Картинки аутизм: D0 b0 d1 83 d1 82 d0 b8 d0 b7 d0 bc картинки, стоковые фото D0 b0 d1 83 d1 82 d0 b8 d0 b7 d0 bc

Содержание

Жизнь с аутизмом: как рассказать ребенку о его диагнозе

  • Анна Кук
  • для bbcrussian.com

Автор фото, Anna Cook

Подпись к фото,

Нужно ли избегать слова на букву «а» в присутствии ребенка с аутизмом?

Рано или поздно семьи детей с аутизмом задаются этим вопросом: как сообщить ребенку о его диагнозе и нужно ли вообще это делать.

Я считала, что Лиза, которой тогда только исполнилось восемь лет, еще не готова к разговору о слове на букву «А», и если она услышит его от меня преждевременно, то может неправильно истолковать его смысл и подумать, что это какое-то оскорбление, или что она в чем-то виновата или сильно больна.

«Вот когда я увижу, что Лиза начинает осознавать свою «непохожесть» на других, тогда и поговорим», — думала я.

Если кого-то нужно было поставить в известность о наших проблемах, я старалась сделать это так, чтобы Лиза не слышала. А когда она стояла рядом, максимум, что я могла сказать — «проблемы», иногда — «особые нужды» или «нам нужна помощь».

«Мама, а Лизааутист?»

Как оказалось, я была глубоко неправа и в итоге с важным разговором опоздала. Я не учла один очень важный фактор: у Лизы есть две младшие сестры.

«Мама, а наша Лиза — аутист?», — одним апрельским утром огорошила меня во время завтрака шестилетняя Катя, у которой накануне в школе прошел день распространения информации об аутизме. Собственно, Катя и произнесла слово на английский манер: «отистик».

Я поперхнулась кофе и посмотрела на сидевшую рядом Лизу. Согласно специализированной литературе, это самый худший вариант — когда ребенок узнает о своем диагнозе случайно от других, без должной подготовки.

Лиза, однако, невозмутимо продолжала есть кашу с сиропом, периодически прерываясь, чтобы выдать какую-нибудь фразу из любимой аудиосказки.

«Да, ты права», — только и смогла ответить я Кате.

«Лизочка, ты моя умница, красавица и хорошая девочка!», — добавила я сразу, обращаясь уже к Лизе.

«Я моя умница, красавица и хорошая девочка», — немедленно согласилась Лиза.

«И я тебя очень люблю!»

«Я тебя очень люблю», — эхом откликнулась дочка.

По дороге в школу Кате очень хотелось поговорить об аутизме. Она узнала, что в ее классе учатся два мальчика с аутизмом, — так сказала учительница.

«Джон не любит, когда к нему подходят и когда его трогают, и его перевели в отдельный класс, а Джордж очень непослушный», — продолжала делиться впечатлениями Катя (имена одноклассников изменены).

«И они часто ведут себя так же, как Лиза. И Лиза большая, но смотрит мультики для малышей, и она плохо говорит, и у нее есть жилетка, на которой написано «I have autism», а у тебя футболка с надписью «отизм» и значок «I love someone with autism», и у нас много книг про «отизм», — объяснила Катя, как она догадалась о диагнозе сестры.

Я была поражена. Еще год назад Катя еле читала и искренне думала, что Лиза учится в другой школе только потому, что она старше, и что когда Катя подрастет, за ней тоже будет приезжать автобус и увозить ее в школу вместе с Лизой (Лиза учится в специализированной школе для детей с особенностями развития).

Поэтому я совершенно не придавала значения тому, что хотя я и не говорила при детях слово «аутизм», оно вообще-то постоянно бросалось им в глаза с книжных полок, из прозрачной папки, где я храню полезные брошюрки, и даже выглядывало из платяного шкафа.

Серьезный разговор

Автор фото, Anna Cook

Подпись к фото,

Профессор Стивен Шор (на фото с Анной Кук) советует объяснять ребенку про аутизм поэтапно

Успела ли сделать какие-то выводы сама Лиза?

Я решила, что серьезный разговор должен состояться как можно скорее. Главным образом для того, чтобы объяснить Лизе, что «аутизм» — это не какое-то неприятное и запретное слово, а часть ее личности, что мы живем с аутизмом каждый день, и это нормально.

Кроме того, хотя Лизу мало интересуют другие дети, она во всем хочет не отставать от своих сестер, а то и превосходить их. Часто это приводит к ссорам и разногласиям. Например, когда Лиза внезапно решает, что теперь она будет спать в кровати младшей Зои и ходить в школу, где учится Катя.

Я обратилась за советом к своему другу, американскому профессору Стивену Шору, который является одним из ведущих специалистов по аутизму и сам имеет этот диагноз.

Стивен Шор считает, что разговор с ребенком об аутизме должен проходить в четыре этапа.

Первый этап — обсудить с ребенком его сильные стороны. «Обсудить» в данном случае — инструкция условная, поскольку дети, да и взрослые с аутизмом, могут лучше воспринимать информацию не на слух, а в виде картинок, схем, напечатанного текста.

С Лизой, например, «обсуждать» что-либо лучше в виде социальной истории от первого лица, с картинками и фотографиями.

«Нужно сосредоточиться на том, что Лиза умеет делать хорошо. Составить список и показать его Лизе, чтобы она знала, какие у нее сильные стороны» — посоветовал профессор Шор.

Этап номер два — определить, что ребенку дается с трудом. Прописать возможные способы преодоления этих трудностей.

Например, ребенок может прекрасно решать задачи, но при этом ему сложно писать от руки. Тогда можно предложить ему набирать тексты на компьютере.

На третьем этапе Стивен Шор советует «поговорить» о сильных сторонах близких людей и вещах, с которыми у них есть проблемы. Это должно подвести ребенка к тому, что все мы делаем что-то хорошо, а что-то не очень. Мы обсуждаем достоинства и недостатки других людей не потому, что хотим уличить их в чем-то, а чтобы понять, что все люди разные, потому что мы устроены по-разному и наш мозг может работать по-разному.

И последний, четвертый этап — непосредственно рассказать об аутизме. Объяснить, что те сложности, которые испытывает ребенок, характерны для людей, имеющих расстройство аутистического спектра. И что он может что-то делать намного лучше других — тоже в силу того, что у него аутизм.

Родителям детей, которые еще явно не понимают своих особенностей и в принципе испытывают сложности с общением и коммуникацией, профессор Шор советует пока остановиться на первых трех пунктах: рассказать ребенку о его сильных сторонах и сложностях и сравнить их со способностями его близких.

Детям с высокофункциональным аутизмом Стивен Шор предлагает рассказать подробнее о научных исследованиях и теориях, о выдающихся людях, которые многого смогли добиться вопреки, а, может, и благодаря тому, что их мозг работает не так, как у большинства.

Пользуясь советами Стивена Шора, я несколько дней акцентировала внимание на Лизиных сильных сторонах, потом ее сложностях, потом в ее присутствии обсудила то же самое, но уже с младшими дочками.

Рассказ для Лизы

Автор фото, Anna Cook

Подпись к фото,

История от имени Лизы: «Я очень хорошо собираю «Лего». Я могу построить робота, или замок, или грузовик, или что-то другое по инструкции, без помощи».

В конце концов, я составила для Лизы небольшую «социальную историю», чтобы объяснить ей ее особенности. Получился небольшой рассказик «о себе» от лица самой Лизы.

Вот его сокращенный перевод на русский (Лиза читает только на английском).

«Меня зовут Лиза. Мне восемь лет.

Я очень хорошо собираю «Лего». Я могу построить робота, или замок, или грузовик, или что-то другое по инструкции, без помощи.

Я очень хорошо собираю паззлы. Я быстро запоминаю, куда ставить детали, и я могу собрать паззл, не глядя на картинку.

Я очень хорошо ем. Я ем много вкуснойеды: кашу, курицу, макароны с горошком и морковкой и печенье. Мой животик не любит молоко или пшеницу (глютен), поэтому я ем еду, на которой написано «без глютена и молока».

Я очень быстро все запоминаю. Я помню все слова из книг, мультфильмов или песен. И я спокойно могу читать книгу «вверх ногами».

Я не сдаюсь быстро, если у меня что-то не получается. Я пытаюсь добиться результата дольше, чем другие.

У меня больше энергии, чем у других. И я меньше сплю, чем мои сестры.

Я очень хорошо играю в «Монополию» и настольные «бродилки».

Мне очень сложно вырезать из бумаги. В школе я использую специальные ножницы, а дома мне помогают мама или Катя.

Мне очень сложно писать от руки. Но я хорошо набираю слова на компьютере.

Иногда мне сложно ждать своей очереди и не быть первой. Я очень сержусь, если я должна делать что-то без подготовки.

Я не люблю, когда к нам приходят домой люди. Я не знаю, что от них ожидать.

Моя сестра Катя очень хорошо рисует и делает поделки. Ей сложно ездить на двухколесном велосипеде.

Моя сестра Зоя хорошо играет. Но она боится спать ночью в своей кровати.

У меня есть особенные сильные стороны — например, быстро собирать паззлы и читать вверх ногами, потому что у меня аутизм.

Мне что-то дается особенно сложно, например, объяснить что-то другим людям или не быть первой, потому что у меня аутизм.

Аутизм означает, что я вижу и чувствую многие вещи не так, как другие, как Катя или Зоя. Я думаю по-другому. Это не страшно, потому что все люди разные.

На свете очень много людей с аутизмом. У многих моих друзей в школе тоже аутизм. Я делаю все те же вещи, что и мои сестры. Но иногда мне нужна помощь и больше времени.

У людей с аутизмом есть друзья. Мой лучший друг в школе — Альберт. Мои друзья дома — Катя, Зоя и мама.

Катя, Зоя и мама меня очень любят. Я хорошая девочка и я очень красивая. Я научусь лучше говорить и читать, я буду доброй по отношению к другим людям, и я всегда готова помочь сложить паззл или поиграть в настольную игру«.

Отступать поздно

Автор фото, Anna Cook

Подпись к фото,

Разговор начался. А продолжить его поможет новая книга с картинками

Я выбрала минуту в выходные, когда мы никуда не торопились и Лиза была в хорошем настроении, и положила перед ней распечатанную историю. Лиза сразу взяла листок, ведь там была ее фотография. Мы вместе прочитали текст.

Лиза радовалась знакомым словам и выражениям, но чем больше мы читали про ее сложности, тем больше я замечала, что она расстраивается. На словах про аутизм Лиза стала проводить руками по лицу — верный признак, что она очень расстроена.

Но также подтверждение моей догадки — Лиза слышала обрывки разговоров и сделала про себя какие-то выводы. Я постаралась как можно быстрее закончить и еще несколько раз повторила в конце, какая Лиза умница, и как я ее люблю.

Сидевшая рядом Катя обнимала Лизу и тоже говорила ей много приятных слов. Я угостила девочек вкусным печеньем и весь вечер была особенно внимательна к Лизе.

Противоречивые чувства

В глубине души я почти жалела, что затеяла этот разговор, он оказался намного сложнее, чем я предполагала. Но уже через 10 минут Лиза играла как ни в чем не бывало и прекрасно спала ночью — значит, наш разговор не перегрузил ее нервную систему.

Вроде бы я смогла выполнить свою задачу — сделать так, чтобы у Лизы появилось понимание аутизма в достаточно позитивном, но правдивом ключе.

Конечно, это не конец разговора, это только начало. И я уже положила на книжную полку новую книгу — объясняющую аутизм детям через текст и картинки. Я не буду торопиться показывать ее, пока не почувствую, что мы готовы к продолжению беседы.

Моя средняя дочка Катя, узнав про аутизм, стала не так болезненно реагировать на многие Лизины поступки и вообще взяла над Лизой шефство. Катя договаривается с Лизой часто лучше меня. Это имеет и обратную сторону, потому что Катя стала Лизе во многом уступать, не всегда оправданно.

«Мама, у Лизы аутизм. Это значит, что она — принцесса», — однажды выдала Катя. Мне бы не хотелось, чтобы Катя при любом крике сестры жертвовала своими интересам, и Лизе не надо привыкать к тому, что ей всегда все простят и уступят.

Что поняла из разговора младшая дочка, четырехлетняя Зоя, пока не ясно.

Как бы это ни было сложно, я считаю, что беседа об аутизме была нам всем необходима. В идеале я бы хотела, чтобы мы могли говорить про него дома так же спокойно, как, скажем, про непереносимость глютена или про то, что есть люди, которые пишут левой рукой или боятся летать на самолетах.

Фоторепортаж: один день из жизни семьи, воспитывающей ребенка с расстройством аутистического спектра

Фонд помощи детям и молодежи «Обнаженные сердца» рассказывает историю своего подопечного Вовы Ковалевского и его семьи. Вове 4 года, и у него аутизм.


Фото: Tempus Photos

Каждое утро Вовы начинается одинаково: он ест кашу, собирается на улицу, всегда идет одним и тем же путем. Рутинные, повторяющиеся действия часто свойственны людям с аутизмом.

Чтобы Вова лучше ел, ему нужен дополнительный стимул. Чаще всего работает похвала. Мама говорит сыну, что он молодец, «дает пять». Использование положительных подкреплений помогает детям с аутизмом успешно осваивать новые навыки. 

Вова всегда с мамой, но постепенно она приучает его к самостоятельности, например, учит убирать за собой посуду. Для человека с аутизмом очень важно научиться совершать обычные, повседневные действия.

Одной из распространенных проблем для людей с аутизмом являются трудности с регуляцией собственных эмоций. Вова сам рассыпал игрушки и теперь плачет.

Есть миф, что люди с аутизмом погружены в свой мир, не стремятся к социальному контакту и не испытывают чувств к близким. На самом деле они такие же, как все, привязаны к родным, но не всегда знают, как общаться. Вова очень любит свою маму и выражает это так же, как и другие дети: крепко обнимает ее. Но он пока не говорит «мама».

Малышам с аутизмом обязательно нужно организовывать физическую нагрузку, чтобы «выпускать пар». Вова играет с мамой в футбол. 

Вова очень привязан к своим игрушкам. Эту собаку ему сшила мама. Игра и игрушки — важная часть жизни любого ребенка, и дети с аутизмом — не исключение.

Вова с мамой выходят на улицу. Каждый день сборы на прогулку занимают около часа — Вове тяжело надевать теплую одежду. У многих детей с аутизмом есть трудности с обработкой сенсорной информации. Обычная шерстяная шапка или варежки могут вызывать у него сильный стрес.

Вова, как малыши с аутизмом, любит ходить одним и тем же путем — мимо этого огромного мяча, построенного в парке к чемпионату миру по футболу.

Поведение детей с аутизмом может выглядеть непонятным для окружающих. Мы хотим, чтобы вы знали: поведение, которое может казаться «неадекватным», — просто реакция на стресс или незнакомую ситуацию.

Подземные переходы вызывают у Вовы тревогу. Многие типично развивающиеся дети боятся собак, темноты, незнакомых людей. У ребенка с аутизмом страх может проявляться гораздо сильнее.

Поездка на общественном транспорте, как и для многих детей с аутизмом, — серьезное испытание для Вовы. Он смотрит на свое визуальное расписание «Сначала-потом». Сейчас он едет в трамвае, потом пойдет в магазин.

Вова ведет себя в магазине спокойно, ведь он бывает там регулярно с самого рождения. Но в незнакомом магазине малыш с аутизмом может начать волноваться.

Вова на игровой площадке. Маме приходится быть все время начеку. У Вовы не всегда получается взаимодействовать с детьми: иногда он не замечает их и не всегда знает, как с ними играть. Но специальная поддержка и понимание окружающих помогают детям с аутизмом справляться с трудностями.

Больше всего Вова любит качаться на качелях. Гулять на детской площадке, бегать, прыгать, играть — это здорово для всех детей. Ребенок с аутизмом — прежде всего ребенок, и у него должны быть такие же возможности, как и у других детей.

Не существует медикаментов, способных «вылечить» аутизм. Однако это не означает, что ничего нельзя сделать. Программы ранней помощи позволяют детям с аутизмом преодолевать имеющиеся у них сложности, развивать важные навыки, подготовиться к посещению детского сада и школы. Вова получает такую раннюю помощь в центре поддержки семьи «Обнаженные сердца».

Вова пока не разговаривает, для общения он использует специальные карточки, на которых изображено то, что он хочет. Например, если Вове хочется печенья, он достает картинку с изображением печенья и передает ее взрослому .

Для ребенка с аутизмом, как и для всех детей, важно научиться имитировать действия 
взрослого. У Вовы все начинается с носа 🙂

Вова сегодня молодец — никакого нежелательного поведения. Они с мамой заходят в книжный магазин, и он выбирает себе книгу по вкусу. Пока, правда, он ее не читает, а раскрашивает.

Все люди с аутизмом разные. Одни могут не разговаривать, другие — говорят громко и много. Одни боятся прикосновений, а другие любят обниматься. Сегодня мы вам показали только одну историю — мальчика Вовы и его мамы. И таких только в нашей стране — тысячи.

Аутизм: мифы и факты

Фонд «Обнаженные сердца» помогает детям с аутизмом, церебральным параличом, синдромом Дауна и другими особенностями развития через обучение окружающих их взрослых.


Узнать больше о деятельности фонда и поддержать его программы можно по ссылке.

комиксы, гиф анимация, видео, лучший интеллектуальный юмор.

В продолжение недавнего поста про аутиста, котрого привлекли к ответвенности за репост: http://polit.reactor.cc/post/3624389

Смотрю тема аутизма интересна Джою. А у меня как раз историй и наблюдашек за всякими случами накопилось. К слову – жена занимается псих-мед консультацией именно по вопросам трудных деток, и именно в ракурсе от государственной структуры. В раскладе по школам, интернатам, приёмникам, как где и кто ставит диагноз (предварительно обозначает как возможный, подтверждает или опровергает существующий — через комиссии, конечно же, всё официально) . Да и в целом, занимается темой инклюзии как таковой, а я в основном на побегушках, в основном как дизаец – сделать обучающий материал, наклипартить всяких рожиц с пиктограммами, побегать с фотиком, запилить ремонт в кабинете консультации с шлифмашинкой в зубах, настроить рации, запулить интерактивную доску… Да, у нас есть консультация, она государственная, покрывает ни много — ни мало около 14% территории страны (сейчас уже и не скажу точно), в штате психиатрия, в тесном контакте почти со всеми типичными и не очень случаями по этим деткам. Овер 10 лет в теме. Подводные камни, течения — вот это вот всё.

Пилить пост про всякое, или ну его? Будьте так добры – не плюсами / минусами на этот пост, а заполнив опросник. Времени у меня в обрез, хотелось бы понять — делать, не делать, узконаправленный, или сторилайн со своими размышлениями и разными показательными случаями?

И пожалуйста, сразу подскажите с тегами. Не в курсе куда такой материал обозначать. Заранее спасибо за реакцию.

Пилить или не пилить, вот в чём вопрос:

Да, пилить, только про аутистов.
76 (12.2%)
Да, пилить, с разными примерами (и в том числе про проблемы аутизмма).
443 (71.3%)
Нет, пилить не надо.
102 (16.4%)

Темпл Грандин: «Я думаю картинками»

Я ДУМАЮ КАРТИНКАМИ. Слова для меня как второй язык. Я перевожу как произнесённые, так и написанные слова в полноцветные фильмы в комплекте со звуком, которые проигрываются в моей голове наподобие плёнки видеокассеты. Когда кто-то говорит со мной, его слова мгновенно преобразуются в картинки. Те, кто мыслит на основе речи, часто находят этот феномен трудным для понимания, однако в моей работе разработчика оборудования для животноводческой промышленности визуальное мышление даёт огромное преимущество.


Визуальное мышление позволяет мне целиком строить системы в воображении. В своей карьере я разрабатывала все разновидности оборудования, в диапазоне от загонов для крупного рогатого скота на ранчо до систем обработки коров и свиней во время ветеринарных процедур и убоя. Я работала для множества крупных животноводческих компаний. Действительно, в разработанном мной оборудовании содержится треть крупного рогатого скота и свиней в Соединённых Штатах. Некоторые из людей, для которых я работала, даже не подозревают, что их системы сконструированы кем-то с аутизмом. Я ценю свою способность мыслить визуально, и я ни в коем случае не хотела бы её потерять.

Одна из самых глубоких загадок аутизма — поразительная способность большинства аутичных людей преуспевать в визуально-пространственных навыках при таких слабых вербальных. Когда я была ребёнком и подростком, я считала, что картинками думают все. Я и не подозревала, что мои мыслительные процессы отличаются. До самого последнего времени я фактически не осознавала масштаба отличий. На встречах и на работе я стала подробно расспрашивать других людей, как они получают доступ к информации в их памяти. Из ответов я узнала, что мои способности к визуализации далеко превосходят аналогичные способности большинства других людей.

Я доверяю своим способностям к визуализации в помощи мне в понимании животных, с которыми я работаю. На заре своей карьеры я использовала фотокамеру, чтобы помочь себе получать виды с точки зрения животных, когда они проходят через станок для ветеринарной обработки. Я вставала на колени и получала изображения станка с уровня глаз коровы. Используя фотографии, я могла выявить, какие вещи пугали скот, такие как тени и яркие пятна солнечного света. Тогда я применяла чёрно-белую плёнку, поскольку двадцать лет назад учёные полагали, что у коров нет цветового зрения. В настоящее время исследователи показали, что скот может видеть цвета, однако фотографии давали мне уникальное преимущество в видении с точки зрения коровы. Они помогали мне выявить, почему животные отказываются заходить в один станок, но с охотой проходят через другой.

Решение каждой из конструкторских проблем, с которыми я сталкивалась, начиналось с моей способности визуализировать и видеть мир в картинках. Я начинала проектировать вещи ребёнком, тогда я всегда экспериментировала с новыми разновидностями воздушных змеев и моделей аэропланов. В начальной школе я сделала вертолёт из разбитого аэроплана из бальзового дерева. Когда я завела пропеллер, вертолёт взлетел прямо вверх на сотню футов. Я также делала бумажных воздушных змеев в форме птиц, которые запускала лететь вслед за моим велосипедом. Воздушные змеи вырезались из единого листа тяжёлой рисовальной бумаги и парили на нитке. Я экспериментировала с различными способами изгибания крыльев с целью улучшить полёт. Загибание кончиков крыльев кверху заставляло змея взлетать выше. Тридцать лет спустя тот же дизайн стал появляться у коммерческих летательных аппаратов.

В настоящее время в моей работе прежде, чем я пытаюсь что-либо сконструировать, я запускаю тестирование оборудования в воображении. Я визуализирую, как мои разработки используются во всех возможных ситуациях, с разными габаритами и породами скота и при различных погодных условиях. Это даёт мне возможность скорректировать ошибки до конструирования. В настоящее время все взволнованы новыми компьютерными системами виртуальной реальности, в которых пользователь носит специальные очки и полностью погружается в действие компьютерной игры. Для меня же эти системы — как грубоватые комиксы. Моё воображение работает как графические компьютерные программы, в которых были созданы жизнеподобные динозавры из «Парка Юрского периода». Когда я провожу симуляцию оборудования в воображении или работаю над инженерной проблемой, это как просмотр в уме видеозаписи. Я могу смотреть с какой угодно точки зрения, располагаясь над или под оборудованием и одновременно вращая его. Мне не нужны фантастические графические программы, которые могут произвести трёхмерную симуляцию проекта. Я могу сделать это лучше и быстрее в голове.

Я создаю новые картинки всё время, беря множество мелких частей картинок, которые имеются в видеотеке моего воображения, и комбинируя их в единое целое. У меня есть видеовоспоминания о каждом отдельном предмете, с которым я когда-либо работала — о стальных воротах, изгородях, щеколдах, бетонных стенах и так далее. Чтобы создать новую конструкцию, я отыскиваю кусочки и фрагменты в памяти и сочетаю их в новое целое. Мои конструкторские способности продолжают улучшаться, поскольку я добавляю в свою видеотеку всё больше изображений. Я добавляю такого рода видеоизображения после каждого пережитого в действительности опыта или преобразования письменной информации в картинки. Я могу визуализировать операции с такими предметами, как сжимающие станки, погрузочные трапы — со всеми разновидностями животноводческого оборудования. Чем больше я в реальности работаю со скотом и имею дело с оборудованием, тем мощнее становится моя визуальная память.

Впервые я использовала мою видеотеку в одном из моих ранних дизайнерских проектов по разработке животноводческого оборудования при создании ванны и комплекса управления скотом для откормочной площадки Джон Уэйн Ред Ривер в Аризоне. Ванна представляла собой длинный, узкий плавательный бассейн семь футов глубиной, через который коровы движутся единой шеренгой. Она наполнена пестицидами, чтобы избавить животных от клещей, вшей и других внешних паразитов. Существовавшие в 1978 году конструкции ванн были очень скверными. Животные часто паниковали, поскольку их заставляли скользить вниз к ванне по крутому гладкому спуску. Они отказывались прыгать в ванну, а иногда переворачивались вверх ногами и тонули. Инженеры, разрабатывавшие спуск, никогда не думали о том, почему коровы так пугаются.

Первое, что я сделала, когда прибыла на откормочную площадку, это представила себя внутри головы коровы и посмотрела её глазами. Поскольку их глаза находятся по бокам голов, у коров широкоугольное зрение, так что это было как прохождение через оборудование с широкоугольной видеокамерой. Я провела последние шесть лет, изучая, как коровы видят их мир, и просмотрела тысячи перемещений сквозь различное оборудование по всей Аризоне, и для меня сразу стало очевидно, почему они пугались. Те коровы должны были чувствовать себя так, будто их заставляли прыгать с самолёта, соскальзывая в океан.

Коровы пугаются резких контрастов света и темноты, а также людей и предметов, движущихся неожиданно. Я видела коров, обрабатывавшихся в двух идентичных устройствах, через одно из которых они проходили с лёгкостью, а в другом упирались. Единственное различие между этими двумя устройствами состояло в их ориентировке относительно солнца. Коровы отказывались двигаться через станок, по которому солнце отбрасывало резкие тени. До того, как я сделала это наблюдение, никто в откормочной индустрии не мог объяснить, почему одно ветеринарное оборудование работает лучше, чем другое. Дело в наблюдении за мелкими деталями, которые создают большие отличия. По мне, проблема с ванной была ещё очевидней.

Моим первым шагом в разработке лучшей системы был сбор опубликованной информации по существовавшим ваннам. Прежде чем делать что-либо ещё, я всегда проверяю, каковы достижения ремесла, так что я не трачу время, заново изобретая колесо. В тот раз я обратилась к публикациям по животноводству, в которых, как правило, имеется очень ограниченная информация, и к моей видеотеке воспоминаний, всё в которой было плохими дизайнами. Из опыта по другим типам оборудования, таким как трапы для спуска из грузовиков, я узнала, что коровы предпочитают спускаться по трапам с неровностями, которые обеспечивают безопасную, нескользящую опору для ног. Скольжение заставляет их впадать в панику и разворачиваться. Задача состояла в разработке входной части, которая будет стимулировать коров идти добровольно и окунаться в воду, достаточно глубокую, чтобы погрузиться в неё полностью, так что все насекомые, включая тех, что собираются в их ушах, уничтожались бы.

Я запускала в воображении трёхмерные визуальные симуляции. Я экспериментировала с различными конструкциями входных частей и посылала скот проходить через них в моём воображении. Три изображения слились, чтобы сформировать окончательный дизайн: воспоминание о ванне в Юме, штат Аризона; переносная ванна, которую я увидела в журнале; и входной трап, который я видела у фиксирующего устройства на мясокомбинате Свифта в Толлесоне, Аризона. Входной трап новой ванны был модифицированной версией трапа, который я видела там. Мой дизайн содержал три особенности, которые никогда прежде не использовались: входную часть, которая не будет пугать животных, улучшенную систему химической фильтрации и применение принципов поведения животных для предотвращения перевозбуждения коров, когда те покидают ванну.

Первым, что я сделала, было превращение трапа из стального в бетонный. В окончательной конструкции имелся бетонный трап, идущий вниз под углом в двадцать пять градусов. Глубокие канавки в бетоне давали безопасную опору для ног. Трап казался постепенно уходящим под воду, но в действительности круто обрывался под её поверхностью. Животные не могли видеть обрыв, потому что раствор химикатов окрашивал воду. Когда они входили в воду, то спокойно опускались, поскольку их центр тяжести проходил точку невозврата.

Прежде чем ванна была построена, я много раз протестировала дизайн входной части в воображении. Многие из ковбоев на откормочной площадке были настроены скептически и не верили, что мой дизайн будет работать. Когда он был сконструирован, они модифицировали его за моей спиной, поскольку были уверены в его неправильности. Поверх нескользкого трапа был установлен лист металла, превращая его обратно в скользкий вход старого образца. В первый день, когда они его использовали, две коровы утонули, поскольку запаниковали и перевернулись на спину.

Когда я увидела лист металла, я заставила ковбоев убрать его. Они были изумлены, когда затем увидели, что теперь трап работает безупречно. Каждый телёнок ступал за крутой обрыв и тихо шлёпался в воду. Я с нежностью зову этот дизайн «коровы идут по воде».

На протяжении лет я наблюдала, как многие владельцы ранчо и кормушек для скота думают, что единственный способ побудить животных войти в оборудование для обработки — это заставить их. Владельцы и управляющие откормочных площадок иногда с трудом понимают, что если такие устройства, как ванна или фиксирующие станки, подходящим образом сконструированы, животные будут добровольно заходить в них. Я могу вообразить ощущения, которые животные будут чувствовать. Если бы у меня были туловище и копыта телёнка, я бы очень боялась ступить на скользкий металлический трап.

Оставались ещё проблемы, которые я должна была решить после того, как животные покидали ванну. Платформа, куда они выходили, обычно разделялась на два небольших загона, так что скот мог сохнуть в одной стороне, пока другая сторона заполнялась. Никто не понимал, почему животные, выходящие из ванны, иногда становились возбуждёнными, но я выявила, что это из-за того, что они хотели следовать за их более сухими товарищами, не отличаясь в этом от детей, отделённых от своих одноклассников на детской площадке. Я установила сплошную изгородь между двумя загонами, чтобы животные на одной стороне не могли видеть животных на другой. Это было очень простое решение, и меня удивляет, что никто не додумался до этого раньше.

Система, которую я сконструировала для фильтрации и вычищения коровьих волос и другого мусора из ванны, основывалась на фильтрационной системе плавательных бассейнов. Моё воображение просканировало два конкретных фильтра бассейнов, с которыми я имела дело, одного — на ранчо моей тёти Бричин в Аризоне, другого — у нас дома. Чтобы предотвратить выплёскивание воды из ванны, я скопировала бетонные перекрытия, использующиеся в бассейнах. Эта идея, как и многие из лучших моих проектов, пришла ко мне очень ясно прямо перед тем, как меня ночью унесло в сон.

Будучи аутисткой, я не усваиваю естественным образом информацию, которую большинство людей считают само собой разумеющейся. Вместо этого я сохраняю информацию в голове, как если бы та была диском для CD-ROM. Когда я вспоминаю что-то, что я узнала, я воспроизвожу видео в воображении. Видео в моей памяти всегда конкретны; например, я помню обработку скота в ветеринарном станке на откормочной площадке Продюсер скотоводческой компании Мак-Элани. Я в точности вспоминаю, как животные вели себя конкретно в этой ситуации и как были устроены станки и другое оборудование. Точная конструкция стальных опор и трубчатых каркасов оград в каждом случае также является частью моей визуальной памяти. Я могу запускать эти изображения вновь и вновь и изучать их, чтобы решать проблемы проектирования.

Если я пускаю мысли на самотёк, видео перескакивают по типу свободных ассоциаций от конструирования забора к конкретному сварочному цеху, где я видела обрезку опор и сварщика Старого Джона, делающего ворота. Я продолжаю думать о Старом Джоне, сваривающем ворота, видеоизображения сменяются серией коротких сцен строительства ворот в нескольких проектах, над которыми я работала. Каждое видеовоспоминание вызывает другое в этой ассоциативной манере, и мои сны наяву могут уйти далеко от дизайнерской проблемы. Следующим изображением может быть время, хорошо проведённое за слушанием рассказов Джона и строительной бригады о войне; как то время, когда экскаватор выкопал гнездо гремучих змей, и машина была покинута на две недели, потому что все боялись проходить мимо него.

Этот процесс ассоциирования представляет собой хороший пример того, как мой разум может уйти от темы. Люди с более тяжёлым аутизмом затрудняются остановить нескончаемые ассоциации. Я способна остановить их и вернуть разум в нужное русло. Когда я обнаруживаю, что мой разум слишком удалился от конструкторской задачи, которую я пытаюсь решить, я просто говорю себе вернуться к этой задаче.

Интервью со взрослыми аутистами, у которых хорошая речь и которые способны проговорить их мыслительные процессы, указывают, что большинство из них также думают в визуальных образах. Люди с более серьёзными нарушениями, которые могут говорить, но не в состоянии объяснить, как они думают, обладают в высшей степени ассоциативной формой мышления. Чарльз Харт, автор книги «Без причины» («Without Reason») о своих аутичных сыне и брате, резюмирует мышление своего сына в одном предложении: «Мыслительные процессы Теда не логические, они ассоциативны». Это объясняет высказывание Теда: «Я не боюсь самолётов. Вот почему они летают так высоко». По его разумению, самолёты летают высоко потому, что он не боится их; он скомбинировал два кусочка информации: что самолёты летают высоко, и что он не боится высоты.

Ещё одним индикатором визуального мышления как первичного метода обработки информации служат замечательные способности, демонстрируемые многими аутичными людьми при сборе паззлов, нахождении пути по городу или запоминании громадного объёма информации с первого взгляда. Мои собственные паттерны мышления похожи на те, что описал А.Р. Лурия в «Маленькой книжке о большой памяти (ум мнемониста)». В этой книге описан человек, который работал репортёром в газете и был способен на удивительные проявления памяти. Как и у меня, у мнемониста имелись визуальные изображения для всего, о чём он услышал или прочитал. Лурия пишет: «Когда он слышал или прочитывал слово, оно сейчас же преображалось в зрительный образ того, что означало данное слово для него». Выдающийся изобретатель Никола Тесла также был визуальным мыслителем. Когда он конструировал электрические турбины для выработки энергии, он построил каждую турбину в голове. Он управлял ею в воображении и корректировал ошибки. Он сказал, что не имеет значения, будет ли турбина протестирована в его мыслях или в его мастерской — результат будет один и тот же.

В начале моей карьеры я вступала в схватки с другими инженерами на мясокомбинатах. Я не могла представить, что они могут быть настолько тупы, чтобы не видеть ошибки на чертеже прежде установки оборудования. Теперь я понимаю, что это не тупость, а недостаток умения визуализировать. Они в буквальном смысле не могли видеть. Я была уволена из одной компании, которые производила оборудование для мясокомбинатов, потому что боролась с инженерами по поводу дизайна, который в конечном итоге привёл к разрушению верхней направляющей, по которой двигались 1200-фунтовые говяжьи туши с конца конвейера. Когда каждая туша прибывала с конвейера, она падала с высоты около трёх футов, прежде чем резко останавливалась цепью, прикреплённой к ролику на направляющей. В первый раз, когда машина была запущена, направляющую выдернуло из потолка. Рабочие зафиксировали её болтами более надёжно и установили дополнительные кронштейны. Это только временно решило проблему, потому что сила, с которой туши дёргали цепь, была очень велика. Укрепление верхней направляющей было лечением симптома проблемы, а не её причины. Я пыталась предупредить их. Это было как изгибание скрепки для бумаги взад и вперёд слишком много раз. Через некоторое время та ломается.

 

Необходимо отметить, что отнюдь не все аутисты мыслят визуально. Это было указано в замечании, написанном Темпл Грандин для переиздания книги «Думая картинками», вышедшего в 2006 г.:

«За десять лет, прошедших с момента первой публикации «Думая картинками» наше понимание аутизма значительно изменилось. Диагноз «синдром Аспергера» редко использовался в Соединённых Штатах, теперь же он стал намного более частым. Наше понимание лечения не было столь продвинутым. Тогда было доступно меньше научных рекомендаций. Также мы многое узнали о различных типах аутического мышления — не все аутичные люди мыслят визуально…»

 


Представленный выше материал — перевод вводной части главы 1 «Autism and Visual Thought» из книги Темпл Грандин «Думая картинками» (Temple Grandin «Thinking in Pictures»).

пять приложений для общения в помощь людям с РАС

Человек с РАС может обладать как высоким, так и сниженным интеллектом – в обоих случаях для того чтобы донести свои мысли и чувства, ему требуется помощь.

На протяжении последних 30 лет специалисты и родители особых детей пытаются упростить взаимодействие людей с РАС и окружающих. Так возникли коммуникативные доски, карточки, первые (громоздкие и очень дорогие) коммуникаторы и, наконец, цифровые приложения, ставшие настоящим прорывом.

Сегодня практически все они используются более широкой аудиторией, от людей с синдромом Дауна до пациентов, переживающих последствия инсульта.

Фонд целевого капитала «Истоки» выбрал пять популярных программ, которые могут помочь в общении.

«

Говори молча»

Позволяет составлять сообщения из карточек, в основу которых положены специально разработанные детские картинки PECS (Picture Exchange Communication System). Взаимодействие основано на выборе из двух знакомых предметов или символов, что облегчает работу с детьми с умственной отсталостью, позволяя начинать обучение с нуля.

Есть возможность загружать собственные карточки и фото, а также самостоятельно озвучивать контент.

Минус – недоступность сортировки карточек по тематике.

Скачать тут.

«Аутизм: общение»

Содержит более 150 карточек – качественных фотографий, по которым ребенок учится различать, называть предметы и соотносить их с различными категориями.

Предусмотрена возможность добавлять и озвучивать собственные карточки (фото, аудио). Можно также использовать для общения со взрослыми людьми с нарушениями речи, дополнив набор понятиями «ходунки», «лекарства», «мне плохо», «я хочу позвонить дочери» и т.д.

«В 2012 году наш коммуникатор стал первым подобным приложением на русском языке, – говорит главный эксперт проекта, руководитель АНО “Центр реабилитации инвалидов детства «Наш солнечный мир» Игорь Шпицберг. – В 2020-м, благодаря поддержке Фонда целевого капитала “Истоки”, мы выпустили обновленную версию. Приложение создано на стыке двух компетенций: с одной стороны, в нем заложена очень качественная программная часть, а с другой –  над функционалом работали люди, более 20 лет занимающиеся РАС. Продумано все до мелочей: каким должен быть видеоряд, озвучание, как должны двигаться картинки. И дети эту информацию очень хорошо усваивают».

В 2020 году вышла обновленная версия этого приложения.

Скачать тут или тут.

«Сезам»

В приложении используется около 500 черно-белых пиктограмм международного образца, обозначающих предметы, действия, признаки предметов, а также отдельные слова («Да», «Нет», «Хочу», «Не хочу», «Спасибо» и т. п.). Изображения разделены по тематике («Люди», «Время», «Место», «Действия» и др.), облегчающей и ускоряющей поиск нужных карточек.

Есть  упрощенный аналог кириллической клавиатуры с цифрами и основными знаками,  и в сообщениях можно сочетать пиктограммы и текст.

Недостаток – программа работает только на платформе «ВКонтакте».

Скачать тут.

Скриншот с экрана

«Носочек Саша» 

Персональный помощник для детей с РАС. Главная отличительная особенность — возможность выбора одного из четырех языков: наряду с русским, приложение работает на английском, китайском и иврите и содержит очень большой словарь символов.

Позволяет отправлять сообщения одним прикосновением, интегрируется с Whatsapp и  Facebook Messenger.

Есть функция голосового озвучания, позволяющая ребенку слышать и хорошо воспринимать любые слова и символы в сообщениях.

Минус – сложная многоступенчатая регистрация.

«Очень часто взрослые люди, родители не понимают человека с РАС не потому, что он не может высказать что-то, но потому что нам нужно научиться понимать внутренние контексты человека с ментальной инвалидностью, – говорит председатель РО МОО «Равные возможности» Андрей Афонин. – Коммуникация состоит не только из интеллектуального общения. Одна из проблем людей с РАС – это считывание и выражение эмоций. И не исключая локальных сфер применения коммуникаторов, важно не забывать, что основная задача здесь – научение человека с аутизмом общаться телесно, эмоционально и уже только потом – интеллектуально. Важно двигаться в сторону человеческих контактов и взаимопонимания».

Скачать тут.

«ABA Cards: карточки для работы с аутизмом»

Привычные карточки для детей с РАС в оцифрованном виде. Разработано на основе практик поведенческого анализа (АВА).

Содержит встроенные уроки и упражнения, позволяет одновременно создавать несколько профилей учеников. Имеет собственную систему сбора и анализа данных (есть функция построения диаграмм).

Наряду с имеющимся контентом, приложение позволяет создавать собственные колоды карточек и упражнения, проводить уроки очно или онлайн.

Главный недостаток – отсутствие голосового озвучания.

Скачать тут.

Фото: App Store

РЕБЁНОК В СЕБЕ ИЛИ ОСОБЕННОСТИ ВОСПИТАНИЯ И ОБУЧЕНИЯ ДЕТЕЙ  С РАННИМ ДЕТСКИМ АУТИЗМОМ

Loading…

  Ранний детский аутизм — вариант тяжелой формы индивидуального развития, при котором развитие ребенка задерживается и искажается вследствие нарушения контакта с внешним миром, и, в первую очередь, с близкими людьми. 
В последние годы выросло число детей с РДА. Некоторые из них поступают в массовые детские учреждения. В связи с этим разрабатываются новые подходы к коррекционной работе, выдвигаются и обсуждаются новые гипотезы о природе и причинах возникновения такого нарушения в развитии детей. Впервые выделил аутизм как таковой американский  психолог Каннер.  В своей работе он описал характерные черты аутичного ребенка: 
1. Ребенок избегает взглядов в глаза, затрудняется в понимании своего состояния, не замечает сверстников. 
2. Наблюдается стереотипность поведения, поглощенность однообразными действиями (раскачивание, потирание рук, манипуляция с предметами). 
З. Нарушается эмоциональный контакт с близкими людьми. Наблюдается мутизм, эхолаличность —  немедленное или отсроченное повторение фраз или предложений. 
4. Ребенок не использует личных местоимений, говорит о себе в третьем лице («Вася хочет гулять. Он хочет пить»). Речь может быть богатая, но вследствие «попугайности» (у таких детей хорошая память) однообразная. 
5. Наблюдается общий тревожный фон настроения, множество необычных и долгих страхов.  Дети боятся шума бытовых приборов, определенного цвета, явлений природы, всего мокрого. Известен случай, когда девочка не давала дотрагиваться до своих волос.
6. Раннее проявление заболевания (до 2,5 лет) встречается в 3-6 
случаях на 10.000 детей. (Причем у мальчиков в 3 раза чаще, чем у девочек) 
7. Родителей этих детей беспокоит беспричинная  агрессия (самоагрессия) ребенка, нежелание общаться даже с ними. Также их тревожит задержка речевого и интеллектуального развития. 
 

  ПРИЧИНЫ РАЗВИТИЯ  аутизма до сих пор не выявлены. 
              Этиология этого нарушения в развитии детей остается неясной. 
1. Существует гипотеза о психогенном происхождении аутизма: 
— В результате психологической травмы в раннем возрасте или от недостатка общения с родителями. 
Этого направления придерживаются, в основном, зарубежные ученые-дефектологи. 
2. Ряд ученых считает, что РДА является следствием особой патологии, в основе которой лежит недостаточность ЦНС: 
— врожденные обменные нарушения, 
— хромосомные аномалии, последствия нейроинфекции, 
— поражение ЦНС в результате патологии беременности, 
— краснуха во время беременности. 
На сегодняшний день выявлено более 30 причин, от них во многом зависит характер проявления РДА.

ОСОБЕННОСТИ ВОСПИТАНИЯ РЕБЁНКА С АУТИЗМОМ
           Главная задача в работе с аутичными детьми — это установление эмоционального контакта. 
Медикаментозное лечение приносит лишь 15 % эффект. Больше влияет воспитание и обучение. 

Самое главное, родители должны создать дома условия, чтобы ребенку с аутизмом было комфортно и он мог чувствовать себя защищенным. Необходимо оградить ребенка от встреч с людьми, если он противится контактам, постараться изолировать его от шума и резких звуков. Тем не менее такого ребенка нельзя выпускать из вида, так как при очередном приступе ярости он может нанести себе увечья, выбежав на проезжую часть улицы либо упав с высоты, или играя с острыми предметами.

Необходимо также как можно больше общаться с ребенком даже тогда, когда кажется, что он совершенно не реагирует на вас, пребывая в своем мире. К тому же, постоянно наблюдая за ребенком, вы быстрее научитесь понимать его жесты и действия. Старайтесь вслух проговаривать все, что вы делаете, объясняя свои действия. Помните, что ребенку с аутизмом значительно сложнее жить в этом мире, поэтому вы сами должны научиться понимать его и терпеливо продолжать общаться с ребенком.

         Ваше тесное общение и постоянные беседы с ребёнком, а также объяснение всего, что происходит, способствует  развитию у него  эмоционально-чувственных качеств. Со временем, благодаря вашему постоянному вниманию, он научится общаться с близкими людьми, а также поймет, как можно выражать свои чувства и эмоции при помощи слов.

Игры с ребёнком — аутистом:  Следует предлагать малышу поиграть в игры, которые не требуют от него использовать речь. Такие дети охотно играют в лото, складывают головоломки, пазлы, выкладывают мозаику, занимаются аппликацией. С помощью совместной деятельности можно немного приблизить тот момент, когда ребенок научиться общению и взаимодействию.

Если ребенок проявил интерес к какой-либо игрушке или предмету, назовите предмет, дайте ребенку его потрогать и подержать в руках, чтобы у него были задействованы все анализаторы: слух, зрение, осязание. После многократного повторения ребенок привыкнет к предмету и обратит на него внимание.

Вкладывайте смысл в действия ребенка: Чтобы ребенок мог понять, что он видит перед собой, всегда рассказывайте ребенку что он видит перед собой. Если ребенок начинает разглядывать себя в зеркале, осторожно подключите свое объяснение изображения, чтобы у него понемногу развивалась речь.

Если ребенок без цели и смысла перекладывает и трогает предметы, необходимо постараться вложить смысл в его действия, чтобы его сознание потихоньку проникалось словесными обозначениями, а слова приобретали смысл и форму.

Проговаривайте все действия ребенка, а также свои, но не следует требовать ответов.

Постепенно, не спеша, приучайте его к общим занятиям, помогая избавляться от страхов.

ОДНИМ ИЗ МЕТОДОВ  КОРРЕКЦИИ ЯВЛЯЕТСЯ  «ХОЛДИНГ — ТЕРАПИЯ» 
В специально отведенное время мать берет своего ребенка на руки, крепко прижимает к себе. Ребенок должен сидеть у матери на коленях, прижатым к груди, так, чтобы у матери была возможность посмотреть ему в глаза. Не ослабляя объятий, несмотря на сопротивление ребенка, мать говорит о своих чувствах и о своей любви к своему сыну или дочке и о том, как она хочет преодолеть ту или иную проблему. 
Итак, холдинг-терапия включает в себя повторяющиеся процедуры холдинга — удержание ребенка на руках у родителей до его полного расслабления (физического и эмоционального). Психологическим обоснованием такого удержания может быть то, что оно противопоставлено обычному для аутичного ребенка поведению, направленному на избегание контакта. 

                 ОСОБЕННОСТИ   ОБУЧЕНИЯ ДЕТЕЙ С АУТИЗМОМ

 В массовые детские учреждения чаще всего попадают дети, имеющие неярко выраженный аутизм, и, первое что следует знать педагогу — это то, что формирование учебного поведения ребенка зависит от установления с ним эмоционального контакта. Это сделать возможно: 
1. Через участие в нравящейся ему деятельности (например, рисование, пускание мыльных пузырей) 
2. Организация работы должна стать типичной (одно и то же время, место, одинаковая последовательность заданий и упражнений). 
3. Место для работы следует выбрать так, чтобы перед вами и ребенком была стена, на столе должно лежать минимальное количество пособий. 
4. Знакомство должно происходить через родителей, чаще всего мать, ее следует вовлекать в процесс обучения и воспитания. 

Общее для всех аутичных детей — это недостаточное понимание речи (в силу отрешенности таких детей). 
Следовательно, основной задачей педагога является развитие понимания. Эта задача решается посредством: 
— подстраивания под его интересы (он воспринимает только то, что ему интересно). 
— чтобы поймать внимание ребенка, нужно проводить специально-смысловой комментарий, который сопровождает всю его деятельность, опирается на опыт ребенка, вносит смысл во внешне бессмысленную деятельность (качается ребенок- педагог комментирует это движение как «ветер дует») 
— пояснить ребенку причинно — следственные связи (что будет, когда ты придешь куда-то, что-то сделать) 
— давать представления о сути предметов, чтобы преодолеть страхи. 
— Этими коррекционными мерами и способами должны владеть специалисты, педагоги и обязательно родители.

2 задача — это формирование возможности активного пользования 
речью. 
Так как эти дети понимают обращенную речь, растормаживание 
речи идет в трех направлениях: 
1. Провоцирование непроизвольному подражанию действиям, мимике, интонации взрослого. 
2. Провоцирование ребенка на эхолалии (многократные повторения слов)  с помощью ритма (например, прыгает), в это время повторяются знакомые стихи и песни. Педагог обязательно оставляет паузу, чтобы ребенок мог вставить слово. 
З. Закрепление речевых реакций в типичных условиях, ситуациях. Создавать эти ситуации по несколько раз. 

 Этих детей следует учить читать к 6 — 7 годам. Можно вначале ориентироваться на хорошую непроизвольную память ребенка, на то, что он, играя с магнитной азбукой или с кубиками, на сторонах которых написаны буквы, может быстро механически запомнить весь алфавит.  Взрослому достаточно время от времени называть буквы, не требуя от ребенка постоянного повторения, не проверяя его, так как всё, что требует произвольного сосредоточения, тормозит ребенка, может вызвать у него негативизм.

Нет необходимости учить ребенка  с аутизмом побуквенному или послоговому чтению, а сразу обратиться к методике «глобального чтения», т. е. чтения целыми словами. Эта методика представляется более адекватной при обучении аутичных детей, чем побуквенное или послоговое чтение. Дело в том, что, научившись складывать буквы или слоги, аутичный ребенок может долгое время читать «механически», не вникая в смысл прочитанного. Он увлекается самим процессом соединения букв и слогов, т. е. фактически начинает использовать его для аутостимуляции.

При «глобальном чтении» мы можем избежать этой опасности, так как подписываем картинки или предметы целыми словами, и слово всегда сочетается в зрительном поле ребенка с предметом, который оно обозначает.

Кроме того, научить аутичного ребенка читать целыми словами легче и быстрее, чем по буквам и по слогам, так как он, с одной стороны, с большим трудом воспринимает фрагментированную информацию (поступающую в виде букв, слогов и т. д.), а, с другой стороны, способен моментально запоминать, «фотографировать» то, что находится в его зрительном поле.                            Удобно также, что методика ориентируется, в основном, на непроизвольное внимание ребенка, на то, что он исходно запоминает слово просто как графическое изображение, как картинку.

    Обучая аутичного ребенка счету, следует также помнить, что он может научиться считать механически, не соотнося цифры с количеством, не понимая реального смысла счета. Он может развлекать себя, считая до тысячи, до миллиона или решая примеры на сложение и вычитание с двух– и трехзначными числами, но будучи при этом не в состоянии осмыслить и перевести в форму примера простейшую задачу. Поэтому обучение аутичного ребенка счету всегда должно начинаться с работы по сравнению количеств, соотнесению цифры и числа предметов. В этом помогает использование на уроках наглядного, предметного материала, игрушек.

  Подготовка руки ребенка к письму связана с необходимостью отработки произвольных ручных движений, трудных для аутичного ребенка из-за нарушений в распределении психофизического тонуса. Как было сказано выше, любые моторные навыки лучше начинать отрабатывать, манипулируя руками ребенка. То есть, мы вкладываем кисточку, карандаш или ручку в руку ребенка и водим его рукой, поддерживая ее за кисть. Таким способом мы передаем ему «моторный образ» (двигательный стереотип) написания какого-либо графического элемента. Постепенно такую физическую помощь надо уменьшать: уже не водить рукой ребенка, а лишь слегка придерживать его кисть или локоть и при возможности переходить к письму «по точкам», иначе ребенок привыкнет к постоянной поддержке руки и без нее письмом заниматься не будет.

   Отметим, что многие элементы обучения аутичного ребенка возникают еще в игре, до формирования у него учебного поведения. Можно пересчитывать вагоны игрушечного поезда и делать таблички с названиями станций; определелять, сколько пирожков слепить из пластилина, чтобы «угостить всех зверей»; подписать рисунки, лепить из пластилина буквы или выкладывать их из конструктора, из сушек и т. п. Так, поначалу исподволь, мы провоцируем интерес ребенка к освоению навыков чтения, счета, письма, и это помогает избежать в дальнейшем проявлений негативизма по отношению к обучению.

Дети с аутизмом могут посещать массовую школу, но они немедленно становятся предметом насмешек сверстников, и это может спровоцировать их на самоагрессию.  Таким образом, нужна специальная подготовка и учителей и учеников. 
      Выход, на сегодняшний день, видится в введении интегрированного обучения, где ребенок мог бы обучаться совместно с другими детьми, не имеющими трудностей в контакте. Вопреки распространенному мнению, аутичный ребенок к школьному возрасту достаточно упорядочен, абсолютно не опасен для сверстников (скорее наоборот) и, при адекватной подготовленной педагогической работе, имеет высокую учебную мотивацию. 
      Обучение ребенка, у которого диагностируют аутизм, должно проходить в позитивной атмосфере. Ребенка с аутизмом нужно хвалить даже за маленькие успехи и делать акцент на сильных сторонах ученика. Монотонные и скучные моменты в обучении нужно разнообразить. Дети, у которых диагностируют аутизм, не воспринимают знания, которые им не интересны, даже если они понадобятся в будущем. Поэтому Т. Грендин предлагает на уроках использовать видеозаписи, которые помогут заинтересовать учеников с аутизмом.

Расширить словарный запас ребенка с аутизмом можно с помощью карточек, которые будут прикреплены к конкретным объектам. Детям с тяжелой формой аутизма дают слова из пластиковых букв в руки, чтобы их можно было пощупать. Такие слова должны быть однозначными, например, береза, автобус, лето. Слова, значения которых меняются соответственно контексту, сложнее истолковать таким образом. Например, сложными будут слова: узкий, маленький, длинный и прочие.

Детям сложно объяснить эмоциональные понятия, такие как любовь, счастье, радость. Ребенок больной аутизмом будет искать в них значимую деталь, которой в таких словах нет. Лучше всего понять такие слова ребёнок  с аутизмом может во время наблюдения за близкими людьми, их эмоциями и выражениями лиц. К сожалению, ребенка, у которого диагностируют аутизм невозможно обучить эмоциональной адекватности.

Чтобы легче было обучить детей с аутизмом правилам поведения, специалисты советуют составить словарь. Такой словарь будет напоминать каталог слов, в котором будет записано слово и действия, которые к нему относятся. Например: Быть невежливым – кричать, ругаться, забирать еду у других, разговаривать с набитым ртом.

Сложнее всего обучить детей с аутизмом правильно вести себя на улице, а именно переходить через дорогу. Малыш, у которого диагностируют аутизм, может запомнить, что на конкретном перекрестке нельзя переходить дорогу на красный цвет, но на следующем перекрестке он пойдет на красный цвет.

Ребята с аутизмом во всем пробуют подражать близким людям. Это относится к их поведению, эмоциям и манерам. Эмоции у них связаны не с людьми, а с конкретным местом или предметом. Дети больные аутизмом надолго запоминают эмоциональные переживания и предметы, которые их вызвали.

Обучение детей с аутизмом должно проходить с акцентом на положительную мотивацию. Избыточная фиксация внимания на какие-то объекты должна быть использована с пользой для обучения. Например, ребенку, страдающему аутизмом, нравятся машины. Это можно использовать и во время прогулки на примере машин научить кроху с аутизмом счету, выучить цвета и формы. Для чтения можно выбрать тексты, в которых идет речь о машинах.

Ребенка с аутизмом легко будет научить бытовым навыкам, если их схематизировать. Например, разбить процесс чистки зубов на несколько действий. Так можно обучить малышей больных аутизмом трудовым навыкам. Серьезной проблемой часто становится закрепление знаний. В школе ребенок может отлично справляться с поставленным заданием, а дома забыть про все, чему научился.

Детям, у которых диагностируют аутизм, необходим распорядок дня. Такое расписание должно состоять из изображений. Это могут быть зарисовки предметов или фотографии. Иногда бывает, что ребёнок отказывается выполнять какое-то действие, потому что предмет, с которым оно связано, вызывает у аутиста неприятные воспоминания. В таком случае нельзя идти наперекор ребенку, а наоборот нужно его понять.

Даже ученику средней школы легче будет воспринимать материал если он будет представлен в виде  схемы или плана. Визуальная поддержка — это использование картинок или других наглядных предметов для того, чтобы сообщить какую-то информацию ребенку, которому трудно понимать и использовать речь. В качестве визуальной поддержки могут использоваться фотографии, рисунки, трехмерные предметы, написанные слова или письменные списки. Исследования показали очень высокую эффективность визуальной поддержки при аутизме вне зависимости от возраста.

Главное правило при обучении таких детей  — это не забывать про понимание и похвалу. Тогда ребята, у которых диагностируют аутизм, будут обучаться новым навыкам и действиям быстро и с удовольствием.

 

 

Молодого человека с аутизмом обвиняют в экстремизме из-за картинки про женщин

https://www.znak.com/2018-08-27/molodogo_cheloveka_s_autizmom_obvinyayut_v_ekstremizme_iz_za_kartinki_pro_zhenchin

2018.08.27

В Калининградской области 27-летнего мужчину с синдромом Аспергера обвиняют в экстремизме из-за размещенной в соцсети «ВКонтакте» картинки о женщинах. Об этом говорится в петиции на Change.org на имя прокурора Калининградской области Сергея Хлопушина от имени матери обвиняемого Инги Смирновой, которая просит прекратить уголовное преследование своего сына. 

Артур СмирновС сайта Change.org

«Мой сын, Смирнов Артур, — аутист с синдромом Аспергера. Сейчас ему 27. До 18 лет у него была инвалидность. У него высокий интеллект, но, как и все аутисты, он имеет серьезные трудности в социальном взаимодействии. Ситуации общения с людьми, интуитивно понятные даже детям, вызывают у него непонимание, тревогу и стресс, из-за чего возникают навязчивости и ритуалы, которые выглядят очень странно и нелепо, что еще больше ухудшает взаимодействие Артура с людьми», — говорится в петиции. 

Женщина рассказывает, что 20 августа Артуру Смирнову было предъявлено обвинение по части 1 статьи 282 УК РФ «Экстремизм». По данным следствия, в 2014 году молодой человек «…действуя из личной заинтересованности, имея умысел», разместил в социальной сети «ВКонтакте», картинку, направленную на «возбуждение чувства ненависти и вражды по признаку пола — женщин». Никого не волнует, что картинка находится в свободном доступе на различных сайтах и страницах интернета, что ее легко найти с помощью Яндекса и других поисковых систем. Никого не волнует, что она кочует со страницы на страницу — она популярна! И вот за эту известную картинку решили наказать именно моего сына!» — сказано в петиции». 

Инга Смирнова указывает, что, по мнению следствия, картинка представляет «общественную опасность», влечет за собой «общественно опасные последствия в виде возникновения социальной напряженности, открытых конфликтов по признакам пола».

Женщина отмечает, что следствие идет уже два года. «Обыск, изъятие аппаратуры — от компьютера до телефона, психиатрические экспертизы, в т. ч. в стационаре, изгнание из университета (мой сын учился в БФУ им. Канта), психологическое давление и угрозы следователя серьезно подорвали здоровье моего сына. Чтобы пережить все это, Артур два года вынужден лечиться нейролептиками и антидепрессантами», — указывает Смирнова. Женщина также отмечает, что следователь обещает закрыть дело, но «принуждает Артура „деятельно раскаяться“ — сознаться в преступлении, согласиться с тем, что он — экстремист». 

Ранее стало известно, что в Омске силовики проверяют на экстремизм феминистку Любовь Калугину из-за постов «ВКонтакте». Калугина привлекла внимание силовиков весной 2017 года, когда на ее посты пожаловался некий житель Биробиджана. В конце июля 2017 года Калугину вызвали на беседу в полицию и взяли объяснение.

В августе 2018 года девушку вызвали уже в СК. Там феминистке сказали, что против нее могут возбудить уголовное дело, а по ее публикациям провели экспертизу. По словам Калугиной, претензии вызвали 12 ее постов, опубликованных в 2013–2016 годах. Среди них есть тексты и изображения. Аналитический центр «Сова» отмечал, что большая их часть «действительно направлена против мужчин, еще один текст относится к полемике внутри феминистского движения».

Хочешь, чтобы в стране были независимые СМИ? Поддержи Znak.com

Люди с аутизмом могут не испытывать проблем с фокусировкой на людях на фотографиях.

Хотя люди с аутизмом могут избегать зрительного контакта в беседах один на один, они не могут не смотреть на людей на фотографиях, согласно исследователям из Пенсильванского университета.

Криста Уилкинсон, профессор коммуникативных наук и расстройств и софонд факультета СИОЗС, сказала, что ранее считалось, что людям с аутизмом трудно сосредоточиться на людях на фотографиях, что может затруднить им использование определенных средств коммуникации.Коммуникационные доски, например, используют фотографии людей, выполняющих различные действия, чтобы помочь пользователям общаться, когда они выбирают фотографию.

Уилкинсон сказал, что результаты исследования — недавно опубликованные в Journal of Speech, Language and Hearing Research — предполагают, что эти средства коммуникации все еще могут быть полезны, чтобы помочь людям с аутизмом общаться.

«До сих пор существует миф о том, что люди с аутизмом по-другому смотрят на неподвижные изображения», — сказал Уилкинсон. «Но мы начинаем понимать, что именно социальные, а не визуальные требования личного контакта провоцируют избегание взглядов, и что люди с аутизмом действительно смотрят на людей на фотографиях.”

В исследовании приняли участие 30 человек: 10 человек с расстройством аутистического спектра, 10 — с синдромом Дауна и 10 — с типичным развитием. Цзяли Лян, докторант в области коммуникативных наук и расстройств, объяснил, что важно сравнивать участников с аутизмом как с типично развитыми сверстниками, так и со сверстниками с другими ограниченными возможностями.

«Мы включили участников с синдромом Дауна, потому что предыдущие исследования показали, что, возможно, поведение глаз у детей с аутизмом может быть характерным не только для аутизма, но и для детей с другими заболеваниями», — сказал Лян.«Нам нужно было включить участников с другим видом инвалидности, чтобы увидеть, характерны ли эти модели взгляда для аутизма или они проявляются у людей с широким спектром инвалидности».

Исследователи использовали технологию слежения за глазами, чтобы отслеживать, куда смотрели участники, когда они просматривали 32 разные фотографии на экране. На каждой фотографии было два или три человека, которые либо участвовали в общей деятельности, например, играли в настольную игру, либо просто сидели или стояли в одиночестве.

«Мы использовали технологию отслеживания взгляда, чтобы определить, на какую часть экрана смотрели участники и как долго», — сказал Лян.«Мы также смотрели на время реакции, например, сколько времени потребовалось участнику, чтобы отреагировать на различные компоненты на фотографиях. Были ли они более склонны фокусироваться на людях, когда на фотографии было два человека или три? А что насчет того, когда фигуры выполняли общую деятельность, а не свои собственные? Все эти факторы могут повлиять на поведение взгляда ».

Исследователи обнаружили, что и участники с аутизмом, и участники с синдромом Дауна тратили меньше времени на просмотр фотографий, чем люди без инвалидности.

Кроме того, они обнаружили, что когда на фотографиях было три человека по сравнению с двумя, вероятность того, что участники с аутизмом не смотрели на людей, была выше. Однако для участников с синдромом Дауна все было наоборот.

Исследователи также обнаружили, что и участникам с аутизмом, и участникам с синдромом Дауна требовалось больше времени, чтобы сосредоточиться на людях на фотографиях, чем участникам без инвалидности. Но Лян сказал, что эти две группы просто медленнее реагировали на сам экран, и что как только они смотрели на экран, они фокусировались на людях почти так же быстро, как и их сверстники без инвалидности.

Уилкинсон сказал, что эти результаты могут иметь особое значение для того, как люди без инвалидности могут улучшить свое общение с людьми с ограниченными возможностями.

«Даже в разговоре мы не даем детям с ограниченными возможностями достаточно времени, чтобы ответить», — сказал Уилкинсон. «Для двух людей с типичным развитием двухсекундный перерыв в молчании может показаться неудобным. Но когда вы общаетесь с человеком с ограниченными возможностями, вы можете дать ему немного больше времени, может быть, пять секунд, чтобы он ответил.Им может потребоваться больше времени, чтобы обработать то, что вы сказали, или составить свой ответ ».

Уилкинсон сказал, что то же самое может случиться с кем-то, кто отвечает с помощью средства коммуникации, и результаты могут подтвердить, что, хотя поиск изображения на доске связи может быть довольно быстрым для человека без инвалидности, это может быть не так для кого-то с инвалидность.

«Взяв все вместе, я думаю, наши результаты показывают, что люди с аутизмом не избегают смотреть на людей на фотографиях», — сказал Уилкинсон.«Мы не должны избегать использования этих средств коммуникации визуальных сцен с людьми с аутизмом только потому, что они не всегда смотрят на нас, когда мы общаемся социально и лично, потому что они обращают внимание на людей на изображениях. Неподвижные изображения можно использовать в качестве средств общения для людей с аутизмом. Мы не видим отвращения взгляда «.

Уилкинсон добавил, что важной частью исследования было то, что при анализе данных исследователи были осторожны при подсчете процента времени, которое участники проводили, глядя на людей на фотографиях.Например, участник мог бы потратить четыре секунды на просмотр фотографии, причем две из этих секунд были сосредоточены на человеке, даже если фотография отображалась в общей сложности пять секунд.

Исследователи не подсчитывали время, в течение которого ребенок смотрел в сторону от компьютера, а вместо этого обращали внимание только на время, в течение которого ребенок смотрел на экран. Таким образом, процент времени, потраченного на просмотр фотографии, составит 50 процентов (вместо 40 процентов, если бы было включено время, отведенное на просмотр).

Исследователи заявили, что в будущем можно будет изучить, как люди с аутизмом используют средства коммуникации при общении с другими людьми и могут ли они помочь им в общении.

«Мыслить картинками» и другие репортажи из моей жизни с аутизмом: 9780385477925: Темпл Грандин, Оливер Сакс: Книги

Во втором автобиографическом томе (после «Появление: помеченный аутизмом») Грандин, высокофункциональный аутист, описанный Оливером Саксом в его недавней книге «Антрополог на Марсе», предлагает серию оригинальных, связанных друг с другом эссе о своей жизни и работе.Доцент кафедры зоотехники в Государственном университете Колорадо, ее повышенная способность к визуализации позволяет ей осмысливать мир, конструируя конкретные визуальные метафоры; для нее каждое понятие должно быть связано с ее невербальной «видеотекой», посвященной конкретным людям, местам и ассоциациям. Таким образом, позволив Грандин поставить себя на место коров и других животных, ее визуальное воображение помогло ей разработать гуманное оборудование для обработки скота (эти конструкции оказались настолько эффективными, что теперь они обрабатывают одну треть крупного рогатого скота и свиней в стране). .На протяжении этих эссе Грандин смешивает личные анекдоты с откровенными рассказами о научных подходах к аутизму и методах лечения, таких как лекарственная терапия и «машина сжатия», которую она изобрела для модификации сенсорной стимуляции. Хотя ее проза неравномерна, ее идеи и достижения поражают. В конце концов, Грандин находит в науке и аутизме основу для веры в Бога, учитывая, что ее замыслы, проистекающие из ее способности к визуализации, уменьшают страдания и способствуют успокоению как животных, так и ее самой.Фото.
Copyright 1995 Reed Business Information, Inc.

В своей автобиографии «Появление: помеченный аутизмом» (LJ 5/15/86) Грандин (исследования на животных, Университет штата Колорадо) рассказала, как, будучи высокофункциональным аутичным взрослым, она преодолела свою инвалидность и стала дизайнером обращения с домашним скотом. оборудование. Недавно опубликованный в книге Оливера Сакса «Антрополог на Марсе» (LJ 2/15/95), Грандин также читает лекции об аутизме на собраниях и конференциях. Используя выводы научных исследований, автобиографии взрослых аутистов и свой собственный опыт, она доходчиво объясняет, как люди с аутизмом по-разному воспринимают и обрабатывают визуальную и сенсорную информацию, испытывают и выражают эмоции, а также развивают социальные навыки.Она рассматривает диагностику и лечение аутизма и обсуждает его связь с талантом и гениальностью. На протяжении всей книги мы узнаем о собственных стратегиях Грандин по борьбе с аутизмом и о том, как аутизм дал ей преимущество в понимании поведения других животных. Настоятельно рекомендуется всем, кто интересуется этой темой? Люсиль Бун, Сан-Хосе П.Л. Cal.
Авторское право 1996 г., Reed Business Information, Inc.

Из списка книг

Самая замечательная женщина, Грандин описывает свои самые глубокие чувства, рассказывая, как она сделала себя сильной и ценной личностью.Она страдала аутизмом, ей помогли ее мать, посвятившая себя книге, и наставники, среди которых были учитель естествознания в средней школе, тетя-скотовод из Аризоны и менеджер мясокомбината Swift. Нападения нервов и паника почти переполнили ее в подростковом возрасте, но тщательно подобранные и контролируемые лекарства облегчили многие из этих проблем. После получения докторской степени она взялась за свой первый рабочий проект, который назывался «Лестница в небеса». Для нее в разработке этого и других методов гуманного обращения с пищевыми животными сыграла роль ее способность мыслить образами, в какой-то мере обусловленная аутизмом, ее глубокая забота о животных и ее инженерные способности; полностью одна треть U.С. Помещения для содержания свиней и крупного рогатого скота используют ее конструкции. Читатели книги Оливера Сакса «Антрополог с Марса », заглавная статья которой посвящена Грандину, захотят прочитать трогательную реальную историю Грандина. Уильям Битти

От издателя

Это увлекательная тема Антрополога Оливера Сэка на Марсе , вот личный рассказ Темпл Грандин о жизни с аутизмом. Необычайный дар животного сочувствия изменил ее мир и наш.

Темпл Грандин известен во всем мире как дизайнер оборудования для содержания скота. Ее уникальное сочувствие к животным заставляет ее создавать системы, которые являются гуманными и безжалостными, устанавливая самые высокие стандарты в отрасли обращения с животными и обращения с ними. Еще она страдает аутизмом. Вот, по словам Темпл Грандин, рассказ о том, каково жить с аутизмом. Темпл — один из немногих людей, преодолевших многие неврологические нарушения, связанные с аутизмом.На протяжении всей своей жизни она разрабатывала уникальные стратегии выживания, в том числе свою знаменитую «сжимающую машину», смоделированную после того, как она увидела успокаивающий эффект сжимающих желобов на крупный рогатый скот. Она описывает свою изоляцию от боли, когда она росла «по-другому», и свое открытие визуальных символов для интерпретации «путей туземцев». «Мышление в картинках» также дает информацию о передовых рубежах аутизма, в том числе о лечении и диагностике, а также о взглядах Темпла. в гения, ученых, чувственные феномены и т. д.В конечном счете, именно уникальная способность Темпл описывать то, как работает ее зрительный ум и как она впервые установила связь между своим недостатком и животным темпераментом, является основой необычайного дара и феноменального успеха.

С внутренней стороны откидной створки

Являясь предметом антрополога Оливера Сэка на Марсе , вот личный рассказ Темпл Грандин о жизни с аутизмом: необыкновенный дар животного сочувствия изменил ее и наш мир.

Темпл Грандин известен во всем мире как дизайнер оборудования для содержания скота.Ее уникальное сочувствие к животным заставляет ее создавать системы, которые являются гуманными и безжалостными, устанавливая самые высокие стандарты в отрасли обращения с животными и обращения с ними. Еще она страдает аутизмом. Вот, по словам Темпл Грандин, рассказ о том, каково жить с аутизмом. Темпл — один из немногих людей, преодолевших многие неврологические нарушения, связанные с аутизмом. На протяжении всей своей жизни она разрабатывала уникальные стратегии выживания, в том числе свою знаменитую «сжимающую машину», смоделированную после того, как она увидела успокаивающий эффект сжимающих желобов на крупный рогатый скот.Она описывает свою изоляцию от боли в детстве.

Об авторе

Темпл Грандин в настоящее время является доцентом кафедры зоотехники в Государственном университете Колорадо.

11 красивых фотографий, которые изменят ваше представление об аутизме

Эйвери Винтер Боулс, 4 года — семья Боулс, Техас

Джессика Паджимула / Via samarielei.com

«У меня есть ребенок, полный песен и танцев, который освещает комнату, когда она улыбается.У меня есть ребенок, который любит своего брата и бежит целовать его ноги, когда он приходит утром с мамой. У меня есть ребенок, который просит поменять песню, пожалуйста! У меня есть ребенок, который улыбается мне и целует меня по-настоящему. У меня прекрасная, чудесная дочь, которая видит мир по-другому и знает, насколько она умна », — мать Эйвери, Кейт

.

Spectrum Inspired — это некоммерческая организация, которая помогает изменить ошибочные взгляды на аутизм, предлагая бесплатные фотосессии семьям, ухаживающим за любимым человеком с расстройством аутистического спектра (РАС) .ASD включает широкий спектр поведенческих черт, которые варьируются в зависимости от диагноза. Эти черты могут включать трудности в общении или участии в социальных взаимодействиях, повторяющееся поведение и сопротивление изменениям в распорядке дня. Это никоим образом не означает, что люди с РАС не способны жить яркой и полноценной жизнью.

Здесь Сара Дрисколл, соучредитель Spectrum Inspired и сама мать, страдающая аутизмом, рассказывает BuzzFeed News о вдохновляющей миссии организации и делится примерами того, как фотография может помочь дестигматизировать часто неправильно понимаемое заболевание:

Мы решили рассказывайте эти истории, потому что многие из нас, составляющих нашу команду, являются мамами, защитниками аутизма или учителями, стремящимися помочь людям с аутизмом стать успешными.Слишком часто мы не даем людям, затронутым аутизмом, правильное руководство и понимание. Эти люди, пораженные аутизмом, уникальны по своей красоте и обладают таким большим потенциалом процветания, как и все мы, и мы просто надеемся, что, поделившись своими лицами и своими историями, люди начнут понимать красоту спектра и красота индивидуальности в целом.

У меня сын в спектре. Его зовут Люк, ему 6 лет. Это очень личное для меня каждый божий день.Он красивый мальчик, который никогда не говорит и борется с самовыражением и общением. Однако только в детском саду мы осознали, сколько знаний у него в голове. Каждый день требуется так много работы, чтобы заставить его открыться миру и окружающим, поэтому я каждый день усердно работаю, чтобы помочь другим понять его и знать, что то, что он тихий и у него есть определенные проблемы, не означает для ни единой секунды, что ему нечего сказать и что его не стоит слышать, видеть и любить.

Я надеюсь, что эти фотографии унесут людей понимание того, что не следует бояться индивидуальности, что аутизм сопряжен с проблемами, но он также приходит с красотой, если копнуть достаточно глубоко, чтобы увидеть это, что мир должен приветствовать людей с причудами и различиями , и примите тот факт, что это только делает все немного более красочным. Мы все участвуем в этом вместе, и Spectrum Inspired — это место, где можно поделиться своей историей, чтобы вас услышали и поняли.

«Максвелл прямолинеен, честен, любознателен и страстно желает знать все, что он может о мире.»- мать Максвелла

«Аутизм — это не только солнечный свет и радуга, и он определенно отнял у меня многое, но дал мне гораздо больше взамен. Я считаю, что братья и сестры — невероятная часть успеха в мире аутизма, и мои трое детей докажи, что … бесспорная любовь без ограничений «. — Мать Брэндона и Лилиан, Аманда

«Он талантлив, умен, амбициозен, дружелюбен, заботлив и так мил со всеми.»- мать Калила, Бритни

.

«С того дня, как нам поставили диагноз, мы были в движении, проводя более 35 часов терапии в неделю. У Мэйсона нет« нормального »детства […], потому что мы всегда в движении, пытаясь справиться с этим. доберитесь до следующего свидания. Однако, в конце дня, когда мы слышим тихий голосок Мэйсона, говорящий «спокойной ночи» и «люблю тебя» (люблю тебя), я знаю, что мы поступаем правильно для всех нас! » — Мать Мэйсона

«Если Алекси может научить кого-нибудь чему-нибудь, так это тому, как просто любить.Он любит всех и просто хочет, чтобы все были счастливы … и я думаю, что в этом суть жизни … «- мать Алексия

«Он сложный — на внешнем уровне он грубый и жесткий. Внутри он действительно большой мягкий, очень милый и милый. Он всегда счастлив, если не имеет дело с чрезмерной стимуляцией». — Мама Алекса, She-Ra

«Кеннеди очень дружелюбный, милый и любознательный.Ей нравится, когда ее фотографируют. Она любит животных и ест ». — Мама Кеннеди, Блер Хоуз

«Наша жизнь очень занята и хаотична с четырьмя детьми, у всех разные потребности. Клэр требует много времени и внимания. Несмотря на то, что у нее есть серьезные проблемы, она приносит много любви в нашу семью». —Мама Клэр

«Потребовалось время, чтобы пережить горе диагноза, но три года спустя я могу сказать, что мы добились большого прогресса, и действительно надеемся, что мы чтим Рю и его прекрасный образ жизни, а также помогаем ему сориентироваться. и чувствовать себя уверенно в этом обществе, которое не всегда учитывает его различия.»—Мама Рю

«Иногда с аутизмом тяжело, но любить Джимми легко, и он определенно сделал меня лучше!» —Мама Джимми, Лорен

Чтобы узнать больше о Spectrum Inspired, посетите их веб-сайт Spectrum Inspired.org.

Полный список бесплатных визуальных средств поддержки при аутизме и почему они работают

Ежедневный распорядок — Все, что происходит с «Улицы Сезам», заслуживает внимания.У них есть фантастический набор цифровых карт, связанных с повседневными делами. Это действительно хорошо сделано, и это отличный способ познакомить вашего ребенка с шагами, необходимыми для выполнения основных задач.

Ознакомьтесь с ежедневными картами «Улицы Сезам»

Upcard — Upcard — это приложение, которое позволяет создавать расписания из картинок. У них есть обширная библиотека изображений на выбор, что упрощает общение с детьми о предстоящих задачах.

Ознакомьтесь с приложением Upcard

Todo Visual Schedule — это еще одно отличное приложение, специально разработанное для создания визуальных расписаний.Конечно, как вы, наверное, догадались, недостатком этих визуальных графиков является то, что они связаны с телефоном или планшетом. Но положительным моментом является то, что дети могут брать с собой свои визуальные расписания, куда бы они ни пошли, вместо того, чтобы полагаться на бумажную копию. Это красивое приложение. Это может быть немного сложно для маленьких детей, но это хороший выбор для детей постарше.

Оцените приложение визуального расписания Todo

DayCape — В отличие от Todo, это более простое приложение для визуального расписания.В нем также больше картинок, взятых из реальной жизни, чем из мультфильмов, поэтому он может быть полезен для детей, которым сложно воплотить воображаемые концепции в практическое применение. Это отличный простой выбор для создания цифровых визуальных графиков.

Ознакомьтесь с приложением DayCape

Choiceworks — Отойдя от визуального расписания, Choiceworks — это приложение, которое использует изображения, чтобы помочь детям выполнять задания, понимать свои эмоции и овладевать другими навыками. Одна из моих любимых частей этого приложения — их аккуратные таймеры, которые можно прикрепить к различным задачам, которые помогают детям понять управление временем и терпение.

Проверьте приложение Choiceworks

Понимание предложений при аутизме: мышление картинками с пониженной функциональной связностью | Мозг

Аннотация

Понимание сложных предложений, таких как Число восемь при повороте на 90 градусов выглядит как пара очков. включает участие и интеграцию нескольких областей коры. Лингвистическое содержание должно быть обработано, чтобы определить, что должно быть мысленно отображено, а затем мысленный образ должен быть оценен и соотнесен с предложением.Теория недостаточной корковой связи при аутизме предсказывает, что межрегиональное сотрудничество, необходимое между лингвистической и имагинальной обработкой в ​​этой задаче, будет недостаточным при аутизме. В этом функциональном МРТ-исследовании изучалась активация мозга у 12 участников с аутизмом и 13 контрольных участников, соответствующих возрасту и IQ, когда они обрабатывали предложения с высоким или низким содержанием образов. Анализ функциональной связи между корковыми областями показал, что языковые и пространственные центры у участников с аутизмом не были так хорошо синхронизированы, как в контрольной группе.Помимо функциональных различий в подключении, было также групповое различие в активации. При обработке предложений с низким содержанием образов (например, Сложение, вычитание и умножение — все математические навыки с) использование образов не является важным для понимания. Тем не менее, группа аутистов активировала теменные и затылочные области мозга, связанные с образами, для понимания предложений как с низким, так и с высоким содержанием образов, предполагая, что они использовали ментальные образы в обоих случаях.Напротив, контрольная группа показала активацию, связанную с образами, в основном в условиях высокой визуализации. Полученные данные предоставляют дополнительные доказательства недостаточной интеграции языка и образов при аутизме (и, следовательно, расширяют понимание недостаточной взаимосвязанности), но также показывают, что люди с аутизмом больше полагаются на визуализацию для поддержки понимания языка.

Сокращения

    Сокращения

  • IFG

  • IPS

  • MFG

  • MNI

    Монреальский неврологический институт

  • ROI 7

  • Введение
3

Понимание языка и визуальные образы — это два отдельных аспекта познания, но в повседневном мышлении они довольно часто используются одновременно, особенно когда язык ссылается на пространственные или физические объекты.Комбинация процессов понимания предложений и визуальных образов кажется особенно подходящим объектом исследования в контексте аутизма. Например, чтобы оценить предложение типа Число восемь при повороте на 90 градусов выглядит как пара очков , читатель должен получить мысленный образ восьмерки, мысленно применить к нему преобразование поворота, а затем оценить полученное изображение. . Несколько недавних исследований показали, что при аутизме может быть недостаточная взаимосвязь между корковыми областями (Just et al ., 2004 а ; Koshino et al ., 2005), которые могут отрицательно повлиять или замедлить интеграцию или коммуникацию между кортикальными областями, участвующими в обработке языка и образов. Кроме того, результаты нейровизуализации указывают на тенденцию при аутизме использовать визуально-пространственные области для компенсации корковых областей более высокого порядка (Koshino et al ., 2005).

Зрительно-пространственная система до недавнего времени традиционно рассматривалась как область неизменных, если не улучшенных способностей при аутизме.Это мнение основано на относительно высоких результатах субтеста блочного дизайна шкал интеллекта Векслера, полученных людьми с аутизмом (Shah and Frith, 1993; Siegel et al ., 1996; Goldstein et al ., 2001). , их хорошие результаты в задаче встроенных фигур (Joliffe and Baron-Cohen, 1997; Happe, 1999) и в прогрессивных матрицах Равена (Dawson et al ., 2005). Кроме того, некоторые исследования показали, что при аутизме улучшается визуально-пространственная обработка в таких областях, как язык.Например, в исследовании семантического прайминга Камио и Тоичи (2000) обнаружили, что люди с аутизмом лучше справляются с задачей завершения картинки-слова, чем с задачей завершения слова-слова, что предполагает преимущество изображений перед словами в доступе к семантике в аутизм. Еще одно признание важной роли визуального мышления при аутизме связано с широко используемыми методами лечения, основанными на обмене изображениями (Bondy and Frost, 1998, 2001) или визуальными организаторами, такими как метод TEACCH (Schopler and Olley, 1982), согласно в котором использование изображений улучшает понимание, устраняя необходимость в абстрактных словах и концепциях.Однако были также сообщения об обратных нарушениях зрительно-пространственных тестов, включающих сложные стимулы, такие как лица (например, Deruelle et al ., 2004), и обработку движений второй степени (Chubb and Sperling, 1988; Cavanagh and Mather, 1989; Bertone и Faubert, 1999, 2003; Bertone и др. ., 2005).

Анекдотические рассказы об опыте людей с аутизмом, такие как красноречивые описания, предоставленные доктором Темпл Грандин в ее автобиографии Thinking in Pictures (1995), подтверждают центральную роль визуального мышления.Вступительные слова этой книги следующие:

Я думаю картинками. Слова для меня как второй язык. Я перевожу как устные, так и написанные слова в полноцветные фильмы со звуком, которые звучат в моей голове, как кассета видеомагнитофона. Когда кто-то говорит со мной, его слова мгновенно переводятся в картинки. Мыслителям, владеющим языком, часто трудно понять это явление, но в моей работе в качестве дизайнера оборудования для животноводческой отрасли визуальное мышление является огромным преимуществом.

В отличие от относительной целостности зрительно-пространственной системы, система обработки речи при аутизме демонстрирует очевидные нарушения. Например, людям с высокофункциональным аутизмом труднее следовать сложным инструкциям (Minshew and Goldstein, 1998) или понимать идиомы (Dennis et al ., 2001 a ), метафоры (Happe, 1993; Dennis et al. ., 2001 b ) и связанный дискурс (Tager-Flusberg, 1995). Согласно Тагеру-Флусбергу (1996), когда язык приобретается при аутизме, вербальное общение по-прежнему ограничивается в первую очередь выражением инструментальных функций или простой маркировкой.Результаты психометрических тестов, таких как Детройтский тест устных указаний, показывают, что языковой дефицит у высокофункциональных людей с аутизмом возникает в первую очередь, когда требуются навыки высшего порядка или возникающие навыки (Goldstein et al ., 1994). Недавнее нейровизуализационное исследование понимания предложений (Just et al ., 2004 a ) показало, что люди с высокофункциональным аутизмом демонстрируют более низкие уровни активации в области Брока (по сравнению с контрольной группой) и более высокие уровни активации в области Вернике.Этот другой паттерн интерпретировался как меньшая зависимость от интегративной (синтаксической и тематической) обработки при аутизме и большая зависимость от словарной (лексической) обработки. Это исследование также обнаружило более низкую степень синхронизации времени активации среди участвующих областей коры при высокофункциональном аутизме по сравнению с контрольной группой.

Электрофизиологические данные также свидетельствуют о ненормальной обработке речи при аутизме. Селективное внимание к значению слов было нарушено (меньшая реакция на компонент N4) семантическим контекстом у людей с аутизмом (Dunn et al ., 1999). Люди с синдромом Аспергера демонстрировали меньшее количество негативных моментов несоответствия и более длительную латентность негативов в задании на распознавание просодии речи (Kujala et al ., 2005). В целом, данные нейровизуализационных и электрофизиологических исследований показывают, что есть веские основания полагать, что обработка речи при аутизме отличается от контрольной.

Когда задача поддается визуальной или вербальной стратегии, есть предположение, что люди с аутизмом предпочитают визуальную стратегию.Есть много неофициальных сообщений о том, что люди с аутизмом в основном мыслят визуально (Грандин, 1995). В исследовании fMRI letter n-back Koshino et al . (2005) обнаружили доказательства (основанные на местах активации) более визуального кодирования букв при аутизме по сравнению со стратегией вербального кодирования в контрольной группе. Аналогичные результаты были получены и при выполнении задания на рабочую память лица с помощью фМРТ (Х. Кошино, Р.К. Кана, Т.А. Келлер, В.Л. Черкасский, Н.Дж. Миншью, М.А. Джаст, на рассмотрении). Уайтхаус и др. .(в печати, 2006 г.) обнаружили, что дети с аутизмом очень ограниченно использовали внутреннюю речь и использовали зрительно-пространственную стратегию в задаче переключения, которая включала артикуляционное подавление. Эти исследования показывают, что у людей с аутизмом есть тенденция использовать больше визуально-пространственной обработки, задействуя задние области мозга для выполнения даже языковых задач. Было высказано предположение, что аутичные художники могут мыслить визуально-пространственными способами, которые могут компенсировать их языковой дефицит (O’Connor and Hermelin, 1987; Hermelin and O’Connor, 1990).

Настоящее исследование сосредоточено на взаимодействии языка и визуально-пространственных систем. В этом исследовании изучалась способность высокофункциональных людей с аутизмом выполнять задачу, которая требует интеграции двух различных областей когнитивной обработки: зрительно-пространственной (которая иногда не нарушается, как описано в исследованиях выше) и сложных систем языковой обработки ( которые имеют тенденцию к нарушению). Участники должны были оценивать предложения с содержанием мысленных образов как истинные или ложные (например,грамм. Число шесть можно повернуть, чтобы получить число девять ). Поскольку информация о содержании изображений представлена ​​в форме предложений, участники должны были согласовать язык и визуально-пространственные системы при выполнении этой задачи. На нейронном уровне области мозга, лежащие в основе зрительно-пространственных и языковых функций, должны сотрудничать для выполнения этой задачи. Поскольку эта задача требует интеграции двух несколько разделимых нейронных систем, мы предположили, что высокофункциональные люди с аутизмом будут демонстрировать недостаточную взаимосвязь между этими нейронными системами.Из наших предыдущих исследований (Just et al ., 2004 a ; Koshino et al ., 2005) очевидно, что недостаточная связь (более низкий уровень синхронизации) в группе аутизма является наибольшей (наиболее несовместимой с контрольной группой). group) в областях, которые выполняют центральные и наиболее требовательные вычисления для данной задачи. В задаче понимания визуальных образов предполагалось, что недостаточная взаимосвязь будет наиболее очевидной при синхронизации между лобной и теменной областями, которая необходима для интеграции языка и пространственной обработки (Just et al ., 2004 б ).

Другое предсказание в этом исследовании касалось того, как люди с аутизмом подходят к этой задаче. В условиях низкого уровня образованности в настоящем исследовании участники с аутизмом могут использовать больше визуальных и пространственных образов, чтобы понять смысл предложений. В результате этого в группе аутизма может быть больше активации в таких областях, как теменная или затылочная, во время обработки предложений с низким содержанием образов. С другой стороны, участники контрольной группы должны обрабатывать предложения с низким содержанием образов, задействуя больше языковых областей и меньше визуально-пространственных областей, как было обнаружено в предыдущих исследованиях такой обработки у обычных студентов колледжа (Just et al ., 2004 б ).

Третье предсказание касается связи между размером мозолистого тела и функциональной связностью между корковыми областями, которые оно соединяет. Функциональная связность в этой задаче изображения предложения, которая, как известно, задействует префронтальную и теменную области с двух сторон (Just et al ., 2004 b ), вполне может зависеть от мозолистого тела как части биологической инфраструктуры, которая позволяет общаться между собой. области мозга. В этом исследовании измеряли размер различных сегментов мозолистого тела каждого участника исследования функциональной визуализации, и мы предположили, что размеры ключевых областей будут меньше у участников с аутизмом, следуя аналогичным предыдущим результатам чисто морфометрических исследований (Egaas и др. ., 1995; Piven и др. , 1997; Hardan и др. ., 2000). Более того, это исследование проверило корреляцию между размером различных сегментов мозолистого тела и межполушарными функциональными связями между корковыми областями, которые они соединяют. Прогноз заключался в том, что у участников с аутизмом будет положительная корреляция, потому что размер мозолистого тела ограничивает функциональную связь. В контрольной группе не должно быть корреляции, потому что нет ограничений на обработку информации, налагаемых размером мозолистого тела на нейронную связь.Предполагается, что нейронные ресурсы и нейронные связи участников без аутизма более чем достаточны для выполнения требований задачи.

Материалы и методы

Участников

Двенадцать высокофункциональных людей с аутизмом [средний возраст = 22,5 года, стандартное отклонение (SD) = 8,8] и 13 участников контрольной группы (средний возраст = 20,3 года, SD = 4,0) были включены в анализ (полномасштабный и вербальный IQ. оценка 80 или выше).Участники были подобраны на основе возраста, полного и вербального IQ (средний полномасштабный IQ: аутизм = 110,7, SD = 9,2; контроль = 113,2, SD = 9,2; средний вербальный IQ: аутизм = 109,7, SD = 10,8; контроль = 109,4, SD = 10,5). Среди 12 участников группы аутизма одна была женщиной, а двое — левшами. В контрольной группе была одна участница женского пола и две участницы были левшами. Данные шести других участников были отклонены из-за чрезмерного движения головы или других технических проблем.Диагноз аутизма был установлен с использованием двух структурированных исследовательских диагностических инструментов: ADI-R (диагностическое интервью для аутизма — пересмотренное, Lord и др. ., 1994) и ADOS-G (Generic Schedule Diagnostic Observation Schedule, Lord et al. ., 2000), дополненные подтверждением клинического заключения экспертов. Потенциальные участники с аутизмом были исключены на основании сопутствующего расстройства, такого как синдром ломкой Х-хромосомы или туберозный склероз. Потенциальные участники контрольной группы и участники с аутизмом также исключались, если обнаруживались доказательства асфиксии при рождении, травмы головы или судорожного расстройства.Другие критерии исключения были основаны на неврологическом анамнезе и обследовании, физикальном обследовании, применении любых противосудорожных препаратов и хромосомном анализе или метаболическом тестировании, если показано.

Контрольными участниками были добровольцы из сообщества, отобранные для сопоставления участников с аутизмом по возрасту, полному баллу IQ, полу, расе и социально-экономическому статусу семьи происхождения, измеренному с помощью метода Холлингсхеда. Потенциальные участники контрольной группы были проверены путем анкетирования, телефона, личного интервью и наблюдения во время скрининговых психометрических тестов.Критерии исключения, оцениваемые с помощью этих процедур, включали текущие или прошлые психиатрические и неврологические расстройства, родовые травмы, задержку развития, школьные проблемы, приобретенные травмы головного мозга, неспособность к обучению и медицинские нарушения, с последствиями для центральной нервной системы или те, которые требуют регулярного приема лекарств. Потенциальные участники контрольной группы также подвергались скринингу, чтобы исключить лиц с семейным анамнезом аутизма, когнитивного расстройства развития, аффективного расстройства, тревожного расстройства, шизофрении, обсессивно-компульсивного расстройства или другого неврологического или психического расстройства, которое, как считается, имеет генетический компонент (у родственников первой степени родства или я), лекарства, влияющие на ЦНС, гипертонию, диабет, злоупотребление психоактивными веществами (самостоятельно или родственник первой степени) и аутизм у родственников первой, второй или третьей степени родства.

Каждый участник подписал информированное согласие, которое было одобрено Советом по институциональной проверке Университета Питтсбурга и Университета Карнеги-Меллон. Перед тестированием в сканере каждый участник был ознакомлен с задачей и провел несколько практических занятий на симуляторе МРТ, полномасштабной копии сканера Siemens Allegra 3-T, используемого для этого исследования, чтобы обеспечить их комфорт в среде МРТ. .

Экспериментальная парадигма

В этом эксперименте оценивалась активация и работоспособность мозга аутичных и контрольных групп во время обработки предложений, содержащих ментальные образы.В дополнение к базовому условию фиксации, было два экспериментальных условия: условие низкой визуализации и условие высокой визуализации. Предложения появлялись на экране компьютера по одному, и участник должен был решить, было ли предложение истинным или ложным, нажимая кнопки в правой и левой руках. Было по три блока стимулов с высокой и низкой образностью, каждый из которых содержал по пять предложений.

Примеры стимулов

Low Imagery, True: Сложение, вычитание и умножение — все это математические навыки .Низкое качество изображения, ложь: Животные и минералы живы, но растения — нет . Высокое качество изображения, истина: Число восемь при повороте на 90 градусов выглядит как пара очков . High Imagery, False: Апельсины, ананасы и кокосы имеют треугольную форму .

Каждый участник выполнял задание один или два раза перед сканированием. Практика состояла из трех предложений с высоким содержанием образов и трех предложений с низким содержанием образов, которые не использовались в основной задаче.

Все ответы участники выполняли с помощью двух однокнопочных мышей в левой и правой руках. Отображение каждого предложения длилось 8500 мс, а ответы принимались в течение 8500 мс с начала отображения предложения. Между каждым блоком из пяти предложений был перерыв в 8500 мс. Кроме того, 24-секундное условие фиксации было представлено после каждых двух блоков, всего четыре, чтобы обеспечить базовую меру активации мозга, с которой можно было бы сравнить каждое экспериментальное условие. В этом состоянии фиксации участники фиксировались на центральной звездочке, не выполняя никаких задач.Кроме того, в начале были представлены два предложения (одно высокое изображение и одно низкое изображение) в качестве практических испытаний, чтобы повторно ознакомить участника с заданием.

Функциональные параметры МРТ

Получение изображений было выполнено в Исследовательском центре визуализации мозга (BIRC) Университета Питтсбурга и Университета Карнеги-Меллона на 3-T сканере Siemens Allegra с использованием передающей / принимающей головной катушки с круговой поляризацией. Стимулы проецировались на полупрозрачный пластиковый экран, и участники смотрели на экран через зеркало, прикрепленное к катушке для головы.Для функциональной визуализации использовалось градиентное эхо, эхо-планарная последовательность импульсов с временем повторения (TR) = 1000 мс, временем эхо-сигнала (TE) = 30 мс и углом поворота 60 °. Шестнадцать смежных косо-аксиальных срезов были получены в чередующейся последовательности с толщиной среза 5 мм, зазором среза 1 мм, полем зрения 20 × 20 см и матрицей 64 × 64, что привело к разрешению в плоскости. 3,125 × 3,125 мм. Объемное 3D-сканирование MPRAGE на 160 срезов с TR = 200 мс, TE = 3,34 мс, углом поворота = 7, FOV = 25,6 см, размером матрицы 256 × 256 и толщиной среза 1 мм было получено в той же ориентации, что и косой аксиальные функциональные изображения для каждого участника.Это структурное сканирование использовалось для измерения размера мозолистого тела.

Раздача активации

Для сравнения участвующих групп с точки зрения распределения активации данные были проанализированы с помощью SPM99. Изображения были скорректированы по времени получения срезов, скорректированы по движению, нормализованы по шаблону Монреальского неврологического института (MNI), повторно дискретизированы до вокселей 2 × 2 × 2 мм и сглажены с помощью 8-мм гауссова ядра для уменьшения пространственного шума.Статистический анализ был выполнен на индивидуальных и групповых данных с использованием общей линейной модели, реализованной в SPM99 (Friston et al ., 1995). Групповой анализ проводился с использованием модели случайных эффектов. Были вычислены контрасты, отражающие эффекты образов для каждой группы, групповые различия в распределении активации относительно фиксации и групповые взаимодействия с образами. Для контрастов групповых различий возможные различия в деактивации (по отношению к условию фиксации) были исключены.Использовались нескорректированный порог высоты P = 0,005 и порог экстента в шесть вокселей.

Функциональные возможности подключения

Функциональная связность была вычислена (отдельно для каждого участника) как корреляция между средним временным ходом интенсивности сигнала всех активированных вокселей в каждом члене пары областей интереса (ROI). Двадцать одна функциональная область интереса была определена, чтобы охватить основные кластеры активации на карте групповой активации для каждой группы как в контрастах с высокой фиксацией изображений, так и с низкими контрастами фиксации изображений.Метки для этих 21 ROI [медиальная лобная извилина (MedFG) плюс 10 двусторонних ROI, а именно IFG (нижняя фронтальная извилина), IFG2 (здесь был определен второй кластер активации, поскольку первый не охватывал всю активацию), MFG (средняя лобная извилина), IPS (внутри теменная борозда), SPL (верхняя теменная долька), IPL (нижняя теменная долька), IT (нижняя височная извилина), MTG (средняя височная извилина), IOG (нижняя затылочная извилина) и MOG (средняя затылочная извилина)] были присвоены со ссылкой на разбивку набора данных T 1 для одного субъекта MNI, проведенного Tzourio-Mazoyer et al .(2002). Для каждого кластера была определена сфера (с радиусом от 5 до 10 мм), которая лучше всего отражала кластер активации на карте для каждой группы. Каждая из областей ROI, используемых в анализе, представляла собой объединение четырех сфер, определенных для двух групп в каждом из двух условий. Курс времени активации, извлеченный для каждого участника по активированным вокселям в пределах ROI, был получен из нормализованных и сглаженных изображений, которые были отфильтрованы с помощью фильтра нижних частот, и линейный тренд был удален. Субъект был исключен из дальнейшего анализа (такого как корреляционный анализ), если количество вокселей, активированных для этого субъекта в любой из областей интереса (составляющих пару), было <12.Корреляция была вычислена на изображениях, принадлежащих только условиям с низким и высоким содержанием изображений, поэтому она отражает взаимодействие между активацией в двух областях, когда участник выполняет задание, а не во время базового состояния. Преобразование Фишера от r к z применялось к коэффициентам корреляции для каждого участника перед усреднением и статистическим сравнением двух групп.

Функциональная связность была измерена для каждого участника в каждой группе как для условий низкого, так и для высокого уровня изображений с использованием 21 функциональной области интереса, описанной выше.Чтобы подытожить, где были получены достоверные групповые различия в функциональной связности, эти 21 ROI были сгруппированы в более крупные области на основе доли (лобной, теменной, височной или затылочной), а затем были получены показатели функциональной связности для этих групп ROI для каждого участника путем усреднения подключений всех релевантных пар рентабельности инвестиций. Это привело к 10 сетям, для которых были объединены связи: шесть междолевых связей (лобно-теменные, лобно-височные, лобно-затылочные, теменно-височные, затылочно-височные и теменно-затылочные) и четыре внутридолевых соединения (внутри лобных). , височная, теменная и затылочная).

Морфометрия мозолистого тела

Площадь поперечного сечения срединно-сагиттального среза мозолистого тела измеряли с использованием схемы парцелляции, описанной Witelson (1989). Семь подобластей мозолистого тела включают головотрубку, колено, ростральное тело, переднюю часть среднего тела, заднюю часть среднего тела, перешеек и звездочку. Кроме того, было два линейных измерения: расстояние между самой передней и самой задней точкой, которое считается длиной мозолистого тела, и шириной мозолистого тела в средней точке.Размер мозолистого тела был нормализован (разделен на) на общий объем серого и белого вещества для каждого участника. Объемы серого вещества, белого вещества и спинномозговой жидкости были измерены для каждого субъекта путем сегментирования структурного изображения мозга, взвешенного по T 1 , на три маски. Сегментация выполнялась процедурами SPM2. Внешний контур мозолистого тела отслеживали вручную (с межэкспертной надежностью 0,87), а затем с помощью программного обеспечения для обработки изображений выполняли внутреннюю сегментацию, вычисление площади и длины.

Результаты

Обзор

Участники с высокофункциональным аутизмом имели тенденцию вызывать зрительно-пространственные образы при понимании предложений как с низким, так и с высоким уровнем образов (предполагалось активацией в теменной и затылочной областях), даже когда не было необходимости в образности. Этот результат подтверждает гипотезу о том, что люди с аутизмом более склонны использовать стратегии визуального мышления. Более того, участники с аутизмом показали снижение функциональной связи между лобной и теменной областями, ключевыми областями мозга для выполнения этой задачи.Кроме того, в группе аутизма передний отдел мозолистого тела был незначительно меньше. Что еще более важно, размер мозолистого тела положительно коррелировал с функциональной связностью у участников с аутизмом, тогда как контрольные участники не показали такой корреляции.

Поведенческие результаты

Поведенческие результаты продемонстрировали схожую эффективность между аутистической и контрольной группами. ANOVA (дисперсионный анализ) для группы × условия изображения не выявил значительных различий между группами ни во времени реакции, ни в частоте ошибок, ни в каком-либо значимом взаимодействии между группой и условиями изображения для любого из показателей.В условиях высокого качества изображения время отклика было достоверно более длительным [среднее низкое изображение = 3,96 с, среднее высокое качество изображения = 4,36 с, F (1,23) = 22,06, P <0,0001], и не было надежной разницы в ошибке процент (средний низкий = 7%, средний высокий = 6%) между условиями.

Групповые различия в активации мозга

В отличие от контрольных участников, которые продемонстрировали четкую дифференциацию эффекта изображения с точки зрения их избирательной активации областей, связанных с изображениями, только в условиях высокого уровня изображений, участники с аутизмом показали аналогичную активацию в этих областях как в низком, так и в высоком уровне. условия изображения.Эффект образности предложений (контраст между условиями с высоким и низким уровнем образов) в каждой группе участников показан на рис. 1. Похоже, что участники с аутизмом обрабатывали предложения с высоким и низким уровнем образов одинаково (как описано ниже, они набирали зрительно-пространственные области, которые поддерживают визуальные образы в обоих условиях). Контрольная группа показала большую разницу между двумя условиями; в частности, одной из областей, в которой контрольная группа явно проявляла большую активность в состоянии высокой образности, является область IPS, которая ранее была тесно связана с визуальными образами при понимании предложений (Just et al ., 2004 б ). Обратите внимание, что у группы аутизма также была большая степень активации в этой области, но она была примерно одинаковой по величине в двух состояниях, поэтому она не проявляется на контрасте, представленном на рис. 1. Другой кластер активации, составляющий группу контрольной группы. Эффект изображения находится в области информационных технологий, другой области, связанной с визуальными образами. Третий кластер эффекта образов контрольной группы возникает в левой нижней лобной области, возможно, связанный с вербальной репетицией предложений по мере их преобразования в визуальные образы.Контрольная группа также показала большую активацию в состоянии высокой, чем в условиях низкой визуализации в правом полушарии в верхней теменной, ИТ и прецентральной областях. В группе аутизма не было выявлено областей с большей активацией в правом полушарии с высоким уровнем воображения по сравнению с состоянием с низким уровнем воображения.

Рис. 1

Внутригрупповые контрасты, показывающие большую активацию для высоких изображений, чем для низких изображений. У участников с аутизмом была небольшая разница между условиями высокой и низкой образованности, в отличие от участников контрольной группы, которые продемонстрировали большую активацию в состоянии высокой образованности, чем в состоянии низкой образованности.

Рис. 1

Внутригрупповые контрасты, показывающие большую активацию для высоких изображений, чем для низких изображений. У участников с аутизмом была небольшая разница между условиями высокой и низкой образованности, в отличие от участников контрольной группы, которые продемонстрировали большую активацию в состоянии высокой образованности, чем в состоянии низкой образованности.

После вышеупомянутого анализа, оценивающего эффект изображения в каждой группе, другие анализы напрямую сравнивали две группы участников друг с другом.Сравнение групп в условиях высокой визуализации показало, что у группы аутизма была меньшая активация, чем у контрольной группы в левой IFG и левой угловой извилине, двух областях, которые активируются в контексте словесной репетиции (Awh et al ., 1996) . Группа аутистов также имела меньшую активацию, чем контрольная группа в левой MFG, которая могла быть местом стратегического контроля вербальной репетиции. Этот эффект показан на рис. 2В и в таблице 1, где две группы напрямую сравниваются друг с другом в двух условиях.Этот результат (большая активация в условиях высокой образности для контрольной группы, чем у группы аутизма в левой угловой извилине и левой угловой извилине и левой MFG) может указывать на то, что группе аутистов требуется меньше словесных репетиций для процесса преобразования информации предложения в визуальный образ, согласующийся с представлением о том, что они больше практикуют перевод языка в визуальное мышление.

Таблица 1

Области различий в активации между аутистическими и контрольными группами для состояния с высоким уровнем воображения

904 2 угловая извилина 55
Местоположение пика активации . Состояние высокой четкости . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . z .
Области, в которых контрольные участники проявили большую активность, чем участники с аутизмом
L IFG – орбитальный 47 40 3,84 −34 20 -18 -18 904 IFG – треугольный 47 33 3,24 −42 24 −2
L IFG – треугольный 2 45,47 28 3.16 −52 16 2
R IFG — опер. 4,57 −46 24 38
L MFG 2 8 30 4.14 −48 12 46
R MFG 11 45 3,5 24 46 −2
дополнительный двигатель 9046 L2
9046 L2 4,05 −8 8 58
R дополнительный участок двигателя 6 21 4.29 14 18 66
L угловая извилина 40 89 4,13 −50 −54 28
4,01 −44 −74 36
L передняя поясная извилина 32 303 4.29 0 28 30
L таламус 81 4,03 −10 −8 8
Участников контроля аутизма в которых было обнаружено больше участников
Лингвальная извилина 18 32 3,88 −18 −84 −16
904 2 угловая извилина 55
Местоположение пика активации . Состояние высокой четкости . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . z .
Области, в которых контрольные участники проявили большую активность, чем участники с аутизмом
L IFG – орбитальный 47 40 3,84 −34 20 -18 -18 904 IFG – треугольный 47 33 3,24 −42 24 −2
L IFG – треугольный 2 45,47 28 3.16 −52 16 2
R IFG — опер. 4,57 −46 24 38
L MFG 2 8 30 4.14 −48 12 46
R MFG 11 45 3,5 24 46 −2
дополнительный двигатель 9046 L2
9046 L2 4,05 −8 8 58
R дополнительный участок двигателя 6 21 4.29 14 18 66
L угловая извилина 40 89 4,13 −50 −54 28
4,01 −44 −74 36
L передняя поясная извилина 32 303 4.29 0 28 30
L таламус 81 4,03 −10 −8 8
Участников контроля аутизма в которых было обнаружено больше участников
Лингвальная извилина 18 32 3,88 −18 −84 −16
Таблица 1

Различия в активации между группами высокого и контрольного аутизма состояние изображения

904 2 угловая извилина 55
Местоположение пиковой активации . Состояние высокой четкости . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . z .
Области, в которых контрольные участники проявили большую активность, чем участники с аутизмом
L IFG – орбитальный 47 40 3,84 −34 20 -18 -18 904 IFG – треугольный 47 33 3,24 −42 24 −2
L IFG – треугольный 2 45,47 28 3.16 −52 16 2
R IFG — опер. 4,57 −46 24 38
L MFG 2 8 30 4.14 −48 12 46
R MFG 11 45 3,5 24 46 −2
дополнительный двигатель 9046 L2
9046 L2 4,05 −8 8 58
R дополнительный участок двигателя 6 21 4.29 14 18 66
L угловая извилина 40 89 4,13 −50 −54 28
4,01 −44 −74 36
L передняя поясная извилина 32 303 4.29 0 28 30
L таламус 81 4,03 −10 −8 8
Участников контроля аутизма в которых было обнаружено больше участников
Лингвальная извилина 18 32 3,88 −18 −84 −16
904 2 угловая извилина 55
Местоположение пика активации . Состояние высокой четкости . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . z .
Области, в которых контрольные участники проявили большую активность, чем участники с аутизмом
L IFG – орбитальный 47 40 3,84 −34 20 -18 -18 904 IFG – треугольный 47 33 3,24 −42 24 −2
L IFG – треугольный 2 45,47 28 3.16 −52 16 2
R IFG — опер. 4,57 −46 24 38
L MFG 2 8 30 4.14 −48 12 46
R MFG 11 45 3,5 24 46 −2
дополнительный двигатель 9046 L2
9046 L2 4,05 −8 8 58
R дополнительный участок двигателя 6 21 4.29 14 18 66
L угловая извилина 40 89 4,13 −50 −54 28
4,01 −44 −74 36
L передняя поясная извилина 32 303 4.29 0 28 30
L таламус 81 4,03 −10 −8 8
Участников контроля аутизма в которых было обнаружено больше участников
Лингвальная извилина 18 32 3,88 −18 −84 −16

Фиг.2

Межгрупповые контрасты активации в каждом состоянии. ( A ) В условиях высокой визуализации группа аутистов показала большую активацию, чем контрольная, только в язычной извилине. ( B ) В условиях высокой визуализации контрольная группа показала более высокую активацию мозга в левой нижней лобной, средней лобной и левой угловой областях, чем участники с аутизмом. ( C ) В условиях низкой визуализации группа аутистов показала большую активацию L IPS и левой язычной извилины по сравнению с контрольной группой.( D ) В условиях низкой визуализации контрольная группа не показывала более высокую активацию, чем группа с аутизмом; и ( E ) корональная проекция более высокой активации при аутизме в L IPS, чем контроли в состоянии с низким уровнем воображения.

Рис. 2

Межгрупповые контрасты активации в каждом состоянии. ( A ) В условиях высокой визуализации группа аутистов показала большую активацию, чем контрольная, только в язычной извилине. ( B ) В условиях высокой визуализации контрольная группа показала более высокую активацию мозга в левой нижней лобной, средней лобной и левой угловой областях, чем участники с аутизмом.( C ) В условиях низкой визуализации группа аутистов показала большую активацию L IPS и левой язычной извилины по сравнению с контрольной группой. ( D ) В условиях низкой визуализации контрольная группа не показывала более высокую активацию, чем группа с аутизмом; и ( E ) корональная проекция более высокой активации при аутизме в L IPS, чем контроли в состоянии с низким уровнем воображения.

При сравнении двух групп участников в состоянии с низким уровнем образованности группа аутистов показала более высокую активацию, чем контрольные участники, в задних областях мозга, таких как левая интрапериетальная борозда (L IPS), правая SPL, двусторонний клиновидный и предклинный камень и двусторонняя язычная извилина, как показано на рисунках 2B, C, E и в таблице 2.Более высокая активация теменных и затылочных областей в группе аутистов даже в этом состоянии с низким уровнем образов указывает на их склонность задействовать зрительно-пространственные процессы, когда они понимают предложения, которые не относятся к пространственным объектам или отношениям. Это свидетельствует о большей предрасположенности к визуальному мышлению при аутизме. Органы управления, напротив, по-видимому, обрабатывают предложения с низким содержанием образов, используя более низкие фронтальные языковые области и гораздо меньше полагаясь на теменные области, аналогично паттерну активации, обнаруженному среди студентов колледжа при обработке таких предложений (Just et al ., 2004 б ).

Таблица 2

Области различий в активации между аутичными и контрольными группами для состояния с низким уровнем воображения

904 41 47 47 3,19 904 окклюзия 19
Местоположение пика активации . Слабое изображение . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . г .
Области, в которых контрольные участники показали большую активность, чем участники с аутизмом
L верхняя лобная извилина медиальная 21 21 3.15 −4 28 32
Области, в которых участники с аутизмом проявили большую активность, чем контрольные участники
L MFG 6 30 3,15 −26 902 54
Передняя извилина R 6 48 3,53 44 −8 52
L верхняя теменная доля 7 7 −20 −56 60
Правая верхняя теменная доля 5 43 3,62 30 −48 60
3,31 0 −50 18
R предклинье 31 20 3.57 18 −60 24
L cuneus 25 4,16 −22 −56 22
18 −78 44
Язычная извилина 18 73 3.98 −18 −84 −16
Лингвальная извилина 18 60 4,19 20 −88 −10
86 4,79 26 −84 16
904 902 верхняя доля 902 47 47 9046 3,57 5 Lingual

Стол из 903 различия в активации между аутизмом и контрольной группой для состояния с низким уровнем воображения

Местоположение пиковой активации . Слабое изображение . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . г .
Области, в которых контрольные участники показали большую активность, чем участники с аутизмом
L верхняя лобная извилина медиальная 21 21 3,15 −4 28 в котором участники с аутизмом проявили большую активность, чем участники контрольной группы
L MFG 6 30 3.15 −26 −2 54
Передняя извилина R 6 48 3,53 44 −8 52
79 3,68 −20 −56 60
Правая верхняя теменная доля 5 43 3.62 30 −48 60
L предклинье 30 41 3,31 0 −50 18
18 −60 24
L cuneus 25 4.16 −22 −56 22
R cuneus 7 29 3,19 18 −78 73
Lingual 3,98 −18 −84 −16
Язычная извилина 18 60 4.19 20 −88 −10
R средняя затылочная извилина 19 86 4,79 26 −84 16
904 902 верхняя доля 902 47 47 9046 3,57 5 Lingual 904 активация . 904 41 47 47 3,19 904 окклюзия 19
Местоположение пика активации . Слабое изображение . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . г .
Области, в которых контрольные участники показали большую активность, чем участники с аутизмом
L верхняя лобная извилина медиальная 21 21 3,15 −4 28 в котором участники с аутизмом проявили большую активность, чем участники контрольной группы
L MFG 6 30 3.15 −26 −2 54
Передняя извилина R 6 48 3,53 44 −8 52
79 3,68 −20 −56 60
Правая верхняя теменная доля 5 43 3.62 30 −48 60
L предклинье 30 41 3,31 0 −50 18
18 −60 24
L cuneus 25 4.16 −22 −56 22
R cuneus 7 29 3,19 18 −78 73
Lingual 3,98 −18 −84 −16
Язычная извилина 18 60 4.19 20 −88 −10
R средняя затылочная извилина 19 86 4,79 26 −84 16
Слабое изображение . Координаты MNI .
.
.

.
. Площадь Бродмана . Размер кластера . т (23) . x . л . г .
Области, в которых контрольные участники показали большую активность, чем участники с аутизмом
L верхняя лобная извилина медиальная 21 21 3.15 −4 28 32
Области, в которых участники с аутизмом проявили большую активность, чем контрольные участники
L MFG 6 30 3,15 −26 902 54
Передняя извилина R 6 48 3,53 44 −8 52
L верхняя теменная доля 7 7 −20 −56 60
Правая верхняя теменная доля 5 43 3,62 30 −48 60
3,31 0 −50 18
R предклинье 31 20 3.57 18 −60 24
L cuneus 25 4,16 −22 −56 22
18 −78 44
Язычная извилина 18 73 3.98 −18 −84 −16
Лингвальная извилина 18 60 4,19 20 −88 −10
86 4,79 26 −84 16

Несколько предыдущих исследований показали большую активацию заднего отдела мозга при аутизме в таких задачах, как встроенные фигуры (Ring et al ., 1999) и теории разума (Castelli et al ., 2002). В то же время в нескольких предыдущих исследованиях было обнаружено, что высокофункциональные люди с аутизмом могут иметь ограниченные возможности или даже преимущество в зрительно-пространственной обработке (Shah and Frith, 1983; Ring et al ., 1999; Mottron and Burack, 2001; Caron и др. ., 2004). Текущие результаты могут помочь связать эти два предыдущих наблюдения друг с другом. По крайней мере, в данной задаче на понимание предложения большая активность аутистической группы в более задних теменных и затылочных областях может быть проявлением большей зависимости от визуально-пространственной обработки и меньшей зависимости от лингвистической обработки.

Функциональная связь

Основное открытие функциональной связности заключалось в том, что группа аутистов показала наибольшее снижение функциональной связности по сравнению с контрольными участниками лобно-теменной сети.

ANOVA средних междолевых связей сравнивает средние функциональные связи двух групп участников в парах областей интереса, которые находились в разных корковых долях, таким образом сравнивая группы по шести возможным парам (сетям) четырех долей: лобная — теменные, лобно-височные, лобно-затылочные, височно-теменные, височно-затылочные и теменно-затылочные.Этот смешанный дисперсионный анализ 2 (группа) × 6 (сеть) × 2 (условие) выявил основной эффект спаривания [ F (5,115) = 16,78, P <0,0001], но не обнаружил надежного основного эффекта группы или условия или эффекты взаимодействия. Фронтально-теменная сеть показала самую большую групповую разницу в функциональной связанности, при этом участники с аутизмом имели более низкую связность в этой сети (среднее значение = 0,52, SE = 0,03), чем участники контрольной группы (среднее значение = 0,60, SE = 0,03), как показано в таблице 3.

Таблица 3

Средние функциональные связи между междолевыми и внутридолевыми сетями по группам и групповые различия в задаче визуализации

902 904 902 904 904
Межлепестковые сети . Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Фронтально-теменная 0,52 0,60 0,08
Фронтально-височная 0,45 0,45 0,45 0,45 0,00
Теменно-височная 0.44 0,47 0,03
Теменно-затылочный 0,48 0,52 0,04
Затылочно-височный 0,44

71 0,42 902 902 9069 904 904 904 904 сети .

Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Лобно-теменная 0.52 0,60 0,08
Фронтально-височный 0,45 0,45 0,00
Фронтально-затылочный 0,42 0,44 0,04 0,44 0,04 0,47 0,03
Теменно-затылочный 0,48 0,52 0,04
Затылочно-височный 0.44 0,42 0,02
височная49
Внутрилепестковые сети . Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Фронтально-лобная 0,56 0,61 0,05
Теменно-теменная 0,82 0,87 0,05
0,51 0,02
Затылочно-затылочные 0,67 0,66 0,02
Внутридольные сети . Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Фронтально-лобная 0,56 0,61 0,05
Теменно-теменная 0.82 0,87 0,05
Височно-височные 0,49 0,51 0,02
Затылочно-затылочные
0,66 0,06 взаимосвязи между междолевыми и внутридолевыми сетями по группам и групповые различия в задаче визуализации

902 904 902 904 904
Межлепестковые сети . Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Фронтально-теменная 0,52 0,60 0,08
Фронтально-височная 0,45 0,45 0,45 0,45 0,00
Теменно-височная 0.44 0,47 0,03
Теменно-затылочный 0,48 0,52 0,04
Затылочно-височный 0,44

71 0,42 902 902 9069 904 904 904 904 сети .

Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Лобно-теменная 0.52 0,60 0,08
Фронтально-височный 0,45 0,45 0,00
Фронтально-затылочный 0,42 0,44 0,04 0,44 0,04 0,47 0,03
Теменно-затылочный 0,48 0,52 0,04
Затылочно-височный 0.44 0,42 0,02
височная49
Внутрилепестковые сети . Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Фронтально-лобная 0,56 0,61 0,05
Теменно-теменная 0,82 0,87 0,05
0,51 0,02
Затылочно-затылочные 0,67 0,66 0,02
9046 0,66 902 что лобно-теменная сеть будет показывать наибольшую недостаточную связанность для группы аутизма по сравнению с контрольной группой, запланированный контраст сравнивал групповые различия в функциональной связности в лобно-теменной сети с групповыми различиями в среднем для других пяти междолевых сетей сети (лобно-височные, лобно-затылочные, теменно-височные, теменно-затылочные и затылочно-височные).Результаты этого контраста подтвердили, что недостаточная связь при аутизме между лобной и теменной областями (по сравнению с контрольной группой) была больше, чем в других сетях [ F (1,23) = 4,49, P <0,05].

Отдельный смешанный дисперсионный анализ 2 (группа) × 4 (сеть) × 2 (состояние) для четырех внутридолевых связей (в пределах лобной, височной, теменной и затылочной) не выявил взаимодействия с группой. Этот результат показывает, что локальная внутридольная функциональная связность в этой задаче достоверно не различалась при аутизме по сравнению с контрольной группой, в отличие от недостаточной связи, наблюдаемой для лобно-теменных междолевых соединений.Фактически, ни один из результатов этого дисперсионного анализа не отразился на каких-либо групповых различиях. Результатами были главный эффект сети [ F (3,69) = 48,43, P <0,0001] и надежное состояние × взаимодействие сети [ F (3,69) = 2,92, P < 0,05]. Тесты простого эффекта условия в каждой сети показали, что только теменно-теменная сеть показала дифференциальную связь между состояниями [ F (1,24) = 5,33, P <0.05)], с более высокой связностью для условия высокого изображения (среднее значение = 0,89, SE = 0,03), чем условие низкого качества изображения (среднее значение = 0,80, SE = 0,04).

Размер мозолистого тела

Хотя у участников с аутизмом средний размер мозолистого тела был меньше, чем у контрольной группы, этот эффект не был статистически надежным. Передний отдел мозолистого тела, который включает головотрубку, колено, ростральное тело и переднюю часть среднего тела, был незначительно меньше [ t (23) = 1.88, P = 0,07] в группе аутизма по сравнению с контролем. Кроме того, передняя подобласть, колено, мозолистого тела была незначительно меньше [ t (23) = 2,07, P = 0,05] в группе аутизма, чем в контрольной группе. Не было статистически достоверных различий в каких-либо других субрегионах между двумя группами, хотя во всех субрегионах средние размеры в группе аутизма были ниже, чем в контрольной.

Размер мозолистого тела и функциональные возможности связи

Размер всего мозолистого тела, а также некоторых подобластей коррелировал с некоторыми показателями функциональной связности в условиях низкой визуализации в обеих группах.У участников с аутизмом были надежные положительные корреляции между размером некоторых субрегионов и функциональной связью между соответствующими областями мозга, тогда как в контрольной группе таких корреляций не было. Достоверные различия в корреляции обнаружены в основном в связях передней и задней подобластей мозолистого тела.

Размер передней части, колена, мозолистого тела достоверно положительно коррелировал с функциональной связью между левой лобной и правой теменной областями в группе аутистов [ r = 0.69, t (8) = 2,67, P <0,05], тогда как контрольная группа не показала такой корреляции ( r = -0,16, нс). Интересно, что левая нижняя лобная и правая теменная области связаны с речью и пространственной обработкой, соответственно. Исследования показали, что волокна из нижней лобной и теменной областей проходят через рострум и колено мозолистого тела (de Lacoste et al ., 1985). Этот результат положительной корреляции между размером коленного сустава и функциональной связностью при аутизме аналогичен результатам нашего предыдущего исследования исполнительного функционирования при аутизме (Just et al ., в печати, 2006 г.).

Задняя средняя часть мозолистого тела достоверно положительно коррелировала с функциональной связностью между левой средней височной и правой верхней теменной областями при аутизме [ r = 0,74, t (8) = 3,14, P <0,05] . Контроли здесь не показали достоверной корреляции ( r = 0,32, нс). Интересно, что левая средняя височная и правая верхняя теменные области, вероятно, участвуют в речевой и пространственной обработке, соответственно.Также наблюдалась надежная положительная корреляция в группе аутистов между размером задней части мозолистого тела и функциональной связностью между левой и правой затылочной, левой и правой средними височными областями. Здесь также контрольная группа не показала достоверной корреляции. Таким образом, гипотеза о недостаточной связанности коры при аутизме согласуется с корреляцией между структурой мозга и его функцией у разных людей.

Обсуждение

Участники с аутизмом проявили большую активность в теменной и затылочной областях, что свидетельствует о том, что они использовали визуальные образы более широко, чем контрольные субъекты, для поддержки понимания предложений.С точки зрения Темпл Грандина, они, вероятно, большую часть времени «думали картинками» (Грандин, 1995). Более высокая степень задействования области L IPS во время понимания предложения среди участников с аутизмом, чем у контрольных участников, была очевидна в условиях низкой образованности. Активация IPS ранее была связана с такими функциями, как визуальные образы, визуальное внимание и пространственная трансформация (Alivisatos and Petrides, 1997; Vandenberghe et al ., 2001; Just et al ., 2004 b ).Большая активация при аутизме в L IPS для этого состояния особенно заметна, потому что понимание этих предложений обычно не требует использования процессов визуальных образов. Результат предполагает, что группа аутистов может регулярно использовать визуальные образы для понимания предложений, а не на чисто лингвистической основе.

Еще один результат, согласующийся с этой интерпретацией, — большая активация языковой извилины в группе аутизма (по сравнению с контрольной группой) во время обработки предложений с низким содержанием образов.Лингвальная извилина — это затылочная область мозга, которая в первую очередь участвует в обработке изображений. Эта активация также предполагает, что группа аутистов больше полагается на визуализацию для понимания языка. Этот результат напоминает недавнее открытие Gaffrey et al . (2004) большей, чем обычно, активации затылочной кости при аутизме во время задачи семантического решения, предполагая более широкое использование зрительных процессов для понимания языка при аутизме.

Ситуация несколько иная в понимании предложений, содержащих высокопоставленные образы, где контрольная группа должна была использовать визуальные образы.Поскольку предполагается, что участники с аутизмом относительно не страдают зрительно-пространственной обработкой, у них не должно быть гиперактивации или недостаточной активности по сравнению с контрольной группой в условиях высокой визуализации. Эти ожидания подтвердились результатами.

Что было неожиданным, но согласованным с другими результатами, так это то, что у контрольных участников наблюдалась гиперактивация, соответствующая более словесной репетиции (в левой угловой извилине, левой IFG и левой MFG). Угловая извилина и IFG образуют вербальную репетиционную петлю вместе с MFG, а также известно, что активация угловой извилины происходит, когда участников просят визуализировать сцену, полученную из письменного текста (Mellet et al ., 2002). Более высокая активация у контрольных участников левой угловой извилины и левой IFG могла быть связана с использованием контрольной группой репетиционного цикла для поддержки интеграции лингвистической и зрительно-пространственной информации. Для контрольных участников по сравнению с теми, кто страдает аутизмом, создание мысленного образа в ходе языкового понимания может быть менее автоматическим аспектом понимания предложения, требующим дополнительной поддержки памяти, обеспечиваемой репетиционным циклом. В отличие от контрольной группы, группа с аутизмом может быть более легкой с переводом из лингвистического формата информации в визуально-пространственный, и, следовательно, может потребовать меньше таких репетиций.

Анализ функциональной связности показывает, что группа с аутизмом показала недостаточную корковую связь по сравнению с контрольной группой в этой задаче. Недостаточная взаимосвязанность группы аутистов по сравнению с контрольной группой была наибольшей в лобно-теменной сети. Этот вывод важен по нескольким причинам: (i) задача данного исследования требует интеграции языка и пространственного мышления, которое включает лобные и теменные области. Следовательно, обнаружение более низкой функциональной связи в лобно-теменной сети при аутизме указывает на то, что интеграция между этими двумя основными нейронными системами может быть нарушена при аутизме; (ii) это открытие может свидетельствовать о нарушениях в дистанционном общении и координации областей мозга при аутизме; и (iii) недостаточная связанность лобно-теменной сети при аутизме может быть более общим явлением.Наше предыдущее исследование управляющих функций при аутизме в рамках задания Лондонского Тауэра также обнаружило более низкую функциональную связанность в лобно-теменной сети у участников с высокофункциональным аутизмом (Just et al ., In press, 2006).

Обнаружение функциональной недостаточной связи при аутизме было дополнительно подтверждено положительной корреляцией размера мозолистого тела и межполушарной функциональной связи у участников с аутизмом. Колено мозолистого тела положительно коррелировало с функциональной связностью между левой лобной и правой теменной областями при аутизме.Наше предыдущее исследование управляющих функций (Just et al ., In press, 2006) обнаружило аналогичные результаты. Здесь следует отметить, что размер колен в группе аутизма был лишь незначительно меньше, чем в контрольной группе. Размер мозолистого тела у людей с аутизмом может быть показателем некоторой аномалии, которая может налагать ограничение на функциональную связь, тогда как в контрольной группе такого ограничения нет и, следовательно, нет положительной корреляции. Аномалии трактов белого вещества при аутизме (Courchesne et al ., 2001; Карпер и др. , 2002; Герберт и др. , 2003, 2004; Chung et al ., 2004), возможно, способствуют снижению функциональной связи при аутизме, как Quigley et al . (2001) предположили в случае агенезии мозолистой оболочки.

Теория недостаточной связи связывает многие широко распространенные нарушения психологического функционирования при аутизме с дефицитом координации и коммуникации между ключевыми центрами обработки мозга. Это исследование воспроизводит корковую недостаточную связь при аутизме, обнаруженную при других типах когнитивных задач, таких как понимание предложений (Just et al ., 2004 a ) и рабочей памяти (Koshino et al ., 2005). Одно из главных предсказаний теории недостаточной связанности состоит в том, что любой аспект психологической и неврологической функции, который зависит от координации или интеграции областей мозга, является восприимчивы к нарушениям при аутизме, особенно когда вычислительная нагрузка на координацию велика. В текущем исследовании задача требовала координации и интеграции двух пространственно удаленных мозговых центров, которые контролировали языковые и зрительно-пространственные функции, и результаты показали функциональную недостаточную связанность у участников с аутизмом, а также корреляцию между размерами сегмента мозолистого тела и функциональными возможностями. связности некоторых контралатеральных пар корковых областей, которые соединяются сегментами.Мышление картинками во время понимания предложения может быть адаптацией к недостаточной связанности при аутизме, когда больше используются теменные и затылочные области и меньше используются лобные области для лингвистической обработки, возможно, из-за нарушения связи между лобной и теменной областями.

Это исследование было поддержано грантом HD35469 Совместной программы повышения квалификации в области аутизма (CPEA) Национального института здоровья детей и развития человека и премией Cure Autism Now Young Research.Авторы хотели бы поблагодарить Сару Шипул и Стейси Беккер за помощь в сборе и анализе данных, а также Дайан Уильямс за полезные комментарии к более ранней версии рукописи.

Список литературы

,.

Функциональная активация головного мозга человека при умственном вращении

,

Neuropsychologia

,

1997

, vol.

35

(стр.

111

8

),,,,,.

Диссоциация хранения и репетиции в вербальной рабочей памяти: данные позитронно-эмиссионной томографии

,

Psychol Sci

,

1996

, vol.

7

(стр.

25

31

),.

Чувствительность к движению моделей перемещения, расширения / сжатия и вращения первого и второго порядка

,

Invest Ophthalmol Vis Sci

,

1999

, vol.

40

стр.

2245

, г.

Как обрабатывается сложное движение второго порядка?

,

Vision Res

,

2003

, т.

43

(стр.

2591

601

),,,.

Улучшенная и ограниченная обработка зрительно-пространственной информации при аутизме зависит от сложности стимула

,

Brain

,

2005

, vol.

128

(стр.

2430

41

),.

Система обмена изображениями

,

Семинары Выступление Lang

,

1998

, vol.

19

(стр.

373

89

),.

Система обмена изображениями

,

Behav Mod

,

2001

, vol.

25

(стр.

725

44

),,,.

Обладают ли высокофункциональные люди с аутизмом превосходными пространственными способностями?

,

Нейропсихология

,

2004

, т.

42

(стр.

467

81

),,,.

Доли головного мозга при аутизме: ранняя гиперплазия и аномальные возрастные эффекты

,

Neuroimage

,

2002

, vol.

16

(стр.

1038

51

),,,.

Аутизм, синдром Аспергера и механизмы мозга для приписывания психических состояний анимированным формам

,

Мозг

,

2002

, т.

125

(стр.

1839

49

),.

Движение: длинное и короткое

,

Пространственная видимость

,

1989

, т.

4

(стр.

103

29

),.

Уравновешенные дрейфом случайные стимулы: общая основа изучения нефурье-восприятия движения

,

J Optical Soc Am A

,

1988

, vol.

5

(стр.

1986

2007

),,,.

Меньшая концентрация белого вещества при аутизме: двухмерная морфометрия на основе вокселей

,

Neuroimage

,

2004

, vol.

23

(стр.

242

51

),,,,, и др.

Необычные паттерны роста мозга в раннем возрасте у пациентов с аутизмом: исследование МРТ

,

Neurology

,

2001

, vol.

57

(стр.

245

54

),,,.

Превосходная производительность аутистов по RPM и PPVT по сравнению со шкалами Векслера свидетельствует о природе аутистического интеллекта

,

Плакат, представленный на Международной встрече по исследованию аутизма

Бостон, Массачусетс

,,.

Топография мозолистого тела человека

,

J Neuropathol Exp Neurol

,

1985

, vol.

44

(стр.

578

91

),,.

Язык вывода у высокофункциональных детей с аутизмом

,

J Autism Dev Disord

,

2001

, vol.

31

(стр.

47

54

),,,,.

Понимание буквальной правды, ироническая критика и обманчивая похвала после травмы головы в детстве

,

Brain Lang

,

2001

, vol.

78

(стр.

1

16

),,,.

Пространственная частота и обработка лиц у детей с аутизмом и синдромом Аспергера

,

J Autism Dev Disord

,

2004

, vol.

34

(стр.

199

210

),,,.

Электрофизиологические корреляты семантической классификации у аутичных и нормальных детей

,

Dev Neuropsychol

,

1999

, vol.

16

(стр.

79

99

),,.

Уменьшение размеров мозолистого тела при аутизме

,

Arch Neurol

,

1995

, vol.

52

(стр.

794

801

),,,,,.

Статистические параметрические карты в функциональной визуализации: общий линейный подход

,

Hum Brain Map

,

1995

, vol.

2

(стр.

189

210

),,,,, и др.

Пониженная левая нижняя лобная и усиленная затылочная активация во время семантического решения при аутизме

,

Int Meeting Autism Res

,

2004

, vol.

123

стр.

S3.2.1

,,.

Возрастные различия в успеваемости у высокофункциональных аутистов

,

J Clin Exp Neuropsychol

,

1994

, vol.

16

(стр.

671

80

),,,.

Сравнение профилей WAIS-R у взрослых с высокофункциональным аутизмом или различными подтипами неспособности к обучению

,

Appl Neuropsychol

,

2001

, vol.

8

(стр.

148

54

).,.

Взгляд аутизма изнутри

,

Высокофункциональные люди с аутизмом

,

1992

Нью-Йорк

Plenum Press

(стр.

105

26

). ,

Мыслить образами: и другие отчеты из моей жизни с аутизмом

,

1995

Нью-Йорк

Doubleday

.

Коммуникативная компетентность и теория разума: тест на релевантность теории

,

Познание

,

1993

, т.

48

(стр.

101

19

).

Аутизм: когнитивный дефицит или когнитивный стиль

,

Trends Cogn Sci

,

1999

, vol.

3

(стр.

216

22

),,.

Размер мозолистого тела при аутизме

,

Неврология

,

2000

, т.

55

(стр.

1033

6

),,,,, и др.

Большие объемы мозга и белого вещества у детей с нарушением языкового развития

,

Dev Sci

,

2003

, vol.

6

(стр.

F11

F22

),,,,, и др.

Локализация увеличения объема белого вещества при аутизме и нарушении языка развития

,

Ann Neurol

,

2004

, vol.

55

(стр.

530

40

),.

Искусство и точность: рисование идиотов-ученых

,

J Детская психиатрия

,

1990

, vol.

31

(стр.

217

28

),.

Проходят ли люди с аутизмом и синдромом Аспергера результаты теста встроенных цифр быстрее, чем обычно?

,

J Детская психическая психиатрия

,

1997

, vol.

38

(стр.

527

34

),,,.

Корковая активация, синхронизация во время понимания предложений при высокофункциональном аутизме: свидетельство недостаточной связи

,

Мозг

,

2004

, т.

127

(стр.

1811

21

),,,,.

Изображения в понимании предложений: исследование фМРТ

,

Neuroimage

,

2004

, vol.

21

(стр.

112

24

),,,,.

Функциональная и анатомическая недостаточная связность коры при аутизме: данные исследования фМРТ задачи управляющих функций и морфометрии мозолистого тела

,

Cereb Cortex

,

2006

,.

Двойной доступ к семантике при аутизме: превосходит ли графический доступ словесный?

,

J Детская психическая психиатрия

,

2000

, vol.

41

(стр.

859

67

),,,,,.

Функциональная связность в задаче рабочей памяти фМРТ при высокофункциональном аутизме

,

Neuroimage

,

2005

, vol.

24

(стр.

810

21

),,,,.

Нейрофизиологические доказательства нарушения корковой дискриминации просодии при синдроме Аспергера

,

Neurosci Lett

,

2005

, vol.

383

(стр.

260

5

),,.

Диагностическое интервью с аутизмом — пересмотренная: исправленная версия диагностического интервью для лиц, осуществляющих уход за людьми с возможными распространенными нарушениями развития

,

J Autism Dev Disord

,

1994

, vol.

24

(стр.

659

85

),,,,, и др.

Общий график диагностических наблюдений за аутизмом: стандартная мера социальных и коммуникативных дефицитов, связанных со спектром аутизма

,

J Autism Dev Disord

,

2000

, vol.

30

(стр.

205

23

),,,,,.

Нейронная основа мысленного сканирования топографического изображения, построенного из текста

,

Cereb Cortex

,

2002

, vol.

12

(стр.

1322

30

),.

Аутизм как расстройство обработки сложной информации

,

Mental Retard Dev Disabil Res Rev

,

1998

, vol.

4

(стр.

129

36

),. ,,,.

Улучшение перцептивного функционирования в развитии аутизма

,

Развитие аутизма: перспективы теории и исследований

,

2001

Princeton, NJ

Erlbaum

(стр.

131

48

),.

Визуальные и графические способности художника-идиота-саванта

,

Psychol Med

,

1987

, vol.

17

(стр.

79

90

),,,.

МРТ мозолистого тела при аутизме

,

Am J Psychiatry

,

1997

, vol.

154

(стр.

1051

6

),,,,, и др.

Влияние очаговых и нефокальных поражений головного мозга на функциональную связность, изученную с помощью МРТ

,

Am J Neuroradiol

,

2001

, vol.

22

(стр.

294

300

),,,,, и др.

Церебральные корреляты сохраненных когнитивных навыков при аутизме: функциональное МРТ-исследование выполнения заданий встроенных фигур

,

Мозг

,

1999

, vol.

122

(стр.

1305

15

),. ,.

Комплексные образовательные услуги для аутичных детей: модель TEACCH

,

Справочник школьной психологии

,

1982

Нью-Йорк

Wiley

(стр.

629

43

),.

Островок способностей у аутичных детей: исследовательская заметка

,

J Child Psychol Psychiatry

,

1983

, vol.

24

(стр.

613

620

),.

Почему аутичные люди показывают превосходные результаты при проектировании блоков?

,

J Детская психическая психиатрия

,

1993

, vol.

34

(стр.

1351

64

),,.

Профили IQ Векслера в диагностике высокофункционального аутизма

,

J Autism Dev Disord.

,

1996

, т.

26

(стр.

389

406

).

«Жили-были ребята»: рассказы аутичных детей

,

Br J Dev Psychol

,

1995

, vol.

13

(стр.

45

59

).

Краткий отчет: современная теория и исследования языка и общения при аутизме

,

J Autism Dev Disord

,

1996

, vol.

26

(стр.

169

72

),,,,, и др.

Автоматическая анатомическая маркировка активаций в SPM с использованием макроскопической анатомической парцелляции головного мозга одного пациента MNI MRI

,

Neuroimage

,

2002

, vol.

15

(стр.

273

89

),,,.

Ориентация периферийного внимания на основе местоположения или характеристик

,

Neuroimage

,

2001

, vol.

14

(стр.

37

47

),,.

Нарушения внутренней речи при аутизме

,

J Детская психическая психиатрия

,

2006

.

Рука и половые различия в перешейке и колене мозолистого тела человека: патологоанатомическое морфологическое исследование

,

Мозг

,

1989

, vol.

112

(стр.

799

835

)

© Автор (2006). Опубликовано Oxford University Press от имени Гарантов Мозга. Все права защищены. Для получения разрешений обращайтесь по электронной почте: [email protected]

.

12-летний аутичный мальчик собрал более 42 тысяч долларов, чтобы опубликовать свои миниатюрные фотографии автомобилей

Энтони Шмидт — 12-летний мальчик с аутичным спектром, который делает себе имя с помощью фотографий на iPhone.Его страсть — фотографировать модели автомобилей, чтобы они выглядели в натуральную величину, и он собрал более 42000 долларов на Kickstarter, чтобы опубликовать свою работу в виде фотокниги для журнального столика.

«С раннего возраста страсть [Шмидта] к автомобилям была очевидна», — говорится в продолжающейся кампании на Kickstarter. «Он начал собирать миниатюры, ища все более реалистичные модели, которые точно передают красивые детали своих реальных аналогов.

«Вскоре он начал фотографировать их на iPhone своей матери, превращая их во все более сложные сцены.Эти фотографии быстро стали популярными в социальных сетях, получив тысячи подписчиков, которых вдохновила его способность находить уникальный выход для творческого самовыражения, несмотря на серьезные трудности ».

Шмидт опубликовал более 2200 своих фотографий в своем Instagram, у которого сейчас более 7700 подписчиков.

История и работа Шмидта были представлены в сентябре 2019 года местной новостной станцией Q13 FOX:

Кампания Шмидта на Kickstarter собрала 42 224 доллара США от 699 спонсоров на момент написания этой статьи, и осталось еще 11 дней. .

Взнос в размере 15 долларов включает кружку в качестве приза, 25 долларов дает вам распечатку, а 50 долларов или более дают вам одну из первых книг для журнального столика (подписанную и пронумерованную от руки), если проект выполнит свои обещания.

Предыстория обучения детей с аутизмом языку с помощью изображений

Когда очень маленькие дети только начинают изучать языковые навыки, они учат новые слова, слушая произносимое слово, привязанное к реальному объекту (Richards & Goldfarb, 1986). Например, если родители повторяют слово автомобиль каждый раз, когда они сажают ребенка в машину, ребенок быстро узнает, что слово автомобиль представляет собой настоящий автомобиль.

Изучение новых слов не ограничивается соединением слова с реальным предметом. По мере того, как дети становятся немного старше, они также могут выучить новые слова, если они сочетаются с графическим изображением объекта.

Исследования показывают, что девятимесячные дети еще не воспринимают картинки как изображения или символы объекта. Вместо этого большинство младенцев реагируют на картинки, ударяя, потирая и хватаясь за них. Как будто они пытаются сорвать объект со страницы (Pierroutsakos & DeLoache, 2003).

Однако уже через несколько месяцев дети начинают понимать, что картинка на самом деле является символом реального объекта (Priessler & Carey, 2004). Фактически, к 18 месяцам дети могут учить слова, исследуя картинки вместе со взрослыми, а затем обобщая эти недавно выученные ярлыки на реальные представленные объекты. В исследовании, проведенном Прислером и Кэри (2004), 18-месячных детей учили слову венчик , используя изображение венчика. Позже, когда учитель попросил их выбрать венчик из группы других новинок, большинство детей смогли правильно определить настоящий венчик.

Поскольку не всегда возможно познакомить детей с каждым предметом, который вы хотите, чтобы они выучили, картинки представляют собой очень эффективный и практичный способ научить начинающих языковых навыков. Выбирая продукты для обучения аутизму и продукты для дошкольного образования, лучше всего подойдут те, у кого есть настоящие фотографии!

Если вы хотите, чтобы 20 бесплатных карточек с картинками использовались в вашей программе изучения аутизма или любой другой программе для обучения с помощью картинок, нажмите эту красивую синюю кнопку!

Хотите больше информации об обучении аутистическому языку с помощью картинок? Ознакомьтесь с серией наших блогов об аутизме и языке:

Часть 1: Поощрение новых языков и восприимчивой лексики

Часть 2: Создание словаря

Часть 3: От базового словаря к построению предложений

Часть 4: Маркировка и запрос

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Внутридольные сети . Аутизм . Контроль . Групповая разница .
Фронтально-лобная 0,56 0,61 0,05
Теменно-теменная 0.82 0,87 0,05
Височно-временные 0,49 0,51 0,02
Затылочно-затылочные