Ротавирусная инфекция лечение в домашних условиях у взрослых: Страница не найдена | СИМФЕРОПОЛЬСКАЯ ПОЛИКЛИНИКА №2 ПОЛИКЛИНИКА 2 СИМФЕРОПОЛЬ поликлиника 2 симферополь сайт

Содержание

Майя Бандацкая: К двум годам с ротавирусом сталкиваются 90% детей: советы родителям

Большинство родителей в первые годы жизни их малышей сталкиваются с диагнозом «ротавирусная инфекция». К двум годам с этим вирусом встречаются около 90% детей. Причем в таком возрасте инфекция протекает наиболее тяжело. Как отличить ротавирус от других возбудителей, вызывающих кишечную инфекцию, и можно ли его подцепить, например, в бассейне, рассказала в интервью БЕЛТА доцент кафедры эпидемиологии УО «Белорусский государственный медицинский университет» кандидат медицинских наук, доцент Майя Бандацкая.

— Майя Ивановна, заболеваемость ротавирусной инфекцией действительно высокая?

— Примерно половина всех острых гастроэнтеритов у детей — это ротавирусная инфекция. Ежегодно в республике регистрируется от 3 до 6 тыс. таких пациентов. Но в статистику попали лишь достаточно тяжелые случаи, которые требовали помощи в условиях стационара и где была необходимость лабораторного подтверждения диагноза.

Каждый человек за свою жизнь не один раз сталкивается с ротавирусом. Связано это с тем, что существуют десятки вариантов (штаммов) вируса. Одномоментно на отдельной территории обычно циркулирует около пяти штаммов, периодически происходит их смена. Определение в крови антител показывает, что к двум годам около 90% детей столкнулись как минимум с одним вариантом, около 70% — с двумя, примерно 40% — с тремя, а 20% — перенесли инфекцию уже 4 раза. Правда, при каждом последующем заражении заболевание протекает в более легкой форме.

— Подозреваю, что с приходом отпускного периода мы будем чаще слышать о вспышках ротавирусной инфекции. Это заболевание чаще регистрируется летом?

— Во время отпускного периода больше шансов заболеть при выезде на другие территории, особенно путешествуя в других странах. Там можно столкнуться с новыми вариантами вируса, к которым у нас еще нет иммунитета. Ротавирус является причиной так называемых диарей путешественников примерно в четверти случаев.

На территории нашей страны заболевание регистрируется круглый год, а сезонный подъем приходится на зимне-весенний период, обычно с декабря по май. На пике (в феврале-марте) заболеваемость в 5-10 раз выше, чем в августе.

— Поясните, почему же пик заболеваемости ротавирусной инфекцией приходится на февраль-март?

— Это связано с особенностями передачи инфекции. В большинстве случаев заражение происходит контактно-бытовым путем, то есть через предметы обихода. Это все, к чему мы часто прикасаемся руками: дверные ручки, выключатели, полотенца, вентили кранов, игрушки, смартфоны, планшеты и клавиатуры компьютеров. Чем больше времени проводит человек в помещении, чем больше там людей, чем больше общих предметов — тем легче происходит передача. В холодный период года мы дольше и теснее общаемся в помещениях, поэтому и шансов заразиться больше. Среди школьников заболеваемость резко снижается уже в апреле, среди детей садового возраста — в мае, а среди детей до трех лет — в июне.

Вирусы на поверхностях погибают и под воздействием ультрафиолета. Возможно, недостаток солнечного света также вносит совой вклад. Ведь вслед за уменьшением длины светового дня начинает расти и заболеваемость ротавирусной инфекцией.

— Можно ли по внешним проявлениям отличить ротавирус от других кишечных вирусов? Как на глаз распознать ротавирусную инфекцию?

— Однозначно сказать, какой возбудитель вызвал данную кишечную инфекцию без лабораторных тестов нельзя. Но опытный врач может быть в какой-то мере уверен в диагнозе при типичном течении болезни, а также при наличии эпидемиологических связей (когда известно, от кого заразился пациент).

Обычно заболевание начинается с повторяющейся рвоты, болей в животе на фоне высокой температуры и симптомов интоксикации (слабость, вялость, снижение аппетита вплоть до полного отказа от еды), затем присоединяется диарея. У тех, кто переносит инфекцию не первый раз, может быть только диарея на фоне субфебрильной температуры и небольших симптомов интоксикации или без них.

— Всегда ли болеющие ротавирусом, особенно маленькие дети, становятся пациентами инфекционных больниц? Можно ли справиться с инфекцией без госпитализации?

— Нужна госпитализация или нет, зависит от тяжести течения инфекции, возраста пациента и наличия хронических заболеваний. Заболевание может протекать с разной степенью тяжести, диапазон начинается от бессимптомных форм и заканчивается очень тяжелыми. Маленькие дети переносят инфекцию тяжелее всех. Во-первых, первая встреча с вирусом приводит к более тяжелой форме инфекции. Во-вторых, у них очень быстро развивается обезвоживание — часто уже через 6 часов от начала заболевания. Как правило, при этом состоянии возникает жар, ребенку становится трудно дышать, появляются судороги, может наступить обморок. У грудничка об обезвоживании могут говорить такие симптомы, как отсутствие пота, крик без слез и памперс, остающийся сухим три и более часов. Если с потерей жидкости не справиться, это может привести к сердечной и почечной недостаточности, шоку и даже смерти.

В мире из-за ротавирусной инфекции ежегодно погибает около 500 тыс. детей до 5 лет, в основном в странах, где они не могли получить медицинскую помощь в больнице. Восполнить потерянные жидкость и соли очень сложно на фоне рвоты дома. Необходимо внутривенно вводить солевые растворы.

Симптомы кишечной инфекции, с которыми незамедлительно необходимо обратиться к врачу, — жидкий стул чаще 5 раз в сутки (у взрослого), многократная рвота, высокая лихорадка с диареей и рвотой, кровь в стуле, схваткообразные боли в животе любой локализации, выраженная слабость и жажда. Особого внимания требуют дети до 3-х лет и дошкольного возраста (из-за опасности быстрого обезвоживания), лица пожилого возраста (старше 65 лет), пациенты с сопутствующими хроническими болезнями.

— Есть ли у этой инфекции какие-то осложнения, которые могут повлиять на здоровье ребенка?

— Чаще всего исход ротавирусной инфекции благоприятный. Заболевание заканчивается выздоровлением за 5-12 дней. Самая высокая опасность, как и при других острых кишечных инфекциях, — это обезвоживание, про которое мы уже говорили, и вызванный им гиповолемический шок.

Как и при других вирусных инфекциях могут обостриться хронические бактериальные инфекции (пневмония, отит, цистит) и развиться поражения сердечно-сосудистой системы (кардиомиопатия). Доказана связь перенесенного в раннем детском возрасте ротавирусного гастроэнтерита с проявлением атопических заболеваний у детей. Кроме того, при любой вирусной инфекции погибают клетки, на восполнение которых расходуются резервы нашего организма, тем самым сокращая продолжительность жизни.

— Где обычно заражаются люди? На пляже, в столовых?

— Для заражения возбудитель должен попасть в желудочно-кишечный тракт. Поэтому инфицируются чаще там, где принимают пищу. Обычно при перекусах на ходу, немытыми руками. Дети — отправляя в рот игрушку или соску. Пляж и столовые — не самые опасные в этом отношении места, если есть возможность вымыть руки.

Вирусы не размножаются во внешней среде, и в продуктах питания в частности. Поэтому нарушения в условиях их хранения не влияют на риск заражения. Но при этом для заражения достаточно очень маленького количества вируса, которое вполне может переноситься с поверхностей на продукты при несоблюдении правил гигиены.

Ротавирус месяцами сохраняется во внешней среде, поэтому может быть и в воде, и на поверхности овощей.

— Высок ли риск поймать ротавирус в бассейне?

— Пить воду из бассейна, определенно, не стоит. При обычном использовании общественного бассейна шанс заразиться минимальный. Вода в бассейне проходит обработку, контролируется качество воды.

— Расскажите про методы профилактики ротавирусной инфекции.

— Основа профилактики ротавирусной инфекции — это соблюдение правил личной гигиены. Необходимо мыть руки при их загрязнении, после туалета, чистки обуви, при возвращении домой, перед приготовлением и приемом пищи. Если у кого-то в семье есть признаки кишечной инфекции, то необходимо всем использовать для обработки рук антисептики и санитайзеры. Больному нужно выделить отдельно, кроме предметов личной гигиены и одежды, посуду, игрушки, ветошь и уборочный инвентарь.

Все предметы, загрязненные выделениями больного, обязательно нужно продезинфицировать с помощью кипячения или химических дезинфектантов. Важно дезинфицировать санитарно-техническое оборудование, полотенца, поверхности, уделяя особое внимание дверным ручкам, выключателям, вентилям кранов. Особенно внимательно к этим мероприятиям нужно отнестись, если в окружении больного есть дети до 5 лет.

Важный элемент защиты детей первого года жизни — грудное вскармливание. В ряде стран есть возможность защитить малышей с помощью вакцины.

— Вы как специалист рекомендовали бы родителями привить детей?

— Безусловно. Прививки от ротавируса входят в национальные календари профилактических прививок более чем 90 стран мира. Их цель — защитить от тяжелых форм инфекции детей до двух лет. Эффективность составляет 80-98%, а безопасность подтверждена в клинических испытаниях и несколькими десятками лет широкого применения. Вакцина выпускается в форме раствора, который закапывают в рот малышу.

Для формирования эффективного иммунитета к ротавирусу ребенка необходимо вакцинировать строго по схеме. Вакцинируют детей от 6 недель до 6-8 месяцев. Причем первую дозу малыш должен получить не позднее 12 недель от рождения. Две или три дозы (в зависимости от вакцины) необходимо успеть ввести до 24 или 32 недель жизни (6-8 месяцев) с интервалом от 4 до 10 недель между введениями. Прививку от ротавируса можно проводить в один день с введением любых других вакцин, кроме вакцины БЦЖ.

К сожалению, на сегодня вакцинация у нас в стране не доступна, не включена не только в национальный календарь, но и в календарь по эпидемическим показаниям.

БЕЛТА.-0-

Врач о ротавирусе: «От госпитализации отказываются только безумные родители» — Люди — интервью с интересными людьми

В этом году из-за закрытых границ большое количество россиян отправились на отдых на курорты Кубани и Крыма. Из-за массового скопления людей на юге России резко выросло количество случаев инфицирования «кишечным гриппом», то есть ротавирусной инфекцией. Врач-эпидемиолог Ольга Растокина рассказала РИАМО, как защититься от болезни и можно ли справиться с инфекцией без госпитализации.

– Ольга, расскажите, как можно распознать ротавирусную инфекцию?

– Болезнь начинается с подъема температуры, тошноты, диареи и длится до семи дней. Дети, особенно груднички, переносят болезнь очень тяжело, велик риск опасного осложнения – обезвоживания. Оно наносит серьезный удар по всем системам жизнедеятельности маленького организма. Самый распространенный путь заражения – фекально-оральный.

Схема выглядит очень просто: человек сходил в туалет, потом не помыл руки и тут же дотронулся до поверхности, скажем, дверной ручки. Этого достаточно, чтобы вирус начал распространяться и заражать окружающих людей.

Характерно, что сам больной может не подозревать о наличии вируса в организме. Люди часто заражаются от вирусоносителей, иначе говоря, тех, кто болеет в скрытой манифестной форме. Взрослые «награждают» инфекцией детей, дети – взрослых, и так по кругу.

В особой группе риска – дети с рождения до 5 лет и люди старше 60. У малышей иммунитет только формируется, у пожилых людей он ослаблен, присутствуют хронические болезни, способные усугубить течение болезни. Дети старше 5 лет, подростки, взрослые люди переносят вирус чуть легче.

Главный невролог Подмосковья – о новой терапии рассеянного склероза и лечении в пандемию>>

– Сейчас ротавирус – «бич» пляжей на юге России. Когда ротавирусом болеют чаще, летом или зимой?

– Как ни странно, подъем острой заболеваемости всеми кишечными инфекциями (не обязательно ротавирусом) мы регистрируем в холодное время года: в осенне-зимний и весенний периоды. Хотя локальные вспышки встречаются круглогодично, особенно в местах массового скопления людей. Ситуация на черноморских пляжах – прямое тому подтверждение. Там, где есть один больной ротавирусом, всегда могут появиться и другие.

Плюс, насколько мне известно, на черноморских курортах проблема усугубляется устройством очистных сооружений, они устаревшие и плохо справляются со своими задачами, в итоге сточные воды попадают в море.

Но вовсе не обязательно, что отдыхающие страдают именно ротавирусной инфекцией. Есть десятки других видов кишечных палочек, способных вызывать расстройства и болезни. Точный диагноз могут поставить только после лабораторных исследований.

– Где обычно заражаются люди? На пляже, в столовых?

– Как правило, заражаются через предметы обихода, воду, молоко и молочные продукты. Несмотря на то, что в городах многоступенчатая очистка воды, вирус хорошо себя чувствует в водопроводной воде, выживая в ней до 60 суток. Во внешней среде: на песке, открытых поверхностях, предметах обихода – палочка живет примерно месяц.

Укол за 2 миллиона долларов: кому нужно самое дорогое лекарство в мире>>

– В бассейне есть риск «поймать» ротавирус?

– В больших городских спортивных объектах, аквапарках – однозначно нет. Там за качеством воды следят очень строго, постоянно берут пробы, сдают их в лаборатории. Отмечу, что способы очистки со временем изменились, стали лучше и безопаснее для человека. По старинке хлоркой бассейны давно никто не чистит. Однако за все бассейны гостиниц, отелей, частные пансионаты, где построены искусственные водоемы, говорить не буду. Это зависит от владельцев бизнеса, их отношения к гигиене и санитарным нормам.

– Можно ли лечить ротавирусную инфекцию самостоятельно?

– Ни в коем случае! Болезнь лечится исключительно под наблюдением педиатра в условиях стационара. Там же проводится лабораторная диагностика: у больного берут анализ фекалий, определяют вид, группу, концентрацию кишечной инфекции. К тому же в домашних условиях практически невозможно проследить, сколько ребенок потерял жидкости с рвотой или поносом. Маленьким детям до года, а иногда и старше, от обезвоживания часто ставят капельницы.

При тяжелой форме ротавирусной инфекции для докторов важна каждая минута, так что вызывайте отряд скорой помощи, немедленно ложитесь в больницу. От госпитализации, на мой взгляд, отказываются только безумные родители.

Посткарантинные разводы и стойкие интроверты: психолог о последствиях пандемии>>

– Расскажите про методы профилактики ротавирусной инфекции.

– Маленькие дети часто заражаются, случайно глотнув воды из водоема, взяв в рот песка вместе с игрушкой. Проследить за этим бывает невозможно, но если вы увидели – заставьте ребенка обильно прополоскать рот чистой питьевой водой. Малышу иногда одного глотка воды хватает, чтобы заболеть тяжелой формой болезни.

Также советую выбирать пляжи, где есть табличка «Купаться разрешено». Разрешение дает гарантию, что с пляжа берут пробы, проверяют воду на кишечные палочки, и, если их концентрация превышена, то место для купания закрывают.

– Многие мамы, стремясь оградить ребенка от кишечной болезни, постоянно промывают игрушки растворами-антисептиками, моют ручки в квартире и предпринимают другие меры. Это оправданно?

– Да, убираться в доме, мыть игрушки, протирать поверхности, соблюдать все правила гигиены в доме важно. Но все-таки гораздо важнее приучить ребенка постоянно мыть руки, особенно после туалета, прогулки на улице. Недаром ротавирус часто называют «болезнью грязных рук». Сейчас, в период пандемии коронавируса, у людей появилась хорошая привычка мыть руки. На мой взгляд, она поможет защититься не только от COVID-19, но и от кишечных заболеваний.

Скажу больше – с момента начала пандемии количество заболеваний кишечными инфекциями упало в два раза, если сравнивать цифры за аналогичный период прошлого года.

К сожалению, в случае с ротавирусом нельзя выпить препарат и пойти с легким сердцем купаться. Профилактического лекарства от кишечной инфекции не существует. Правила гигиены в этом случае – самая лучшая защита.

Ротавирусная инфекция: эпидемиология и профилактика

Острые кишечные инфекции (ОКИ) занимают ведущее место в структуре детской заболеваемости и смертности. Ежегодно в мире ОКИ являются причиной смерти более 1 миллиона детей [14]. Сегодня ротавирусы рассматриваются как основной этиологический фактор возникновения ОКИ, особенно у детей раннего возраста. По данным ВОЗ, ежегодно в мире регистрируется около 138 миллионов случаев ротавирусной инфекции. Летальность от ротавирусной инфекции колеблется от 454 до 705 тысяч случаев в год и в среднем составляет 611 тысяч случаев [13].

Наивысшая летальность регистрируется в странах Южной Азии, Индии, Африки, Латинской Америки — 360 800 случаев, что составляет 82 % от общего количества летальных случаев. В развитых странах Европы, Южной Америки, Австралии летальность от ротавирусной инфекции в последние годы снижается, однако уровень заболеваемости остается достаточно высоким.

Большая часть случаев ротавирусной инфекции протекает в легкой форме, однако при отсутствии адекватных лечебных мероприятий состояние детей может быстро ухудшаться и закончиться смертью.

В мире 111 миллионов эпизодов заболевания имеют легкое течение, и дети лечатся дома, 25 миллионов случаев имеют течение средней тяжести, и дети нуждаются в амбулаторной помощи, 2 миллиона случаев протекают в тяжелой форме с необходимостью госпитализации детей.

В странах Европы ежегодно регистрируется до 3,6 миллиона случаев ротавирусной инфекции среди детей младше 5 лет. В домашних условиях получают лечение 2,8 миллиона детей, 700 тысяч требуют амбулаторной помощи и 87 тысяч детей с ротавирусным гастроэнтеритом нуждаются в гос­питализации в связи с тяжелым течением заболевания. Летальный исход наблюдался у 231 ребенка.

В США ежегодно регистрируется 2 700 000 случаев ротавирусной инфекции у детей раннего возраста, из них в 50 000 случаев проводится госпитализация, и смертельный исход наблюдается у 20–40 детей. Особенности течения ротавирусных гастроэнтеритов у детей первых 5 лет жизни в мире, странах Европы и США приведены в табл. 1 (по данным M. Soriano-Gabarro, 2006).

Как видно из табл. 1, летальность вследствие ротавирусной инфекции в странах Европы значительно меньше в сравнении со средним уровнем летальности в мире, что обусловлено доступностью регидратационной терапии и медицинской помощи. Летальные исходы у детей в странах Европы наблюдались, когда дети в течение 3–4 дней получали регидратационную терапию дома, однако ее интенсивность была неадекватной, а тяжесть состояния детей не была оценена своевременно [16]. Низкий уровень летальности в США объясняют критериями регистрации случаев: не учитывались случаи смерти дома и до начала лечения в стационаре [15].

На протяжении последних лет наблюдается увеличение соотношения ротавирусов в структуре причин ОКИ среди госпитализированных детей [3, 13]. По данным U. Рarashar, 2006, в мире за период с 1986 по 1999 г. ротавирусы обнаруживали у 22 % госпитализированных детей с ОКИ, а на протяжении 2000–2004 годов — у 39 % детей. Распространению ротавирусной инфекции способствует устойчивость возбудителя во внешней среде, невозможность влиять на его распространение санитарно-гигиеническими методами, отсутствие специфической этиотропной терапии. Иногда увеличение выявляемости вируса среди причин ОКИ объясняют улучшением лабораторной диагностики [3].

В Украине статистический учет случаев ротавирусной инфекции начал проводится лишь в начале 90-х годов ХХ века [2]. Показатели заболеваемости в отдельные годы колебались от 0,94 до 3,18 на 100 тысяч населения. Однако реальная заболеваемость ротавирусными гастроэнтеритами значительно превышает эти показатели вследствие ограничений вирусологической диагностики, а при смешанных вирусно-бактериальных инфекциях обычно ограничиваются определением только бактериального возбудителя [2].

Вирусологические и санитарно-вирусологические исследования, проведенные в разных регионах Украины, России и Белоруссии, свидетельствуют об увеличении загрязнения природных вод, а также питьевой воды в водопроводной сети ротавирусами, что является одной из ведущих причин увеличения заболеваемости населения ОКИ и возникновения водных вспышек ротавирусной инфекции, с вовлечением в эпидемический процесс большого количества людей разных возрастных групп [2].

В Киеве заболеваемость ротавирусной инфекцией носит спорадический характер. За последние 5 лет показатели заболеваемости колебались от 0 (в годы, когда лабораторные исследования не проводились) до 6,1 случая на 100 тысяч населения (когда вирусологическое обследование больных ОКИ проводилось в достаточном объеме). В такие годы уровни заболеваемости были выше, чем в целом по Украине. Заболеваемость среди детей значительно превышала заболеваемость ротавирусной инфекцией у взрослого населения. Показатели заболеваемости среди детей города Киева в разные годы колебалась в пределах от 0,2 до 30,7 на 100 тысяч населения, с наибольшим уровнем среди детей до 2 лет (от 0,9 до 163,2 на 100 тысяч детей этой возрастной группы).

Наибольший уровень заболеваемости ротавирусной инфекцией во всех странах наблюдается у детей в возрасте от 6 месяцев до 2 лет жизни [2, 15]. До 90,0 % детей в возрасте 3 лет имеют антитела против ротавирусов. После перенесенного заболевания выделение вирусов может сохраняться до 25–27 дней. Описаны также случаи длительной ротавирусной инфекции [1]. Дети с длительной незначительно выраженной диареей выделяли возбудителя до 66–450 дней. Это связано с реинфекцией и недостаточностью лактозы у детей, которые перенесли ротавирусный гастроэнтерит [1].

Ротавирусы — наиболее частая причина внутрибольничной инфекции, особенно у детей раннего возраста. От 9,6 до 69 % нозокомиальных ОКИ связывают с ротавирусами [1, 3, 11]. До 50–70 % новорожденных детей выделяют ротавирусы [1–3]. Частота внутрибольничной ротавирусной инфекции объясняется высокой устойчивостью возбудителя к обычным дезинфектантам, легкостью передачи через загрязненные руки, игрушки, медицинский инструментарий, низкой дозой, необходимой для инфицирования (10–100 вирусных частиц) [14]. Инфицированию детей, особенно новорожденных, способствует вирусоносительство среди медицинского персонала (до 20 % персонала выделяют ротавирусы), среди беременных женщин (у 25 % из них выделяют ротавирусы в фекалиях и у 8,8 % — в цервикальном секрете) и других детей (25–50 % детей в возрасте до 24 месяцев жизни, госпитализированных с разной патологией, выделяют ротавирусы при отсутствии нарушений со стороны кишечника) [1, 3].

Сезонное увеличение заболеваемости ротавирусными гастроэнтеритами приходится на зимний период. В этом периоде также увеличивается количество детей с бронхиолитами и гриппом, что представляет дополнительные трудности для медицинских работников и может способствовать возникновению внутрибольничных вспышек ротавирусной инфекции [16].

Длительность лечения больных ротавирусной инфекцией в стационаре колеблется от 3 до 10 дней. T. Vesikari считает, что регидратацию лучше проводить амбулаторно, в условиях стационара сразу после стабилизации состояния больного выписывать домой. Это должно уменьшить риск возникновения внутрибольничного инфицирования неинфицированных детей [17].

По группоспецифическому антигену (VP6) все ротавирусы распределяются на 7 серогрупп (A, B, C, D, E, F, G) [5]. До 98 % ротавирусных диарей у детей вызываются ротавирусами серогруппы А [4, 5]. Внутри группы А различают подгруппы (по строению VP7) и серотипы (по строению VP4) [4]. Происходит постоянная смена антигенного строения вируса между сезонами и между разными регионами. Наиболее частой причиной ротавирусного гастроэнтерита в развитых странах являются серотипы G1, G2, G3, G4, серотип G9 встречается в развитых и развивающихся странах [9].

От повторных случаев заболевания защищают вирус-специфические антитела, которые образовываются в организме ребенка при попадании возбудителя. Вирус-специфические секреторные антитела IgA сохраняются в организме до 2 лет после перенесенного заболевания, с последующим снижением уровня. Секреция вирус-специфических IgA и IgM зависит от возраста ребенка и лишь частично снижает тяжесть повторных случаев заболевания. Высокий уровень IgG в плазме крови надежно предупреждает развитие тяжелых форм ротавирусных диарей у детей в будущем [19].

После первого эпизода ротавирусной инфекции у ребенка формируется частичная защита против повторных инфекций на 1–2 года. Гетерогенность ротавирусов и нестойкий уровень иммунитета объясняют появление повторных случаев заболевания. Вероятность повторного заражения ребенка на первом году жизни составляет до 30 % [3]. Случаи реинфицирования одним серотипом ротавируса на протяжении одного сезона не описаны. А через год после перенесенной первичной инфекции регистрировались случаи ротавирусной диареи, которые были вызваны тем же самым серотипом [6]. Существует зависимость между уровнем напряжения иммунитета и формой заболевания. При перенесенном заболевании в средней или среднетяжелой форме 100% защита от повторных заражений формируется уже после второго случая. От первого до третьего эпизода ротавирусной диареи в легкой форме защита от реинфекции увеличивается от 73 до 99 %. После первого случая бессимптомной инфекции защита обеспечивается лишь на 38 %, а после третьего эпизода — на 74 % [6]. Таким образом, реинфекция обеспечивает формирование напряженного иммунитета с защитой против ротавирусной инфекции в будущем. Взрослое население если и болеет ротавирусной инфекцией, то лишь в легкой форме.

С 1980 г. для диагностики ротавирусной инфекции используется метод иммуноферментного анализа (ИФА), который позволяет определить антигены капсида ротавируса. Этот метод экспресс-диагностики позволяет быстро определить тип возбудителя с минимальными финансовыми затратами [18]. Более чувствительным методом диагностики ротавирусной инфекции является метод полимеразной цепной реакции (ПЦР), благодаря которому возможно определение не только наличия вируса, но и его серотипа [12].

Профилактика ротавирусной инфекции заключается в популяризации грудного вскармливания, обеспечении населения чистой питьевой водой, проведении санитарных и гигиенических мероприятий [8]. Однако, учитывая высокий уровень заболеваемости ротавирусной инфекцией, даже в странах с высоким уровнем гигиены, высокую летальность, отсутствие специфического лечения, сложность в предупреждении распространения заболевания, приоритетным направлением профилактики инфекции является вакцинопрофи­лактика.

Разработки по созданию первых вакцин против ротавирусной инфекции начались в 1970 г., с момента идентификации возбудителя. Сначала вакцины создавались на основе серотипов ротавирусов животных, так как было найдено много общего в антигенной структуре ротавируса человека и животного. В 1998 г. первая пероральная живая атенуированная вакцина против ротавирусной инфекции была создана в США. Вакцина содержала 4 серотипа ротавирусов быка и была рекомендована к применению у детей в возрасте 2, 4 и 6 месяцев [10]. Вакцина применялась в период с октября 1998 по май 1999 г. у 1 200 000 детей. В октябре 1999 г. использование вакцины было остановлено вследствие увеличения риска возникновения инвагинаций кишечника [7].

В результате этого опыта были определены новые стандарты для оценки безопасности вакцин против ротавирусной инфекции, и в дальнейшем уже две кандидатные вакцины в мире разрабатывались исходя из этих параметров [11].

В настоящее время в мире существует две вакцины против ротавирусов: пентавалентная живая ослабленная вакцина (RotaTeq, Merck) и моновалентная живая ослабленная вакцина (Rotarix™, GlaxoSmithKline).

Сегодня в Украине зарегистрирована вакцина Ротарикс™. Несмотря на то, что вакцина содержит 1 штамм ротавируса человека, в исследованиях были получены доказательства эффективности Ротарикс™ против различных серотипов ротавирусов, которые являются наиболее частой причиной ротавирусных гастроэнтеритов. Вакцинация против ротавирусов показана всем детям в возрасте от 6 до 24 недель жизни. Для завершения полного курса вакцинации необходимо ввести 2 дозы вакцины с минимальным интервалом в 4 недели. Вакцина ­Ротарикс™ обеспечивает защиту на 73–89 % против ротавирусных гастроэнтеритов и на 86–100 % против развития тяжелых форм заболевания [7].

Статья подготовлена при поддержке компании  «ГлаксоСмитКляйн»

Bibliography

1. Васильев Б.Я., Васильева Р.И., Лобзин Ю.В. Острые кишечные заболевания. Ротавирусы и ротавирусная инфекция. — СПб.: Лань, 2000. — 272 с.

2. Дзюблик І.В. Ротавірусна інфекція у дітей: особливості етіології, патоімуногенезу та епідеміології // Ваше здоров’я. — 2004. — № 41 (767).

3. Ключарева А.А., Раевнев А.Е., Малявко Д.В., Панько О.А. Ротавирусная инфекция у детей // Медицинские новости. — 2002.

4. Новикова Н.А., Новиков В.В., Добротина Н.А., Мазе па В.Н. Вирусология: Учеб. пособие. — Нижний Новгород: Изд-во ННГУ им. Н.И. Лобачевского, 2002.

5. Слободкін В.І., Дзюблик І. В., Трохименко О.П., Максимчук М.М., Левицька В.М. Профілактика ротавірусних інфекцій, пов’язаних з харчовим чинником передачі збудників // Проблеми харчування. — 2005. — №2. — С. 15-18.

6. Arista S. Protective efficacy of the immune response to rotavirus infections // European Rotavirus Journal. — 2006. — Vol. 2. — P. 8-10.

7. Desselberger U. Vaccination against rotavirus disease // European Rotavirus Journal. — 2005. — Vol. 1 (Suppl. 2). — P. 8-11.

8. Dennehy P.H. Transmission of rotavirus and other enteric pathogens in the home // Pediatr. Infect. Dis. J. — 2000. — V. 19 (Suppl. 10). — S. 103-105.

9. Gentsch J.R. et al. Review of G and P typing results from a global collection of rotavirus strains // J. Infect. Dis. — 1996. — V. 74 (Suppl. 1). — S. 30-36.

10. Glass R.I. et al. Rotavirus vaccines // J. Infect. Dis. — 2005. — V. 92 (Suppl. 1). — S. 160-166.

11. Offit P.A. The future of rotavirus vaccines // Semin. Pediatr. Infect. Dis. — 2002. — V. 13(3). — 190-195.

12. Parashar U.D., Gentsch J.R., Glass R.I. Rotavirus // Emerg. Infect. Dis. — 1998. — V. 4 (4). — S. 561-570.

13. Parashar U.D., Gibson C.J., Bresee J.S., Glass R.I. Rotavirus and severе childhood diarrhea // Emer. Infect. Diseases. — 2006. — Vol. 12, № 2. — P. 304-306.

14. Parez N. Rotaviruses: the clinical impact // European Rotavirus Journal. — 2005. — V. 1, Issue 1. — P. 8-9.

15. Soriano-Gabarro M., Mrukowicz J., Vesikari T. Burden of rotavirus disease in European Union countries // J. Pediatr. Infect. Disease. — 2006. — Vol. 25, № 1. — P. 7-11.

16. Vesikari T. The worldwide burden from rotavirus di­sease // European Rotavirus Journal. — 2005. — Vol. 1. — P.4-7.

17. Vesikari T., Rautanen T., Von Bondsdorff C.H. Rotavirus gastroenteritis in Finland: burden of disease and epidemiological features // Acta Paediatr Suppl. — 1999. — Vol. 88. — P. 24-30.

18. Ward R.L. et al. Protection against rotavirus disease after natural rotavirus infection. US Rotavirus Vaccine Efficacy Group // J. Infect. Dis. — 1994. — V. 169(4). — S. 900-904.

19. Xu J., Dennehy P. et al. Serum antibody responses in children with rotavirus diarrhea can serve as for protection // Clin. Diag. Lab. Immunol. — 2005. — № 12. — P. 273-279.

Ротавирусная инфекция у детей

Что такое ротавирус у детей?

Ротавирус — заразный вирус, вызывающий тошноту и диарею. Это основная причина тяжелой инфекционной диареи у детей. У некоторых младенцев и детей диарея может быть настолько тяжелой, что они могут терять слишком много воды (обезвоживание). Им может потребоваться неотложная помощь и пребывание в больнице. Ребенок может быть заражен ротавирусом более одного раза. В большинстве случаев более поздние заболевания протекают легче. Также существует вакцина от ротавируса.

Что вызывает ротавирус у ребенка?

Ротавирус чаще всего распространяется фекально-оральным путем. Часто это происходит из-за того, что ребенок не моет руки должным образом или недостаточно часто. Это также может быть вызвано употреблением или употреблением загрязненной пищи или воды.

Вирус может длительное время жить на таких поверхностях, как дверные ручки, игрушки и другие твердые предметы. По этой причине вспышки могут возникать в домохозяйствах и детских учреждениях. Чтобы предотвратить распространение вируса, дети, которые не больны, не должны контактировать с больным ребенком.

Какие дети подвержены риску заражения ротавирусом?

Большинство детей заражаются вирусом в возрасте от 3 до 35 месяцев. Инфекции чаще встречаются в более прохладные месяцы года, начиная с осени и заканчивая весной. Дети в это время больше подвержены риску. Любой ребенок, находящийся рядом с ребенком, больным ротавирусом, находится в группе риска.

Какие симптомы ротавирусной инфекции у ребенка?

После контакта ребенка с вирусом до появления симптомов может пройти до 2 дней.Симптомы могут проявляться немного по-разному у каждого ребенка. Они могут варьироваться от легких до тяжелых. Наиболее распространенные симптомы ротавирусной инфекции включают:

Потеря слишком большого количества воды из организма (обезвоживание) может произойти быстро, особенно у младенцев. Симптомы обезвоживания могут включать:

  • Вялость

  • Сонливость

  • Раздражительность

  • Сухость во рту

  • Жажда

  • Бледность или пятна на коже

  • Запавшие глаза

  • Мягкое место ребенка (родничок), которое кажется впалым

  • Меньше или совсем нет слез при плаче

  • Меньше мочи или меньше мокрых подгузников

Симптомы ротавируса могут быть такими же, как и при других заболеваниях.Обязательно обратитесь к врачу для постановки диагноза.

Как диагностируется ротавирус у ребенка?

Медицинский работник спросит о симптомах и истории болезни вашего ребенка. Медицинский работник проведет медицинский осмотр вашего ребенка. Стул вашего ребенка также может быть проверен на наличие вируса.

Как лечат ротавирус у ребенка?

Лечение будет зависеть от симптомов, возраста и общего состояния здоровья вашего ребенка. Это также будет зависеть от того, насколько тяжелым является состояние.Антибиотики не используются для лечения этого заболевания. Лекарства от диареи также не рекомендуются. Некоторые поставщики медицинских услуг могут рекомендовать пробиотики. Но их эффективность неясна.

Целью лечения является облегчение симптомов. Лечение может включать:

  • Давать ребенку много воды, смеси, грудного молока или жидкостей с электролитами (сахарами и солями). Не давайте маленьким детям газированные напитки, соки или спортивные напитки.

  • Кормите ребенка твердой пищей, если он может есть.Не ограничивайте себя в еде, если ваш ребенок может есть. Отсутствие еды может привести к тому, что диарея продлится дольше.

Если ваш ребенок теряет слишком много воды, ему может потребоваться госпитализация. Лечение там может включать:

  • В/в (внутривенно) жидкости.  В вену ребенка вставлена ​​тонкая гибкая трубка. Жидкости подаются через эту трубку.

  • Анализы крови.  Это делается для измерения уровня сахара, соли и других химических веществ (электролитов) в крови вашего ребенка.

Какие возможны осложнения ротавирусной инфекции у ребенка?

Потеря слишком большого количества воды из организма (обезвоживание) может произойти быстро, особенно у младенцев. Обезвоживание необходимо лечить немедленно (см. выше).

Как я могу помочь предотвратить ротавирус у моего ребенка?

Если у вашего ребенка ротавирус, возможно, он не сможет посещать детский сад или школу во время болезни.Если ваш ребенок находится в больнице, его будут держать подальше от других детей, чтобы предотвратить распространение вируса.

Дома правильное мытье рук важно для предотвращения распространения болезни. Чтобы помочь предотвратить распространение болезни:

  • Аккуратно обращайтесь с грязными подгузниками и утилизируйте их.

  • Мойте руки до и после ухода за ребенком. Используйте мыло и теплую воду и трите не менее 20 секунд.Хорошо промойте и высушите на воздухе или используйте чистое полотенце.

  • Очищайте твердые поверхности, игрушки и дверные ручки дезинфицирующим средством.

  • Убедитесь, что ваш ребенок часто моет руки, особенно после посещения туалета.

  • Убедитесь, что ваш детский центр поощряет мытье рук.

Спросите лечащего врача вашего ребенка о ротавирусной вакцине.Доступны две оральные ротавирусные вакцины. Это RotaTeq и Rotarix. Центры по контролю и профилактике заболеваний (CDC) рекомендуют младенцам получать одну из этих вакцин. Пероральную вакцину RotaTeq вводят в возрасте 2, 4 и 6 месяцев. Пероральную вакцину Rotarix вводят в возрасте 2 месяцев и 4 месяцев.

Когда мне следует позвонить лечащему врачу моего ребенка?

Позвоните поставщику медицинских услуг, если у вашего ребенка:

Основные положения о ротавирусной инфекции у детей

  • Ротавирус — заразный вирус, вызывающий тошноту и диарею.

  • У некоторых младенцев и детей диарея может быть настолько тяжелой, что они теряют слишком много воды (обезвоживание). Им может потребоваться неотложная помощь и пребывание в больнице.

  • Большинство детей заражаются вирусом в возрасте от 3 до 35 месяцев.

  • Вирус вызывает водянистую диарею, которая может длиться от 3 до 8 дней. Это также может вызвать тошноту, рвоту и лихорадку.

  • Лечение включает в себя обильное питье, смесь, грудное молоко или жидкости с электролитами (сахарами и солями).

  • Если у вашего ребенка ротавирус, возможно, он не сможет посещать детский сад или школу во время болезни.

  • Дома правильное мытье рук может предотвратить распространение болезни.

  • Спросите лечащего врача вашего ребенка о ротавирусной вакцине.

Следующие шаги

Советы, которые помогут вам получить максимальную отдачу от визита к поставщику медицинских услуг вашего ребенка:

  • Знайте причину визита и то, что вы хотите, чтобы произошло.

  • Перед посещением запишите вопросы, на которые вы хотите получить ответы.

  • При посещении запишите название нового диагноза и любых новых лекарств, методов лечения или тестов.Также запишите все новые инструкции, которые ваш поставщик дает вам для вашего ребенка.

  • Знайте, почему прописывается новое лекарство или лечение и как оно поможет вашему ребенку. Также знайте, каковы побочные эффекты.

  • Спросите, можно ли лечить состояние вашего ребенка другими способами.

  • Знайте, почему рекомендуется тест или процедура и что могут означать результаты.

  • Знайте, чего ожидать, если ваш ребенок не примет лекарство или не пройдет тест или процедуру.

  • Если у вашего ребенка запланирована повторная встреча, запишите дату, время и цель этой встречи.

  • Знайте, как вы можете связаться с врачом вашего ребенка в нерабочее время. Это важно, если ваш ребенок заболел и у вас есть вопросы или вам нужен совет.

границ | Комплексные взаимодействия между ротавирусом и кишечной микробиотой

Введение

До появления ротавирусных вакцин (РВВ) в 2006 г. ротавирус человека (ВСР) был ведущей глобальной причиной смертности от острого гастроэнтерита у детей в возрасте до пяти лет (Родригес и др., 1980; Тейт и др., 2016). Несмотря на успешное внедрение вакцины, на RV по-прежнему приходится наибольшее количество смертей от гастроэнтерита во всем мире.RV представляет собой двухцепочечный РНК-содержащий вирус семейства Reoviridae . Вирионы RV не имеют оболочки и состоят из трех концентрических белковых слоев, которые содержат геном из 11 сегментов дцРНК, кодирующих 6 структурных белков и 6 неструктурных белков (Desselberger, 2014). RV преимущественно нацелен на зрелые энтероциты в тонком кишечнике, а инфекция регулируется как врожденным, так и адаптивным иммунным ответом (Greenberg and Estes, 2009). РВВ значительно снизил смертность, связанную с ВСР, но как эффективность, так и действенность РВВ в профилактике тяжелого гастроэнтерита у детей значительно ниже в странах с низким доходом по сравнению с высоким уровнем дохода (Parachar et al., 2003; О’Райан, 2017). В качестве одной из возможных этиологий, способствующих такому изменению эффективности RVV, в ряде недавних исследований была предложена потенциальная роль комменсальной микробиоты кишечника в регуляции ответов на RVV (Harris et al., 2017a; Harris et al., 2017b; Harris, 2018; Харрис и др., 2018). В этом обзоре подробно описывается, что в настоящее время известно о сложных взаимодействиях между RV-инфекцией и иммунитетом и микробиотой кишечника, обобщаются имеющиеся на сегодняшний день данные, а также уточняются системы in vitro и in vivo , доступные для изучения этих взаимодействий.

Взаимодействия между ротавирусом человека и микробиотой кишечника

HRV поражает кишечник, в котором также находится самое большое скопление микроорганизмов в организме человека. По мере роста понимания широкого физиологического значения комменсальной кишечной микробиоты (Kennedy et al., 2018) возрастает интерес к ее взаимодействию с патогенами. Кишечные вирусы, в том числе RV, норовирус, аденовирус и астровирус, вызывают диарею, которая может изменить микробиом кишечника человека за счет смещения доминирующего типа от Bacteroidetes к Firmicutes, снижения бактериального разнообразия и увеличения условно-патогенных микроорганизмов, таких как роды Shigella (Ma et al. др., 2011). В частности, было показано, что индуцированный ВСР гастроэнтерит временно снижает разнообразие и значительно изменяет состав микробиоты после заражения, хотя выздоровление связано с возвращением к уровню разнообразия, отражающему неинфицированное состояние (Chen et al., 2017; Dinleyici). и др., 2018). В дополнение к обширным филогенетическим изменениям также сообщалось о видоспецифических сдвигах после инфекции HRV, таких как переход от Bacteroides vulgatus и stercoris к Bacteroides fragilis , что предполагает структурные изменения микробиоты кишечника на всех таксономических уровнях. Чжан и соавт., 2009). Таким образом, инфекция HRV и связанное с ней диарейное заболевание явно влияют на бактериальную микробиоту кишечника. Однако важно отметить, что растет понимание того, что взаимодействия между ВСР и микробиотой кишечника являются двунаправленными и что микробиота кишечника может также влиять на интенсивность и продолжительность инфекции ВСР (Saavedra et al., 1994; Fang et al., 2009; Теран и др., 2009 г.; Гранди и др., 2010 г.; Хуанг и др., 2014 г.; Ли и др., 2015 г.).

Были настойчивые попытки определить влияние кишечной микробиоты на инфицирование человека РВ.В нескольких клинических испытаниях, проведенных либо до РВВ в США, либо после РВВ в Боливии, Тайване и Корее, изучалось влияние пробиотиков на младенцев и детей с естественной симптоматической РВ-инфекцией (Saavedra et al., 1994; Fang и др., 2009; Теран и др., 2009; Гранди и др., 2010; Хуанг и др., 2014; Ли и др., 2015). В этих исследованиях пробиотики, включая Lactobacillus rhamnosus , Saccharomyces boulardii и Bifidobacterium longum , приводили к уменьшению симптомов, связанных с РВ, от легкой до умеренной, таких как продолжительность диареи и уровни РВ в кале.Однако в другом проспективном рандомизированном двойном слепом исследовании, проведенном после РВВ в США, не удалось выявить защитный эффект L. rhamnosus GG для защиты детей от острого гастроэнтерита (Schnadower et al., 2018). Таким образом, введение пробиотиков в сочетании с традиционным лечением, таким как пероральная регидратация, может иметь потенциал в качестве терапевтического вмешательства при гастроэнтерите, вызванном вирусом RV, в некоторых условиях, но механизмы, с помощью которых эти бактериальные таксоны влияют на инфекцию RV у людей, остаются неясными.Исследования с использованием модели in vivo инфекции HRV могут пролить дополнительный свет на эти взаимодействия.

Неонатальные гнотобиотические свиньи повторяют многие физиологические факторы человеческих младенцев (Meurens et al., 2012) и восприимчивы к инфекции HRV (Saif et al., 1996), что делает их полезной животной моделью для исследования взаимодействия между кишечной микробиотой и ВСР (Юань и Саиф, 2002; Чжан и др., 2008а; Кандасами и др., 2016; Паим и др., 2016; Кумар и др.., 2018). Трансплантация кишечной микробиоты младенцев новорожденным гнотобиотическим свиньям позволила оценить влияние рациона как на состав кишечной микробиоты, так и на тяжесть заболевания ВСР (Kumar et al., 2018). После трансплантации поросята разделяли большинство таксонов бактерий, идентифицированных в исходном образце, и у колонизированных поросят наблюдалось снижение диареи, вызванной ВСР, и выделения вируса по сравнению с их неколонизированными безмикробными собратьями. Кроме того, диета с достаточным содержанием белка еще больше ограничивала тяжесть инфекции по сравнению с диетой с дефицитом белка, что позволяет предположить, что правильное питание также может быть защитным, потенциально через поддержание микробиоты (Kumar et al., 2018). Подобно когортным исследованиям на людях, описанным выше, неонатальные гнотобиотические свиньи использовались для проверки воздействия различных пробиотиков, таких как Escherichia coli Nissle 1917, Lactobacillus rhamnosus GG, Lactobacillus acidophilus и Lactobacillus reuteri, на инфекцию HRV2 90. (Чжан и др., 2008a; Кандасами и др., 2016; Паим и др., 2016). В целом, эти исследования подтвердили благотворное влияние пробиотиков на ограничение симптомов инфекции HRV или усиление В-клеточного ответа.Было показано, что введение E. coli Nissle снижает тяжесть диареи и выделение ВСР у свиней как за счет повышения уровней IL-6, IL-10 и IgA, так и за счет потенциального прямого связывания частиц RV (Kandasamy et al., 2016). Кроме того, E. coli Nissle изменили экспрессию генов в нескольких типах кишечных клеток и уменьшили пролиферацию энтероцитов, что свидетельствует о том, что пробиотик снижает разрушение барьера и поддерживает абсорбционную функцию кишечника (Paim et al., 2016).Напротив, колонизация стерильных новорожденных поросят только пробиотиками молочнокислых бактерий была недостаточной для стимуляции В-клеточного ответа кишечника (Zhang et al., 2008a). Важным предостережением этих исследований является то, что, хотя новорожденные свиньи повторяют многие аспекты инфекции HRV у младенцев человека, всегда существует вероятность того, что наблюдаемые пробиотические эффекты уникальны для поросят. Поскольку усиление иммунного ответа является ключевым для этих потенциальных терапевтических вмешательств, необходимы дальнейшие исследования, чтобы полностью установить влияние этих пробиотиков на иммунный ответ ВСР.

Взаимодействия между ротавирусными вакцинами и кишечной микробиотой

Ротарикс и Ротатек, два разных типа живых аттенуированных пероральных ЛВВ, в настоящее время являются наиболее изученными ВРВ. Rotarix представляет собой моновалентную аттенуированную вакцину, полученную из штамма HRV G1P[8] (Ward and Bernstein, 2009) и лицензированную FDA, с режимом дозирования двух пероральных доз в возрасте 6 и 10 недель (Payne et al., 2011). . Rotateq представляет собой пятивалентную вакцину человека и крупного рогатого скота, содержащую пять реассортантов RV, полученных из вирусов человека и крупного рогатого скота (Vesikari et al., 2009) и лицензирован FDA со схемой приема трех пероральных доз в возрасте 2, 4 и 6 месяцев (Payne et al., 2011). В странах с высоким уровнем дохода обе вакцины демонстрируют эффективность более 85 % в предотвращении тяжелого гастроэнтерита, вызванного вирусом РВ, у детей раннего возраста и эффективно повышают уровень IgA в сыворотке крови против РВ, что тесно коррелирует с эффективностью РВ (Vesikari et al., 2006; Patel et al., 2013). Предыдущие исследования, изучающие различия на уровне типов, показывают, что введение RVV не оказывает широкого влияния на микробиоту (Garcia-Lopez et al., 2012; Анг и др., 2014).

Напротив, в ряде недавних исследований, изучающих различия на уровне видов, микробиота кишечника участвует в регулировании эффективности RVV. Факторы кишечной микробиоты, ответственные за вариации эффективности RVV, изучались в различных клинических исследованиях с когортами из разных регионов, включая младенцев из Ганы, Пакистана, Финляндии, Индии и Никарагуа (Isolauri et al., 1995; Harris et al., 2017a; Harris et al., 2017b; Harris et al., 2018; Lazarus et al., 2018; Паркер и др., 2018 г.; Фикс и др., 2020 г.). Эти исследования показывают, что географические различия в бактериальном составе кишечника могут способствовать эффективности RVV, и действительно, определенные бактериальные таксоны были связаны с ответами RVV, включая положительную корреляцию для Streptococcus bovis и отрицательную корреляцию с представителями типа Bacteroidetes с анти- Ответы RV IgA (Harris et al., 2017a; Harris et al., 2017b) (рис. 1A). В других когортах не было обнаружено связи конкретных таксонов микробиоты с сероконверсией.Эти расхождения могут быть связаны с различиями в методологиях секвенирования микробиома или в различном составе микробиоты кишечника, на который влияют разные географические регионы (Parker et al., 2018; Fix et al., 2020). В экспериментальном исследовании проверялось, может ли предполагаемое изменение микробиоты с помощью антибиотиков узкого (ванкомицин) или широкого (ванкомицин, ципрофлоксацин и метронидазол) спектра действия модулировать иммуногенность RVV у взрослых. Значительно сниженные уровни Firmicutes и повышенный уровень Proteobacteria в группе с узким спектром коррелировали с усилением анти-RV IgA, но не IgG, повышением титра, а также повышенным выделением RVV (Harris et al., 2018). Однако конкретный механизм того, как бактериальные таксоны могут регулировать иммунный ответ против RV, включая анти-RV IgA, еще не определен.

Рисунок 1 Влияние микробиоты кишечника на ротавирусные вакцины (РВВ) и ротавирусную (РВ) инфекцию. (A) Стимуляция ответа на вирус RV: исследования гнотобиотиков на свиньях показали, что в целом кишечная микробиота и специфические пробиотики способствуют эффективности вируса RV и развитию защитных ответов IgA, что, в свою очередь, ограничивает будущую инфекцию RV. (B) Профилактика вирусной инфекции: Клинические испытания, а также исследования на гнотобиотических свиньях и новорожденных крысах показали, что комменсальная микробиота и пробиотики могут также уменьшать симптомы вирусной инфекции, частично за счет развития повышенных уровней IL-10 и анти- РВ IgA (1). Мышиные и гнотобиотические модели новорожденных крыс показали, что пробиотики могут снижать инфицирование РВ, индуцируя секрецию муцина (2). С другой стороны, некоторые исследования на мышах показали, что бактерии могут способствовать заражению вирусом RV, ограничивая ответы анти-RV IgA и разрушая муцины, которые потенциально предотвращают прикрепление клеток RV (1, 2).Цитокины типа I (IFN-α/β) и III IFN (IFN-λ) также являются противовирусными (3), а мышиный астровирус с элементом вирома (MuAstV) может защищать от RV, индуцируя IFN-λ, тем самым повышая регуляцию генов, стимулируемых интерфероном (ISG). ) (4). Исследования гнотобиотиков на свиньях показали, что пробиотики могут ингибировать РВ-инфекцию и снижать нарушение кишечного барьера, о чем свидетельствует увеличение экспрессии Villin , Muc2 , CgA и Pcna и снижение экспрессии Sox9 , что указывает на восстановление дифференцированных энтероцитов. , бокаловидная, энтероэндокринная и транзиторная, усиливающая функцию клеток-предшественников и снижающая пролиферацию стволовых клеток соответственно (4).Бактерии также могут напрямую взаимодействовать с частицами RV, что может уменьшить инфекцию (5). Исследования на мышах показали, что элементы кишечной микробиоты, в том числе бактериальный флагеллин, могут активировать передачу сигналов IL-18 и IL-22 для защиты от RV (6). Сегментированные нитчатые бактерии (SFB) также могут предотвращать инфекцию РВ за счет механизмов, независимых от иммунных клеток (7).

Эффективность доступной в настоящее время оральной ротавирусной вакцины обычно считается сопоставимой в странах с низким и средним уровнем дохода.На рынке доступно все больше дженериков пероральных вакцин, которые различаются по количеству доз, срокам введения доз и стоимости. Выбор вакцин в странах с низким и средним уровнем дохода часто определяется стоимостью, поддержкой со стороны Глобального альянса по вакцинам и иммунизации, возможностью интеграции с существующими программами вакцинации и доступностью. Существует множество региональных факторов, включая материнские антитела, вирусную коинфекцию, генетику хозяина, диету и другие географические различия, которые могут способствовать снижению защиты от вируса RVV в странах с низким и средним уровнем дохода наряду с микробиотой.В настоящее время все исследования на людях, оценивающие корреляции между вирусом RV и кишечной микробиотой, оценивали иммуногенность RVV, а не эффективность вакцины против тяжелого гастроэнтерита RV. Иммуногенность против вируса RV, измеренная с помощью анти-RV IgA, является неполным коррелятом защиты и может не отражать защиту от клинически значимого заболевания. Поэтому необходимы дополнительные исследования в конкретных регионах для оценки корреляции микробиоты с эффективностью вакцины против тяжелого гастроэнтерита, вызываемого вирусом РВ, с целью выяснения влияния микробиоты кишечника на эффективность вируса РВ с последующей проверкой на 90 223 моделях 90 224 in vivo (Burke et al., 2019).

Гнотобиотические свиньи также использовались для изучения влияния кишечной микробиоты на эффективность RVV и наоборот (Zhang et al., 2008b; Vlasova et al., 2013; Kandasamy et al., 2014; Zhang H. et al. ., 2014; Твичелл и др., 2016). Усиление клеточно-опосредованного иммунитета, измеренное с помощью Т-клеток, продуцирующих больше RV-специфического IFN-γ, в ответ на RVV наблюдалось у новорожденных гнотобиотических свиней, которым трансплантировали здоровую микробиоту кишечника младенца, по сравнению с нездоровой микробиотой кишечника младенца, хотя RV-специфический IgA, Реакции IgG и антител, нейтрализующих вирус, не изменились.(Твичелл и др., 2016). Введение L. rhamnosus GG свиньям, которым также была пересажена кишечная микробиота человека и вирус RVV, предотвращало сдвиг уровня типа от Firmicutes к Proteobacteria, вызванный введением HRV, но не оказывало существенного влияния на инфекционные реакции HRV (Zhang H. et др., 2014). Напротив, в других сообщениях предполагается, что колонизация новорожденных свиней-гнотобиотиков штаммами L. rhamnosus GG и Bifidobacterium animalis lactis Bb12 с последующей вакцинацией против вируса RV значительно повышает иммуногенность RVV и снижает инфекционные реакции HRV, включая тяжелую диарею и выделение вируса (Vlasova et al. др., 2013; Kandasamy et al., 2014) (табл. 1). Однако эти результаты не были полностью воспроизведены в клинических испытаниях на людях, где лечение L. rhamnosus GG оказывало положительное, но очень скромное или незначительное влияние на иммуногенность RVV (Isolauri et al., 1995; Lazarus et al., 2018). Факторы, ответственные за снижение эффективности пробиотиков у людей, остаются нерешенными, и дополнительные исследования, включающие трансплантацию микробиоты кишечника новорожденных новорожденных свиней-гнотобиотиков, могут помочь определить, какие факторы будут способствовать иммунологически значимым реакциям у людей.

Таблица 1 Влияние микробиоты и пробиотиков, наблюдаемое в отдельных исследованиях, на иммунный ответ HRV/RVV у гнотобиотических новорожденных свиней.

Модели для изучения ротавирусной инфекции и иммунитета

Помимо описанных выше гнотобиотических моделей свиней, мышиные модели оказались полезными для понимания механизмов, посредством которых микробиота взаимодействует с вирусом риновируса (рис. 1В). Доступны несколько штаммов мышиного ротавируса (mRV), и взрослые мыши восприимчивы к инфекции.Однако только у мышей в возрасте до 14 дней развивается диарея (Greenberg and Estes, 2009), что является важным средством, с помощью которого инфекция может изменить микробиоту кишечника (Ma et al., 2011). Было показано, что мыши BALB/c примерно в 1000 раз более восприимчивы к инфекции, чем мыши C57BL/6, что указывает на важные и до сих пор неясные механизмы генетической регуляции восприимчивости (Blutt et al., 2012).

Инфекция MRV вызывает значительные изменения в составе микробиоты подвздошной кишки, индуцируя секрецию муцина бокаловидными клетками (Engevik et al., 2020). Этот композиционный сдвиг благоприятствует разрушающим муцин бактериям Bacteroides и Akkermansia , которые, в свою очередь, могут также способствовать инфицированию mRV in vitro . Кроме того, введение ампициллина и неомицина было связано с защитой от инфекции mRV и симптомов посредством формирования более стойкого гуморального ответа/ответа слизистой оболочки, что дополнительно вовлекает микробиоту в развитие инфекции mRV (Uchiyama et al., 2014).

И наоборот, пробиотики Bifidobacterium bifidum , Bifidobacterium dentium и Bifidobacterium longum опосредуют защитные эффекты против инфекции mRV, потенциально через усиление секреции муцина, что может предотвратить эффективное прикрепление клеток RV (Chen et al.), 1993; Даффи и др., 1994а; Даффи и др., 1994b; Boshuizen и др., 2005; Муньос и др., 2011 г.; Кавахара и др., 2017 г.; Энгевик и др., 2019). Микробы, такие как виды Lactobacillus reuteri и Bifidobacterium , также могут препятствовать инфицированию, повышая уровни IgA, специфичных для mRV (Qiao et al., 2002; Preidis et al., 2012). Недавно было обнаружено, что сегментоядерные нитчатые бактерии (SFB) ингибируют инфекцию mRV независимым от иммунных клеток образом, возможно, за счет изменений в экспрессии генов-хозяев, ускоренного оборота эпителиальных клеток и/или прямой нейтрализации (Shi et al., 2019).

Регуляция важнейших путей противовирусных цитокинов является важным механизмом опосредованной микробиотой регуляции RV. Бактериальный флагеллин опосредует противовирусные эффекты через toll-подобный рецептор 5 и NOD-подобный рецептор C4, опосредованную активацией цитокинов интерлейкина-22 (IL-22) и IL-18, которые защищают от инфекции RV (Zhang B. et al., 2014). Было показано, что IL-22 обладает сильным противовирусным действием против RV, особенно в сочетании с противовирусным цитокином интерферона-лямбда слизистых оболочек (IFN-λ) (Hernandez et al., 2015). ИФН типа I (IFN-α/β) и III (IFN-λ) индуцируются RV и оказывают зависящее от возраста противовирусное действие против RV (Broquet et al., 2011; Pott et al., 2011; Lin et al., 2016; Ингл и др., 2018). Недавно мы обнаружили, что небактериальный элемент микробиоты, в частности хроническая мышиная астровирусная инфекция у мышей с ослабленным иммунитетом, стимулирует высокие уровни IFN-λ, но не IFN типа I или II, для защиты мышей от инфекции RV (Ingle et al., 2019), что указывает на то, что виром также может иметь важные взаимодействия с RV.Таким образом, мышиные модели RV полезны для выяснения механизмов и молекулярных путей, с помощью которых микробиота может способствовать или предотвращать инфекцию.

Неонатальные крысы также использовались в качестве животной модели для изучения влияния пробиотиков на вирусную инфекцию. Крысы могут быть легко инфицированы обезьяньим штаммом вируса РВ (SRV) SA-11, редкие реассортанты которого, как было показано, инфицируют людей (Ciarlet et al., 2002; Awachat and Kelkar, 2005; Perez-Cano et al., 2007). и как виремия, так и внекишечное распространение наблюдались у крыс, инфицированных HRV или SRV (Crawford et al., 2006). У новорожденных крыс введение пробиотика LGG снижает уровни вируса SRV в образцах сыворотки и толстой кишки (Ventola et al., 2012). Кроме того, введение как живого, так и мертвого LGG улучшает плохое увеличение веса и отек толстой кишки, связанные с SRV (Ventola et al., 2012). Новорожденные крысы-гнотобиотики, которых кормили ферментированным молоком, содержащим пробиотик Lactobacillus casei DN-114 001, демонстрируют снижение клинических показателей диареи, снижение вакуолизации эпителиальных клеток кишечника и уменьшение количества клеток, содержащих сульфатированный муцин (Guerin-Danan et al., 2001). Если скорость секреции муцина превышает скорость продукции, то отсутствие клеток, содержащих муцин, указывает на повышенную секрецию муцина — механизм, с помощью которого пробиотики ингибируют РВ-инфекцию у мышей (Kawahara et al., 2017). Также было показано, что Bifidobacterium breve M-16V снижает тяжесть и продолжительность диареи, вызванной SRV (Rigo-Adrover et al., 2017; Rigo-Adrover et al., 2018). При отсутствии инфекции RV достаточно B. breve M-16V для повышения продукции IgA, что может играть роль в уменьшении симптомов (Rigo-Adrover et al., 2016). Пребиотическая смесь короткоцепочечных галактоолигосахаридов и длинноцепочечных фруктоолигосахаридов отдельно или в сочетании с B. breve M-16V также снижает тяжесть диареи, продолжительность и вирусовыделение SRV, усиливает ранние сывороточные анти-RV IgG и кишечные анти-RV IgA ответы, и повышает уровень ИЛ-4 и ИЛ-10, оба из которых снижают инфицирование РВ в моделях на животных (Gandhi et al., 2017; Rigo-Adrover et al., 2017; Rigo-Adrover et al., 2018). Таким образом, данные моделей новорожденных крыс подтверждают защитные эффекты пробиотиков против RV.

Несмотря на многочисленные клинические исследования на людях, предполагающие взаимодействие между кишечной микробиотой и инфекцией HRV, клеточные последствия этих взаимодействий остаются неясными, что подтверждает полезность моделей in vitro . Бактериально продуцируемые или модифицированные метаболиты могут иметь решающее значение для опосредования эффектов микробиоты на RV, и их можно легко протестировать с использованием систем культивирования клеток, таких как клетки Caco2 или MA104. Ингибирующие эффекты желчных кислот, которые регулируются микробиотой, на репликацию RV посредством активации фарнезоидного X-рецептора наблюдались как в клеточных линиях, так и у мышей (Kim and Chang, 2011).Действительно, изучение того, как метаболом или комбинированный набор метаболитов, присутствующих в кишечнике, регулирует инфекцию РВ, станет важной областью будущих исследований.

Кишечные органоиды человека (HIO) и энтероиды (HIE), в которых, соответственно, используются индуцированные человеком плюрипотентные стволовые клетки или культивирование доменов эпителиальных крипт ex vivo , представляют собой потенциально полезные системы для этих исследований (Kim and Chang, 2011; Yin et al. ., 2015; Saxena et al., 2016; Yin et al., 2016; Saxena et al., 2017). HIO были успешно использованы для культивирования HRV для анализа противовирусных препаратов (Finkbeiner et al., 2012; Yin et al., 2015; Yin et al., 2016), а культивирование HRV в HIE использовалось для изучения клеточных механизмов HRV- индуцированной диарее (Saxena et al., 2016) и для изучения врожденных иммунных ответов на ВСР (Saxena et al., 2017). Таким образом, эти системы обещают исследовать взаимодействие ВСР-микробиоты (Blutt et al., 2018), хотя проблемы совместного культивирования эукариотических клеток и анаэробных кишечных микробов нетривиальны.Технические достижения в воспроизведении кишечных состояний in vitro могут сделать эти исследования более осуществимыми (Karve et al., 2017; Jalili-Firoozinezhad et al., 2019; Shin et al., 2019), что, мы надеемся, позволит в будущем понять механизмы того, как микробиота кишечника влияет на ВСР.

Направления будущего

На данный момент исследования подтверждают критические взаимодействия между кишечной микробиотой хозяина и инфекцией RV, а также развитие эффективных иммунных ответов на RVV. Однако о природе этих взаимодействий еще многое неизвестно.Основные оставшиеся вопросы включают: Каковы ключевые эндогенные бактериальные таксоны, влияющие на инфекцию HRV и ответы RVV? Опосредуют ли эти таксоны эффекты через прямые взаимодействия с RV, модуляцию эпителия хозяина или регуляцию цитокиновых путей хозяина? Можно ли улучшить пре-, про- или постбиотические (пищевые, бактериальные или бактериальные продукты/метаболиты) вмешательства, чтобы ограничить тяжесть инфекции ВСР или усилить ответы на ВРВ?

Продолжение и расширение использования моделей на мышах, свиньях и HIO/HIE будет иметь решающее значение для дальнейшего выяснения механизмов взаимодействия RV и микробиоты.Конкретные бактериальные таксоны или другие элементы микробиоты, которые модулируют инфекцию и иммунные реакции, было бы полезно идентифицировать во всех моделях, поскольку видоспецифические таксоны могут по-прежнему опосредовать параллельные эффекты на RV, чтобы обеспечить общее механистическое понимание. Дальнейшее тщательное изучение географически различных когорт людей в контексте естественной инфекции HRV и введения RVV также будет иметь решающее значение для понимания сложных факторов окружающей среды, включая микробиоту. Наконец, непрерывный диалог между областью клинических исследований на людях и экспериментальными моделями для тщательной проверки гипотез будет иметь ключевое значение для расширения наших возможностей по борьбе с вирусной инфекцией в будущем.

Вклад авторов

AK, MH и MB написали и отредактировали рукопись. VH отредактировал рукопись. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Финансирование

МБ было поддержано грантами NIH R01 AI141716 и R01 OD024917, Детским институтом открытий Вашингтонского университета и грантом Инициативы междисциплинарных исследований Детской больницы Сент-Луиса (MI-II-2019-790) и Фондом Мазерса. АК был поддержан T32 AI007163.MH получил стипендию от Медицинской школы Вашингтонского университета в рамках программы BioSURF.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Ang L., Arboleya S., Lihua G., Chuihui Y., Nan Q., Suarez M., et al. (2014). Вакцинация против ротавирусной инфекции не влияет на формирование кишечного микробиома младенцев. Науч. Rep. 4, 7417. doi: 10.1038/srep07417

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Авачат П.С., Келкар С.Д. (2005). Неожиданное обнаружение обезьяньих SA11-человеческих реассортантных штаммов ротавируса генотипа G3P[8] от эпидемии диареи среди детей племен Западной Индии. J. Med. Вирол 77, 128–135. doi: 10.1002/jmv.20425

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Блатт С. Э., Миллер А. Д., Салмон С.Л., Мецгер Д.В., Коннер М.Е. (2012). IgA важен для клиренса и критичен для защиты от ротавирусной инфекции. Иммунол слизистых оболочек. 5, 712–719. doi: 10.1038/mi.2012.51

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Блатт С. Э., Кроуфорд С. Э., Рамани С., Зоу В. Ю., Эстес М. К. (2018). Инженерные культуры желудочно-кишечного тракта человека для изучения микробиома и инфекционных заболеваний. Клеточная мол. Гастроэнтерол. Гепатол 5, 241–251. дои: 10.1016/j.jcmgh.2017.12.001

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Boshuizen J.A., Reimerink J.H., Korteland-van Male A.M., van Ham VJ., Bouma J., Gerwig G.J., et al. (2005). Гомеостаз и функция бокаловидных клеток при ротавирусной инфекции у мышей. Вирусология 337, 210–221. doi: 10.1016/j.virol.2005.03.039

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Броке А. Х., Хирата Ю., Макаллистер К. С., Кагнофф М.Ф. (2011). RIG-I/MDA5/MAVS необходимы для сигнализации защитного ответа IFN в эпителии кишечника, инфицированном ротавирусом. Дж. Иммунол. 186, 1618–1626. doi: 10.4049/jimmunol.1002862

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Берк Р. М., Тейт Дж. Э., Кирквуд К. Д., Стил А. Д., Парашар У. Д. (2019). Современные и новые ротавирусные вакцины. Курс. мнение Заразить. Дис. 32, 435–444. doi: 10.1097/QCO.0000000000000572

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чен С.Y., Tsai C.N., Lee Y.S., Lin C.Y., Huang K.Y., Chao H.C., et al. (2017). Кишечный микробиом у детей с тяжелым и осложненным острым вирусным гастроэнтеритом. Науч. Rep. 7, 46130. doi: 10.1038/srep46130

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ciarlet M., Conner M.E., Finegold M.J., Estes M.K. (2002). Ротавирусная инфекция группы А и возрастная диарея у крыс: новая животная модель для изучения патофизиологии ротавирусной инфекции. Дж. Вирол 76, 41–57. doi: 10.1128/ОВИ.76.1.41-57.2002

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Crawford S.E., Patel D.G., Cheng E., Berkova Z., Hyser J.M., Ciarlet M., et al. (2006). Ротавирусная виремия и внекишечная вирусная инфекция на модели новорожденных крыс. Дж. Вирол 80, 4820–4832. doi: 10.1128/ОВИ.80.10.4820-4832.2006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Динлеичи Э. К., Мартинес-Мартинес Д., Кара А., Карбуз А., Далгич Н., Метин О. и др. (2018). Анализ временных рядов микробиоты детей, страдающих острой инфекционной диареей, и их выздоровление после лечения. Перед. Microbiol 9, 1230. doi: 10.3389/fmicb.2018.01230

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Даффи Л. К., Зелезны М. А., Рипенхофф-Талти М., Дрижа Д., Саяхтахери-Алтайе С., Гриффитс Э. и др. (1994а). Уменьшение выделения вируса B. bifidum при экспериментально индуцированной инфекции MRV.Статистическое приложение для ELISA. Копать Дис. науч. 39, 2334–2340. doi: 10.1007/BF02087647

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Даффи Л. К., Зелезны М. А., Рипенхофф-Талти М., Дрижа Д., Саяхтахери-Алтайе С., Гриффитс Э. и др. (1994б). Эффективность Bifidobacterium bifidum в опосредовании клинического течения ротавирусной диареи мышей. Педиатр. Рез. 35, 690–695. doi: 10.1203/00006450-199406000-00014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Энгевик М.А., Лук Б., Чанг-Грэм А.Л., Холл А., Херрманн Б., Руан В. и др. (2019). Bifidobacterium dentium укрепляет слизистый слой кишечника посредством аутофагии и сигнальных путей кальция. mBio 10 (3), e01087–19. doi: 10.1128/mBio.01087-19

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Энгевик М. А., Бэнкс Л. Д., Энгевик К. А., Чанг-Грэм А. Л., Перри Дж. Л., Хатчинсон Д. С. и др. (2020). Ротавирусная инфекция индуцирует доступность гликанов, что способствует специфическим изменениям подвздошной кишки в микробиоме, способствуя вирулентности ротавируса. Микробы кишечника 11, 1324–1347. doi: 10.1080/19490976.2020.1754714

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Фан С. Б., Ли Х. К., Ху Дж. Дж., Хоу С. Ю., Лю Х. Л., Фан Х. В. (2009). Дозозависимый эффект Lactobacillus rhamnosus на количественное снижение фекального выделения ротавируса у детей. Дж. Троп. Педиатр. 55, 297–301. doi: 10.1093/tropej/fmp001

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Финкбайнер С.Р., Зенг С. Л., Утама Б., Атмар Р. Л., Шройер Н. Ф., Эстес М. К. (2012). Органоиды кишечника человека, полученные из стволовых клеток, как модель заражения ротавирусами. MBio 3, e00159–e00112. doi: 10.1128/mBio.00159-12

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Fix J., Chandrashekhar K., Perez J., Bucardo F., Hudgens M.G., Yuan L., et al. (2020). Связь между составом кишечного микробиома и реакцией на ротавирусную вакцину среди никарагуанских младенцев. утра.Дж. Троп. Мед. Hyg 102, 213–219. doi: 10.4269/ajtmh.19-0355

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ганди Г. Р., Сантос В. С., Денадай М., да Силва Калисто В. К., де Соуза Сикейра Квинтанс Дж., де Оливейра Э. С. А. М. и др. (2017). Цитокины в лечении ротавирусной инфекции: систематический обзор исследований in vivo. Цитокин 96, 152–160. doi: 10.1016/j.cyto.2017.04.013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гарсия-Лопес Р., Перес-Брокаль В., Диес-Доминго Дж., Мойя А. (2012). Микробиота кишечника у детей, привитых ротавирусной вакциной. Педиатр. Заразить. Дис. J. 31, 13:00–13:02. doi: 10.1097/INF.0b013e318269e3ec

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Гранди Г., Медина М., Сориа Р., Теран К.Г., Арая М. (2010). Пробиотики в лечении острой ротавирусной диареи. Рандомизированное двойное слепое контролируемое исследование с использованием двух разных пробиотических препаратов у боливийских детей. BMC Заражение. Дис. 10, 253. doi: 10.1186/1471-2334-10-253

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Герин-Данан К., Меслин Дж. К., Шамбар А., Шарпильен А., Релано П., Були К. и др. (2001). Пищевая добавка с молоком, ферментированным Lactobacillus casei DN-114 001, защищает крысят-сосунов от ротавирус-ассоциированной диареи. Дж. Нутр. 131, 111–117. doi: 10.1093/jn/131.1.111

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Харрис В., Али А., Фуэнтес С., Корпела К., Кази М., Тейт Дж. и др. (2017а). Реакция на ротавирусную вакцину коррелирует с составом микробиоты кишечника младенцев в Пакистане. Микробы кишечника 9 (2), 93–101. doi: 10.1080/19490976.2017.1376162

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Harris V.C., Armah G., Fuentes S., Korpela K.E., Parashar U., Victor JC, et al. (2017б). Значительная корреляция между микробиомом кишечника младенцев и реакцией на ротавирусную вакцину в сельских районах Ганы. Дж. Заражение. Дис. 215, 34–41. doi: 10.1093/infdis/jiw518

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Harris V.C., Haak B.W., Handley S.A., Jiang B., Velasquez D.E., Hykes B.L. Jr. и др. (2018). Влияние модуляции микробиома, опосредованной антибиотиками, на иммуногенность ротавирусной вакцины: исследование на людях, рандомизированный контроль, подтверждающее концепцию. Микроб-хозяин клетки 24, 197–207.e194. doi: 10.1016/j.chom.2018.07.005

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Харрис В.С. (2018). Значение кишечного микробиома для вакцинологии: от корреляций до терапевтических приложений. Наркотики 78, 1063–1072. doi: 10.1007/s40265-018-0941-3

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Эрнандес П. П., Малаков Т., Ян И., Швирцек В., Нгуен Н., Гендель Ф. и др. (2015). Интерферон-лямбда и интерлейкин 22 действуют синергически для индукции интерферон-стимулируемых генов и контроля ротавирусной инфекции. Нац. Иммунол. 16, 698–707. doi: 10.1038/ni.3180

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Huang Y. F., Liu P. Y., Chen Y. Y., Nong B. R., Huang I. F., Hsieh K. S., et al. (2014). Трехкомпонентная пробиотическая терапия у детей с сальмонеллезным и ротавирусным гастроэнтеритом. Дж. Клин. Гастроэнтерол. 48, 37–42. doi: 10.1097/MCG.0b013e31828f1c6e

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ингл Х., Петерсон С.Т., Болдридж М.Т. (2018). Различные эффекты интерферонов типа I и III на энтеровирусы. Вирусы 10 (1), 46. doi: 10.3390/v10010046

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ингл Х., Ли С., Ай Т., Орведаль А., Роджерс Р., Чжао Г. и др. (2019). Вирусная комплементация иммунодефицита обеспечивает защиту от кишечных патогенов посредством интерферона-лямбда. Нац. микробиол. 4, 1120–1128. doi: 10.1038/s41564-019-0416-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Изолаури Э., Йоэнсуу Дж., Суомалайнен Х., Луомала М., Весикари Т. (1995). Улучшенная иммуногенность пероральной реассортантной ротавирусной вакцины D x RRV с помощью Lactobacillus casei GG. Вакцина 13, 310–312. doi: 10.1016/0264-410X(95)93319-5

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Джалили-Фироозинежад С., Газзанига Ф. С., Каламари Э. Л., Камачо Д. М., Фадель К. В., Бейн А. и др. (2019). Сложный кишечный микробиом человека, культивированный в анаэробном кишечнике на чипе. Нац.биомед. Eng 3, 520–531. doi: 10.1038/s41551-019-0397-0

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кандасами С., Чатта К.С., Власова А.Н., Раджашекара Г., Саиф Л.Дж. (2014). Лактобациллы и бифидобактерии усиливают ответ В-клеток слизистой оболочки и по-разному модулируют системный ответ антител на пероральную ротавирусную вакцину человека в модели неонатальной гнотобиотической болезни свиней. Микробы кишечника. 5 (5), 639–651. doi: 10.4161/19490976.2014.969972

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кандасами С., Власова А. Н., Фишер Д., Кумар А., Чатта К. С., Рауф А. и др. (2016). Дифференциальные эффекты штамма GG Escherichia coli Nissle и Lactobacillus rhamnosus на связывание ротавируса человека, инфекцию и иммунитет В-клеток. Дж. Иммунол. 196, 1780–1789 гг. doi: 10.4049/jimmunol.1501705

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Карве С.С., Прадхан С., Уорд Д.В., Вайс А.А. (2017). Кишечные органоиды моделируют реакцию человека на инфекцию, вызываемую комменсалом и токсином шига, продуцирующим Escherichia coli. PloS One 12, e0178966. doi: 10.1371/journal.pone.0178966

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кавахара Т., Макидзаки Ю., Ойкава Ю., Танака Ю., Маэда А., Симакава М. и др. (2017). Пероральное введение Bifidobacterium bifidum G9-1 облегчает течение ротавирусного гастроэнтерита за счет регуляции гомеостаза кишечника путем индукции защитных факторов слизистой оболочки. PloS One 12, e0173979. doi: 10.1371/journal.pone.0173979

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кеннеди Э.А., Кинг К.Ю., Болдридж М.Т. (2018). Модели микробиоты мышей: сравнение стерильных мышей и лечения антибиотиками как инструментов модификации кишечных бактерий. Перед. Физиол. 9, 1534. doi: 10.3389/fphys.2018.01534

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ким Ю., Чанг К.О. (2011). Ингибирующее действие желчных кислот и синтетических агонистов фарнезоидного Х-рецептора на репликацию ротавируса. Дж. Вирол 85, 12570–12577. doi: 10.1128/ОВИ.05839-11

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Кумар А., Власова А.Н., Дебле Л., Хуан Х.К., Виджератне А., Кандасами С. и др. (2018). Влияние питания и ротавирусной инфекции на микробиоту кишечника младенцев в модели гуманизированной свиньи. ВМС Гастроэнтерол. 18, 93. doi: 10.1186/s12876-018-0810-2

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лазарус Р. П., Джон Дж., Шанмугасундарам Э., Раджан А. К., Тиагараджан С., Гири С. и др. (2018). Влияние пробиотиков и добавок цинка на иммунный ответ на пероральную ротавирусную вакцину: рандомизированное факторное плацебо-контролируемое исследование среди индийских младенцев. Вакцина 36, 273–279. doi: 10.1016/j.vaccine.2017.07.116

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Lee D.K., Park JE, Kim MJ, Seo JG, Lee JH, Ha NJ (2015). Пробиотические бактерии, B. longum и L. acidophilus ингибируют ротавирусную инфекцию in vitro и сокращают продолжительность диареи у детей. клин. Рез. Гепатол Гастроэнтерол. 39, 237–244. doi: 10.1016/j.clinre.2014.09.006

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Лин Дж.D., Feng N., Sen A., Balan M., Tseng H.C., McElrath C., et al. (2016). Различные роли интерферонов типа I и типа III в кишечном иммунитете к гомологичным и гетерологичным ротавирусным инфекциям. PloS Pathog 12, e1005600. doi: 10.1371/journal.ppat.1005600

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ma C., Wu X., Nawaz M., Li J., Yu P., Moore J.E., et al. (2011). Молекулярная характеристика фекальной микробиоты у больных вирусной диареей. Курс.Микробиол 63, 259–266. doi: 10.1007/s00284-011-9972-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Munoz J. A., Chenoll E., Casinos B., Bataller E., Ramon D., Genoves S., et al. (2011). Новый пробиотик Bifidobacterium longum subsp. infantis CECT 7210 активен в отношении ротавирусных инфекций. Заяв. Окружающая среда. Микробиол 77, 8775–8783. doi: 10.1128/AEM.05548-11

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Пейм Ф.C., Лангель С.Н., Фишер Д.Д., Кандасами С., Шао Л., Альхамо М.А. и соавт. (2016). Влияние Escherichia coli Nissle 1917 и ципрофлоксацина на экспрессию мРНК эпителиальных клеток тонкого кишечника в модели ротавирусной инфекции человека у новорожденных поросят. Gut Pathog 8, 66. doi: 10.1186/s13099-016-0148-7

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Парашар У. Д., Хаммельман Э. Г., Брезе Дж. С., Миллер М. А., Гласс Р. И. (2003). Глобальная заболеваемость и смертность от ротавирусной инфекции у детей. Возникновение инфекции. Дис. 9, 565–572. doi: 10.3201/eid0905.020562

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Паркер Э.П.К., Прахарадж И., Зекавати А., Лазарус Р.П., Гири С., Operario D.J. и др. (2018). Влияние кишечной микробиоты на иммуногенность пероральной ротавирусной вакцины, вводимой младенцам на юге Индии. Вакцина 36, 264–272. doi: 10.1016/j.vaccine.2017.11.031

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Патель М., Гласс Р.И., Цзян Б., Сантошам М., Лопман Б., Парашар У. (2013). Систематический обзор титра антиротавирусных сывороточных антител IgA как потенциального коррелята эффективности ротавирусной вакцины. Дж. Заражение. Дис. 208, 284–294. doi: 10.1093/infdis/jit166

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Payne D.C., Staat M.A., Edwards K.M., Szilagyi P.G., Weinberg G.A., Hall C.B., et al. (2011). Прямое и косвенное влияние ротавирусной вакцинации на госпитализацию детей в 3 округах США, 2009 г. клин. Заразить. Дис. 53, 245–253. doi: 10.1093/cid/cir307

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Перес-Кано Ф. Дж., Кастелл М., Кастеллот К., Франч А. (2007). Характеристика клинического и иммунного ответа в модели ротавирусной диареи у сосущих крыс Льюиса. Педиатр. Рез. 62, 658–663. doi: 10.1203/PDR.0b013e318159a273

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Pott J., Mahlakoiv T., Mordstein M., Durr C.U., Michiels T., Stockinger S., et al. (2011). IFN-лямбда определяет противовирусную защиту хозяина эпителия кишечника. Проц. Натл. акад. науч. США 108, 7944–7949. doi: 10.1073/pnas.1100552108

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Preidis G. A., Saulnier D. M., Blutt S. E., Mistretta T. A., Riehle K. P., Major A. M., et al. (2012). Реакция хозяина на пробиотики определяется статусом питания новорожденных мышей, инфицированных ротавирусом. Дж.Педиатр. Гастроэнтерол. Нутр. 55, 299–307. doi: 10.1097/MPG.0b013e31824d2548

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Qiao H., Duffy L.C., Griffiths E., Dryja D., Leavens A., Rossman J., et al. (2002). Иммунные ответы у мышей BALB/c, зараженных ротавирусом-резусом, получавших бифидобактерии и пребиотические добавки. Педиатр. Рез. 51, 750–755. doi: 10.1203/00006450-200206000-00015

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риго-Адровер М.Д., Франч А., Кастелл М., Перес-Кано Ф.Дж. (2016). Доклиническая иммуномодуляция пробиотическими Bifidobacterium breve M-16V в раннем возрасте. PloS One 11, e0166082. doi: 10.1371/journal.pone.0166082

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риго-Адровер М., Салдана-Руис С., ван Лимпт К., Книппинг К., Гарссен Дж., Кнол Дж. и др. (2017). Комбинация scGOS/lcFOS с Bifidobacterium breve M-16V защищает крысят-сосунов от ротавирусного гастроэнтерита. евро. Дж. Нутр. 56, 1657–1670. doi: 10.1007/s00394-016-1213-1

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Риго-Адровер М.Д.М., ван Лимпт К., Книппинг К., Гарссен Дж., Кнол Дж., Костабайл А. и др. (2018). Профилактический эффект синбиотической комбинации смеси галакто- и фруктоолигосахаридов с Bifidobacterium breve M-16V на модели множественных ротавирусных инфекций. Перед. Иммунол. 9, 1318. doi: 10.3389/fimmu.2018.01318

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Родригес В.J., Kim H.W., Brandt C.D., Bise B., Kapikian A.Z., Chanock R.M., et al. (1980). Ротавирусный гастроэнтерит в районе Вашингтона, округ Колумбия: частота случаев, приводящих к госпитализации. утра. Дж. Дис. Ребенок 134, 777–779. doi: 10.1001/archpedi.1980.02130200047015

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Сааведра Дж. М., Бауман Н. А., Оунг И., Перман Дж. А., Йолкен Р. Х. (1994). Кормление Bifidobacterium bifidum и Streptococcus thermophilus младенцев в больнице для предотвращения диареи и выделения ротавируса. Ланцет 344, 1046–1049. doi: 10.1016/S0140-6736(94)91708-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Саиф Л.Дж., Уорд Л.А., Юань Л., Розен Б.И., То Т.Л. (1996). Гнотобиотический поросенок как модель для изучения патогенеза заболеваний и иммунитета к ротавирусам человека. Арх. Вирол Доп. 12, 153–161. doi: 10.1007/978-3-7091-6553-9_17

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Саксена К., Блатт С.E., Ettayebi K., Zeng X.L., Broughman J.R., Crawford S.E., et al. (2016). Кишечные энтероиды человека: новая модель для изучения ротавирусной инфекции человека, ограничений хозяина и патофизиологии. Дж. Вирол 90, 43–56. doi: 10.1128/ОВИ.01930-15

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Saxena K., Simon L.M., Zeng X.L., Blutt S.E., Crawford S.E., Sastri N.P., et al. (2017). Парадокс транскрипционных и функциональных врожденных интерфероновых ответов кишечных энтероидов человека на энтеровирусную инфекцию. Проц. Натл. акад. науч. США 114, E570–E579. doi: 10.1073/pnas.1615422114

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Schnadower D., Tarr P.I., Casper T.C., Gorelick M.H., Dean J.M., O’Connell K.J., et al. (2018). Lactobacillus rhamnosus GG в сравнении с плацебо при остром гастроэнтерите у детей. N англ. Дж. Мед. 379, 2002–2014 гг. doi: 10.1056/NEJMoa1802598

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ши З., Цзоу Дж., Чжан З., Чжао С., Норьега Дж., Чжан Б. и др. (2019). Сегментированные нитчатые бактерии предотвращают и лечат ротавирусную инфекцию. Сотовый 179, 644–658 e613. doi: 10.1016/j.cell.2019.09.028

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Shin W., Wu A., Massidda M.W., Foster C., Thomas N., Lee D.W., et al. (2019). Надежная продольная совместная культура облигатного анаэробного кишечного микробиома с кишечным эпителием человека в бескислородном интерфейсе на чипе. Перед. Биоэнг Биотехнология. 7, 13. doi: 10.3389/fbioe.2019.00013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Тейт Дж. Э., Бертон А. Х., Боски-Пинто К., Парашар У. Д., Глобальный эпиднадзор за ротавирусом, координируемый Всемирной организацией здравоохранения, N. (2016). Глобальные, региональные и национальные оценки смертности от ротавирусной инфекции среди детей в возрасте до 5 лет, 2000–2013 гг. клин. Заразить. Дис. 62 Приложение 2, S96–S105. doi: 10.1093/cid/civ1013

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Теран С.Г., Теран-Эскалера К.Н., Вильярроэль П. (2009). Нитазоксанид в сравнении с пробиотиками для лечения острой ротавирусной диареи у детей: рандомизированное слепое контролируемое исследование у боливийских детей. Междунар. Дж. Заразить. Дис. 13, 518–523. doi: 10.1016/j.ijid.2008.09.014

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Twitchell E.L., Tin C., Wen K., Zhang H., Becker-Dreps S., Azcarate-Peril M.A. и др. (2016). Моделирование кишечного дисбактериоза человека и ротавирусного иммунитета у гнотобиотических свиней. Gut Pathog 8, 51. doi: 10.1186/s13099-016-0136-y

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Утияма Р., Чессейн Б., Чжан Б., Гевиртц А. Т. (2014). Лечение антибиотиками подавляет ротавирусную инфекцию и повышает специфический гуморальный иммунитет. Дж. Заражение. Дис. 210, 171–182. doi: 10.1093/infdis/jiu037

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Вентола Х., Лехторанта Л., Мадетоя М., Симонен-Тикка М.Л., Маунула Л., Ройвайнен М. и др. (2012). Влияние жизнеспособности Lactobacillus rhamnosus GG на ротавирусную инфекцию у новорожденных крыс. Мир Дж. Гастроэнтерол. 18, 5925–5931. doi: 10.3748/wjg.v18.i41.5925

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Весикари Т., Мэтсон Д. О., Деннехи П., Ван Дамм П., Сантошам М., Родригес З. и др. (2006). Безопасность и эффективность пятивалентной реассортантной ротавирусной вакцины человека и крупного рогатого скота (WC3). N англ.Дж. Мед. 354, 23–33. doi: 10.1056/NEJMoa052664

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Весикари Т., Ицлер Р., Карвонен А., Корхонен Т., Ван Дамм П., Бере У. и др. (2009). RotaTeq, пятивалентная ротавирусная вакцина: эффективность и безопасность для младенцев в Европе. Вакцина 28, 345–351. doi: 10.1016/j.vaccine.2009.10.041

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Власова А. Н., Чатта К. С., Кандасами С., Лю З., Эссейли М., Шао Л. и др. (2013). Лактобациллы и бифидобактерии способствуют иммунному гомеостазу, модулируя врожденный иммунный ответ на ротавирус человека у новорожденных гнотобиотических свиней. PloS One 8, e76962. doi: 10.1371/journal.pone.0076962

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Yin Y., Bijvelds M., Dang W., Xu L., van der Eijk A.A., Knipping K., et al. (2015). Моделирование ротавирусной инфекции и противовирусной терапии с использованием первичных кишечных органоидов. Противовирусный рез. 123, 120–131. doi: 10.1016/j.antiviral.2015.09.010

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Инь Ю., Ван Ю., Дан В., Сюй Л., Су Дж., Чжоу С. и др. (2016). Микофеноловая кислота эффективно ингибирует ротавирусную инфекцию с высоким барьером для развития резистентности. Противовирусный рез. 133, 41–49. doi: 10.1016/j.antiviral.2016.07.017

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Юань Л., Саиф Л.Дж. (2002). Индукция иммунных реакций слизистых оболочек и защита от энтеровирусов: ротавирусная инфекция гнотобиотических свиней в качестве модели. Вет Иммунол. Иммунопатол 87, 147–160. doi: 10.1016/S0165-2427(02)00046-6

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zhang W., Azevedo M.S., Gonzalez A.M., Saif L.J., Van Nguyen T., Wen K., et al. (2008а). Влияние пробиотической колонизации Lactobacilli на реакцию В-клеток новорожденных в модели гнотобиотической свиньи ротавирусной инфекции и заболевания человека. Вет Иммунол. Иммунопатол 122, 175–181. doi: 10.1016/j.vetimm.2007.10.003

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чжан В., Азеведо М.С., Вен К., Гонсалес А., Саиф Л.Дж., Ли Г. и др. (2008б). Пробиотик Lactobacillus acidophilus повышает иммуногенность оральной ротавирусной вакцины у гнотобиотических свиней. Вакцина 26, 3655–3661. doi: 10.1016/j.vaccine.2008.04.070

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Чжан М., Zhang M., Zhang C., Du H., Wei G., Pang X. и др. (2009). Извлечение закономерностей структурных реакций кишечной микробиоты на ротавирусную инфекцию с помощью многомерного статистического анализа данных библиотеки клонов. FEMS Microbiol Ecol. 70, 21–29. doi: 10.1111/j.1574-6941.2008.00604.x

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zhang B., Chassaing B., Shi Z., Uchiyama R., Zhang Z., Denning T.L., et al. (2014). Вирусная инфекция. Профилактика и лечение ротавирусной инфекции посредством опосредованной TLR5/NLRC4 продукции IL-22 и IL-18. Наука 346, 861–865. doi: 10.1126/science.1256999

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Zhang H., Wang H., Shepherd M., Wen K., Li G., Yang X. и др. (2014). Пробиотики и вирулентный ротавирус человека модулируют пересаженную микробиоту кишечника человека у гнотобиотических свиней. Gut Pathog 6, 39. doi: 10.1186/s13099-014-0039-8

PubMed Abstract | Полный текст перекрестной ссылки | Google Scholar

Ротавирус | Dayton Children’s

Что такое ротавирус?

Ротавирус является частой причиной гастроэнтерита, часто называемого желудочным гриппом.Вирус поражает желудок и кишечник. Вызывает рвоту и диарею, особенно у младенцев и детей младшего возраста. Инфекции распространены в зимние и весенние месяцы, особенно в детских дошкольных учреждениях.

Прививка от ротавируса рекомендуется большинству младенцев. Это может помочь предотвратить ротавирусную инфекцию.

Каковы признаки и симптомы ротавируса?

У детей с ротавирусной (РОЭ-тух-вы-рус) инфекцией:

У них также может быть кашель и насморк.Однако, как и в случае со всеми вирусами, некоторые ротавирусные инфекции вызывают мало симптомов или не вызывают их вовсе, особенно у взрослых.

Иногда диарея настолько сильна, что может быстро привести к обезвоживанию (недостаток воды в организме). Ребенок с обезвоживанием может:

  • испытывать жажду
  • капризничать
  • быть очень усталым или менее бдительным
  • чувствовать головокружение или головокружение
  • иметь запавшие глаза родничок) у ребенка
  • реже мочится или носит меньше подгузников, чем обычно

Заразен ли ротавирус?

Вирус находится в стуле (калах) инфицированных людей и легко распространяется.Дети могут заразиться, когда кладут пальцы в рот после прикосновения к зараженной поверхности, например к игрушке. Обычно это происходит, когда дети не моют руки, особенно перед едой и после посещения туалета.

Люди, ухаживающие за детьми, в том числе медицинские работники и работники по уходу за детьми, могут распространять вирус, особенно если они не моют руки после смены подгузников. Дети также могут заболеть, если они едят пищу или пьют воду с вирусом. Это происходит, когда человек с ротавирусом не моет руки перед приготовлением пищи.

Как диагностируется ротавирус?

Врачи обычно могут определить, есть ли у кого-то желудочный грипп, по симптомам. Обычно никаких тестов не требуется. Если ребенок очень болен или у него в кале есть кровь или слизь, врачи могут назначить анализ кала (какала) на наличие ротавируса и других микробов, вызывающих диарею. Врач может также назначить анализ мочи (мочи) или анализ крови, чтобы проверить наличие обезвоживания.

Как лечится ротавирус?

Младенцы и дети ясельного возраста с обезвоживанием могут нуждаться в стационарном лечении.Они получат жидкости внутривенно (IV), чтобы привести уровни жидкости и соли в организме в норму. Большинство детей старшего возраста можно лечить дома.

Домашнее лечение

Дети с диареей, у которых нет рвоты, могут продолжать есть и пить как обычно, если они чувствуют себя к этому готовыми. Они должны пить много жидкости, чтобы предотвратить обезвоживание. Людям с легким обезвоживанием следует: 

  • Часто пить небольшое количество раствора для пероральной регидратации (например, Pedialyte, Enfalyte или торговой марки).В нем достаточно воды, сахара и соли, чтобы помочь при обезвоживании. Вы можете купить его без рецепта в аптеках или супермаркетах.
  • Избегайте крепких (неразбавленных) фруктовых соков, газированных и спортивных напитков, которые могут усилить диарею.
  • Продолжайте кормить грудью или кормить смесью до тех пор, пока у ребенка не будет обильной рвоты.

Когда ваш ребенок начнет чувствовать себя лучше, вы сможете давать ему меньше раствора для пероральной регидратации и больше обычной еды и питья.

Не давайте ребенку безрецептурные лекарства от рвоты или диареи, если их не порекомендовал ваш врач.

Можно ли предотвратить ротавирус?

Ротавирусная вакцина может помочь предотвратить ротавирус. Это жидкость, которую дают перорально детям в возрасте 2 и 4 месяцев, а затем еще раз в 6 месяцев, в зависимости от марки вакцины.

Тщательное и частое мытье рук, особенно после посещения туалета и перед приготовлением или приемом пищи, является лучшим способом профилактики ротавирусной инфекции. Дети с ротавирусом должны оставаться дома и не посещать детские учреждения до тех пор, пока диарея не пройдет.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.