Серозный менингит признаки у детей: Серозный менингит, менингококковая инфекция у детей: причины, симптомы. Лечение серозного менингита, менингококковой инфекции в Самаре. Цены. Отзывы. Прививка.

Содержание

Серозный менингит — причины, симптомы, диагностика и лечение

Серозный менингит — воспаление мягкой мозговой оболочки серозного характера, причиной которого могут быть вирусы (чаще всего), бактерии, грибки, системные заболевания, опухоли, церебральные кисты. В большинстве случаев заболевание протекает остро с фебрилитетом, головной болью, менингеальным симптомокомплексом, иногда с поражением черепно-мозговых нервов. Диагностика основывается на эпидемиологических данных, результатах неврологического осмотра, данных анализа цереброспинальной жидкости, бактериологических и вирусологических исследований, ЭЭГ, МРТ головного мозга. Терапия включает этиотропное лечение, дегидратацию, дезинтоксикацию, антибиотикотерапию, жаропонижающие, противосудорожные, нейрометаболические препараты.

Общие сведения

Серозный менингит — острый воспалительный процесс в мягкой оболочке головного мозга, имеющий серозный характер. Его причинами могут выступать вирусы, грибы и бактерии. В отдельных случаях серозный менингит может носить неинфекционный асептический характер. Особенностью серозного воспаления является продуцирование церебральными оболочками прозрачного серозного экссудата, содержащего незначительное количество лейкоцитов. В отличие от гнойного менингита, серозный не сопровождается некрозом клеточных элементов и образованием гноя, поэтому он имеет более легкое течение и благоприятный прогноз. Серозный менингит встречается в основном среди детей в возрастном периоде от 3 до 6 лет. У взрослых серозная форма воспаления церебральных оболочек бывает крайне редко, преимущественно у молодых людей 20-30-летнего возраста.

Серозный менингит

Причины серозного менингита

В 80% случаев серозная форма менингита обусловлена вирусной инфекцией. Возбудителями могут выступать энтеровирусы, вирус Эпштейн-Барра, вирус герпеса, цитомегаловирус, парамиксовирус (возбудитель эпидемического паротита), аденовирусы, вирусы гриппа, полиомиелита и кори. В редких случаях серозный менингит развивается на фоне бактериальной инфекции, например, при сифилисе и туберкулезе. Еще реже он имеет грибковую этиологию. Серозный менингит инфекционной природы возникает при инфицировании от больного или носителя, если защитные силы иммунной системы не смогли справиться с проникшим в организм возбудителем.

Инфицирование возможно воздушно-капельным, контактным и водным путями. В первом случае инфекционный агент передается через воздух, куда он попадает с дыханием, кашлем, чиханием больного. Контактный путь реализуется через прикосновение к коже заболевшего или предметам, инфицированным попавшими на них возбудителями со слизистых, кожи или ран больного. Водный путь передачи характерен для энтеровирусов, поэтому вспышки энтеровирусного менингита происходят преимущественно летом в купальный сезон.

Неинфекционный асептический серозный менингит может возникать при опухолях церебральных оболочек и внутримозговых опухолях, при кистах головного мозга, системных заболеваниях (СКВ, узелковом периартериите). В практике инфекционистов и специалистов в области неврологии также встречается вирусный лимфоцитарный хориоменингит (менингит Армстронга), источником инфекции при котором являются домашние мыши и крысы. Вирус проникает в организм человека при употреблении воды и продуктов, зараженных мочой, калом и носовой слизью инфицированных грызунов.

Симптомы серозного менингита

Серозный менингит вирусной этиологии, как правило, имеет инкубационный период, варьирующий от 3 до 18 дней. Характерна острая манифестация заболевания с подъема температуры тела до 40°С, интенсивной цефалгии (головной боли), интоксикационного симптомокомплекса. Последний проявляется разбитостью, общей слабостью, миалгией и артралгией. Может наблюдаться двухволновая температурная кривая со спадом на 3-4-й день и повторным подъемом через несколько суток. Цефалгия носит постоянный изматывающий характер; усугубляется при движениях головой, ярком свете, резких звуках и шуме; не купируется анальгетиками. Отмечается анорексия, тошнота, неоднократная рвота. Характерным симптомом выступает общая и кожная гиперестезия — болезненное восприятие раздражителей (звуков, света, прикосновений). Пациентам лучше находиться в тихом и затемненном помещении.

Серозный менингит зачастую сопровождается проявлениями ОРВИ: ринитом, кашлем, першением в горле и т. п. Могут возникать симптомы поражения черепно-мозговых нервов: диплопия, косоглазие, затрудненное глотание, опущение верхнего века. Типичной является поза пациента — лежа на боку с прижатыми к туловищу конечностями и запрокинутой головой (т. н. «поза легавой собаки»). Отмечается напряжение (ригидность) заднешейных мышц, не позволяющее пациенту наклонить голову вперед так, чтобы его подбородок достал грудь. Возможна легкая оглушенность больного, сонливость. При констатации более тяжелых расстройств сознания (сопора или комы) следует думать о наличии другого заболевания.

Менингит у детей протекает на фоне капризного и плаксивого состояния. Зачастую возникает судорожный синдром. У грудничков наблюдается выбухание родничков. Поднимая маленького ребенка в вертикальном положении и удерживая за подмышки, родители отмечают, что он подгибает ножки и старается притянуть их к животику (симптом Лесажа, или симптом «подвешивания»).

Клиника отдельных форм серозного менингита

Острый лимфоцитарный хориоменингит

Инкубационный период занимает 6-13 суток. Поражаются не только мягкие церебральные оболочки, но и сосудистые сплетения мозговых желудочков. Манифестации лимфоцитарного хориоменингита может предшествовать продром, при котором пациент чувствует повышенную усталость и некоторую разбитость; возможны боль в горле (фарингит) и насморк. Затем температура тела поднимается до фебрильных значений. При этом симптомы менингита могут возникнуть сразу, а может иметь место гриппоподобная форма дебюта заболевания, при которой проявления менингита появляются с началом второй волны подъема температуры. В остальном лимфоцитарный хориоменингит имеет такую же клинику, как и другие формы серозного менингита.

Туберкулезный менингит

Серозный менингит туберкулезной этиологии возникает на фоне уже существующего туберкулеза легких, почки, гортани, гениталий или других локализаций. Течение туберкулезного менингита имеет подострый характер. Продромальный период может продолжаться до 3-х недель, проявляется утомляемостью, потливостью, умеренной цефалгией, субфебрилитетом, снижением аппетита. Менингеальные симптомы появляются постепенно. Возможно снижение зрения, легкий птоз, косоглазие. Если противотуберкулезная терапия не проводится, со временем возникают очаговые симптомы: афазия, парезы и т. п. У пациентов, ранее проходивших терапию противотуберкулезными препаратами, менингит может иметь хроническое течение.

Грибковый менингит при СПИДе

Серозный менингит грибковой этиологии у пациентов со СПИДом протекает с минимумом клинических проявлений. Характерно постепенное развитие, иногда в течение 2-3-х недель. Температура может оставаться субфебрильной. Цефалгия не имеет такого интенсивного характера. Ликворно-гипертензионный синдром (внутричерепная гипертензия) отмечается лишь у 40% больных. Возможна заторможенность и сонливость. Ригидность мышц затылочной группы, а также другие менингеальные симптомы могут отсутствовать.

Серозный менингит при эпидемическом паротите

Парамиксовирусный менингит в 3 раза чаще отмечается у лиц мужского пола. Обычно симптомы менингита появляются спустя 1-3 недели от дебюта эпидпаротита. Иногда они наблюдаются одновременно, а в 10% случаев предшествуют клинике паротита. Типично острое течение с высокой температурой, интенсивной цефалгией, рвотой, ярко выраженным оболочечным синдромом. У маленьких детей зачастую отмечается сонливость и адинамия. Возможны признаки поражения ЧМН, атаксия, парезы, абдоминалгия (боли в животе), судорожные припадки. Проникновение парамиксовируса во внутренние органы сопровождается развитием панкреатита, орхита, аднексита.

Диагностика серозного менингита

По характерной клинической картине и наличию менингеального симптомокомплекса (типичная поза, ригидность заднешейных мышц, положительные симптомы Кернега, нижний и верхний симптомы Брудзинского, у грудничков — симптом Лесажа) предположить наличие менингита может не только невролог, но и участковый терапевт или педиатр. Тщательное изучение анамнеза болезни (выявление контактов с больными лицами, определение длительности инкубационного периода, характер начала болезни и т. п.) и проведение дополнительных методов обследования необходимы для установления вида и этиологии менингита.

Серозный менингит сопровождается типичными воспалительными изменениями в клиническом анализе крови, но обычно подъем СОЭ и лейкоцитоз выражены в меньшей степени, чем при гнойном менингите. Для выделения возбудителя производится бактериальный посев мазков из зева и носа, вирусологические исследования методами ПЦР, РИФ, ИФА. У пациентов с иммунодефицитом иммунологические исследования, направленные на верификацию возбудителя, малоинформативны, поскольку они могут давать ложные результаты.

Серозный менингит может быть подтвержден путем исследования цереброспинальной жидкости. Для серозного воспаления мягкой церебральной оболочки характерен слегка опалесцирующий или прозрачный ликвор с немного повышенным содержанием белка. Туберкулезный и грибковый менингит сопровождаются понижением уровня глюкозы. Цереброспинальная жидкость вытекает под повышенным давлением. В первые несколько суток может отмечаться нейтрофильный лейкоцитоз, который напоминает картину бактериального менингита. Затем в ликворе начинают преобладать лимфоциты, что более характерно для вирусного менингита. Поэтому люмбальную пункцию необходимо повторять и сопоставлять данные исследования ликвора в различные периоды заболевания.

При туберкулезной и сифилистической этиологии менингита возбудители могут быть выявлены при микроскопии цереброспинальной жидкости после специального окрашивания мазков. Если серозный менингит имеет вирусный генез, то возбудитель не обнаруживается. При необходимости дополнительно могут быть назначены следующие обследования: электроэнцефалография, МРТ головного мозга, Эхо-ЭГ, туберкулиновые пробы, RPR-тест, консультация офтальмолога, офтальмоскопия. Дифференциальный диагноз проводится с гнойным менингитом пневмококковой, менингококковой и другой этиологии, с клещевым энцефалитом, арахноидитом, субарахноидальным кровоизлиянием.

Лечение серозного менингита

Пациент с подозрением на серозный менингит требует госпитализации и стационарного лечения. В первую очередь необходима этиотропная терапия. При вирусном генезе менингита проводится противовирусное лечение препаратами интерферона, при герпетической инфекции — ацикловиром. Пациентам со сниженным иммунитетом параллельно вводится иммуноглобулин. Поскольку точное определение этиологии менингита требует времени, проводится антибиотикотерапия препаратами широкого спектра действия (цефтазидимом, цефтриаксоном). При подтвержденном туберкулезном менингите назначают противотуберкулезное лечение (фтивазид, рифампицин, изониазид и пр.).

С целью дезинтоксикации осуществляется инфузионная терапия, для борьбы с ликворно-гипертензионным синдромом — дегидратация (введение мочегонных: фуросемида, ацетазоламида). При фебрилитете — назначают жаропонижающие (ибупрофен, парацетамол), при судорожном синдроме — детомидин, диазепам, вальпроевую кислоту. Одновременно проводят нейропротекторную и нейротропную терапию — назначают ноотропы (гамма-аминомасляная кислота, пирацетам, глицин), витамины группы В, гидрализат головного мозга свиньи и др.

Прогноз и профилактика серозного менингита

В подавляющем большинстве случаев при корректной и своевременной терапии серозный менингит имеет благоприятный исход. Обычно температура начинает спадать уже на 3-4-й день, повторная волна фебрилитета наблюдается редко. В среднем серозный менингит имеет длительность около 10 дней, максимум — 2 недели. Как правило, он проходит не оставляя после себя никаких последствий. В отдельных случаях после перенесенного менингита может сохраняться ликворно-гипертензионный синдром, частые цефалгии, астения, эмоциональная неустойчивость, ухудшение памяти, затруднения концентрации внимания. Однако эти остаточные явления исчезают в течение нескольких недель или месяцев. Серьезный прогноз имеет туберкулезный менингит, без применения противотуберкулезных фармпрепаратов он приводит к смертельному исходу на 23-25-й день болезни.

При позднем начале противотуберкулезного лечения прогноз серьезный — возможны рецидивы и осложнения.

Лучшая профилактика менингита любой этиологии — это крепкая иммунная система, т. е. здоровое питание, активный образ жизни, закаливание и т. п. К профилактическим мероприятиям также следует отнести своевременное лечение острых инфекций, изоляцию заболевших, вакцинацию против туберкулеза, питье только очищенной или кипяченой воды, тщательное мытье овощей и фруктов, соблюдение личной гигиены.

симптомы, признаки, осложнения, лечение в статье инфекциониста Александрова П. А.

Серозный менингит— группа инфекционных заболеваний нервной системы, характеризующихся острым развитием общемозгового, менингеального синдромов и воспалительными изменениями в цереброспинальной жидкости серозного характера. Серозные менингиты вызываются чаще энтеровирусами (вирусами Коксаки и ECHO), реже — вирусом эпидемического паротита, вирусом герпеса и др.

Пути передачи – воздушно-капельный и контактный. Чаще всего можно заразиться в местах, где много людей, через грязные руки, плохо вымытые овощи и фрукты, при купании в загрязненных водоемах и речках. Это говорит о том, что серозный менингит – сезонное заболевание, пик активности которого приходится на летнее время года. Наиболее восприимчивы к серозному менингиту дети от трех до шести лет, с возрастом восприимчивость организма к возбудителям снижается и соответственно взрослые серозным менингитом болеют значительно реже. Дети до 6 месяцев не болеют совсем, т.к. они находятся под защитой врожденного иммунитета, полученного от матери

Серозный менингит бывает двух типов: первичный и вторичный. Первичный менингит возникает тогда, когда ему не предшествуют никакие инфекционные заболевания. Возбудителем его выступают энтеровирусы. Вторичный менингит возникает как осложнение после перенесенного инфекционного заболевания. Возбудителем в этом случае бывают вирусы различных инфекций:полиомиелита, паротита,кори,ветрянкии пр.

Есть несколько возможных видов заболевания. Каждый из них протекает по-своему и имеет свои последствия.

  • Форма Моляре. Начинается болезнь очень быстро. Причем первым делом проявляются симптомы расстройства желудочно-кишечного тракта. Несмотря на то, что характерный для менингита синдром развивается, температура остается в норме. Буквально через 2 дня больной выздоравливает, но возможно появление рецидивов.
  • Острый тип сопровождается очень высокой температурой, которая достигает 41 градуса. Зачастую даже поражаются некоторые мозговые нервы.
  • Серозный менингит может быть и острой гипертензионной формы. В этом случае присутствует синдром заболевания, который характеризуется резким поднятием температуры. Головная боль при этом очень сильная, рвота наступает без причины.
  • Самой тяжелой формой серозного менингита является менингоэнцефаломиелитический вариант заболевания. Моментально появляются рефлексы патологического характера. Возникают даже параличи.
  • Существуют серозные менингиты, которые вызваны вирусами полиомиелитоподобного вида. Это заболевание возникает исключительно летом или осенью. Поражает оно детей, а взрослых – очень редко. Кишечные расстройства и высокая температура сопровождают больного постоянно.
  • Существует еще и паротитный вид. Развивается он на фоне увеличения в размерах слюнных желез.
  • Во время эпидемий гриппа врачи отмечают, что появляется гриппозный серозный менингит. Он развивается либо на пике болезни, либо уже по ее завершении.
  • Наконец, очень часто встречаются вторичные формы. Они развиваются в качестве осложнений таких заболеваний, как насморк, ангина, пневмония, даже конъюнктивит.

Симптомы серозного менингита

Серозные менингиты у детей, обычно начинаются с резкого повышения температуры, и появления сильной головной боли, после чего, возможно появление и других признаков этой болезни. Вирус, крайне устойчив во внешней среде, и может спокойно просуществовать, к примеру, в водопроводной воде, до нескольких недель, и даже выдерживает, недолгое кипячение. Чаще всего, этим видом менингита, болеют дети дошкольного и школьного возраста. Острый период этого заболевания длится 3-5 дней, а до наступления полного выздоровления проходит примерно 2 недели. У многих детей, признаки менингита, выражены не ярко, что становится причиной постановки неправильного диагноза. Но несмотря на это, прогнозы, касающиеся последствий заболевания и выздоровления, при серозном менингите у детей, более благоприятны.

Существует ряд признаков менингита у детей, их называют менингеальный синдром. Случаи, когда признаки менингита у детей проявляются все сразу, в особенности это касается малышей, встречаются не очень часто.

Основные признаки менингита у детей

  • Сильная головная боль. (Может усиливаться при воздействии света и звука)
  • Рвота
  • Вялость. Практически во всех случаях, ребенок, просто лежит «пластом»
  • Высокая температура. (Практически не сбивается обычными жаропонижающими средствами)
  • Ригидность мышц. Попытайтесь, лежащему на спине ребенку, прижать подбородок к груди. В случае, если наблюдается ригидности мышц, сделать это, очень трудно, а чаще всего, просто невозможно.
  • Больные дети, стараются лежать на боку, поджав ноги и откинув голову назад.
  • У малышей до года возможно набухание родничка.

Все перечисленные признаки менингита у детей, являются косвенными, и служат, только для постановки предварительного диагноза. Окончательный диагноз, а соответственно и лечение, определяют только по результатам спинномозговой пункции. К сожалению, эта далеко неприятная процедура, является единственным точным методом диагностирования этого заболевания. При возникновении серозного менингита у детей врачи обычно дают благоприятный прогноз, за исключением особых случаев. Ребенок помещается для лечения в стационар, где проводит под наблюдением врачей 2-3 недели. Впоследствии ребенок, перенесший серозный менингит, ставится на учет у невропатолога. Важнейшим условием для правильного, полноценного лечения с последующим выздоровлением является правильный и своевременно поставленный диагноз.

При заборе спинномозговой пункции, у ребенка больного менингитом, спинномозговая жидкость молочно цвета, вытекает под давлением. Но, несмотря на то, что процедура является несколько болезненной, после нее, ребенку сразу становится лучше, головная боль практически проходит, температура постепенно нормализуется.

Менингит заболевание опасное своими последствиями. Если вовремя не обратиться за медицинской помощью последствиями серозного менингита могут быть:

  • Потеря слуха (частично или полностью)
  • Потеря зрения
  • Нарушения речевого аппарата
  • У детей возможна задержка развития психики.

В особо тяжелых случаях кома или смертельный исход

Как бороться с болезнью

Родителям, которые подозревают наличие воспаления у ребенка, следует в первую очередь вызвать неотложку. Диагностикой и лечением серозного менингита у детей должны заниматься специалисты.

При легкой форме менингита врачи обычно ограничиваются анализом крови и соскобом слизи из носоглотки. Острые и реактивные формы сопровождаются люмбальной пункцией – исследованием спинномозговой жидкости. Метод позволяет дифференцировать серозный или гнойный тип менингита.

Совет врача

Для снятия болевого синдрома используются «Ибупрофен», «Диклофенак», «Кетопрофен». В качестве жаропонижающей терапии предпочтение следует отдать «Парацетамолу, как препарату выбора у детей.

Виктория Дружикина Невролог, Терапевт

При подозрении на менингит не стоит увлекаться антибиотиками – они малоэффективны, так как болезнь имеет вирусный характер. А вот противовирусные препараты, напротив, позволят затормозить развитие воспаления оболочки мозга. Также в комплексе применяется и иммуностимулирующая терапия.

Назначение врача будет зависеть от типа инфекции, послужившей причиной заболевания, а также от проявленных симптомов:

  1. Если возбудителем стал этеровирус, часто назначают «Интерноферон». При герпесном заражении или наличии вируса Эпштейн-Бара – «Ацикловир».
  2. Чтобы снять внутричерепное давление и мигрени, проводят курс дегидратации. Ребенку следует давать диуретики («Фуросемид», «Лазикс», «Диакарб»).
  3. Детям с ослабленным иммунитетом прописывают внутривенное введение иммуноглобулина.
  4. Для снятия интоксикации внутривенно вводят физраствор с аскорбиновой кислотой.
  5. Во время лихорадки ребенку дают жаропонижающие («Парацетамол, «Ибупрофен).
  6. Для повышения иммунитета назначаются витамины С, В2, В6.
  7. Если у ребенка спазмы и судороги, ему назначают седуксен и спазмолитики – «Но-шпу» или «Дротаверин» (в составе одно и тоже действующее вещество, препараты различаются лишь по стоимости).

Малышу, заболевшему менингитом, показан покой и постельный режим. Родителям советуют учитывать светобоязнь и звуковые раздражители. Лучше всего ребенку будет в тихом и затемненном помещении.

Диагностика менингита

К основным методам диагностики менингита относятся:

  • Исследование цереброспинальной жидкости. Цереброспинальную жидкость получают с помощью поясничной пункции. При диагностике менингита определяют различные характеристики жидкости (прозрачность и цвет, количество и состав клеток, количества белка, глюкозы, а также наличие микрофлоры), которые позволяют выявить изменения характерные для менингита.
  • Рентгенография черепа.
  • Осмотр глазного дна.
  • Компьютерная и ядерно-магнитно резонансная томография.
  • Электроэнцефалография.

Диагноз менингита устанавливается на основании сочетания 3 признаков:

  • Наличие симптомов менингита.
  • Признаки инфекции.
  • Наличие характерных изменений в цереброспинальной жидкости.

Можно ли определить в инкубационном периоде?

Инкубационный период бактериального менингита продолжается 2 – 7 дней, при вирусной инфекции 2- 4 дня. У грудных детей может составлять менее суток. Его длительность во многом зависит от состояния иммунитета ребенка, чем он сильнее, тем дольше нет клинических проявлений.

Определить заболевание в этот период очень сложно. Клинические проявления очень размыты или вовсе отсутствуют. Но родителям следует обратить внимание на изменения в поведении ребенка: внезапная сонливость, вялость, нарастающая головная боль, тошнота, потеря аппетита – могут быть первыми сигналами опасной инфекции.

Лечение серозного менингита

Серозный менингит хорошо поддается лечению и при своевременном обращении за медицинской помощью велика вероятность положительного прогноза. Стационарное лечение длится 3-4 недели. Лечение происходит только в условиях стационара и определяется после подтверждения диагноза и определения возбудителя болезни. При остром течении болезни лечение нужно начинать как можно быстрее. В лечебный курс входят:

  • Антибактериальные препараты
  • Терапия по снятию интоксикации (раствор Рингера, плазма крови)
  • Витамины для поддержания организма (В2,В6, аскорбиновая кислота и пр.)
  • Мочегонные препараты для снижениявнутричерепного давленияи для предупреждения отека мозга
  • В некоторых случаях назначают оксигенотерапия – кислородные ингаляции.

После лечения маленькие пациенты находятся на диспансерном учете у невропатолога. В дальнейшем менингит будет еще долго напоминать о себе головными болями, повышенной усталостью, проблемами с запоминанием.

Последствия

Тяжелые последствия менингита чаще регистрируются у детей раннего возраста и при запоздалом лечении.

Если диагноз не установлен вовремя и терапия запаздывает, развиваются опасные осложнения: сепсис, эндокардит, пневмония, абсцесс или отек головного мозга.

Наиболее частые последствия, перенесенного в детстве менингита:

  • гидроцефалия;
  • задержка умственного развития;
  • эпилептические припадки;
  • парезы;
  • снижение или потеря слуха;
  • поражения черепных нервов.

Даже при благополучном исходе, после выписки у ребенка наблюдаются астеноневротические состояния: нарушение сна, беспокойство, головные боли, снижение памяти, утомляемость.

Профилактика серозного менингита

Как уберечь себя и своих близких от заражения серозным менингитом?

  • Купаться только в строго разрешенных местах, особенно детям. Поскольку открытые водоемы могут быть источником инфицирования.
  • Пить только очищенную и кипяченую воду
  • Тщательно мыть руки, соблюдать правила личной гигиены.
  • Тщательно мыть и обдавать кипятком овощи и фрукты.
  • Закалять свой организм и вести здоровый образ жизни.
  • Старайтесь воздерживаться от контакта с больными менингитом. Некоторые типы менингита передаются воздушно-капельным путем, например, при поцелуях, кашле, чиханье, а также в результате совместного использования предметов личной гигиены, например, зубной щетки или полотенца. Если в вашей семье есть больные менингитом, постарайтесь изолировать их от остальных членов семьи;
  • после близкого контакта с больным менингитом обязательно обратитесь к врачу. В зависимости от степени близости контакта и типа менингита вам нужно будет принять антибиотик для профилактики заболевания;
  • будьте особенно осторожны во время путешествий в потенциально опасные районы. Некоторые типы менингита переносятся животными и насекомыми, поэтому старайтесь держаться от них как можно дальше, и не забывайте пользоваться средством против насекомых.
  • организм как ребенка, так и взрослого, от возможных тяжелых последствий в виде менингита.

Соблюдать календарь профилактических прививок, например, тривакцина КПК (корь, паротит,краснуха) Вакцинация помогает предотвратить многие заболевания, которые могут привести к менингиту. Чаще всего прививки против менингита делают детям в раннем возрасте.

Общие сведения

Серозный менингит — острый воспалительный процесс в мягкой оболочке головного мозга, имеющий серозный характер. Его причинами могут выступать вирусы, грибы и бактерии. В отдельных случаях серозный менингит может носить неинфекционный асептический характер. Особенностью серозного воспаления является продуцирование церебральными оболочками прозрачного серозного экссудата, содержащего незначительное количество лейкоцитов. В отличие от гнойного менингита, серозный не сопровождается некрозом клеточных элементов и образованием гноя, поэтому он имеет более легкое течение и благоприятный прогноз. Серозный менингит встречается в основном среди детей в возрастном периоде от 3 до 6 лет. У взрослых серозная форма воспаления церебральных оболочек бывает крайне редко, преимущественно у молодых людей 20-30-летнего возраста.

Серозный менингит

Как проходит лечение?

Лечение менингита выполняется несколькими методами:

  • Противомикробный. Используется, когда болезнь появляется из-за микробов.
  • Противовирусный. Здесь врачи выписывают интерферон и глюкокортикостероиды, чтобы блокировать распространение вируса, улучшить работу иммунной системы.
  • Противогрибковый. Если заболевание появилось из-за кандиды, то применяют противомикозные медикаменты.

Также терапия направлена на устранение симптомов, то есть, делают обезболивающие уколы, нормализуют температуру тела, устраняют интоксикацию и обезвоживание.

Кто в зоне риска?

Ключевой фактор, способствующий появлению менингита — это слабая иммунная система. Именно она является защитой организма от разных инфекций. Иммунитет человека становится слабым из-за:

  • ранее перенесенных инфекционных заболеваний (респираторные, пневмония, фарингит, грипп, ангина),
  • хронических патологий, в особенности, сифилиса, ВИЧа, туберкулеза, цирроза печени, сильнейших стрессов,
  • авитаминоза и жестких диет,
  • повреждений головы и спины,
  • тотального переохлаждения организма,
  • злоупотребления алкоголем и наркотиков,
  • длительного применения таблеток с несоблюдением рекомендаций.

Все это может вызвать инфицирование человека, так как организм становится слабым.

признаки у детей, которые должны насторожить родителей

Менингитом называется опасная для жизни болезнь, которая чаще встречается у детей, нежели у взрослых. Происходит это из-за того, что иммунитет ребенка еще не такой подготовленный, как у взрослых. Ему еще только предстоит узнать, какие микробы живут в данной местности, и научиться с ними бороться.

Вирусы, реже бактерии или простейшие являются причинами, вызывающими серозный менингит. Признаки у детей этого заболевания не всегда специфичны, и отличить по клинике серозное воспаление от гнойного почти невозможно. Только с помощью общего анализа спинномозговой жидкости, которую можно получить во время люмбальной пункции (прокола в области поясничных позвонков), ставится этот диагноз.

До того как разовьется непосредственно сам серозный менингит, признаки у детей будут напоминать обычное вирусное заболевание. Это или кашель, или насморк, или першение в горле, реже – понос, конъюнктивит, красноватая мелкая сыпь по всему телу, если в организм ребенка попал энтеровирус. Затем только, через 3-5 дней, возникает клиника менингита (все это время микроб добирался до мозговой оболочки и преодолевал ее защиту).

Серозный менингит обычно не заразен. Больной может распространять вирус или бактерию в окружающую среду, но вероятность, что микроб вызовет у другого человека именно менингит, довольно мала. У взрослых, контактировавших с больным, почти наверняка разовьется конъюнктивит, ОРЗ, кашель или понос. Дети же могут заболеть менингитом после такого общения, но это маловероятно. Скорее, если серозный менингит возник у нескольких детей, посещающих одно детское учреждение, они вместе употребляли пищу или питье, обсемененное вирусами.

Серозный менингит. Признаки у детей:

  1. У ребенка повышается температура тела. Обычно это высокие цифры, которые появляются как «вторая волна» на фоне уже нормализованной температуры, или первичное повышение ее.
  2. Выраженная головная боль: болит лобная часть или виски, ребенок может указывать на распространенную по всей голове боль.
  3. Вялость, сонливость.
  4. Лежать легче, чем сидеть.
  5. Тошнота, рвота, обычно без поноса, и после того как ребенка вырвало, ему легче не становится. Рвет ребенка под давлением («рвота фонтаном»). Массы при этом не имеют диагностической ценности в данном случае: в них может быть примесь желчи (желтое окрашивание), зелени, кусочки непереваренной или переваренной пищи.
  6. Исчезает аппетит, ребенок не активен и даже не хочет смотреть мультфильмы или играть в компьютерные игры.
  7. Может отмечаться головокружение, светобоязнь.
  8. Повышается кожная чувствительность.
  9. Могут быть судороги, когда ребенок не только непроизвольно двигает конечностями, но также и перестает реагировать на окружающих.
  10. Если положить руку ребенку под голову и постараться коснуться подбородком  грудины, то это невозможно (симптом надо проверять на фоне невысокой температуры тела или в ее отсутствие).

Серозный менингит. Признаки у детей до года:

  1. Монотонный плач или крик, может быть постанывание или другие однообразные звуки, которые сопровождаются гримасой боли. Все это – на фоне повышенной температуры тела.
  2. Ребенок отказывается идти на руки, так как ему комфортнее именно в лежачем положении.
  3. Лежа, он старается принять специфическое положение: на боку с поджатыми ногами и запрокинутой головой. Если подобное наблюдается у ребенка как отдельный симптом на фоне нормальной температуры, это может свидетельствовать о том, что имеется повышение внутричерепного давления.
  4. Выбухает большой родничок (он должен быть на одном уровне с костями черепа и пульсировать).
  5. Малыш становится вялым, сонным. Вначале он может быть неестественно возбужденным, затем это сменяется постепенным засыпанием вплоть до того, что его становится невозможно разбудить.
  6. Судороги на фоне температуры тела ниже 38 градусов, повторные судороги.
  7. Если ребенка взять под мышки, он подтянет ноги к груди и будет сопротивляться такому насилию со стороны взрослого, тогда как младенец без менингита будет спокойно сгибать, разгибать ноги, двигать ими в стороны.
  8. Рвота «фонтаном».

И у малышей до года, и у старших детей серозный менингит может протекать на фоне сыпи.

Зачастую бактериальный менингит имеет такие же признаки. Отличить его можно, если он возник на фоне отита, ринита, остеомиелита, пневмонии или гайморита, или же на теле имеется темного цвета сыпь, которая не исчезает и не бледнеет при надавливании на нее стеклом. Основная же диагностика проводится исследованием ликвора.

Детский асептический менингит Клиническая картина: анамнез, физикальное обследование, осложнения

  • Zhang X, Wang H, Ding S, Wang X, Chen X, Wo Y, et al. Распространенность энтеровирусов у детей с болезнью рук, ящура и рта в Китае и без нее. BMC Infect Dis . 2013, 27 декабря. 13:606. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Knowles, N.J., Hovi, T., Hyypiä, T., et al. Пикорнавирусы. Кинг AMQ, Адамс М.Дж., Карстенс Э.Б., Лефковиц Э.Дж.,. Таксономия вирусов.Классификация и номенклатура вирусов. Девятый отчет Международного комитета по таксономии вирусов . Эльзевир; 2011.

  • Кабреризо М., Диас-Серио М., Муньос-Альмагро С., Рабелла Н., Тарраго Д., Ромеро М.П. и др. Молекулярная эпидемиология энтеровирусных и пареховирусных инфекций в зависимости от возраста пациентов за 4-летний период в Испании.

    Дж Мед Вирол . 2017 март 89 (3): 435-442. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • B’Krong NTTC, Minh NNQ, Qui PT, Chau TTH, Nghia HDT, Do LAH и др.Серотипы энтеровирусов у пациентов с инфекциями центральной нервной системы и респираторными заболеваниями во Вьетнаме, 1997-2010 гг. Вирол Дж . 2018 12 апр. 15 (1):69. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Эспозито С., Рахамат-Лангендоэн Дж., Асколез Б., Сенаторе Л., Кастеллацци Л., Нистерс Х.Г. Детские пареховирусные инфекции. Дж Клин Вирол . 2014 июнь 60 (2): 84-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Harvala H, Griffiths M, Solomon T, Simmonds P. Отличительные особенности системных заболеваний и заболеваний центральной нервной системы у детей, инфицированных энтеровирусами и пареховирусами.

    J Заразить . 2014 июль 69 (1): 69-74. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Фоллбах С., Мюллер А., Дрекслер Дж. Ф., Саймон А., Дростен С., Эйс-Хюбингер А. М. и др. Распространенность, тип и концентрация энтеровирусов и пареховирусов человека в образцах спинномозговой жидкости детей за 10-летний период: ретроспективное исследование. Вирол Дж . 2015 25 ноя. 12:199. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Йилдиздаш Д., Кендирли Т., Арсланкёйлю А.Е., Хороз О.О., Инджечик Ф., Инче Э. и др.Неврологические осложнения пандемического гриппа (h2N1) у детей. Евро J Педиатр . 2011 июнь 170 (6): 779-88. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Квон С., Ким С., Чо М.Х., Сео Х. Неврологические осложнения и исходы пандемии (h2N1) 2009 г. у корейских детей.

    J Korean Med Sci . 2012 27 апреля (4): 402-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Госвами Р.П., Мукерджи А., Бисвас Т., Кармакар П.С., Гош А. Два случая менингита денге: редкое первое проявление. J Заражение попыток разработчиков . 2012 13 февраля. 6 (2): 208-11. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Кузи М.Г., Савеллини Г.Г., Занелли Г. Эпидемиология вируса Тоскана: из Италии в другие страны. Открыть Вирол J . 2010 22 апр. 4:22-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Нагаи Т., Окафудзи Т., Миядзаки С., Ито Ю., Камада М., Кумагаи Т. и др. Сравнительное исследование заболеваемости асептическим менингитом у пациентов с симптомами естественного паротита и реципиентов моновалентной паротитной вакцины в Японии. Вакцина . 2007 30 марта. 25 (14): 2742-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Fernandes GC, Camacho LA, Sá Carvalho M, Batista M, de Almeida SM. Неврологические нежелательные явления, временно связанные с массовой вакцинацией против желтой лихорадки в Жуиз-де-Фора, Бразилия, 1999–2005 гг. Вакцина . 2007 20 апреля. 25 (16): 3124-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Fauchais AL, Magy L, Vidal E. Центральные и периферические неврологические осложнения первичного синдрома Шегрена. Пресс Мед . 41 сентября 2012 г. (9 ч. 2): e485-93. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Чериан А., Бахети Н.Н., Исвар Х.В., Наир Д.С., Ийпе Т. Рецидивирующий менингит, вызванный эпидермоидом. J Pediatr Neurosci . 2012 7 января (1): 47-8. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Kemmotsu Y, Nakayama T, Matsuura H, Saji T. Клинические характеристики асептического менингита, вызванного внутривенным иммуноглобулином у пациентов с болезнью Кавасаки.

    Pediatr Rheumatol Online J .2011 14 сент. 9:28. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гао Б., Ян Дж., Чжуан С., Дэн И., Ян В., Ю. И. и др. Менингит Молларета, связанный с интраспинальной эпидермоидной кистой. Педиатрия . 2007 г., июль 120 (1): e220-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Лауро К.Ф., Гольдбах-Мански Р., Шмидт М., Кесадо З.М. Анестезиологическое обеспечение детей с неонатальным мультисистемным воспалительным заболеванием. Анест Анальг . 2007 авг. 105 (2): 351-7.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Lee BE, Chawla R, Langley JM, Forgie SE, Al-Hosni M, Baerg K, et al. Совместная сеть педиатрических исследователей по инфекциям в Канаде (PICNIC) изучает асептический менингит. BMC Infect Dis

    . 2006 10 апр. 6:68. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Садарангани М., Уиллис Л., Кадамбари С., Гормли С., Янг З., Бекли Р. и др. Детский менингит в эпоху конъюгированных вакцин: проспективное когортное исследование. Арч Ди Чайлд .2015 март 100 (3): 292-4. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Мартин Н.Г., Иро М.А., Садарангани М., Голдакр Р., Поллард А.Дж., Голдакр М.Дж. Госпитализация по поводу вирусного менингита у детей в Англии за пять десятилетий: наблюдательное исследование населения. Ланцет Infect Dis . 2016 16 (11) ноября: 1279-1287. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Harvala H, Calvert J, Van Nguyen D, Clasper L, Gadsby N, Molyneaux P, et al. Сравнение диагностических клинических проб и проб из окружающей среды для эпиднадзора за энтеровирусами и пареховирусами в Шотландии, 2010–2012 гг. Евронаблюдение

    . 17 апреля 2014 г. 19 (15): [Ссылка на MEDLINE QxMD].

  • Ортнер Б., Хуанг К.В., Шмид Д., Мутц И., Вевалка Г., Аллербергер Ф. и другие. Эпидемиология типов энтеровирусов, вызывающих неврологические заболевания в Австрии, 1999-2007 гг.: обнаружение кластеров эховируса 30 и энтеровируса 71 и анализ преобладающих генотипов. Дж Мед Вирол . 2009 Февраль 81 (2): 317-24. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Nougairede A, Bessaud M, Thiberville SD, Piorkowski G, Ninove L, Zandotti C, et al.Широкое распространение нового варианта эховируса 30, вызывающего асептический менингит и неспецифическое вирусное заболевание, Юго-Восточная Франция, 2013 г. J Clin Virol . 2014 Сентябрь 61 (1): 118-24. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Крокер С., Сивен Р., Кио К., Нго В., Марутани А., Шварц Б. и др. Вспышка асептического менингита, связанная с эховирусом 30, среди футболистов средней школы — округ Лос-Анджелес, Калифорния, 2014 г.

    MMWR Morb Mortal Wkly Rep . 2015 2 января. 63 (51): 1228.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Милия М.Г., Черутти Ф., Грегори Г., Бурдино Э., Эллис Т., Руджеро Т. и др. Недавняя вспышка асептического менингита в Италии из-за эховируса 30 и филогенетического родства с другими циркулирующими европейскими штаммами. Дж Клин Вирол . 2013 58 ноября (3): 579-83. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Остербак Р., Каллиокоски Т., Ляхдесмяки Т., Пелтола В., Руусканен О., Варис М. Эпидемия менингита Echovirus 30 с последующей специфической для вспышки RT-qPCR. Дж Клин Вирол . 2015 авг. 69:7-11. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Чжэн С., Е Х., Ян Дж., Се Г., Цуй Д., Ю Ф. и другие. Лабораторная диагностика и генетический анализ семейной очаговой вспышки асептического менингита, вызванного эховирусом 30.

    Pathog Glob Health . 2016 сен. 110 (6): 233-237. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Рудольф Х., Прието Дернбах Р., Валка М., Рей-Хинтеркопф П., Меличар В., Мускиол Э. и др. Сравнение клинических и лабораторных характеристик во время двух крупных вспышек педиатрического менингита, вызванного эховирусом 30 и другими неполиомиелитными энтеровирусами, в Германии в 2008 и 2013 гг. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2017 Сентябрь 36 (9): 1651-1660. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Tsai HP, Huang SW, Wu FL, Kuo PH, Wang SM, Liu CC и др. Вспышка асептического менингита, связанная с эховирусом 18, на Тайване: эпидемиология, диагностические и генетические аспекты. J Med Microbiol . 60 сентября 2011 г. (часть 9): 1360-5. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Вонг А.Х., Лау К.С., Ченг П.К., Нг А.И., Лим В.В. Асептический менингит, связанный с вирусом Коксаки B3: новая инфекция в Гонконге. Дж Мед Вирол . 2011 март 83 (3): 483-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Harvala H, Robertson I, Chieochansin T, McWilliam Leitch EC, Templeton K, Simmonds P. Специфическая ассоциация человеческого пареховируса типа 3 с сепсисом и лихорадкой у младенцев, выявленная путем прямого типирования образцов спинномозговой жидкости. J Заразить Dis . 2009 15 июня. 199 (12): 1753-60. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Твейтнес Д., Натас О.Б., Скадберг О., Оймар К.Менингит Лайма, основная причина детского менингита в эндемичных районах: популяционное исследование. Арч Ди Чайлд . 2012 март 97 (3): 215-20. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Михос А.Г., Сириопулу В.П., Хаджихристодулу С., Дайкос Г.Л., Лагона Э., Дуридас П. и др. Асептический менингит у детей: анализ 506 случаев. PLoS Один . 2007 авг. 1. 2 (7): e674. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Harvala H, McLeish N, Kondracka J, McIntyre CL, McWilliam Leitch EC, Templeton K, et al.Сравнение частот обнаружения пареховируса человека и энтеровируса в образцах спинномозговой жидкости, собранных за 5-летний период в Эдинбурге: HPeV типа 3 идентифицирован как наиболее распространенный тип пикорнавируса. Дж Мед Вирол . 2011 май. 83 (5): 889-96. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Viskari HR, Koskela P, Lönnrot M, Luonuansuu S, Reunanen A, Baer M, et al. Могут ли энтеровирусные инфекции объяснить рост заболеваемости диабетом 1 типа? Лечение диабета .2000 23 марта (3): 414-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Shukla B, Aguilera EA, Salazar L, Wootton SH, Kaewpoowat Q, Hasbun R. Асептический менингит у взрослых и детей: проблемы диагностики и лечения. Дж Клин Вирол . 2017 сен. 94:110-114. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Lee KY, Burgner D, Lee HS, Hong JH, Lee MH, Kang JH и др. Изменение эпидемиологии асептического менингита у детей в Тэджоне, Корея, с 1987 по 2003 год. BMC Infect Dis .2005 2 ноября. 5:97. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Такеда Р., Немото К., Мацумото А., Сато М., Хасимото К., Хосоя М. [Эпидемиологическое и вирусологическое исследование асептического менингита у детей, вызванного эховирусом типа 30, в Фукусиме в 2004 г.]. Кансэнсёгаку Засси . 2008 май. 82 (3): 177-81. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хуан К.С., Лю К.С., Чанг Ю.К., Чен К.И., Ван С.Т., Йе Т.Ф. Неврологические осложнения у детей с энтеровирусной 71-инфекцией. N Английский J Med . 1999, 23 сентября. 341 (13): 936-42. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Moreno-Ancillo A, Gil-Adrados AC, Jurado-Palomo J. Ибупрофен-индуцированный асептический менингоэнцефалит, подтвержденный лекарственной провокацией. J Инвестиг Аллергол Клин Иммунол . 2011. 21 (6): 484-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Shah BK, O’Keefe S. Асептический менингит, вызванный пеметрекседом. Акта Онкол . 2012 51 марта (3): 399-400. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Симмс К.М., Кортепетер С., Авиган М.Ламотриджин и асептический менингит. Неврология . 2012 20 марта. 78 (12): 921-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Брунер К.Е., Coop CA, Белый К.М. Асептический менингит, вызванный триметопримом и сульфаметоксазолом, — это не просто еще одна аллергия на сульфаниламид. Энн Аллергия Астма Иммунол . 2014 ноябрь 113 (5): 520-6. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Амарилио Г., Альпер А., Бен-Тов А., Грисару-Соен Г. Диагностическая точность клинических симптомов и признаков у детей с менингитом. Детская неотложная помощь . 2011 27 марта (3): 196-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Окике И.О., Ладхани С.Н., Джонсон А.П., Хендерсон К.Л., Блэкберн Р.М., Мюллер-Пебоди Б. и др. Клинические характеристики и факторы риска неблагоприятного исхода у детей младше 90 дней с бактериальным менингитом в Соединенном Королевстве и Ирландии. Pediatr Infect Dis J . 2018 Сентябрь 37 (9): 837-843. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • [Руководство] Национальный институт здравоохранения и клинического мастерства.Бактериальный менингит и менингококковая септицемия: Ведение бактериального менингита и менингококковой септицемии у детей и молодых людей моложе 16 лет при первичной и вторичной помощи. Доступно на https://www.nice.org.uk/guidance/cg102. 2015 февраль; Доступ: ноябрь 2018 г.

  • Brunel D, Jacques J, Motte J, Andréoletti L. Смертельный эховирус 18 лейкоэнцефалит у ребенка. Дж Клин Микробиол . 2007 июнь 45 (6): 2068-71. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Джонс CW, Снайдер GE.Менингит Молларета: клинический случай с семейной ассоциацией. Am J Emerg Med . 2011 сен. 29 (7): 840.e1-2. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Кэрролл А.Э., Будденбаум Дж.Л. Иски о злоупотреблениях служебным положением с участием педиатров: эпидемиология и этиология. Педиатрия . 2007 июль 120 (1): 10-7. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Рейн Дж. Э. Анализ успешных судебных исков у детей в Англии. Арч Ди Чайлд . 2011 сен. 96 (9): 838-40.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Nigrovic LE, Kuppermann N, Macias CG, Cannavino CR, Moro-Sutherland DM и Совместный исследовательский комитет педиатрической неотложной медицины Американской академии педиатрии. Клиническое правило прогноза для выявления детей с плеоцитозом спинномозговой жидкости при очень низком риске бактериального менингита. ЯМА . 2007 3 января. 297 (1): 52-60. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Нигрович Л.Е., Малли Р., Купперманн Н.Мета-анализ валидационных исследований оценки бактериального менингита. Арч Ди Чайлд . 2012 Сентябрь 97 (9): 799-805. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Gowin E, Wysocki J, Avonts D, Januszkiewicz-Lewandowska D, Michalak M. Полезность воспалительных биомаркеров в различении бактериального и асептического менингита у госпитализированных детей из населения с низким охватом вакцинацией. Arch Med Sci . 2016 1 апр. 12 (2): 408-14. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Гомес Б., Минтеги С., Брессан С., Да Далт Л., Жерве А., Лакруа Л. и др.Валидация «пошагового» подхода к ведению детей раннего возраста с лихорадкой. Педиатрия . 2016 авг. 138 (2): [Ссылка на MEDLINE QxMD].

  • Эль Шорбаги Х.Х., Барсим Н.Ф., Абдельгани В.Е., Сулиман Х.А., Аль-Шокари А.Х., Эльсадек А.Е. и др. Значение сывороточного прокальцитонина при остром менингите у детей. J Clin Neurosci . 2018 окт. 56:28-33. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • де Кром С.К., ван Фурт М.А., Петерс М.Ф., Россен Д.В., Обихара К.С.Характеристика детей с энтеровирусным менингитом и отсутствием плеоцитоза церебральной жидкости. Евро J Педиатр . 2012 май. 171 (5): 795-800. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Giulieri S., Chapuis-Taillard C., Jaton K., Cometta A., Chuard C., Hugli O. и др. Лактат спинномозговой жидкости для точной диагностики внебольничного бактериального менингита. Eur J Clin Microbiol Infect Dis . 2015 34 октября (10): 2049-55. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Pires FR, Franco ACBF, Gilio AE, Troster EJ.ИСПОЛЬЗОВАНИЕ БАЛЛА И ДОЗИРОВКИ ЛАКТАТА СПИННОЙ ЖИДКОСТИ ПРИ ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНОЙ ДИАГНОСТИКЕ БАКТЕРИАЛЬНОГО И АСЕПТИЧЕСКОГО МЕНИНГИТА. Преподобный Пол Педиатр . 2017 окт.-дек. 35 (4): 369-374. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Lyons TW, Cruz AT, Freedman SB, Neuman MI, Balamuth F, Mistry RD, et al. Интерпретация количества лейкоцитов в спинномозговой жидкости у детей раннего возраста с травматической люмбальной пункцией. Энн Эмерг Мед . 2017 май. 69 (5): 622-631. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Noordhoek GT, Weel JF, Poelstra E, Hooghiemstra M, Brandenburg AH.Клиническая валидация нового метода ПЦР в реальном времени для обнаружения энтеровирусов и пареховирусов и значение для диагностических процедур. Дж Клин Вирол . 2008 февраль 41 (2): 75-80. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Archimbaud C, Chambon M, Bailly JL, Petit I, Henquell C, Mirand A, et al. Влияние быстрой молекулярной диагностики энтеровирусов на ведение младенцев, детей и взрослых с асептическим менингитом. Дж Мед Вирол . 2009 янв. 81 (1):42-8.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Шейкер О.Г., Абдельхамид Н. Обнаружение энтеровирусов у детей с асептическим менингитом. Клиника Нейрол Нейрохирург . 2015 фев. 129:67-71. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Уоллес С.С., Лопес М.А., Кавинесс А.С. Влияние тестирования на энтеровирусы на использование ресурсов у детей раннего возраста с лихорадкой: систематический обзор. Хосп Педиатр . 2017 7 февраля (2): 96-102. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Huizing KM, Swanink CM, Landstra AM, van Zwet AA, van Setten PA.Быстрое молекулярное тестирование энтеровирусов в спинномозговой жидкости сокращает сроки госпитализации и продолжительность антибактериальной терапии у детей с асептическим менингитом. Pediatr Infect Dis J . 2011 30 декабря (12): 1107-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Рейна-Гонсалес Г., Перес-Руис М., Авельон А., Траллеро Г., Отеро А., де ла Роса-Фрайле М. и др. [Энтеровирус 75, новый патогенный вирус в провинции Гранада (Испания)]. Enferm Infecc Microbiol Clin . 2007 25 ноября (9): 566-9.[Ссылка QxMD MEDLINE].

  • [Руководство] Тункель А.Р., Хартман Б.Дж., Каплан С.Л., Кауфман Б.А., Роос К.Л., Шельд В.М. и др. Практические рекомендации по лечению бактериального менингита. Клин Infect Dis . 2004 1 ноября. 39 (9): 1267-84. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Abzug MJ, Michaels MG, Wald E, Jacobs RF, Romero JR, Sánchez PJ, et al. Рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование плеконарила для лечения новорожденных с энтеровирусным сепсисом. J Pediatric Infect Dis Soc . 2016 5 марта (1): 53-62. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Абзуг М.Ж. Энтеровирусы: проблемы, требующие лечения. J Заразить . 2014 Январь 68 Дополнение 1:S108-14. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Цао Р.Ю., Хань Дж. Ф., Цзян Т., Тянь С., Ю. М., Дэн Ю. К. и др. In vitro и in vivo характеристика нового энтеровируса типа 71, специфичного для внутривенного введения иммуноглобулина человека, изготовленного из отобранных доноров плазмы. Дж Клин Вирол .2011 авг. 51 (4): 246-9. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Li R, Liu L, Mo Z, Wang X, Xia J, Liang Z и др. Инактивированная вакцина против энтеровируса 71 у здоровых детей. N Английский J Med . 2014 27 февраля. 370 (9): 829-37. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Zhu F, Xu W, Xia J, Liang Z, Liu Y, Zhang X и др. Эффективность, безопасность и иммуногенность вакцины против энтеровируса 71 в Китае. N Английский J Med . 2014 27 февраля. 370 (9): 818-28. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • [Рекомендации] 4. Лечение туберкулеза у детей. Руководство для национальных противотуберкулезных программ по лечению туберкулеза у детей . 2-й. Всемирная организация здравоохранения; 2014. [Полный текст].

  • Хенсел М., Гутьяр П., Камин В., Шмитт Х.Дж. Менингит у 154 детей педиатрической клиники Германии: клинико-эпидемиологические аспекты. Клин Падиатр . 1992 май-июнь. 204 (3): 163-70. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • Хишфе Б.Ф., Красс Л.М., Нордквист Э.К.Болезнь Кикучи, проявляющаяся асептическим менингитом. Am J Emerg Med . 2014 32 октября (10):1298.e1-2. [Ссылка QxMD MEDLINE].

  • детей с менингеальными симптомами: прогнозирование потребности в эмпирическом лечении антибиотиками | Инфекционные болезни | JAMA Педиатрия

    Фон Поскольку несвоевременная диагностика и лечение бактериального менингита ухудшают прогноз пациента, клиницисты имеют низкий порог для проведения люмбальной пункции или начала эмпирической антибиотикотерапии у пациентов с подозрением на менингит.

    Объектив Разработать правило принятия решений, включая показатели спинномозговой жидкости (ЦСЖ) и клинические характеристики, для определения целесообразности начала эмпирической антибактериальной терапии у детей с менингеальными симптомами.

    Дизайн Многофакторный логистический регрессионный анализ ретроспективно собранных данных. Бактериальный менингит определяли как количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости более 5/мкл с положительными результатами бактериального посева в образцах спинномозговой жидкости или крови.

    Настройка Детское отделение неотложной помощи детской университетской больницы.

    Пациенты Обследовано 227 детей (в возрасте от 1 мес до 15 лет) с менингеальными знаками.

    Показатель основного результата Диагностическая ценность добавления раннее получаемых индексов ЦСЖ к клиническим характеристикам для прогнозирования бактериального менингита.

    Результаты Независимыми предикторами бактериального менингита по ранним полученным показателям ЦСЖ были количество полиморфноядерных лейкоцитов в ЦСЖ и отношение ЦСЖ к глюкозе крови.Диагностическое значение (площадь под кривой рабочей характеристики приемника) этой модели CSF составило 0,93. Применение модели вместе с клиническими характеристиками могло на раннем этапе предсказать отсутствие бактериального менингита у 69 (30%) из 227 пациентов, так что можно было безопасно отказаться от эмпирической антибактериальной терапии.

    Заключение Правило принятия диагностических решений, которое использует клинические характеристики при поступлении, количество полиморфноядерных лейкоцитов в спинномозговой жидкости и соотношение ликвор-глюкоза в крови, является полезным инструментом для принятия решения о начале эмпирической антибиотикотерапии у детей с менингеальными симптомами.

    ЗАДЕРЖАННАЯ ДИАГНОСТИКА и лечение бактериального менингита ухудшают прогноз пациентов с этим заболеванием. Следовательно, врачи имеют низкий порог для выполнения люмбальной пункции у пациентов с подозрением на менингит. Более того, пациентов с повышенным количеством клеток в спинномозговой жидкости (ЦСЖ) обычно лечат от бактериального менингита до тех пор, пока не станут доступны результаты посева ЦСЖ (через 48–72 часа). 1 -3 Однако у пациентов с менингеальными симптомами могут быть заболевания, отличные от бактериального менингита. 4 -6 Раннее отграничение бактериального менингита от других заболеваний может предотвратить ненужную госпитализацию и возможные побочные эффекты эмпирического лечения антибиотиками.

    Предыдущие исследования 7 -12 оценивали несколько характеристик на основе клинической оценки или лабораторных тестов, которые могут предсказывать бактериальный менингит. Эти исследования, однако, отбирали пациентов по диагнозу (подтвержденный бактериальный, вирусный и/или асептический менингит) или по наличию люмбальной пункции.Такой отбор пациентов может привести к смещению в сторону более очевидных случаев менингита и, таким образом, к переоценке диагностической ценности тестов, которые на практике будут применяться ко всем пациентам с подозрением на менингит. 13 -15 Более того, на практике врач сталкивается с больным с менингеальными симптомами, диагноз которого еще не известен. 13 В соответствии с клинической практикой мы выбрали для изучения детей по их клиническим проявлениям (т. е. по менингеальным симптомам).

    В предыдущем исследовании 16 мы обследовали 360 детей с менингеальными симптомами, чтобы вывести и подтвердить правило прогнозирования, основанное на клинических признаках и симптомах, которое позволяет врачам определить, показана ли люмбальная пункция. Цель настоящего исследования состояла в том, чтобы оценить у пациентов с показаниями к люмбальной пункции, могут ли ранние доступные показатели ЦСЖ предсказать наличие или отсутствие бактериального менингита до того, как станет доступна культура ЦСЖ.Затем такие предикторы можно было бы использовать для определения того, следует ли начинать эмпирическое лечение антибиотиками.

    Подходящие пациенты включали всех пациентов в возрасте от 1 месяца до 15 лет, обратившихся в отделение неотложной помощи Софийской детской больницы в Роттердаме, Нидерланды, в период с 1 января 1988 г. по 31 декабря 1998 г. с менингеальными симптомами. Этот отбор пациентов был основан на проспективной проблемно-ориентированной системе классификации пациентов, с помощью которой проспективно кодируется основная причина (жалобы или симптомы, аномальные лабораторные результаты или предполагаемый диагноз) обращения в отделение неотложной помощи. 17 У пациентов может быть более одной жалобы или симптома, но самый важный из них кодируется. Менингеальные знаки, документированные этой системой кодирования, определялись как наличие боли в шее, о чем сообщалось в анамнезе, или наличие раздражения мозговых оболочек, по оценке терапевта или педиатра. Раздражение мозговых оболочек определяли как наличие симптома Брудзинского I или II, симптома Кернига, феномена трипода или ригидности затылочных мышц у детей старше 1 года. У детей в возрасте 1 года и младше признаками раздражения мозговых оболочек были упомянутые здесь признаки или раздражительность при манипуляциях педиатром головы или ног или выбухание родничка. 6 ,16 ,18 Пациенты с тяжелыми неврологическими заболеваниями в анамнезе или вентрикулярным дренированием были исключены. Пациенты, направленные из других больниц, также были исключены, поскольку у этих пациентов лечение могло быть уже начато и могло повлиять на клинические признаки при поступлении.

    В предыдущем исследовании 360 детей с менингеальными симптомами было выведено и подтверждено следующее правило прогнозирования с использованием клинических признаков и симптомов и лабораторных анализов крови на наличие и отсутствие бактериального менингита 16 : Общий балл = [1 × Продолжительность Основная проблема (1 балл за каждый день)] + [2 × рвота в анамнезе (Да = 1; Нет = 0)] + [7.5 × Менингеальное раздражение (Да = 1; Нет = 0)] + [6,5 × Цианоз (Да = 1; Нет = 0)] + [4 × Петехии (Да = 1; Нет = 0)] + [8 × Нарушение сознания (Да = 1; Нет = 0)] + [0,1 × С-реактивный белок сыворотки (СРБ) (на 10 мг/л)].

    С помощью этого алгоритма можно рассчитать оценку риска для каждого пациента путем присвоения баллов каждой присутствующей переменной. У всех 360 пациентов (из которых у 99 [28%] был бактериальный менингит) оценка варьировала от 0,5 до 31 балла, и риск бактериального менингита увеличивался с увеличением балла.У лиц с оценкой риска менее 9,5 баллов (примерно 35% пациентов) бактериальный менингит, по-видимому, всегда отсутствовал. У остальных 227 пациентов (балл ≥9,5) риск бактериального менингита составил 44%. 16 У этих 227 пациентов в настоящем исследовании оценивалась дополнительная прогностическая ценность индексов ЦСЖ в отношении наличия или отсутствия бактериального менингита, а также использование индексов при принятии решения о начале эмпирического лечения.

    Демографические данные и информация о наличии признаков и симптомов были ретроспективно собраны из педиатрической медицинской карты, которая имеет стандартный формат.Данные лабораторных исследований спинномозговой жидкости, образцов крови, стула и мочи были получены из компьютеризированной информационной системы больницы. Анализировали следующие показатели ЦСЖ: общее количество лейкоцитов ЦСЖ, процентное содержание полиморфноядерных лейкоцитов (ПЯЛ), абсолютное число ПЯЛ, концентрацию белка и глюкозы, окрашенный по Граму мазок ЦСЖ. Отношение уровня глюкозы в спинномозговой жидкости к глюкозе в крови рассчитывали путем деления уровня глюкозы в спинномозговой жидкости на уровень глюкозы в сыворотке (оба образца были получены одновременно) и анализировали как отдельную переменную.

    Результатом диагностики было наличие или отсутствие бактериального менингита. Его присутствие определялось как количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости более 5/мкл и положительные результаты бактериального посева в образцах спинномозговой жидкости или крови. 2 ,16 Пациенты, принимавшие антибиотики перед люмбальной пункцией, считались больными предварительно пролеченным бактериальным менингитом, если у них было повышенное количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости и отрицательные результаты бактериального посева, но впоследствии они были госпитализированы и лечились антибиотиками в течение не менее 7 дней. 9 Окончательные диагнозы, кроме бактериального менингита, основывались либо на бактериологических, либо на вирусных культуральных данных из образцов спинномозговой жидкости, крови, мочи, стула, а также образцов из уха, носа или горла или на основе согласованного диагноза. 6 При отсутствии люмбальной пункции наличие или отсутствие бактериального менингита оценивали путем последующего наблюдения, включающего визит в амбулаторное отделение или телефонный звонок одного из педиатров (R.O.) (проходящих обучение) в течение 14 дней после поступления.

    Связь между показателями спинномозговой жидкости и наличием или отсутствием бактериального менингита была количественно определена с использованием однофакторного логистического регрессионного анализа.Непрерывные переменные анализировались без категоризации, но оценивались различные пороговые уровни и преобразования (квадратный корень, логарифм). 19 Впоследствии многофакторный логистический регрессионный анализ был использован для оценки независимого значения всех индексов ЦСЖ в прогнозировании бактериального менингита. Сокращение модели было выполнено путем исключения из модели предикторов с P > 0,10, поскольку переменные с P ≤ 0,10 считались независимо связанными только с бактериальным менингитом. 19 Надежность (хорошесть подгонки) всех моделей оценивалась с использованием теста Хосмера и Лемешова 20 и способности различать пациентов с бактериальным менингитом и без него с использованием площади под кривой рабочей характеристики приемника (площадь ROC). Различия в дискриминационном значении между общей и сокращенной моделями оценивались с использованием областей ROC с 95% доверительными интервалами (ДИ) с учетом корреляции между моделями, поскольку они были основаны на одних и тех же случаях. 21 ,22

    Поскольку многофакторный анализ требует наличия всех данных обо всех пациентах, методы импутации 19 , доступные в статистическом программном обеспечении SOLAS (версия 1.1; ) значение, не нарушая связи между переменными, наблюдаемой в данных. Это позволило включить в анализ всех пациентов (повышение статистической эффективности) и уменьшить систематическую ошибку, поскольку отсутствующие данные могут возникать не случайно (например, запись тяжелобольного пациента может быть более полной, чем запись менее больного пациента). что полные случаи будут отражать отобранную выборку детей с менингеальными симптомами. 23 ,24 Для учета неопределенностей в импутированных данных 23 ,24 импутирование было повторено 5 раз (т. наборы данных.

    Затем, чтобы проверить каждую модель, полученную из каждого набора данных, и скорректировать слишком оптимистичные оценки коэффициентов регрессии предикторов, были использованы методы случайной начальной загрузки. 19 ,25 Самонастройка включает в себя взятие многочисленных выборок с заменой из выборки изучаемой совокупности и является методом внутренней проверки (т. е. оценивает будущую производительность модели без использования новых данных).Затем 5 скорректированных коэффициентов регрессии и SE (т. е. из каждого из 5 наборов вмененных данных) усреднялись в соответствии со стандартными статистическими методами для получения одной окончательной (скорректированной) модели. 24 Затем эта скорректированная окончательная модель была преобразована в правило прогнозирования CSF путем округления коэффициентов включенных переменных до ближайшего полуцелого числа. Общий балл CSF был рассчитан для каждого отдельного пациента путем присвоения баллов каждой присутствующей переменной. Была оценена площадь ROC этой оценки.Наконец, была оценена различительная способность правила прогнозирования ЦСЖ в сочетании с ранее полученной оценкой клинического риска 16 .

    Общие характеристики 227 включенных пациентов приведены в таблице 1. Бактериальный менингит присутствовал у 44% (95% ДИ, 37%-50%) пациентов, среди которых 5 имели предлеченный менингит. У четырех детей с отрицательными результатами посева спинномозговой жидкости был диагностирован бактериальный менингит из-за плеоцитоза, о чем свидетельствовало количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости более 1000/мкл и Neisseria meningitidis , обнаруженных в посевах из носа (n = 1) или горла (n = 1). результаты или обнаружение антигена (n = 2).У 3 детей с легким плеоцитозом (количество лейкоцитов в спинномозговой жидкости 7-48/мкл) бактериальный менингит был диагностирован на основании N meningitidis , присутствующего в культуре крови, и клинического течения бактериального менингита. У 211 детей (93%) была выполнена люмбальная пункция; Госпитализировано 186 детей (82%).

    Таблица 1. 

    Общие характеристики 227 пациентов с показаниями к люмбальной пункции*

    В табл. 2 представлены значения показателей ЦСЖ у детей с бактериальным менингитом и без него.Общее количество клеток ЦСЖ, процент ПЯЛ, абсолютное количество ПЯЛ и концентрация белка ЦСЖ были значительно выше у пациентов с бактериальным менингитом, тогда как концентрация глюкозы ЦСЖ и отношение ЦСЖ к глюкозе крови были значительно ниже. Из-за существенного совпадения значений индексов ЦСЖ у детей с бактериальным менингитом и без него не удалось найти пороговое значение для любой из переменных ЦСЖ, позволяющее отличить значимое число пациентов без бактериального менингита от пациентов с бактериальным менингитом.Мазок, окрашенный по Граму, был отрицательным у 29 (29%) из 99 пациентов с бактериальным менингитом и положительным у 2 (2%) из 128 пациентов без такового и, таким образом, также не позволял провести полную дискриминацию. В 1 из этих 2 ложноположительных случаев в результатах посева ЦСЖ было выявлено Staphylococcus epidermidis , что было расценено как контаминация; в другом случае результаты посева ЦСЖ оставались отрицательными.

    Таблица 2. 

    Лабораторные данные спинномозговой жидкости у 227 пациентов с бактериальным менингитом и без него*

    Многомерный регрессионный анализ всех показателей ЦСЖ выявил абсолютное количество клеток ПМЯЛ и отношение ЦСЖ к глюкозе крови как независимые детерминанты наличия бактериального менингита.Во втором столбце таблицы 3 представлено содержимое этой окончательной модели перед начальной загрузкой. С окончательной моделью вероятность бактериального менингита может быть рассчитана как e оценка / (1 + e оценка ), где оценка означает [3 × 10 log (абсолютное количество PMN в спинномозговой жидкости)] + [0,6 × ( Соотношение ЦСЖ и глюкозы крови)]. Диагностическая ценность (площадь ROC) этой модели ЦСЖ составила 0,93 (95% ДИ, 0,89-0,96). В третьем столбце показаны отношения шансов и площадь ROC этой модели после поправки на переобучение (самозагрузку).Обе модели имели хорошее соответствие (т. е. тест Хосмера и Лемешова P = 0,45) (данные не показаны).

    Таблица 3. 

    Отношения шансов (95% доверительные интервалы) независимых переменных CSF*

    Из коэффициентов регрессии предикторов в скорректированной модели были получены соответствующие баллы (коэффициенты регрессии округлены до ближайшего полуцелого числа), так что было разработано правило прогнозирования (четвертый столбец, таблица 3). Общий балл был рассчитан для каждого пациента путем присвоения 1 балла за каждое увеличение абсолютного количества PMN (по логарифмической шкале 10 ) и -0.5 баллов за каждое десятое увеличение отношения ЦСЖ/глюкоза крови. Например, пациент с числом лейкоцитов 1500/мкл с 80% PMN (1200/мкл PMN) и соотношением CSF/глюкоза крови 0,2 получил 2 балла (3-1). Применительно ко всем пациентам балл варьировал от –5 до +4. Площадь ROC этого правила CSF составила 0,93 (95% ДИ, 0,89–0,97).

    Затем мы оценили заболеваемость бактериальным менингитом и количество пациентов по выбранным категориям шкалы (таблица 4). По шкале ЦСЖ были выявлены группы с повышенной вероятностью истинного бактериального менингита.Тем не менее, не удалось определить пороговое значение для оценки ЦСЖ, которая отобрала бы значительную группу пациентов без бактериального менингита, у которых можно было бы воздержаться от лечения, не пропуская ни одного случая бактериального менингита.

    Таблица 4. 

    Распределение пациентов с бактериальным менингитом и без него по шкале CSF*

    Люмбальная пункция является лишь одним из этапов диагностического процесса и обычно выполняется после сбора анамнеза пациента и проведения физикального обследования.Поэтому мы оценили модель ЦСЖ в сочетании с клиническими характеристиками пациента, такими как рвота и продолжительность жалоб в анамнезе, менингеальные знаки, нарушение сознания, петехии или цианоз при осмотре, как включенные в ранее полученную шкалу клинического риска. 16 На рис. 1 показано, что комбинированное использование обоих правил позволяет хорошо различать пациентов с бактериальным менингитом и без него. Опять же, в попытке не пропустить ни одного пациента с бактериальным менингитом, требуемый порог оценки ЦСЖ варьировался среди групп пациентов с различными показателями клинического риска.У пациентов с клинической оценкой от 9,5 до 10,4 пороговая оценка ЦСЖ менее 1 идентифицировала пациентов без менингита. Для пациентов с клинической оценкой от 10,5 до 12,9 и от 13 до 19,9 пороговые значения ЦСЖ были меньше -2 и меньше -3 соответственно. У пациентов с очень высокой оценкой клинического риска (≥20) оценка ЦСЖ не могла дополнительно отличить пациентов с бактериальным менингитом от пациентов без него. Аналогичным образом, у пациентов с оценкой ЦСЖ 1 или более баллов клиническая оценка не позволяла дополнительно отобрать пациентов с бактериальным менингитом и без него.Используя пороговые значения (рис. 1), можно было бы добиться снижения эмпирического лечения на 30 % путем исключения бактериального менингита у 69 пациентов (30 %; 95 % ДИ, 24–36 %).

    Комбинация оценки клинического риска с оценкой спинномозговой жидкости (ЦСЖ) (n = 227). Серые прямоугольники указывают на отсутствие показаний к лечению, включая 69 детей без бактериального менингита; заштрихованные прямоугольники – показания к лечению, в том числе 59 детей без и 99 с бактериальным менингитом.

    Как показано в Таблице 1, в наше исследование были включены 32 ребенка с бактериальным менингитом, вызванным Haemophilus influenzae , патогеном, который был почти ликвидирован с помощью вакцинации. Поэтому мы повторили анализ, исключив эти случаи менингита. Существенных различий обнаружено не было, и было получено аналогичное правило предсказания.

    Это исследование предоставляет врачам рациональную основу для оценки риска бактериального менингита у пациентов, поступающих в отделение неотложной помощи с менингеальными симптомами.Мы обнаружили, что абсолютное количество ПЯЛ в ЦСЖ и отношение ЦСЖ к глюкозе крови являются независимыми предикторами бактериального менингита у пациентов с менингеальными симптомами. Однако, если использовать только эти ранние показатели ЦСЖ, можно пропустить случаи бактериального менингита. Сочетание этих двух показателей ЦСЖ с характеристиками пациента, такими как продолжительность основной проблемы, рвота, раздражение мозговых оболочек, цианоз, петехии, нарушение сознания и уровень СРБ в сыворотке, однако, может хорошо различать отсутствие или наличие бактериального менингита, так что можно отказаться от ненужного лечения.Применение этого правила CSF в сочетании с этими характеристиками пациента уменьшит ненужное лечение антибиотиками и ненужные побочные эффекты этого лечения (аллергия, желудочно-кишечные жалобы, проблемы с инфузией, госпитальные инфекции) и повысит клиническую эффективность. Таким образом, эмпирическая антибиотикотерапия может быть оправдана у 30% детей. Конечно, это сокращение лечения следует рассматривать с учетом фактического количества процедур в современной практике (n = 186).Чистое снижение эмпирического лечения, достигнутое правилом принятия решения, составляет 28 (16%; 95% ДИ, 10–21%). Эта чистая выгода, однако, зависит от фактического количества эмпирических процедур и будет варьироваться в зависимости от больницы.

    Совместное использование шкалы клинического риска 16 с правилом CSF для прогнозирования бактериального менингита согласуется с общепринятой практикой, в которой лабораторные тесты обычно оцениваются с учетом имеющихся клинических признаков и симптомов. Как показано на рис. 1, как промежуточная оценка клинического риска, так и оценка ЦСЖ вносят вклад в оценку риска бактериального менингита; следовательно, правило принятия решения особенно ценно для пациентов с обоими показателями.У пациентов с очень высокой оценкой клинического риска (≥20), которые являются наиболее очевидными случаями бактериального менингита, оценка ЦСЖ не влияет на терапевтические решения, и эмпирическое лечение будет начато в любом случае; однако результат посева ЦСЖ будет определять специфическое антимикробное лечение. 2 ,3 Точно так же пациенты с очень высоким показателем ЦСЖ являются очевидными случаями бактериального менингита, и клинический профиль не оказывает большого влияния на терапевтические решения.

    Диагностический процесс представляет собой поэтапную процедуру, в которой используются диагностические тесты, следующие за сбором анамнеза пациента и проведением медицинского осмотра. 13 Следуя этому обычному в клинической практике порядку тестирования, мы выбрали из общей группы из 360 пациентов с подозрением на бактериальный менингит (из-за менингеальных признаков) тех, у кого есть показания к люмбальной пункции, как определено правилом прогнозирования, основанным на клинических симптомах. . 16 У этих пациентов (n = 227) мы вывели правило, позволяющее решить, необходимо ли эмпирическое лечение. Можно задаться вопросом, может ли правило принятия решения, включающее оценку CSF и клиническую оценку вместе, также быть применимым в клинических условиях, когда люмбальные пункции выполняются без использования правила клинического прогнозирования.Поэтому мы повторили анализы у всех 360 пациентов с менингеальными знаками, которым была проведена люмбальная пункция (n = 256). Были обнаружены те же CSF и правило клинической оценки, и такое же количество пациентов было отобрано для эмпирического лечения. Это указывает на то, что наше правило CSF может быть применено как к пациентам, перенесшим люмбальную пункцию, выбранную по нашему клиническому правилу, так и к пациентам, перенесшим люмбальную пункцию на основании решения педиатра. Тем не менее, в этой последней клинической ситуации будет выполнено больше ненужных люмбальных пункций, поскольку клинические симптомы также способствуют прогнозированию риска бактериального менингита. 16

    О том, что показатели ЦСЖ сами по себе не могут хорошо различать отсутствие или наличие бактериального менингита, упоминалось ранее. 7 ,26 Это подчеркивает диагностическую проблему при обследовании ребенка с подозрением на бактериальный менингит. Учитывая повышенный риск смертности и заболеваемости при несвоевременной диагностике и лечении бактериального менингита, клиницисты предпочтительно лечат детей с повышенным количеством лейкоцитов в спинномозговой жидкости эмпирически до тех пор, пока не будут доступны результаты культурального исследования спинномозговой жидкости. 2 ,3 Несмотря на то, что это безопасная стратегия, большая группа пациентов без бактериального менингита будет без необходимости лечиться антибиотиками, с ненужными затратами и риском потенциальных побочных эффектов лечения. 27 В предыдущих исследованиях также сообщалось о том, что общее количество PMN в СМЖ и соотношение СМЖ и глюкозы в крови являются независимыми предикторами бактериального менингита. 7 ,8,10 В отличие от других, 7 уровень глюкозы в сыворотке не был независимым предиктором в нашем исследовании, хотя отношение ЦСЖ/глюкоза крови в нашем правиле косвенно включает эту переменную.Диагностическая ценность CRP CSF и концентрации лактата в этом исследовании не оценивалась. Хотя сообщалось об их диагностической ценности, эти высокотехнологичные тесты доступны не в каждом отделении неотложной помощи больницы. Поскольку нашей целью было разработать правило, широко применимое в общей педиатрической практике, мы решили не включать эти расширенные тесты в исследование. Окончательная модель ЦСЖ также не содержит окрашенного по Граму мазка ЦСЖ. Его добавление к модели CSF с подсчетом PMN и соотношением CSF-глюкоза крови только значительно увеличило площадь ROC от 0.от 93 до 0,95 (95% ДИ, 0,92–0,98). Однако, несмотря на это увеличение площади ROC, мазок с окраской по Граму не улучшал различение пациентов без бактериального менингита, так что можно было отказаться от более ненужного лечения.

    Чтобы оценить настоящие результаты, необходимо обсудить некоторые вопросы. Во-первых, наше исследование частично включает период, когда бактериальный менингит, вызванный H influenzae типа b, все еще присутствовал, хотя на сегодняшний день он почти ликвидирован с помощью вакцинации. 30 Изменение группы для исключения пациентов с H. influenzae типа b (n = 32), однако, не изменило результаты и дало те же CSF и правило клинической оценки. Во-вторых, правило CSF было разработано в популяции пациентов с менингеальными симптомами как основной проблемой. Это правило не распространяется на всех пациентов с подозрением на менингит, поскольку пациенты с выраженными другими симптомами менингита (такими как судороги и кома), но без менингеальных симптомов при поступлении, не включаются в популяцию нашего исследования. 2 ,3,31 Однако, насколько нам известно, это первое исследование в педиатрическом отделении неотложной помощи, основанное на клинической картине пациента. В-третьих, у части детей отсутствовал референтный стандарт (люмбальная пункция) для исхода бактериального менингита (n = 18). У этих детей отсутствие бактериального менингита было оценено с использованием данных последующего наблюдения. Хотя это могло внести некоторую погрешность в диагностическую проверку, 32 мы считаем, что этого не произошло в нашем исследовании, поскольку бактериальный менингит является серьезным и смертельным заболеванием без адекватного лечения 2 и все дети без люмбальной пункции наблюдались и выздоравливали без происшествий.Однако мы могли неправильно диагностировать некоторые случаи вирусного или асептического менингита. Поскольку мы стремились различать наличие или отсутствие бактериального менингита, это не повлияет на наши результаты. В-четвертых, цель нашего правила состояла в том, чтобы определить пациентов, у которых можно было бы безопасно отказаться от эмпирического лечения бактериального менингита. Однако после исключения бактериального менингита некоторым из этих детей может потребоваться лечение антибиотиками по поводу других состояний, таких как септицемия, инфекции мочевыводящих путей или пневмония, в ожидании результатов дальнейших исследований.В-пятых, наше исследование проводилось в педиатрической университетской больнице. Однако девяносто процентов пациентов, обращающихся в отделение неотложной помощи этой больницы, нуждаются в базовой педиатрической помощи. 17 Таким образом, мы считаем, что полученное правило прогнозирования применимо как к академическим больницам, так и к больницам общего профиля. Наконец, внутренняя проверка модели CSF путем начальной загрузки продемонстрировала надежность правила. Однако перед внедрением этого правила принятия решений в клиническую практику необходима проспективная проверка у аналогичных будущих пациентов, которая в настоящее время проводится в нашей больнице.Впоследствии необходим анализ воздействия, чтобы увидеть, как правило действительно работает на практике, и будет ли достигнуто сокращение люмбальных пункций и госпитализаций для эмпирического лечения.

    Статья

    Принято к публикации 23 мая 2002 г.

    Это исследование было поддержано Советом по медицинскому страхованию Нидерландов, Гаага.

    Мы благодарим А. Р. Т. Дондерса, доктора философии, за консультацию по статистике.

    Автор, ответственный за переписку, и репринты: Рианна Остенбринк, доктор медицинских наук, Детская больница Софии, амбулаторное педиатрическое отделение, кабинет Sp 1545, Dr Molewaterplein 60, 3015 GJ Rotterdam, Нидерланды (e-mail: [email protected]).

    Предыдущие исследования оценивали несколько характеристик на основе клинической оценки или лабораторных тестов, которые могут предсказать бактериальный менингит у пациентов, отобранных на основании диагноза (подтвержденный бактериальный, вирусный и/или асептический менингит) или наличия люмбальной пункции.Однако на практике врач сталкивается с больным с подозрением на бактериальный менингит, диагноз которого еще не известен. В соответствии с клинической практикой мы отбирали детей по их клинической картине (т.е. по менингеальным знакам). Ранее мы вывели и утвердили правило прогнозирования наличия и отсутствия бактериального менингита с использованием клинических признаков и симптомов и лабораторных анализов крови. В настоящем исследовании мы определяем независимые предикторы бактериального менингита, полученные из анализа спинномозговой жидкости, в дополнение к предыдущему правилу прогнозирования.Использование абсолютного количества PMN в спинномозговой жидкости и соотношения глюкозы в спинномозговой жидкости вместе с характеристиками пациента, такими как продолжительность основной проблемы, рвота, раздражение мозговых оболочек, цианоз, петехии, нарушение сознания и уровень СРБ в сыворотке, может хорошо различать между отсутствие или наличие бактериального менингита и может снизить на 30% (ненужное) эмпирическое лечение антибиотиками.

    1. Брайант КМаршалл GS Большинство культур спинномозговой жидкости у детей с бактериальным менингитом являются положительными в течение двух дней. Pediatr Infect Dis J. 1999;18732-733Google ScholarCrossref 2.Feigin RDMcCracken Jr GHKlein JO Диагностика и лечение менингита. Pediatr Infect Dis J. 1992;11785-814Google ScholarCrossref 3.Oliver LGHarwood-Nuss AL Бактериальный менингит у младенцев и детей: обзор. J Emerg Med. 1993;11555- 564Google ScholarCrossref 4.Barnett ЭД Баухнер ХТил Д.В.Кляйн JO Серьезные бактериальные инфекции у младенцев и детей с лихорадкой, выбранных для люмбальной пункции. Pediatr Infect Dis J. 1994;13950-953Google ScholarCrossref 5.Levy МВонг EFfried D Заболевания, имитирующие менингит: анализ 650 люмбальных пункций.  Clin Pediatr (Фила). 1990;29254- 255258- 261Google ScholarCrossref 6.Oostenbrink RTheunissen CCWMons KGMDerksen-Lubsen Гробби ДЕМолл HA Признаки раздражения мозговых оболочек в отделении неотложной помощи: как часто встречается бактериальный менингит?  Неотложная педиатрическая помощь. 2001;17161- 164Google ScholarCrossref 7.Hoen БВиль JFPaquot Джерард АКантон P Многофакторный подход к дифференциальной диагностике острого менингита.  Eur J Clin Microbiol Infect Dis. 1995;14267- 274Google ScholarCrossref 8.Spanos Харрелл-младший FEDurack DT Дифференциальный диагноз острого менингита: анализ прогностической ценности первоначальных наблюдений. ЯМА. 1989;2622700- 2707Google ScholarCrossref 9.Родевальд Л. Е. Вудин KASzilagyi PGArvan DARaubertas РФПауэлл KR Актуальность общих тестов спинномозговой жидкости при скрининге бактериального менингита. J Педиатр. 1991;119363- 369Google ScholarCrossref 10.Deivanayagam НАшок Т.П.Недунчелян КАхамед ССМала N Оценка переменных ЦСЖ в качестве диагностического теста на бактериальный менингит. J Trop Pediatr. 1993;39284- 287Google ScholarCrossref 11.Вольноотпущенник SBMarrocco АПири ДжейДик PT Предикторы бактериального менингита в эпоху после Haemophilus influenzae . Arch Pediatr Adolesc Med. 2001;1551301- 1306Google ScholarCrossref 12.Negrini БКеллехер К.Дж.Вальд Результаты исследования спинномозговой жидкости ER при асептическом и бактериальном менингите. Педиатрия. 2000;105316- 319Google ScholarCrossref 13.Moons КГМван Эс Г.А.Михель БВБюллер HRHabbema JDFGrobbee DE Избыточность оценки одного диагностического теста. Эпидемиология. 1999;10276- 281Google ScholarCrossref 14. van der Shouw И.Тван Дейк РВербек ALM Проблемы выбора адекватной популяции пациентов из существующих файлов данных для оценочных исследований новых диагностических тестов. J Clin Epidemiol. 1995;48417- 422Google ScholarCrossref 15.Knottnerus JALeffers JP Влияние шаблонов направлений на характеристики диагностических тестов. J Clin Epidemiol. 1992;451143-1154Google ScholarCrossref 16.Остенбринк RMoons КГМДондерс АРТГробби ДЕМолл HA Прогнозирование бактериального менингита у детей с менингеальными знаками: уменьшение числа люмбальных пункций. Acta Pediatr. 2001;

    — 617Google ScholarCrossref 17.

    Moll ХАЙонгкинд CJAarsen РСР и другие. Разработка и применение проблемно-ориентированной системы классификации пациентов в детской поликлинике [аннотация]. Программа и тезисы 16-го ежегодного собрания Европейского общества детских инфекционных болезней 27-29 мая 1998 г. Блед, Словения

    18.Винсент Джей Томас КМэтью O Усовершенствованный клинический метод обнаружения раздражения мозговых оболочек. Арч Ди Чайлд. 1993;68215- 218Google ScholarCrossref 19. Harrell Jr. FELee КЛМарк БД Многовариантные прогностические модели: проблемы разработки моделей, оценки предположений и адекватности, а также измерения и уменьшения ошибок. Государственная мед. 1996;15361- 387Google ScholarCrossref 20.

    Hosmer DсрЛемшоу Sed Прикладная логистическая регрессия .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк John Wiley & Sons Inc., 1989 г.;

    21. Хэнли JAMcNeil BJ Значение и использование площади под кривой рабочей характеристики приемника (ROC).  Рентгенология. 1982;14329- 36Google Scholar22.Hanley JAMcNeil BJ Метод сравнения площадей под кривыми рабочих характеристик приемника, полученными для одних и тех же случаев.  Рентгенология. 1983;148839- 843Google Scholar23.Гренландия СФинкл WD Критический взгляд на методы обработки отсутствующих ковариат в эпидемиологическом регрессионном анализе. Am J Epidemiol. 1995;1421255- 1264Google Scholar24.Little Регрессия RA с отсутствующими крестиками: обзор. J Am Stat Assoc. 1992;871227- 1237Google Scholar25.Efron B Оценка частоты ошибок правила прогнозирования: улучшение перекрестной проверки. J Am Stat Assoc. 1983;78316- 331Google ScholarCrossref 26.Carraccio CBlotny КФишер MC Анализ спинномозговой жидкости у системно больных детей без заболеваний центральной нервной системы. Педиатрия. 1995;9648- 51Google Scholar27.Oostenbrink Остенбринк JBMoons КГМ и другие. Анализ полезности затрат на лечение детей с менингеальными симптомами. Int J Technol Asses Health Care. 2002;18485- 496Google Scholar28.Gerdes ЛУ Йоргенсен ПЕНЕксо Эван P C-реактивный белок и бактериальный менингит: метаанализ. Scand J Clin Lab Invest. 1998;58383- 394Google ScholarCrossref 29.Бонадио WA Спинномозговая жидкость: физиологические аспекты и изменения, связанные с бактериальным менингитом. Pediatr Infect Dis J. 1992;11423-431Google ScholarCrossref 30.Conyn-van Spaendonck MAVeldhuijzen IKSuijkerbuijk AWHirasing РА Значительное снижение числа инвазивных инфекций Haemophilus influenzae в первые 4 года после введения вакцинации против H influenzae типа B у детей [на голландском, английском языках]. Нед Тайдшр Генескд. 2000;1441069- 1073Google Scholar31.Valmari Пельтола Х.Руусканен OKorvenranta H Детский бактериальный менингит: начальные симптомы и признаки, связанные с возрастом, и причины для обращения к врачу.  Eur J Pediatr. 1987;146515- 518Google ScholarCrossref

    Когда делать люмбальную пункцию

    Люмбальная пункция уже давно является ключевым исследованием. «Классические признаки» менингита часто отсутствуют у детей первого года жизни.Таким образом, люмбальная пункция рекомендуется для любого младенца, который сонлив или болен, не дожидаясь развития менингеальных симптомов. 1 Обеспокоенность предполагаемой опасностью люмбальной пункции 2 и предположение о том, что она имеет небольшую диагностическую ценность при менингококковой инфекции 3 , привели к сокращению числа люмбальных пункций. 4 Некоторые эксперты выражают обеспокоенность тем, что проводится недостаточное количество люмбальных пункций, поскольку последствия отсутствия менингита могут быть катастрофическими. 5 Таким образом, обзор показаний к люмбальной пункции является своевременным, и статьи McMaster и его коллег 6 и Carroll and Brookfield 7 в этом выпуске вносят свой вклад в эту дискуссию.

    КРИТИЧЕСКИЕ ВОПРОСЫ

    Важные вопросы включают:

    • Каковы преимущества люмбальной пункции при подозрении на менингит?

    • Какие противопоказания к люмбальной пункции?

    • Как диагностируется и лечится менингит, если не сделана ранняя люмбальная пункция?

    • Следует ли проводить люмбальную пункцию после фебрильных судорог?

    КАКОВЫ ПРЕИМУЩЕСТВА ЛЮМБАРНОЙ ПУНКЦИИ ПРИ ПОДОЗРЕВАНИИ МЕНИНГИТА?

    Люмбальная пункция в большинстве случаев подтверждает или исключает бактериальный менингит.Редко когда микроскопия спинномозговой жидкости, полученной при люмбальной пункции, бывает нормальной, а возбудитель выявляется позже. Чаще всего это происходит при менингококковом менингите (до 8%). 4 Эти дети имеют клинические признаки менингита или септицемии (сыпь) и должны получать антибиотики, несмотря на «нормальную» спинномозговую жидкость. У детей редко развивается менингит через несколько часов после обычной люмбальной пункции. Предположение о том, что сама люмбальная пункция, выполненная во время бактериемии, может вызвать менингит, остается спорным и недоказанным. 8

    Первоначальное окрашивание спинномозговой жидкости по Граму выявляет микроорганизмы в 68–80% случаев менингита, 9 , что позволяет сделать правильный выбор антибиотиков. Последующий посев дает информацию об устойчивости к антибиотикам, что особенно важно в районах, где преобладают устойчивые к антибиотикам пневмококки. 6

    Получение спинномозговой жидкости также позволяет идентифицировать необычные патогены, такие как микобактерии и грибки. Это особенно важно для детей с иммунодефицитом или в отделении интенсивной терапии.

    Энтеровирусный менингит можно с уверенностью диагностировать с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР) спинномозговой жидкости, которая позволяет прекратить прием антибиотиков и досрочно выписать больного. 10

    КАКОВЫ ПРОТИВОПОКАЗАНИЯ К ЛЮМБАРНОЙ ПУНКЦИИ?

    Люмбальную пункцию следует отложить, если есть признаки церебральной грыжи, очаговые неврологические симптомы или нарушения сердечно-сосудистой системы. Инфекция в области, через которую проходит игла для получения спинномозговой жидкости, или признаки нарушения свертываемости крови также считаются противопоказаниями, 11 , но они основаны на сообщениях об отдельных случаях. 12

    Церебральная грыжа

    Симптомы и признаки грыжи головного мозга (таблица 1) встречаются у 4–6% детей с бактериальным менингитом, 13– 15 и на это осложнение приходится 30% летальных исходов от бактериального менингита. 13, 14 Церебральная грыжа может возникнуть, если не была сделана люмбальная пункция. Тем не менее, серия случаев показала временную связь между люмбальной пункцией и грыжей. 13– 15 Таким образом, откладывание люмбальной пункции при наличии признаков и симптомов грыжи может спасти жизнь.

    Таблица 1

    Симптомы и признаки мозговой грыжи

    Компьютерная томография (КТ) бесполезна у детей с этой клинической картиной; у большинства детей с бактериальным менингитом и клиническим подозрением на повышенное внутричерепное давление результаты сканирования остаются нормальными. 16 Смерть от грыжи после люмбальной пункции может наступить, несмотря на нормальную компьютерную томографию. 15, 17

    «Нормальная КТ у ребенка с признаками вклинения головного мозга не означает, что люмбальную пункцию можно делать безопасно»

    Болезнь, имитирующая менингит

    У некоторых детей с клиническими признаками менингита может быть другое заболевание (например, опухоль, абсцесс или внутричерепное кровоизлияние). Люмбальная пункция в этих ситуациях сопряжена с высоким риском образования грыжи. 18 Таким образом, наличие очаговых признаков, угнетенное сознание или неэффективность лечения являются показанием для срочного проведения КТ для исключения этих состояний.

    Кардиореспираторная недостаточность

    Чрезмерное сгибание туловища и шеи во время люмбальной пункции может вызвать гипоксемию у новорожденных, 19 которую можно предотвратить преоксигенацией. 20 Аналогичные побочные эффекты могут наблюдаться у детей с менингококковым септическим шоком 3 ; по этой причине люмбальную пункцию следует отложить до следующего дня, если ребенок испытал шок.

    КАК ДИАГНОСТИРОВАТЬ МЕНИНГИТ, ЕСЛИ НЕ ДЕЛАТЬ РАННЮЮ ЛЮМБАРНУЮ ПУНКЦИЮ?

    Отсроченная люмбальная пункция может подтвердить диагноз менингита, поскольку клеточные и биохимические изменения сохраняются в спинномозговой жидкости до 44–68 часов после начала лечения антибиотиками. 9 Эта информация может помочь в последующем лечении и имеет решающее значение при дифференциальной диагностике церебральной малярии, поскольку ее нельзя отличить от менингита клинически. 21

    Культуры спинномозговой жидкости дают отрицательный результат через два часа после парентерального введения антибиотиков при менингококковом менингите и через шесть часов после парентерального введения антибиотиков при пневмококковом менингите (включая штаммы, устойчивые к антибиотикам). 22

    «Новые молекулярные методы для одновременного обнаружения Neisseria meningitidis , Streptococcus pneumoniae и Haemophilus influenzae с помощью ПЦР спинномозговой жидкости могут оказаться полезными 23 »

    Если люмбальная пункция не считается безопасной, следует без промедления назначить эмпирическую антибактериальную терапию.В Соединенном Королевстве в настоящее время достаточно одного цефалоспорина третьего поколения, поскольку резистентные к цефалоспоринам пневмококки встречаются редко. 24 Однако в странах с резистентностью пневмококков к цефалоспоринам следует добавить ванкомицин. 6 Повышение устойчивости к антибиотикам делает необходимым культивирование возбудителя.

    Посев крови и/или методы молекулярной диагностики могут помочь идентифицировать возбудитель, и их использование следует рассматривать в следующих трех условиях.

    Подозрение на детский менингит с небелеющей сыпью

    Менингит с небелеющей сыпью, скорее всего, менингококковый. Многие считают, что в люмбальной пункции нет необходимости, 3, 4, 25 , но эта клиническая картина не всегда является результатом менингококковой инфекции. Из 63 детей с менингизмом и «менингококковой» сыпью у 51 была менингококковая инфекция, у 10 — вирусные заболевания и у двоих — другие виды бактериального менингита (Риордан, неопубликованные данные).Подтверждение диагноза менингококковой инфекции важно сейчас, когда в Великобритании применяется конъюгированная менингококковая вакцина группы С, для подтверждения эффективности вакцины и выявления нереспондеров. 26

    «Менингококковая ПЦР спинномозговой жидкости, полученная при отсроченной люмбальной пункции, имеет чувствительность 81% 28 »

    Культуры крови положительны в 40–50% случаев менингококковой септицемии, но <10% при назначении антибиотиков. 27 ПЦР для ДНК менингококка доступен в Великобритании. 28 Полезность ПЦР крови для диагностики менингококковой инфекции окончательно не определена. В проспективных исследованиях чувствительность составляла всего 47%, 29 , но недавно появились предположения, что она увеличилась до 87% (Hackett et al , личное сообщение). Дети в исследовании с отрицательной ПЦР крови имели преимущественно менингитическую картину.

    Подозрение на детский менингит без небелеющей сыпи

    В Соединенном Королевстве менингококк по-прежнему является наиболее вероятным микроорганизмом, вызывающим менингит без сыпи, а пневмококк — следующим наиболее вероятным.Инфекция, вызванная Haemophilus influenzae , после иммунизации Hib десять лет назад встречается редко. Pneumococcus или Haemophilus выращивают из культур крови в 80–90% случаев менингита, вызванного этими микроорганизмами 9, 30 , если антибиотики не вводились ранее, но только в 52–80% соответственно после антибиотиков. 9 При менингококковом менингите без сыпи посев крови положительный только у 23% детей (Риордан, неопубликованные данные) или менее чем у 10% после антибиотикотерапии. 27 Менингококковая ПЦР крови может быть полезной (см. выше).

    Неонатальный менингит

    Культуры крови положительны только у 50% новорожденных с менингитом. 31, 32 Таким образом, отрицательные результаты посева крови не могут исключить менингит у больного новорожденного. Стрептококки группы В и кишечная палочка обычно вызывают менингит у новорожденных. Колиформы часто обнаруживаются в спинномозговой жидкости через 2–3 дня лечения антибиотиками. Однако стрептококки группы В исчезают из спинномозговой жидкости после восьми часов применения соответствующих антибиотиков. 22 Отсроченная люмбальная пункция у новорожденных может подтвердить диагноз колиформного менингита и необходимость длительного лечения антибиотиками.

    СЛЕДУЕТ ДЕЛАТЬ ЛЮМБАРНУЮ ПУНКЦИЮ ПОСЛЕ ФЕБРИЛЬНЫХ СУдорог?

    Обзор Carroll and Brookfield 7 и другой обзор, основанный на фактических данных 33 , предполагают, что вероятность бактериального менингита, проявляющегося лихорадкой и судорогами, составляет 0,4–1,2%. Признаки менингита (менингизм, петехии, кома) обычно присутствуют, но могут отсутствовать в 30% случаев. 33

    У детей с менингитом, но без менингизма, либо сложные припадки (длительные, парциальные или множественные), либо симптомы, указывающие на менингит (плохое самочувствие в течение трех и более дней, рвота или сонливость дома, осмотр врача в предыдущие 48 часов). У детей с простыми фебрильными судорогами и отсутствием симптомов или признаков менингита маловероятно наличие бактериального менингита. 33

    Таким образом, ранняя люмбальная пункция быстро подтверждает или исключает бактериальный менингит в большинстве случаев и должна быть выполнена при подозрении на менингит, если нет особых противопоказаний (признаки церебральной грыжи, признаки, указывающие на заболевание, отличное от менингита, или шок).Если не сделать раннюю люмбальную пункцию, следует взять кровь на посев и ПЦР на менингококки, но в 20–50% случаев бактериального менингита возбудитель не будет идентифицирован. Менингит редко проявляется простыми фебрильными судорогами, но показаниями к люмбальной пункции являются сложные судороги, продолжительное заболевание или интоксикация.

    По мере роста устойчивости к антибиотикам педиатрам, лечащим менингит, придется выбирать между использованием эмпирических антибиотиков широкого спектра действия (потенциально стимулирующих дальнейшую устойчивость к антибиотикам) или ранней люмбальной пункцией в качестве лучшего метода культивирования возбудителя. 6

    ССЫЛКИ

    1. Haworth JC . Диагноз острого менингита в младенчестве. Ланцет 1953; я: 911–14.

    2. Харпер Дж. Р. , Лорбер Дж., Смит Х., и др. . Сроки проведения люмбальной пункции при тяжелом детском менингите. BMJ1985;291:651–2.

    3. Поллард А.Дж. , Бритто Дж., Надель С., и др. .Неотложная помощь при менингококковой инфекции. Arch Dis Child1999;80:290–6.

    4. Уайли П.А. , Стивенс Д., Дрейк В. III, и др. . Эпидемиология и клиническое лечение менингококковой инфекции в западном Глостершире: ретроспективное популяционное исследование. BMJ1997;315:774–9.

    5. Исследовательский комитет BSSI . Бактериальный менингит: причины для беспокойства.J Infect1995;30:89–94.

    6. Макмастер П. , Макинтайр П., Гилмор Р., и др. . Возникновение резистентного пневмококкового менингита — значение эмпирической терапии. Arch Dis Child2002; 87: 207–11.

    7. Carroll W , Brookfield D. Люмбальная пункция после фебрильных судорог — болезненная бессмысленная процедура? Arch Dis Child2002; 87: 238–40.

    8. Шапиро ЭД , Аарон Н.Х., Уолд Э.Р., и др. .Факторы риска развития бактериального менингита у детей со скрытой бактериемией. J Pediatr1986;109:15–19.

    9. Feigin RD , Pearlman E. Бактериальный менингит вне неонатального периода. В: Фейгин Р.Д., Черри Д.Д., ред. Учебник детских инфекционных болезней , 4-е изд. Филадельфия: В. Б. Сондерс, 1998.

      .
    10. Hamilton MS , Джексон М.А., Абель Д. Клиническая полезность тестирования полимеразной цепной реакции на энтеровирусный менингит.Pediatr Infect Dis J1999;18:533–7.

    11. Фейгин Р.Д. , Маккракен Г.Х. мл., Кляйн Д.О. Диагностика и лечение менингита. Pediatr Infect Dis J1992;11:785–814.

    12. Faillace WJ , Warrier I, Canedy AI. Параплегия после люмбальной пункции у младенца с ранее не диагностированной гемофилией. Clin Pediatr1989;28:136–138.

    13. Dodge PR , Шварц Миннесота.Бактериальный менингит — обзор отдельных аспектов II. N Engl J Med1965;272:954–60.

    14. Horwitz SJ , Boxerbaum B, O’Bell J. Церебральная грыжа при бактериальном менингите у детей. Энн Нейрол, 1980; 7:524–8.

    15. Rennick G , Shann F, de Campo J. Церебральная грыжа при бактериальном менингите. BMJ1993;306:953–5.

    16. Хейдерман Р.С. , Робб С.А., Кендалл Б.Е., и др. .Играет ли роль компьютерная томография в оценке острого бактериального менингита? Dev Med Child Neurol1992;34:870–5.

    17. Shetty AK , Desselle BC, Craver RD, и др. . Фатальная грыжа головного мозга после люмбальной пункции у пациента с нормальной компьютерной томографией. Педиатрия 1999;103:1284–7.

    18. Richards PG , Towu-Aghanste E. Опасности люмбальной пункции.BMJ1986; 292: 605–6.

    19. Вайсман Л.Е. , Меренштейн Г.Д., Стинбаргер Дж.Р. Влияние положения люмбальной пункции на больного новорожденного. Ам Дж. Дис Чайлд, 1983; 137:1077–109.

    20. Fiser DH , Gober GA, Smith CE, и др. . Профилактика гипоксемии при люмбальной пункции в детском возрасте с преоксигенацией. Pediatr Emerg Care1993;9:81–3.

    21. Райт П.В. , Эйвери В.Г., Ардилл В.Д., и др. .Начальная клиническая оценка коматозного пациента: церебральная малярия против менингита. Pediatr Infect Dis J1993;12:37–41.

    22. Канегайе Дж.Т. , Солиманзаде П., Брэдли Дж.С. Люмбальная пункция при бактериальном менингите у детей: определение временного интервала восстановления возбудителей цереброспинальной жидкости после парентерального предварительного лечения антибиотиками. Педиатрия 2001;108:1169–74.

    23. Corless CE , Guiver M, Borrow R, и др. .Одновременное выявление Neisseria meningitidis, Haemophilus influenzae и Streptococcus pneumoniae при подозрении на менингит и сепсис с помощью ПЦР в реальном времени. J Clin Microbiol 2001;39:1553–8.

    24. Миллер Э. , Уэйт П., Эфстратиу А., и др. . Эпидемиология инвазивных и других пневмококковых заболеваний в Англии и Уэльсе, 1996–1998 гг. Acta Paediatr2000; (дополнение 435): 11–16.

    25. Надель С .Люмбальную пункцию не следует проводить при менингококковой инфекции. Arch Dis Child2001;84:373.

    26. Анонимный . Мониторинг воздействия программы вакцинации против менингококка серогруппы С. Коммунальный представитель CDR Wkly1999;9:435.

    27. Картрайт К. , Рейли С., Уайт Д., и др. . Раннее лечение парентеральным пенициллином при менингококковой инфекции.BMJ1992;305:143–7.

    28. Занять Р. , Клаус Х., Гивер М., и др. . Некультуральная диагностика и определение серогруппы менингококковой инфекции B и C с помощью ПЦР-ИФА на сиалилтрансферазу (siaD). Epidemiol Infect1997;118:111–17.

    29. Carrol ED , Thomson AP, Shears P, и др. . Характеристики эффективности анализа полимеразной цепной реакции для подтверждения клинических проявлений менингококковой инфекции.Arch Dis Child2000; 83: 271–3.

    30. Джордж Р. Х. . Сроки проведения люмбальной пункции при тяжелом детском менингите. BMJ1985;291:1123–4.

    31. Shattuck KE , Chonmaitree T. Изменение спектра неонатального менингита за пятнадцатилетний период. Clin Pediatr1992;31:130–6.

    32. Франко С.М. , Корнелиус В.Е., Эндрюс Б.Ф.Отдаленные исходы неонатального менингита. Ам Дж. Дис Чайлд 1992; 146: 567–71.

    33. Оффринга М , Мойер В.А. Основанное на доказательствах лечение судорог, связанных с лихорадкой. BMJ2001;323:1111–14.

    Факторы риска неблагоприятного прогноза у детей с рефрактерным гнойным менингитом и критерии выписки

    https://doi.org/10.1016/j.jiph.2017.07.007Get rights and content Взаимосвязь между аномалиями спинномозговой жидкости и прогнозом при рефрактерном гнойном менингите у детей.Девяносто случаев педиатрического рефрактерного гнойного менингита были стратифицированы на группы «хорошего» (n = 33) или «плохого» (n = 57) прогноза в соответствии с шкалой клинических исходов Глазго. Симптомы, лабораторные результаты и прогноз сравнивались с использованием одномерного и многомерного логистического регрессионного анализа. Однофакторный анализ показал, что неблагоприятный прогноз был связан с: неодинаковым размером зрачков обоих глаз; положительный симптом Бабинского; CSF-WBC >500 × 10 6 /л, концентрация белка в спинномозговой жидкости >1.0 г/л, содержание глюкозы в спинномозговой жидкости <1,5 ммоль/л; исходный результат прокальцитонина >0,1 нг/дл при поступлении; гемоглобин <90 г/л во время госпитализации; аномальная визуализация головы и аномальная электроэнцефалограмма. При многофакторном анализе значимыми оставались только неодинаковый размер зрачка в обоих глазах и содержание глюкозы в спинномозговой жидкости <1,5 ммоль/л. Концентрация белка ЦСЖ значительно различалась между группами при выписке. Пороговое значение составляло 0,68 г/л. Мы рекомендуем, чтобы выписанные пациенты соответствовали следующим критериям: полный курс антибиотиков и снижение температуры более 1 недели, исчезновение симптомов острой фазы, CSF-WBC ≤28 × 10 6 /л, глюкоза CSF >1.75 ммоль/л, а белок <0,68 г/л. Пациент может быть выписан на дообследование при отсутствии рецидива в течение 3–5 дней наблюдения после отмены препарата.

    Сокращение

    EEG

    Электроэнцефалография

    CNS

    Центральная нервная система

    GOS

    Глазго результат критерии оценки

    ROC

    Операционная характеристика

    ROC

    Ключевые слова на China

    Ключевые слова

    Дети

    Огнеупорный гнойный менингит

    Прогнозные критерии

    Курс антибиотиков

    Рекомендуемые статьиСсылки на статьи (0)

    © 2017 Производство и размещение Elsevier Limited от имени Университета медицинских наук имени короля Сауда бин Абдель Азиза.

    Рекомендуемые статьи

    Ссылки на статьи

    Каковы признаки серозного менингита у детей?

    Серозный менингит считается достаточно тяжелым заболеванием, которое характеризуется разного рода воспалительными процессами в оболочках головного мозга. По мнению специалистов, чаще всего он возникает у грудничков из-за недостаточной активности иммунной системы. Примечательно, что первые признаки серозного менингита у детей наблюдаются в возрасте 3-6 лет.У взрослых этот недуг диагностируется очень редко.

    общие сведения

    На данный момент в медицине выделяют условно несколько видов этого заболевания. В этой статье мы остановимся исключительно на серозном варианте. Итак, это не очень серьезное заболевание, а значит, не вызывает серьезных осложнений. Этот факт не означает, что терапия в данном случае не требуется. Наоборот, при запущенных стадиях следует предпринять еще несколько усилий для устранения всех признаков серозного менингита у детей, а также основной причины возникновения возбудителя.Только в этом случае малыш будет расти здоровым, а его психическое развитие будет нормальным.

    Симптомы серозного менингита у детей:
    • В первую очередь маленькие пациенты начинают жаловаться на острую головную боль и неприятные ощущения в мышцах. Затем повышается температура тела (до 40 градусов). Кроме этих симптомов возможны также рвота и диарея, боли в животе, судороги. Примечательно, что буквально через неделю все вышеописанные факторы исчезают, температура снижается до нормального уровня.
    • Именно поэтому родители, как правило, расценивают такую ​​ситуацию как обычную простуду и не предпринимают серьезных мер по лечению крохи. Однако такая ситуация крайне опасна. Буквально через несколько дней может наступить рецидив, появятся несколько иные признаки серозного менингита у детей, свидетельствующие о нарушениях в центральной нервной и периферической системах. Для постановки точного диагноза потребуется помощь специалистов.
    Лечение менингита у детей

    После полного обследования у врача и сдачи соответствующих анализов наступает этап лечения.Специалисты рекомендуют начинать курс как можно раньше. Как правило, лечение проводится в стационарных условиях, где ребенок постоянно находится под контролем врачей. В некоторых случаях допускается пребывание на дому в зависимости от стадии заболевания, наличия осложнений и сроков проведения самого лечения. Как правило, сама терапия достаточно проста. Малышу назначают курс витаминов В2 и В6, аскорбиновую кислоту, а также препарат под названием «Кокарбоксилаза». Очень часто рекомендуется и так называемая дезинтоксикационная терапия, подразумевающая введение плазмы крови и некоторых других средств.В ряде случаев назначают мочегонные и антибактериальные препараты, целью которых является снижение имеющегося внутричерепного давления и предотвращение последующего отека самого мозга.

    Серозный менингит. Профилактика

    Во избежание этого недуга в детском возрасте специалисты настоятельно рекомендуют соблюдать элементарные правила гигиены: тщательно мыть руки, приходя домой, есть только фрукты и овощи, вымытые под проточной водой. В целом ведение здорового образа жизни способствует повышению иммунитета ребенка, а значит, и защищает его от разного рода заболеваний.Быть здоровым!

    Серозный менингит: признаки у детей, которые должны насторожить родителей

    Менингит — опасное для жизни заболевание, которое чаще встречается у детей, чем у взрослых. Это связано с тем, что иммунитет ребенка еще не так подготовлен, как у взрослых. Ему еще предстоит выяснить, какие микробы обитают в этом районе, и научиться с ними бороться.

    Вирусы, реже бактерии или простейшие, вызывают серозный менингит. Симптомы у детей этого заболевания не всегда специфичны, и отличить серозное воспаление от гнойного в клинике практически невозможно.Только с помощью общего анализа спинномозговой жидкости, который можно получить при люмбальной пункции (пункция в области поясничных позвонков), ставится этот диагноз.

    До того, как непосредственно разовьется сам серозный менингит, признаки у детей будут напоминать обычное вирусное заболевание. Это либо кашель, либо насморк, либо боль в горле, реже — диарея, конъюнктивит, красноватая мелкая сыпь по всему телу при попадании в организм ребенка энтеровируса. Тогда только через 3-5 дней появляется клиника менингита (все это время микроб достиг мозговых оболочек и преодолел ее защиту).

    Серозный менингит обычно незаразен. Больной может занести вирус или бактерию в окружающую среду, но вероятность того, что микроб вызовет менингит у другого человека, достаточно мала. У взрослых при контакте с больным почти наверняка разовьется конъюнктивит, ОРЗ, кашель или диарея. Дети могут заболеть менингитом после такого общения, но это маловероятно. Скорее, если серозный менингит развился у нескольких детей, посещающих одно и то же учреждение, они употребляли пищу или напитки, зараженные вирусами.

    Серозный менингит. Признаки у детей:

    1. У ребенка повышается температура тела. Обычно это высокие цифры, проявляющиеся как «вторая волна» на фоне уже нормализовавшейся температуры, либо ее первичное повышение.
    2. Сильная головная боль: болит лобная часть или виски, у ребенка может указывать боль, распространяющаяся по всей голове.
    3. Вялость, сонливость.
    4. Лежать легче, чем сидеть.
    5. Тошнота, рвота, обычно без поноса, а после рвоты ребенку не становится легче.Рвота у ребенка под давлением («рвота фонтаном»). Массы при этом не имеют в данном случае диагностического значения: они могут содержать примесь желчи (желтое окрашивание), зелень, кусочки непереваренной или переваренной пищи.
    6. Пропал аппетит, ребенок малоактивен и даже не хочет смотреть мультики или играть в компьютерные игры.
    7. Могут отмечаться головокружение, светобоязнь.
    8. Повышение чувствительности кожи.
    9. Возможны судороги, когда ребенок не только непроизвольно двигает конечностями, но и перестает реагировать на окружающих.
    10. Если положить ребенку руку под голову и попытаться дотронуться до подбородка грудной клетки, то это невозможно (симптом следует проверять на фоне пониженной температуры тела или при ее отсутствии).

    Серозный менингит. Симптомы у детей до года:

    1. Монотонный плач или крик, могут быть стоны или другие монотонные звуки, которые сопровождаются гримасой боли. Все это на фоне повышенной температуры тела.
    2. Ребенок отказывается ходить на руках, так как ему удобнее в положении лежа.
    3. Лежа, пытается принять определенное положение: на боку с поджатыми ногами и запрокинутой головой. Если это наблюдается у ребенка как отдельный симптом на фоне нормальной температуры, это может свидетельствовать о повышении внутричерепного давления.
    4. Набухает большой родничок (должен быть на одном уровне с костями черепа и пульсировать).
    5. Малыш становится вялым, сонливым. Сначала он может быть неестественно возбужден, затем это сменяется постепенным засыпанием вплоть до того, что разбудить его становится невозможно.
    6. Судороги на фоне температуры тела ниже 38 градусов, повторные судороги.
    7. Если ребенка взять под мышки, он подтянет ноги к груди и будет сопротивляться

      такого насилия со стороны взрослого, тогда как младенец без менингита будет спокойно сгибать, разгибать ножки, двигать ими в стороны.

    8. Рвота «фонтаном».

    И у малышей до года, и у детей старшего возраста на фоне сыпи может возникать серозный менингит.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.