенку. Это значит, что они должны быть предметом его руководимой воображением игры. Как мы установили это выше, воображение тоже не должно довлеть себе. Правильная организация игры состоит в том, чтобы, играя, ребенок постепенно приучался к работе. Это значит, что, удовлетворяясь первоначально минимальным воплощением своего образа фантазии, он должен постепенно приучаться к более сложному и конкретному воплощению его в реальности. Тем самым цели его деятельности будут становиться все более устойчивыми и будут постепенно выделяться из самой деятельности, пока, наконец, воплощение образа фантазии в действительность не подведет его вплотную к преобразованию действительности, т. е. к работе. В этом усложнении и упрочнении преследуемых ребенком целей, связанном неизбежно с расширением его культурного кругозора, с усвоением им все расширяющегося культурного содержания, и будет заключаться рост его личности. Но одно — подводить постепенно игру к работе и воображение к реальности, другое — их отрицать сразу же и совершенно. Мы готовы согласиться с Монтессори, что воображение не есть творчество, что оно кроет в себе моменты произвола, пассивности, что оно ниже ясного и точного восприятия реальности. В этом именно и состоит пункт нашего расхождения с правоверным фребелизмом с его символичностью, придающей воображению самодовлеющее значение. Воображение должно быть отменено. Да, — но подобно тому как принуждение вообще может быть уничтожено не путем простой отмены, а путем постепенной борьбы с ним самого принуждаемого, точно так же и воображение может быть не отменено, а преодолено самим ребенком. Оно должно быть «снято» (aufgehoben) в уроке, как преодоленный им, но и сохраненный в нем момент. А для этого надо не упразднять воображение, а организовать его в указанном нами направлении. Питаемая воображением игра ребенка не есть творчество. Да, но это есть единственная доступная ему активность. Ошибка Монтессори состоит в том, что, отрицая творчество ребенка, она выбрасывает за борт и его активность.

Такт опытного, вдумчивого педагога, готовность сознаваться в собственных ошибках, глубокое знание детской психологии и умение наблюдать ребенка, отличающие самое Монтессори, ослабляют в ее руках указанную опасность механизации деятельности ребенка. Хоровым пением, беседой, переходящей иногда почти что в сказку, культивированием религиозного чувства и всей своей увлекающейся и увлекающей личностью Монтессори сглаживает недочеты своего метода и предотвращает кроющуюся в нем опасность. Там, где, как например в Англии, Швейцарии и Америке, имеется традиция подлинного и опытными руками осуществляемого фребелизма, применение метода Монтессори по-видимому только способствует обновлению дошкольного образования. Но для этого нужно, чтобы метод этот применялся не догматически и сопровождался тем же духом искания, который свойствен самой Монтессори. Там же, где этого не будет, где восторжествует новое монтессорианское правоверие, мы будем несомненно свидетелями и торжества механизма.<...>

Вводное занятие Университета

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *