Социальная адаптация личности: Адаптация социальная » Социология молодежи. Электронная энциклопедия

Содержание

Социальная адаптация личности к новым условиям

Уважаемые коллеги,

приглашаем Вас на вебинар №9

по теме: Социальная адаптация личности к новым условиям,
который состоится 6 октября 2020 г. с 10-00 до 11-00 (время якутское).
 

Девятый вебинар направлен на распространенную тему: «Социальная адаптация личности к новым условиям». Внимание будет уделено адаптации ребенка в приемной семье и адаптации других членов семьи к новому человеку. Рассмотрим этапы адаптации, психологические особенности каждого этапа и возможные трудности. Как всегда будут представлены диагностические методики и практические рекомендации, а также будет возможность задавать вопросы.

 

Напоминаем, что участие в вебинарах бесплатное. При успешном прохождении всего цикла вебинаров и выполнении домашних заданий, Вы получите удостоверение государственного образца о повышении квалификации.

 
При Вашем согласии и желании принять участие можете перейти на наш канал по ссылке https://www.youtube.com/channel/UCI6O_6-b1qXJ0Yy-QgEJ20w во вторник 6 октября 2020 г. в 10:00 по якутскому времени. 

Проект «Иллээхтик бииргэ (Будем вместе)» реализуется Международным детским фондом «Дети Саха-Азия» при поддержке Министерства труда и социального развития РС (Я), Министерства по делам молодежи и социальным коммуникациям РС (Я), в рамках проекта по поддержке семьи, материнства, отцовства и детства, с использованием гранта Президента Российской Федерации, предоставленного Фондом президентских грантов, в период со 2 декабря 2019 г по 30 ноября 2020 г.

По всем вопросам по данному проекту обращайтесь по адресу: 

[email protected]


С уважением, команда МДФ «Дети Саха-Азия»


http://sakhaasia.ru

Определение и виды социальной адаптации — Информио

Выживают не самые сильные и не самые умные, а самые быстро адаптирующиеся к переменам.

Чарльз Дарвин [1]

 

Каждый человек многократно в своей жизни сталкивается с необходимостью адаптации (в переводе с позднелатинского adaptatio – прилежание, приспособление [3, с.216]). Чтобы процесс адаптации протекал успешно, необходимо понимать суть этого процесса и владеть разными стратегиями адаптации [17].

Наиболее крупное направлении изучения адаптации – социальная адаптация, под которой понимается процесс и результат активного приспособления индивида к условиям новой социальной среды [15, c.10]. Данной средой может выступать как общественная группа, трудовой коллектив или семья [7, с.28], так и целая страна, ее культура, политика, идеология, сложившееся ситуация [11, с.336].

Социальная адаптация является одной из важнейших функций социальной психики (объекта социальной психологии) [16, c.95]. Поэтому выделяют один из видов социальной адаптации – социально-психологическую адаптацию, под которой в социальной психологии понимается приобретение людьми определенного социально-психологического статуса, овладение теми или иными социально-психологическими функциями [19, с. 219].

В зависимости от уровня социально активной личности исследователи выделяют два вида социально-психологической адаптации: активную и пассивную [19, с.221].

Пассивная адаптация предполагает приспособление на уровне конформизма, то есть изменения поведения или убеждения в результате реального или воображаемого давления другого человека или группы [4, с.58]. Существуют две разновидности конформизма:

– внешний конформизм (уступчивость), когда люди ведут себя так, как принято (чтобы избежать наказания или заслужить поощрения), не соглашаясь в душе с тем, что делают;

– внутренний конформизм (одобрение), когда человек искренне верит в то, что вынуждают его сделать [6].

В любом случае человек при пассивной адаптации принимает те условия, которые ему предлагает новая среда.

Напротив, активная социально-психологическая адаптация имеет место тогда, когда человек стремится воздействовать на социальную среду, чтобы изменить в ней то, что его по каким-либо причинам не устраивает [19, с. 221]. В этом случае человек четко осознает свои личные преимущества от приобщения к новым ценностям и способам социальных действий [20, с.84]. Чаще всего такая адаптация связана с творческими способностями человека, которые помогают более успешной адаптации и к обучению [14, с.4]. Творческую активность В. А. Петровский понимает, как более высокий уровень адаптации, способствующей не только внешней гармонии человека со средой, но и внутренней личностной гармонии человека, способного реализовать свой личностный потенциал, не сковывая себя никакими рамками, нормами и ограничениями [12].

Однако активная адаптация может носить и отрицательный характер, когда она направлена на разрушение уже сложившейся системы и предлагаемых условий. В этом случае человек сознательно сопротивляется предъявляемым требованиям, не предлагая ничего взамен, намеренно эпатирует окружающих, пытаясь вызвать интерес к своей персоне, или старается самоутвердиться за счет других, более слабых людей. Такое поведение человека чаще всего зависит от желания быть индивидуальным, выделяться из массы. Но при таком способе адаптации человек больше теряет, нежели приобретает, хотя потребности, предполагающие выживание, продолжают удовлетворяться [18, с.181].

Поскольку человек не всегда адаптируется к условиям социальной среды, которые изменились не по его воле, а иногда и сам меняет их (переезжает в другую страну, переходит на другое место обучения и т.д.), то можно выделить два вида социально-психологической адаптации по этому признаку: добровольную и вынужденную.

Добровольная адаптация имеет место тогда, когда новые ценности и способы действия, которые предполагает среда, не противоречат системе ценностей личности:

– нормы и ценности социальной среды вписываются в систему самых значимых интересов и потребностей личности или даже создают более благоприятные условия для их реализации;

– ценностные ориентации, нормы поведения ранее свойственные личности изменяются в новых условиях без особого напряжения.

При вынужденной адаптации направления и методы преобразований не соответствуют представлениям и установкам личности:

– не принимая нового, личность пытается изменить требования среды, но данные попытки оказываются безуспешными, и ей приходится подчиняться;

– индивид подчиняется, не пытаясь что-либо изменить;

– новые способы социального поведения менее, чем прежние, соответствуют качествам личности, но она вынуждена использовать их, чтобы выжить [19, с.222].

Важнейшими признаками социальной активности является сильное и устойчивое (а не ситуационное) стремление влиять на социальные процессы, реальное участие в общественных делах, диктуемое стремлением изменить, преобразить, или сохранить и укрепить существующий социальный порядок, его формы и стороны [19, с.221].

В результате социально-психологической адаптации человек всегда:

– согласовывает свои цели с ценностями общества;

– учится, оставаясь собой, благополучно сосуществовать данном обществе;

– приобретает способность проявлять инициативу, принимать правильные решения, ставить цели;

– получает новые знания, умения, навыки и развивает уже имеющиеся;

– устанавливает близкие, эмоционально насыщенные и длительные взаимоотношения с другими членами общества.

Поэтому к функциям социально-психологической адаптации можно отнести:

– достижение оптимального равновесия в динамичной системе «личность – социальная среда»;

– регулирование общения и взаимоотношений;

– самопознание и самокоррекцию;

– сохранение психического здоровья;

– максимальное проявление и развитие творческих возможностей и способностей личности, повышение ее социальной активности;

– формирование эмоционально-комфортных позиций личности;

– повышение эффективности деятельности как адаптирующейся личности, так и социальной среды, коллектива;

– повышение стабильности и сплоченности социальной среды [10, с. 12].

Соответственно, главная цель социально-психологической адаптации личности не в ее единообразии, превращение в послушного исполнителя чужой воли, а в самореализации, развитии способностей для успешного осуществления поставленных целей, превращении в самодостаточную социальную личность.

В противном случае процесс социализации лишается гуманистического смысла и становится инструментом психологического насилия, направленного не на личностный рост и не на достижение единственной в своем роде индивидуальности, а на «Я» [16, с.97].

В связи с этим, выделяют два типа социально-психологической адаптации:

– прогрессивная адаптация, которой свойственно достижение всех функций и целей полной адаптации и в ходе реализации которой достигается единство интересов, целей личности – с одной стороны, и групп, общества в целом – с другой;

– регрессивная адаптация, которая проявляется как формальность при адаптации, не отвечающая интересам общества, развития данной социальной группы и самой личности [9, с.50].

Часто регрессивную адаптацию обозначают как комфортную, основанную на внешнем принятии человеком групповых норм и ценностей. В этом случае личность лишает себя возможности проявить свои творческие способности и не может полностью самореализоваться.

Только прогрессивная адаптация может способствовать подлинной социализации личности, иначе у человека формируется склонность к систематическим ошибкам поведения, нарушению норм, созданию новых проблемных ситуаций [16, с.97].

А. В. Карпов, В. Е. Орел, В. Я. Тернопол справедливо замечают, что процесс адаптации связан не только с окружающими социальными условиями, но и с условиями конкретной деятельности, то есть происходит дифференцирование понятия среды по критерию типов деятельности человека [8]. Эти предпосылки позволили развивать концепции, оперирующие понятиями «производственная» и «учебная адаптация», которые отражают именно тип деятельности, осуществляемой субъектом, и являются еще двумя видами социальной адаптации.

Производственная адаптация рассматривается как процесс включения индивида в новую для него производственную среду, вживание в нее, усвоение профессиональной роли, производственных норм, социальных отношений. В дальнейшем развитие данного направления в русле организационной психологии и теории менеджмента привело отечественных авторов к разработке концепции профессиональной адаптации [15, с. 11].

 

Оригинал работы:

Определение и виды социальной адаптации

СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ — это 📕 что такое СОЦИАЛЬНАЯ АДАПТАЦИЯ

  найдено в  «Социологической энциклопедии»

(лат. adaptare приспособлять) процесс приспособления, освоения, как правило активного, личностью или группой новых для нее социальных условий или социальной среды. В современной социологии С.А. в большинстве случаев понимается как такой социальный процесс, в котором и адаптант (личность, социальная группа) , и социальная среда являются адаптивно-адаптирующими системами, то есть активно взаимодействуют, оказывают активное воздействие друг на друга в процессе С.А. Непосредственным толчком к началу процесса С.А. чаще всего становится осознание личностью или социальной группой того факта, что усвоенные в предыдущей социальной деятельности стереотипы поведения перестают обеспечивать достижение успеха и актуальной становится перестройка поведения в соответствии с требованиями новых социальных условий или новой для адаптанта социальной среды. В общем виде чаще всего выделяется четыре стадии адаптации личности в новой для нее социальной среде: 1) начальная стадия, когда индивид или группа осознают, как они должны вести себя в новой для них социальной среде, но еще не готовы признать и принять систему ценностей новой среды и стремятся придерживаться прежней системы ценностей; 2) стадия терпимости, когда индивид, группа и новая среда проявляют взаимную терпимость к системам ценностей и образцам поведения друг друга; 3) аккомодация, т.е. признание и принятие индивидом основных элементов системы ценностей новой среды при одновременном признании некоторых ценностей индивида, группы новой социальной средой; 4) ассимиляция, т.е. полное совпадение систем ценностей индивида, группы и среды. Интенсивность адаптационных процессов в обществе существенным образом зависит от того, какую стадию в своем развитии оно переживает. Во времена серьезных социальных изменений, а тем более социальных катаклизмов адаптационные процессы приобретают особую интенсивность и захватывают практически все слои общества. На примере постсоветского общества хорошо видно, что проблему адаптации к новым социальным условиям, определения и утверждения новой своей позиции в обществе приходится решать практически каждому человеку, и не всегда этот процесс протекает одинаково успешно. Помимо этого следует отметить, что, по мере ускорения общественного развития, ускоряется и интенсивность адаптационных процессов в обществе в целом. Это приводит к тому, что процессы С.А. даже в эволюционно развивающемся обществе становятся практически непрерывными и умение адаптироваться к изменениям приобретает жизненно важное значение не только для молодых, но и для старших поколений. Готовность к переменам становится одним из главных условий жизненного успеха человека. В результате в современном обществе значительно повышается роль целенаправленной деятельности государства и общественных организаций, роль образования и прикладной науки в осуществлении процессов С.А. Особое внимание общество через систему институтов и целевых программ уделяет содействию процессам С. А. тех своих членов, чьи возможности адаптироваться к изменениям самостоятельно ограниченны. Так, во многих странах разрабатываются и реализуются программы по С.А. инвалидов, уволенных в запас военнослужащих в случае массовых сокращений армии, мигрантов, выходящих на свободу заключенных и т.д. Не меньшее значение в современном переходном обществе придается программам содействия С.А. молодежи. Следует различать адаптацию как процесс и адаптированность как результат, итог процесса С.А. Существуют субъективные и объективные критерии адаптированности. Объективные степень реализации индивидом норм и правил жизнедеятельности, принятых в данной социальной группе. Субъективные удовлетворенность членством в данной социальной группе, предоставляемыми условиями для удовлетворения и развития основных социальных потребностей. В качестве непосредственной социальной среды могут выступать различные социальные группы, такие как семья, производственный коллектив, соседи по дому и т.д. Роль С.А. состоит в том, что она позволяет включить личность в процессы, протекающие в непосредственной социальной среде, и в то же время является одним из средств изменения личности и среды. Вся сложность процесса С.А. может быть хорошо проиллюстрирована на примере адаптации новых работников на предприятиях, которая наиболее широко исследуется в современной прикладной социологии и социальной психологии, что обусловлено, в свою очередь, практической значимостью проблемы для экономической эффективности деятельности предприятий. В процессе адаптации организация и личность вступают во взаимодействие как сложные системы. Так, например, на успешность адаптационного процесса существенное влияние оказывают такие характеристики предприятия, как его материально-техническая оснащенность, тип и уровень организации труда, характер внутриколлективных отношений и корпоративная культура, система и уровень оплаты труда. Предприятие через эти свои характеристики предъявляет потенциальному работнику свои требования и одновременно свои преимущества по сравнению с другими участниками рынка труда. Со стороны индивида на успешность производственной адаптации влияние оказывают как психофизиологические особенности, так и социально-демографические характеристики личности. Безусловно, наиболее важны для успешной производственной адаптации профессиональная подготовка индивида, умение работать в группе. С.А. на предприятии представляет собой единство нескольких адаптационных процессов. В литературе чаще всего выделяют следующие из них: профессиональную адаптацию, социально-психологическую адаптацию и адаптацию к условиям труда. Профессиональная адаптация предусматривает выбор профессии, обучение специальности, а также вхождение в профессию с момента начала работы по специальности. Критерием профессиональной адаптированности является достижение индивидом соответствия профессиональных навыков, личностных качеств требованиям конкретной профессиональной деятельности. Показателями профессиональной адаптированности являются профессиональная квалификация, уровень и стабильность производственных показателей, удовлетворенность профессией. Социально-психологическая адаптация процесс вхождения новичка в новый для него производственный коллектив, формирования личностных связей и отношений с другими людьми. В процессе социально-психологической адаптации происходит активное сравнение и взаимоприспособление ценностных ориентаций, нравственных идеалов и представлений коллектива и нового работника. Социально-психологическая адаптация выражается в формировании положительных неформальных отношений с коллегами по работе и руководителями, в достижении ценностного единства работника и коллектива. Основным объективным показателем социально-психологической адаптированности является отсутствие конфликтов с руководством и членами коллектива. Субъективным показателем социально-психологической адаптированности выступает удовлетворенность отношениями с руководителями и коллегами по работе. Важным аспектом С.А. является принятие индивидом определенной социальной роли . Можно говорить о двух формах С.А.: активной, когда индивид стремится воздействовать на среду с тем, чтобы вызвать реакцию изменения (в том числе тех норм, ценностей, форм взаимодействия и деятельности, которые он должен освоить), и пассивной, конформной, когда он не стремится к такому воздействию и изменению. Эффективность С.А. в значительной степени зависит от того, насколько адекватно индивид воспринимает себя и свои социальные связи. Искаженное или недостаточно развитое представление о себе ведет к нарушениям С.А., крайним выражением которых служит аутизм . Показателями успешной С.А. являются высокий социальный статус индивида в данной среде, а также его психологическая удовлетворенность этой средой в целом и ее наиболее важными для него элементами (например, удовлетворенность работой и ее условиями, ее содержанием, вознаграждением, организацией). Показателями низкой С.А. являются стремление индивида к перемещению в другую социальную среду (текучесть кадров, миграция, разводы), аномия и отклоняющееся поведение. Успешность С.А. зависит от характеристик как самого индивида, так и среды. Чем сложнее новая среда (например, шире спектр социальных связей, сложнее совместная деятельность, выше уровень социальной неоднородности), чем интенсивнее в ней происходят изменения, тем более трудным для индивида оказывается процесс С. А. В большой степени значимыми для С.А. являются социально-демографические характеристики индивида образование и возраст. Я.В. Леверовская, В.А. Балцевич, С.Я. Балцевич

(PDF) КОНЦЕПТУАЛЬНАЯ ОСНОВА СОЦИАЛЬНОЙ АДАПТАЦИИ

Материалы INTCESS 2019 – 6-я Международная конференция по образованию и социальным наукам,

4-6 февраля 2019 г. – Дубай, ОАЭ.

Марковкина Г.- только один. Естественно, что зависимость приспособления от ограниченного числа факторов также

ограничена даже при самом правильном выборе факторов. Никакая совокупность факторов и тем более отдельный фактор не могут в полной мере отразить социальную адаптацию.Ограничение числа факторов, их произвольное и несистематическое разграничение не позволяет определить их как меры социальной адаптации (Банабакова,

Георгиев, 2018л, с. 462-467; Терзиев, 2017б, с.517- 528; Терзиев, 2017в;Христов, 2018м, стр. 277-282;

Терзиев, Ничев, 2017д, стр.152;Терзиев, Ничев, 2017д, стр.846-850;Терзиев, Ничев, 2017е, стр. 164; Терзиев,

Ничев, 2017г, стр.915-919;Терзиев, Мадански, Георгиев, 2017з, стр.743-747; Терзиев, Мадански, Георгиев,

2017i, стр. 748-753; Терзиев, Ничев, Стоянов, Георгиев, 2017j, стр. 690-694; Терзиев, Латышев, Георгиев,

2017к, с.754-772; Терзиев, Николай, Богданов, 2017л, с.671-677; Терзиев, Маданский, Канев, 2017м,

с.1331-1346; Терзиев, Мадански, Канев, 2017н, с.1355-1372; Терзиев, Мадански, Канев, 2017о,

с.1380-1393; Терзиев, Мадански, Канев, 2017с., стр. 396-415; Терзиев, 2017q, стр. 641-653; Терзиев, Ничев,

2017р, с.627-630; Терзиев, Маданский, Канев, 2017с, стр. 575-594; Терзиев, 2017т, с.22-28; Терзиев,

Ничев, 2017у, с.646-658; Терзиев, Ничев, 2017в, с.659-670; Терзиев, Мадански, 2017w, стр. 610-625;

Терзиев, Мадански, 2017x, стр. 917-937).

2. ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Другой подход заключается в суммировании, абстрагировании факторов, в результате чего они становятся настолько обширными, что

не имеют самостоятельного значения и требуют деления на более мелкие составляющие. Аналогичная ситуация имеет место и в случае

при формировании только двух групп факторов. В качестве примера можно привести классификацию И. А.

Георгиева, состоящую из внутренних и внешних факторов, которые в свою очередь подразделяются на десятки и сотни

составляющих элементов.

Невозможно даже теоретически учесть все факторы, которые влияют (или могут повлиять) на процесс

адаптации. В этом нет необходимости, так как не все факторы определяют адаптацию, а лишь некоторые из них, которые

соответствуют реальным потребностям.

Классификация утилитарных потребностей в современном виде содержит семь комплексов потребностей: материальные

(экономические) для самосохранения, регулирующие, репродуктивные (половые), коммуникативные, познавательные, самореализации.

Каждый из комплексов содержит ряд личных потребностей. А так как социально ориентированные потребности личности

связаны с социальными потребностями общества, то глубина исследования позволяет предположить взаимосвязь

социальной адаптации и социализации, что и является предметом нашего дальнейшего исследования.

РЕФЕРЕНС-ЛИСТ

Терзиев Венелин. (2018а). Построение модели социально-психологической адаптации. // ADVED 2018- 4-я

Международная конференция по достижениям в области образования и социальных наук. Тезисы и материалы, 15-

17 октября 2018 г. — Стамбул, Турция, Центр академических исследований Международной организации,

www.ocerints.org, Стамбул, Турция, 2018 г., стр. 228-236, ISBN: 978-605-82433-4-7.

Стефанов С., Терзиев В., Банабакова, В. (2018b). Понимание безопасности в постмодернистском обществе.

// ADVED 2018 — 4-я Международная конференция по достижениям в области образования и социальных наук Турция, 2018 г., стр. 93-102, ISBN: 978-605-82433-4-7.

Стефанов С., Терзиев В., Банабакова В. (2018c). Уровни безопасности и постмодернистское общество.// ADVED

2018 — 4-я Международная конференция по достижениям в области образования и социальных наук. Тезисы и материалы

, 15-17 октября 2018 г. — Стамбул, Турция, Международная организация Центр академических исследований

, www. ocerints.org, Стамбул, Турция, 2018 г., стр. 111-119, ISBN: 978-605-82433-4-7.

Терзиев В., Стефанов С., Банабакова В. (2018d). Реализация общеевропейской политики безопасности и обороны в контексте ее военного аспекта.// ADVED 2018 — 4-я Международная конференция по

Достижения в области образования и социальных наук, рефераты и материалы, 15-17 октября 2018 г. — Стамбул,

Турция, Центр академических исследований Международной организации, www.ocerints.org, Стамбул, Турция,

2018, стр. 120-131, ISBN: 978-605-82433-4-7.

Терзиев В., Стефанов С., Банабакова В. (2018e). Общеевропейская политика безопасности и обороны. //

ADVED 2018 — 4-я Международная конференция по достижениям в области образования и социальных наук. Тезисы

и материалы, 15–17 октября 2018 г. — Стамбул, Турция, Центр академических исследований Международной организации

, www.ocerints.org, Стамбул, Турция, 2018 г., стр. 132–148, ISBN: 978-605-82433-4-7.

Социальная адаптация – обзор

Социальная адаптация и активность

Социальная адаптация отличается у людей с эпилепсией, начавшейся в детстве, и у людей с эпилепсией, начавшейся во взрослом возрасте. Любое хроническое заболевание, начавшееся до полового созревания, влияет на психосоциальное развитие человека (Gode and Smith, 1983). Самоочевидно, что ранний личный опыт непохожести по отношению к братьям и сестрам, сверстникам и друзьям, чрезмерной защиты, ограничений, перестановок в доме и стигматизации все еще сильно и негативно влияет на уверенность в себе, представление о себе и человеческие отношения (Räty et al. ., 2004; Банстра и др., 2008). Женщины значительно чаще страдают от плохой уверенности в себе, самооценки и человеческих отношений, чем мужчины (Räty et al., 2005). Отношение к людям с невидимыми нарушениями менее положительное, чем к людям с видимыми нарушениями (Dixon, 1977).

Сто семьдесят два младенца и ребенка с впервые диагностированным заболеванием наблюдались и ежегодно в течение 3 лет обследовались на адаптивное поведение, измеряемое с помощью шкал адаптивного поведения Вайнленда.На исходном уровне общие баллы Вайнленда были немного ниже среднего. В то время как исходные показатели были постоянными во времени в 75% случаев, в остальных 25% случаев со временем наблюдалось снижение. Значительное снижение произошло только у детей с основной эпилептической энцефалопатией, симптоматической этиологией судорог или трудноизлечимыми судорогами (Berg et al., 2004c). Используя Контрольный список поведения ребенка, социальные навыки были в значительной степени предсказаны наличием неспособности к обучению и ненормальной семейной функции (Tse et al., 2007).

Часто сообщается о негативном влиянии эпилепсии на психологический исход и адаптацию подростков (Sillanpää, 1973, 1987; Kokkonen et al., 1997; Räty et al., 2005, 2007).

В популяционном поперечном исследовании детей с длительно текущими заболеваниями, проспективно наблюдаемых в течение 4 лет, детей с эпилепсией сравнивали с теми, у кого были синдром дефицита внимания/гиперактивность, церебральный паралич, бронхиальная астма, сахарный диабет или с врожденным пороком сердца, и со здоровым контролем (Sillanpää, 1987).По сравнению с контрольной группой у пациентов с эпилепсией было значительно меньше настоящих друзей, меньше настоящих друзей во внеурочное время, меньше хобби вне дома и больше неприемлемого поведения. Применяя критерии Всемирной организации здравоохранения (1980 г.) для классификации нарушений, инвалидности и инвалидности, за исключением диабета, все дети с хроническими заболеваниями, включая эпилепсию, имели значительный недостаток социальной интеграции (Sillanpää, 1987, 1992). В своем обзоре социальных результатов молодых людей с абсансной эпилепсией, дебютировавшей в детстве, по сравнению с пациентами с ювенильным ревматоидным артритом (Camfield and Camfield, 2007b) субъекты с абсансной эпилепсией имели гораздо более низкий уровень образования, более низкий рабочий статус и больше поведенческих и психических проблем.Был сделан вывод о том, что социальные проблемы связаны с эпилепсией и/или стигматизацией, а не вызваны хроническим заболеванием как таковым . Подгруппа пациентов с симптоматической генерализованной эпилепсией, дебютировавшей в детстве, через 20 лет имела мрачные социальные последствия, высокий уровень смертности и выраженную социальную и финансовую зависимость (Camfield and Camfield, 2008).

В популяционном исследовании с участием 245 детей с эпилепсией личная функциональная способность и независимость, необходимые предпосылки для нормальной социальной адаптации, через 10 лет (в среднем) оказались полными в 44 %, а легкая или умеренная зависимость в еще 14%, в то время как остальные 42% были умеренно или сильно независимыми и инвалидами (Sillanpää, 1973).После предполагаемого 30-летнего периода наблюдения (Sillanpää and Helenius, 1993) 58% чувствовали себя полностью независимыми в повседневной жизни, а 57% были успешно трудоустроены. Хорошие коммуникативные способности, нормальный интеллект и свобода припадков предсказывали хороший уровень социальной компетентности.

Влияние эпилепсии на социальную жизнь определяется многими факторами, в том числе возрастом начала в детстве по сравнению со взрослой жизнью. Согласно самоотчетам молодых людей с эпилепсией в детском возрасте, живущих в обществе, эпилепсия расценивалась как имеющая выраженное или умеренное влияние на посещаемость и успеваемость в школе у ​​29%, выбор профессии у 29%, трудоустройство у 28% , выбор супруга – 24%, досуг – 15% (Sillanpää, 1990). В другом исследовании эмоций, испытываемых молодыми людьми с приступами эпилепсии в подростковом возрасте (Räty et al., 2007), половина пациентов чувствовала себя «здоровыми», а другая половина — «инвалидами». Большинство (70%) из тех, кто чувствовал, что эпилепсия негативно влияет на их повседневную жизнь, сочли этот эффект незначительным или незначительным. Соответственно, только 15% имели негативные эмоции по отношению к эпилепсии.

Популяционное рандомизированное контролируемое исследование комбинированной неосложненной эпилепсии с началом в детстве (58%) и во взрослом возрасте (42%) (Koponen et al., 2007) показали, что пациенты с хорошо контролируемой эпилепсией и успешным базовым образованием имеют социальное функционирование, сравнимое с таковым у здоровых людей из контрольной группы. Низкий возраст в начале заболевания отражался в низком уровне базового образования и последующем менее благоприятном статусе занятости и меньшем количестве социальных связей.

По сравнению с контрольной группой люди с первым неспровоцированным эпилептическим припадком во взрослом возрасте, полученные в результате проспективного исследования заболеваемости, стали физически значительно менее активными, реже выезжали за границу, и их общая активность в свободное время была меньше, чем в контрольной группе, но большинство видов досуга , семейное положение и водительские права остались, несмотря на конфискацию (Lindsten et al. , 2003). Физическая активность в плане спорта, по-видимому, связана с длительностью заболевания, но не с типом эпилепсии или временем с момента последнего припадка (группа RESt-1, 2000).

Социально-аффективные и когнитивные предикторы социальной адаптации в уязвимых контекстах

Образец цитирования: Нили-Прадо А., Наваррете Г., Хьюпе Д. (2019) Социально-аффективные и когнитивные предикторы социальной адаптации в уязвимых контекстах. ПЛОС ОДИН 14(6): е0218236. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0218236

Редактор: Юка Котозаки, Медицинский университет Иватэ, ЯПОНИЯ

Поступила в редакцию: 2 октября 2018 г.; Принято: 30 мая 2019 г.; Опубликовано: 14 июня 2019 г.

Авторское право: © 2019 Neely-Prado et al. Это статья с открытым доступом, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии указания автора и источника.

Доступность данных: Все файлы данных и сценариев доступны в проекте когнитивных и социально-аффективных-предикторов-социальной-адаптации.R, который также содержит исходную базу данных (https://osf.io/egxy5). /).

Финансирование: Эта работа была поддержана грантами Национальной комиссии научных исследований и технологий (CONICYT/FONDECYT Regular N° 1171035 для Gorka Navarrete и N° 1171200 для David Huepe). (http://www.conicyt.cl) Спонсоры не принимали участия в принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Конкурирующие интересы: Авторы заявили об отсутствии конкурирующих интересов.

Введение

Социальная адаптация определяется как способность идти на компромисс, устанавливать отношения, противостоять и сотрудничать с окружающей средой и другими людьми, приспосабливаясь к нашим психическим и поведенческим процессам [1]. Несмотря на определение, это понятие не часто рассматривалось как самостоятельный феномен (например, [2–4]). В большинстве исследований социальной адаптации не используются шкалы социальной адаптации, которые напрямую измеряют эту способность.Вместо этого они обычно анализируют корреляции между переменными, которые могут иметь значение для социальной адаптации, такими как наличие работы, интеллектуальное функционирование, качество жизни, связанное со здоровьем, среди прочего [2–4]. Хотя некоторые авторы показывают негативное влияние социальной адаптации при психологических и психических расстройствах [5, 6] и у людей, которым пришлось преодолевать проблемы на начальных этапах развития [7–10], насколько нам известно, нет исследований по социальная адаптация здоровых людей, живущих в уязвимых условиях.

Для непосредственной оценки социальной адаптации мы использовали шкалу самооценки социальной адаптации (SASS) [11]. Эта шкала измеряет мотивацию людей и влияние их поведения на участие в общественной деятельности, задавая вопросы об увлечениях, семейной жизни, работе, отношениях, интеллектуальных интересах, способности управлять окружающей средой и восприятии собственной эффективности.

В литературе есть доказательства того, что взросление в бедности предсказывает трудности в нескольких аспектах, таких как регулирование эмоций и поведения, а также академическая неуспеваемость [12–14].Хотя уязвимость и бедность не одно и то же, они обычно сосуществуют. Бедность обычно определяется определенным порогом СЭС (социально-экономического статуса) [15]. Уязвимость представляет собой более сложную конструкцию, включающую порог СЭС, а также другие аспекты, такие как жизнь в среде, характеризующейся ограниченным доступом к социальному обеспечению, образованию, жилью, работе и здоровью. С 2015 года Департамент социального развития Чили определяет бедность таким многомерным образом, который соответствует концепции уязвимости, описанной выше [16].Мы проанализируем, какие социально-аффективные и когнитивные переменные предсказывают более высокие уровни социальной адаптации среди уязвимых контекстов. Второстепенная цель будет состоять в том, чтобы оценить, какие социально-аффективные или когнитивные особенности более важны для этого процесса.

Кажется важным признать, что хотя мы и изучаем социальную адаптацию среди взрослых, ранний опыт во многих случаях имеет решающее значение для развития социально-аффективных и когнитивных переменных [17-19]. Например, было замечено, что ранний опыт общения с матерью, страдающей депрессией, может предсказать появление расстройств пищевого поведения к тому времени, когда дети достигают подросткового возраста [20].Таким образом, многие из переменных, которые мы включили и которые, как мы ожидаем, будут вести себя как предикторы социальной адаптации, развивались на ранних этапах жизни [10, 14, 21, 22]. Помня вышеизложенное, мы провели исчерпывающий поиск литературы, который позволил нам определить несколько переменных, которые могут быть важными предикторами социальной адаптации. Мы также увидели, что эти переменные можно сгруппировать по социально-аффективным и когнитивным характеристикам. В следующих разделах мы рассмотрим каждую переменную, которая, как ожидается, будет предсказывать социальную адаптацию в уязвимых контекстах в этом исследовании, а также обоснования их включения в иерархический множественный регрессионный анализ. Для этого мы рассмотрим сначала социально-аффективные переменные, а затем когнитивные переменные.

Социально-аффективные переменные

Социальное окружение человека, а также его социальные и аффективные характеристики являются важными предикторами ряда психологических трудностей и трудностей, связанных с преодолением трудностей. В частности, было высказано предположение, что социально-аффективные особенности порождают стратегии выживания, которые приводят к лучшей адаптации и благополучию [23–26]. Кроме того, когда наблюдаются трудности в социально-аффективных аспектах личности, склонность к психопатологии и психиатрическим симптомам обычно возникает [27–30].В этих исследованиях самооценка, стресс и привязанность неоднократно упоминаются как важные аспекты, определяющие уязвимость и хорошую приспособленность при столкновении с травмирующими или тревожными ситуациями и жизненными событиями. Хотя локус контроля упоминается реже, существует большое количество литературы, в которой предполагается, что он может иметь определенное значение для социальной адаптации (ссылки и более подробную информацию см. ниже в разделе «Локус контроля»).

Таким образом, хотя можно было бы рассмотреть несколько социально-аффективных переменных, мы рассмотрим следующие из них, предложенные в литературе, и обсудим их возможную связь с социальной адаптацией в следующих направлениях: тревожная привязанность, локус контроля, стресс и самооценка. почитать.Хотя наша цель не состоит в том, чтобы понять конкретные механизмы между социально-аффективными переменными, мы хотели бы уточнить важность, которую они могут иметь для прогнозирования социальной адаптации в уязвимых контекстах, а затем предложить некоторые лежащие в основе механизмы между предложенными социально-аффективными и когнитивными моделями.

Было высказано предположение, что реляционные и когнитивные тенденции, формирующие наши представления о мире, находятся под сильным влиянием привязанности [31]. И поскольку было показано, что ранняя социальная депривация предсказывает более высокий уровень ненадежной привязанности [8], мы считаем, что ненадежная привязанность, особенно тревожный тип, будет чрезмерно представлена ​​у людей, живущих в уязвимых условиях, и негативно повлияет на их способность адаптироваться. Ненадежные стили привязанности (тревожный и избегающий) связаны с трудностями в ряде функций [25, 32–34]. Исследование показало, что люди с избегающим стилем привязанности используют любопытство для связи с другими людьми и окружающей средой, и, хотя они боятся задеть чувства других, они активно пытаются получить как можно больше информации, что снижает вероятность изоляции. 25]. С другой стороны, согласно тому же исследованию, люди с тревожным стилем привязанности склонны использовать любопытство как способ получить контроль над своими отношениями, как описано в том же исследовании.Последние теперь воспринимаются как угрозы, которые могут привести к изоляции. Так, утверждается, что люди с тревожным стилем привязанности испытывают больше трудностей, чем люди с избегающей привязанностью, при управлении эмоциями во время принятия решений или интерпретации реальности [35–40]. В этом смысле возможно, что тревожный стиль привязанности может привести к снижению способности к социальной адаптации в уязвимых ситуациях.

Локус контроля, между тем, относится к склонности людей интерпретировать жизненные ситуации как зависящие от собственного поведения, а не как результат удачи, судьбы или влияния других могущественных людей или сил [41].Люди с такой предвзятостью могут по-разному выполнять задачи и принимать повседневные решения, что влияет на их способность адаптироваться к социальным ситуациям. На самом деле утверждалось, что стиль локуса контроля, который усваивается в детстве, по-видимому, связан с уровнем образования и здоровьем на следующих этапах развития [22]. В исследовании с супругами выздоравливающих кардиологических больных те, у кого было восприятие контроля (связанное с внутренним локусом контроля) над болезнью, имели лучшую эмоциональную адаптацию, меньший уровень тревожности, меньшую враждебность и меньший уровень депрессии [42].Кроме того, документально подтверждено, что люди с более высоким уровнем самоэффективности, живущие в уязвимых условиях, более склонны использовать системы социальной поддержки для улучшения своей социальной адаптации [43]. Следуя этим исследованиям, мы предполагаем, что внутренний локус контроля будет связан с более высокими уровнями социальной адаптации в уязвимых контекстах.

Другой переменной, представляющей интерес для целей данного исследования, является стресс. Люди, живущие в уязвимых условиях, часто страдают от постоянного воздействия высокого уровня стресса, который, как считается, связан с трудностями социальной адаптации [12, 44].Под стрессом мы подразумеваем восприятие каждым человеком своего окружения и степень угрозы, которую это влечет за собой для гомеостаза организма [45]. Стресс имеет свои корни в нейробиологических механизмах, которые регулируют то, как мы воспринимаем окружающую среду и реагируем на нее, и имеют последствия для проявления агрессивного и антиобщественного поведения [46, 47]. Некоторые негативные последствия, связанные с высоким уровнем стресса, наблюдались у людей с депрессией, что затрудняло академические успехи и функциональные возможности [48].То, как организм справляется со стрессом, влияет на нейронные цепи, изменяя баланс между беспокойством, памятью, настроением и принятием решений [49]. Мы предполагаем, что высокий уровень воспринимаемого стресса может быть связан с трудностями социальной адаптации в уязвимых условиях. В том же духе есть данные о том, что хронический стресс, возникающий в условиях бедности, приводит к снижению производительности в когнитивной и межличностной областях [50, 51].

Наконец, при рассмотрении индивидуальных факторов, которые могут повлиять на социальную адаптацию с социально-аффективной точки зрения, самооценка, по-видимому, также играет важную роль.Наблюдается повышенный интерес к связи между самооценкой и субъективным благополучием [52], а также к ее связи с чертами высокой тревожности, которые, как было показано, приводят к хроническим проблемам со здоровьем [53]. В то же время было показано, что социальный стресс связан с ухудшением самооценки [54]. Хотя исследования, непосредственно связывающие самооценку с социальной адаптацией, все еще отсутствуют, высокая самооценка связана с более высоким успехом и благополучием в межличностных отношениях, работе и здоровье [55]. Кроме того, низкая самооценка была связана с более высокой склонностью к депрессии или тревоге [56]. Таким образом, вполне вероятно, что более высокая самооценка будет связана с лучшей социальной адаптацией, поскольку она оказывает положительное влияние на некоторые психологические результаты.

Когнитивные переменные

Хотя, по-видимому, больше интереса и данных о влиянии социально-аффективных характеристик на преодоление трудностей и благополучие (конструкции, которые косвенно касаются характеристик социальной адаптации) [57, 58], некоторые исследования предполагают, что когнитивные факторы, по-видимому, поддерживают эти процессы. [59], в то время как когнитивные факторы также оказывают негативное влияние на травматические и стрессовые ситуации и трудности с регуляцией эмоций [60–62].В частности, эти исследования предполагают, что такие аспекты, как рабочая память, долговременная память, когнитивный контроль и другие, играют роль в регуляции эмоций, что может помочь механизмам преодоления и устойчивости, в то время как в то же время эти индивидуальные характеристики сталкиваются с трудностями при жизни в неблагоприятных условиях. или прохождение стрессовых ситуаций.

Как и в случае с социально-аффективными переменными, здесь можно рассмотреть несколько когнитивных переменных. Однако мы примем во внимание те, которые, согласно литературе, могут иметь отношение к социальной адаптации: рабочая память, подвижный интеллект, кристаллизованный интеллект, счет, вероятностное мышление и логическое мышление.

Рабочая память — это широко изученная когнитивная функция [63], которая, как мы предполагаем, может помочь предсказать социальную адаптацию в уязвимом контексте. Есть некоторые свидетельства того, что рабочая память снижена у людей, живущих в бедности [50], и, по-видимому, она имеет большое значение для социальной адаптации из-за ее связи с когнитивным контролем, поведенческим торможением, интеллектом и исполнительными функциями [64–68]. Все переменные, связанные с важными аспектами социальной адаптации, такими как успехи в учебе или саморегуляция (т.грамм. [69-71]) Хотя мало что известно о том, как рабочая память влияет на социальную адаптацию, было обнаружено, что рабочая память и эмоциональное распознавание отрицательно связаны со способностью людей с шизофренией решать социальные проблемы [72, 73]. Кроме того, известно, что рабочая память связана с метакогнитивными навыками [74], хотя они оказались решающими для различных аспектов социальной адаптации в повседневной жизни и в условиях хронического социального стресса [75–78].

Тесно связанными с вышеперечисленным являются подвижный интеллект и кристаллизованный интеллект [79, 80].Было высказано предположение, что эти переменные могут быть важными переменными, которые также положительно влияют на социальную адаптацию, согласно важной совокупности предыдущих результатов. Оба, по-видимому, связаны с уровнем образования [81, 82], который в случае населения, включенного в это исследование, обычно низок. Подвижный интеллект — это когнитивная способность, которая оказалась очень важной для нескольких функций, таких как эмоциональная регуляция и теория разума [21, 83]. Низкий подвижный интеллект был связан со склонностью к физическому насилию, становлению жертвой физического насилия, употреблению наркотиков, худшему восприятию психического здоровья и снижению самооценки [84]. Напротив, было показано, что кристаллизованный интеллект или тесты на словарный запас, используемые для измерения кристаллизованного интеллекта, отрицательно связаны с поведенческой импульсивностью у подростков и академической неуспеваемостью [85]. Кроме того, кристаллизованный интеллект, по-видимому, необходим для конкретных образных рассуждений [86], что может повлиять на интерпретацию контекста. Хотя, насколько нам известно, кристаллизованный интеллект напрямую не связан с социальной адаптацией, подвижный интеллект имеет [84].Но поскольку и то, и другое связано с тем, сколько информации мы храним, и с нашей способностью использовать ее в новых и повседневных ситуациях [87], мы считаем, что и то, и другое может способствовать социальной адаптации.

Жизнь в условиях уязвимости предполагает ограниченный доступ к образованию, что затрудняет получение числовых или других видов знаний [88–90]. В этом смысле умение считать также может сыграть важную роль в прогнозировании социальной адаптации в уязвимых условиях. В частности, было постулировано, что умение считать может быть важным предиктором неравенства в отношении здоровья и дохода из-за его центральной роли в принятии решений [91].Документально подтверждено, что умение считать отрицательно связано со склонностью людей влиять на свои решения и суждения посредством эмоциональных событий, которые не имеют отношения к делу [92]. Умение считать, по-видимому, помогает людям достичь лучшего баланса между доступной информацией и эмоциями, что также улучшает вероятностное мышление в рискованных ситуациях [93].

Интересно, что вероятностные рассуждения важны для понимания нашего окружения, позволяя нам использовать новую информацию для обновления наших знаний, а также при решении повседневных жизненных проблем [94].Хотя исследования, связывающие вероятностное мышление и социальную адаптацию, отсутствуют, есть доказательства того, что оно влияет на то, как люди выносят суждения, и поэтому неудивительно, что оно снижено у людей с психическими расстройствами [95, 96]. Кроме того, есть данные, указывающие на то, что процессы социального обучения могут быть продуктом такого рода рассуждений из-за его актуальности для принятия решений, оценки сигналов окружающей среды [97], а также для размышлений и оценки будущего [98].Мы полагаем, что это может привести к положительному влиянию вероятностного мышления на социальную адаптацию.

Наконец, логическое мышление, как способность делать правильные выводы из данных предпосылок [99], также может быть связано с социальной адаптацией людей. Рассуждение требует фильтрации эмоциональной информации, чтобы отличить релевантную информацию от нерелевантной [100], что также полезно при рутинном принятии решений. Было показано, что логическое мышление связано с когнитивными способностями [101], и есть данные, свидетельствующие о том, что когнитивные способности предсказывают лучшие результаты в логическом мышлении, даже когда представлена ​​противоречивая информация [102].Как известно, информация в том виде, в котором она представлена ​​в повседневных задачах, не всегда четко и формально представлена, людям регулярно необходимо правильно отбирать и обрабатывать информацию для принятия наилучших решений в соответствии со своими целями. Мы считаем, что логические рассуждения должны быть важны для социальной адаптации из-за их влияния на обработку информации и принятие решений.

Связь между социально-аффективными и когнитивными переменными

Хотя есть данные, подтверждающие взаимосвязь между вышеупомянутыми переменными и социальной адаптацией, необходимо провести еще одно различие: какая группа переменных — когнитивные или социально-аффективные — будет иметь большую прогностическую силу в отношении социальной адаптации.

Вопрос о том, как различаются и взаимодействуют когнитивные и социально-аффективные способности, до сих пор является предметом горячих споров [103], и трудно оценить, какие переменные важнее для социальной адаптации: социально-аффективные или когнитивные, поскольку оба измерения тесно переплетены [104–104]. 106]. Однако было показано, что «когнитивные функции высокого порядка» (как когнитивные переменные, включенные в это исследование [107]) связаны с регуляцией эмоций: регуляция эмоций влияет на эффективность познания и наоборот [108]. Одной из целей этого исследования было проверить влияние обоих видов переменных на социальную адаптацию в рамках иерархического подхода. Этот тип анализа был выбран для выявления различий в весе каждой группы переменных по сравнению с социальной адаптацией.

Было высказано предположение, что способность когнитивного контроля зависит от эмоций [109] и что эмоциональные тенденции важны для регуляции поведения [110]. Таким образом, неудивительно, что появляется все больше свидетельств взаимозависимости познания и эмоций, поскольку они выполняют общие функции в нескольких сетях мозга в разных доменах [104, 111, 112].Следуя этим рассуждениям, мы проанализируем влияние, которое когнитивные переменные добавляют к взаимосвязи между социально-аффективными особенностями и социальной адаптацией. Мы ожидали обнаружить, что (1) каждая когнитивная и социально-аффективная переменная, выбранная в результате нашего тщательного обзора литературы (см. исчерпывающий список в разделах «Социо-аффективные переменные» и «Когнитивные переменные»), индивидуально будет демонстрировать значительную корреляцию с социальной адаптацией, (2) что все выбранные социально-аффективные и когнитивные переменные будут в значительной степени предсказывать социальную адаптацию при включении в глобальную модель, (3) что социально-аффективная модель будет предсказывать больший процент дисперсии социальной адаптации, чем когнитивная модель и (4) что когнитивная модель переменные модели улучшат предсказание социальной адаптации помимо социально-аффективных переменных.

Материалы и методы

Заявление об этике

Каждая процедура этого исследования была одобрена комитетом по этике Университета Диего Порталеса. Каждый участник подписал информированное согласие, которое содержало его права и детали исследования.

Участники

Группа из 232 человек в возрасте от 18 до 89 лет ( M = 42,3, SD = 14,9, равное количество мужчин и женщин), при этом 94,7% выборки в возрасте от 18 до 65 лет (исключая старших участников из анализ не имел качественной разницы) были набраны по доступности.

Участниками были взрослые жители коммун Ла-Гранха и Сан-Хоакин (Сантьяго, Чили), принадлежащие к 40-му процентилю чилийской программы социального обеспечения (Programa Social Chile Solidario del Ministryio de Desarrollo Social). Чилийская программа социального обеспечения предоставляет субсидии, бонусы и другие льготы людям, находящимся в уязвимом положении. Чтобы люди или семьи могли получать эти пособия, они должны быть зарегистрированы в социальной карточке, которая указывает процентиль уязвимости человека или семьи. Для расчета этих процентилей учитываются их социально-экономический статус и доступ к государственным услугам. Люди или семьи в 40-м процентиле считаются живущими в уязвимом положении, и взрослые из этой группы были включены в это исследование.

Образовательный уровень участников ранжировался между «Незаконченная начальная школа» (1) и «Незаконченная начальная школа» (8), но максимальный образовательный уровень, достигнутый людьми из этой выборки, равнялся 5, где 1 = «Начальное образование». школа, не оконченная» (22,8%), 2 = «Начальная школа, оконченная» (15,1%), 3 = «Средняя, ​​не оконченная» (30,6%), 4 = «Средняя школа окончена» (23,7%), 5 = «Техническая степень не завершена» (7,8%), 6 = «Техническая степень не завершена», 7 = «Не завершена степень бакалавра», 8 = «Не завершена степень бакалавра или выше».Плюс еще две категории: 9 = «Нет учебы», 10 = «Не знаю/не относится». Людей опрашивали, чтобы убедиться, что у них нет психического или психологического расстройства, а затем они проходили сеанс оценки, где заполняли набор компьютеризированных тестов и анкет. Это было сделано за один сеанс продолжительностью около 2 часов. Сбор данных был частью двух исследовательских проектов FONDECYT (№ 1171200, PI David Huepe и № 1171035, PI Gorka Navarrete).

Материалы

Участников попросили ответить на несколько тестов и анкет.Мы выбрали группу конструктов, которые, согласно пересмотренной литературе, могли бы помочь ответить на наш главный вопрос о значимости когнитивных и социально-аффективных особенностей для социальной адаптации. Каждая конструкция измерялась с помощью одного теста или вопросника. Также была собрана демографическая информация, такая как возраст, образование и социально-экономический уровень (по доходу). Мы использовали альфа Кронбаха для определения надежности весов.

Социальная адаптация.

Этот конструкт был измерен с помощью Шкалы самооценки социальной адаптации (SASS) [11], опросника из 21 пункта, который оценивает различные аспекты социальной жизни, такие как способность сохранять работу, межличностные отношения, хобби и т. д.Каждый пункт имеет 4 варианта ответа, которые оцениваются от 0 до 3. Необходимо ответить на все пункты, кроме пунктов 1 и 2, где необходимо ответить только на один из них в зависимости от того, работает человек или нет. Варианты ответов различаются для каждого пункта (см. пример ниже). Шкала имеет максимальное значение 60 баллов, чем выше балл, тем более социально адаптированным считается человек. Мы использовали испанскую валидацию этого инструмента [113], получив оптимальный уровень надежности ( α = 0.8). См., например, пункт 7:

«Отношения с семьей:»

0) неудовлетворительно, 1) удовлетворительно, 2) хорошо, 3) очень хорошо

Приложение.

Мы использовали чилийскую валидацию теста ECR-RS для измерения стилей привязанности участников [114, 115]. Это анкета из 36 (9 x 4) пунктов, используемая для классификации стиля привязанности людей (надежная, ненадежная избегающая или ненадежная тревожная привязанность). Те же 9 пунктов используются в 4 разделах для оценки привязанности к матери, отцу, романтическому партнеру и друзьям человека соответственно. Каждый пункт имеет 3 варианта ответа: 0 означает «нет», 1 означает «да» и 2 означает «не относится». Наш обзор литературы показал, что только тревожные стили привязанности могут быть хорошим предиктором социальной адаптации, поэтому в этом исследовании мы учитывали только тревожный аспект шкалы. В частности, это среднее значение ответов по пунктам 7, 8 и 9 по 4 разделам. Чем выше балл, тем более тревожно привязанным считался каждый человек. Среднее значение для субъекта было рассчитано путем суммирования ответов по всем пунктам (0 или 1 из 12 пунктов; 3 пункта х 4 раздела), а затем деления его на количество пунктов (12).Ответов «2» не было, поэтому для подсчета общего балла не требовалось специальной обработки. В нашей выборке надежность теста составила α = 0,87 для параметра тревоги.

  1. 7) «Обычно я беспокоюсь, что больше не имею значения для этого человека»
  2. 8) «Я боюсь, что этот человек может бросить меня».
  3. 9) «Меня беспокоит, что этот человек не заботится обо мне так, как я забочусь о нем или о ней».

0) Нет, 1) Да, 2) Не применяется

Самооценка.

Для измерения самооценки мы выбрали шкалу Розенберга [116]. Эта шкала состоит из 10 пунктов, на которые можно ответить по шкале Лайкерта от 1 («Полностью не согласен») до 4 («Полностью согласен»). В этом случае использовалась чилийская валидация [117]. Баллы варьируются от 10 до 40, более высокие баллы означают более высокую самооценку. Пункты 3, 5, 8, 9, 10 поменялись местами ( α = 0,81). Например, пункт 9:

«Иногда мне кажется, что я действительно бесполезен»

1 Полностью не согласен—4 Полностью согласен

Локус контроля.

Поскольку наш обзор литературы показал важность внутреннего локуса контроля для нескольких переменных, связанных с социальной адаптацией, мы использовали измерение «внутреннее» чилийской валидированной версии опросника Левенсона [118, 119]. Это измерение состоит из восьми элементов (элементы 1, 4, 5, 9, 18, 19, 21 и 23). Мы суммировали элементы из этого измерения, чтобы получить «показатель внутреннего характера», как это предлагается в литературе [119]. Ответы варьируются от 1 («Полностью согласен») до 6 («Полностью не согласен»), поэтому чем выше оценка в параметре «Внутреннее отношение», тем более внутренним считается стиль атрибуции человека.Тест показал адекватную достоверность параметра «Внутренность» ( α = 0,71). Например, Товар 1:

«То, что я стану лидером, зависит главным образом от моих способностей».

1 Полностью согласен — 6 Полностью не согласен

Стресс.

Для борьбы со стрессом мы использовали параметр «Стресс» Общего опросника здоровья (GHQ-12) [120]. GHQ-12 представляет собой анкету из 12 пунктов, предназначенную для измерения трех различных параметров: «Адаптивный успех» (пункты 1, 3, 4, 7, 8 и 12), «Самооценка» (пункты 6, 9, 10 и 11). и «Стресс» (пункты 2, 5 и 9).Использовалась испанская утвержденная адаптация [120] с ответами от 0 до 3 в зависимости от частоты, с которой человек сталкивается в каждой ситуации. Считается, что более высокие баллы по параметру «Стресс» отражают более высокий уровень воспринимаемого стресса. Параметр «Стресс» опросника GHQ-12 имел достаточную надежность ( α = 0,74). Например, пункт 5:

«Чувствовал постоянное напряжение»

0) Нет, совсем нет, 1) Не больше, чем обычно, 2) Больше, чем обычно, 3) Гораздо больше, чем обычно

Подвижный интеллект.

Мы выбрали подтест матриц теста WAIS-III [121] для измерения подвижного интеллекта. Для всех задач WAIS-III мы использовали испанскую версию [121]. В этом тесте люди должны выбрать, какая из предложенных альтернатив завершает показанный шаблон. За правильные ответы начисляется один балл, за неправильные ответы балл не начисляется. Есть 26 испытаний, поэтому 26 — это максимальный прямой балл. Мы использовали стандартизированные баллы в диапазоне от 1 до 18. Тест показал высокую надежность для выборки этого исследования ( α = 0.92). Например, перед шаблоном последовательности, например:

.

○ о ○ о ○ ____

Какой правильный вариант? 1) ○, 2) ∪, 3) Δ, 4) о, 5) □

Кристаллизованный разум.

Мы использовали словарный подтест теста WAIS-III [121] для измерения кристаллизованного интеллекта. Этот подтест состоит из 33 слов, значение которых необходимо объяснить (например, пункт 19 «развиваться»). Каждый ответ классифицируется в соответствии с его сходством с правильным определением, указанным в руководстве WAIS-III.Ответы получают 0 баллов, если определение считается пустым, 1 балл, если оно частично правильное, и 2 балла, если оно полное. Субтест имеет прямую оценку до 66 баллов. Мы использовали стандартизированные оценки, которые варьируются от 1 до 19 баллов. Чем выше балл, тем выше считается кристаллизованный интеллект человека ( α = 0,84).

Рабочая память.

Мы выбрали цифровой подтест теста WAIS-III [121] для измерения рабочей памяти. Этот подтест состоит из 9 серий цифр, которые испытуемый должен повторить в обратном порядке (т. грамм. в пункте 2: «5-8-2», люди должны ответить «2-8-5»). Тест имеет 7 уровней охвата (постепенно увеличивающееся количество цифр), по два испытания в каждом. Первый уровень промежутка начинается с последовательностей из трех цифр, если человек дает правильный ответ на первой попытке, отображается следующий уровень промежутка, если человек дает неправильный ответ на первом уровне промежутка, вторая попытка в том же промежутке показан уровень. Если человек дает правильный ответ во втором испытании, он переходит к следующему уровню охвата, но если он дает неправильный ответ во втором испытании, тест завершается на этом уровне охвата.Чтобы приостановить тест, человек должен дать неправильные ответы в обоих испытаниях одного уровня пролета. Уровень диапазона, на котором тест приостанавливается, соответствует итоговому баллу.

Счет.

Для оценки уровня навыков счета мы использовали шкалу счета Липкуса [122]. В этом тесте всего 11 заданий, в которых люди должны решать простые арифметические задачи, и за каждый правильный ответ человек получает один балл. Наша исследовательская группа перевела исходный инструмент с помощью двойного слепого метода, и в этом исследовании он показал достаточный уровень надежности ( α = 0.71). Например, пункт 1:

«Представьте, что мы бросаем честный шестигранный кубик 1000 раз. Как вы думаете, сколько раз из 1000 бросков кости выпадут четно: 2, 4 или 6?: ____»

Вероятностные рассуждения.

Для измерения вероятностных рассуждений были разработаны специальные задачи по решению проблем, основанные на подходах других исследований [123–126], в которых люди должны были решать вероятностные задачи, а затем принимать решения на основе численных оценок. Ниже приведен пример вопроса этого теста:

10 из 1000 50-летних женщин, принимавших участие в массовом скрининговом тесте, имеют рак молочной железы

9 из 10 женщин, больных раком, получат положительный результат маммографии

20 из 990 женщин, у которых нет рака, также получат положительный результат маммографии

У скольких из женщин, получивших положительный результат маммографии, по вашему мнению, может быть рак?

Ответ: __ из __

Логические рассуждения.

Мы оценивали логическое мышление по 23 силлогизмам [100, 127–129]. В логическом силлогизме даются две посылки и заключение. Предполагается, что посылки верны, и участник должен ответить, логически ли вывод следует из посылок. Мерой логического мышления является сумма точных ответов ( α = 0,63 и α = 0,65 после исключения пункта 3).

«Все существа, рожденные из яйца, — ящерицы.

Некоторые птицы — ящерицы.

Некоторые птицы не рождаются из яйца».

[ИСТИНА]

Статистика

Было обнаружено, что группа переменных, используемых в этом исследовании, коррелирует друг с другом и/или с социальной адаптацией. Чтобы воспроизвести корреляции, обнаруженные в предыдущей литературе, мы собрали описательную информацию (см. Таблицу 1), а затем провели поиск двумерных корреляций между переменными (см. Таблицу 2).

Иерархический множественный регрессионный анализ использовался для определения вклада каждой переменной в прогноз социальной адаптации и для проверки того, добавляют ли когнитивные переменные значительный объем объясненной дисперсии к прогнозу социально-аффективных переменных по сравнению с социальной адаптацией (см. Таблицу 3). .Иерархический регрессионный анализ представляет собой особый метод оценки изменений предсказуемости одной группы независимых переменных по сравнению с другой группой независимых переменных [130]. Таким образом, переменные вводятся на разных этапах регрессионного анализа, проверяя, предсказывают ли переменные, введенные на втором этапе, значительную величину дисперсии по сравнению с теми переменными, которые были введены на первом этапе анализа. Этот анализ позволит нам наблюдать, предсказывают ли социально-аффективные переменные, введенные первыми в иерархическом регрессионном анализе, социальную адаптацию, и повышается ли предсказуемость, когда когнитивные переменные вводятся на втором этапе.

Для каждого шага статистического анализа мы использовали R [131]. Скрипты анализа данных и R можно найти по адресу: https://osf.io/egxy5/.

Результаты

Двумерные корреляции

Самооценка (r = 0,47, p<0,001), стресс (r = -0,39, p<0,001) и внутренний локус контроля (r = 0,34, p<0,001) показали умеренную корреляцию с социальной адаптацией по данным Коэффициенты корреляции Пирсона r [132]. Подвижный интеллект (r = 0,30, p<0,001), кристаллизованный интеллект (r = .27, p<0,001), рабочая память (r = 0,22, p<0,001) и умение считать (r = 0,23, p<0,001) показали значимую корреляцию от умеренной до слабой. Между тревожной привязанностью (r = -0,18, p<0,01) и логическим мышлением (r = 0,15, p<0,05) и социальной адаптацией была обнаружена хотя и значительная, но слабая корреляция. Вероятностное рассуждение не было значимо связано с социальной адаптацией (r = 0,12, p>0,05). См. Таблицу 2 для подробного описания корреляций и пороговых значений p.

Наш анализ показывает, что более высокая самооценка, кристаллизованный интеллект, подвижный интеллект, навыки счета, рабочая память, меньший уровень стресса и внутренний локус контроля способствуют социальной адаптации в уязвимых условиях.В целом социально-аффективные переменные показали более сильную связь с социальной адаптацией, чем когнитивные переменные.

Иерархическая регрессия

Для иерархического регрессионного анализа мы использовали социально-аффективные переменные (тревожная привязанность, самооценка, стресс и внутренний локус контроля) и когнитивные переменные (подвижный интеллект, кристаллизованный интеллект, оперативная память, умение считать, вероятностное мышление и логическое мышление) в качестве предикторов. баллов социальной адаптации.Анализ показал, что набор социально-аффективных переменных объясняет значительную долю дисперсии показателей социальной адаптации, прил. R 2 = 0,305, F(4,208) = 24,21, p<0,001. Хотя набор когнитивных переменных объяснял меньше, чем набор социально-аффективных переменных сам по себе, прил. R 2 = 0,134, F(6, 206) = 6,47, p<0,001, они по-прежнему объясняли значительную долю дисперсии при добавлении к социально-аффективным переменным, ΔR 2 = 0,07, F (6,202) = 3.81, р<0,01.

Полная модель (социально-аффективные плюс когнитивные переменные) объяснила большое количество различий в социальной адаптации, прил. R 2 = 0,357, F(10, 202) = 12,76, p<0,001. Нормальность выборки была доказана с помощью анализа Шапиро-Уилка, W = 0,994, p > 0,05, а фактор инфляции вариации подтвердил, что величина объясненной дисперсии не была завышена из-за корреляции между предикторами (VIF < 1,6). Детали иерархического регрессионного анализа можно увидеть в таблице 3 и на рис. 1.

Рис. 1. Вклад каждой группы в дисперсию зависимой переменной.

A) Стандартизированные значения бета каждой независимой переменной при прогнозировании социальной адаптации B) Значения R² Когнитивной и Социально-аффективной моделей; полная модель, включающая когнитивные переменные вместо социально-аффективных переменных; и дельта R², которая показывает вклад когнитивной модели в социально-аффективную модель.

https://doi.org/10.1371/журнал.pone.0218236.g001

Обе модели (социально-аффективная и когнитивная) объясняют значительную часть дисперсии социальной адаптации, при этом социально-аффективные переменные вносят больший вклад в эту взаимосвязь. Наконец, мы смогли определить, что когнитивные переменные способствовали прогнозированию социальной адаптации помимо социально-аффективных переменных. 31,8% дисперсии социальной адаптации приходилось на социально-аффективные переменные. Локус контроля, стресс и самооценка внесли значительный вклад в модель, но не в тревожную привязанность.С другой стороны, когнитивные переменные составляли 7% дисперсии социальной адаптации после того, как в модель были включены социально-аффективные, но только подвижный интеллект и рабочая память внесли значительный вклад в эту взаимосвязь. Окончательная модель, учитывающая оба набора переменных, объясняла в общей сложности 38,7% дисперсии социальной адаптации.

Обсуждение

Нашей целью было понять, какие психологические аспекты помогают социальной адаптации людей, живущих в уязвимых условиях.Проверялись следующие гипотезы: (1) кристаллизованный интеллект, подвижный интеллект, рабочая память, логическое мышление и вероятностное мышление — как когнитивные переменные — и самооценка, локус контроля и тревожная привязанность — как социально-аффективные переменные — значительно коррелируют с социальная адаптация; (2) с одной стороны, социально-аффективная модель, а с другой стороны, когнитивная модель предсказывают значительную степень дисперсии социальной адаптации; (3) включенная социально-аффективная модель предсказывает больший процент дисперсии социальной адаптации, чем когнитивная модель, включенная в это исследование; (4) эта когнитивная модель улучшает предсказание социальной адаптации по сравнению с социо-аффективной моделью.

Анализ данных показал, что переменные, отобранные путем пересмотра литературы, действительно коррелируют с социальной адаптацией, за исключением случая вероятностного рассуждения. Эффект пола в тесте, использованном для измерения этой переменной, может объяснить, почему она не показала значительной корреляции. Кроме того, самооценка показала самую сильную корреляцию с социальной адаптацией, что согласуется с предыдущими выводами, которые установили, что самооценка связана с субъективным благополучием и успехом в различных областях, таких как личные отношения, работа и здоровье [52, 55]. .

Иерархический регрессионный анализ показал, что наша модель предсказывает значительную дисперсию социальной адаптации (38,7%), хотя социально-аффективные переменные оказались более важными, и не все переменные способствовали прогностической способности модели.

В отношении социально-аффективных переменных неожиданным результатом стало то, что тревожная привязанность не влияла на предсказательную силу модели, что может быть характерно для этой конкретной выборки. Это была единственная социально-аффективная переменная, которая не влияла на предсказуемость модели.

Выбранный нами когнитивный набор переменных также оказался релевантным для прогнозирования социальной адаптации, хотя ни одна из этих переменных сама по себе не оказалась значимым предиктором при включении в полную модель. Кристаллизованный интеллект оказался важным предиктором в когнитивной модели. Высокое влияние СЭС на кристаллизованный интеллект [133] может объяснить, почему он появился в качестве релевантного предиктора социальной адаптации в когнитивной модели.

Кроме того, кажется, что вклад когнитивной модели в социальную адаптацию сильно распределяется между ее переменными, что может объяснить, почему в полной модели ни одна из отдельных когнитивных переменных не объясняет значительную часть дисперсии сама по себе.Наблюдая бета-значения рабочей памяти, подвижного интеллекта и кристаллизованного интеллекта в полной модели, можно отметить, что эти переменные вносят одинаковый вклад в социальную адаптацию (они также показали более сильную двумерную корреляцию с социальной адаптацией). Однако здесь мы показываем, что в уязвимой выборке населения, когда эти и другие когнитивные переменные интегрированы в модель, общая дисперсия между ними становится предиктором социальной адаптации. В будущей работе следует рассмотреть более крупные выборки, чтобы лучше понять роль, например, подвижного интеллекта и рабочей памяти, а также их взаимосвязь с другими когнитивными и социально-аффективными переменными.

Социально-аффективные переменные показали большую прогностическую силу, чем когнитивные переменные, что согласуется с тем, что исследователи обнаружили об эмоциях, регулирующих когнитивные способности [108, 109, 134]. Тем не менее, интегративная модель, включающая как социально-аффективные, так и когнитивные переменные, показала, что она предсказывает значительный процент дисперсии социальной адаптации, что также согласуется с данными, свидетельствующими о том, что когнитивные и эмоциональные особенности взаимодействуют, чтобы справиться с окружающей средой [104, 111, 112]. .

Мы изучали, как эмоции и познание помогают формировать социальную адаптацию уязвимых групп населения. Несмотря на то, что в большинстве исследований бедности подчеркиваются ее негативные последствия, наши результаты показывают значительную изменчивость некоторых социально-аффективных и когнитивных черт, связанных с социальной адаптацией. Это говорит о том, что существуют черты, которые помогают людям справляться, живя в уязвимом контексте. Высокий уровень самооценки оказался выдающимся предиктором наряду со стрессом и внутренним локусом контроля.Вывод о том, что социально-аффективные переменные играют важную роль в социальной адаптации, может быть хорошей новостью для разработчиков политики и образовательных учреждений, учитывая, что их можно значительно улучшить [135–138]. Это контрастирует с ограниченным или нулевым переносом тренировки когнитивных способностей в области реального мира [139–142].

Тем не менее, большинство когнитивных показателей в нашей выборке находились в нижней части распределения, поэтому в будущем следует задать соответствующий вопрос: может ли наличие более высоких когнитивных способностей повысить их прогностическую способность в отношении социальной адаптации до уровней аналогичны социально-аффективным переменным.

Наши результаты, похоже, согласуются с идеей о том, что эмоции играют важную роль в формировании и продвижении познания и что они взаимозависимы [143] в реакции на окружающую среду. Прогностическая сила, продемонстрированная когнитивными переменными, согласуется с литературными данными, предполагающими, что когнитивные особенности имеют большое значение для различных аспектов адаптации [144, 145]. Мы можем видеть, что когнитивные переменные объясняют меньшую дисперсию социальной адаптации, когда мы контролируем социально-аффективные переменные, что предполагает, что оба набора переменных имеют некоторые общие черты.Однако необходимы дальнейшие исследования, чтобы лучше понять взаимосвязь между познанием и привязанностью и то, как они могут влиять на основные способности, такие как социальная адаптация.

Ограничения

Поскольку мы использовали анкеты с самооценкой для измерения социально-аффективных переменных и социальной адаптации, мы собирали данные о самовосприятии людей. Неизбежно, это может повлиять на результаты с хорошо известной предвзятостью, такой как желательность. Кроме того, поскольку люди, живущие в уязвимых средах, как правило, имеют низкий уровень образования, возможно, некоторые из участников не полностью понимали некоторые элементы (например, вероятностные рассуждения, демонстрирующие эффект пола).Тем не менее, мы систематически наблюдали, что большинство корреляций и эффектов согласуются с гипотезой, предложенной в этом исследовании. Хотя, чтобы уменьшить эти ограничения, мы использовали анализ надежности, который в целом дал хорошие результаты.

Наконец, у нас не было контрольной группы, чтобы сравнить, относятся ли наши результаты к людям, живущим в уязвимых условиях, или их можно экстраполировать на население в целом. Однако в Латинской Америке большое количество населения живет в условиях этой многомерной бедности, хотя в последнее десятилетие эта ситуация несколько улучшилась [146, 147].В Латинской Америке Чили также является страной со значительным количеством уязвимого населения [16], и по этой причине понимание механизмов социальной адаптации в этой группе само по себе интересно. Также можно предположить, что подгруппа людей с высокой социальной адаптацией в нашем исследовании могла иметь сходные когнитивные и социально-аффективные характеристики с уровнями социальной адаптации населения в целом. Например, средние показатели самооценки для подгруппы с высокой социальной адаптацией аналогичны генеральной совокупности.Шкала самооценки Розенберга [117] имеет среднее значение 32,47 для населения Чили в целом, в то время как среднее значение 30,85 было получено в исследовании, включавшем людей из 53 стран [148]. В этом исследовании те, кто получил «идеально адаптированный» балл (общий балл SASS> 48 баллов) [11], достигли среднего значения 30,7 по шкале самооценки Розенберга. Тем не менее, необходимо провести будущие исследования для оценки этого нерешенного вопроса.

Вызванное ЛСД усиление социальной адаптации к мнениям, сходным с собственным, связано со стимуляцией серотониновых рецепторов

  • Holt-Lunstad, J., Смит, Т. Б. и Лейтон, Дж. Б. Социальные отношения и риск смертности: метааналитический обзор. PLoS Мед. 7 , e1000316 (2010 г.).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Cascio, C.N., Scholz, C. & Falk, EB. Социальное влияние и мозг: убеждение, восприимчивость к влиянию и повторная передача. Курс. мнение Поведение науч. 3 , 51–57 (2015).

    Google ученый

  • Чалдини Р.Б. и Гольдштейн, Нью-Джерси. Социальное влияние: соответствие и соответствие. год. Преподобный Психолог. 55 , 591–621 (2004).

    ПабМед Google ученый

  • Заки Дж., Ширмер Дж. и Митчелл Дж. П. Социальное влияние модулирует нейронное вычисление ценности. Психология. науч. 22 , 894–900 (2011).

    ПабМед Google ученый

  • Хейни, К., Бэнкс, К. и Зимбардо, П. Межличностная динамика в смоделированной тюрьме. Междунар. Дж. Криминол. Пенол. 1 , 69–97 (1973).

    Google ученый

  • Милграм, С. Некоторые условия подчинения и неповиновения авторитету. Междунар. J. Psychiatry 6 , 259–276 (1968).

    КАС пабмед Google ученый

  • Фальк, Э.и Шольц, К. Убеждение, влияние и ценность: перспективы коммуникации и социальной неврологии. год. Преподобный Психолог. 69 , 329–356 (2018).

    ПабМед Google ученый

  • Ву, Х., Луо, Ю. и Фэн, К. Нейронные признаки социального соответствия: метаанализ оценки вероятности активации на основе координат исследований функциональной визуализации мозга. Неврологи. Биоповедение. 71 , 101–111 (2016).

    ПабМед Google ученый

  • Сталлен, М. и Санфей, А. Г. Неврология социального соответствия: значение для фундаментальных и прикладных исследований. Перед. Неврологи. 9 , 337 (2015).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Ключарев В., Хитонен К., Рижпкема М., Смидтс А. и Фернандес Г. Сигнал обучения с подкреплением предсказывает социальную конформность. Нейрон 61 , 140–151 (2009).

    КАС пабмед Google ученый

  • Кэмпбелл-Мейкледжон, Д. К., Бах, Д. Р., Рёпсторф, А., Долан, Р. Дж. и Фрит, К. Д. Как мнение других влияет на нашу оценку объектов. Курс. биол. CB 20 , 1165–1170 (2010).

    КАС пабмед Google ученый

  • Мейсон, М.Ф., Дайер Р. и Нортон М.И. Нейронные механизмы социального влияния. Орган. Поведение Гум. Реш. Обработать. 110 , 152–159 (2009).

    Google ученый

  • Schilbach, L., Eickhoff, S.B., Schultze, T., Mojzisch, A. & Vogeley, K. Я слушаю вас: предполагаемая компетентность консультантов влияет на суждения и принятие решений через задействование миндалевидного тела. Соц. Неврологи. 8 , 189–202 (2013).

    КАС пабмед Google ученый

  • Риллинг Дж. К. и Санфей А. Г. Неврология принятия социальных решений. год. Преподобный Психолог. 62 , 23–48 (2011).

    ПабМед Google ученый

  • Schilbach, L. и др. Мысли, созданные для совместного использования: инициирование совместного внимания задействует нейросхемы, связанные с вознаграждением. Дж.Когнит. Неврологи. 22 , 2702–2715 (2010).

    Google ученый

  • Кэмпбелл-Мейклджон, Д. К. и др. Модуляция социального влияния метилфенидатом. Нейропсихофармакол. Выключенный. Опубл. Являюсь. Сб. Нейропсихофармакол. 37 , 1517–1525 (2012).

    КАС Google ученый

  • Барц Дж. А., Заки Дж., Болгер Н.и Охснер, К. Н. Социальные эффекты окситоцина у людей: контекст и личность. Тренды Cognit. науч. 15 , 301–309 (2011).

    КАС Google ученый

  • Stallen, M., de Dreu, C.K.W., Shalvi, S., Smidts, A. & Sanfey, A.G. Стадный гормон: окситоцин стимулирует групповое соответствие. Психология. науч. 23 , 1288–1292 (2012).

    ПабМед Google ученый

  • Леш, К.P. Генетические изменения пути серотонинергического гена мыши: неврологическая основа тревоги. Справочник. Эксп. Фармакол. 169 , 71–112 (2005).

    КАС Google ученый

  • Чжан Г. и Стакман Р. В. Роль рецепторов серотонина 5-HT2A в памяти и познании. Перед. Фармакол. 6 , 225 (2015).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Блажевич С., Колик Л., Кулиг Л. и Хранилович Д. Тревожное поведение и когнитивная гибкость у взрослых крыс, подвергшихся перинатальному воздействию повышенных концентраций серотонина. Поведение. Мозг Res. 230 , 175–181 (2012).

    КАС пабмед Google ученый

  • Крокетт, М. Дж., Кларк, Л., Хаузер, М. Д. и Роббинс, Т. В. Серотонин выборочно влияет на моральные суждения и поведение, воздействуя на неприятие вреда. Проц. Натл. акад. науч. США 107 , 17433–17438 (2010).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС пабмед Google ученый

  • Норкросс, Дж. К. и Вамполд, Б. Э. Терапевтические отношения, основанные на доказательствах: выводы исследований и клиническая практика. Психотерапия (Чикаго, Иллинойс) 48 , 98–102 (2011).

    Google ученый

  • Шильбах, Л.К нейропсихиатрии второго лица. Филос. Транс. Р. Соц. Лонд. сер. Б биол. науч. 371 , 20150081 (2016).

    Google ученый

  • Редкей, Э. и Шильбах, Л. Использование нейробиологии от второго лица для выяснения механизмов социального взаимодействия. Нац. Преподобный Нейроски. 20 , 495–505 (2019).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Марона-Левицка, Д. и др. Переоценка фармакологии лизурида: поведенческие эффекты, опосредованные рецептором 5-гидрокситриптамина1а, перекрывают другие его свойства у крыс. Психофармакология 164 , 93–107 (2002).

    КАС пабмед Google ученый

  • Хинтцен, А. и Пасси, Т. Фармакология ЛСД. Критический обзор (Beckley Foundation Press Oxford Univ Press, Oxford, 2010).

    Google ученый

  • Николс Д.Е. Галлюциногены. Фармакол. Терапия. 101 , 131–181 (2004).

    КАС Google ученый

  • Преллер, К. Х. и др. Структура смысла и субъективные эффекты в состояниях, вызванных ЛСД, зависят от активации рецептора серотонина 2А. Курс. биол. CB 27 , 451–457 (2017).

    КАС пабмед Google ученый

  • Преллер, К.Н. и др. Изменения в глобальных и таламических связях мозга в измененных состояниях сознания, вызванных ЛСД, связаны с рецептором 5-HT2A. eLife 7 , e35082 (2018).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Преллер, К. Х. и др. Влияние стимуляции серотониновых рецепторов 2A/1A на процесс социальной изоляции. Проц. Натл. акад. науч. США 113 , 5119–5124 (2016).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ КАС пабмед Google ученый

  • Carhart-Harris, R. L. et al. ЛСД повышает внушаемость у здоровых добровольцев. Психофармакология 232 , 785–794 (2015).

    КАС пабмед Google ученый

  • Маркс, Д. Д. Поиски «маньчжурского кандидата». ЦРУ и управление разумом; Тайная история поведенческих наук (Нортон, Нью-Йорк, 1991).

    Google ученый

  • Хэмпсон, С. Э., Эндрюс, Дж. А., Баркли, М. и Петерсон, М. Стабильность и преемственность черт в детстве: связь общительности и враждебности с пятифакторной моделью личности. Дж. Рез. Перс. 41 , 507–523 (2007).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Купер, Н., Томпсон, С., О’Доннелл, М.Б. и Фальк, Э. Б. Активность мозга в областях, связанных с собой и ценностями, в ответ на онлайн-сообщения о борьбе с курением предсказывает изменение поведения. J. Med. Психол. 27 , 93–109 (2015).

    Google ученый

  • Купер, Н., Бассет, Д. С. и Фальк, Э. Б. Когерентная активность между областями мозга, которые кодируют ценность, связана с гибкостью человеческого поведения. науч. Респ. 7 , 43250 (2017).

    ОБЪЯВЛЕНИЕ пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Korn, C.W., Prehn, K., Park, S.Q., Walter, H. & Heekeren, HR. Положительно предвзятая обработка релевантной социальной обратной связи. J. Neurosci. Выключенный. Дж. Соц. Неврологи. 32 , 16832–16844 (2012).

    КАС Google ученый

  • Seeley, W. W. et al. Диссоциируемые внутренние сети связи для обработки значимости и исполнительного контроля. J. Neurosci. 27 , 2349–2356 (2007).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Вассена Э., Дераев Дж. и Александр У. Х. Неожиданность, ценность и контроль в передней части поясной извилины во время ускоренного принятия решений. Нац. Гум. Поведение https://doi.org/10.1038/s41562-019-0801-5 (2020 г.).

    Артикул пабмед Google ученый

  • Уагаззаль, А.Влияние ЛСД на торможение предимпульса и спонтанное поведение у крыс. Фармакологический анализ и сравнение двух линий крыс. Нейропсихофармакология 25 , 565–575 (2001).

    КАС пабмед Google ученый

  • Carhart-Harris, R. L. et al. Психоделики и существенная важность контекста. J. Психофармакол. (Оксфорд, Англия) 32 , 725–731 (2018).

    Google ученый

  • Ким, К. и Джонсон, М. К. Активность вентромедиальной префронтальной коры во время самообработки: положительная субъективная ценность или личное значение?. Социальное познание. Оказывать воздействие. Неврологи. 10 , 494–500 (2015).

    Google ученый

  • Влаев И., Крокетт М. Дж., Кларк Л., Мюллер У. и Роббинс Т. В. Серотонин усиливает влияние информации о здоровье на выбор продуктов питания. Когнит. Оказывать воздействие. Поведение Неврологи. 17 , 542–553 (2017).

    Google ученый

  • Преллер, К. Х. и Волленвейдер, Ф. X. Феноменология, структура и динамика психоделических состояний. Курс. Верхняя. Поведение Неврологи. 36 , 221–256 (2018).

    КАС пабмед Google ученый

  • Преллер, К. Х. и др. Роль рецептора 5-HT2A в социальном взаимодействии, инициированном самим собой и другими людьми, в состояниях, вызванных диэтиламидом лизергиновой кислоты: фармакологическое исследование фМРТ. J. Neurosci. Выключенный. Дж. Соц. Неврологи. 38 , 3603–3611 (2018).

    КАС Google ученый

  • Фестингер, Л. Теория когнитивного диссонанса 1-е изд. (Stanford Univ. Press, Stanfordm, 1957).

    Google ученый

  • Матц, Д. К. и Вуд, В. Когнитивный диссонанс в группах: последствия разногласий. Дж. Перс.соц. Психол. 88 , 22–37 (2005).

    ПабМед Google ученый

  • Чалдини, Р. Б. и Трост, М. Р. Социальное влияние: социальные нормы, соответствие и соответствие (McGraw-Hill, Нью-Йорк, 1998).

    Google ученый

  • Василишин Н. и др. Глобальная динамика мозга во время социальной изоляции предсказывает последующее поведенческое соответствие. Соц. Когнит. Оказывать воздействие. Неврологи. 13 , 182–191 (2018).

    Google ученый

  • Ювонен, Дж. и Гальван, А. Запугивание как средство поощрения подчинения. В Издевательства, неприятие и виктимизация сверстников: перспектива социальной когнитивной неврологии (изд. Harris, MJ) 299–318 (Springer, New York, NY, 2009).

    Google ученый

  • Шульц, В.Прогнозирующий сигнал вознаграждения дофаминовых нейронов. Дж. Нейрофизиол. 80 , 1–27 (1998).

    КАС пабмед Google ученый

  • Pokorny, T., Duerler, P., Seifritz, E., Vollenweider, F. X. & Preller, K. H. ЛСД резко ухудшает рабочую память, исполнительные функции и когнитивную гибкость, но не принятие решений на основе риска. Психология. Мед. 6 , 1–10 (2019).

    Google ученый

  • Котов Р., Гамез В., Шмидт Ф. и Уотсон Д. Связь «больших» черт личности с тревожными, депрессивными расстройствами и расстройствами, связанными с употреблением психоактивных веществ: метаанализ. Психология. Бык. 136 , 768–821 (2010).

    ПабМед Google ученый

  • Покорный Т., Преллер К. Х., Кометер М., Дзиобек И. и Волленвейдер Ф. X. Влияние псилоцибина на эмпатию и принятие моральных решений. Междунар. J. Нейропсихофармакол. 20 , 747–757 (2017).

    ПабМед ПабМед Центральный Google ученый

  • Kraehenmann, R. et al. Вызванное псилоцибином снижение реактивности миндалины коррелирует с усилением позитивного настроения у здоровых добровольцев. биол. Психиат. 78 , 572–581 (2015).

    КАС пабмед Google ученый

  • Маклин, К. А., Джонсон, М. В. и Гриффитс, Р.R. Мистические переживания, вызванные галлюциногеном псилоцибином, ведут к увеличению личностной сферы открытости. J. Психофармакол. (Оксфорд, Англия) 25 , 1453–1461 (2011).

    КАС Google ученый

  • Долдер, П. К., Шмид, Ю., Мюллер, Ф., Боргвардт, С. и Лихти, М. Э. ЛСД резко ухудшает распознавание страха и усиливает эмоциональную эмпатию и социальность. Нейропсихофармакология 41 , 2638–2646 (2016).

    КАС пабмед ПабМед Центральный Google ученый

  • Шихан, Д. В. и др. Мини-международное нейропсихиатрическое интервью (МИНИ): разработка и проверка структурированного диагностического психиатрического интервью для DSM-IV и МКБ-10. Дж. Клин. Психиатрия 59 (Приложение 20), 22–33 (1998).

    Google ученый

  • Фидрих Т., Реннеберг, Б., Шмитц, Б. и Виттхен, Х.-У. SKID-II Strukturiertes Klinisches Interview for DSM-IV, Achse II: Persönlichkeitsstörungen (Hogrefe, Stuttgart, 1997).

    Google ученый

  • Franke, G. H. Die Symptom-Check-Liste Von Derogatis — немецкая версия (Beltz Test Gesellschaft, Gottingen, 1995).

    Google ученый

  • Коста, П.Т. и МакКрей, Р. Р. Домены и аспекты: иерархическая оценка личности с использованием пересмотренного списка личности NEO. Дж. Персона. Оценивать. 64 , 21–50 (1995).

    Google ученый

  • Bierhoff, H.W. Skala der sozialen Verantwortung nach Berkowitz und Daniels: Entwicklung und Validierung. Diagnostica 46 , 18–28 (2000).

    Google ученый

  • Диттрих, А.Стандартизированная психометрическая оценка измененных состояний сознания (ИСС) у людей. Pharmacopsychiatry 31 (Suppl 2), 80–84 (1998).

    ПабМед Google ученый

  • Уотсон, Д., Кларк, Л. А. и Теллеген, А. Разработка и проверка кратких показателей положительного и отрицательного влияния: шкалы PANAS. Дж. Перс. соц. Психол. 54 , 1063–1070 (1988).

    КАС пабмед Google ученый

  • CEEOL — Артикул

    Автор(ы): Инесса Визнюк, Людмила Билан, Ольга Цокур, Ирина Рожелюк, Нанушка Подковырова, Татьяна Симоненко
    Тема(ы): Социальные науки, Когнитивная психология
    Издатель: Editura Lumen, Asociatia 9153 9108 Ключевые слова: психологическая устойчивость личности; самореализация; психосоматические корреляты; психологическое здоровье; рефлекторные механизмы;

    Реферат/Аннотация: Статья посвящена изучению взаимосвязи психологической устойчивости и психосоматического здоровья личности.Осуществлен теоретический анализ подходов к проблеме психологической устойчивости личности. Анализируются психологические факторы и структура психологической устойчивости личности. На основании полученных результатов исследования разработана комплексная методика формирования психологической устойчивости, включающая эмоциональный, мотивационный и интеллектуальный компоненты. Предложен и апробирован комплекс психодиагностических методов. Доказано, что психологическая устойчивость обеспечивается рядом физиологических, социальных и личностных факторов.Результаты исследования выявляют более высокую адаптивность представителей контрольной группы и их рациональный подход к жизненной емкости, чем у представителей экспериментальной группы, придерживающихся пессимистического образа жизни. Показано наличие взаимосвязи между соматическим здоровьем личности и психоэмоциональным фактором. Установлено, что наиболее целесообразными условиями повышения психологического благополучия и формирования профессионально-личностной устойчивости через развитие системы саморегуляции являются формирование активная жизненная позиция, ответственность, навыки коррекции и умение организовать собственную мотивационную сферу.Результаты данного исследования имеют непосредственное отношение к налаживанию международного сотрудничества в изучении программ и проектов в контексте трансформации системы здравоохранения в соответствии со стандартами международного партнерства и реализации программ культурного обмена в сфере образования и культуры между странами.

    Журнал: Открытия постмодерна

      • Выпуск Год: 12/2021
      • Выпуск №: 1
      • Диапазон страницы: 54-73
      • Количество страниц: 20
      • Язык: Русский

      %PDF-1.7 % 709 0 объект > эндообъект внешняя ссылка 709 130 0000000016 00000 н 0000002952 00000 н 0000003232 00000 н 0000004395 00000 н 0000004973 00000 н 0000005040 00000 н 0000005301 00000 н 0000005423 00000 н 0000005541 00000 н 0000005719 00000 н 0000005877 00000 н 0000006138 00000 н 0000006283 00000 н 0000006418 00000 н 0000006664 00000 н 0000006904 00000 н 0000007016 00000 н 0000007262 00000 н 0000007414 00000 н 0000007530 00000 н 0000007692 00000 н 0000007832 00000 н 0000008054 00000 н 0000008203 00000 н 0000008358 00000 н 0000008587 00000 н 0000008808 00000 н 0000009020 00000 н 0000009134 00000 н 0000009309 00000 н 0000009497 00000 н 0000009700 00000 н 0000009885 00000 н 0000010033 00000 н 0000010182 00000 н 0000010329 00000 н 0000010479 00000 н 0000010629 00000 н 0000010781 00000 н 0000010930 00000 н 0000011081 00000 н 0000011231 00000 н 0000011406 00000 н 0000011589 00000 н 0000011736 00000 н 0000011881 00000 н 0000012032 00000 н 0000012185 00000 н 0000012336 00000 н 0000012486 00000 н 0000012635 00000 н 0000012784 00000 н 0000012930 00000 н 0000013078 00000 н 0000013227 00000 н 0000013374 00000 н 0000013521 00000 н 0000013672 00000 н 0000013821 00000 н 0000013972 00000 н 0000014158 00000 н 0000014456 00000 н 0000016729 00000 н 0000017483 00000 н 0000017812 00000 н 0000018218 00000 н 0000018707 00000 н 0000018887 00000 н 0000019254 00000 н 0000019564 00000 н 0000019962 00000 н 0000020572 00000 н 0000028292 00000 н 0000028962 00000 н 0000033362 00000 н 0000033783 00000 н 0000034820 00000 н 0000034842 00000 н 0000038210 00000 н 0000038391 00000 н 0000038787 00000 н 0000039121 00000 н 0000039509 00000 н 0000039579 00000 н 0000039819 00000 н 0000040052 00000 н 0000040976 00000 н 0000048655 00000 н 0000049049 00000 н 0000049688 00000 н 0000050195 00000 н 0000050779 00000 н 0000051391 00000 н 0000051656 00000 н 0000052471 00000 н 0000052598 00000 н 0000052924 00000 н 0000053736 00000 н 0000053758 00000 н 0000053877 00000 н 0000054222 00000 н 0000054506 00000 н 0000055970 00000 н 0000056226 00000 н 0000056892 00000 н 0000056914 00000 н 0000057685 00000 н 0000057707 00000 н 0000058355 00000 н 0000058377 00000 н 0000058652 00000 н 0000059283 00000 н 0000059680 00000 н 0000063768 00000 н 0000064151 00000 н 0000064946 00000 н 0000064968 00000 н 0000065718 00000 н 0000065740 00000 н 0000066480 00000 н 0000066502 00000 н 0000066596 00000 н 0000067161 00000 н 0000089379 00000 н 0000110936 00000 н 0000111492 00000 н 0000111667 00000 н 0000112225 00000 н 0000003273 00000 н 0000004373 00000 н трейлер ] >> startxref 0 %%EOF 710 0 объект > /PageMode /UseOutlines /Имена 711 0 Р /Очертания 713 0 R /Метаданные 704 0 R /Страницы 701 0 Р /PageLayout /Одностраничный /OpenAction [ 712 0 R /FitH 910 ] /FICL:Enfocus 706 0 R /Тип /Каталог /Lang (EN) /PageLabels 699 0 R >> эндообъект 711 0 объект > эндообъект 837 0 объект > поток HT]h[e~IrִIV؝neƋBO?A*jIN19;m׿kC!RD* #NDv+)^%M3/8> sh

      Социальная адаптация дошкольников (1 этап) | Лаборатория отношений и окружающей среды детей и взрослых

      ***Обратите внимание, что набор участников для этого исследования был завершен зимой 2014 года.

      В этом исследовании рассматривалась индивидуальная роль матерей и отцов в развитии навыков социальной адаптации детей в дошкольном возрасте. В этом исследовании изучалось качество взаимодействия родителей и детей в семейном доме, а также в незнакомом месте.

      Недостаточно информации о влиянии матери и отца на развитие социальных навыков ребенка в дошкольном возрасте. В эти годы детям часто приходится приспосабливаться к новой социальной среде (т.е. детские сады), и считается, что это исследование развития социальных навыков поможет исследователям и родителям лучше понять, как дети приспосабливаются к этой новой среде.

      Наше исследование требовало участия мамы, папы и ребенка, поэтому все трое должны были быть готовы к участию. Мы запросили участие в течение 3 отдельных визитов, каждый из которых длился примерно полтора-два часа. Первые два визита проходили в нашей лаборатории и отличаются только тем, что на один визит с ребенком пришла мама, а на другой – папа в сопровождении ребенка (порядок, в котором приходили родители, был выбран нами уже случайным образом).Поскольку ребенок присутствовал на обоих визитах, нам требовалось от 4 до 6 месяцев между первым и вторым визитами в лабораторию, чтобы убедиться, что ребенок «забывает» точные детали предыдущего визита. Оба визита в лабораторию имели одинаковое содержание: сессия свободной игры и короткая разлука, во время которой родитель оставлял ребенка в комнате на 5 минут для самостоятельной игры. Кроме того, мы попросили родителей заполнить несколько анкет, пока ребенок выполнял задание по рассказыванию историй с одним из наших ассистентов.Все действия ребенка записывались на видео.

      Back to top .

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.