Классификация зпр к с лебединской: «Классификация ЗПР К.С.Лебединской. 1.конституционального происхождения; 2.соматогенного происхождения; 3.психогенного происхождения; 4. церебрально – органического.». Скачать бесплатно и без регистрации.

Классификация зпр к.С. Лебединской.

Основные клинические типы ЗПР дифференцированы по этиопатогенетическому принципу: ЗПР конституционального происхождения, ЗПР соматогенного происхождения, ЗПР психогенного происхождения, ЗПР церебрально-органического происхождения.

Каждый из этих типов ЗПР имеет свою клинико-психологическую структуру, свои особенности эмоциональной незрелости и на­рушений познавательной деятельности, нередко осложнен рядом болезненных признаков — соматических, энцефалопатических, нев­рологических.

Представленные клинические типы наиболее стойких форм ЗПР в основном отличаются друг от друга именно особенностью струк­туры и характером соотношения двух основных компонентов этой аномалии развития: структурой инфантилизма и характером нейродинамических расстройств.

При ЗПР конституционального происхождения речь идет о так называемом гармоническом инфантилизме, при котором эмоционально-воле­вая сфера находится как бы на более ранней ступени развития, во многом напоминая нормальную структуру эмоционального скла­да детей более младшего возраста. Характерны преобладание эмо­циональной мотивации поведения, повышенный фон настроения, непосредственность и яркость эмоций при их поверхностности и не­стойкости, легкая внушаемость.

ЗПР соматогенного происхождения обусловлена длительной соматической недостаточностью раз­личного генеза: хроническими инфекциями и аллергическими со­стояниями, врожденными и приобретенными пороками развития соматической сферы. Нередко имеет место и задержка эмоционального развития — соматогенный инфантилизм, обуслов­ленный рядом невротических наслоений — неуверенностью, бояз­ливостью, капризностью, связанными с ощущением своей физиче­ской неполноценности.

ЗПР психогенного происхождения связана с неблагоприятными условиями воспитания, препятствующими пра­вильному формированию личности ребенка (явления гипоопеки, гиперопеки и т. д.). Чер­ты патологической незрелости эмоционально-волевой сферы в виде аффективной лабильности, импульсивности, повышенной внушае­мости, нерешительности у этих детей часто сочетаются с недостаточным уровнем знаний и представлений, необходимых для усвоения школьных предметов.

ЗПР церебрально-органического происхождения встречается чаще других вышеописанных типов, не­редко обладает большей стойкостью и выраженностью нарушений как в эмоционально-волевой сфере, так и в познавательной дея­тельности.

Изучение анамнеза этих детей в большинстве случаев показы­вает наличие негрубой органической недостаточности нервной си­стемы. В зависимости от преобладания в клинической картине явлений либо эмоционально-волевой незрелости, либо на­рушений познавательной деятельности ЗПР церебрального генеза можно условно разделить на два основных варианта: 1) органи­ческий инфантилизм; 2) задержка психического развития с пре­обладанием функциональных нарушений познавательной деятель­ности.

Как правило, различные виды органического инфантилизма представляют собой более легкую форму ЗПР церебрально-орга­нического генеза, при котором функциональные нарушения позна­вательной деятельности обусловлены эмоционально-волевой не­зрелостью и негрубыми церебрастеническими расстройствами.

При ЗПР с преобладанием функциональных нарушений отмечается неустойчивость внимания, недостаточность развития фонематического слуха, зри­тельного и тактильного восприятия, оптико-пространственного синтеза, моторной и сенсорной стороны речи, долговременной и кратковременной памяти, зрительно-моторной координации, авто­матизации движений и действий. Нередко обнаруживаются пло­хая ориентировка в «правом — левом», явления зеркальности в письме, затруднения в дифференцировке сходных графем.

При этом отмечается определенная парциальность, мозаичность нарушений отдельных корковых функций. Очевидно, в связи с этим одни из этих детей испытывают преимущественные труд­ности в овладении чтением, другие — письмом, третьи — счетом, четвертые обнаруживают наибольшую недостаточность двигатель­ной координации, пятые — памяти и т. д. X. Спионек (1972) под­черкивает, что такой ребенок не располагает достаточным коли­чеством предпосылок, на которых строится логическое мышление.

Классификация ЗПР К. С. Лебединской

С учетом этиологии различают 4 основных ва­рианта задержки психического развития:

1) конституционального происхождения;

2) соматогенного происхождения;

3) психогенного происхождения;

4) церебрально-органического генеза.

К задержке психического развития конституционально­го происхождения относят психический и психофи­зический инфантилизм. Этот вариант ЗПР характе­ризуется следующими особенностями. При психофизичес­ком инфантилизме детям свойственен инфантильный тип телосложения, детская мимика и моторика, а также ин­фантильность психики. Эмоционально-волевая сфера этих детей как бы находится на уровне детей более младшего возраста, а в поведении преобладают эмоциональные реак­ции, игровые интересы. Дети внушаемы и недостаточно самостоятельны. В игре они проявляют выдумку и сообра­зительность, однако очень быстро устают от учебной дея­тельности.

Задержка психического развития соматогенного происхож­дения связана с длительными хроническими за­болеваниями. Она характеризуется физической и пси­хической астенией. У детей отмечается большая физическая и психическая истощаемость. У них формируются такие черты характера, как робость, боязливость, неуверенность в себе.

При ЗПР психогенного происхождения основными этио­логическими факторами являются неблагоприятные условия воспитания. В случае раннего длительного воздействия психотравмирующего фактора у детей возни­кают стойкие отклонения нервно-психической сферы, что обусловливает патологическое развитие личности. При этом варианте ЗПР преимущественно страдает эмоционально-волевая сфера. Так, при педагогической запущенности, без­надзорности у ребенка формируется психическая неустой­чивость, импульсивность, отсутствие чувства долга и от­ветственности. При гиперопеке появляются эгоцентрические установки, эмоциональная холодность, неспособность к во­левому усилию, труду. При авторитарном, императивном воспитании, в психотравмирующих, жестоких для ребенка условиях наблюдается невротическое развитие личности, формируется робость, боязливость, отсутствие инициати­вы, самостоятельности.

Наиболее сложной и специфической формой является ЗПР церебрально-органического генеза (минимальная моз­говая дисфункция).

Этиология этой формы ЗПР связана с органическим поражением ЦНС на ранних этапах онтогенеза. Конк­ретными причинами являются: патология беременности и родов, интоксикации, инфекции, травмы ЦНС в первые годы жизни ребенка. В отличие от олигофрении, ЗПР обус­ловлена более поздним повреждением мозга, когда уже на­чинает осуществляться дифференциация многих мозговых систем.

При этой форме ЗПР, наряду с признаками замедления темпа развития, имеются и симптомы повреждения ЦНС (гидроцефалии, нарушений черепно-мозговой иннервации, выраженной вегето-сосудистой дистонии).

При ЗПР церебрально-органического генеза имеется не­зрелость как эмоционально-волевой сферы, так и познаватель­ной деятельности. В зависимости от того, что преобладает в клинической картине: эмоциональная незрелость или на­рушение познавательной деятельности, - ЗПР центрально-органического генеза подразделяют на две группы: первая группа - с преобладанием органического инфантилизма; вторая - с преобладанием нарушений познавательной дея­тельности.

Органический инфантилизм проявляется, преж­де всего, в эмоционально-волевой незрелости, в примитив­ности эмоций, внушаемости, слабости воображения, преоб­ладании игровых интересов над учебными. У одних детей преобладает импульсивность, психомоторная расторможен-ность, неспособность к волевым усилиям. У других детей выявляется робость, боязливость, склонность к страхам, пассивность, заторможенность.

Нарушения познавательной деятельности у детей с минимальной мозговой дисфункцией носят моза­ичный характер. Парциальное нарушение корковых функ­ций вызывает вторичное недоразвитие наиболее сложных, поздно формирующихся функциональных систем. Таким образом, нарушения психического развития характеризу­ются направлением «снизу вверх».

Особые случаи задержки психического развития связаны с проблемой микросоциальной, или педагогической, запущенности. Длительная недостаточность информации, ус­ловия интеллектуальной и эмоциональной депривации могут привести к задержке интеллектуального развития ребенка и со здоровой нервной системой. Однако и психологическая структура нарушения, и прогноз в этом случае будут иными, чем при ЗПР церебрально-органического генеза.

Недостаточный уровень развития навыков, знаний и уме­ний педагогически запущенного ребенка обусловлен не орга­ническим повреждением ЦНС, не парциальным нарушени­ем высших корковых функций, а условиями социальной депривации.

Интернет-семинары КРИПКиПРО (2019-2020 уч. год)

  • Participants

  • Competencies

  • Grades

  • 20 августа 2020 г.

  • 21 мая 2020 г.

  • 19 мая 2020 г.

  • 22 апреля 2020 г.

  • Обучение и воспитание детей с ЗПР и интеллектуальной недостаточностью

    Что представляет собой задержка психического развития

    Чаще всего задержка психического развития (ЗПР) характеризуется отставанием развития психики в целом или отдельных ее функций (моторных, сенсорных, речевых,эмоционально-волевых регуляции и саморегуляции поведения), повышенной истощаемостью, сниженной работоспособностью. У детей с ЗПР часто наблюдаются инфантильные черты личности и социального поведения.

    Варианты и причины задержки психического развития

    Задержку психического развития принято делить на четыре варианта (классификация ЗПР К.С. Лебединской). Каждый из вариантов обусловлен определенными причинами, имеет свои особенности, связанные с эмоциональной незрелостью и нарушениями познавательной деятельности.

    Первый вариант - ЗПР конституционального происхождения. Для детей, относящихся к данному варианту, характерна ярко выраженная незрелость эмоционально-волевой сферы, которая находится как бы на более ранней ступени развития. Здесь речь идет о так называемом психическом инфантилизме - психопатологическом состоянии, основанном на задержке темпов эмоционально-личностного развития ребенка. Присущие ребенку особенности поведения, могут существенно отразиться на деятельности ребенка, в первую очередь - учебной, его адаптационных способностях к новой ситуации. Такой ребенок часто бывает несамостоятелен, тяжело приспосабливается к новым для него условиям, часто сильно привязан к маме и в ее отсутствие чувствует себя беспомощным; для него характерен повышенный фон настроения, бурное проявление эмоций, которые при этом весьма неустойчивы. К школьному возрасту у такого ребенка на первом плане все еще стоят игровые интересы. Ему трудно принять какое-либо решение без посторонней помощи, сделать выбор либо совершить над собой любое другое волевое усилие. Такой малыш может вести себя весело и непосредственно, его отставание в развитии не бросается в глаза, однако при сравнении со сверстниками он всегда кажется чуть младше.

    Ко второму варианту – ЗПР соматогенного происхождения - относятся ослабленные, часто болеющие дети. В результате длительной болезни, хронических инфекций, аллергий, врожденных пороков развития может сформироваться задержка психического развития. Это объясняется тем, что на протяжении долгого периода болезни, на фоне общей слабости организма психическое состояние малыша тоже страдает, а, следовательно, не может полноценно развиваться. Низкая познавательная активность, повышенная утомляемость, нарушения внимания - все это приводит к замедлению темпов развития психики.

    Третий вариант - ЗПР психогенного происхождения. Причинами задержки психического развития становятся неблагополучные ситуации в семье, длительное воздействие психотравмирующих факторов. Если в семье имеет место агрессия и насилие по отношению к ребенку или другим членам семьи, это может повлечь за собой преобладание в характере малыша таких черт, как боязливость и патологическая застенчивость, нерешительность, несамостоятельность, отсутствие инициативы, Здесь имеет место явление гипоопеки, или недостаточного внимания к воспитанию ребенка. Следствием этого является отсутствие представлений о моральных нормах и правилах поведения в обществе, неумение контролировать собственное поведение, безответственность и неспособность отвечать за свои поступки, недостаточный уровень знаний и представлений об окружающем мире. На первый план выступают нарушения в эмоционально-волевой сфере, снижение работоспособности, несформированность произвольной регуляции. Дети не способны к длительным интеллектуальным усилиям, страдает поведенческая сфера.

    Четвертый вариант -  ЗПР церебрально-органического происхождения. Этот вариант встречается чаще других. У детей этой группы преобладает наличие негрубой органической недостаточности нервной системы, отмечается стойкость нарушений в эмоционально-волевой сфере, поведении и познавательной деятельности. Характерны явления церебральной астении, которая проявляется в повышенной утомляемости, снижении работоспособности, слабой концентрации внимания.

    К кому обратиться за помощью

    Психическое развитие ребенка может достичь нормального уровня, если вовремя заметить трудности и обеспечить грамотную коррекционно-развивающую поддержку. Для этого необходимы согласованные действия родителей, педагогов образовательной организации (учителей, учителей-дефектологов, учителей-логопедов, педагогов-психологов, социального педагога и др.), а также специалистов медицинского профиля: невролога, психотерапевта.

     

    Классификация ЗПР К.С. Лебединской. - Педагогика

    Основные клинические типы ЗПР дифференцированы по этиопатогенетическому принципу: ЗПР конституционального происхождения, ЗПР соматогенного происхождения, ЗПР психогенного происхождения, ЗПР церебрально-органического происхождения.

    Каждый из этих типов ЗПР имеет свою клинико-психологическую структуру, свои особенности эмоциональной незрелости и на­рушений познавательной деятельности, нередко осложнен рядом болезненных признаков — соматических, энцефалопатических, нев­рологических.

    Представленные клинические типы наиболее стойких форм ЗПР в основном отличаются друг от друга именно особенностью струк­туры и характером соотношения двух основных компонентов этой аномалии развития: структурой инфантилизма и характером нейродинамических расстройств.

    При ЗПР конституционального происхождения речь идет о так называемом гармоническом инфантилизме, при котором эмоционально-воле­вая сфера находится как бы на более ранней ступени развития, во многом напоминая нормальную структуру эмоционального скла­да детей более младшего возраста. Характерны преобладание эмо­циональной мотивации поведения, повышенный фон настроения, непосредственность и яркость эмоций при их поверхностности и не­стойкости, легкая внушаемость.

    ЗПР соматогенного происхождения обусловлена длительной соматической недостаточностью раз­личного генеза: хроническими инфекциями и аллергическими со­стояниями, врожденными и приобретенными пороками развития соматической сферы. Нередко имеет место и задержка эмоционального развития — соматогенный инфантилизм, обуслов­ленный рядом невротических наслоений — неуверенностью, бояз­ливостью, капризностью, связанными с ощущением своей физиче­ской неполноценности.

    ЗПР психогенного происхождения связана с неблагоприятными условиями воспитания, препятствующими пра­вильному формированию личности ребенка (явления гипоопеки, гиперопеки и т.д.). Чер­ты патологической незрелости эмоционально-волевой сферы в виде аффективной лабильности, импульсивности, повышенной внушае­мости, нерешительности у этих детей часто сочетаются с недостаточным уровнем знаний и представлений, необходимых для усвоения школьных предметов.

    ЗПР церебрально-органического происхождения встречается чаще других вышеописанных типов, не­редко обладает большей стойкостью и выраженностью нарушений как в эмоционально-волевой сфере, так и в познавательной дея­тельности.

    Изучение анамнеза этих детей в большинстве случаев показы­вает наличие негрубой органической недостаточности нервной си­стемы. В зависимости от преобладания в клинической картине явлений либо эмоционально-волевой незрелости, либо на­рушений познавательной деятельности ЗПР церебрального генеза можно условно разделить на два основных варианта: 1) органи­ческий инфантилизм; 2) задержка психического развития с пре­обладанием функциональных нарушений познавательной деятель­ности.

    Как правило, различные виды органического инфантилизма представляют собой более легкую форму ЗПР церебрально-орга­нического генеза, при котором функциональные нарушения позна­вательной деятельности обусловлены эмоционально-волевой не­зрелостью и негрубыми церебрастеническими расстройствами.

    При ЗПР с преобладанием функциональных нарушений отмечается неустойчивость внимания, недостаточность развития фонематического слуха, зри­тельного и тактильного восприятия, оптико-пространственного синтеза, моторной и сенсорной стороны речи, долговременной и кратковременной памяти, зрительно-моторной координации, авто­матизации движений и действий. Нередко обнаруживаются пло­хая ориентировка в «правом — левом», явления зеркальности в письме, затруднения в дифференцировке сходных графем.

    При этом отмечается определенная парциальность, мозаичность нарушений отдельных корковых функций. Очевидно, в связи с этим одни из этих детей испытывают преимущественные труд­ности в овладении чтением, другие — письмом, третьи — счетом, четвертые обнаруживают наибольшую недостаточность двигатель­ной координации, пятые — памяти и т. д. X. Спионек (1972) под­черкивает, что такой ребенок не располагает достаточным коли­чеством предпосылок, на которых строится логическое мышление.

    Клинико-психолого-педагогическая характеристика детей 5 -7 лет с задержкой психического развития

    В последние десятилетия значительно увеличилось количество детей с задержкой психического развития. В настоящее время они составляют более 20 % детской популяции. Это часть той группы детей, которая в мировой психологической и медицинской литературе называется «дети с минимальной дисфункцией мозга» (minimalbraindysfunction), а в педагогической — дети с трудностями в обучении (children withlearningdisabilities, educationallydisabled)или медленно обучающиеся (slow learners) [1].

    Проблема задержки психического развития (ЗПР) актуальна не только для психологии, дефектологии и педагогики, но и для психиатрии, детской неврологии и педиатрии. Данный диагноз устанавливается детям до младшего школьного возраста; если же признаки недоразвития психических функций сохраняются в более старшем возрасте, это свидетельствует об умственной отсталости. До настоящего времени не существует как четких диагностических рамок ЗПР, так и единого мнения о возрасте, до которого правомерен данный диагноз. Ошибки при диагностике задержек психического развития ведут к выбору неадекватной обучающей программы и возникновению школьной дезадаптации, на фоне которой в дальнейшем может формироваться девиантное поведение [2, 3].

    Комплексное изучение задержки психического развития как специфического отклонения детского развития развернулось в отечественной дефектологии в 60-е годы прошлого столетия. Острейшая необходимость разработки теории развития детей с ЗПР в сравнении с детьми с другими отклонениями развития, а также с полноценно развивающимися детьми была обусловлена главным образом нуждами педагогической практики.

    Первые обобщения клинических данных о детях с ЗПР и общие рекомендации по организации коррекционной работы с ними в помощь учителю были даны Т.А. Власовой и М.С. Певзнер [4].

    Задержка психического развития, несмотря на разнообразие ее проявлений, характеризуется рядом признаков, позволяющих ограничить ее от педагогической запущенности и умственной отсталости. Так, дети с задержкой психического развития не имеют нарушений отдельных анализаторов и крупных нарушений мозговых структур, но отличаются незрелостью сложных форм поведения и целенаправленной деятельности на фоне быстрой истощаемости, утомляемости, нарушенной работоспособности [5, 6].

    По мнению Н.Ю. Максимовой и Е.Л. Милютиной [7], задержка психического развития – это замедление темпа развития психики ребенка, которое выражается в недостаточности общего запаса знаний, незрелости мышления, преобладании игровых интересов, быстрой пресыщаемости в интеллектуальной деятельности.

    В.М. Астапов [8], Н.П. Вайзман [9], отмечают, что задержка психического развития – не клиническая форма заболевания. Это дизонтогенное (аномальное) развитие. Оно характеризуется нарушением познавательной деятельности и расстройством эмоционального развития (инфантилизмом). Сущность ЗПР состоит в следующем: созревание организма и развитие психических процессов (мышления, памяти, внимания, восприятия, речи), эмоционально-волевой сферы личности происходит неравномерно и в замедленном темпе, отставая от нормы на 1,5 – 2 года [10].

    А.Д. Гонеев [11] использует такое определение: «задержка психического развития – нарушение нормального темпа психического развития, в результате чего ребенок, достигший школьного возраста, продолжает оставаться в кругу дошкольных, игровых интересов».

    Вопросами этиологии и классификации задержки психического развития занимались М.С. Певзнер [12], Т.А. Власова, К.С. Лебединская [13]. Для практических работников наиболее значима классификация по этиологическому принципу К.С. Лебединской [14], которая выделяет четыре формы задержки психического развития: конституциональную, соматогенную, психогенную и церебрально-органическую. Каждый из этих типов ЗПР имеет свою клинико-психологическую структуру.

    1. ЗПР конституционального происхождения. Речь идет о так называемом гармоническом инфантилизме (неосложненном психическом и психофизическом инфантилизме, по классификации М.С. Певзнер, Т.А. Власовой), при котором эмоционально-волевая сфера находится как бы на более ранней ступени развития, во многом напоминая нормальную структуру эмоционального склада детей более раннего возраста. Характерны преобладание эмоциональной мотивации поведения, повышенный фон настроения, непосредственность и яркость эмоций при их поверхностности и нестойкости, легкая внушаемость.

    Гармонический инфантилизм является как бы ядерной формой психического инфантилизма, в котором черты эмоционально-волевой незрелости выступают в наиболее чистом виде и часто сочетаются с инфантильным типом телосложения.

    Такая гармоничность психофизического облика, нередкость семейных случаев, непатологичность психических особенностей позволяют предположить преимущественно врожденно-конституциональную этиологию этого типа инфантилизма [15, 16]. Однако нередко происхождение гармонического инфантилизма может быть связано с негрубыми обменно-трофическими расстройствами, либо внутриутробными, либо приобретенными в течение первых лет жизни. В этом отношении представляют интерес данные Г.П. Бертынь (1970) об относительной частоте гармонического инфантилизма у близнецов и предположение о патогенетической роли гипотрофических явлений, связанных с фактором многоплодия [17].

    2. ЗПР соматогенного происхождения. Этот тип аномалии развития обусловлен длительной соматической недостаточностью различного генеза: хроническими инфекциями и аллергическими состояниями, врожденными и приобретенными пороками развития соматической сферы, в первую очередь сердца [18].

    В замедлении темпа психического развития этих детей значительная роль принадлежит стойкой астении, снижающей не только общий, но и психический тонус. Нередко имеет место и задержка эмоционального развития – соматогенный инфантилизм, обусловленный рядом невротических наслоений – неуверенностью, боязливостью, капризностью, связанными с ощущением своей физической        неполноценности, а иногда индуцированными и режимом определенных ограничений и запретов, в котором находится соматически ослабленный или больной ребенок.

    3. ЗПР психогенного происхождения. Этот тип ЗПР связан с неблагоприятными условиями воспитания, препятствующими правильному формированию личности ребенка.

    Социальный генез этого типа аномалии не исключает ее патологического характера. Как известно, неблагоприятные средовые условия, рано возникшие, длительно действующие и оказывающие травмирующее влияние на психику ребенка, могут привести к стойким сдвигам его нервно-психической сферы, нарушению сначала вегетативных функций, а затем и психического, в первую очередь эмоционального, развития. В таких случаях речь идет о патологическом (аномальном) развитии личности. Этот тип ЗПР следует отличать от явлений педагогической запущенности, не представляющих собой патологического явления, а ограниченных дефицитом знаний и умений вследствие недостатка интеллектуальной информации.

    ЗПР психогенного происхождения наблюдается, прежде всего, при аномальном развитии личности по типу психической неустойчивости [16, 18], чаще всего обусловленном явлении гипоопеки – условиями безнадзорности, при которых у ребенка не воспитываются чувства долга и ответственности, а также формы поведения, связанные с активным торможением аффекта. Не стимулируется развитие и познавательной деятельности, интеллектуальных интересов и установок. Поэтому черты эмоционально-волевой сферы в виде аффективной лабильности, импульсивности, внушаемости у этих детей часто сочетаются с недостаточным уровнем знаний и представлений, необходимых для усвоения школьных предметов.

    Вариант аномального развития по типу «Кумир семьи» обусловлен, напротив, гиперопекой – неправильным, изнеживающим воспитанием, при котором ребенку не прививаются черты самостоятельности, инициативности, ответственности. Для этого психогенного инфантилизма, наряду с малой способностью к волевому усилию, характерны черты эгоцентризма, нелюбовь к труду, установка на постоянную помощь и опеку.

    Вариант патологического развития личности по невротическому типу чаще наблюдается у детей, в семьях которых имеют место грубость, жестокость, деспотичность, агрессия к ребенку и другим членам семьи. В такой обстановке формируется личность робкая, боязливая, эмоциональная незрелость которой проявляется в недостаточной самостоятельности, нерешительности, малой активности и инициативе. Неблагоприятные условия воспитания приводят к задержке развития и познавательной деятельности.

    4. ЗПР церебрально-органического происхождения. Этот тип ЗПР занимает основное место в данной полиморфной аномалии развития. Он встречается чаще других описанных типов, нередко обладает большей стойкостью и выраженностью нарушений как в эмоционально-волевой сфере, так и в познавательной деятельности [14].

    Изучение анамнеза этих детей в большинстве случаев показывает наличие негрубой органической недостаточности нервной системы, чаще – резидуального характера: патологию беременности (тяжелые токсикозы, инфекции, интоксикации и травмы, несовместимость крови матери и плода по Rh, АВО и др. факторам), недоношенность, асфиксию и травму в родах, постнатальные нейроинфекции, токсико-дистрофирующие заболевания первых лет жизни.

    По данным Ю. Дауленскене (1973) на долю патологии беременности, родов, заболеваний первого года жизни приходится 67,3 % из всех причин, потенциально приводящих к формированию ЗПР церебрально-органического генеза. По предположению Г. Гроссмана и В. Шмитца 70 % падает на внутриутробную патологию и лишь 30 % - раннюю постнатальную. Л. Тарнополь отмечает инфекционную этиологию в 39 % случаев, последствия родовых и постнатальных травм – в 33 % [14].

    Анамнестические данные указывают и на частое замедление смены возрастных фаз развития: запаздывание формирование статических функций, ходьбы, речи, навыков опрятности, этапов игровой деятельности [19, 20].

    В соматическом состоянии наряду с частыми признаками задержки физического развития (недоразвитие роста, мускулатуры, недостаточность мышечного и сосудистого тонуса) нередко наблюдается общая гипотрофия, что не позволяет исключить патогенетической роли нарушений вегетативной регуляции трофических и иммунологических функций [21]; могут наблюдаться и различные виды диспластичности телосложения.

    В неврологическом состоянии часто встречаются гидроцефальные, а иногда и гипертензионные стигмы, стертый гемисиндром, нарушения черепно-мозговой иннервации, пирамидные знаки, явления вегетативно-сосудистой дистонии [22].

    Церебрально-органическая недостаточность, прежде всего, накладывает типичный отпечаток на структуру самой ЗПР – как на особенности эмоционально-волевой незрелости, так и на характер нарушений познавательной деятельности.

    Эмоционально-волевая незрелость представлена органическим инфантилизмом [16, 23]. При этом инфантилизме у детей отсутствует типичная для здорового ребенка живость и яркость эмоций. Больные дети характеризуются слабой заинтересованностью в оценке, низким уровнем притязаний. Игровую деятельность характеризует бедность воображения и творчества, определенные монотонность и однообразие, преобладание компонента двигательной расторможенности.

    В зависимости от преобладающего эмоционального фона можно выделить два основных вида органического инфантилизма:

    1. неустойчивый – с психомоторной расторможенностью, эйфорическим оттенком настроения и импульсивностью, имитирующими детскую жизнерадостность и непосредственность;

    2. тормозимый – с преобладанием пониженного фона настроения, нерешительностью, безынициативностью, часто боязливостью.

    В формировании ЗПР церебрально-органического генеза значительная роль принадлежит и нарушениям познавательной деятельности, обусловленным недостаточностью памяти, внимания, инертностью психических процессов, их медлительностью, пониженной переключаемостью, а также дефицитарностью отдельных корковых функций. Психолого-педагогические исследования, проводимые в течение ряда лет в НИИ дефектологии АПН СССР, констатируют у этих детей неустойчивость внимания, недостаточность развития фонематического слуха, зрительного и тактильного восприятия, оптико-пространственного синтеза, моторной и сенсорной стороны речи, долговременной и кратковременной памяти, зрительно-моторной координации, автоматизации движений и действий. Нередко обнаруживаются плохая ориентировка в «правом-левом», явления зеркальности в письме, затруднения в дифференцировке сходных графем.

    При этом отмечается определенная парциальность, мозаичность нарушений отдельных корковых функций. Очевидно, в связи с этим, одни из детей испытывают преимущественные трудности в овладении чтением, другие – письмом, третьи – счетом, четвертые обнаруживают наибольшую недостаточность двигательной координации, пятые – памяти и т.д.

    У детей с ЗПР энцефало-органического генеза, как правило, наблюдается ряд энцефалопатических расстройств.

    Церебрастенические явления встречаются наиболее часто и проявляются в ряде феноменов, отражающих нейродинамические расстройства, в первую очередь повышенную истощаемость ЦНС. К ним относятся нарушения интеллектуальной работоспособности с падением по мере утомления способности к запоминанию, концентрации внимания, нарастание психической медлительности, эмоциональные и двигательные расстройства, явления вегетативной дистонии.

    Неврозоподобные явления, патогенетически связанные с церебрастенической почвой, представлены тревожностью, боязливостью, склонностью к страхам темноты, одиночества; тикозными гиперкинезами – навязчивыми движениями, неврозоподобными заиканиями, неврозоподобным энурезом.

    Синдром психомоторной возбудимости, чаще наблюдаемый у мальчиков, включает аффективную и общую двигательную расторможенность, отвлекаемость, суетливость.

    Аффективные нарушения проявляются в немотивированных колебаниях настроения церебрально-органического регистра: дисфорическом состоянии – пониженном настроении со злобностью, недоверчивостью, склонностью к агрессивным разрядам; эйфорическом состоянии – повышенном настроении с элементами дурашливости, назойливости, бесцельной суетливости [24].

    Психопатоподобные нарушения представляют собой сочетание двигательной расторможенности, аффективной неустойчивости, снижения интереса к интеллектуальной деятельности с отрицательным отношением к учебе.

    Апатико-адинамические расстройства включают снижение инициативы и побуждений в интеллектуальной деятельности, выраженную эмоциональную вялость и двигательную заторможенность [25, 26].

    В развитии более стойких церебрально-органических форм ЗПР играют роль как более грубые нейродинамические расстройства – инертность психических процессов, их медлительность, недостаточная переключаемость, так и более выраженные энцефалопатические нарушения (психопатоподобные, эпилептиформные, апатико-адинамические расстройства).

    Таковы клинические особенности ЗПР церебрально-органического генеза. В зависимости от преобладания в клинической картине явлений либо эмоционально-волевой незрелости, либо нарушений познавательной деятельности ЗПР церебрального генеза можно условно разделить на два основных варианта: 1) органический инфантилизм; 2) задержка психического развития с преобладанием функциональных нарушений познавательной деятельности [20].

    Таким образом, исследователи отмечают, что дети с задержкой психического развития церебрально-органического происхождения, при которой наиболее стойкие нарушения темпа психического созревания осложнены рядом нейродинамических и энцефалопатических расстройств, особенно нуждаются в специальных условиях обучения. Дети, имеющие задержку психического развития конституционального и соматогенного происхождения, могут обучаться в условиях общеобразовательной школы при оказании им специальной помощи со стороны педагогов, детского врача, родителей, психолога, логопеда [27].

    Н.Ю. Максимова, Е.Л. Милютина [7] выделяют следующие типы задержек психического развития: гармонический психофизический инфантилизм, органический инфантилизм, церебрально-органическая задержка, соматическая задержка, педагогическая и макросоциальная запущенность.

    Гармонический психофизический инфантилизм представляет собой задержку психического развития конституционального происхождения. Часто инфантилизм встречается и у других членов семьи, не достигая патологического уровня. В некоторых случаях задержка затрагивает не только психику, но и физическое развитие ребенка. При гармоническом психофизическом инфантилизме ребенок несколько отстает в росте и весе от своих сверстников, отличается живостью моторики и эмоций. Круг интересов ограничивается игровой деятельностью. Игра развитая, сюжетно-ролевая, в которой ребенок может проявлять много выдержки и творчества. В то же время учебно-познавательная деятельность для этих детей малопривлекательна, при выполнении учебных заданий наступает быстрая пресыщаемость. Эмоции и мотивация соответствуют более младшему возрасту. Самооценка слабо дифференцирована. При этом не отмечается существенных нарушений со стороны психических процессов. Задержка в основном затрагивает эмоционально-волевую сферу личности, приводит к недостаточности произвольной регуляции деятельности, мышления, запоминания, сосредоточения внимания. При оказании организующей помощи и постоянном поощрении испытуемые показывают достаточный уровень достижений в интеллектуальной сфере. В дальнейшем возможно постоянное сглаживание различий между нормой и детьми с инфантилизмом, перевод их в обычную школу из школы для детей с ЗПР.

    Органический инфантилизм возникает на основе перенесенных в раннем детстве органических поражений (травм, инфекций). При этом отмечаются признаки незрелости эмоционально-волевой сферы: неспособность к произвольному сосредоточению на интеллектуальной деятельности, преобладание игровой мотивации [28].

    Однако у детей этого типа отмечаются и черты органического поражения ЦНС: инертность психических процессов, неловкость моторики. При обследовании выявляется высокая ориентация на реакцию взрослого, стремление заслужить похвалу экспериментатора. При этом ребенок мало заинтересован в содержании задания, не может самостоятельно оценить успешность своей деятельности. У детей с органическим инфантилизмом выражены следующие особенности эмоционально-волевой сферы: при преобладании повышенного фона настроения отмечается неусидчивость, двигательная расторможенность. Ребенок не способен к волевому усилию и самоорганизации в ходе деятельности. Самооценка обычно высокая, отношение к учебе негативное («скучно», «трудно», «лучше поиграть»). Родители и учителя отзываются о таких детях как о расторможенных и недисциплинированных. При исследовании интеллекта у таких детей выявляется нижняя граница возрастной нормы. У детей с преобладанием черт тормозимости и тревожности легко возникает школьная тревожность. Дети тяжело переживают свои неудачи в учебе, хотя у них преобладают игровые интересы. На уроках эти дети подчиняются требованиям дисциплины, но боятся отвечать у доски, перед классом. Инертность и медленный темп сенсомоторики приводят к тому, что ребенок не в состоянии понять и выполнить задание одновременно с другими учениками. Сознание своей неспособности еще больше тормозит личностное развитие ребенка. Причиной обращения к психологу или психиатру часто служит неуспеваемость. У детей с органическим инфантилизмом возможно значительное улучшение поведения и успеваемости при регулярно проводимом лечении и оздоровлении.

    Помимо консультации с психиатром и лечения, для детей этого типа рекомендуются занятия по развитию памяти, произвольного внимания, абстрактного мышления, проводимые в игровой форме. Это позволяет уменьшить последствия органического инфантилизма. В подростковом возрасте у таких детей возможно появление нарушений социальной адаптации, побеги из дома и школы. Поэтому необходимо обязательное динамическое наблюдение этих детей психологом в течение всего обучения в школе.

    Церебрально-органическая задержка психического развития в большей степени затрагивает познавательную деятельность, а не эмоционально-волевую сферу. При патопсихологическом обследовании отмечается двигательная расторможенность, недостаточное понимание инструкций. Работоспособность снижена, выражена истощаемость психических процессов по гипостеническому либо гиперстеническому типу.

    Объем и произвольная концентрация внимания недостаточны, резко страдает способность к распределению внимания. Память также развита слабо, в основном страдает запоминание вербального материала. Темп сенсомоторики замедлен, нарушена точная координация движений.

    Отмечается задержка речевого развития, бедность словарного запаса. У детей часто отмечаются дефекты произношения, недостаточность звукобуквенного анализа и синтеза. Речь в меньшей степени, по сравнению с нормой, выполняет функцию регуляции деятельности.

    При церебрально-органической ЗПР встречаются и проявления очаговых поражений мозга: нарушения зрительного и слухового восприятия, стереотипы и повторы в ходе деятельности, трудности пространственной ориентации.

    При исследовании детей этой группы общий уровень интеллекта является промежуточным между нормой и умственной отсталостью. Отмечается конкретность мышления. Однако в отличие от больных с дебильностью отмечается неравномерность уровня достижений. Важным является то, что при оказании помощи у ребенка улучшаются достижения, возможны усвоение и перенос нового опыта при неоднократных обучающих попытках.

    Эмоциональная сфера личности у таких детей также страдает. Возможны проявления грубости, импульсивности, расторможенности влечений. Волевая регуляция деятельности развита крайне недостаточно.

    Самооценка и критичность к результатам деятельности у детей этой группы затруднены. Специфика игровой деятельности состоит в том, что у ребенка стереотипная игра, а игры с правилами отсутствуют. К началу школьного возраста доступны довольно простые сюжетно-ролевые игры. При ранней диагностике, регулярно проводимом лечении и обучении по специальной программе возможно достижение хорошей социальной адаптации детей с церебрально-органической задержкой психического развития. В связи с органическим характером нарушений желательны учеба сначала в школе, где есть возможность обучаться по программе для детей с ЗПР, а потом в школе санаторного типа.

    При частых соматических заболеваниях у детей возможно появление соматогенной задержки психического развития. При тяжелых соматических заболеваниях (пневмонии, хирургических операциях) у детей дошкольного возраста могут произойти явления ретардации психического развития. При этом ребенок утрачивает недавно приобретенные навыки, возвращается к более ранним формам поведения. Если эти заболевания повторяются часто, то к школьному возрасту ребенок не осваивает необходимых умений и навыков. Помимо этого, соматические заболевания, естественно, влияют и на нервную систему, приводя к эмоциональной лабильности, истощаемости, колебаниям активного внимания.

    При отсутствии положительных эмоциональных стимулов, развивающего и обучающего воздействия у ребенка наступает явление сенсорной депривации. Как следствие этого, у детей младшего возраста возникает потребность в самостимуляции: они стереотипно раскачиваются, сосут палец или одеяло, возможно появление мастурбации. Эти проявления в значительной степени тормозят психическое, а иногда и физическое развитие ребенка. В дальнейшем, при возвращении ребенка в более благоприятные условия, приобретенные навыки аутостимуляции могут оставаться на длительный срок.

    Нарушены концентрация и распределение внимания. Память и интеллектуальные способности значительно не страдают. Выражена эмоциональная лабильность: при малейших неудачах в выполнении заданий дети плачут, долго не могут приступить к следующему заданию. Самооценка занижена. Преобладают игровые интересы, некоторые игры могут быть стереотипными, служить защитой от страхов. У детей этого типа легко формируется школьная тревожность.

    Задержка психического развития может возникать в связи с педагогической и микросоциальной запущенностью. Этот вид ЗПР формируется у детей со здоровой нервной системой, нормальными предпосылками интеллектуального развития, но воспитывающихся в неблагоприятных условиях [29]. Среди них наибольшее количество детей, которые живут в семьях умственно отсталых, психически больных родителей, а также в условиях безнадзорности и гипоопеки, что часто встречается в случаях, если родители злоупотребляют алкоголем или наркотиками. В результате возникает социальная незрелость личности, нарушение системы интересов и идеалов, недостаточность чувства долга. Помимо этого у ребенка не хватает запаса знаний, отмечается бедность словарного запаса.

    Н.Я. Семаго и М.М. Семаго [30] предложили разделить категорию детей, традиционно относимых к группе «задержка психического развития» на две принципиально различные подгруппы. К подгруппе «задержанное психическое развитие» они относят варианты истинно задержанного развития, которое характеризуется именно замедлением темпа формирования различных характеристик когнитивной и эмоционально-личностной сфер, включая и механизмы регуляторной деятельности.

    Другая подгруппа получила название «парциальная несформированность высших психических функций». Развитие этой группы детей характеризуется качественно иной структурой компонентов психической деятельности ребенка.

    Достоинства этого подхода в том, что подобная дифференциация отражает специфику проблем детей и определяет приоритетное направление того или иного вида коррекционной работы.

    Таким образом, задержка психического развития – психолого-педагогическое определение для наиболее распространенного среди всех встречающихся у детей отклонений в психофизическом развитии. Данные дети отличаются от психически здоровых детей тем, что не в состоянии освоить общеобразовательную школьную программу, имеют стойкие трудности в обучении, у них запаздывает развитие речи, моторики, не развита эмоционально – волевая сфера, отмечается частая смена настроения, повышенная отвлекаемость, слабая учебная мотивация, преобладание игровой деятельности, пониженная работоспособность, быстрая утомляемость, нарушение социального поведения. Эти дети не имеют нарушений анализаторных систем и не являются умственно отсталыми; уровень их развития соответствует более младшему возрасту. С такими детьми работают врачи, педагоги, дефектологи, психологи, социологи, которые стараются максимально социализировать детей с ЗПР. Создаются специализированные группы в детских садах и коррекционные классы в школах.

    В связи с высокой распространенностью ЗПР в детской популяции представляется крайне важным своевременное выявление задержки психического развития ребенка и максимально раннее начало адекватных коррекционных мероприятий, от которых будет зависеть не только школьная успеваемость, но и успешная адаптация и социализация ребенка в как школьной среде, так и в жизни в целом.

    дети с задержкой психического развития (ЗПР)

    Под термином «задержка психического развития» понимаются синдромы отставания развития психики в целом или отдельных ее функций (моторных, сенсорных, речевых, эмоционально-волевых), замедление темпа реализации закодированных в генотипе возможностей. Это понятие употребляется по отношению к детям со слабо выраженной органической или функциональной недостаточностью центральной нервной системы. У рассматриваемой категории детей нет специфических нарушений слуха, зрения, опорно-двигательного аппарата. Они не являются умственно отсталыми. Современная Международная классификация болезней и травм детей и подростков 10 пересмотра объединяет этих детей в группу «Дети с общими расстройствами психологического развития» (F83). Это понятие обычно используется для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Для детей старше 12 лет это состояние обозначается термином «легкие когнитивные расстройства».

    Особенности развития детей с ЗПР

    У большинства детей с ЗПР наблюдается:

    -       незрелость сложных форм поведения,

    -       недостатки мотивации и целенаправленной деятельности на фоне повышенной истощаемости, сниженной работоспособности, энцефалопатических расстройств.

    В одних случаях у детей страдает работоспособность, в других – произвольность в организации и регуляции деятельности, в-третьих – мотивационный компонент деятельности. У детей с ЗПР часто наблюдаются инфантильные черты личности и социального поведения. У таких детей своевременно не формируется специализированное участие различных структур мозга в реализации процессов восприятия, памяти, речи, мышления. Неблагоприятные условия жизни и воспитания детей с недостаточностью центральной нервной системы приводят к еще большему отставанию в развитии. Особое негативное влияние на развитие ребенка может оказывать ранняя социальная депривация. Многообразие проявлений ЗПР обусловлено тем, что локализация, глубина, степень повреждений и незрелости структур мозга могут быть различными. Развитие ребенка с ЗПР проходит на фоне сочетания дефицитарных функций и/или функционально незрелых с сохранными.

    Традиционные классификации детей с ЗПР

    Особенностью рассматриваемого нарушения развития является неравномерность (мозаичность) нарушений центральной нервной системы. Это приводит к парциальной недостаточности различных психических функций, а вторичные наслоения, чаще всего связанные с социальной ситуацией развития, еще более усиливают внутригрупповые различия. В соответствии с общепринятой классификацией Клары Самойловны Лебединской традиционно различают четыре основных варианта ЗПР.

    1.     Задержка психического развития конституционального происхождения (по-другому – гармонический психический и психофизический инфантилизм). В данном варианте на первый план в структуре дефекта выступают черты эмоционально-личностной незрелости. Инфантильность психики часто сочетается с инфантильным типом телосложения, с «детскостью» мимики, моторики, преобладанием эмоциональных реакций в поведении. Снижена мотивация в интеллектуальной деятельности, отмечается недостаточность произвольной регуляции поведения и деятельности.

    2.     Задержка психического развития соматогенного генеза у детей с хроническими соматическими заболеваниями. Детей характеризуют явления стойкой физической и психической астении. Наиболее выраженным симптомом является повышенная утомляемость и истощаемость, низкая работоспособность.

    3.     Задержка психического развития психогенного генеза. Вследствие раннего органического поражения ЦНС, особенно при длительном воздействии психотравмирующих факторов, могут возникнуть стойкие сдвиги в нервно-психической сфере ребенка. Это приводит к невротическим и неврозоподобным нарушениям, и даже к патологическому развитию личности. На первый план выступают нарушения в эмоционально-волевой сфере, снижение работоспособности, несформированность произвольной регуляции. Дети не способны к длительным интеллектуальным усилиям, страдает поведенческая сфера.

    4.     Задержка церебрально-органического генеза. Этот вариант ЗПР, характеризующийся первичным нарушением познавательной деятельности, является наиболее тяжелой и стойкой формой, при которой сочетаются черты незрелости и различные по степени тяжести повреждения ряда психических функций. Эта категория детей в первую очередь требует квалифицированного комплексного подхода при реализации воспитания, образования, коррекции. Этот вариант ЗПР характеризуется замедленным темпом формирования познавательной и эмоциональной сфер с их временной фиксацией на более ранних возрастных этапах, незрелостью мыслительных процессов, недостаточностью целенаправленности интеллектуальной деятельности, ее быстрой истощаемостью, ограниченностью представлений об окружающем мире, чрезвычайно низкими уровнями общей осведомленности, социальной и коммуникативной компетентности, преобладанием игровых интересов в сочетании с низким уровнем развития игровой деятельности.

    Ирина Ивановна Мамайчук выделяет четыре основные группы детей с ЗПР:

    1. Дети с относительной сформированностью психических процессов, но сниженной познавательной активностью.

    2. Дети с неравномерным проявлением познавательной активности и продуктивности.

    3. Дети с выраженным нарушением интеллектуальной продуктивности, но с достаточной познавательной активностью. В эту группу входят дети с ЗПР церебральноорганического генеза, у которых наблюдается выраженная дефицитарность отдельных психических функций (памяти, внимания, гнозиса, праксиса).

    4. Дети, для которых характерно сочетание низкого уровня интеллектуальной продуктивности и слабо выраженной познавательной активности. В эту группу входят дети с тяжелой формой ЗПР церебрально-органического генеза, обнаруживающие первичную дефицитность в развитии всех психических функций: внимания, памяти, гнозиса, праксиса и пр., а также недоразвитие ориентировочной основы деятельности, ее программирования, регуляции и контроля. Дети не проявляют устойчивого интереса, их деятельность недостаточно целенаправленна, поведение импульсивно, слабо развита произвольная регуляция деятельности. Качественное своеобразие характерно для эмоционально-волевой сферы и поведения.

    Таким образом, ЗПР – это сложное полиморфное нарушение, при котором страдают разные компоненты эмоционально-волевой, социально-личностной, познавательной, коммуникативно-речевой, моторной сфер. Все перечисленные особенности обусловливают низкий уровень овладения детьми с ЗПР коммуникативной, предметной, игровой, продуктивной, познавательной, речевой, а в дальнейшем – учебной деятельностью.

    Классификация Lekholm & Zarb: Тип I, вся кость состоит из ...

    Контекст 1

    ... за последние несколько десятилетий были разработаны и коммерчески доступны несколько концепций конструкции имплантатов. Зубные имплантаты чаще всего имеют цилиндрическую или коническую (корневую) резьбу (рисунок 2). Параметры конструкции в первую очередь влияют на распределение нагрузки (т. Е. Напряжение / деформация) в костной ткани, что приводит к правильной фиксации и функционированию имплантата. К ним относятся диаметр и длина имплантата, а также шаг резьбы, форма и глубина.Кроме того, наличие нитей увеличивает площадь поверхности для остеоинтеграции и тем самым помогает в достижении и поддержании прямой интеграции кость-имплант [12]. Геометрия имплантата может значительно улучшить первоначальную стабильность и биомеханическую фиксацию имплантата после процесса заживления [13]. Следовательно, стабильность дентального имплантата является необходимым параметром для ускорения процесса остеоинтеграции, что, следовательно, обеспечивает успех лечения имплантата [13]. В зависимости от количества и качества кости, степень фиксации имплантата также может напрямую зависеть от состояния самой кости, а также от рисунка 1.Классификация Lekholm & Zarb: Тип I, вся кость состоит из очень толстой кортикальной кости; Тип II, толстый слой кортикальной кости окружает сердцевину плотной губчатой ​​кости; Тип III, тонкий слой кортикальной кости окружает сердцевину губчатой ​​кости хорошей прочности; и Тип IV, очень тонкий слой кортикальной кости с губчатой ​​костью низкой плотности или бедной ...

    Контекст 2

    ... сообщалось, что выживаемость зубных имплантатов в течение 10-летнего наблюдения была выше, чем В 90% случаев при полностью беззубых челюстях [6] дентальные имплантаты у некоторых пациентов не работают.Существует множество причин отказа зубного имплантата, включая неправильный диагноз и план лечения 2 из 8, неадекватную информацию об истории болезни пациента или отсутствие опыта и хирургических навыков для правильной установки зубных имплантатов [7]. Наиболее важно то, что клинический результат лечения имплантатом подвергается сомнению при нарушениях (костных) состояниях, которые часто наблюдаются у пожилых пациентов. Например, эпидемиологические данные показывают, что остеопороз увеличивается среди пожилого женского и мужского населения (> 65 лет) [8,9].Поразительной характеристикой остеопоротического состояния является резкое снижение качества и количества кости, что, как предполагается, пагубно сказывается на интеграции кости и имплантата [9]. Кроме того, биомеханические характеристики остеопоротической кости не обеспечивают надлежащей стабильности имплантатов, поскольку они аналогичны кости типа IV (классификация Lekholm & Zarb; рис. 1), в которой было четко продемонстрировано снижение клинической фиксации имплантатов [7,10] . Таким образом, снижение остеогенной способности кости при остеопорозе можно рассматривать как возможный фактор риска отказа имплантата.Такой риск разрушения имплантата в остеопоротической кости гипотетически связан с различными факторами, которые ставят под угрозу заживление костного имплантата и потенциально ухудшают остеоинтеграцию. Нарушение регенерации костного имплантата при остеопорозном состоянии включает несбалансированную активность клеток остеобластов / остеокластов, действующих на формирование и ремоделирование кости. Кроме того, по-видимому, затрагиваются пролиферация и активность мезенхимальных клеток и остеобластогенез [11]. Хотя исследования остеопороза продолжаются, включая методы профилактики и лечения, знания о регенерации костного биоматериала в остеопорозной кости остаются ограниченными.Тем не менее, поиски улучшенной регенерации кости в сложных условиях помогли продвинуть непрерывную эволюцию современных зубных имплантатов. Это представляет собой непрерывный цикл разработок, охватывающий более 20 лет исследований факторов, связанных с имплантатами, включая хирургические методы, конструкцию имплантата, а также свойства материала и поверхности. J. Funct. Биоматер. 2018, 9, 7 2 из 7 многих причин отказа зубных имплантатов, включая неправильный диагноз и план лечения, неадекватную информацию об истории болезни пациента или отсутствие опыта и хирургических навыков для правильной установки зубных имплантатов [7].Наиболее важно то, что клинический результат лечения имплантатом подвергается сомнению при нарушениях (костных) состояниях, которые часто наблюдаются у пожилых пациентов. Например, эпидемиологические данные показывают, что остеопороз увеличивается среди пожилого женского и мужского населения (> 65 лет) [8,9]. Поразительной характеристикой остеопоротического состояния является резкое снижение качества и количества кости, что, как предполагается, пагубно сказывается на интеграции кости и имплантата [9]. Кроме того, биомеханические характеристики остеопоротической кости не обеспечивают надлежащей стабильности имплантатов, поскольку они аналогичны кости типа IV (классификация Lekholm & Zarb; рис. 1), в которой было четко продемонстрировано снижение клинической фиксации имплантатов [7,10] .Таким образом, снижение остеогенной способности кости при остеопорозе можно рассматривать как возможный фактор риска отказа имплантата. Такой риск разрушения имплантата в остеопоротической кости гипотетически связан с различными факторами, которые ставят под угрозу заживление костного имплантата и потенциально ухудшают остеоинтеграцию. Нарушение регенерации костного имплантата при остеопорозном состоянии включает несбалансированную активность клеток остеобластов / остеокластов, действующих на формирование и ремоделирование кости. Кроме того, по-видимому, затрагиваются пролиферация и активность мезенхимальных клеток и остеобластогенез [11].Хотя исследования остеопороза продолжаются, включая методы профилактики и лечения, знания о регенерации костного биоматериала в остеопорозной кости остаются ограниченными. Тем не менее, поиски улучшенной регенерации кости в сложных условиях помогли продвинуть непрерывную эволюцию современных зубных имплантатов. Это представляет собой непрерывный цикл разработок, охватывающий более 20 лет исследований факторов, связанных с имплантатами, включая хирургические методы, конструкцию имплантата, а также свойства материала и поверхности.Классификация Lekholm & Zarb: Тип I, вся кость состоит из очень толстой кортикальной кости; Тип II, толстый слой кортикальной кости окружает сердцевину плотной губчатой ​​кости; Тип III, тонкий слой кортикальной кости окружает сердцевину губчатой ​​кости хорошей прочности; и Тип IV, очень тонкий слой кортикальной кости с губчатой ​​костью низкой плотности или бедной ...

    Контекст 3

    ... сообщалось, что выживаемость зубных имплантатов в течение 10-летнего наблюдения была выше, чем В 90% случаев при полностью беззубых челюстях [6] дентальные имплантаты у некоторых пациентов не работают.Существует множество причин отказа зубного имплантата, включая неправильный диагноз и план лечения 2 из 8, неадекватную информацию об истории болезни пациента или отсутствие опыта и хирургических навыков для правильной установки зубных имплантатов [7]. Наиболее важно то, что клинический результат лечения имплантатом подвергается сомнению при нарушениях (костных) состояниях, которые часто наблюдаются у пожилых пациентов. Например, эпидемиологические данные показывают, что остеопороз увеличивается среди пожилого женского и мужского населения (> 65 лет) [8,9].Поразительной характеристикой остеопоротического состояния является резкое снижение качества и количества кости, что, как предполагается, пагубно сказывается на интеграции кости и имплантата [9]. Кроме того, биомеханические характеристики остеопоротической кости не обеспечивают надлежащей стабильности имплантатов, поскольку они аналогичны кости типа IV (классификация Lekholm & Zarb; рис. 1), в которой было четко продемонстрировано снижение клинической фиксации имплантатов [7,10] . Таким образом, снижение остеогенной способности кости при остеопорозе можно рассматривать как возможный фактор риска отказа имплантата.Такой риск разрушения имплантата в остеопоротической кости гипотетически связан с различными факторами, которые ставят под угрозу заживление костного имплантата и потенциально ухудшают остеоинтеграцию. Нарушение регенерации костного имплантата при остеопорозном состоянии включает несбалансированную активность клеток остеобластов / остеокластов, действующих на формирование и ремоделирование кости. Кроме того, по-видимому, затрагиваются пролиферация и активность мезенхимальных клеток и остеобластогенез [11]. Хотя исследования остеопороза продолжаются, включая методы профилактики и лечения, знания о регенерации костного биоматериала в остеопорозной кости остаются ограниченными.Тем не менее, поиски улучшенной регенерации кости в сложных условиях помогли продвинуть непрерывную эволюцию современных зубных имплантатов. Это представляет собой непрерывный цикл разработок, охватывающий более 20 лет исследований факторов, связанных с имплантатами, включая хирургические методы, конструкцию имплантата, а также свойства материала и поверхности. J. Funct. Биоматер. 2018, 9, 7 2 из 7 многих причин отказа зубных имплантатов, включая неправильный диагноз и план лечения, неадекватную информацию об истории болезни пациента или отсутствие опыта и хирургических навыков для правильной установки зубных имплантатов [7].Наиболее важно то, что клинический результат лечения имплантатом подвергается сомнению при нарушениях (костных) состояниях, которые часто наблюдаются у пожилых пациентов. Например, эпидемиологические данные показывают, что остеопороз увеличивается среди пожилого женского и мужского населения (> 65 лет) [8,9]. Поразительной характеристикой остеопоротического состояния является резкое снижение качества и количества кости, что, как предполагается, пагубно сказывается на интеграции кости и имплантата [9]. Кроме того, биомеханические характеристики остеопоротической кости не обеспечивают надлежащей стабильности имплантатов, поскольку они аналогичны кости типа IV (классификация Lekholm & Zarb; рис. 1), в которой было четко продемонстрировано снижение клинической фиксации имплантатов [7,10] .Таким образом, снижение остеогенной способности кости при остеопорозе можно рассматривать как возможный фактор риска отказа имплантата. Такой риск разрушения имплантата в остеопоротической кости гипотетически связан с различными факторами, которые ставят под угрозу заживление костного имплантата и потенциально ухудшают остеоинтеграцию. Нарушение регенерации костного имплантата при остеопорозном состоянии включает несбалансированную активность клеток остеобластов / остеокластов, действующих на формирование и ремоделирование кости. Кроме того, по-видимому, затрагиваются пролиферация и активность мезенхимальных клеток и остеобластогенез [11].Хотя исследования остеопороза продолжаются, включая методы профилактики и лечения, знания о регенерации костного биоматериала в остеопорозной кости остаются ограниченными. Тем не менее, поиски улучшенной регенерации кости в сложных условиях помогли продвинуть непрерывную эволюцию современных зубных имплантатов. Это представляет собой непрерывный цикл разработок, охватывающий более 20 лет исследований факторов, связанных с имплантатами, включая хирургические методы, конструкцию имплантата, а также свойства материала и поверхности.Классификация Lekholm & Zarb: Тип I, вся кость состоит из очень толстой кортикальной кости; Тип II, толстый слой кортикальной кости окружает сердцевину плотной губчатой ​​кости; Тип III, тонкий слой кортикальной кости окружает сердцевину губчатой ​​кости хорошей прочности; и Тип IV, очень тонкий слой кортикальной кости с низкой плотностью губчатой ​​кости бедной ...

    Лебединская, Клара Самойловна: биография, научный вклад, труды

    Клара Самойловна Лебединская (19 декабря 1925 - 9 апреля 1993) была советский и российский детский психиатр и дефектолог, создатель классификации ЗПР по этиопатогенетическому принципу, организатор первой группы специалистов в СССР при НИИ дефектологии, оказывающей комплексную помощь детям с аутизмом, студент основоположника российской детской психиатрии Груни Ефимовны Сухаревой.

    Биография

    Лебединская К.С. родилась 19 декабря 1925 года в Харькове, в 1926 году семья переехала в Москву. В 1941 году окончила 9-й класс школы. С началом Великой Отечественной войны семья эвакуируется, а в эвакуации Клара Самойловна теряет отца. Она начинает работать на авиазаводе диспетчером, затем мастером отдела технического контроля. За свою работу в 1945 году она была награждена медалью «За Победу над фашистской Германией».

    С 1946 по 1955 год учился в 1-м Московском медицинском институте по специальности «медицинские науки». После окончания института три года проработал ординатором в Яхромской психиатрической больнице.

    С 1955 по 1957 г. поступила в клиническую ординатуру Московского НИИ психиатрии на отделение детских психозов Сухаревой Груны Ефимовны.

    Защитил кандидатскую диссертацию по детской психоэндокринологии, которая затем стала основой монографии «Нарушения психического развития при патологии скорости полового созревания», опубликованной в 1969 году.

    С 1961 по 1973 год работал в Центральном институте усовершенствования врачей.

    С 1973 г. возглавляет сектор клинико-генетических исследований аномальных детей НИИ дефектологии АМН СССР.

    В конце 70-х - начале 80-х Клару Самойловну все больше интересовала проблема детского аутизма. В 1978 году она создала в НИИ дефектологии группу специалистов, которые занимаются этой проблемой и оказывают практическую помощь детям с аутизмом.В 1992 г. К. С. Лебединская подводит итоги своих исследований по данному вопросу в докторской диссертации - «Расстройства эмоционального развития как клинико-дефектологическая проблема».

    Лебединская К.С. скончалась 9 апреля 1993 г. после тяжелой болезни. Похоронена на Введенском кладбище.

    Научный вклад

    Кандидатская диссертация и предыдущая серия работ положили начало новому направлению в российской науке - детской психоэндокринологии.Эти исследования обобщены в монографии «Нарушения психического развития при патологии скорости полового созревания», опубликованной в 1969 г.

    Изначально исследовательские интересы Лебединской касались в основном двух областей - эмоциональной сферы детей и подростков, страдающих от умственная отсталость и психопатология умственной отсталости Результатом данной работы являются работы по диагностике и коррекции поведенческих расстройств у подростков, страдающих олигофренией, описание различных вариантов патологии подростковых кризисов, классификация Лебединского ЗПР по этиопатогенетический принцип и критерии дифференциальной диагностики детей с ЗПР.

    В конце 1970-х - начале 1980-х годов К.С. Лебединская все больше интересовалась проблемой детского аутизма, и в 1978 году она создала первую в нашей стране группу в НИИ дефектологии, специализирующуюся на изучении этой проблемы и обеспечивающую комплексную медицинская, психологическая и педагогическая помощь детям с аутизмом.

    Наиболее известные ученики К.С. Лебединской, работающие в этом направлении - Никольская О.С., Баенская Е.Р., Либлинг М.М. Пока они являются ведущими специалистами в России по этому вопросу. Под ее руководством и на основе разработанной в Лебединском клинико-психологической классификации дизонтогенеза, концепции понимания закономерностей развития аутизма, способов коррекции этого расстройства, научных начинается развитие проблемы.

    Последней монографией Клары Самойловны стала «Диагностика раннего детского аутизма» (1991 г.). В нем изложены основы ранней диагностики и ранней коррекции аутизма.В 1992 г. К. С. Лебединская завершила обобщающее исследование, оформленное в виде докторской диссертации - «Расстройства эмоционального развития как клинико-дефектологическая проблема».

    Труды

    • Психические особенности детей с ускоренным и отсроченным созреванием церебрального генеза: дисс. канд. мед. наук. М., 1964.
    • Психические особенности детей с патологией скорости полового созревания: монография. М .: Медицина, 1969.
    • Проблема ускоренного обучения и «трудные дети» // Дети с нарушениями поведения.М., 1970.
    • Влияние пубертатной фазы развития на формирование клиники и течение шизофрении / Г. Е. Сухарева
    • Клинические лекции по детской психиатрии. М .: Медицина, 1974.
    • Клиническая характеристика задержки психического развития // Обзорный вестник Минобрнауки и АПН СССР. Задержка умственного развития и способы ее преодоления / под ред. Т.А. Власовой. Москва, 1976.
    • Аномалии психической конституции в детстве // Оценка типов конституции у детей и подростков.М., 1976.
    • Психолого-педагогическая коррекция раннего детского аутизма. Москва: Вестник Агентства печати Новости, 1978.
    • Клинические варианты психических расстройств у подростков, страдающих олигофренией // Учащиеся вспомогательных школ / под ред. В.А. Малинаускене, Э.Я. Альбрехт. М .: Педагогика, 1979.
    • Ранний аутизм (клинико-психологическая структура, медико-психолого-педагогическая коррекция) // Сборник научных трудов / под ред. Т.А. Власова, К. С. Лебединская, В. В. Лебединский. Москва: АПН СССР, 1981.
    • Диагностика и коррекция поведенческих расстройств у подростков, страдающих олигофренией (методические рекомендации для учителей-дефектологов, врачей вспомогательных школ). Москва: Изд-во Минобразования СССР, 1981.
    • Клиническая характеристика раннего детского аутизма // Ранний детский аутизм / под ред. К. С. Лебединской, С. Д. Немировской, И. Д. Лукашевой.М., 1981.
    • Клиническая систематика умственной отсталости // Актуальные проблемы диагностики задержки умственного развития у детей / под ред. К. С. Лебединской. М .: Педагогика, 1982.
    • Задержка умственного развития у детей // Причины аномалий развития у детей. Москва: Изд-во АПН СССР, 1984.
    • Ранний детский аутизм // Причины аномалий развития у детей. Москва: Изд-во АПН СССР, 1984.
    • Дефектологические проблемы раннего детского аутизма: сообщение 1.Основные представления о синдроме раннего детского аутизма / К. С. Лебединская, О. С. Никольская // Дефектология. 1987. № 6. С. 10–16. Библиогр .: с. 16.
    • Подростки с расстройствами аффективной сферы. М .: Педагогика, 1988.
    • Дефектологические проблемы раннего детского аутизма: сообщение 2. Особенности подхода к проблеме раннего детского аутизма в отечественной дефектологии / К. С. Лебединская, О. С. Никольская // Дефектология. 1988. № 3. С. 10-15.
    • Дети с коммуникативными расстройствами.М .: Просвещение, 1989.
    • Диагностическая карта для исследования ребенка первых двух лет жизни с предположением о раннем детском аутизме / К. С. Лебединская, О. С. Никольская // Дефектология. 1990. № 3. С. 51–56.
    • Диагностика раннего детского аутизма: начальные проявления: учебное издание / К. С. Лебединская, О. С. Никольская. М .: Просвещение, 1991. 96 с.
    • Медикаментозная терапия при раннем детском аутизме // Дефектология. 1994. № 2. С. 3–9.
    • Основные вопросы клиники и систематики умственной отсталости // Дефектология.2006. № 3. С. 15–27.
    • Проблемы аномальной психической конституции в детстве // Дефектология. 2006. № 3. С. 5–14.

    Классификация видов деревьев на основе гиперспектральных данных и данных LiDAR с использованием трехмерных сверточных нейронных сетей - Университет Хельсинки

    TY - JOUR

    T1 - Классификация видов деревьев на основе гиперспектральных данных и данных LiDAR с использованием трехмерных сверточных нейронных сетей

    AU - Майрэ Janne

    AU - Keski-Saari, Sarita

    AU - Kivinen, Sonja

    AU - Tanhuanpää, Topi

    AU - Hurskainen, Pekka

    AU - Kullberg, Peter

    AU - Kullberg, Peter

    AU , Arto

    AU - Tuominen, Sakari

    AU - Kumpula, Timo

    AU - Vihervaara, Petteri

    PY - 2021/1/29

    Y1 - 2021/1/29

    N2 - За последние два десятилетия Системы мониторинга и инвентаризации лесов перешли от полевых обследований к методам дистанционного зондирования.Эти методы, как правило, сосредоточены на экономически значимых компонентах леса, таким образом, не учитываются многие факторы, жизненно важные для биоразнообразия лесов, такие как появление видов с низкой экономической, но высокой экологической ценностью. Гиперспектральные изображения, полученные с воздуха, показали значительный потенциал для классификации видов деревьев, но наиболее распространенные методы анализа, такие как случайный лес и машины опорных векторов, требуют ручного проектирования элементов, чтобы использовать как пространственные, так и спектральные характеристики, тогда как методы глубокого обучения могут извлекать эти функции из необработанных данных.Наше исследование было сосредоточено на классификации основных древесных пород сосны обыкновенной, ели европейской и березы, а также экологически ценных краеугольных пород - осины европейской, которая редко встречается в бореальных лесах. Мы сравнили производительность трехмерных сверточных нейронных сетей (3D-CNN) с машиной опорных векторов, случайным лесом, машиной повышения градиента и искусственной нейронной сетью в классификации отдельных видов деревьев на основе гиперспектральных данных с высоким пространственным и спектральным разрешением.Мы собрали гиперспектральные данные и данные LiDAR вместе с обширными наземными эталонными данными измерений древесных пород на исследуемой территории площадью 83 км2, расположенной в южной бореальной зоне Финляндии. Для сопоставления наземных справочных данных с аэрофотоснимками использовалась полученная с помощью LiDAR модель высоты полога. Самая эффективная 3D-CNN, использующая 4-метровые участки изображения, смогла достичь F1-балла 0,91 для осины, общей F1-оценки 0,86 и общей точности 87%, в то время как самая низкая производительность 3D-CNN, использующая 10 m фрагментов изображений получили оценку F1 0.83 и точность 85%. Для сравнения, машина опорных векторов достигла показателя F1 0,82 и точности 82,4%, а искусственная нейронная сеть - 0,82 балла F1 и точности 81,7%. По сравнению с эталонными моделями, 3D-CNN были более эффективны в различении хвойных пород друг от друга с одновременной высокой точностью классификации осины. Глубокие нейронные сети, будучи моделями черного ящика, скрывают информацию о том, как они приходят к своему решению. Мы использовали карты окклюзии и заметности для интерпретации наших моделей.Наконец, мы использовали наиболее эффективную 3D-CNN для создания карты видов деревьев от стены до стены для всей исследуемой области, которая позже может быть использована в качестве справочного прогноза, например, при картировании видов деревьев по многоспектральным спутниковым изображениям. Усовершенствованная классификация древесных пород, продемонстрированная в нашем исследовании, может принести пользу как устойчивому лесному хозяйству, так и сохранению биоразнообразия.

    AB - За последние два десятилетия системы мониторинга и инвентаризации лесов перешли от полевых исследований к методам дистанционного зондирования.Эти методы, как правило, сосредоточены на экономически значимых компонентах леса, таким образом, не учитываются многие факторы, жизненно важные для биоразнообразия лесов, такие как появление видов с низкой экономической, но высокой экологической ценностью. Гиперспектральные изображения, полученные с воздуха, показали значительный потенциал для классификации видов деревьев, но наиболее распространенные методы анализа, такие как случайный лес и машины опорных векторов, требуют ручного проектирования элементов, чтобы использовать как пространственные, так и спектральные характеристики, тогда как методы глубокого обучения могут извлекать эти функции из необработанных данных.Наше исследование было сосредоточено на классификации основных древесных пород сосны обыкновенной, ели европейской и березы, а также экологически ценных краеугольных пород - осины европейской, которая редко встречается в бореальных лесах. Мы сравнили производительность трехмерных сверточных нейронных сетей (3D-CNN) с машиной опорных векторов, случайным лесом, машиной повышения градиента и искусственной нейронной сетью в классификации отдельных видов деревьев на основе гиперспектральных данных с высоким пространственным и спектральным разрешением.Мы собрали гиперспектральные данные и данные LiDAR вместе с обширными наземными эталонными данными измерений древесных пород на исследуемой территории площадью 83 км2, расположенной в южной бореальной зоне Финляндии. Для сопоставления наземных справочных данных с аэрофотоснимками использовалась полученная с помощью LiDAR модель высоты полога. Самая эффективная 3D-CNN, использующая 4-метровые участки изображения, смогла достичь F1-балла 0,91 для осины, общей F1-оценки 0,86 и общей точности 87%, в то время как самая низкая производительность 3D-CNN, использующая 10 m фрагментов изображений получили оценку F1 0.83 и точность 85%. Для сравнения, машина опорных векторов достигла показателя F1 0,82 и точности 82,4%, а искусственная нейронная сеть - 0,82 балла F1 и точности 81,7%. По сравнению с эталонными моделями, 3D-CNN были более эффективны в различении хвойных пород друг от друга с одновременной высокой точностью классификации осины. Глубокие нейронные сети, будучи моделями черного ящика, скрывают информацию о том, как они приходят к своему решению.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *