Другие дети мария монтессори: Читать онлайн — Монтессори Мария. Дети – другие. Саморазвитие. Части вторая и третья – Читать онлайн — Монтессори Мария. Дети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть первая

Содержание

"Дети - другие" Марии Монтессори - запись пользователя Anastasia (преподаватель английского онлайн) (id1400367) в сообществе Раннее развитие в категории Методика Марии Монтессори

Наверно, имя Монтессори сегодня стало трендом. Я тоже захотела узнать о ее методе воспитания, но меня интересуют книги, написанные именно Монтессори, а не о ней. Ведь все переложения субъективны, а мне нужен исторический источник:)))

Хочу поделиться своим впечатлением и обсудить некоторые непонятные вопросы.

В который раз убедилась, что читать нужно оригинал, а не статьи неизвестных "педагогов".

Что мне очень понравилось в книге:

1.Красной нитью проходит идея любви, не только родителей к детям, а детей к родителям. Действительно, всегда говорят о всепоглощающей родительской любви, а как же малыши любят взрослых, которые представляют для них целый мир!

Монтессори пишет:

"Да, любовь ребенка неизмеримо важна для нас. Отец и мать могут проспать всю свою жизнь. Им необходимо это маленькое существо, которое разбудит их и оживит своей свежей, живой энергией, которую они сами уже не имеют"

Действительно, дети открывают нам такие вершины, о которых мы и не думали...

2.

"Взрослый в своем отношении к ребенку эгоцентричен. Не эгоистичен, а эгоцентричен. Все, что касается души ребенка, он оценивает по собственной мерке, а это ведет все к большему непониманию. С точки зрения взрослого ребенок -пустое существо, которое необходимо чем-то заполнить. Существо инертное и неумелое, за которое все надо переделывать, которому необходимо предводительство взрослого. В итоге взрослый чувствует себя творцом и оценивает добро и зло в действиях ребенка по отношению к себе самому. Так взрослый становится мерилом добра и зла. Сам он безгрешен, дитя должно следовать его образцу, и все в ребенке, что отклоняется от характера взрослого, - ошибка, которую взрослый жаждет в спешке исправить.

Таким своим поведением взрослый полагает, что он, наполненный любовью и готовностью жертвовать, усердно заботится о благе ребенка. Но в действительности подавляет личность ребенка."

Получается, мы оцениваем действия ребенка через призму своих поступков, в принципе это естественно. Здесь мне приходит в голову высказывание "не воспитывайте своих детей, они все равно будут похожи на вас. Воспитывайте себя".

3.Мы должны не мешать ребенку познавать окружающий мир. Согласна полностью. Только куда бы все вещи опасные убрать в квартире)))

Мне понравилось, что Мария Монтессори пишет о любви, об отношениях, о том, как родился ее метод, революционный для того времени.

Что я не очень поняла:

Монтессори приводит пример с зонтиком, в детскую зашла дама и положила зонтик на стол. Ребенок заплакал, ему было непривычно, что на пустующем обычно столике что-то лежит. Зонтик убрали - ребенок успокоился.

Непонятно, получается расположение вещей в комнате вообще не менять?Или это слишком утрированно?

Еще смущает заявление, что детям не нужны игрушки, что развивающий материал вполне может их заменить. А как же куколки, домики, игры в школу, больницу и т.д.?

Также хочу поподробнее почитать про сензитивные периоды, Вы можете порекомендовать книгу Монтессори, где она подробно пишет про них?

И еще - есть ли у Вас примеры детей, воспитываемых по Монтессори, которые уже выросли? Как они адаптируются в школе, институте? Как после доброго учителя в группе Монтессори привыкнуть к нашим школьным учителям, педагогические приемы которых расходятся с приемами Монтессори?

Поделитесь идеями, очень интересно!

высказывания о педагогах

Мария Монтессори - Дети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть первая читать онлайн бесплатно

М. Монтессори

Дети – другие. Взрослый как обвинямый. Часть 1

© Издательский дом «Карапуз», 2012

© К.Е. Сумнительный, вступ. и заключит. статьи, комментарии, 2012

Тайна Монтессори

Вернемся к школе уважаемой мадам Монтессори. Самое важное то, что дети не чувствуют тяжести учения, так как они учатся всему играя. Во-вторых, цель состоит в том, чтобы развить все органы и чувства ребенка. Очень мало места отводится простому заучиванию.

Махатма ГАНДИ

Если бы Мария и не стала педагогом, имя ее осталось бы в истории. Родившись в 1870 году в маленьком портовом городке Италии, она, как дочь государственного чиновника, могла разделить судьбу тысяч девочек из приличных семей. Но твердость характера и нежелание быть, как все, проявились еще в отрочестве. В 12 лет она решает, что будет учиться в технической школе для мальчиков, и не только попадает туда, но с успехом ее заканчивает. И тут же принимает другое «вздорное решение», которое изменяет ее жизнь. Мария увлекается естествознанием и делает профессиональный выбор. Ее путь медицина, и в очередной раз, преодолев все препятствия, она становится первой женщиной врачом, после окончания Римского университета получает частную практику.

Но тут судьба сводит ее с «идиотами», так в то время назывались все дети с отклонениями от нормы. Монтессори окунается в изучение этой темы и находит книги двух французов Жана Батиста Гаспара Итара и Эдуарда Сегена. Мария самостоятельно переводит их работы, тщательно переписывая в толстые тетради. Именно от Сегена Мария узнает о том, что если проводить занятия по особой методике, то «из ста идиотов двадцать пять становятся по сути нормальными людьми». Это открытие настолько поражает Монтессори, что она добивается открытия Ортофренической школы «для укрепления умственных способностей» и становится ее директором. Она разрабатывает десятки пособий и требует от персонала разговаривать с подопечными с полным почтением и даже проводить для них специальные уроки. Двухлетняя работа заканчивается педагогической сенсацией. В 1900 году на школьной олимпиаде в Риме ее воспитанники превосходят детей из обычных школ по письму, счету и чтению. Как вспоминала позже сама Мария, после этого к ней ночью стал являться святой Павел и убеждать ее посвятить себя делу развития способностей обычных детей.

Это ее желание не находит понимания со стороны Министерства образования Италии. Тем не менее Мария в очередной раз резко меняет свою жизнь и вновь поступает в Римский университет, где изучает экспериментальную психологию и педагогическую антропологию. В 1904 году она получает звание профессора антропологии. Возглавляет кафедру гигиены в Высшей женской школе, преподает в Римском университете. Но то, что кто-то мог посчитать победой, для нее почти поражение. Мария не сдается, и ее упорство в очередной раз вознаграждается.

В 1907 году у Марии Монтессори появляется возможность проверить действие своей системы на здоровых, хотя и запущенных детях. На смелый педагогический эксперимент решается не Министерство образования, а итальянский миллионер Эдуардо Таламо. В кварталах, где живут рабочие его текстильных фабрик, открывается дом ребенка (Casa dei Bambini). В классы дома устремляются 50 маленьких дикарей, сквернословящих и ломающих мебель и дидактические пособия. Всего через несколько месяцев этих детей можно было показывать самой взыскательной комиссии. Они так спокойно и сосредоточенно работали, что некоторые наблюдатели посчитали это признаком жесткой деспотии и совершенно не могли поверить, что такое поведение – результат предоставления ребенку свободы действий.

Удивительно то, что в основу практики домов ребенка легли идеи, которые буквально носились в воздухе. Уже в 1900 году шведская писательница и педагог Э. Кей написала книгу «Век ребенка», главным лозунгом которой стало: «Исходи из ребенка». Кей выступила за создание условий для самовыражения и свободного развития индивидуальности ребенка при минимуме педагогического руководства. Американский педагог и психолог Д. Дьюи пишет о «коперниковской революции в педагогике», смысл ее превращение ребенка в астрономический центр педагогической вселенной. Но в отличие от других детоцентристов Монтессори ищет способы организации педагогического процесса. Не приемля классно-урочную систему, она предлагает поместить ребенка в развивающую среду и именно в ней дать ему свободу. Развиваться и распространяться ее метод смог именно потому, что Мария в ходе научного изучения и долгих наблюдений за детьми выделила закономерности их развития и, опираясь на них, создала дидактический материал, организованный в специальной среде. Ее первая книга, переведенная в России, вышла под названием «Метод научной педагогики, применяемый в домах ребенка» и сразу привлекла внимание отечественных педагогов сторонников свободной школы. Дочь Льва Николаевича Толстого Татьяна Сухотина пишет статью об идейной близости школы ее отца и Марии Монтессори.

Но пока вокруг ее метода идут ожесточенные споры, Мария буквально покоряет Америку. После ее триумфальных лекций в том же 1913 году изобретатель телефона Александер Белл и его жена основывают в Вашингтоне Образовательную Монтессори-ассоциацию, попечителем которой становится дочь президента США Вильсона. Во время второго путешествия в Америку Монтессори выступает в Карнеги-холле и получает две золотые медали Панамско-тихоокеанской выставки в сфере образования.

После этого Европа наконец-то признает значимость ее дела. В 1922 году правительство Италии назначает ее государственным инспектором школ. А в 1923 году ее сын Марио обращается к Муссолини, после чего школы Монтессори получают государственную поддержку и дотации. Популярность метода Монтессори в Европе растет. Ее приглашают в Испанию, где Мария основывает институт, в котором занимается проблемой религиозного воспитания. В Лондоне открываются курсы по подготовке педагогов. Именно там она знакомится с Ганди, посетившим курс в 1932 году. К этому времени отношения Монтессори с фашистским правительством Италии окончательно испортились. Тоталитарной стране не нужны свободные, самоопределяющиеся дети. В 1934 году Мария покидает родину и перебирается в Испанию, из которой ее выгоняет гражданская война. Начало мировой войны застает ее в Англии, из которой ее интернируют как гражданина государства-противника. Спасает приглашение теософского общества посетить Индию. Именно там она проводит годы войны. Здесь она не только развивает свои идеи, но строит следующую школьную ступень своего метода для детей 6-12 лет. Она уже разработала свою периодизацию детского развития, правда, очень созвучную идеям Жана Пиаже, с которым дружила. Мария считает, что на смену сенсорному исследованию у детей 6-12 лет приходит развитие логического мышления. Ребенку важно узнать не столько «что это», а «почему это так». Дети способны воспринять целостную картину больших и сложных явлений и, ведомые силой воображения, могут погрузиться в исследование того, что «зацепило», заставило задуматься. Дидактический материал возникает из конкретных жизненных ситуаций. Так, например, Мария постоянно сталкивается в Индии с непомерной гордостью, с которой индийцы относятся к древности своей цивилизации, и рождается знаменитая «Черная лента». Это многометровая лента, охватывающая время существования жизни на нашей планете. Учитель долго разворачивает ее, рассказывая о том, когда и какая жизнь господствовала на Земле. Только в самом конце многометрового полотнища открывается тонкая красная полоска. Именно она показывает, как недолго живет на Земле человек.


Читать онлайн "Дети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть первая" автора Монтессори Мария - RuLit

М. Монтессори

Дети – другие. Взрослый как обвинямый. Часть 1

© Издательский дом «Карапуз», 2012

© К.Е. Сумнительный, вступ. и заключит. статьи, комментарии, 2012

Тайна Монтессори

Вернемся к школе уважаемой мадам Монтессори. Самое важное то, что дети не чувствуют тяжести учения, так как они учатся всему играя. Во-вторых, цель состоит в том, чтобы развить все органы и чувства ребенка. Очень мало места отводится простому заучиванию.

Махатма ГАНДИ

Если бы Мария и не стала педагогом, имя ее осталось бы в истории. Родившись в 1870 году в маленьком портовом городке Италии, она, как дочь государственного чиновника, могла разделить судьбу тысяч девочек из приличных семей. Но твердость характера и нежелание быть, как все, проявились еще в отрочестве. В 12 лет она решает, что будет учиться в технической школе для мальчиков, и не только попадает туда, но с успехом ее заканчивает. И тут же принимает другое «вздорное решение», которое изменяет ее жизнь. Мария увлекается естествознанием и делает профессиональный выбор. Ее путь медицина, и в очередной раз, преодолев все препятствия, она становится первой женщиной врачом, после окончания Римского университета получает частную практику.

Но тут судьба сводит ее с «идиотами», так в то время назывались все дети с отклонениями от нормы. Монтессори окунается в изучение этой темы и находит книги двух французов Жана Батиста Гаспара Итара и Эдуарда Сегена. Мария самостоятельно переводит их работы, тщательно переписывая в толстые тетради. Именно от Сегена Мария узнает о том, что если проводить занятия по особой методике, то «из ста идиотов двадцать пять становятся по сути нормальными людьми». Это открытие настолько поражает Монтессори, что она добивается открытия Ортофренической школы «для укрепления умственных способностей» и становится ее директором. Она разрабатывает десятки пособий и требует от персонала разговаривать с подопечными с полным почтением и даже проводить для них специальные уроки. Двухлетняя работа заканчивается педагогической сенсацией. В 1900 году на школьной олимпиаде в Риме ее воспитанники превосходят детей из обычных школ по письму, счету и чтению. Как вспоминала позже сама Мария, после этого к ней ночью стал являться святой Павел и убеждать ее посвятить себя делу развития способностей обычных детей.

Это ее желание не находит понимания со стороны Министерства образования Италии. Тем не менее Мария в очередной раз резко меняет свою жизнь и вновь поступает в Римский университет, где изучает экспериментальную психологию и педагогическую антропологию. В 1904 году она получает звание профессора антропологии. Возглавляет кафедру гигиены в Высшей женской школе, преподает в Римском университете. Но то, что кто-то мог посчитать победой, для нее почти поражение. Мария не сдается, и ее упорство в очередной раз вознаграждается.

В 1907 году у Марии Монтессори появляется возможность проверить действие своей системы на здоровых, хотя и запущенных детях. На смелый педагогический эксперимент решается не Министерство образования, а итальянский миллионер Эдуардо Таламо. В кварталах, где живут рабочие его текстильных фабрик, открывается дом ребенка (Casa dei Bambini). В классы дома устремляются 50 маленьких дикарей, сквернословящих и ломающих мебель и дидактические пособия. Всего через несколько месяцев этих детей можно было показывать самой взыскательной комиссии. Они так спокойно и сосредоточенно работали, что некоторые наблюдатели посчитали это признаком жесткой деспотии и совершенно не могли поверить, что такое поведение – результат предоставления ребенку свободы действий.

Удивительно то, что в основу практики домов ребенка легли идеи, которые буквально носились в воздухе. Уже в 1900 году шведская писательница и педагог Э. Кей написала книгу «Век ребенка», главным лозунгом которой стало: «Исходи из ребенка». Кей выступила за создание условий для самовыражения и свободного развития индивидуальности ребенка при минимуме педагогического руководства. Американский педагог и психолог Д. Дьюи пишет о «коперниковской революции в педагогике», смысл ее превращение ребенка в астрономический центр педагогической вселенной. Но в отличие от других детоцентристов Монтессори ищет способы организации педагогического процесса. Не приемля классно-урочную систему, она предлагает поместить ребенка в развивающую среду и именно в ней дать ему свободу. Развиваться и распространяться ее метод смог именно потому, что Мария в ходе научного изучения и долгих наблюдений за детьми выделила закономерности их развития и, опираясь на них, создала дидактический материал, организованный в специальной среде. Ее первая книга, переведенная в России, вышла под названием «Метод научной педагогики, применяемый в домах ребенка» и сразу привлекла внимание отечественных педагогов сторонников свободной школы. Дочь Льва Николаевича Толстого Татьяна Сухотина пишет статью об идейной близости школы ее отца и Марии Монтессори.

Монтессори, Мария — Википедия

Мари́я Монтессо́ри (итал. Maria Tecla Artemisia Montessori; 31 августа 1870 (1870-08-31) — 6 мая 1952) — итальянский врач и педагог, наиболее известна своей уникальной педагогической системой, основанной на идее свободного воспитания, которая носит её имя. Её педагогическая система до настоящего времени используется во многих государственных и частных школах по всему миру, действует Международная Монтессори-ассоциация[en].

Семья и рождение[править | править код]

Мария Монтессори родилась 31 августа 1870 года в Кьяравалле, Италия. Её отец, Алессандро Монтессори, был чиновником министерства финансов и работал на местной табачной фабрике. Её мать, Рениль Стоппани, была хорошо образована для того времени и приходилась двоюродной племянницей известному геологу и палеонтологу Антонио Стоппани[en][7][8][9]. Мария была очень близка с матерью и отцом, хотя последний был не согласен с решением дочери получить образование[10].

Образование (1883—1896)[править | править код]

Начальное образование[править | править код]

Отца Марии перевели по службе в 1873 году во Флоренцию, а в 1875 году — в Рим, куда он переехал с семьёй. Мария поступила в государственную начальную школу в Риме в 1876 году. Её ранние школьные годы были «не особенно примечательны»[11], хотя она была награждена в 1-м классе грамотой за хорошее поведение, а в следующем учебном году — «за успехи в домоводстве»[12].

Средняя школа[править | править код]

В 1883[13] или 1884 году[14], в возрасте 13 лет, Мария поступила в среднюю техническую школу Regia Scuola Tecnica Michelangelo Buonarroti, где изучала итальянский язык, арифметику, алгебру, геометрию, бухгалтерский учёт, историю и географию. Окончив школу в 1886 году с хорошими оценками, Мария в том же году продолжила обучение в техническом институте Regio Istituto Tecnico Leonardo da Vinci, где изучала итальянский язык, математику, историю, географию, начертательную геометрию, физику, химию, ботанику, зоологию и два иностранных языка. За время обучения Мария проявила способности к математике и поначалу намеревалась продолжить обучение инженерии, что было совершенно нехарактерным для девушек в то время. Однако к моменту окончания института (1890 год) она решила изучать медицину, что было ещё менее характерно для итальянского общества конца XIX века[15].

Римский университет — медицинская школа[править | править код]

Мария Монтессори в 1890 году поступила в университет Сапиенца на курс по естественным наукам и, сдав экзамены по ботанике, зоологии, экспериментальной физике, гистологии, анатомии, а также по общей и органической химии, в 1892 году получила диплом, который позволил ей в 1893 году поступить в том же университете в медицинскую школу[16]. Мария была первой женщиной, поступившей в эту школу, ранее подобной практики не было, и встретила холодное, а порой откровенно враждебное отношение к себе со стороны некоторых однокурсников и профессоров. Поскольку руководство школы сочло неуместным её участие в занятиях по вскрытию трупов вместе с мужчинами-однокурсниками (ввиду того, что трупы использовались в обнажённом виде), Марии приходилось проводить вскрытия в одиночку, в нерабочее время. Это привело к тому, что одежда Марии пропиталась запахом формальдегида, и чтобы заглушить его, Мария была вынуждена прибегнуть к курению табака[17]. Несмотря на негативную психологическую атмосферу, Мария успешно осваивала курс и уже на первом году обучения была награждена академической премией, а в 1895 году получила должность ассистента больницы, что позволило ей достаточно рано получить практический клинический опыт. В последние два года обучения она изучала педиатрию и психиатрию и работала в службе скорой помощи и кабинете педиатрического консультирования, став экспертом в детской медицине. В 1896 году Мария окончила университет по специальности «доктор медицины», став одной из первых женщиной в истории Италии, окончивших курс медицины и одной из первых женщин — докторов наук[18]. Диссертация Монтессори была опубликована в 1897 году в журнале Policlinico. После университета Мария нашла работу ассистента в университетской клинике, а также начала частную врачебную практику[19].

Начало карьеры и семейная жизнь (1896—1901)[править | править код]

С 1896 по 1901 год Монтессори работала с так называемыми «френастеническими» детьми (в современных терминах — «дети, которые испытывают некоторую форму умственной отсталости, болезни или инвалидности»). Она также проявила себя как общественный деятель — защитник прав женщин и детей с умственными недостатками, и вела активную общественную деятельность как в Италии, так и за её пределами[20].

В это время у Марии завязался роман с Джузеппе Монтессано, коллегой-врачом по университетской клинике, и 31 марта 1898 года у неё родился сын Марио (1898—1982)[21]. В этой ситуации Мария сочла нецелесообразным официально выходить замуж за Монтессано, и хотела сохранить в тайне отношения с Джузепппе при условии, что никто из них не вступит в брак с кем-либо ещё. Но Монтессано спустя некоторое время женился, после чего Мария решила покинуть университетскую клинику и поместить своего сына в приёмную семью — дальних родственников отца ребёнка. Первые годы своей жизни Марио провёл в деревне, затем Мария забрала мальчика, и он стал хорошим помощником матери в её исследованиях и общественной деятельности[10][22].

Работа с умственно отсталыми детьми и Ортофренический институт[править | править код]

С 1897 года Мария работала в университетской клинике и по долгу службы посещала детские приюты, где наблюдала детей с психическими расстройствами. Эти наблюдения создали хорошую основу для будущих трудов Монтессори. Изучив работы врачей и педагогов XIX века Эдуара Сегина (англ.)русск. и Жана Итара, Мария прониклась идеями Итара и создала на их основе организованную систему образования детей с ограниченными возможностями. Также в 1897 году Монтессори провела аудит университетских курсов по педагогике и прочитала «все основные работы по теории образования последних двухсот лет»[23]. В 1900 году Национальная лига защиты умственно отсталых детей открыла Scuola Magistrale Ortofrenica, или Ортофренический институт (англ. «Orthophrenic School»[24]) — медико-педагогический институт для подготовки учителей к обучению детей с умственными недостатками, Монтессори была назначена содиректором института[25]. На первый курс института было зачислено 64 учителя, которые изучали психологию, анатомию и физиологию нервной системы, антропологические измерения, причины и характеристики умственной отсталости, а также специальные методы обучения. В течение двух лет, проведённых в институте, Монтессори разработала методики, которые позже адаптировала для использования с обычными детьми[26].

Институт имел большой успех, его деятельность привлекала внимание чиновников из департаментов образования и здравоохранения, общественных деятелей и учёных из Римского университета[27]. В модельном классе Ортофренического института учились дети из обычных школ, которые считались «необразованными» из-за своих недостатков. Некоторые из этих детей впоследствии сдали экзамены по программе, ориентированной на так называемых «нормальных» детей[28].

Общественная деятельность[править | править код]

Ещё в 1897 году, выступая на Национальном конгрессе врачей в Турине, Монтессори говорила об ответственности общества за преступность среди несовершеннолетних. В 1898 году она написала несколько статей и выступила на первой педагогической конференции в Турине, призвав создать специальные классы и учреждения для детей с умственными недостатками, а также подготовить учителей для таких детей[29]. В 1899 году Монтессори вошла в совет учреждённой Национальной лиги защиты умственно отсталых детей и была назначена лектором по гигиене и антропологии в одном из двух педагогических колледжей для женщин в Италии[30]. В это время Монтессори ведёт активную пропаганду своих методик — читает курс лекций по специальным методам воспитания в школе подготовки учителей Римского колледжа, совершает 2-недельную поездку с лекциями для широкой аудитории[31].

Дальнейшие исследования (1901—1906)[править | править код]

В 1901 году Монтессори покинула Ортофренический институт и оставила свою частную практику, а в 1902 году она поступила на курс философии в Римском университете (университетский курс философии того времени включал в себя многое из того, что в настоящее время относится к сфере психологии). В университете Мария изучила ряд психологических дисциплин, но не завершила курс обучения. В этот период Монтессори начала задумываться об адаптации своих методов обучения детей с умственными недостатками к системе общего образования[32]. В течение ряда последующих лет Монтессори развивает направление, которое впоследствии назвала «научной педагогикой». В 1902 году она выступила с докладом на втором национальной педагогической конференции в Неаполе, в 1903 и 1904 годах публикует по две статьи по педагогике. В 1903 и 1904 годах Монтессори проводила антропологические исследования итальянских школьников, а в 1904 году стала преподавателем антропологии в педагогической школе в Римском университете и оставалась на этой должности до 1908 года. Сборник её лекций был издан в 1910 году отдельной книгой под названием «Педагогическая антропология»[33].

Casa dei Bambini и распространение идей Монтессори[править | править код]

Первый Casa dei Bambini[править | править код]

В 1906 году Монтессори пригласили наблюдать за воспитанием группы детей в многоквартирном доме для малообеспеченных семей в римском районе Сан-Лоренцо[en]. Монтессори приняла это приглашение, поскольку была заинтересована в применении своих методик к нормально развивавшимся детям[34]. 6 января 1907 года состоялось открытие учреждения, которое Мария предложила назвать «Casa dei Bambini» («Дом детей»). В «Доме детей» обучалось 50-60 детей в возрасте от двух до трёх и от шести до семи лет[35].

Классная комната в «Доме детей» была оборудована столом для учителя, доской, плитой, маленькими стульями, креслами и столами для детей, а также шкафом, где хранились учебные материалы, которые Монтессори разработала в Ортофреническом институте. Занятия для детей включали навыки самообслуживания — одевание и раздевание, вытирание пыли и подметание, а также уход за садом. Детям также показывали учебные материалы, разработанные Монтессори[36]. Сама Мария Монтессори не вела занятий с детьми, а наблюдала за ходом занятий, которые вела под её руководством дочь строителя здания[37].

Наблюдения Монтессори легли в основу её метода обучения. Она обратила внимание на эпизоды глубокого внимания и концентрации детей, многократных повторений активности и их чувствительности к порядку в месте пребывания. Благодаря свободному выбору занятий дети больше интересовались практическими занятиями и учебными материалами Монтессори, нежели игрушкам, которые были в их распоряжении, и были удивительно равнодушны к сладостям и другим «наградам». Со временем Монтессори стала замечать у детей спонтанные проявления самодисциплины[38].

Основываясь на своих наблюдениях, Монтессори реализовала ряд практик, которые стали отличительными чертами её образовательной философии и метода. Так, она заменила тяжёлую мебель на детские столы и стулья, достаточно лёгкие для того, чтобы дети могли их передвигать, и положила детские материалы на низкие, доступные полки. Она расширила спектр практических занятий, таких как уход за собой и наведение чистоты в помещении, а также ввела большой набор упражнений по уходу за окружающей средой и личной гигиене, включая расстановку цветов, мытьё рук, гимнастику, уход за домашними животными и приготовление пищи[39]. Классные комнаты были просторными, студийного типа, заполненные светом и воздухом, и дети на уроках могли перемещаться по комнате, как им удобно. В своей книге[40] Монтессори так описывает типичный день занятий, начинающийся в 09:00 и заканчивающийся в 16:00:

  • 9.00 — 10.00 Приход. Приветствие. Личный осмотр (контроль чистоты). Практические упражнения: помочь друг другу снять и надеть фартуки, осмотреть, чисто ли в комнате. Беседы, где дети рассказывают о событиях предыдущего дня. Религиозные упражнения.
  • 10.00 −11.00 Интеллектуальные упражнения. Занятия с небольшими перерывами на отдых.
  • 11-11: 30. Простая гимнастика: обычные движения, выполняемые грациозно, выработка правильной осанки, ходьба, приветствия, упражнения на внимание, изящное размещение предметов.
  • 11: 30-12.00 Обед, короткая молитва.
  • 12.00 — 13.00 Свободные игры.
  • 13.00 — 14.00. Игры, по возможности, на открытом воздухе. В это время дети старшего возраста выполняют практические упражнения, убирают комнаты, вытирают пыль, приводят материалы в порядок. Личный осмотр (контроль чистоты), беседы.
  • 14.00 — 15.00. Ручная работа. Лепка из глины, дизайн и др.
  • 15.00 — 16.00. Коллективная гимнастика, пение, по возможности на свежем воздухе. Упражнения на реализацию задуманных планов, уход за растениями и животными.

Монтессори чувствовала, что, работая самостоятельно, дети могут достичь новых уровней развития и получить мотивацию для дальнейшего развития. Также она пришла к выводу, что признание всех детей личностями и соответствующее отношение к ним приведёт к более полной реализации потенциала каждого конкретного ребёнка[40]. Она продолжала адаптировать и совершенствовать ранее разработанные материалы, изменяя или удаляя упражнения, которые дети реже выбирали. Основываясь на своих наблюдениях, Монтессори экспериментировала с предоставлением детям свободного выбора материалов, а также свободы передвижения и деятельности в пределах, заданных помещением. Монтессори стала рассматривать независимость как цель образования, а роль учителя — как наблюдателя и руководителя врождённого психологического развития детей[39].

Распространение Монтессори-образования в Италии[править | править код]

Первый «Casa dei Bambini» имел такой успех, что вскоре — 7 апреля 1907 года — было открыто второе аналогичное учреждение. Дети, обучавшиеся по методикам Монтессори, продолжали проявлять концентрацию, внимание и спонтанную самодисциплину, что привлекло внимание видных педагогов, журналистов и общественных деятелей[41]. Осенью 1907 года Монтессори начала экспериментировать с учебными материалами для письма и чтения — буквами, вырезанными из наждачной бумаги и закреплёнными на досках, подвижными вырезанными буквами и карточками с картинками с этикетками. Четырёх- и пятилетние дети, изучавшие эти учебные материалы, быстро овладели навыками письма и чтения, намного превышающими ожидаемые для их возраста. Это привлекло ещё больше внимание к деятельности Монтессори[42]. Ещё три «Дома детей» по модели Монтессори открылись в 1908 году, а в 1909 году итальянская Швейцария начала заменять в детских домах и детских садах использовавшиеся ранее методики Фрёбеля на методики Монтессори[43].

В 1909 году Монтессори провела первый курс подготовки учителей по своему методу в Читта-ди-Кастелло (провинция Перуджа). В том же году она описала свои наблюдения и методы обучения в книге под названием «Метод научной педагогики применительно к воспитанию детей в Домах детей» (итал. Il Metodo della Pedagogia Scientifica Applicato All'Educazione Infantile Nelle Case Dei Bambini)[44]. В Риме в 1910 году Монтессори провела ещё два учебных курса по своей методике, и ещё один — в Милане в 1911 году. Работы Монтессори стали распространяться по всему миру, и примерно в то же время она оставила свою медицинскую практику, чтобы посвятить больше времени воспитательной работе, развитию её методов и подготовке учителей[45]. В 1919 году Монтессори ушла со своего поста в Римском университете.

Международное признание и распространение Монтессори-образования (1909—1915)[править | править код]

С 1909 года труды Монтессори начали привлекать внимание зарубежных педагогов и чиновников, к концу 1911 года образование по «модели Монтессори» было официально введено в государственных школах Италии и Швейцарии, планы по его внедрению были в Великобритании[46]. К 1912 году «школы Монтессори» открылись в Париже и ряде других западноевропейских городах, имелись планы по открытию таких школ в Аргентине, Австралии, Китае, Индии, Японии, Корее, Мексике, Сирии, США и Новой Зеландии. Методы Монтессори были включены в государственные образовательные программы в Лондоне, Йоханнесбурге, Риме и Стокгольме[47]. В В США и Великобритании были созданы национальные общества Монтессори-образования (Американский Комитет Монтессори и Общество Монтессори для Соединённого Королевства соответственно)[48]. В 1913 году в Риме прошёл первый международный учебный курс по Монтессори-образованию, в 1914 году — второй такой курс[49].

Работы Монтессори в этот период были переведены и опубликованы во многих странах мира. Il Metodo della Pedagogia Scientifica был опубликован в США под названием «Метод Монтессори: научная педагогика в применении к воспитанию детей в Домах детей» и быстро стал стала бестселлером[50]. Переработанное итальянское издание «Il Metodo…» было опубликовано в 1913 году, за ним последовали издания в Великобритании, Швейцарии, России (в том числе на польском языке), в 1914 году — в Германии, Японии, Румынии, в 1915 — в Испании, в 1916 — в Нидерландах, в 1917 — в Дании. «Педагогическая антропология» была опубликована на английском языке в 1913 году[51]. В 1914 году Монтессори опубликовала на английском языке «Собственное руководство доктора Монтессори» — практическое руководство по разработанным ей дидактическим материалам[52].

Монтессори в США[править | править код]

В 1911—1912 годах работы Монтессори приобрели широкую популярность в США, о них много писали в прессе, особенно в иллюстрированном ежемесячнике McClure's Magazine[en]. Первая «школа Монтессори» в Северной Америке была открыта уже в октябре 1911 года в Тарритауне, штат Нью-Йорк. Вторая школа Монтессори на североамериканском континенте была открыта в доме известного изобретателя Александра Белла, который вместе с женой был приверженцем методов Монтессори[53], а к 1913 году в США было уже более 100 Монтессори-школ[54]. Книга «Метод Монтессори» была переиздана в США шесть раз, и каждый тираж быстро расходился[50]. Первый международный учебный курс по Монтессори-образованию был организован в 1913 году в Риме именно Американским комитетом Монтессори, и 67 из 83 участников были из США[55]. Сама Мария Монтессори побывала в Соединённых Штатах в декабре 1913 года с трёхнедельным лекционным туром, который включал показ фильмов о её европейских классах. Тур прошёл с огромным успехом[56].

Мария Монтессори вновь посетила США в 1915 году при поддержке Национальной ассоциации образования[en], чтобы продемонстрировать свою работу на Панамо-Тихоокеанской международной выставке в Сан-Франциско, и дать третий международный учебный курс. На выставке была установлена специальная зала со стеклянными стенами, где Монтессори демонстрировала свою методику в классе из 21 ученика, посмотреть на практику Монтессори приходили тысячи людей. Но в ноябре 1915 года у Марии умер отец, и она вернулась в Италию[57].

Несмотря на широкую популярность, у методов Монтессори в США были и влиятельные противники. Так, известный педагог Уильям Херд Килпатрик, последователь философа и реформатора образования Джона Дьюи, написал критическую книгу под названием «Изученный метод Монтессори», которая получила широкое распространение. Национальная ассоциация детских садов США также подвергла методы Монтессори серьёзной критике. Оппоненты Монтессори утверждали, что её метод является устаревшим, чрезмерно жёстким, слишком зависимым от тренировки чувств и оставляет детям слишком мало возможностей для воображения, социального взаимодействия и игры[58]. Кроме того, стремление Марии Монтессори установить жёсткий контроле за использованием своего метода, в том числе за подготовкой учителей, разработкой и использованием учебных материалов и открытием новых школ привело к многочисленным конфликтам. После отъезда Марии в 1915 году, движение Монтессори в США быстро сошло на нет до 1952 года[59].

Развитие Монтессори-образования в 1915—1939[править | править код]

В 1915 году Монтессори вернулась в Европу и поселилась в Барселоне, Испания. В течение следующих 20 лет Монтессори много путешествовала и читала лекции по Европе, проводила многочисленные курсы по подготовке учителей. Монтессори-образование получило сравнительно широкое распространение в Испании, Нидерландах, Великобритании и Италии.

Испания (1915—1936)[править | править код]

Свою деятельность в Барселоне в 1915 году Мария начала с небольшой учебной программы при поддержке правительства Каталонии, которая быстро превратилась в Школу Монтессори (исп. Escola Montessori), где учились дети в возрасте от трёх до десяти лет, и исп. Laboratori i Seminari de Pedagogia — научно-исследовательский b учебный институт. В 1916 году в Барселоне был проведён четвёртый международный курс по Монтессори-педагогике, где рассматривались материалы и методы, разработанные Марией в течение предыдущих пяти лет для обучения грамматике, арифметике и геометрии учеников начальной школы в возрасте от шести до двенадцати лет[60]. В 1917 году Монтессори опубликовала свою работу в журнале L’autoeducazionne nelle Scuole Elementari («Самообразование в начальной школе»), которая была переведена на английский под названием «Продвинутый метод Монтессори» (англ. The Advanced Montessori Method)[61]. С начала 1920-х годов Движение за независимость Каталонии попыталось привлечь Марию на свою сторону и стало требовать, чтобы она выступила с публичным заявлением в поддержку независимости Каталонии. После того как Мария отказалась это сделать, её программы были лишены государственной поддержки[62]. После военного переворота 1923 года правительство закрыло школы Монтессори в Барселоне и сократило поддержку Монтессори в Испании в целом; несмотря на это, Мария продолжала жить и работать в Барселоне в течение следующих двенадцати лет. В 1933 году, во время Второй республики правительство Испании восстановило государственную поддержку Монтессори, что позволило ей в 1934 году издать две книги — «Психогеометрия» и «Психоарифметика»[63]. Однако с началом гражданской войны в 1936 году политическая и военная ситуация вынудили Монтессори покинуть Испанию[64].

Нидерланды (1917—1936)[править | править код]

Нидерланды были одной из стран, активно поддержавших методику Монтессори. В 1917 году Мария читала лекции в Амстердаме, в том же году было основано Нидерландское общество Монтессори[65]. В 1920 году Мария Монтессори вновь прочитала курс лекций по своей методике в Амстердамском университете[66], а к середине 1930-х годов в стране насчитывалось более 200 школ Монтессори[67]. Кроме того, штаб-квартира AMI в 1935 году переехала в Амстердам и находится там до настоящего времени[68]. Марио Монтессори, сын Марии, возглавлял AMI до своей смерти в 1982 году[69].

Великобритания (1919—1936)[править | править код]

В Великобританию методика Монтессори начала проникать в 1912—1914 годах и встречена была неоднозначно[70].Сама Мария Монтессори впервые посетила Великобританию в 1919 году, где провела международный учебный курс, который был встречен с большим интересом. Впоследствии, несмотря на скептицизм и сопротивление со стороны части британского образовательного сообщества, Мария Монтессори ежегодно проводила В Великобритании учебные курсы вплоть до начала Второй мировой войны[71].

Италия (1922—1934)[править | править код]

В 1922 году правительство Италии пригласило Марию Монтессори прочитать курс лекций, а также ознакомиться с работой итальянских «школ Монтессори». В том же году в Италии к власти пришло фашистское правительство Муссолини, которое поначалу благосклонно относилось к методике Монтессори. В 1923 году министр образования Италии и теоретик итальянского фашизма Джованни Джентиле выразил официальную поддержку «школам Монтессори» и подготовке учителей по этой методике[72], а в 1924 году Муссолини лично принял Марию Монтессори и обещал ей официальную поддержку Монтессори-образования в рамках национальной программы[73]. Группа самых первых последователей метода Монтессори в Италии — «Общество друзей метода Монтессори» (итал. Societa gli Amici del Metodo Montessori), была реорганизована в «Общество Монтессори» (итал. Opera Montessori) с уставом, утверждённым правительством, а почётным президентом Общества в 1926 году стал сам Муссолини[74]. В 1927 году Муссолини основал педагогический колледж Монтессори, а правительство Италии до 1929 года поддерживало широкий круг «школ Монтессори»[75]. Однако, с 1930 года, после лекций Марии Монтессори о мире и образовании у неё начался конфликт с правительством Муссолини по идеологическим вопросам[76]. Это привело к тому, что с 1932 году за Марией и её сыном спецслужбы Муссолини установили слежку[77]. В 1933 году Мария ушла в отставку со всех постов в Обществе Монтессори, а в 1934 году покинула Италию. Правительство Муссолини закрыло в стране «школы Монтессори» в 1936 году[78].

Другие страны[править | править код]

В период с 1913 по 1936 годы Монтессори-школы и Монтессори-общества были созданы во Франции, Германии, Швейцарии, Бельгии, России, Сербии, Канаде, Индии, Китае, Японии, Индонезии, Австралии и Новой Зеландии[79].

Международная Монтессори-ассоциация[править | править код]

В 1929 году в Эльсиноре, Дания, состоялся первый Международный Монтессори-конгресс в связи с пятой конференцией Нового образовательного сообщества. На этом мероприятии Монтессори и её сын Марио основали Международную Монтессори-ассоциация (англ. Association Montessori Internationale, AMI), чтобы «контролировать деятельность школ и обществ по всему миру и контролировать подготовку учителей»[80]. AMI также контролировала авторские права на публикации Марии Монтессори и выпуск одобренных ей дидактических материалов. Первыми спонсорами AMI были Зигмунд Фрейд, Жан Пиаже и Рабиндранат Тагор[81].

В связи с ростом военной угрозы в Европе Мария Монтессори в своей деятельности уделяла большое внимание борьбе за мир. В 1932 году Монтессори выступила с докладом о мире и образовании на втором Международном Монтессори-конгрессе в Ницце; эта лекция была опубликована Международным бюро образования в Женеве. В 1932 году Монтессори выступила в Международном клубе мира в Женеве на тему «Мир и образование»[82]. С 1932 по 1939 годы Мария Монтессори проводила конференции в защиту мира в Женеве, Брюсселе, Копенгагене и Утрехте, её выступления впоследствии были опубликованы на итальянском языке под названием Educazione e Pace, а также на английском языке[83].

Ларен, Нидерланды (1936—1939)[править | править код]

В 1936 году Мария Монтессори и её семья покинули Барселону и переехали сначала в Великобританию, а затем в Нидерланды, в город Ларен, недалеко от Амстердама. Мария вместе с сыном продолжали разрабатывать новые учебные материалы, в том числе для изучения грамматических символов, ботанической номенклатуры и других[84]. В 1937 году был проведён VI Международный Монтессори-конгресс на тему «Образование для мира», где Мария Монтессори призвала к «науке о мире» и рассказала о значении образования для ребёнка как ключа к реформированию общества[85]. В 1938 году Монтессори была приглашена в Индию Теософским обществом для проведения курса обучения своим методикам, и в 1939 году покинула Нидерланды вместе с сыном[86].

Монтессори в Индии (1939—1946)[править | править код]

В Индии Мария Монтессори читала лекции в Мадрасе, Карачи и других городах, а позже открыла свою школу в Кодайканале (англ. Kodaikanal), которая работала во время Второй мировой войны. Совместно с сыном они продолжали развивать свой метод обучения. Термин «космическое образование» был введён для описания подхода к детям в возрасте от шести до двенадцати лет, который подчёркивал взаимозависимость всех элементов мира природы. Дети работали непосредственно с растениями и животными в их естественной среде, и Монтессори разработала уроки, иллюстрации, диаграммы и модели для детей младшего возраста. Был разработан учебный материал для изучения ботаники, зоологии и географии. Между 1942 и 1944 годами эти материалы были включены в расширенный курс по работе с детьми в возрасте от шести до двенадцати лет, а впоследствии изданы в виде двух книг: «Образование для нового мира» и «Воспитание человеческого потенциала»[87].

Находясь в Индии, Монтессори наблюдала за детьми и подростками всех возрастов и занималась исследованиями детей в младенчестве. В 1944 году она прочитала серию из тридцати лекций о первых трёх годах жизни человека, эти лекции были собраны в 1949 году в книге «Что вам следует знать о своём ребёнке»[88].

В 1944 году Мария Монтессори посетила Шри-Ланку, а в 1945 году приняла участие в первой Всеиндийской Монтессори-конференции в Джайпуре. В 1946 году, после окончания войны, Монтессори с семьёй вернулась в Европу[89].

Последние годы (1946—1952)[править | править код]

В 1946 году, в возрасте 76 лет, Мария вернулась в Амстердам, и следующие шесть лет она провела в Европе, периодически навещая Индию. В 1946 году она провела учебный курс в Лондоне, а в 1947 году открыла там учебный институт — центр Монтессори. Через несколько лет этот центр стал независимым от Монтессори и продолжил свою деятельность как Учебный центр Святого Николая[en]. В 1947 году Мария посетила Италию, чтобы восстановить Общество Монтессори, и провела там два учебных курса. В том же 1947 году она посетила Индию и прочитала курсы в Адьяре и Ахмадабаде. Эти курсы были обобщены в книге «Абсорбирующий разум», в которой Монтессори описала развитие ребёнка с рождения и представил концепцию «четырёх планов развития». В 1948 году она вновь переработала свой труд «Il Metodo» и опубликовала на английском языке под названием «Открытие ребёнка». В 1949 году Монтессори провела курс обучения в Пакистане, где была основана Монтессори-ассоциация Пакистана[90]. В 1949 году Монтессори приняла участие в VIII Международном конгрессе Монтессори в Сан-Ремо, где был продемонстрирован модельный класс. В том же году был создан первый учебный курс для детей от рождения до трёх лет, получивший название Scuola Assistenti all’infanzia[91].

Мария Монтессори была награждена орденом Почётного легиона Франции, стала офицером Ордена Оранских-Нассау, в 1950 году ей была присвоена степень почётного доктора Амстердамского университета[92]. В 1950 году она представляла Италию на конференции ЮНЕСКО во Флоренции, представила на 29-м международном учебном курсе в Перудже, провела национальный курс в Риме, опубликовала пятое издание Il Metodo с новым названием La Scoperta del Bambino («Открытие ребёнка»), в 1951 году участвовала в IX Международном конгрессе Монтессори в Лондоне и провела учебный курс в Инсбруке. За активную борьбу за мир Мария Монтессори трижды — в 1949, 1950 и в 1951 годах номинировалась на Нобелевскую премию мира[93].

Мария Монтессори скончалась от кровоизлияния в мозг 6 мая 1952 года в возрасте 81 года в Нордвейке-ан-Зе, Нидерланды[94].

Одним из многих достижений Монтессори был метод обучения детей младшего возраста, получивший всемирное признание как «метод Монтессори», подробно описанный в одноимённой книге. Этот метод делает акцент на развитие собственной инициативы и естественных способностей ребёнка, главным образом путём практических игр. Метод Монтессори позволяет детям развиваться в своём собственном темпе и даёт учителям новое понимание развития ребёнка. Педагоги, следовавшие методу Монтессори, создавали особые условия для удовлетворения потребностей учащихся в трёх возрастных группах: 2-2,5 года, 2,5-6 лет и 6-12 лет. Дети обучаются через действия, которые включают исследования, манипуляции, упорядочение, повторение, абстракцию и общение. В первых двух возрастных группах учителя поощряют детей открыто выражать свои эмоции во время исследований и манипулирования различными предметами. В старшей возрастной группе дети осваивают абстрактные понятия, основываясь на только что сформированной силе мышления, воображения и творческих способностях[95].

По оценке американской исследовательницы жизни и деятельности Монтессори Р. Крамер, «основные работы, опубликованные до 1920 года („ Метод Монтессори“, „Педагогическая антропология“, „Усовершенствованный метод Монтессори — самостоятельная деятельность в образовании“ и „Элементарный материал Монтессори“), были написаны Марией на итальянском языке и переведены под руководством автора»[96].

Русский философ и педагог С. И. Гессен, анализируя метод Монтессори, критиковал его за механистичность, пренебрежение игрой и воображением, детским творческим началом, тогда как основатель детской педагогики Ф. Фрёбель ориентировался на рост личности ребёнка, требующий все усложняющегося и разностороннего материала, который «обращался бы к его душе, как к целому». Гессен делает вывод о том, что «изолированность отдельных чувств, характеризующая систему Монтессори, по необходимости должна продолжаться и внутри детского общества, в отношениях детей друг к другу». Отвергая всякие наказания, Монтессори всё же признаётся в том, что методы принуждения применять приходится — например, изолируя шалунов в углу, вдали от детской компании.

«Понятие образования определяется ею всецело материалом, подлежащим воспитанию. Что должно воспитать? — вот вопрос, который она только и ставит, естественно отвечая на него: надо воспитать в человеке все, что только находит в нём физиология и психология! Поэтому она вполне последовательно включает в свою систему воспитания и воспитание, например, вкуса и обоняния, не задавая себе даже вопроса: для чего необходимо развитие этих чувств, какую цель может оно преследовать… Всесторонне развитой человек — это не тот, у которого развиты зрение, слух, осязание, обоняние, но прежде всего тот, кто приобщился ко всем ценностям культуры, то есть владеет методом научного мышления, понимает искусство, чувствует право, обладает хозяйственным складом деятельности. В этом отношении Фрёбель гораздо глубже понимал задачу образования ребёнка».

«Основы педагогики»[97]
Банкнота Италии, посвящённая Марии Монтессори Марка Индии к 100-летию Марии Монтессори
  • Одним из свидетельств международного признания Марии Монтессори стало известное решение ЮНЕСКО (1988), касающееся всего четырёх педагогов, определивших способ педагогического мышления в XX веке: американца Джона Дьюи, немца Георга Кершенштейнера, итальянки Марии Монтессори и советского педагога Антона Макаренко[98].
  • В её честь назван кратер Монтессори на Венере.
  • Изображение школ Марии Монтессори и её самой размещены на монетах и банкнотах Италии, а также на марках Нидерландов, Индии, Италии, Мальдивских Островов, Пакистана и Шри-Ланки. Итальянская юбилейная монета в честь Марии Монтессори достоинством 200 лир 1980 года выпуска была отчеканена тиражом 48,5 млн штук.

На русском языке[править | править код]

  • Монтессори М. Мой метод. — М.: АСТ, Астрель, 2006. — ISBN 5-271-12674-0, 5-17-029515-4.
  • Монтессори М. Помоги мне это сделать самому. — М.: Карапуз-дидактика, 2007. — ISBN 978-5-8403-0100-5.
  • Монтессори М. Дети-другие. — М.: Карапуз, 2012. — ISBN 978-5-9715-0448-1.
  • Монтессори М. Дом ребёнка. М

Читать книгу Дети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть первая Марии Монтессори : онлайн чтение

М. Монтессори
Дети – другие. Взрослый как обвинямый. Часть 1

© Издательский дом «Карапуз», 2012

© К.Е. Сумнительный, вступ. и заключит. статьи, комментарии, 2012

Тайна Монтессори

Вернемся к школе уважаемой мадам Монтессори. Самое важное то, что дети не чувствуют тяжести учения, так как они учатся всему играя. Во-вторых, цель состоит в том, чтобы развить все органы и чувства ребенка. Очень мало места отводится простому заучиванию.

Махатма ГАНДИ


Преодоление

Если бы Мария и не стала педагогом, имя ее осталось бы в истории. Родившись в 1870 году в маленьком портовом городке Италии, она, как дочь государственного чиновника, могла разделить судьбу тысяч девочек из приличных семей. Но твердость характера и нежелание быть, как все, проявились еще в отрочестве. В 12 лет она решает, что будет учиться в технической школе для мальчиков, и не только попадает туда, но с успехом ее заканчивает. И тут же принимает другое «вздорное решение», которое изменяет ее жизнь. Мария увлекается естествознанием и делает профессиональный выбор. Ее путь медицина, и в очередной раз, преодолев все препятствия, она становится первой женщиной врачом, после окончания Римского университета получает частную практику.

Но тут судьба сводит ее с «идиотами», так в то время назывались все дети с отклонениями от нормы. Монтессори окунается в изучение этой темы и находит книги двух французов Жана Батиста Гаспара Итара и Эдуарда Сегена. Мария самостоятельно переводит их работы, тщательно переписывая в толстые тетради. Именно от Сегена Мария узнает о том, что если проводить занятия по особой методике, то «из ста идиотов двадцать пять становятся по сути нормальными людьми». Это открытие настолько поражает Монтессори, что она добивается открытия Ортофренической школы «для укрепления умственных способностей» и становится ее директором. Она разрабатывает десятки пособий и требует от персонала разговаривать с подопечными с полным почтением и даже проводить для них специальные уроки. Двухлетняя работа заканчивается педагогической сенсацией. В 1900 году на школьной олимпиаде в Риме ее воспитанники превосходят детей из обычных школ по письму, счету и чтению. Как вспоминала позже сама Мария, после этого к ней ночью стал являться святой Павел и убеждать ее посвятить себя делу развития способностей обычных детей.

Это ее желание не находит понимания со стороны Министерства образования Италии. Тем не менее Мария в очередной раз резко меняет свою жизнь и вновь поступает в Римский университет, где изучает экспериментальную психологию и педагогическую антропологию. В 1904 году она получает звание профессора антропологии. Возглавляет кафедру гигиены в Высшей женской школе, преподает в Римском университете. Но то, что кто-то мог посчитать победой, для нее почти поражение. Мария не сдается, и ее упорство в очередной раз вознаграждается.

В 1907 году у Марии Монтессори появляется возможность проверить действие своей системы на здоровых, хотя и запущенных детях. На смелый педагогический эксперимент решается не Министерство образования, а итальянский миллионер Эдуардо Таламо. В кварталах, где живут рабочие его текстильных фабрик, открывается дом ребенка (Casa dei Bambini). В классы дома устремляются 50 маленьких дикарей, сквернословящих и ломающих мебель и дидактические пособия. Всего через несколько месяцев этих детей можно было показывать самой взыскательной комиссии. Они так спокойно и сосредоточенно работали, что некоторые наблюдатели посчитали это признаком жесткой деспотии и совершенно не могли поверить, что такое поведение – результат предоставления ребенку свободы действий.

Удивительно то, что в основу практики домов ребенка легли идеи, которые буквально носились в воздухе. Уже в 1900 году шведская писательница и педагог Э. Кей написала книгу «Век ребенка», главным лозунгом которой стало: «Исходи из ребенка». Кей выступила за создание условий для самовыражения и свободного развития индивидуальности ребенка при минимуме педагогического руководства. Американский педагог и психолог Д. Дьюи пишет о «коперниковской революции в педагогике», смысл ее превращение ребенка в астрономический центр педагогической вселенной. Но в отличие от других детоцентристов Монтессори ищет способы организации педагогического процесса. Не приемля классно-урочную систему, она предлагает поместить ребенка в развивающую среду и именно в ней дать ему свободу. Развиваться и распространяться ее метод смог именно потому, что Мария в ходе научного изучения и долгих наблюдений за детьми выделила закономерности их развития и, опираясь на них, создала дидактический материал, организованный в специальной среде. Ее первая книга, переведенная в России, вышла под названием «Метод научной педагогики, применяемый в домах ребенка» и сразу привлекла внимание отечественных педагогов сторонников свободной школы. Дочь Льва Николаевича Толстого Татьяна Сухотина пишет статью об идейной близости школы ее отца и Марии Монтессори.

Но пока вокруг ее метода идут ожесточенные споры, Мария буквально покоряет Америку. После ее триумфальных лекций в том же 1913 году изобретатель телефона Александер Белл и его жена основывают в Вашингтоне Образовательную Монтессори-ассоциацию, попечителем которой становится дочь президента США Вильсона. Во время второго путешествия в Америку Монтессори выступает в Карнеги-холле и получает две золотые медали Панамско-тихоокеанской выставки в сфере образования.

После этого Европа наконец-то признает значимость ее дела. В 1922 году правительство Италии назначает ее государственным инспектором школ. А в 1923 году ее сын Марио обращается к Муссолини, после чего школы Монтессори получают государственную поддержку и дотации. Популярность метода Монтессори в Европе растет. Ее приглашают в Испанию, где Мария основывает институт, в котором занимается проблемой религиозного воспитания. В Лондоне открываются курсы по подготовке педагогов. Именно там она знакомится с Ганди, посетившим курс в 1932 году. К этому времени отношения Монтессори с фашистским правительством Италии окончательно испортились. Тоталитарной стране не нужны свободные, самоопределяющиеся дети. В 1934 году Мария покидает родину и перебирается в Испанию, из которой ее выгоняет гражданская война. Начало мировой войны застает ее в Англии, из которой ее интернируют как гражданина государства-противника. Спасает приглашение теософского общества посетить Индию. Именно там она проводит годы войны. Здесь она не только развивает свои идеи, но строит следующую школьную ступень своего метода для детей 6-12 лет. Она уже разработала свою периодизацию детского развития, правда, очень созвучную идеям Жана Пиаже, с которым дружила. Мария считает, что на смену сенсорному исследованию у детей 6-12 лет приходит развитие логического мышления. Ребенку важно узнать не столько «что это», а «почему это так». Дети способны воспринять целостную картину больших и сложных явлений и, ведомые силой воображения, могут погрузиться в исследование того, что «зацепило», заставило задуматься. Дидактический материал возникает из конкретных жизненных ситуаций. Так, например, Мария постоянно сталкивается в Индии с непомерной гордостью, с которой индийцы относятся к древности своей цивилизации, и рождается знаменитая «Черная лента». Это многометровая лента, охватывающая время существования жизни на нашей планете. Учитель долго разворачивает ее, рассказывая о том, когда и какая жизнь господствовала на Земле. Только в самом конце многометрового полотнища открывается тонкая красная полоска. Именно она показывает, как недолго живет на Земле человек.

С этой лентой, притороченной к двум велосипедам, и другими материалами Мария с сыном Марио колесит по Индии и читает лекции. А еще она пишет свои замечательные книги, обращаясь то к закономерностям развития ребенка от 6 до 12 лет («Космическое воспитание», «От детства к юношеству», «Развитие потенциальных возможностей человека»), то к развитию ребенка до 3 лет («Впитывающий ум»). Только в 1946 году Монтессори возвращается в Европу, в Голландию, где обосновывается штаб-квартира Международной Монтессори-ассоциации, основанной ею еще в 1929 году. Именно здесь, окруженная почитанием сторонников ее педагогики и любовью внучек и внуков, она и умирает в мае 1952 года.

Часть первая
Глава 1
Век pебенка

Прогресс достигнутый за немногие годы в деле воспитания и ухода за детьми, объясняется пробуждением совести общества. Речь идет не о прогрессе детской гигиены последних десяти лет девятнадцатого века. Самое главное – появление нового взгляда на личность ребенка.

Сегодня невозможно познать какую-либо область науки – медицину, философию или социологию, игнорируя знания, накопленные о жизни ребенка. Поэтому так важно изучать влияние эмбриологии на общие знания в области биологии и развития живых существ. Остановимся лишь на том, что непосредственно связано с ребенком, так как это неизмеримо влияет на все человечество.

Ребенок интересен нам в первую очередь не как физическое, а как психическое существо, способное дать начало совершенствованию человека. Духовный его мир будет, возможно, способствовать действительному продвижению человека по пути прогресса к развитию новой культуры.

Шведская писательница и поэтесса Элен Кей назвала наше время веком ребенка. Если набраться терпения и порыться в документах, то обнаружится, что эта же мысль прозвучала в тронной речи короля Италии Виктора Эммануила III, произнесенной в 1900 году. При своем вступлении на трон после убийства отца король говорил о новой эре, которая должна вывести двадцатый век на новую прямую, обозначив ее как «век ребенка».

Эти взгляды представляют собой отражение тех научных знаний конца девятнадцатого века, которые показали нам ребенка, страдающего в десять раз больше, чем взрослый, терзаемого школой и инфекционными болезнями.

Но никто не мог тогда знать, что в природе ребенка сокрыта особая жизненная тайна, способная сдернуть завесу с мистерии души человеческой, что ребенок несет в себе нечто неизведанное, что может дать нам, взрослым, возможность решить наши личные и социальные проблемы. Эта точка зрения открывает новое направление в изучении ребенка. Она представляется нам очень важной в плане влияния на всю социальную жизнь.

Психоанализ открыл для нас не изученное доселе исследовательское поле. Он не решил насущных жизненных проблем, но внес большой вклад в подготовку понимания тайн природы ребенка.

Психоанализ проник под оболочку сознания, которое было закрыто от психологов, как геркулесовы столпы в античной истории. Без его открытий было бы трудно объяснить духовную жизнь ребенка, которая, в свою очередь, могла бы способствовать углубленному изучению общечеловеческих проблем.

Известно, чем стал психоанализ позже. Но вначале он был не чем иным как новым методом лечения душевных заболеваний. Он положил начало новой области медицины. Истинный вклад психоанализа состоял в открытии влияния подсознания на действия человека. Он изучал определенные психические реакции той стороны сознания, которая обнаруживала скрытые факты и неожиданные реалии, отодвинув тем самым все прежние представления. Таким образом, нам открылось существование неизвестного, обширного мира, с которым тесно связана судьба индивида. Но психоанализ не смог полностью исследовать этот неизвестный мир. Страх, сравнимый с суеверием греков, удержал 3. Фрейда в пределах исследования заболеваний.

В некоторых случаях под давлением мощного внутреннего напряжения, вызванного сочетанием различных факторов, развиваются тяжелые душевные недуги. Странные проявления подсознания очень контрастируют с проявлениями сознания. Долгое время их считали просто симптомами заболевания. Фрейд прошел обратный путь: с помощью тщательно отработанной методики он получил возможность проникать в подсознание. Но ограничился лишь сферой исследования болезней. Какой же нормальный человек был бы готов подвергнуть себя болезненным обследованиям, похожим на оперативное вмешательство в душу? Основные положения новой психологии базировались на наблюдениях.

Поэтому теории Фрейда не могут удовлетворить нас, так же как и его методы лечения, так как они никоим образом не ведут к исцелению душевных болезней. Традиции и обычаи общества восстали против некоторых обобщений фрейдистских теорий. Эти традиции позволили нам увидеть реальность. Исследование этой чудовищной реальности – больше, чем методика клинического лечения или обоснование теорий.

Задача освоения этого неисследованного поля совпадает, возможно, с задачами других наук и предполагает другую терминологию. Речь идет об изучении людьми своего происхождения, о расшифровке души ребенка при столкновении его с окружающим миром, о драматической и трагической тайне его борьбы, которую необходимо описать, ведь понимание души человека остается пока искаженным и неясным.

Психоанализ уже коснулся этой тайны. Самым впечатляющим открытием стало утверждение о происхождении психозов. Из обремененного воспоминаниями подсознания исследователи узнали о диковинных страданиях детства. Это открытие стало выдающимся революционным знаком психоанализа. Выяснилось, что длительные и постоянные страдания чисто душевного свойства в детстве могут привести к психическим заболеваниям во взрослом состоянии и являются результатом подавления спонтанной деятельности ребенка. Это подавление идет от взрослого, а именно от матери, которая имеет огромное влияние на свое дитя.

Следует различать два пласта, с которыми сталкивался психоанализ. Один из них лежит на поверхности. Это конфликт, который разыгрывается между инстинктом индивида и условиями внешнего мира, к которому этот индивид должен приспособиться. Этот конфликт может разрядиться, если причины его, не находя своего разрешения, уносятся в поле подсознания. Но есть и еще один глубоко залегающий пласт – детские воспоминания. Они встают не между вырастающим человеком и окружающей социальной средой, а между ребенком и его матерью – или, обобщая, между ребенком и взрослым.

Вышеупомянутый конфликт стоит в тесной связи с тяжело излечиваемыми болезнями; большое значение придавалось не ему, а простому анамнезу или разъяснению предполагаемых причин заболевания.

И все же психоанализ указал на то, что болезни, причины которых закладывались в детстве, трудно или незначительно поддаются лечению. Итак, можно сказать, что детство – это мастерская по производству предрасположенности к болезням.

Уже во время исследования психических заболеваний получили свое развитие новые области науки, которые вызывали социальное движение с ориентировкой на физическое оздоровление детей. Психоанализ не нацеливался на подобные результаты, а только предписывал определенную методику зондирования подсознания. Эта методика в отношении ребенка наталкивается на препятствие. Ему не нужно овладевать этой методикой, не нужно вспоминать о своем детстве. Ребенок пребывает в нем. Прежде чем зондировать подсознание, необходимо раскрыть конфликт, через который ребенок познает социум. Ясно, что такой подход выводит нас из поля психоаналитических методов и ведет к новому – наблюдению социального бытия ребенка.

Речь идет не о сложных пассажах описания больного индивида, а о широком движении к душе ребенка. Еще неизвестны такие страницы в книге человеческой истории, которые рассказывают о приключениях души человека. Сензитивный ребенок, наталкиваясь на первые препятствия и возражая, оказывается в непреодолимом конфликте со взрослым, который сильнее ребенка и господствует над ним, не понимая его. На этих неисписанных листах не обозначены страдания, которые вскипают в нежной душе ребенка. В его подсознании формируется униженный человек, отличный от того, которого задумывает и желает природа.

Этот трудный вопрос освещается психоанализом в общем, но не состоит с ним в прямой взаимосвязи. Вопрос о сущности детской души отклонен психоанализом, так как речь идет об отношениях только с одной частью человечества, с ребенком. Но эти отношения должны внести вклад в последующее преодоление трудностей и конфликтов, а также в предохранение ребенка от нарушений обыкновенного морального равновесия – от духовных заболеваний, которыми страдает почти все человечество. Таким образом вокруг ребенка создается новое поле научных изысканий, не зависимое от психоанализа, но родственное с ним. Главенствующим становится требование о помощи детской душе, о помощи в области воспитания. С одной стороны, необходимо обосновать не известные до того факты психического проявления, а, с другой, – разбудить взрослых, ошибочно противостоящих ребенку, поведение которого определяется подсознанием.

Глава 2
Взрослый как обвиняемый

Фрейд говорит о подавлении ребенка как об истоке нарушений психики у взрослых. Ребенок не может свободно развиваться, как это делают все растущие живые существа, потому что взрослый подавляет его. Ребенок изолирован от человеческого общества. Влияние на ребенка оказывают только представители мира взрослых. На первом месте стоит мать, за ней отец и, наконец, все учителя и воспитатели.

Задача, которую вверяет взрослым общество, обратно подавлению. Они должны продвигать ребенка вперед. Так в ходе исследований роли взрослых вырастает обвинение против тех, кто должен служить хранителем и благодетелем человеческого рода. Они все становятся обвиняемыми. На всех людей – отцов, матерей, большинство учителей и воспитателей – распространяется обвинение. В нем есть нечто апокалиптическое, похожее на таинственный и ужасный глас последнего суда: «Что вы сделали с вверенными вам детьми?»

Протест против этого обвинения выдвигает защиту: «Мы сделали все возможное! Мы любим детей, мы жертвуем собой ради них!» Итак, здесь друг другу противостоят два мнения. Одно из них опирается на сознание, а другое – на подсознание. Мы знаем аргументы, с помощью которых взрослый защищает себя. Они древние, глубоко укоренившиеся и оттого неинтересные. Намного интереснее обвинение, или лучше сказать, сам обвиняемый – тот взрослый, который усердно делает все, чтобы улучшить воспитание и уход за детьми, все глубже теряясь в кругу неразрешимых проблем. Это происходит потому, что он не знает о заблуждении, которое несет в себе самом.

Все, кто вступается за ребенка, должны принять эту обвинительную позицию против взрослых. При этом взрослые не имеют права на снисхождение и исключения.

Это обвинение становится центром чрезвычайного интереса и направлено против неосознанных заблуждений. Таким образом, оно служит широкому самопознанию и делает людей богаче. Так обогащается все существо человека, идущее к каким-нибудь открытиям в духовной области.

Человечество воспринимало свои ошибки во все времена двояко. Досадуя на них, мы ощущаем притяжение и очарование неосознанных заблуждений. Они – путь к совершенству, они поднимают самопознание на более высокий уровень. Рыцарь Средних веков в ответ на малейшее обвинение, касающееся его сознательных действий, имел повод вызвать на поединок. Но одновременно он смиренно падал ниц перед алтарем и признавался: «Я – грешник и признаю мою вину перед всем миром». Библейская история дает интересные примеры такого поведения человека. Что дало повод народу Ниневии столпиться вокруг пророка Ионы, что вызвало воодушевление, с которым все, от царя до нищего, вняли проповеди? Иона указал им на застарелые грехи и провозгласил, что Ниневия погибнет, если они не покаются. Как обратился Иоанн Креститель к народу на берегу Иордана? Какие слова он сказал толпе? Он назвал ее «порождением ехидниным».

Что за духовный феномен: есть люди, которые торопятся услышать, как кто-то обвиняет их, и с энтузиазмом признают свою собственную вину. Существуют твердые и настойчивые обвинения, которые вытаскивают бессознательное из своих глубин и сливают с сознательным. Все духовное развитие состоит из таких завоеваний сознательного, которое вбирает в себя нечто такое, что прежде было вне его. Так по пути новых открытий идет прогресс цивилизации.

Мы хотим, чтобы ребенок развивался иначе, чем раньше. Мы хотим охранять его от конфликтов, которые вредят его духовной жизни. Для этого нам необходимо сделать основополагающий шаг, от которого зависит все дальнейшее: взрослым нужно измениться. Ведь взрослый утверждает, что он сделал все возможное, чтобы любить ребенка, жертвуя всем. Таким образом, он признает, что дошел до предела в применении своих осознанных возможностей и ему ничего не остается, как попытаться шагнуть за пределы своих познаний, помыслов и сознания.

Непознанное есть и в ребенке. Часть его духовной жизни была скрыта от нас до нынешнего дня, и мы должны ее изучать, делая существенные открытия. Кроме наблюдаемого и изучаемого психологами и воспитателями ребенка есть еще один, никем не замеченный. Его, скрытого и непознанного, – необходимо отыскать. Здесь требуется воодушевление и самопожертвование золотоискателя, устремляющегося в самые далекие страны. Взрослые всех положений, рас и национальностей должны участвовать в открытии детства как непременного элемента прогресса человечества.

Не понимая детей, взрослый состоит с ними в постоянной борьбе. Это нельзя изменить, не овладев новыми знаниями, не устранив некоторые недостатки образования. Нет, речь не идет о том, чтобы отыскивать совершенно другие исходные позиции. Взрослый должен открыть в себе самом заблуждение, которое мешает ему правильно видеть ребенка. Невозможен ни один шаг вперед до тех пор, пока мы не обрели эти знания и не выработали поведение, которое из них следует.

Это внутреннее самоуглубление вовсе не так сложно, как может показаться на первый взгляд. Ведь наше заблуждение не осознается нами, но создает некое постоянное, болезненное угнетение, указывающее путь. Если кто-то вывихнул палец, то чувствует потребность держать его вытянутым, так как инстинктивно знает, что не может пользоваться этим пальцем, покуда боль не уляжется. Мы чувствуем стремление выправить нашу совесть, как только узнали, что вели себя неправильно. В нас просыпается понимание, что мы переоценили себя и слишком уверовали в то, что достигли многого. Для нас возникает возможность понять характерные черты детских душ, отличные от наших.

Взрослый в своем отношении к ребенку эгоцентричен. Не эгоистичен, а эгоцентричен. Все, что касается души ребенка, он оценивает по собственной мерке, а это ведет к все большему непониманию. С точки зрения взрослого ребенок – пустое существо, которое необходимо чем-то заполнить. Существо инертное и неумелое, за которое все надо переделывать, которому необходимо предводительство взрослого. В итоге взрослый чувствует себя творцом и оценивает добро и зло в действиях ребенка по отношению к себе самому. Так взрослый становится мерилом добра и зла. Сам он безгрешен, дитя должно следовать его образцу, и все в ребенке, что отклоняется от характера взрослого, – ошибка, которую взрослый жаждет в спешке исправить.

Таким своим поведением взрослый полагает, что он, наполненный любовью и готовностью жертвовать, усердно заботится о благе ребенка. Но в действительности подавляет личность ребенка.

Мария Монтессори - Дети – другие. Саморазвитие. Части вторая и третья читать онлайн бесплатно

М. Монтессори

Дети – другие. Саморазвитие

© Издательский дом «Карапуз», 2012

© К.Е. Сумнительный, вступ. и заключит. статьи, комментарии, 2012

Тайна Монтессори

Вернемся к школе уважаемой мадам Монтессори. Самое важное то, что дети не чувствуют тяжести учения, так как они учатся всему играя. Во-вторых, цель состоит в том, чтобы развить все органы и чувства ребенка. Очень мало места отводится простому заучиванию.

Махатма ГАНДИ

Секрет успеха

История педагогики сохранила сотни имен, но по пальцам одной руки можно пересчитать реальные школы, сохранившиеся после смерти авторов. Мария Монтессори стоит в этом почетном ряду. Произошло это не только потому, что многие ее прозрения нашли научное подтверждение, но и потому, что Мария нашла ключ к воплощению своих идей в повседневной педагогической практике.

Ее система строилась не один день. Она дружила с основателем генетической психологии Жаном Пиаже (некоторое время он лично возглавлял Монтессори-общество Женевы), переписывалась с детским психологом Анной Фрейд. Под их воздействием она уточняет выводы своих наблюдений за закономерностями детского развития. Но во многом она остается врачом и исходит из физиологии детей. Даже в понятие свободы она вкладывает биологический смысл и понимает под ней прежде всего независимость.

На примерах из собственной педагогической практики Мария доказывает, что взрослый должен не делать что-то за ребенка, а помогать ему действовать самостоятельно. Это особый труд. Ведь малыш, попадая в наш мир, видит его чуждым и неприспособленным для его жизни.

У ребенка плохая координация движений, он не уверен в себе и не знает, что делать с окружающими его предметами. Малыш зависим от великанов, которые называются взрослыми и которые, не задумываясь о нем, кроят мир под себя. Крохе трудно расстегнуть пуговицы на курточке, завязать шнурок на ботинке, перенести свой стул в удобное место.

Монтессори предлагает уже в 2,5–3 года дать ребенку возможность сделать это и многое другое. Учитель (взрослый) только помогает ему. Он создает порядок в тех вещах, которые нужны для развития ребенка, а их очень много. Все эти чашечки, подносики, губки и щеточки, а также палки и кубики, бусины и стерженьки, карточки и коробочки, положи их в беспорядке, могут вызвать только чувство бессилия перед хаосом мира. Монтессори предложила расположить их в определенной строгой логике, а малышей с первого дня в классе приучать поддерживать установленный порядок. Не только и не столько потому, что этого хотят взрослые, а потому, что так удобнее самим детям.

Монтессори вообще считает, что порядок органичен для ребенка, но он не всегда умеет сам его организовывать. Взрослый может создать условия, в которых порядок прост и естественен. Он не проводит с малышом долгие и изнурительные беседы, не пользуется образными иносказаниями, мораль которых выскакивает, как чертик из коробки, оставляя лишь чувство недоумения. Учитель предлагает ребенку принять только несколько четких правил, одно из которых: «Взял, поработал, положи на место». Но чтобы работа приносила пользу, учитель дает малышу короткий (2–3 минуты) урок, показывая, как обращаться с предметами, чтобы достичь результата, а не отчаяться и не потерять интерес.

Интерес – первое, что Монтессори выделяет в своей педагогике. Второе – индивидуальный подход. Это, конечно, не означает, что у каждого ребенка появляется отдельный учитель. Все несколько иначе. Каждый ребенок во время свободной работы выбирает то, что ему нравится делать, и учитель именно ему показывает, как справиться с заданием. Дальше ребенок работает сам, потому что материал без постороннего вмешательства покажет ему допущенную ошибку.

Свобода выбора появляется у малыша сразу после того, как он переступает порог класса, потому что только он сам точно знает, что ему нужно развивать именно сейчас. Хотя и здесь есть некоторые ориентиры. Так, М.Монтессори обратила внимание, а современная психология подтвердила, что у каждого ребенка от 0 до 6 лет есть сензитивные периоды, в которые он легко и естественно учится определенным вещам. Если опоздать и не воспользоваться появившимися у детей возможностями, то они могут потерять интерес к этому на всю жизнь или вернуть ошибки и случайности этих периодов в самых неожиданных и неприятных формах уже после шести лет.

Монтессори призывает нас не ускорять развитие ребенка, но и не упустить момент и вовремя раскинуть перед ним скатерть-самобранку, на которой откроется уменьшенная безопасная модель всего нашего мира. Сначала глаза малыша разбегутся, а потом найдут то, что ему нужно здесь и сейчас. Надо только помнить, что на нашей скатерти не простые предметы, а отобранные долгим наблюдением за тем, что и как помогает детям в развитии.

Удивительно, но если учитель делает все правильно, и родители ему не очень мешают, у ребенка возникает внутренняя потребность осваивать и узнавать мир вокруг себя. Оказывается, для того чтобы ребенок учил (а лучше образовывал) себя, его уже не надо наказывать или поощрять, нужно только вовремя подкидывать «уголек» в топку его ума, а еще лучше – показать, как и где этот уголек находить. Сама Мария пишет: «Неверно, что Монтессори-учитель бездеятелен, когда обыкновенный учитель активен: вся деятельность обеспечивается активной подготовкой и руководством учителя, его последующая «бездеятельность» – знак успеха».

Главная задача взрослого – помочь детям научиться сосредоточиваться на интересной для них работе. В этом сложном деле учитель проходит через три этапа. Первый – подготовка привлекательной для малыша и удобной для его работы среды. Второй – разрушение той деятельности отдельных детей, которая мешает продвижению и развитию остальных. На этом сложном этапе учитель показывает шалуну, что его любят даже таким, беспокойным и несносным, и вместе с тем без устали помогает ребенку найти то, что заинтересует его и поможет сконцентрироваться на работе. Энергия ребенка перераспределяется с беспорядочного расплескивания к конструктивной деятельности, направленной на развитие. На третьем этапе учителю важнее всего не мешать малышу, не нарушать его поисков и его работы.

Большая часть воздействий учителя происходит косвенно, через среду или с помощью правил, которые он придумывает вместе с детьми. Весь внешний вид взрослого и его увлеченность захватывает детей и помогает учителю наладить доверительные отношения с каждым ребенком, создать ту уникальную атмосферу, которой так отличаются классы Монтессори.


Мария МонтессориДети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть первая

Дети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть перваяДети – другие. Взрослый как обвиняемый. Часть первая

© Издательский дом «Карапуз», 2012

© К.Е. Сумнительный, вступ. и заключит. статьи, комментарии, 2012

Тайна Монтессори

Вернемся к школе уважаемой мадам Монтессори. Самое важное то, что дети не чувствуют тяжести учения, так как они учатся всему играя. Во-вторых, цель состоит в том, чтобы развить все органы и чувства ребенка. Очень мало места отводится простому заучиванию.

Махатма ГАНДИ

Преодоление

Если бы Мария и не стала педагогом, имя ее осталось бы в истории. Родившись в 1870 году в маленьком портовом городке Италии, она, как дочь государственного чиновника, могла разделить судьбу тысяч девочек из приличных семей. Но твердость характера и нежелание быть, как все, проявились еще в отрочестве. В 12 лет она решает, что будет учиться в технической школе для мальчиков, и не только попадает туда, но с успехом ее заканчивает. И тут же принимает другое «вздорное решение», которое изменяет ее жизнь. Мария увлекается естествознанием и делает профессиональный выбор. Ее путь медицина, и в очередной раз, преодолев все препятствия, она становится первой женщиной врачом, после окончания Римского университета получает частную практику.

Но тут судьба сводит ее с «идиотами», так в то время назывались все дети с отклонениями от нормы. Монтессори окунается в изучение этой темы и находит книги двух французов Жана Батиста Гаспара Итара и Эдуарда Сегена. Мария самостоятельно переводит их работы, тщательно переписывая в толстые тетради. Именно от Сегена Мария узнает о том, что если проводить занятия по особой методике, то «из ста идиотов двадцать пять становятся по сути нормальными людьми». Это открытие настолько поражает Монтессори, что она добивается открытия Ортофренической школы «для укрепления умственных способностей» и становится ее директором. Она разрабатывает десятки пособий и требует от персонала разговаривать с подопечными с полным почтением и даже проводить для них специальные уроки. Двухлетняя работа заканчивается педагогической сенсацией. В 1900 году на школьной олимпиаде в Риме ее воспитанники превосходят детей из обычных школ по письму, счету и чтению. Как вспоминала позже сама Мария, после этого к ней ночью стал являться святой Павел и убеждать ее посвятить себя делу развития способностей обычных детей.

Это ее желание не находит понимания со стороны Министерства образования Италии. Тем не менее Мария в очередной раз резко меняет свою жизнь и вновь поступает в Римский университет, где изучает экспериментальную психологию и педагогическую антропологию. В 1904 году она получает звание профессора антропологии. Возглавляет кафедру гигиены в Высшей женской школе, преподает в Римском университете. Но то, что кто-то мог посчитать победой, для нее почти поражение. Мария не сдается, и ее упорство в очередной раз вознаграждается.

В 1907 году у Марии Монтессори появляется возможность проверить действие своей системы на здоровых, хотя и запущенных детях. На смелый педагогический эксперимент решается не Министерство образования, а итальянский миллионер Эдуардо Таламо. В кварталах, где живут рабочие его текстильных фабрик, открывается дом ребенка (Casa dei Bambini). В классы дома устремляются 50 маленьких дикарей, сквернословящих и ломающих мебель и дидактические пособия. Всего через несколько месяцев этих детей можно было показывать самой взыскательной комиссии. Они так спокойно и сосредоточенно работали, что некоторые наблюдатели посчитали это признаком жесткой деспотии и совершенно не могли поверить, что такое поведение – результат предоставления ребенку свободы действий.

Удивительно то, что в основу практики домов ребенка легли идеи, которые буквально носились в воздухе. Уже в 1900 году шведская писательница и педагог Э. Кей написала книгу «Век ребенка», главным лозунгом которой стало: «Исходи из ребенка». Кей выступила за создание условий для самовыражения и свободного развития индивидуальности ребенка при минимуме педагогического руководства. Американский педагог и психолог Д. Дьюи пишет о «коперниковской революции в педагогике», смысл ее превращение ребенка в астрономический центр педагогической вселенной. Но в отличие от других детоцентристов Монтессори ищет способы организации педагогического процесса. Не приемля классно-урочную систему, она предлагает поместить ребенка в развивающую среду и именно в ней дать ему свободу. Развиваться и распространяться ее метод смог именно потому, что Мария в ходе научного изучения и долгих наблюдений за детьми выделила закономерности их развития и, опираясь на них, создала дидактический материал, организованный в специальной среде. Ее первая книга, переведенная в России, вышла под названием «Метод научной педагогики, применяемый в домах ребенка» и сразу привлекла внимание отечественных педагогов сторонников свободной школы. Дочь Льва Николаевича Толстого Татьяна Сухотина пишет статью об идейной близости школы ее отца и Марии Монтессори.

Но пока вокруг ее метода идут ожесточенные споры, Мария буквально покоряет Америку. После ее триумфальных лекций в том же 1913 году изобретатель телефона Александер Белл и его жена основывают в Вашингтоне Образовательную Монтессори-ассоциацию, попечителем которой становится дочь президента США Вильсона. Во время второго путешествия в Америку Монтессори выступает в Карнеги-холле и получает две золотые медали Панамско-тихоокеанской выставки в сфере образования.

После этого Европа наконец-то признает значимость ее дела. В 1922 году правительство Италии назначает ее государственным инспектором школ. А в 1923 году ее сын Марио обращается к Муссолини, после чего школы Монтессори получают государственную поддержку и дотации. Популярность метода Монтессори в Европе растет. Ее приглашают в Испанию, где Мария основывает институт, в котором занимается проблемой религиозного воспитания. В Лондоне открываются курсы по подготовке педагогов. Именно там она знакомится с Ганди, посетившим курс в 1932 году. К этому времени отношения Монтессори с фашистским правительством Италии окончательно испортились. Тоталитарной стране не нужны свободные, самоопределяющиеся дети. В 1934 году Мария покидает родину и перебирается в Испанию, из которой ее выгоняет гражданская война. Начало мировой войны застает ее в Англии, из которой ее интернируют как гражданина государства-противника. Спасает приглашение теософского общества посетить Индию. Именно там она проводит годы войны. Здесь она не только развивает свои идеи, но строит следующую школьную ступень своего метода для детей 6-12 лет. Она уже разработала свою периодизацию детского развития, правда, очень созвучную идеям Жана Пиаже, с которым дружила. Мария считает, что на смену сенсорному исследованию у детей 6-12 лет приходит развитие логического мышления. Ребенку важно узнать не столько «что это», а «почему это так». Дети способны воспринять целостную картину больших и сложных явлений и, ведомые силой воображения, могут погрузиться в исследование того, что «зацепило», заставило задуматься. Дидактический материал возникает из конкретных жизненных ситуаций. Так, например, Мария постоянно сталкивается в Индии с непомерной гордостью, с которой индийцы относятся к древности своей цивилизации, и рождается знаменитая «Черная лента». Это многометровая лента, охватывающая время существования жизни на нашей планете. Учитель долго разворачивает ее, рассказывая о том, когда и какая жизнь господствовала на Земле. Только в самом конце многометрового полотнища открывается тонкая красная полоска. Именно она показывает, как недолго живет на Земле человек.

С этой лентой, притороченной к двум велосипедам, и другими материалами Мария с сыном Марио колесит по Индии и читает лекции. А еще она пишет свои замечательные книги, обращаясь то к закономерностям развития ребенка от 6 до 12 лет («Космическое воспитание», «От детства к юношеству», «Развитие потенциальных возможностей человека»), то к развитию ребенка до 3 лет («Впитывающий ум»). Только в 1946 году Монтессори возвращается в Европу, в Голландию, где обосновывается штаб-квартира Международной Монтессори-ассоциации, основанной ею еще в 1929 году. Именно здесь, окруженная почитанием сторонников ее педагогики и любовью внучек и внуков, она и умирает в мае 1952 года.

Часть первая

Глава 1
Век pебенка

Прогресс достигнутый за немногие годы в деле воспитания и ухода за детьми, объясняется пробуждением совести общества. Речь идет не о прогрессе детской гигиены последних десяти лет девятнадцатого века. Самое главное – появление нового взгляда на личность ребенка.

Сегодня невозможно познать какую-либо область науки – медицину, философию или социологию, игнорируя знания, накопленные о жизни ребенка. Поэтому так важно изучать влияние эмбриологии на общие знания в области биологии и развития живых существ. Остановимся лишь на том, что непосредственно связано с ребенком, так как это неизмеримо влияет на все человечество.

Ребенок интересен нам в первую очередь не как физическое, а как психическое существо, способное дать начало совершенствованию человека. Духовный его мир будет, возможно, способствовать действительному продвижению человека по пути прогресса к развитию новой культуры.

Шведская писательница и поэтесса Элен Кей назвала наше время веком ребенка. Если набраться терпения и порыться в документах, то обнаружится, что эта же мысль прозвучала в тронной речи короля Италии Виктора Эммануила III, произнесенной в 1900 году. При своем вступлении на трон после убийства отца король говорил о новой эре, которая должна вывести двадцатый век на новую прямую, обозначив ее как «век ребенка».

 

Эти взгляды представляют собой отражение тех научных знаний конца девятнадцатого века, которые показали нам ребенка, страдающего в десять раз больше, чем взрослый, терзаемого школой и инфекционными болезнями.

Но никто не мог тогда знать, что в природе ребенка сокрыта особая жизненная тайна, способная сдернуть завесу с мистерии души человеческой, что ребенок несет в себе нечто неизведанное, что может дать нам, взрослым, возможность решить наши личные и социальные проблемы. Эта точка зрения открывает новое направление в изучении ребенка. Она представляется нам очень важной в плане влияния на всю социальную жизнь.

Психоанализ открыл для нас не изученное доселе исследовательское поле. Он не решил насущных жизненных проблем, но внес большой вклад в подготовку понимания тайн природы ребенка.

Психоанализ проник под оболочку сознания, которое было закрыто от психологов, как геркулесовы столпы в античной истории. Без его открытий было бы трудно объяснить духовную жизнь ребенка, которая, в свою очередь, могла бы способствовать углубленному изучению общечеловеческих проблем.

Известно, чем стал психоанализ позже. Но вначале он был не чем иным как новым методом лечения душевных заболеваний. Он положил начало новой области медицины. Истинный вклад психоанализа состоял в открытии влияния подсознания на действия человека. Он изучал определенные психические реакции той стороны сознания, которая обнаруживала скрытые факты и неожиданные реалии, отодвинув тем самым все прежние представления. Таким образом, нам открылось существование неизвестного, обширного мира, с которым тесно связана судьба индивида. Но психоанализ не смог полностью исследовать этот неизвестный мир. Страх, сравнимый с суеверием греков, удержал 3. Фрейда в пределах исследования заболеваний.

В некоторых случаях под давлением мощного внутреннего напряжения, вызванного сочетанием различных факторов, развиваются тяжелые душевные недуги. Странные проявления подсознания очень контрастируют с проявлениями сознания. Долгое время их считали просто симптомами заболевания. Фрейд прошел обратный путь: с помощью тщательно отработанной методики он получил возможность проникать в подсознание. Но ограничился лишь сферой исследования болезней. Какой же нормальный человек был бы готов подвергнуть себя болезненным обследованиям, похожим на оперативное вмешательство в душу? Основные положения новой психологии базировались на наблюдениях.

Поэтому теории Фрейда не могут удовлетворить нас, так же как и его методы лечения, так как они никоим образом не ведут к исцелению душевных болезней. Традиции и обычаи общества восстали против некоторых обобщений фрейдистских теорий. Эти традиции позволили нам увидеть реальность. Исследование этой чудовищной реальности – больше, чем методика клинического лечения или обоснование теорий.

Задача освоения этого неисследованного поля совпадает, возможно, с задачами других наук и предполагает другую терминологию. Речь идет об изучении людьми своего происхождения, о расшифровке души ребенка при столкновении его с окружающим миром, о драматической и трагической тайне его борьбы, которую необходимо описать, ведь понимание души человека остается пока искаженным и неясным.

Психоанализ уже коснулся этой тайны. Самым впечатляющим открытием стало утверждение о происхождении психозов. Из обремененного воспоминаниями подсознания исследователи узнали о диковинных страданиях детства. Это открытие стало выдающимся революционным знаком психоанализа. Выяснилось, что длительные и постоянные страдания чисто душевного свойства в детстве могут привести к психическим заболеваниям во взрослом состоянии и являются результатом подавления спонтанной деятельности ребенка. Это подавление идет от взрослого, а именно от матери, которая имеет огромное влияние на свое дитя.

Следует различать два пласта, с которыми сталкивался психоанализ. Один из них лежит на поверхности. Это конфликт, который разыгрывается между инстинктом индивида и условиями внешнего мира, к которому этот индивид должен приспособиться. Этот конфликт может разрядиться, если причины его, не находя своего разрешения, уносятся в поле подсознания. Но есть и еще один глубоко залегающий пласт – детские воспоминания. Они встают не между вырастающим человеком и окружающей социальной средой, а между ребенком и его матерью – или, обобщая, между ребенком и взрослым.

Вышеупомянутый конфликт стоит в тесной связи с тяжело излечиваемыми болезнями; большое значение придавалось не ему, а простому анамнезу или разъяснению предполагаемых причин заболевания.

И все же психоанализ указал на то, что болезни, причины которых закладывались в детстве, трудно или незначительно поддаются лечению. Итак, можно сказать, что детство – это мастерская по производству предрасположенности к болезням.

Уже во время исследования психических заболеваний получили свое развитие новые области науки, которые вызывали социальное движение с ориентировкой на физическое оздоровление детей. Психоанализ не нацеливался на подобные результаты, а только предписывал определенную методику зондирования подсознания. Эта методика в отношении ребенка наталкивается на препятствие. Ему не нужно овладевать этой методикой, не нужно вспоминать о своем детстве. Ребенок пребывает в нем. Прежде чем зондировать подсознание, необходимо раскрыть конфликт, через который ребенок познает социум. Ясно, что такой подход выводит нас из поля психоаналитических методов и ведет к новому – наблюдению социального бытия ребенка.

Речь идет не о сложных пассажах описания больного индивида, а о широком движении к душе ребенка. Еще неизвестны такие страницы в книге человеческой истории, которые рассказывают о приключениях души человека. Сензитивный ребенок, наталкиваясь на первые препятствия и возражая, оказывается в непреодолимом конфликте со взрослым, который сильнее ребенка и господствует над ним, не понимая его. На этих неисписанных листах не обозначены страдания, которые вскипают в нежной душе ребенка. В его подсознании формируется униженный человек, отличный от того, которого задумывает и желает природа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *