Признаки рас у детей: Ранние признаки аутизма

Содержание

КАК ПОНЯТЬ, ЧТО У МОЕГО МАЛЫША АУТИЗМ? Симптомы РАС у детей до 1 года

 

Согласно статистике ВОЗ, аутизм есть у каждого 50-го ребенка. Возникает соответствующий вопрос: а можно ли выявить признаки аутизма уже на первом году жизни ребенка? В этой статье мы разберем признаки аутизма и расскажем, что делать дальше

Симптомы аутизма у детей до года относятся к критериям ранней диагностики. Как правило, первой эти признаки замечает мама. Особенно быстро родители реагируют, если в семье уже есть один ребенок. В сравнении со здоровым старшим братом/сестрой ребенок-аутист выглядит «странным»:

 

Симптомами аутизма у детей до года являются (частота встречаемости):

  • нарушение или полное отсутствие зрительного контакта – 80%;

  • феномен тождества – 79%;

  • нарушение комплекса оживления – 50%;

  • патологическое отношение к близким родственникам – 41%;

  • патологическая реакция на нового человека – 21%;

  • патологическое отношение к словесному обращению – 21%;

  • патологическое отношение к физическому контакту – 19%.

 

Разберемся со всеми симптомами подробнее:

Нарушение или полное отсутствие зрительного контакта
Этот симптом проявляется в отсутствии фиксации взгляда у ребенка или в активном его избегании. Родители замечают, что при попытке привлечь ребенка и установить с ним зрительный контакт малыш активно этому сопротивляется. Иногда установить зрительный контакт все-таки удается, но при этом ребенок как будто бы смотрит мимо («взгляд сквозь»). Взгляд также может быть неподвижным или застывшим.

Феномен тождества
Этот симптом появляется тогда, когда родители начинают вводить прикорм в рацион ребенка, то есть после 6 месяцев. Проявляется он в трудностях введения прикорма — в ответ на новую еду, ребенок проявляет агрессию. Сложности появляются не только в питании, но и в смене обстановки места. Малыш бурно реагирует на новое расположение мебели и своих игрушек, сопротивляется новой одежде. Одновременно появляется некая ритуальность — он ест еду в определенном порядке, его игрушки разложенным по определенной схеме.

Дети-аутисты негативно реагируют на новые помещения — больницу, ясли, детский сад.

Нарушение комплекса оживления
Нарушение комплекса оживления встречается у каждого второго ребенка-аутиста в годовалом возрасте. Симптом проявляется в слабой реакции (а в тяжелом случае — в полном ее отсутствии) на внешние раздражители — свет, звук погремушки, окружающие голоса. Ребенок слабо реагирует на голос мамы, не откликается, когда она ее зовет. Он также вяло реагирует на улыбку, не заражается в ответ на улыбку взрослого (обычно дети улыбаются в ответ на улыбку). У детей с аутизмом также слабо развит двигательный компонент — он не начинает активно прыгать как другие дети, не идет навстречу к маме.

Патологическое отношение к близким родственникам
Этот симптом также заметнее всего у детей до года. Он выражается в задержке или в отсутствии узнавания матери — ребенок не идет ей навстречу, не тянется к ней, не идет на руки. Также малыш слабо реагирует на мамины ласки, не проявляет потребности в заботе. Иногда такое отношение может проявляться по отношению к другим членам семьи, в то время как к матери ребенок испытывает сильную привязанность. В целом же в отношениях ребенка с взрослыми наблюдается амбивалентность (двойственность). Сильная привязанность может сменяться холодностью и враждебностью.

Патологическая реакция на нового человека
Патологическую реакцию на нового человека проявляет каждый пятый ребенок-аутист. Выражается эта реакция в тревоге, страхе, возбуждении в ответ на появление нового человека. Иногда она может сменяться сверх-общительностью, при которой ребенок проявляет повышенный интерес к новому человеку.

Патологическое отношение к словесному обращению
Симптом проявляется в отсутствии реакции на словесное обращение и часто имитирует глухоту у ребенка. Именно поэтому часто родители первым делом обращаются к оториноларингологу. Также дети-аутисты не используют жесты подтверждения или отрицания — они не кивают головой; не используют жесты приветствия или прощания.

Патологическое отношение к физическому контакту


Данный симптом выражается в неприязни к физическому контакту — ласкам, «обнимашкам». При попытке погладить ребенка или обнять, он уворачивается. Дети-аутисты переносят лишь небольшие дозы физического контакта и довольно избирательны к тем, кто их проявляет. Некоторые дети могут предпочитать только подбрасывания или кружения.

Что делать, если вы выявили вышеизложенные признаки у вашего ребенка?
Для начала необходимо сохранять спокойствие и посетить невролога и психиатра, далее они направят вас на полное медицинское обследование к генетику, эндокринологу, вирусологу, иммунологу, гастроэнтерологу. Ребенок сможет пройти медикаментозную терапию, однако ее будет недостаточно.

Следующий этап — искать хороший центр, в котором занимаются с «особенными» детьми. В этом центре мы настоятельно рекомендуем пройти диагностику для создания пошаговой программы дальнейшего развития ребенка.

Например, в Благотворительном Фонде «Я особенный» вы сможете пройти диагностику бесплатно. Помимо этого очень важно выстроить системные изменения вокруг ребенка, для этого нужен помощник –  профессиональный поведенческий аналитик, который сможет направить вашего ребенка к другим педагогам и специалистам. 

Уважаемые родители, отметим, что нужно настроиться на титанический труд и огромную работу с ребенком, ведь даже самые лучшие специалисты не смогут постоянно поддерживать результат с занятий на должном уровне, поэтому необходимо продолжать вкладывать свое время и силы на занятия со своим ребенком. 

Сколько стоит воспитывать ребенка с аутизмом

Мария Мельникова

воспитывает ребенка с аутизмом

В три года и четыре месяца моему сыну Илье поставили диагноз РАС — расстройство аутистического спектра.

Мы с мужем понимали, что поведение и развитие нашего ребенка отличаются от других детей. Тогда мы решили помочь сыну и начали водить его в коррекционный сад и развивающие центры.

В статье расскажу, с какими трудностями мы столкнулись, воспитывая ребенка с аутизмом, как их преодолевали и сколько это стоило.

Что такое РАС

Расстройства аутистического спектра — это нарушение развития, при котором возникают проблемы с социальным взаимодействием. Спектр проявления симптомов аутизма очень широкий, но у каждого человека он разный и может сочетаться с другими нарушениями: например, эпилепсией, желудочно-кишечными нарушениями, синдромом дефицита внимания и гиперактивности — СДВГ.

Расстройства аутистического спектра — ВОЗ

Что такое РАС — Центр контроля за распространением заболеваний, CDC

РАС — это не болезнь, а особенность развития, с которой человек рождается. Согласно статистике CDC, в США диагноз встречается у каждого 54-го ребенка. По данным ВОЗ, по всему миру аутизм диагностируют примерно у одного ребенка из 160, но это усредненная цифра: показатели распространенности заболевания сильно различаются от исследования к исследованию.

РАС встречается в три-четыре раза чаще у мальчиков, чем у девочек, но распространено среди всех рас, этносов и социально-экономических групп

В России есть проблемы с подсчетом людей с аутизмом. Так, на 2020 год его диагностировали у 33 тысяч человек. При этом Минздрав еще в 2013 году подтвердил, что прогнозное число людей с РАС — более 300 тысяч.

Самые распространенные признаки аутизма такие:
  1. Стереотипия — бесцельное повторение фраз, звуков или движений.
  2. Потребность в однообразии. Например, выбор одних и тех же игр, отказ от перемены обстановки в доме, следование ежедневным ритуалам.
  3. Гиперчувствительность или, наоборот, отсутствие реакции на яркий свет, громкие звуки, новые вкусы.
  4. Гиперфокусировка на одной теме. Например, Слава — герой статьи о сопровождаемом трудоустройстве для людей с инвалидностью — может постоянно говорить про машины и автомобильные ключи.
  5. Избегание телесного и зрительного контакта даже с близкими людьми.
  6. Потеря приобретенных навыков. Например, люди с РАС перестают говорить слова, которые раньше использовали.
  7. Проблемы в отношениях с людьми или полное отсутствие интереса к ним.

Для точной постановки диагноза РАС не существует единого медицинского теста. Диагноз ставит специалист — психолог, психиатр или  невролог — на основе наблюдения за поведением и развитием ребенка. Аутизм можно диагностировать начиная с 18-месячного возраста и даже раньше. Но точнее всего его можно определить, когда ребенку исполняется два года. Часто врачи откладывают постановку диагноза, пока признаки РАС не становятся очевидными.

В России диагноз ставят на основе Международной классификации болезней десятого пересмотра, МКБ-10. В США — по Диагностическому и статистическому руководству по психическим расстройствам пятого пересмотра, DSM-5. В 2022 году вступит в силу МКБ-11, которая совместит в себе обе классификации.

Наш районный психиатр сказал, что в России диагноз РАС не ставят до трех лет. Это связано с тем, что врачи не обладают необходимой полнотой знаний, достаточной для распознавания симптомов расстройства.

Из-за поздней постановки диагноза дети с аутизмом не могут получить раннюю помощь. Она позволила бы подобрать самую эффективную программу обучения ребенка и значительно улучшить качество его будущей жизни: благодаря ранней помощи повышается вероятность успешной социальной адаптации человека.

Научно обоснованные подходы к ведению детей с РАС в педиатрической практике — фонд «Выход»PDF, 795 КБ

Ситуация меняется: в 2022 году вступят в силу новые клинические рекомендации по аутизму. В документе приведены эффективные практики постановки диагноза, возможности лечения сопутствующих РАС состояний, программы психолого-педагогической поддержки и уровни их доказательности. Ожидается, что благодаря этому в стране вырастет число детей с официальным диагнозом «аутизм», а значит, и информированность о РАС и способах помощи таким детям.

«Клинические рекомендации „Расстройства аутистического спектра“»

Причины появления РАС

Ученые и врачи до сих пор не нашли точной причины появления РАС. Они выделяют несколько факторов, которые могут повлиять на вероятность развития аутизма у ребенка.

Генетическая предрасположенность. Исследователи определили около сотни генов, связанных с возникновением расстройства. В семье, где у одного ребенка есть аутизм, высока вероятность того, что у второго тоже будет расстройство. При этом у родителей может не быть РАС.

Возраст одного или обоих родителей. Пока сложно сказать, после какого возраста повышается вероятность РАС у ребенка, — скорее всего, она растет постепенно.

Лекарства. В исследованиях говорится, что некоторые препараты, которые принимают женщины во время беременности, увеличивают вероятность аутизма у ребенка. Среди них и вальпроевая кислота — противоэпилептический препарат, который также применяют при биполярном расстройстве и мигрени.

Ученые продолжают изучать влияние факторов окружающей среды и условий беременности и родов на появление аутизма.

До сих пор некоторые люди уверены, что вакцинация может вызвать РАС. Это не так: множество исследований доказало, что между вакцинацией и аутизмом нет никакой связи.

Список исследований про безопасность вакцин — Американская академия педиатрии, AAP

Как мы начали подозревать аутизм у ребенка

Наш сын родился в 2013 году. Тогда старшей дочери было два с половиной года — у нас уже был опыт воспитания ребенка и наглядный пример его развития. Когда Илюше исполнилось два года, мы стали замечать, что он развивается не так, как его сестра.

Сын произносил только отдельные звуки, не отзывался на свое имя, часто капризничал без видимой причины, сторонился других людей, играл один или только с сестрой. Наш педиатр и невролог говорили, что мальчики развиваются медленнее девочек, но поставили диагноз «задержка психоречевого развития» — ЗПРР.

В два с половиной года у сына стали появляться другие особенности в поведении: иногда в общественном транспорте он мог начать смеяться без причины, и его невозможно было успокоить. Во время прогулки на детской площадке Илья вдруг начинал издавать разные звуки, похожие на голоса животных. При походе в магазин, аптеку или на почту он прыгал, хлопал в ладоши, кружился, закрывал уши руками или просто уходил в себя. Никакие уговоры, объятия и замечания не могли его успокоить.

Позже я узнала, что все эти действия были вызваны аутостимуляцией — когда ребенок пытается себя успокоить и подавить негативные эмоции, которые возникают в стрессовых для него ситуациях.

Такое поведение настораживало и пугало окружающих. Часто «сочувствующие» давали мне советы, как надо воспитывать ребенка. Иногда я слышала неприятные высказывания в свой адрес: например, что я плохая мать и у меня невоспитанный ребенок.

Мамочки на детских площадках могли назвать моего сына сумасшедшим, больным, ненормальным, говорили, что ему не место среди других. Некоторые родители просто хватали своих детей и уходили от нас. Еще люди вокруг постоянно пристально смотрели на нас с Илюшей, смеялись и громко обсуждали меня и моего ребенка.

Со временем поход с сыном в общественные места стал для меня сильным стрессом. Эти волнения передавались и Илье: дети с аутизмом очень чувствительны. Он начинал еще больше переживать и уходить в себя.

Когда Илья был совсем маленьким, он очень любил играть на детских площадках. Одна из особенностей его поведения — внимательное изучение отдельных предметов на ощупь, внешний вид. Еще ему было интересно, какой звук издает объект, если постучать им по столу. Сына редко интересовали обычные игрушки, зато он часами мог играть с пищевыми контейнерами, коробками, полиэтиленовыми пакетами и банками Чаще всего Илюша играл на детской площадке один. Если к нему подходили другие дети, он убегал от них или просто не обращал на них внимания

Когда Илюше исполнилось три года, мы из-за работы мужа переехали из Петербурга в подмосковный город Одинцово. Сначала у нас не было постоянной прописки, поэтому мы не могли встать в очередь в детский сад. У меня педагогическое образование, и я решила устроиться воспитателем, чтобы сына зачислили в садик. До этого я была в декрете с двумя детьми и не работала.

Тогда мы еще не знали, что у Ильи РАС, — думали, что у ребенка проблемы с социализацией, потому что он засиделся дома. Поэтому надеялись, что в детском саду сын научится общаться с другими детьми и станет дисциплинированнее.

Уже через неделю я поняла, что в садике Илюше некомфортно. Он не выполнял и не понимал того, что от него хотели воспитатели, не играл с другими детьми, хотя в группе было 25 человек. От шума и детских криков сын закрывал глаза и уши и старался найти уединенное место.

Конечно, и воспитателям было тяжело с таким ребенком, поэтому мне посоветовали отдать Илью в специализированный детский сад. Мы и сами думали об этом, но сначала обратились к специалистам.

Как сыну поставили диагноз «аутизм»

Приемы у неврологов и психиатров. Первым делом мы пошли к неврологу в детской поликлинике, который направил нас к районному психиатру. Так начались долгие четыре месяца обследований и медицинских комиссий: сначала в городской поликлинике, затем в областном психоневрологическом центре и, наконец, в московской психоневрологической больнице.

Параллельно с государственными учреждениями мы с мужем обратились в две частные клиники Одинцова. Приемы у невролога и психиатра стоили около 1500 Р каждый.

Врачи спрашивали нас с мужем, были ли в роду дети с отставанием в развитии, как протекала беременность, как прошли роды, как развивался ребенок в первый год жизни. Я отвечала, что беременность протекала спокойно и я даже не болела простудой.

В роду у нас не было детей с задержкой в развитии, а до года сын развивался, как и все дети в его возрасте: рано начал агукать, улыбался нам в ответ, сидел, ползал, играл. После года Илья стал развиваться медленнее. Я рассказала о своих наблюдениях за поведением сына: не говорит словами, нет указательного жеста, не отзывается на имя, не проявляет интереса к другим детям.

Психиатры и неврологи давали Илье разные задания, чтобы определить уровень его развития. Например, спрашивали, как его зовут, где мама, показывали карточки с животными и просили их назвать, говорили собрать пирамидку по размеру, показать и назвать части тела. Сын отказывался выполнять просьбы и замыкался в себе или выполнял задания неправильно. Иногда он просто не понимал, что от него хотят.

Приемы у хирурга, окулиста и лора. В нашей поликлинике Илюшу также обследовали хирург, офтальмолог и оториноларинголог. Сыну сделали аудиограмму, чтобы исключить частичную потерю слуха, а еще УЗИ сосудов головы и электроэнцефалограмму, ЭЭГ, чтобы исключить органические поражения мозга. Врачи не нашли никаких физических отклонений.

На основе всех обследований и комиссий в три года и четыре месяца наш районный врач-психиатр поставил Илье диагноз «аутизм». Это не стало для нас неожиданностью. А наши родные и знакомые морально поддержали нас, когда мы рассказали им о диагнозе.

Что мы делали после постановки диагноза. Первое время нам с мужем было тяжело свыкнуться с мыслью, что наш ребенок не такой, как все, и мы пытались понять причину появления аутизма. Но со временем решили, что нужно искать не причины, а способы решения проблемы.

Во-первых, мы оформили Илье инвалидность — это заняло у нас полгода. Одновременно подали документы в коррекционной детский сад. В городе он был только один, поэтому нужно было ждать вакантное место до начала следующего учебного года.

Во-вторых, мы начали думать, чем можем помочь сыну: прочли десятки статей и исследований об аутизме, посмотрели интервью с семьями, которые воспитывают детей с РАС. В итоге поняли, что волшебной таблетки от этого расстройства нет, но аутизм — это не приговор и его можно корректировать. Для этого необходимы поведенческая терапия, правильная программа обучения и помощь в социализации ребенка.

Методы коррекции аутизма

На сегодня нет ни одного лекарства, которое могло бы повлиять на РАС или его симптомы. Существует несколько методов коррекции — поведенческие, образовательные и психологические вмешательства. Лучших результатов можно добиться, если сочетать разные способы. Стоит поэтапно вводить каждый новый метод коррекции: это позволит понять, что помогает, а что вызывает проблемы.

Прикладной анализ поведения, или ABA, Applied behavior analysis. Метод основан на поощрении правильного поведения и строгом пресечении нежелательного. Этот подход можно применять в разных областях: для развития коммуникативных, социальных, игровых навыков и навыков обучения, а также для снижения проблемного поведения. Так можно научить ребенка выражать свои чувства, эмоции и желания и помочь ему полноценно участвовать в жизни общества.

Подборка исследований про то, как корректировать аутизм — Национальный институт здоровья, NIH

Врачи рекомендуют начинать ABA-терапию как можно раньше, пока нежелательное поведение ребенка не успело закрепиться.

Поддерживающая медикаментозная терапия. Существующие лекарства могут помочь людям с РАС лучше функционировать и уменьшить некоторые сопутствующие проблемы: гиперактивность, агрессию, нарушения сна и тревожности. Они назначаются врачом — неврологом или психиатром — в зависимости от потребностей пациента.

И родителям, и медработникам стоит внимательно следить за состоянием ребенка после начала приема лекарств, чтобы негативные побочные эффекты не превысили пользу.

Социализация. Для большинства детей с РАС этот метод коррекции самый сложный и длительный. Социализация должна проходить постепенно, комплексно, в игровой ненавязчивой форме.

Во время посещения общественных мест нужно следить за эмоциональным состоянием ребенка. Если определенное место, человек или занятие вызывают дискомфорт, не стоит ничего навязывать ребенку. Лучше сводить его туда в другой день, когда будет подходящее настроение. Еще можно попытаться создать у ребенка положительное впечатление, связанное с незнакомым местом. Например, дать в этот момент любимую игрушку.

Канистерапия — это метод реабилитации и социальной адаптации с помощью специально обученных собак. Людям с РАС канистерапия помогает развивать навыки социального взаимодействия.

Образовательные процессы. В этом методе терапевты используют хорошо структурированные и интенсивные тренинги, благодаря которым у ребенка развиваются социальные и языковые навыки.

Мы выбрали путь социализации, образования и ABA-терапию. Вот какие учреждения мы для этого посещали.

Государственный центр «Сопровождение»

Когда: с февраля по май 2017 года.

Стоимость: бесплатно.

От знакомой я узнала о Центре психолого-педагогической, медицинской и социальной помощи «Сопровождение» в Одинцове, где проводили развивающие и коррекционные занятия для детей с особенностями развития. Мы пришли туда на первое индивидуальное ознакомительное занятие с психологом. Во время него Илья изучал новые игрушки и пространство, а я рассказывала об интересах и навыках сына.

Илюше очень понравилось в центре, и он выполнил несколько заданий. В итоге сын начал три раза в неделю посещать организацию и бесплатно заниматься с логопедом, психологом и дефектологом.

На втором визите в центр у Ильи было групповое занятие с психологом, на котором присутствовали еще четверо детей. Ребята рисовали на свободную тему, а потом рассказывали куратору, у кого что получилось. Разница между групповым и индивидуальным занятием была очевидна: рядом с другими детьми Илюша снова замкнулся в себе, перестал выполнять задания психолога, а от детских криков закрывал уши.

Психолог посоветовала не мучить ребенка и продолжить обучение по индивидуальной программе. Постепенно сын привыкал к другим детям, когда видел их в фойе центра и в игровой между занятиями.

Мы проходили в центр три месяца, затем начались летние каникулы.

Первый коррекционный детский сад

Когда: с сентября 2017 года по январь 2019 года.

Стоимость: бесплатно.

Когда Илюше исполнилось четыре года, подошла его очередь в коррекционный детский сад. Первую неделю он ходил туда пять дней в неделю по четыре часа: с 09:00 до 13:00. Заведующая детским садом объяснила, что такой график необходим ребенку, чтобы привыкнуть к новому распорядку дня, месту и воспитателям.

В группе было восемь человек, но Илюша продолжал играть один, не обращая на других никакого внимания. Несмотря на это, каждое утро он с удовольствием шел в детский сад. Через неделю мы попробовали забирать сына уже в 15:00, оставляя его в садике на дневной сон. Никаких проблем это не вызвало, поэтому мы продолжили. Уже на третью неделю Илья стал ходить в сад по будням с 09:00 до 17:00.

Мне хотелось, чтобы параллельно с детским садом сын посещал как можно больше различных центров, мероприятий и общественных мест. Казалось, что так он привыкнет находиться в обществе и научится взаимодействовать с людьми.

Для меня стало неожиданностью, когда в четыре с половиной года сын согласился нарядиться в костюм зайчика на первый новогодний утренник в детском саду. На подготовке к празднику он наотрез отказывался его примерять На Новый год в садике нам выдали билет на городскую елку. Поначалу Илюша испугался громкой музыки и большого скопления людей, но, увидев большую нарядную елку, заинтересовался ею и немного успокоился. Мы даже поиграли и сфотографировались с Дедом Морозом и Снегурочкой

Благотворительный фонд «Доброториум»

Когда: с января по декабрь 2018 года.

Стоимость: бесплатно. Поездка в евпаторийский санаторий обошлась в 25 000 Р.

От родителей в детском саду я узнала о благотворительном фонде помощи детям «Доброториум» в Одинцове, где был арт-центр для детей с инвалидностью. Я стала отводить туда сына после садика три раза в неделю. Илья посещал кружки ИЗО, лепки и еще занятия с логопедом и психологом. Также в здании была игровая комната, где дети могли играть вместе.

В центре была приятная, спокойная атмосфера. Особенно мне понравилось, что родители могли ходить на все занятия вместе с детьми. Мы тоже лепили, рисовали, в том числе совместные картины, играли на музыкальных инструментах, общались.

Родителям детей с инвалидностью тоже нужна психологическая поддержка, поэтому возможность поделиться своими переживаниями и опытом с другими очень ценна.

В игровой центра «Доброториум» Илюша любил слушать музыку и звуки музыкальных инструментов. Еще ему нравилось смотреться в зеркало и строить гримасы В игровой можно было найти занятия на любой вкус и под любое настроение: поиграть в мяч, на музыкальных инструментах или с мягкими игрушками, полежать в сухом бассейне или порисовать

Весной 2018 года я увидела в «Доброториуме» объявление о наборе детей с инвалидностью с родителями, чтобы поехать на 21 день в санаторий в Евпаторию. Для детей путевка была бесплатной, а для сопровождающего родителя стоила 15 000 Р. Еще мы должны были оплатить дорогу — это дополнительно 10 000 Р. Мы подали заявление и выбрали заезд, который стартовал в начале июня.

В санатории сыну делали массаж, у него были индивидуальные занятия в бассейне, он проходил курс ароматерапии, получал грязевые ванны и пил кислородный коктейль. Психолог-логопед и педагог по творчеству от «Доброториума» проводили с ребятами индивидуальные занятия: мастер-класс по оригами, уроки актерского мастерства и занятия музыкой.

Нужно ли делать детям массаж?

Каждый вечер мы собирались с педагогами, родителями и детьми в беседке на территории санатория, чтобы поиграть или порисовать, заняться оригами или лепкой. Еще все вместе мы пели и танцевали под детские песни. Сотрудники «Доброториума» организовали для нас мастер-класс по приготовлению пиццы в кафе и экскурсию по городу.

В свободное от процедур и занятий время мы с Ильей ходили на море, гуляли по Евпатории или катались на его любимых пони. Раз в неделю для родителей проходили индивидуальные встречи с психологом, на которых мы делились своими страхами, переживаниями, эмоциями и получали помощь специалиста.

Второй коррекционный детский сад

Когда: с сентября 2019 года по май 2021 года.

Стоимость: бесплатно.

В январе 2019 года мужа перевели по работе обратно в Петербург, поэтому нам снова пришлось переехать. Сыну на тот момент было пять с половиной лет. Мы сразу же встали в очередь, чтобы попасть в коррекционный детский сад в нашем Московском районе, но зачислили туда сына только в сентябре.

Илюша быстро привык к новому месту и воспитателям и с удовольствием ходил в садик по будням с 09:00 до 17:00. Со временем он сам начал проявлять интерес к другим детям: наблюдал за ними, но не подпускал к себе.

На фото шестилетний сын на новогоднем утреннике в детском саду. Поведение детей с РАС зависит от их эмоционального состояния и самочувствия на текущий день. Воспитатели хвалили Илью на репетициях, а на самом празднике он не захотел ни танцевать, ни играть. И даже не взял свой подарок

Центр социальной реабилитации

Когда: с января 2020 года по май 2021 года, с октября 2021 года по настоящее время.

Стоимость: бесплатно.

От воспитателей в детском саду я узнала о Центре социальной реабилитации людей с инвалидностью и детей с инвалидностью Московского района. Я написала туда заявление, принесла необходимые документы — и ребенка приняли. Дети с инвалидностью получают услуги центра бесплатно.

Сыну назначили программу реабилитации: общий массаж, соляную пещеру, гидромассаж рук и кислородный коктейль. Еще ему порекомендовали развивающие занятия:

  1. Индивидуальные занятия с психологом — два раза в неделю.
  2. Индивидуальные занятия с логопедом — два раза в неделю.
  3. Занятия по ИЗО и лепке — раз в неделю.
  4. Музыкальные занятия — раз в неделю.

Для каждого ребенка в центре составляется индивидуальная программа реабилитации. Мы с сыном посещали центр три раза в неделю и проводили там около трех часов в день. Так как Илья параллельно ходил в детский сад, мы успевали проходить только эти занятия и процедуры. Нам пришлось отказаться от бассейна и лечебной физкультуры, но у Ильи уже были водные процедуры и ЛФК в садике.

На летних каникулах центр не работал, поэтому мы продолжили посещать его в октябре 2021 года. Сейчас мы ходим только на оздоровительные процедуры, но планируем взять дополнительные занятия с психологом и дефектологом.

В игровой Центра социальной реабилитации сын весело и полезно проводил время между занятиями. Он играл с другими ребятами или выполнял задания учителя, который присматривал за детьми

Коррекционная школа

Когда: с сентября 2021 года по настоящее время.

Стоимость: бесплатно.

Мы с мужем мечтали отдать сына в Региональный центр аутизма — единственную специализированную для детей с РАС школу в Санкт-Петербурге. Там стараются комплексно развивать детей: они занимаются по адаптированной образовательной программе и учатся самостоятельной жизни и социализации.

В первую очередь в Региональный центр аутизма могут попасть те, кто проживают в Василеостровском районе: это закрепленная за центром территория. Так как на весь город открылся только один класс для восьми человек, свободных мест для жителей других районов в школе не было.

В 2021 году по многочисленным просьбам родителей в общеобразовательной школе нашего района открылся один инклюзивный класс. Инклюзивное образование — это форма обучения, при которой у всех детей есть возможность заниматься вместе вне зависимости от их физических или интеллектуальных особенностей.

ст. 5, ст. 79 закона «Об образовании в Российской Федерации»

Мы с мужем опасались за психологическое состояние Ильи в обычной школе, поскольку были уверены, что дети не знают о людях с РАС и не умеют правильно реагировать на них. Это могло негативно сказаться на образовательном процессе всего класса. Поэтому в итоге мы отдали сына в коррекционную школу.

В нашей школе в одном классе учатся 13 детей с разными поведенческими особенностями и уровнями развития. Некоторые дети к началу занятий уже умели читать и писать, другие только учили алфавит и не могли держать ручку, кто-то громко кричал, кто-то падал на пол и разбрасывал учебные принадлежности. Илюшу это пугало, и ему было тяжело находиться в школе. Он снова начал замыкаться, перестал выполнять задания и только показывал на дверь.

Учитель предложила временно перейти на надомный вид обучения. Оно предполагало два вида: когда учитель приходит домой к ребенку или когда ребенок индивидуально занимается с учителем в школе по сокращенной программе. Мы выбрали второй вариант: так сын мог находиться в обществе, что важно для его социализации и самодисциплины, а преподаватель посвящал бы ребенку больше времени и давал больше знаний.

Илюша посещает коррекционную школу три раза в неделю с понедельника по среду и постепенно привыкает к школе, присутствию большого количества детей и учебному процессу.

Илья занимается индивидуально с учителем по упрощенной программе два часа в день. Сын учится правильно держать ручку, самостоятельно обводить прописи, аккуратно раскрашивать рисунки, делать простые аппликации. Он уже выучил алфавит и научился считать от одного до десяти.

Прогресс в развитии ребенка

Сейчас нашему сыну восемь лет. Он спокойно ездит в транспорте и ходит со мной по магазинам. Теперь Илья понимает, что в общественных местах нужно вести себя сдержаннее, а дома можно расслабиться и похулиганить.

Сын любит ходить на детскую площадку, качаться на качелях и наблюдать за окружающим миром. Он с интересом изучает других детей, но в игру с ними пока не вступает. Иногда Илья может побегать с толпой ребят на детской площадке или покататься с ними на карусели.

Наша цель — привить ребенку интерес к образовательному процессу. Мы радуемся любым успехам сына, хвалим и поощряем его любимой сладостью или игрой. Илья любит играть с фигурками животных, знает их названия и какие звуки они издают.

У сына благодаря занятиям со специалистами появился определенный прогресс в общении. Сейчас он говорит только отдельными словами, но уже может выразить просьбу или желание. Например: «хочу сказку», «кушать», «пить», «купаться», «обниматься», «гулять», «включи мультик», «пойдем», «побежали». Когда он обращается ко мне и говорит «мама», это самые счастливые моменты.

В детстве Илья не понимал эмоций других людей и мог начать смеяться, когда кто-то плакал. Сейчас, когда он видит, что кому-то грустно или кто-то плачет, то может подойти, обнять и сказать «не плачь». А если сам пугается чего-то, то обнимает нас и говорит «не бойся».

Сколько мы потратили на воспитание ребенка с РАС

Все кружки, детские сады и развивающие центры, в которые ходил наш сын, были либо государственными, либо благотворительными. Он не посещал платные занятия в центрах, потому что мы не могли себе их позволить: работал только муж, а я ухаживала за детьми.

Илья получил инвалидность, когда ему исполнилось четыре года. Благодаря этому каждый месяц мы получаем от государства:

  1. Пенсию по инвалидности — 13 912 Р.
  2. Денежную выплату без набора социальных услуг, НСУ, — 1707 Р. Ее еще можно получать в натуральной форме, но мы выбрали деньги.
  3. Выплату по уходу за ребенком с инвалидностью неработающему родителю — 10 000 Р.
  4. Пособие семье, воспитывающей ребенка с инвалидностью — 7364 Р в Санкт-Петербурге. Это суммы на момент написания статьи, в 2021 году.
32 983 Р

мы получаем ежемесячно от государства на содержание ребенка с инвалидностью

Еще родителям ребенка с инвалидностью полагаются льготы:

  1. Компенсация 50% от суммы коммунальных платежей.
  2. Налоговый вычет в 12 000 Р для работающего родителя.
  3. НСУ: бесплатные лекарства по рецепту, льготный отдых в санатории и бесплатный проезд на междугородном транспорте к месту лечения и обратно.
  4. Один из родителей освобождается от уплаты транспортного налога.
  5. Бесплатная парковка для водителя, который сопровождает ребенка с инвалидностью.
  6. Льготный проезд для ребенка с инвалидностью и его сопровождающего на общественном транспорте: метро, автобусе, трамвае или троллейбусе.

За время жизни сына мы тратили деньги на разные медицинские обследования и процедуры. В 2017 году мы сделали Илье УЗИ сосудов головного мозга и шеи за 1500 Р. Еще мы ходили к эпилептологу — прием врача стоил 1200 Р. В 2018 году, когда у сына появились проблемы со сном, мы заплатили 10 000 Р за четырехчасовую ЭЭГ в частной клинике. Все это нам порекомендовал врач-психиатр для комплексного медицинского обследования ребенка. Это позволяет исключить органические нарушения работы мозга. В итоге никаких физических отклонений у сына не нашли.

Государственные центры с бесплатным комплексом оздоровительных и коррекционных процедур стали для нашей семьи настоящей находкой. Например, одно платное индивидуальное занятие с логопедом, дефектологом или психологом в Санкт-Петербурге в среднем стоит от 1200 Р. Так, занимайся мы хотя бы по одному разу в неделю с каждым специалистом, месяц таких занятий обошелся бы в среднем в 15 000—18 000 Р, а в год — до 200 000 Р.

Еще ребенку с РАС нужны оздоровительные медицинские процедуры. Один сеанс детского общего массажа в Санкт-Петербурге в среднем стоит 1000—2000 Р. Курс из 10 сеансов в среднем обойдется в 10 000—20 000 Р. Так как Илюше рекомендовано проходить курс массажа два раза в год, то это уже 20 000—40 000 Р.

Одно индивидуальное занятие с инструктором по оздоровительному плаванию стоит в среднем 1500 Р. Если заниматься два раза в неделю, то в месяц придется заплатить 12 000 Р, а в год — 144 000 Р.

Благодаря тому, что мы водим ребенка в государственные и благотворительные учреждения, нам удается экономить до 400 000 Р в год.

В среднем стоимость массажа начинается от 800 Р. Источник: «Профи-ру» Стоимость индивидуальных занятий с тренером по оздоровительному плаванию начинается от 1500 Р. Источник: «Профи-ру» Разовое занятие с логопедом в Санкт-Петербурге стоит 1200—1500 Р. Источник: Zoon Стоимость индивидуального занятия с психологом начинается от 1000 Р. Источник: Zoon Разовое занятие с логопедом в Санкт-Петербурге стоит 1200—1500 Р. Источник: Zoon Стоимость индивидуального занятия с психологом начинается от 1000 Р. Источник: Zoon] В среднем стоимость массажа начинается от 800 Р. Источник: «Профи-ру» Стоимость индивидуальных занятий с тренером по оздоровительному плаванию начинается от 1500 Р. Источник: «Профи-ру»

О чем стоит помнить родителям детей с РАС

Дети с инвалидностью так же, как и все, нуждаются в родительской любви, ласке и заботе. Семья — это фундамент, на котором строится вся дальнейшая жизнь детей. Поэтому для комфортного психологического состояния ребенка необходимо создать в доме спокойную и доброжелательную атмосферу.

Не нужно стесняться своих детей, прятать, ограждать их от внешнего мира. Наоборот, лучше как можно раньше начать помогать им с социализацией. Перед выходом из дома стоит объяснять ребенку, куда вы с ним идете и зачем, что вы будете там делать, сколько времени это займет и когда вернетесь обратно домой. Это поможет ему иметь последовательный план действий. Из дома можно взять с собой любимую игрушку или вещь, с которой ребенку будет психологически легче и комфортнее в незнакомом месте.

Дети с РАС очень дорожат своим личным пространством. Если им некомфортно находиться в каком-то месте, не нужно насильно их заставлять. Постарайтесь объяснить, для чего это нужно, успокоить, переключить внимание на то, что вызывает положительные эмоции, — например, дать какой-то перекус. Лучше всего найти уединенное место, где ребенок сможет расслабиться и прийти в себя.

Воспитывать ребенка с аутизмом непросто. Всей семье нужно запастись терпением и кардинально изменить свой образ жизни, а именно выработать четкий распорядок дня: подъем, завтрак, время на занятия, обед, прогулка, свободное время, ужин и сон. Это учит самодисциплине всех членов семьи и помогает ребенку с РАС комфортно переключаться с одного вида деятельности на другой.

Конечно, родителям ребенка с инвалидностью нужна психологическая поддержка со стороны близких и помощь бабушек и дедушек в его воспитании. Мои родные живут в другом городе, а мама мужа постоянно работает, поэтому у нас, к сожалению, такой помощи не было.

А еще родителям стоит помнить о себе: находить время на отдых, чтобы восстанавливать свои силы, при необходимости обращаться за профессиональной помощью к психологу. У меня самой пока такой потребности не было — помогали муж и родные.


Расстройство аутистического спектра (РАС). Аутистический спектр у детей

Расстройствами аутистического спектра (РАС) принято считать комплексные нарушения психического развития, характеризующиеся социальной дезадаптацией, неспособностью к общению и социальному взаимодействию, а также стереотипным поведением (многократным повторением однообразных действий).

В последние 30-40 лет, по данным статистики, частота встречаемости РАС значительно увеличилась — от 4-5 человек на 10 тысяч детей до 50-116 случаев на 10 тысяч детей. У мальчиков это заболевание встречается чаще, чем у девочек (4:1). Ученые во всем мире, изучающие проблемы аутизма, не пришли к единому мнению о причинах такого резкого увеличения заболеваемости РАС.

Основные проявления РАС у детей

Для того, чтобы распознать наличие признаков аутистического спектра у ребенка, родители должны внимательно следить за его поведением, замечать все необычное, не свойственное возрастной норме. Эти признаки можно выявить у ребенка 2-3 лет.

РАС у детей рассматривается как нарушение развития, затрагивающее все сферы психики — интеллект, эмоции, чувствительность, движения, мышление, память, речь.

Заболевание проявляется следующими симптомами:

— трудности в общении, отсутствие эмоционального контакта с окружающими;
— различные нарушения: речевого развития, восприятия, исследовательского поведения, пищевого поведения, моторного развития, поведения самосохранения;
— плохая память и затруднения в концентрации внимания;
— особенности мышления — ребенку сложно понять логику другого человека и последовательность событий;
— поведенческие проблемы: негативизм, агрессия, стереотипии, страхи.

Каждый случай РАС индивидуален: у ребенка могут наблюдаться все перечисленные признаки в тяжелой степени проявления, а может быть более легкий вариант течения, при котором необычные особенности ребенка едва заметны.

Классификация расстройств аутистического спектра

Самыми основными и часто встречающимися на практике видами РАС являются:

1. Синдром Каннера — ранний детский аутизм. В зависимости от степени отгораживания от внешнего мира проявляется у детей в 4-х формах:

— Полная отрешенность от происходящего.
— Активное отвержение.
— Захваченность аутистическими интересами.
— Трудность организации общения и взаимодействия.

2. Синдром Аспергера. Нарушений в умственном развитии не отмечается, страдает лишь коммуникативная сторона — не умеют сопереживать, устанавливать контакт с другими людьми, не слушают их, могут беседовать сами с собой.

3. Синдром Ретта. Очень редкое заболевание, встречается чаще у девочек. Характерным для этого синдрома являются однообразные, стереотипные движения рук, не носящие целенаправленного характера.

4. Детский психоз. Характерны стереотипии в поведении, коммуникативные расстройства, нарушения социального поведения. Речь неясная, иногда представляющая собой бессмысленный набор слов. Могут застывать на месте, как куклы.

5. Атипичный аутизм. От обычного аутизма отличается отсутствием какого-либо одного из «триады» основных признаков.

Коррекция больных с РАС

В процессе комплексной коррекционной работы можно достичь купирования негативных проявлений РАС и включения ребенка в социум. Комплекс реабилитационных мероприятий состоит из следующих направлений:

1.Психологическая коррекция — опирается на широкий спектр методик, из которых мировое признание и наибольшее распространение получили программы АВА-терапия и ТЕАССН.

2.Нейропсихологическая коррекция — комплекс занятий, состоящий из дыхательных, мимических, глазодвигательных упражнений, способствующих развитию коммуникативной и когнитивной сфер.

3. Психосоциальная терапия — работа с ребёнком по формированию умственных, эмоциональных и мотивационно-волевых ресурсов личности для дальнейшей социальной адаптации по мере взросления ребёнка с РАС.

4. Логопедическая коррекция — ориентирована на развитие слухового внимания, фонетического и речевого слуха, формирование словарного запаса.

5.Медикаментозная коррекция может помочь при некоторых формах аутизма. По соответствующим показаниям врач назначит ноотропы, витамины группы В, препараты психотропного ряда, иногда могут понадобиться противоэпилептические средства.

6. Работа с семьей и окружением ребёнка. Данный вид коррекции чрезвычайно важен и направлен, в первую очередь, на смягчение эмоциональной напряжённости и тревоги у членов семьи. Зачастую родители детей с РАС также нуждаются в психотерапевтической поддержке и программе специальных тренингов, направленных на понимание проблемы, реальность её решения и осмысленность поведения в сложившейся семейной ситуации.

Помощь людям с расстройствами аутистического спектра и другими ментальными нарушениями

В последние годы родители в средствах массовой информации и печатных изданиях часто встречают упоминание о таком «непонятном и пугающем» заболевании как синдром раннего детского аутизма. Попробуем вместе с вами разобраться, что же скрывается под этим названием.

Что такое синдром раннего детского аутизма: симптомы и причины

Расстройства аутистического спектра (к ним и относится синдром раннего аутизма у детей) характеризуются симптомами, выраженными недостаточностью или полным отсутствием потребности в контакте с окружающими, эмоциональной холодностью или безразличию к близким. Дети с РАС испытывают страх новизны, любой перемены в окружающей обстановке, болезненную приверженность к рутинному порядку, однообразное поведение со склонностью к стереотипным движениям. Наиболее отчетливо симптомы аутизма проявляются от 2 до 5 лет, хотя отдельные признаки его отмечаются и в более раннем возрасте.

Синдром раннего детского аутизма (и другие РАС) проявляется у детей равнодушием к близким. Дети не дают адекватной эмоциональной реакции на их появление и уход, нередко как бы не замечают их присутствия. В то же время любое изменение привычной обстановки, например в связи с перестановкой мебели, появлением новой вещи, новой игрушки, часто вызывает недовольство или даже бурный протест с плачем и пронзительным криком. Сходная реакция возникает при изменении порядка или времени кормления, прогулок, умывания и других моментов повседневного режима.

Дети, которым диагностируют аутизм, активно стремятся к одиночеству, чувствуя себя лучше, когда они одни. Вместе с тем характер контакта с матерью может быть различным: наряду с индифферентным отношением, при котором дети не реагируют на присутствие или отсутствие матери, наблюдается негативистическая форма, когда ребенок относится к матери недоброжелательно и активно гонит ее от себя. Существует также симбиотическая форма контакта, при которой ребенок отказывается оставаться без матери, выражает тревогу в ее отсутствие, хотя никогда не проявляет к ней ласки.

Поведение детей с аутизмом

Поведение детей с аутизмом однообразно и характеризуется следующими симптомами. Они могут часами совершать одни и те же действия, отдаленно напоминающие игру: наливать и выливать воду, пересыпать что-либо, перебирать бумажки и т.д. Эти манипуляции, как и повышенный интерес к тем или иным предметам (веревки, провода, катушки, банки), не имеющим обычно игрового назначения, являются выражением особой одержимости, в происхождении которой очевидна роль патологии влечений, близкой к нарушениям инстинктов, которые свойственны этим детям.

АООП НОО РАС pdf[50 MB]
Порядок оказания комплексной помощи обучающимся, в том числе детям с признаками с расстройством аустического спектра, детям группы риска с признаками расстройства аустического спектра, испытывающим трудности в освоении основных образовательных  программ, в своем развитии и социальной адаптации и их семьям  pdf[2 MB]
Модель обучения детей с РАС zip[1015Kb]
Методические рекомендации для родителей “Нарушения в сфере взаимодействия у детей с расстройством аутистического спектра pdf[636Kb]
Памятка педагогам, обучающим детей с расстройствами спектра аутизма pdf[188Kb]
Памятка для педагогов “Возможные признаки аутистических расстройств у детей дошкольного и раннего школьного возраста” pdf[188Kb]
 Памятка для родителей “Что такое аутизм?  pdf[661Kb]
Памятка для родителей по коррекции аутизма у детей pdf[142Kb]
Памятка для родителей “Аутизм: карманный справочник” pdf[4Mb]
Десять вещей, которые хотел бы сказать ваш ребенок с аутизмом pdf[83Kb]

АУТИЗМ: КАРМАННЫЙ СПРАВОЧНИК Для педиатров и родителей

AUTIZM_KARMANNYJ_SPRAVOChNIK

 

 

 

Скачать (PPT, 1. 1MB)

Скачать (DOCX, 241KB)

Памятка-для-родителей

Памятка-по-аутизму-Каннера

Скачать (PPT, 287KB)

Ученые выяснили, как можно выявить ранние признаки аутизма плода: 10 февраля 2022, 20:03

Израильские ученые обнаружили, что пренатальная ультразвуковая диагностика (УЗИ) может выявить ранние признаки аутизма, передает Tengrinews.kz со ссылкой на Science Daily.

Среди экспертов по расстройствам аутистического спектра (РАС) уже давно считается, что неврологическая инвалидность в развитии может быть диагностирована примерно во второй день рождения ребенка. 

В новом исследовании ученые из Израиля обнаружили, что аутизм, которым страдает от одного до двух процентов населения Земли, может быть выявлен при обычном пренатальном УЗИ во втором триместре.

Специалисты из Национального центра исследований аутизма и нейроразвития Азриели сравнили результаты ультразвуковых исследований плодов, у которых позже развился аутизм, с результатами их здоровых братьев и сестер, а также их сверстников, у которых не было никаких патологий развития.

Оказалось, что примерно у 30 процентов плодов, у которых впоследствии был диагностирован аутизм, при скрининге, проводимом во втором триместре беременности, были обнаружены аномальные анатомические данные. Этот показатель в 3 раза превышает показатель такого рода патологий в общей популяции и в 2 раза — у сверстников без отклонений в развитии.

Результаты УЗИ, которые показали самую сильную связь с аутизмом, представляли собой аномалии развития сердца, почек и головы. Такие результаты чаще встречались у девочек, чем у мальчиков, и тяжесть аномалий также была связана с последующей тяжестью РАС.

«Предыдущие исследования показали, что дети, рожденные с врожденными заболеваниями, в первую очередь с поражением сердца и почек, имели более высокие шансы на развитие РАС. Наши результаты свидетельствуют о том, что определенные типы РАС, которые связаны с аномалиями других органов, начинаются и могут быть обнаружены внутриутробно», — пояснил руководитель исследования профессор Идан Менаше с факультета медицинских наук университета имени Бен-Гуриона.

Такие результаты УЗИ не говорят стопроцентно об аутизме, но, по крайней мере, в таком случае врачи могли бы использовать их, чтобы направить женщину на генетическую диагностику, подчеркнули ученые.

Ранее в департаменте охраны здоровья матери и ребенка Министерства здравоохранения сообщили, что число выявленных случаев аутизма у детей в Казахстане растет в последние 7 лет — показатель вырос в 5 раз. 

«Он заговорил». Вдохновляющие истории детей-аутистов в Казахстане.

У Tengrinews.kz есть Telegram-канал. Это быстрый и удобный способ получать самые главные новости прямо на твой телефон.

Өзекті жаңалықтарды сілтемесіз оқу үшін Telegram желісінде парақшамызға тіркеліңіз!

ранние признаки аутизма — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Согласно новому исследованию тяжесть основных признаков аутизма существенно изменяется почти у половины детей с аутизмом в возрасте от 3 до 6 лет.

Работа ставит под сомнение предыдущие исследования, предполагающие, что большинство аутистических черт у детей остаются стабильными с течением времени.

«Мы провели исследование с проверкой стабильности симптомов РАС в детстве», — говорит ведущий исследователь Дэвид Амарал, выдающийся профессор психиатрии и поведенческих наук в Калифорнийском университете. «Было действительно интересно увидеть, что изменения происходят причем в значительной степени».

Черты аутизма уменьшились почти у одной трети детей в исследовании. Девочки были более склонны к улучшению психического состояния, чем мальчики. Исследование также показало, что дети, чьи черты аутистического характера снижаются в большей степени, показывают наибольший прирост показателей умственного развития, что указывает на связь между когнитивным развитием и аутистическими чертами.

«То, что есть потенциал для изменений и гораздо больше пластичности, чем считалось ранее, вселяет надежду», — говорит исследователь Эйнат Вайцбард-Бартов, докторант в лаборатории Амарала.

Команда проанализировала данные о 89 аутичных мальчиках и 36 аутичных девочках, зарегистрированных в Проекте аутизма Phenome института MIND, который исследует детей с аутизмом в течение нескольких лет после постановки диагноза.

Команда измерила тяжесть аутистических признаков участников, используя стандартный тест ГДНА, который дети прошли, когда им было 2 или 3 года, и прошли снова, когда им было около 6. Затем исследователи распределяли каждого участника в одну из трех групп в зависимости от того, увеличилась ли тяжесть их признаков, уменьшилась или осталась стабильной.

Степень тяжести осталась стабильной у 54 процентов участников, увеличилась у 17 процентов и снизилась у 29 процентов. Результаты были опубликованы в Autism Journal.

Дети с РАС и нарушениями развития прошедшие курсы звуковой коррекции и поведенческой терапии значительно улучшают показатели.

Мозг детей более пластичен, чем казалось раннее и сейчас уже меньше разговоров о том, что аутизм «не лечится».

Программа аудиокоррекции

#аутизм #исследование #новости #дети

Разговор с детьми о расизме

Говорить с детьми о расизме может быть непросто. Некоторые родители опасаются подвергать своих детей таким проблемам, как расизм и дискриминация в раннем возрасте. Другие избегают говорить о том, что они сами могут не до конца понять или обсуждать. А у других, особенно у тех, кто столкнулся с расизмом, такого выбора просто нет.

Разговоры о расизме и дискриминации будут выглядеть по-разному для каждой семьи.Хотя универсального подхода не существует, наука ясна: чем раньше родители начнут разговор со своими детьми, тем лучше.

Младенцы замечают физические различия, включая цвет кожи, уже в возрасте 6 месяцев. Исследования показали, что к 5 годам дети могут проявлять признаки расовой предвзятости, например относиться к представителям одной расовой группы более благосклонно, чем к представителям другой. Игнорирование или избегание этой темы не защищает детей, а подвергает их предубеждениям, которые существуют везде, где мы живем.Дети, столкнувшиеся с расизмом, могут чувствовать себя потерянными, пытаясь понять, почему с ними обращаются определенным образом, что, в свою очередь, может повлиять на их долгосрочное развитие и благополучие.

Молчать нельзя.

Как поговорить с ребенком о расизме

То, как дети понимают мир, меняется по мере их взросления, но никогда не поздно поговорить с ними о равенстве и расизме. Вот несколько подходящих для возраста способов начать этот разговор и объяснить, что расизм — это всегда плохо:

До 5 лет

В этом возрасте дети могут начать замечать и указывать на различия в людях, которых они видят вокруг себя.Как родитель, у вас есть возможность аккуратно заложить основу их мировоззрения. Используйте язык, соответствующий их возрасту и понятный им.

  1. Признавайте и отмечайте различия. Если ваш ребенок спрашивает о чьем-то цвете кожи, вы можете использовать это как возможность признать, что люди действительно выглядят по-разному, но указать на то, что у нас есть общего. Вы могли бы сказать: «Мы все люди, но все мы уникальны, разве это не удивительно»!
  2. Будьте открыты. Дайте понять, что вы всегда открыты для вопросов ваших детей, и поощряйте их приходить к вам вместе с ними. Если ваши дети указывают на людей, которые выглядят по-другому — что маленькие дети часто делают из любопытства — не затыкайте их, иначе они начнут думать, что это табуированная тема.
  3. Проявляйте справедливость. Дети, особенно в возрасте около 5 лет, как правило, достаточно хорошо понимают концепцию справедливости. Говорите о расизме как о несправедливом и неприемлемом, и именно поэтому нам нужно работать вместе, чтобы сделать его лучше.

Нет ответов на все вопросы – это нормально.

6-11 лет

Дети в этом возрасте лучше говорят о своих чувствах и с нетерпением ждут ответов.Они также становятся все более подверженными воздействию информации, которую им может быть трудно обработать. Начните с понимания того, что они знают.

  1. Будьте любопытны. Первый шаг — слушать и задавать вопросы. Например, вы можете спросить, что они слышат в школе, по телевидению и в социальных сетях.
  2. Обсуждайте СМИ вместе. Социальные сети и Интернет могут быть одним из основных источников информации для ваших детей. Проявляйте интерес к тому, что они читают, и к разговорам, которые они ведут в Интернете.Найдите возможность изучить примеры стереотипов и расовой предвзятости в СМИ, например: «Почему одни люди изображаются злодеями, а другие — нет?».
  3. Говорите открыто. Честное и открытое обсуждение расизма, многообразия и инклюзивности укрепляет доверие ваших детей. Это побуждает их приходить к вам с вопросами и заботами. Если они увидят в вас надежный источник советов, они, скорее всего, будут больше обсуждать с вами эту тему.
12+ лет

Подростки способны более четко понимать абстрактные понятия и выражать свое мнение.Они могут знать больше, чем вы думаете, и испытывать сильные эмоции по этой теме. Постарайтесь понять, что они чувствуют и что они знают, и продолжайте разговор.

  1. Знайте, что знают они. Узнайте, что ваши дети знают о расизме и дискриминации. Что они слышали в новостях, в школе, от друзей?
  2. Задавайте вопросы. Найдите возможности, такие как события в новостях, для разговоров с детьми о расизме. Спросите, что они думают, и познакомьте их с разными точками зрения, чтобы расширить их понимание.
  3. Поощряйте действия. Активность в социальных сетях важна для многих подростков. Некоторые, возможно, начали думать об участии в онлайн-активизме. Поощряйте их делать это как активный способ реагирования и участия в решении расовых проблем.
     

Празднуйте разнообразие

Попробуйте найти способы познакомить вашего ребенка с разными культурами и людьми разных рас и национальностей. Такое позитивное взаимодействие с другими расовыми и социальными группами на раннем этапе помогает уменьшить предрассудки и поощряет дружбу между группами.

Вы также можете принести внешний мир в свой дом. Исследуйте еду других культур, читайте их истории и смотрите их фильмы.

Помните о расовой предвзятости в книгах и фильмах и ищите те, которые изображают людей из разных расовых и этнических групп в разных ролях. Рассмотрим истории, в которых актеры из меньшинств играют сложных или главных персонажей. Это может иметь большое значение для борьбы с расовыми и дискриминационными стереотипами.

Если ваши дети учатся в школе, узнайте у их учителя, как расизм освещается в школьных правилах и положениях, чтобы предотвратить его и бороться с ним.Присоединяйтесь к группам родителей, чтобы делиться ресурсами и проблемами с учителями и руководством школы.

Других нет, только другие люди.

Вы пример для подражания вашего ребенка

Родители знакомят детей с миром. То, что они видят, как вы делаете, так же важно, как и то, что они слышат, как вы говорите.

Как и язык, предубеждения со временем усваиваются. Помогая своему ребенку распознавать расовые предубеждения и противостоять им, вы должны в первую очередь подумать о своих собственных. Представляет ли ваш круг друзей или люди, с которыми вы работаете, разнообразную и инклюзивную группу?

Используйте любую возможность, чтобы бросить вызов расизму, продемонстрировать доброту и отстаивать право каждого человека на достойное и уважительное обращение.


Эта статья была обновлена ​​2 июля 2020 г. .
Информация составлена ​​Майклом Сидвеллом и Супритом Маханти, ЮНИСЕФ.

Дошкольники проявляют признаки расовой предвзятости, говорится в новом исследовании Quartz

Любой, кто проводил время с маленькими детьми, знает, что они могут быть удивительно (а иногда и неудобно) проницательны. Психологи из Северо-Западного университета обнаружили, что дети в возрасте четырех лет проявляют признаки расовой предвзятости, предполагая, что они улавливают сигналы нетерпимости со стороны окружающих их взрослых с самого раннего возраста.

Исследователи провели два исследования, опубликованных в журнале Developmental Science 23 января, и показали , что дети реагировали на чернокожих детей (и особенно на черных мальчиков) значительно менее позитивно, чем на белых детей. В первом исследовании 30 детям в возрасте от четырех до пяти лет (63% из которых были белыми и 37% небелыми) было показано 64 пары изображений; каждая пара содержала изображение улыбающегося ребенка, за которым следовал китайский иероглиф. Детей попросили сказать, был ли китайский иероглиф (который был выбран исследователями как нейтральное изображение) «красивым» или «некрасивым».Исследователи обнаружили, что дети значительно чаще говорили, что персонаж симпатичный, когда он следовал изображению белого лица, а не черного лица. Они также с большей вероятностью положительно оценили персонажа, когда он следовал за женским лицом, а это означает, что персонажи, которые следовали за изображениями черных мальчиков, получили самые низкие оценки.

Исследователи повторили этот эксперимент с другой группой из 30 детей (60% белых и 40% небелых), только они использовали изображения детей с нейтральным выражением лица, а не с улыбкой.Они обнаружили те же результаты: дети оценивали изображения, следующие за белыми лицами, более положительно, чем изображения, следующие за черными лицами, а также давали более положительные оценки изображениям, следующим за женскими лицами. В этом эксперименте исследователи также попросили участников явно оценить изображения детских лиц по шестибалльной шкале от «очень не нравится» до «очень нравится». Эти результаты снова отражали их более ранние выводы: дети сказали, что белые лица им нравятся больше, чем черные, а женские лица больше, чем мужские.

Белые и небелые участники демонстрировали одинаковые модели расовой предвзятости во всех экспериментах.

В исследовании есть ограничения, тем более что в нем участвуют всего 60 детей. И, хотя это обеспечивало некоторую погрешность в условиях исследования, оно, конечно, не может идеально воспроизвести реальную среду.   Но более ранние исследования показывают, что невероятно трудно предотвратить дошкольников от улавливания расовых предубеждений, если окружающие их взрослые проявляют признаки предрассудков. Как отмечают авторы, предыдущие исследования показали, что наблюдение за невербальным негативным поведением взрослого по отношению к кому-либо приводит к тому, что у дошкольников складывается негативное впечатление о людях из той же демографической группы.

Даже если родители сознательно стараются действовать без предубеждений, дети редко бывают полностью свободны от предубеждений. Например, среди учителей существует значительная предвзятость: более ранние исследования показывают, что учителя особенно негативно оценивают чернокожих мальчиков.

Дети могут выглядеть чистыми и невинными, но, как показывает это исследование, они легко улавливают социальные сигналы. Даже детская доброта может быть испорчена предубеждениями взрослых.

Если младенцы и малыши могут определять расу, почему так много родителей избегают говорить об этом? | Грань

Слишком часто детям предоставляется меньше информации, чем они заслуживают, когда речь идет о сложных явлениях, таких как распространение вируса, такого как COVID-19, или о том, как противостоять очень болезненным социальным проблемам, таким как расизм.Если вы родитель или взрослый, которому трудно говорить о гонках с детьми, вы, конечно, не одиноки.

«Родители, как правило, боятся, что у них нет ответов на все вопросы, и это должно быть выброшено в окно», — говорит Джудит Скотт, доцент Школы социальной работы Бостонского университета, чьи исследования сосредоточены на том, как родители могут подготовить детей к иметь дело с расовой дискриминацией и тем, как семьи и сверстники передают детям информацию об идентичности и культуре. «Можно сказать: «Я все еще учусь сам» и учиться вместе со своими детьми», — говорит Скотт.

Взрослые избегают разговоров со своими детьми о расе по целому ряду причин — из-за того, что чувствуют себя неквалифицированными или некомфортными, или из-за того, что им недостаточно знаний. Недавнее исследование Бостонского университета показало, что может быть еще одна причина, по которой родители воздерживаются от разговоров о расе с детьми: взрослые считают, что дети слишком малы, чтобы знать о расе.

Новые данные свидетельствуют о том, что большинство взрослых в Соединенных Штатах имеют ложное представление о том, как и когда дети узнают о расе, говорит социальный психолог BU Эван Апфелбаум, доцент кафедры управления и организаций Школы бизнеса Questrom, который является соавтором исследования. социальные психологи и психологи развития Ли Уилтон и Джессика Салливан, доценты Skidmore College.

«Независимо от того, были ли [участники исследования] родителями, независимо от того, были ли они белыми или черными, у них были одинаковые неправильные представления о том, когда дети начинают участвовать в гонках, что было очень неожиданно и удивительно», — говорит Апфельбаум.

Чтобы выяснить предположения взрослых о начале расового восприятия детей, авторы исследования задали демографически репрезентативной выборке взрослых американцев основные вопросы о вехах развития в детстве, восприятии расы детьми и о том, какие факторы влияют на их способность говорить о расе.В среднем участники ошиблись примерно на четыре с половиной года, когда их спросили, когда, по их мнению, дети начинают осознавать гонку, которая может начаться до одного года. Их данные показывают, что это заблуждение было основной причиной того, что взрослые не хотели говорить о расе с детьми, даже по сравнению с другими личными причинами, такими как чувство дискомфорта или боязнь навязать расистские взгляды.

«Я бы не сказал, что это единственная причина», — говорит Апфельбаум. «Но, согласно нашим данным, это удивительно большой фактор.В продолжение опроса участники получили краткий научный урок о развитии детей и расах. И после урока большинство людей охотнее говорили о гонках с детьми, возможно, потому, что были более уверены, что дети справятся.

В своей статье Апфельбаум и его соавторы отмечают, что прошлые исследования показали, что малыши и дети в возрасте до пяти лет могут распознавать сообщения и идеи о расе, в то время как младенцы в возрасте шести месяцев могут замечать различия в цвете кожи.К пяти годам дети начинают связывать расовые характеристики с чертами, стереотипами и социальным статусом и начинают усваивать сообщения о расе, которые они выводят из уст взрослых и окружающих.

«У меня были маленькие дети в возрасте четырех лет, с которыми я работал, подходили ко мне и спрашивали: «Почему ты коричневый, а я белый?», — говорит Скотт. И в таких ситуациях «родители сходят с ума», — говорит она, — «потому что родители автоматически связывают расу с расизмом».

В условиях непрекращающихся протестов против жестокости полиции, системного расизма и расовой несправедливости, происходящих по всей стране после того, как в мае прошлого года был убит Джордж Флойд, Скотт и Апфельбаум соглашаются, что сейчас как никогда хорошее время, чтобы честно поговорить о расизме, так как маленькие дети и подростки очень вероятно, что они сами собирают кусочки или, возможно, разговаривают и делятся информацией в социальных сетях со своими сверстниками.

Даже если дети немного подросли, у родителей и воспитателей еще есть время начать говорить о расе. «Есть работа, которую нужно сделать раньше, но дети начинают лучше понимать несправедливость и неравенство в обществе и то, как их действия будут восприниматься другими примерно в 10 лет», — говорит Апфельбаум.

«Дети понимают природу несправедливости, — говорит Скотт. «И я думаю, что фонд — это способ начать разговор о расизме.

Научно-фантастический сериал Netflix «Воспитание Диона» — отличный пример того, почему некоторые родители должны начать говорить о расизме, говорит Скотт, потому что в одном из эпизодов Дион — темнокожий мальчик со сверхспособностями — расстроен после того, как столкнулся с дискриминацией в школе и его матери приходится впервые говорить с ним о расизме. Важно иметь в виду, что мотивы для этих разговоров различаются; это может быть вызвано чем-то в новостях, когда дети слышат о проблемах расизма в школе или сами сталкиваются с расовой дискриминацией, или говорят о расе со сверстниками.Скотт обнаружила в своем исследовании, что контекст имеет решающее значение, когда семьи решают, как говорить о расе и расизме при возникновении проблем или вопросов, поскольку каждая ситуация и ребенок разные.

В целом, когда дело доходит до вовлечения детей и подростков в разговоры о расизме, Скотт делает упор на использование историй и положительных примеров. Такие истории могут быть о молодых активистах, борющихся против расистских систем, таких как 13-летняя Мари Копени, более известная как «Маленькая мисс Флинт», которая говорила об экологическом расизме в связи с продолжающимся водным кризисом во Флинте, штат Мичиган.

«Детям важно понимать, что общество пытается что-то с этим сделать, и люди борются с этим, — говорит Скотт. Ключ в том, чтобы понять своего ребенка, понять, хочет ли он возможности заниматься малыми или большими делами, и продолжать проверять. 

«По мере того, как дети становятся старше, информация, которую вы им сообщаете о расе и расизме, имеет для них разное значение из-за того, на каком этапе их развития или их опыта, и поэтому, если вашему ребенку 12 или 14 лет, и ваш последний разговор о расе был когда им было по 8, этого недостаточно», — говорит Скотт.Участие в небольших акциях, создание знаков, рисование положительных сообщений или изображений на тротуаре или даже участие в протестах или организация виртуальных мероприятий — вот несколько возможностей для детей, которые хотят участвовать в антирасистской работе.

«Для цветных родителей, людей, у которых был плохой опыт, важно — после этих разговоров — позаботиться о себе», — говорит Скотт. «Находить время, чтобы поговорить об этих вещах, когда вы эмоционально готовы, и только если вы готовы, это нормально».

Изучите связанные темы:

Решающий момент: представление детей о расе и опыте расовой дискриминации

Этническое расовое стад.Авторская рукопись; Доступен в PMC 2012 апреля 1.

Опубликовано в окончательной отредактированной форме AS:

PMCID: PMC3083924

NIHMSID: NIHMS257535

, PHD, A , PHD, B , PHD, A и c

Akilah Dulin-Keita

a Департамент наук о питании и Исследовательский центр клинического питания, Университет Таскиги, Бирмингем, Алабама.

Лонни Хэннон

b Факультет социологии Университета Таскиги, Бирмингем, Алабама.

Jose R. Fernandez

a Департамент наук о питании и Исследовательский центр клинического питания, Университет Таскиги, Бирмингем, Алабама.

William C. Cockerham

c Департамент социологии и Центр социальной медицины, Алабамский университет в Бирмингеме, Бирмингем, Алабама.

a Департамент наук о питании и Исследовательский центр клинического питания, Университет Таскиги, Бирмингем, Алабама.

b Факультет социологии Университета Таскиги, Бирмингем, Алабама.

c Факультет социологии и Центр социальной медицины Алабамского университета в Бирмингеме, Бирмингем, Алабама.

Автор, ответственный за переписку: Акила Дулин-Кейта, доктор философии, Департамент наук о питании, Webb 415, 1530 3 rd Ave S, University of Alabama at Birmingham, Birmingham, AL 35294-3360 [email protected] См. другие статьи в PMC, в которых цитируются опубликованную статью.

Abstract

В этой статье исследуется, имеют ли дети из маргинализированных расовых/этнических групп осведомленность о расе в более раннем возрасте, чем молодежь из немаргинализированных групп, документируется их опыт расовой дискриминации и используется модифицированная модель стресса, связанная с расизмом, для изучения взаимосвязь между воспринимаемой расовой дискриминацией и самооценкой.Данные были собраны для чернокожих, белых неиспаноязычных и латиноамериканских детей в возрасте от 7 до 12 лет с использованием личных интервью (n = 175). Понятие расы измерялось путем оценки того, могут ли дети определить расу, если не было предоставлено стандартное определение. Расовая дискриминация измерялась с использованием Шкалы ежедневной дискриминации Уильямса, самооценка измерялась с помощью шкалы Розенберга, а этническая идентичность оценивалась с использованием мультигруппового показателя этнической идентичности. Чернокожие дети неиспаноязычного происхождения могли более точно определить расу, но в целом латиноамериканские дети сталкивались с большей расовой дискриминацией, с частыми сообщениями об этнических оскорблениях.Кроме того, после учета этнической идентичности предполагаемая расовая дискриминация оставалась заметным фактором стресса, который способствовал низкой самооценке.

Ключевые слова: раса, расизм, дети, этническая идентичность, я/другой, этническая принадлежность и др., 2004 г., Коннолли, 2002 г., Фишбейн, 2002 г., Хьюз и Джонсон, 2001 г., Ниборг и Карри, 2003 г., Салача и др.2003), однако в нескольких исследованиях изучалось, как маленькие дети переживают расу и расовую дискриминацию. Текущее исследование устраняет эти пробелы в литературе с тремя основными целями: (1) определить, существуют ли расовые различия в осознании расы детьми в возрасте от 7 до 12 лет, (2) изучить тип расовой дискриминации, с которой сталкиваются дети, и (3) изучить, влияет ли расовая дискриминация на самооценку детей после учета этнической принадлежности. Чтобы учесть эти результаты, этнически разнообразная группа детей младшего возраста — неиспаноязычные белые, неиспаноязычные черные и 1.В исследовании приняли участие латиноамериканцы с 5 по 2 поколение -го поколения , проживающие в городском районе среднего размера в юго-восточном регионе.

Системная природа расизма

Американский расизм следует рассматривать со структурной точки зрения, в частности, как набор расовых социальных систем, созданных белыми американцами для производства и поддержания своих привилегий и статуса (Bell McDonald and Harvey Wingfield 2009; Bonilla-Silva 1997). , 1999; Джонсон и Раш, 2000). Эти институционализированные системы создают разные жизненные шансы и влияют на социальную жизнь расовых групп большинства и меньшинства (Bell McDonald and Harvey Wingfield, 2009; Bonilla-Silva, 1997, 1999).Институциональная природа расизма настолько укоренилась, что он действует независимо от отдельных акторов и, как таковой, стал более скрытым и часто невидимым для белых (Bonilla-Silva 1997; Johnson and Rush 2000). Хотя скрытый, институциональный характер расизма проявляется в концентрированной бедности среди групп меньшинств, сегрегации по месту жительства, неравном доступе к социальным и политическим ресурсам, сегрегации в школах, не соответствующих академическим стандартам, и сохраняющихся различиях в состоянии здоровья между меньшинствами и группами большинства (Bonilla-Silva 1999; Фигин и Сайкс, 1994; Уильямс и Коллинз, 1995).

Осведомленность о расе среди детей младшего возраста

Традиционно исследователи используют куклы, представляющие различные расовые и этнические группы, для изучения приобретения расовой идентичности. Эти исследования показывают, что белые дети способны определить свою расовую идентичность в возрасте от четырех до шести лет, в то время как другие расовые/этнические группы не выбирают кукол, отражающих их расовую группу, до семилетнего возраста (Fishbein 2002). Задержка с выбором подходящей куклы для других расовых и этнических групп может быть не отражением их расовой осведомленности, а, наоборот, может быть осознанием ценности, придаваемой белизне.Например, в возрасте от четырех до шести лет у чернокожих детей развивается предубеждение в пользу белых, при этом склонность к чернокожим развивается в возрасте от семи до десяти лет, и, наконец, более негативное отношение к белым в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет (Фишбейн). 2002). Во время полевых наблюдений в Лондоне Коннолли (2002) отметил, что дети в возрасте пяти лет преуменьшали свою южноазиатскую идентичность в пользу белизны, а также критиковали «этнические» черты своих сверстников.

Когда исследователи проводят исследования предпочтений и предубеждений в отношении цвета кожи среди детей, они часто используют тест на значение цвета (CMT II) или тест дошкольных расовых отношений II (PRAM II) (Connolly 2002; Williams and Roberson 1967; Williams et al.1975). Эти инструменты используют виньетки и изображения животных и людей. Варианты ответов — это варианты принудительного выбора, предназначенные для отражения негативных терминов или идей, связанных с конкретными фигурами, в зависимости от цвета. Исследователи, использующие CMT II, ​​постоянно обнаруживали, что дети в возрасте от трех до пяти лет демонстрируют сильное цветовое предпочтение белого перед черным, что, в свою очередь, может привести к негативным оценкам и взаимодействию с темнокожими людьми (Connolly 2002; Williams and Roberson 1967; Williams). , Босуэлл и Бест, 1975).Несмотря на информативность, CMT II и PRAM II имеют ограничения. Во-первых, они измеряют только восприятие предвзятости в отношении черных и белых. Важно отразить на этих рисунках другие расовые и этнические группы, учитывая их рост в Соединенных Штатах. Во-вторых, эти инструменты не спрашивают детей об их реальном опыте расовой дискриминации. Из-за отсутствия конкретики исследователи могут только предполагать, как предубеждение в пользу белых влияет на взаимодействие между расовыми / этническими группами и внутри них. В-третьих, использование вариантов принудительного выбора может привести к переоценке распространенности цветовых предубеждений и предубеждений.Как таковые, эти инструменты имеют важные ограничения.

Исторически, возможно, существовало предположение, что дети неспособны понять расовые различия или преднамеренно используют замечания, не учитывающие расовую принадлежность (см. (Van Ausdale and Feagin 2001) обсуждение когнитивной модели линейного развития). Однако исследования показали, что дети начинают понимать расу и расовую идентичность раньше, чем считалось ранее (Boocock and Scott 2005; Van Ausdale and Feagin 2001)). Белые дети в возрасте шести лет осознают свою расовую идентичность, с большей вероятностью приписывают белым положительные черты, а к подростковому возрасту белые мужчины чаще всего проявляют расовые предубеждения (Fishbein 2002; Boocock and Scott 2005).Работа Van Ausdale and Feagin (2001) демонстрирует, что дети дошкольного возраста используют расистские высказывания для получения вредных результатов, для вызова эмоциональных реакций у жертв и для воссоздания социальных иерархий.

Рассказы Ван Осдейла и Фигина (2001), Коннолли (2002) и Коппенхейвера-Джонсона (2006), изображающие разделение детей по расовому признаку, показывают, что дети используют расу для установления господства, сохранения контроля и усиления сегрегации. Когда чернокожие первоклассницы пытались интегрироваться в игровые группы белых девочек, их постоянно отвергали.Как отмечает Коннолли (2002; стр. 5), «некоторые маленькие дети активно усваивают, переделывают и воспроизводят дискурсы о «расе»… довольно сложными способами», и, что более важно, это «ставит под сомнение уместность предположений о когнитивные способности детей или уровень их осведомленности в вопросах «расы»… просто по их возрасту» (стр. 128).

Опыт расовой дискриминации

В начальной школе афроамериканцы сталкиваются с институциональным и индивидуальным расизмом.В одном лонгитюдном исследовании девяносто два процента чернокожих детей в возрасте десяти лет и младше подвергались расовой дискриминации (Brody et. al 2006). Эти встречи приводят к эмоциональному и психическому ущербу и усиливают агрессию и правонарушения (Nyborg and Curry, 2003; Ferguson, 2000; Lewis, 2003).

Испаноязычные дети также подвергаются расовой дискриминации: число сообщений о них растет параллельно их росту в Соединенных Штатах (Fisher et al. 2000; Flores 2002; Romero and Roberts 2003). Латиноамериканцы в первую очередь связывают дискриминацию с этнической принадлежностью, знанием английского языка и фенотипическими признаками (Araujo and Borrell 2006).Среди группы пуэрто-риканских детей в возрасте от семи до девяти лет, проживающих на материковой части Соединенных Штатов, двенадцать процентов объясняли дискриминационные действия своей этнической принадлежностью (Szalacha et al 2003). Национальное исследование латиноамериканцев показало, что пятьдесят пять процентов латиноамериканцев, говорящих только на испанском языке, тридцать восемь процентов двуязычных и двадцать девять процентов латиноамериканцев, говорящих только на английском, подвергались дискриминации. В исследовании, проведенном Ромеро и Робертсом (2003), не менее пятидесяти процентов иммигрантов и жителей США.Мексиканские дети, родившиеся в С., сообщили о расовой/этнической дискриминации. Однако более высокий воспринимаемый социально-экономический статус (СЭС) выступал в качестве защитного фактора от таких встреч (Ромеро и Робертс, 2003). В совокупности эти результаты показывают, что латиноамериканская молодежь подвергается воздействию социальных контекстов, которые могут быть стигматизирующими.

Теоретическая основа

Литература по расовой социализации исследует родительские стратегии расовой социализации своих детей, и эта основа информативна для первой цели данного исследования.В то время как расовая социализация происходит во всех семьях, эта форма социализации может быть характерна для расовых/этнических меньшинств с историей угнетения и маргинализации (Hughes 2003). Процессы расовой социализации включают сообщения и практики, относящиеся к расовому статусу (Thornton et al., 1990). Из этой литературы уместны прямые утверждения о расе, и предполагается, что дети из расовых / этнических меньшинств будут более осведомлены о термине «раса», чем их белые неиспаноязычные сверстники.

Модифицированная версия связанной с расизмом модели стресса, разработанная Харреллом (2000), использовалась для изучения взаимосвязи между расовой дискриминацией и психическим здоровьем. Теоретическая модель состоит из расовой дискриминации как фактора социального стресса, предшествующих переменных, внутренних/внешних посредников и психического здоровья как результата. В модифицированной модели самооценка используется как мера результата, а не как внутренний/внешний посредник.

Расовая дискриминация понимается как несправедливое обращение на межличностном уровне по признаку расы, возникающее в результате межличностных взаимодействий (Harrell, 2000).Для этого исследования нас интересуют микрострессоры расовой дискриминации, которые относятся к ежедневным напоминаниям о том, что собственная раса/этническая принадлежность является «стимулом в мире» (Harrell 2000). Вытекающие из этого унижения, испытываемые из-за расовой дискриминации, могут угрожать физиологическим защитным функциям организма и влиять на психологическое, социальное и духовное функционирование (Harrell, 2000; Myers et al., 1989).

Предшествующие переменные — это личностные факторы и факторы социально-окружающей среды, которые обеспечивают социальный контекст для жизненного опыта и личностного развития (Harrell, 2000).Предшествующие переменные включают этническую принадлежность, пол, возраст и СЭС. Внутренние/внешние факторы относятся к индивидуальным и социально-культурным факторам, которые могут смягчать последствия расовой дискриминации для психологического стресса. Расовая/этническая идентичность является внутренним фактором и относится к чувствам, мыслям, поведению и привязанности к принадлежности к определенной этнической группе (Porter and Washington, 1993; Spencer and Markstrom-Adams, 1990; Harrell, 2000). Этническая идентичность может включать семейные ценности, этническую гордость, такую ​​как язык, и связь (Barry and Grilo, 2003).Положительная идентификация и принадлежность к этнической группе помогает укрепить собственную самооценку и обеспечивает набор культурных норм и ценностей, которых можно придерживаться (Спенсер и Маркстром-Адамс, 1990).

Критерием результата является самооценка. Предполагается, что дискриминация может влиять на самоориентацию и бросать вызов самоощущению (Harrell, 2000). Согласно Harrell (2000, стр. 50-51), три фактора: «1) отражали оценки негативного и этноцентрического восприятия других; 2) самоисполняющееся пророчество; и 3) внешние барьеры для самоэффективности» влияют на самооценку.Две гипотезы исследуют модель стресса, связанного с расизмом, у маленьких детей; 1) расовая дискриминация негативно повлияет на самооценку и 2) этническая идентичность опосредует влияние расовой дискриминации на самооценку.

МЕТОДЫ

Для этих анализов используются данные составления карты примесей для этнических, расовых и инсулиновых комплексов (AMERICO), проведенной в столичном регионе Бирмингем-Гувер, штат Алабама. Это исследование является проектом, финансируемым из федерального бюджета и поддерживаемым Национальным институтом здравоохранения, с целью понимания генетических, экологических и связанных с ними сопутствующих заболеваний, связанных с метаболическими исходами у детей.В дополнительном исследовании оценивались социоструктурные факторы риска метаболического здоровья.

Из-за клинического характера более крупного исследования его участие было добровольным и требовало участия как родителей, так и детей. Набор участников включал презентации в школах, рекламу в газетах, широко распространяемые почтовые рассылки, бесплатные журналы для родителей, радиорекламу на испаноязычных радиостанциях, церковные презентации, расклеенные листовки и стенды, установленные на ярмарках здоровья и ярмарках набора в лагеря.И родители, и дети могли выйти из исследования в любое время без штрафных санкций, и и родитель, и ребенок получали компенсацию за свое участие.

В период с 2006 г. по середину 2007 г. все интервью проводила одна женщина-интервьюер афроамериканского происхождения, владеющая английским и испанским языками. Примерно девяносто пять процентов интервью с латиноамериканскими родителями требовали интервью на испанском языке, а тридцать пять процентов латиноамериканских детей запрашивали интервью на испанском языке.Все интервью с детьми проводились отдельно от интервью с родителями в целях сохранения конфиденциальности. Кроме того, интервьюер проинструктировал ребенка, что он/она не должен отвечать ни на какие вопросы интервью, которые заставляют его чувствовать себя некомфортно.

Pretesting Survey Instrument

Тридцать детей, участвовавших в исследовании, прошли предварительное тестирование с использованием метода поведенческого кодирования (Presser and Blair 1994). Коды поведения, отмеченные в опросе, указывали на случаи, когда интервьюер не следовал точной формулировке вопросника, респонденту требовалось разъяснение или у респондента возникали трудности с вопросом.Когда вопросы встречались особенно часто (например, пятнадцать процентов) проблем, их пересматривали или опускали (Presser and Blair, 1994). Хотя понятие расы оказалось проблематичным для некоторых детей (более подробно обсуждается в разделе показателей), ни один из пунктов шкалы повседневной дискриминации или других показателей обследования не вызвал проблем.

Характеристики выборки

Все данные, собранные для этого дополнительного исследования, были получены во время первых посещений, поэтому ни один из участников не выбыл из исследования, и никто не отказался отвечать ни на один из вопросов исследования.Участники состояли из 175 неиспаноязычных чернокожих (n = 57), белых неиспаноязычных (n = 66) и латиноамериканских (n = 52) детей в возрасте от семи до двенадцати лет. Средний возраст выборки составлял 9,72 года (черные неиспаноязычные), 9,74 года (белые неиспаноязычные) и 9,28 года (латиноамериканцы). Выборка состояла из пятидесяти процентов женщин. Участники были в основном из среднего и рабочего социально-экономического слоев общества.

Показатели

Осведомленность о расе

Способность определять расу была зависимой переменной.Для инициации этой реакции использовалась шкала ежедневной дискриминации Уильямса (Williams et al., 1997). Прочитав первый пункт респонденту, интервьюер предложил ребенку определить расу. Если ребенок не мог определить расу, интервьюер давал стандартное определение (черный, белый или латиноамериканец). Упрощенная формулировка определения учитывала возраст респондентов и сложность определения термина «этническая принадлежность/национальное происхождение» (которое авторы признают более подходящим при обсуждении латиноамериканской этнической принадлежности).Для детей младшего возраста характерны упрощенные формулировки расовых определений (Wardle et al. 2006). Если ребенку требовалось определение расы, интервьюер отмечал опрос респондента, подчеркивая слово «раса» и ставя «y» рядом с термином. Определив термин для респондента, интервьюер привел пример расовой дискриминации (например, люди относятся к вам по-разному, потому что вы черный, белый или латиноамериканец). После этого интервьюер вводил пункты Шкалы дискриминации на каждый день Уильямса.

Если респондент сообщал о случаях расовой дискриминации, ему предлагалась фраза «можете ли вы рассказать мне, что произошло?» Если им было неудобно вспоминать события (n = 4 ребенка латиноамериканского происхождения, n = 1 ребенок европейского происхождения), им не нужно было самостоятельно сообщать о ситуации. Эта подсказка подтверждала, что дети понимали значение расы, могли вспомнить произошедшие события и гарантировали, что это был их собственный опыт, а не опыт друзей или членов семьи.Примеры последующих отчетов включали: «Мне сказали, что я не принадлежу к школе из-за моей расы, меня дискриминировали, потому что я говорю по-испански, моя дружба закончилась из-за моей расы, мне сказали, что я не могу побеждать в орфографии из-за моей расы, и люди верят, что я буду много драться из-за своей расы».

Независимые переменные

Измерение расовой дискриминации

Шкала ежедневной дискриминации Уильямса отражает случаи расовой дискриминации.Шкала содержала список вариантов ответа на проявления дискриминации, включая дискриминацию по признаку пола, сексуальной ориентации и расы. Для целей данного исследования в каждый пункт шкалы, определяемый термином «из-за вашей расы», был включен только вариант расы. Эта квалификация надежна для детей (Clark, Coleman, and Novak, 2004).

Респонденты вспомнили последние тридцать дней и ответили на серию из десяти вопросов. Примеры вопросов включали в себя «к вам относились хуже, чем к другим людям из-за вашей расы», «люди вели себя так, как будто они думают, что вы не умны из-за вашей расы», «люди вели себя так, как будто они боятся вас, потому что вашей расы», и «вас обзывали или оскорбляли больше, чем другие, из-за вашей расы.Респонденты отметили, что с ними никогда не обращались таким образом = 0, один раз = 1, два-три раза = 2 или три или более раз = 3. Возможные оценки варьировались от 0 до 30. В то время как альфа Кронбаха была высокой α = 0,83, авторы шкалы и другие исследователи предполагают, что это плохой показатель для этой меры, поскольку одно столкновение не предрасполагает человека к другим столкновениям (Clark, Coleman, and Novak 2004; Williams, Neighbours, and Jackson 2003). .

Самооценка

Шкала самооценки Розенберга оценивала общую самооценку (Rosneberg 1965).Эта шкала является одномерной и оценивает общую самооценку (Батлер и Гассон, 2005; Розенберг, 1965). Эта мера надежна и действительна для латиноамериканских, неиспаноязычных чернокожих и неиспаноязычных белых детей (Lorenzo-Hernandez and Oullette, 1998; McReary et al., 1996). Шкала также демонстрирует внутреннюю согласованность при переводе на испанский язык (Lorenzo-Hernandez and Oullette, 1998). Было пять утверждений с положительной формулировкой и пять утверждений с отрицательной формулировкой (например, «В целом я себе нравлюсь», «Иногда мне кажется, что я совсем не хорош» и «Я могу делать что-то так же хорошо, как большинство других людей»). люди»).Варианты ответов использовали шкалу Лайкерта в диапазоне от «Полностью согласен» = 4 до «Совершенно не согласен» = 1, где более высокие баллы указывают на более высокую самооценку. Альфа Кронбаха для образца составила α = 0,76.

Этническая идентичность

Этническая идентификация оценивалась с использованием оригинальной многогрупповой этнической идентичности (MEIM) из десяти пунктов (Phinney 1992). Этот показатель оценивал, насколько сильно человек идентифицировал себя со своим этническим происхождением. Примеры вопросов включали: «Я счастлив, что я (испаноязычный американец, афроамериканец или европейский американец)», «Чтобы узнать больше о своем происхождении, я часто говорил с другими людьми о своей культуре и истории», «Я очень горжусь своей расовой группой и ее достижениями» и «я принимаю участие в своих культурных обычаях, таких как особая еда, музыка или обычаи.Варианты ответов использовали формат Лайкерта в диапазоне от «полностью согласен» = 4 до «полностью не согласен = 1», при этом более высокие баллы указывают на более сильную этническую идентичность. Эта шкала использовалась среди латиноамериканских, неиспаноязычных белых и неиспаноязычных чернокожих детей (Хоумс и Лохман, 2009; Робертс и др., 1999). Альфа Кронбаха была α = 0,83.

Родители указали возраст своего ребенка, мальчику был присвоен код 0, а девочке — 1. СЭС измеряли с использованием четырехфакторного индекса Холлингсхеда (Hollingshead 1975).Этот 4-факторный индекс сочетал уровень образования и престиж профессии с количеством работающих родителей в семье ребенка. Баллы варьировались от 8 до 66, причем более высокие баллы указывали на более высокий теоретический социальный статус. Метод расчета был применим для домохозяйств с одним наемным работником. Когда в доме было два кормильца, среднее значение двух баллов давало значение для SES. Для безработных (n = 2) для расчета престижа профессии использовалось их предыдущее занятие.

Объективные характеристики соседства

Работа Уильяма Джулиуса Уилсона (1996, 1987) предоставила основу для расчета индекса объективных характеристик соседства.Уилсон выделяет безработицу, бедность, домашние хозяйства, возглавляемые женщинами, и расовую сегрегацию чернокожих как индикаторы неблагополучия района. Данные, полученные из информации переписи населения, отражают характеристики районов (U.S. Census Bureau 2000). Индивидуальные проценты безработицы, бедности, домохозяйств, возглавляемых женщинами, и расовой сегрегации были разделены на десять, просуммированы по показателям и разделены для получения среднего значения. Эта шкала имела надежность α = 0,938.

Статистический анализ

Описательная статистика предоставляла информацию по группам, а ANOVA определял наличие значительных различий между независимыми переменными.Логистическая регрессия исследовала шансы на точное определение расы и проверила, существуют ли расовые/этнические различия в осведомленности об этом термине. Были две категориальные расовые/этнические переменные — неиспаноязычные чернокожие и латиноамериканцы, с белыми в качестве эталонной категории для каждой группы. Пол был ковариантом, потому что мальчики чаще сталкиваются с расовой дискриминацией и, как следствие, могут больше знать о расе. Женщины были референтной категорией. Мы ожидали, что мальчики и дети старшего возраста будут лучше осведомлены о расе.Из-за экономии и отсутствия значимости SES не сообщалось для модели логистической регрессии. ANOVA рассмотрели вторую цель исследования. Поскольку средства для отдельных элементов шкалы были относительно низкими, они нарушали предположение о гомоскедастичности. Переменные были логарифмически преобразованы; однако средние значения элементов шкалы были нулевыми для одной или нескольких расовых/этнических групп. Таким образом, были представлены проценты по каждому пункту меры дискриминации.

Для изучения третьей цели исследования мы использовали множественную регрессию.Исследовательский анализ также контролировал эффекты школы и соседства, однако эти факторы были незначительными и были исключены из аналитических моделей. Метод блочной записи исследовал влияние независимых переменных на самооценку. Первый блок включал возраст, пол и СЭС, второй блок включал расовую дискриминацию, третий блок включал все предыдущие переменные и показатель этнической идентичности, а последний блок включал термин взаимодействия с предполагаемым модератором (расовая дискриминация x этническая идентичность). .Центрирование переменных упростило интерпретацию результатов и уменьшило мультиколлинеарность между членом взаимодействия и независимыми переменными.

РЕЗУЛЬТАТЫ

отображает процент детей по расовым/этническим группам, способных определить расу или, наоборот, нуждающихся в определении. Как показано на этом рисунке, чернокожие дети неиспаноязычного происхождения с меньшей вероятностью требовали определения расы, за ними следовали белые дети латиноамериканского и неиспаноязычного происхождения.

Процент детей, требующих определения расы, представленный по расовой/этнической принадлежности ребенка

Расовая/этническая группа

неиспаноязычные

белые неиспаноязычные черные

латиноамериканцы

представляет описательную статистику по этнической принадлежности.В целом белые дети неиспаноязычного происхождения сообщали о значительно меньшем числе столкновений с расовой дискриминацией (p<0,05) и более низких показателях этнической идентичности (p<0,05), чем чернокожие дети латиноамериканского и неиспаноязычного происхождения. Американские дети латиноамериканского происхождения сообщили о более низкой самооценке (p<0,05), чем неиспаноязычные черные и неиспаноязычные белые дети. Все три группы значительно различались по SES (p<0,05), при этом у неиспаноязычных белых более высокий SES, чем у их неиспаноязычных черных и латиноамериканских коллег соответственно.Чернокожие дети неиспаноязычного происхождения с большей вероятностью жили в районах с более высокой бедностью, безработицей, домохозяйствами, возглавляемыми одинокими женщинами, с детьми-иждивенцами и более высокой концентрацией чернокожих, чем их белые и латиноамериканские сверстники неиспаноязычного происхождения.

Таблица 1

Описательная статистика выборки респондентов в разбивке по этнической принадлежности Среднее значение (стандартное отклонение) 66) Восприятие расовой дискриминации 3.33 (5.44) A 460 (5.68) A .96 (2.60) B Самооценка 31.19 (4.16) A 28.84 (3.85) B 31.17 (4.51) A этнической идентичности 30.28 (4.72) 30,28 (4.72) A 30.0 (3.62) A 27.16 (5.30) B Age 9,69(1,44) 9,3(1,44) 9.73 (1.75) гендер (% женщины) 50% 49% 49% 49% 49% Социально-экономическое состояние 37.89 (11.84) A 25.54 (1120) B 49.5 (8,70) C 60157 D 5 9.48 (15.50) 17.48 (15.50) A 9.88 (11.58) B 9.75 (9.78) B     Безработица 5.3 (4.81) A B 3.31 (4.27) C A A B B C домохозяйств для женщин 16.68 (9.46) A 11.04 (8.16) B 9.11 (8.01) 9.11 (8.01) 9.11 49.73 (37.75) A 18.26 (23.02) b 16.08 (26.76) A

показывает результаты логистической регрессии для определения расы.Быть неиспаноязычным черным ребенком было связано с меньшей вероятностью требования определения расы на пятьдесят семь процентов по сравнению с неиспаноязычными белыми детьми (p<0,05). Хотя направление данных указывает на то, что мальчики были более осведомлены о понятии расы, чем девочки, разница не была статистически значимой. Младший возраст связан с 48-процентной вероятностью того, что потребуется определение расы. Эта разница была значимой на уровне 0,01. Псевдо R 2 предполагает, что модель объясняет примерно двадцать семь процентов различий в понимании расы как концепции.

Таблица 2

Расчетные соотношения шансов (или) социально-экономических факторов на вероятность необходимости определения гонки

0 независимых переменных или 23 9
Non-латиноамериканский черный A . 429 * *
.752 .752
гендер (женщина = 1) .750
Age 0517 **
х 2 39.09 **
DF 4 4
Nagelkerke R 2 (Pseudo R 2 ) 29.50% 27.50%

Представлены средние оценки по всеми днями, рассчитанные для каждого расовая/этническая группа и процентная частота каждого проявления дискриминации. В целом, латиноамериканские дети в среднем чаще сообщали о повседневной дискриминации и сообщали, что с ними обращались хуже и с меньшим уважением из-за их расы.Чернокожие дети неиспаноязычного происхождения сообщили, что их обслуживание в магазинах хуже из-за их расы. У латиноамериканских детей было больше сообщений о том, что люди считали их «неумными» из-за их расы. Чернокожие дети неиспаноязычного происхождения в 2,5 раза чаще, чем дети латиноамериканского происхождения, сообщали, что люди боятся их из-за их расы, за ними следовали белые дети неиспаноязычного происхождения. Почти одинаковый процент неиспаноязычных чернокожих и латиноамериканских детей сообщил, что люди считали их нечестными из-за своей расы, и лишь немногие белые неиспаноязычные дети сообщили об этой форме дискриминации.Латиноамериканские дети сообщили, что люди думали, что они хуже из-за своей расы, и сообщали об обзываниях на расовой почве. Кроме того, больше латиноамериканских детей сообщили, что им угрожали и/или беспокоили из-за их расы. Наконец, чернокожие дети неиспаноязычного происхождения чаще сообщали о том, что сотрудники магазинов преследовали их в магазинах из-за их расы. Таблица 3 ) Ежедневная шкала дискриминации Williams Менее хорошо обращаются * 19.3 3 34.6 6.1 3 12.0 30.8 4 9 45 получил более низкий сервис в магазинах * 19.0156 9036 11.0 9036 Люди думают, что вы не умные * 23.8 35.6 35.6 6.1 Люди боятся * 26,3 11.5 3.0 3.0 Люди считают, что вы нечестные * 21.1 19.2 6.1 7 6.1 человек думают, что они лучше, чем вы * 26,3 44,2 12,1 Тебе назвали названиями или оскорбленными * 17.59 9036 28,8 7033636 703336 Угроза или обеспокоены * 14.0 19.2 9.1 9.1 91 2.60)

представлены результаты регрессии влияния расовой дискриминации на самооценку. В первой модели возраст, женский пол и СЭС были статистически значимы и положительно связаны с повышенным чувством собственного достоинства.Вторая модель включала расовую дискриминацию как фактор социального стресса. Субъективный опыт расовой дискриминации был значительно и отрицательно связан с самооценкой; на каждую единицу увеличения числа столкновений с расовой дискриминацией самооценка снижалась на 0,13 балла. Изменение R 2 показало, что включение этой переменной значительно улучшило соответствие модели (p<0,05). Все значимые демографические переменные в первой модели сохранили свою значимость в этой модели.Третья модель включала этническую идентичность и предыдущие переменные из первой и второй модели. Сильное чувство этнической идентичности было значимо и положительно связано с самооценкой. Включение этой переменной также значительно повлияло на модель (R 2 изменение p <0,01). В этой модели все значимые переменные сохранили свою значимость, при этом этническая идентичность оказала наибольшее влияние на самооценку, за ней следовали СЭС, возраст и расовая дискриминация. Демографические переменные, предполагаемая расовая дискриминация и этническая идентичность объясняют 38% различий в самооценке.В окончательной модели проверялось гипотетическое смягчающее влияние этнической идентичности на взаимосвязь между воспринимаемой расовой дискриминацией и самооценкой. В этой модели все независимые переменные сохранили свою значимость. Термин взаимодействия расовой дискриминации и этнической идентичности не достиг значимости, предполагая, что этническая идентичность не может смягчить взаимосвязь между воспринимаемой расовой дискриминацией и самооценкой.

Стол 4

Таблица 4

регрессионные оценки отношений между расовой дискриминацией и самооценкой среди детей (n = 175)

3
16 .224 7 ** —0.12 (0,06) * 9031 -. 01(01)
модель 1 модель 2 модель 3 модель 4

б(с.д.) β б(у) β б(у) β б(у) β
Age Age 1.04 (0,19) ** 0.373 0.378 (0,19) ** 0.35 0.88 (0,18) ** 0.31 0.31 0,90(0,18) ** 0,32
Пол a 1,93(59) **
1,86 (0.59) ** 0.22 0,22 **
0.68 (0.55) ** 0,19
SES 0,08 (0,02) ** 0.283 0,07 (0,02) ** 0.24 0.10 (0,02) ** 0.33 0.10 (0,02) ** * 0,33
Расовая дискриминация -0.13 (0,06) * -0.14 9 -0.14 -0.11 (0,06) * -0.13 -0.14
Этническая идентичность 0,32 (0,06) ** 0.36 0,33 (0,06) *** 0,36158
Термин взаимодействия B
Р 2 0.25 .26 6 .38 .38 36 .40

Обсуждение

В этом исследовании были рассмотрены ли маргинальные группы, имели осознание расы, сообщили о переживании детей с расовой дискриминацией, и оценили модерирующий эффект Этническая идентичность на связи между расовой дискриминацией и самооценкой. В целом, чернокожие дети неиспаноязычного происхождения были более осведомлены о концепции расы. Этот вывод подтверждает литературу по расовой социализации и работу, проведенную Назру (2003) в Соединенном Королевстве, о том, что маргинализированные группы (черные неиспаноязычного происхождения) с историей угнетения лучше осведомлены о расе.Дети также сообщали о частых столкновениях с расовой дискриминацией в течение тридцати дней. Результаты также подтверждают модель стресса, связанного с расизмом, согласно которой расовая дискриминация негативно влияет на самооценку. Однако полученные данные не подтверждают сдерживающего эффекта этнической идентичности.

Хотя латиноамериканские дети сообщали о значительной подверженности расовой дискриминации, их понимание определения расы было почти таким же, как у белых неиспаноязычных детей, и ниже, чем у неиспаноязычных черных детей.Эти выводы подтверждаются работами Левина и Руиса (1978) и Окампо с коллегами (1993), которые предполагают, что у американских детей мексиканского происхождения расовая идентификация развивается в более позднем возрасте. Латиноамериканские дети в текущем исследовании в основном являются иммигрантами поколения 1,5 (те, кто недавно мигрировал из стран Латинской Америки в возрасте до 12 лет, ~ 86 процентов) и в подавляющем большинстве имеют мексиканское происхождение (~ 80 процентов). Как отмечает Вируэлл-Фуэнтес (2007), это поколение латиноамериканских детей узнает о своем более низком расовом/этническом статусе через взаимодействие с другими.

Ранний социальный контекст латиноамериканских участников этого исследования в подавляющем большинстве случаев приходится на Латинскую Америку. Традиционное восприятие расизма в Соединенных Штатах с упором на расовую бинарность черных и белых не соответствует опыту латиноамериканских иммигрантов, поскольку латиноамериканцы могут быть черными, белыми, индейцами или их комбинацией. Когда латиноамериканские дети иммигрируют в Соединенные Штаты и вступают в контакт с детьми других рас и национальностей в своих школах или по соседству, они с большей вероятностью осознают свой маргинальный статус (Viruell-Fuentes, 2007).Таким образом, латиноамериканцы, особенно дети иммигрантов, могут быть больше похожи на неиспаноязычных белых, когда рассматривают расу как основной статус, чем на неиспаноязычных чернокожих.

Несмотря на то, что они менее осведомлены о расе, больший процент латиноамериканских детей сообщает о дискриминационных столкновениях. Это говорит о том, что воплощение латиноамериканской этнической принадлежности не обходится без проблем в Соединенных Штатах. В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что по мере того, как их население и заметность продолжают расти, выходцы из Латинской Америки могут стать объектами дискриминации в более молодом возрасте.Более высокий уровень дискриминации в отношении латиноамериканских детей может также включать формы дискриминации, отличные от тех, с которыми сталкиваются другие расовые / этнические группы. Например, вполне возможно, что если бы Шкала ежедневной дискриминации Уильямса включала дискриминацию по языковому признаку, дискриминационный опыт, о котором сообщают латиноамериканцы, был бы еще больше.

Белые дети неиспаноязычного происхождения в этом исследовании менее способны дать определение термину «раса», и очень немногие белые дети неиспаноязычного происхождения сообщают о расовой дискриминации.Литература по расовой социализации предполагает, что только часть населения участвует в этом процессе. Как отмечают другие исследования, расовая социализация особенно важна для людей с историческим опытом дискриминации (Браун и Кришнакумар, 2007). Поэтому неудивительно, что многие белые дети неиспаноязычного происхождения нуждались в расовых определениях. Как показывает Копенхейвер-Джонсон (2006), белые родители более неохотно обсуждают расу, дискриминацию и расизм, что, возможно, может способствовать неспособности белых детей неиспаноязычного происхождения в этом исследовании определить расу.Наибольший процент случаев дискриминации белых неиспаноязычных граждан связан с беспокойством или угрозами из-за их расы.

Кроме того, расовая дискриминация негативно повлияла на самооценку среди представителей расовых/этнических групп. Представляется, что столкновения с дискриминацией важны для детей и что негативные последствия для здоровья, связанные с расовой дискриминацией, присутствуют и в этой группе детей младшего возраста. Это также поддерживает работу, связывающую расовую дискриминацию с состоянием здоровья подростков и взрослых.Кроме того, эти результаты подчеркивают необходимость проведения дополнительных исследований для анализа последствий расовой дискриминации для физического и психического здоровья детей младшего возраста.

Несмотря на то, что латиноамериканские дети в Бирмингеме сообщают о более высоком уровне дискриминации, чем их неиспаноязычные чернокожие сверстники, эти результаты могут применяться не ко всем регионам. Чернокожие дети неиспаноязычного происхождения в этом исследовании преимущественно сосредоточены в городских районах с высокой концентрацией чернокожих. Такие этнические анклавы могут функционировать как защитные зоны (Wilson and Martin, 1982), где дети менее подвержены расизму (Massey and Denton, 1992).Кроме того, для изучения уровней сегрегации по группам были рассчитаны индексы изоляции и взаимодействия (McKibben and Faust 2004). Эти расчеты показывают, что действительно неиспаноязычные черные и латиноамериканские/неиспаноязычные белые дети сильно разделены по месту жительства (числа не рассчитываются отдельно для латиноамериканцев из-за небольшого размера выборки). Вероятность встречи с другим представителем своей расовой/этнической группы составляет 64 и 87 процентов для неиспаноязычных чернокожих и латиноамериканцев/неиспаноязычных белых соответственно.Кроме того, у неиспаноязычных чернокожих вероятность общения с людьми других расовых/этнических групп составляет 35%, тогда как у белых детей латиноамериканского/неиспаноязычного происхождения этот шанс составляет всего 11%. Эти индексы показывают, что белые дети неиспаноязычного происхождения редко взаимодействуют с детьми других расовых/этнических групп, и еще больше подчеркивают отсутствие у них расовой осведомленности.

Хотя мы оценивали расовую дискриминацию на индивидуальном уровне, важны расовые социальные системы, которые помогают создавать эти взаимодействия.Как отмечает Бонилья-Сильва (1997, 1999), расовые социальные системы институционализируются и формируют культуру, посредством которой структурируются социальные отношения и жизненные шансы внутри расовых групп и между ними. Сообщаемые случаи расовой дискриминации и их влияние на самооценку маленьких детей в этом исследовании возникают из-за этих встроенных социальных структур. Дети в этом исследовании используют эти структуры для сохранения доминирования, статуса и привилегий (Van Ausdale and Feagin, 2001).

Хотя это исследование очень информативно, у него есть некоторые ограничения. Все интервью проводил один афроамериканский интервьюер, и исследования показывают, что может быть предвзятость респондентов из-за расовых и гендерных несоответствий между интервьюером и респондентами. Исследования также показывают, что люди склонны занижать случаи дискриминации из-за возможного стресса, связанного с воспоминаниями об инцидентах, деликатного характера темы или отрицания личного опыта в целях самосохранения (Karlsen and Nazroo, 2002).Кроме того, в это исследование не включены методы, используемые для расовой социализации. Эта выборка исследования состоит из здоровых детей, набранных и оплаченных для участия в клиническом исследовании. Тем не менее, текущие результаты расширяют литературу и дают важные подсказки для будущих исследований расы и дискриминации среди детей. Это исследование предполагает, что расовая неоднородность среди детей не обязательно свидетельствует о расовой гармонии. Это обращает внимание на необходимость того, чтобы родители, школы и сообщества уделяли внимание решению таких проблем, особенно в связи с нынешним ростом латиноамериканского населения.Исследования расовой дискриминации в детстве в основном были сосредоточены на опыте чернокожих детей неиспаноязычного происхождения. Тем не менее, это исследование предполагает, что опыт маленьких латиноамериканских детей необходимо учитывать в будущей работе и использовать меры дискриминации, связанные с акцентом, статусом иммигранта и владением языком, а также с цветом кожи. Кроме того, будущие исследования должны включать исследования, чтобы понять, как маленькие латиноамериканские дети определяют и интерпретируют расу и этническую принадлежность.

Благодарности

Финансируется грантом NIH R01DK067426. Авторы выражают признательность команде AMERICO, Александре Лузуриага-Макферсон, Аманде Уиллиг, Кристе Казацца и Мишель Кардел за их помощь на этапе сбора данных проекта. Область исследований автора – медицинская социология.

Биографии

• 

АКИЛА ДУЛИН КЕЙТА — научный сотрудник факультета наук о питании Алабамского университета в Бирмингеме.

АДРЕС: Департамент наук о питании Университета Алабамы в Бирмингеме, WEBB 415, 1530 3 rd Ave S., Birmingham, AL 35294. факультет социологии Университета Таскиги.

АДРЕС: Кафедра социологии, Университет Таскиги, Центр биоэтики, комната 44-315, Таскиги, Алабама, 36088. Алабамы в Бирмингеме.

АДРЕС: Департамент наук о питании Университета Алабамы в Бирмингеме, WEBB 449A, 1530 3 rd Ave S., Birmingham, AL 35294. на факультете социологии Алабамского университета в Бирмингеме.

АДРЕС: Факультет социологии Университета Алабамы в Бирмингеме, HHB 460., Birmingham, AL 35294. [email protected]

Справочный список

  • ARAUJO BY, BORRELL LN.Понимание связи между дискриминацией, результатами психического здоровья и жизненными шансами среди латиноамериканцев. Испанский журнал поведенческих наук. 2006;28(2):245–266. [Google Scholar]
  • БАРРИ Д.Т., ГРИЛО СМ. Культурные, самооценка и демографические корреляты восприятия личной и групповой дискриминации иммигрантами из Восточной Азии. Американский журнал ортопсихиатрии. 2003; 73: 223–229. [PubMed] [Google Scholar]
  • BELL MCDONALD K, HARVEY WINGFIELD AM. (Не)видимый блюз: парадокс институционального расизма.Социологический спектр. 2009;29(1):28–50. [Google Scholar]
  • БОНИЛЬЯ-СИЛЬВА Э. Переосмысление расизма: к структурной интерпретации. Американский социологический обзор. 1997;62(3):465–480. [Google Scholar]
  • БОНИЛЬЯ-СИЛЬВА E. Существенный социальный факт расы. Американский социологический обзор. 1999;64(6):899–906. [Google Scholar]
  • Букок С.С., Скотт К.А. Дети в контексте: социологическое исследование детей и детства. Роуман и Литтлфилд; Lanham, Maryland: 2005. [Google Scholar]
  • BRODY GH, CHEN YF, MURRY VM, GE XJ, SIMONS RL, GIBBONS FX, GERRARD M, CUTRONA CE.Воспринимаемая дискриминация и приспособление афроамериканской молодежи: пятилетний лонгитюдный анализ с эффектами контекстуальной модерации. Развитие ребенка. 2006;77(5):1170–1189. [PubMed] [Google Scholar]
  • BROWN TL, KRISHNAKUMAR A. Разработка и проверка шкалы расовой и этнической социализации подростков (ARESS) в афроамериканских семьях. Журнал молодежи и подростков. 2007;36(8):1072–1085. [Google Scholar]
  • BUTLER RJ, GASSON SL. Шкалы самооценки / самооценки для детей и подростков: обзор.Психическое здоровье детей и подростков. 2005; 10:190–201. [Google Scholar]
  • CLARK R, COLEMAN AP, NOVAK JD. Исходные психометрические свойства шкалы бытовой дискриминации у чернокожих подростков. Журнал подросткового возраста. 2004; 273:363–368. [PubMed] [Google Scholar]
  • Коннолли П. Расизм, гендерная идентичность и дети младшего возраста: социальные отношения в многоэтнической начальной школе в центре города. Routledge, London: 2002. [Google Scholar]
  • КОПЕНХЕЙВЕР-ДЖОНСОН Дж. Разговор с детьми о расе: важность приглашения к трудным беседам.Детское образование. 2006; 83:12–22. [Google Scholar]
  • FEAGIN JR, SIKES MP. Жизнь с расизмом: опыт черного среднего класса. Маяк Пресс; Бостон, Массачусетс: 1994. [Google Scholar]
  • ФЕРГЮСОН А. Плохие парни: общественные школы в создании черной мужественности. Издательство Мичиганского университета; Анн-Арбор, Мичиган: 2000. [Google Scholar]
  • FISHBEIN HD. Предрассудки и дискриминация сверстников: истоки предубеждений. Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс; Mahwah, NJ: 2002. [Google Scholar]
  • FISHER CB, WALLACE SA, FENTON RE.Дискриминационный дистресс в подростковом возрасте. Журнал молодежи и подростков. 2000; 29: 679–695. [Google Scholar]
  • ФЛОРЕС JC. Нуэва-Йорк — город диаспоры: латиноамериканцы США между ними и за их пределами. Отчет NACLA по Америке. 2002; 35:46–49. [Google Scholar]
  • HARRELL SP. Многомерная концептуализация стресса, связанного с расизмом: последствия для благополучия цветных людей. Американский журнал ортопсихиатрии. 2000;70(1):42–57. [PubMed] [Google Scholar]
  • ХАРРИС-БРИТТ А., ВЭЛРИ Ч.Р., КУРЦ-КОСТЕС Б.Восприятие расовой дискриминации и самооценка афроамериканской молодежи: расовая социализация как защитный фактор. Журнал исследований подросткового возраста. 2007; 17: 669–682. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • HOLLINGSHEAD AB. Четырехфакторный индекс социального статуса. Издательство Йельского университета; Нью-Хейвен, Коннектикут: 1975. [Google Scholar]
  • HOMES KJ, LOCHMAN JE. Этническая идентичность афроамериканцев и европейцев в подростковом возрасте. Журнал раннего подросткового возраста. 2009; 29: 476–496.[Google Scholar]
  • ХЬЮЗ Д. Корреляции сообщений афроамериканских и латиноамериканских родителей детям об этнической принадлежности и расе: сравнительное исследование расовой социализации. Американский журнал общественной психологии. 2003;31(1-2):15–33. [PubMed] [Google Scholar]
  • ХЬЮЗ Д., ДЖОНСОН Д. Коррелирует в опыте детей с поведением родителей при расовой социализации. Журнал Брак и семья. 2001;63(4):981–995. [Google Scholar]
  • JOHNSON J, RUSH SFJ. Сокращение неравенства: борьба с расизмом: на пути к эгалитарному американскому обществу.Современная социология. 2000; 29: 95–110. [Google Scholar]
  • КАРЛСЕН С, НАЗРУ ДЖИ. Связь между расовой дискриминацией, социальным классом и здоровьем среди этнических меньшинств. Американский журнал общественного здравоохранения. 2002;92(4):624–631. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • ЛЕВИН Э., РУИЗ Р. Исследование мультикоррелятов выбора этнической группы. Журнал кросс-культурной психологии. 1978; 9: 179–190. [Google Scholar]
  • ЛЬЮИС А. Гонки на школьном дворе: обсуждение цветовой линии в классах и сообществах.Издательство Университета Рутгерса; Нью-Брансуик, Нью-Джерси: 2003. [Google Scholar]
  • Лоренцо-Эрнандес Дж., Уллетт С. Этническая идентичность, самооценка и ценности доминиканцев, пуэрториканцев и афроамериканцев. Американский журнал прикладной социальной психологии. 1998;28:2007–2024. [Google Scholar]
  • MASSEY DS, DENTON NA. Жилая сегрегация групп азиатского происхождения в мегаполисах США. Социология и социальные исследования. 1992;76(4):170–177. [Google Scholar]
  • MCKIBBEN JN, FAUST KA.Распределение населения — классификация проживания. В: SIEGEL JS, SWANSON DA, редакторы. Методы и материалы демографии. Академическая пресса Эльзевира; Сан-Диего, Калифорния: 2004. стр. 105–124. [Google Scholar]
  • MCREARY M, SLAVIN L, BERRY EJ. Прогнозирование проблемного поведения и самооценки среди афроамериканских подростков. Журнал подростковых исследований. 1996; 11: 216–234. [Google Scholar]
  • МОСАКОВСКИЙ КН. Преодоление предполагаемой дискриминации: защищает ли этническая идентичность психическое здоровье? Журнал здравоохранения и социального.Поведение. 2003;44(3):318–331. [PubMed] [Google Scholar]
  • MYERS LJ, STOKES D, SPEIGHT S. Физиологические реакции на тревогу и стресс: реакции на угнетение, кожно-гальвинический потенциал и частота сердечных сокращений. Журнал чернокожих американских исследований. 1989; 20:80–96. [Google Scholar]
  • НАЗРУ ДЖИ. Структурирование этнического неравенства в отношении здоровья: экономическое положение, расовая дискриминация и расизм. Американский журнал общественного здравоохранения. 2003;93(2):277–284. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • NYBORG VM, CURRY JF.Влияние воспринимаемого расизма: психологические симптомы среди афроамериканских мальчиков. Журнал клинической детской и подростковой психологии. 2003;32(2):258–266. [PubMed] [Google Scholar]
  • OCAMPO K, BERNAL MKP. Пол, раса и этническая принадлежность: последовательность социальных постоянств. В: BERNAL M, KNIGHT G, редакторы. Этническая идентичность: формирование и передача среди выходцев из Латинской Америки и других меньшинств. Государственный университет Нью-Йорка Press; Олбани: 1993. стр. 11–30. [Google Scholar]
  • ФИННИ Дж.С.Мультигрупповая этническая идентичность. Журнал подростковых исследований. 1992; 2: 156–176. [Google Scholar]
  • PORTER JE, WASHINGTON RE. Идентичность и самооценка меньшинства. Ежегодные обзоры по социологии. 1993; 19: 139–161. [Google Scholar]
  • ПРЕССЕР С., БЛЭР Дж. Предварительное тестирование опроса. Дают ли разные методы разные результаты? Социологическая методология. 1994; 24:73–104. [Google Scholar]
  • ROBERTS RE, PHINNEY JS, MASSE LC, CHEN RY, ROBERTS CR, ROMERO AJ. Структура этнической идентичности младших подростков из разных этнокультурных групп.Журнал раннего подросткового возраста. 1999;19:301–322. [Google Scholar]
  • ROMERO AJ, ROBERTS RE. Влияние множественных аспектов этнической идентичности на дискриминацию и самооценку подростков. Журнал прикладной социальной психологии. 2003; 33: 2288–2305. [Google Scholar]
  • Роснеберг М. Общество и подросток. Издательство Принстонского университета; Princeton, NJ: 1965. [Google Scholar]
  • SPENCER MB, MARKSTROM-ADAMS C. Процессы идентичности среди детей расовых и этнических меньшинств в Америке.Развитие ребенка. 1990; 61: 290–310. [Google Scholar]
  • САЛАЧА Л.А., ЭРКУТ С., ГАРСИЯ К.С., АЛАРКОН О., ФИЛДС Д.П., СЕДЕР И. Дискриминация и психическое здоровье пуэрториканских детей и подростков. Культурное разнообразие и психология этнических меньшинств. 2003;9(2):141–155. [PubMed] [Google Scholar]
  • THORNTON MC, CHATTERS LM, TAYLOR RJ, ALLEN WR. Социодемографические и экологические корреляты расовой социализации чернокожих родителей. Развитие ребенка. 1990;61(2):401–409. [PubMed] [Google Scholar]
  • Van Ausdale D, Feagin JR.The First R: Как дети узнают о расе и расизме. Роуман и Литтлфилд; Lanham, MD: 2001. [Google Scholar]
  • VIRUELL-FUENTES EA. Помимо аккультурации: иммиграция, дискриминация и исследования в области здравоохранения среди мексиканцев в Соединенных Штатах. Социальные науки и медицина. 2007;65(7):1524–1535. [PubMed] [Google Scholar]
  • WARDLE J, WILLIAMSON S, JOHNSON F, EDWARDS C. Депрессия при подростковом ожирении: культурные модераторы связи между ожирением и депрессивными симптомами.Международный журнал ожирения. 2006;30(4):634–643. [PubMed] [Google Scholar]
  • WHITBECK LB, MCMORRIS BJ, HOYT DR, STUBBEN JD, LAFROMBOISE T. Воспринимаемая дискриминация, традиционные обычаи и симптомы депрессии среди американских индейцев в верхнем Среднем Западе. Журнал здоровья и социального поведения. 2002;43(4):400–418. [PubMed] [Google Scholar]
  • WILLIAMS DR, COLLINS C. Us Социально-экономические и расовые различия в состоянии здоровья – закономерности и объяснения. Ежегодный обзор социологии.1995; 21: 349–386. [Google Scholar]
  • УИЛЬЯМС Д.Р., СОСЕДИ Х.В., ДЖЕКСОН Д.С. Расовая/этническая дискриминация и здоровье: результаты общественных исследований. Американский журнал общественного здравоохранения. 2003;93(2):200–208. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]
  • УИЛЬЯМС Д.Р., УИЛЬЯМС-МОРРИС Р. Расизм и психическое здоровье: опыт афроамериканцев. Этническая принадлежность и .Здоровье. 2000;5(3-4):243–268. [PubMed] [Google Scholar]
  • WILLIAMS DR, YAN YU, JACKSON JS, ANDERSON NB. Расовые различия в физическом и психическом здоровье: социально-экономический статус, стресс и дискриминация.Журнал психологии здоровья. 1997; 2: 335–351. [PubMed] [Google Scholar]
  • WILLIAMS JE, BOSWELL DA, BEST DL. Оценочные реакции дошкольников на белый и черный цвета. Развитие ребенка. 1975; 46: 501–508. [Google Scholar]
  • УИЛЬЯМС Дж. Э., РОБЕРСОН К. Дж. Метод оценки расовых установок у детей дошкольного возраста. Педагогическое и психологическое измерение. 1967; 27: 671–689. [Google Scholar]
  • УИЛСОН К.Е., МАРТИН В.А. Этнические анклавы: сравнение кубинской и черной экономики в Майами.Американский журнал социологии. 1982; 88: 135–160. [Google Scholar]
  • WILSON WJ. Когда работа исчезает: мир новой городской бедноты. Альфред А. Кнопф: распространяется Random House; Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: 1996. [Google Scholar]
  • WILSON WJ. Действительно обездоленные. Чикагский университет; Чикаго, Иллинойс: 1987. [Google Scholar]

Talking to Children About Racial Bias

Автор: Ashaunta Anderson, MD, MPH, MSHS, FAAP & Jacqueline Dougé, MD, MPH, FAAP детей, и трудности в оказании помощи этим детям процветать в мире, полном расовых предубеждений.

Родители могут лучше справляться с сегодняшними проблемами, если будут понимать, как расовые предубеждения проявляются у детей, а также стратегии, которые помогут им справляться с расовыми различиями и реагировать на них.

Как дети узнают о расовой предвзятости?

Дети узнают о расовых различиях и расовых предрассудках с раннего возраста и учатся у своих первых учителей — своих родителей — как справляться с этими различиями и реагировать на них.

Процесс изучения расовых предубеждений очень похож на изучение нового языка (т.г., ребенок, выросший на двух языках, по сравнению с ребенком, который начал изучать испанский язык в средней школе). Биология определяет критический период раннего обучения, а также более позднее окно, когда обучение намного труднее.

  • Уже в 6 месяцев мозг ребенка может замечать расовые различия.

  • В возрасте от 2 до 4 лет дети могут усвоить расовые предубеждения.

  • К 12 годам многие дети укореняются в своих убеждениях, что дает родителям десятилетие на то, чтобы изменить процесс обучения, чтобы уменьшить расовые предубеждения и улучшить культурное понимание.

Но, как и в случае с языковым погружением, дети, открытые для общения с обществом, смогут свободно говорить о расовых предубеждениях, даже если их родители ничего не делают.

Стратегии помощи детям в борьбе с расовыми предубеждениями

Есть три стратегии, которые родители могут использовать, чтобы помочь своим детям справиться с расовыми предубеждениями:

  • Поговорите со своими детьми и признайте существование расовых различий и предубеждений.

  • Противостоять своим предубеждениям и смоделировать, как вы хотите, чтобы ваши дети реагировали на других, которые могут отличаться от них.

  • Поощряйте своих детей бросать вызов расовым стереотипам и расовым предубеждениям , проявляя доброту и сочувствие при общении с людьми всех расовых, этнических и культурных групп.

Как родители могут противостоять собственным расовым предубеждениям

Родители должны сначала противостоять своим собственным предубеждениям, чтобы их пример соответствовал идеям расовой и этнической терпимости.

  • Будьте образцом для подражания. Выявление и исправление собственных предвзятых мыслей, чувств и действий, связанных с расовой принадлежностью. Если вы хотите, чтобы ваши дети верили в то, что вы проповедуете, вы также должны демонстрировать такое поведение. Ваши повседневные комментарии и действия скажут больше, чем что-либо еще.

  • Иметь широкую, культурно разнообразную социальную сеть. Поощряйте своих детей также иметь разнообразный круг друзей. Это способствует вовлечению в мультикультурную деятельность и опыт.

Советы, как говорить о расовых различиях и расизме


Говорить о расе — это не расизм. Это нормально и важно. С раннего возраста у детей могут возникать вопросы о расовых различиях, и родители должны быть готовы ответить на них. Но важно помнить о готовности вашего ребенка к развитию.

  • Для дошкольников: В этом возрасте ваш ребенок может начать замечать и указывать на отличия в окружающих вас людях (т.д., в продуктовом магазине, в парке и т. д.). Если ваш ребенок спросит о чьем-то оттенке кожи, вы можете сказать: «Разве это не прекрасно, что мы все такие разные!» Вы даже можете приложить свою руку к их руке, чтобы показать различия в оттенках кожи в вашей семье.

  • Для школьников: В этом возрасте важно открыто говорить с ребенком о расе, разнообразии и расизме. Обсуждение этих тем поможет вашему ребенку увидеть в вас надежный источник информации по теме, и он или она сможет обратиться к вам с любыми вопросами.Укажите на стереотипы и расовые предубеждения в СМИ и книгах, таких как злодеи или «плохие парни» в фильмах.

  • I Если ваш ребенок комментирует или задает вам вопросы о расе на основании школьных инцидентов или чего-то, что он читал или смотрел: Продолжите обсуждение такими вопросами, как: «Как вы к этому относитесь?» и «Почему ты так думаешь?» Это также полезно, если ваш ребенок услышал что-то бестактное или если ваш ребенок сам столкнулся с расовой предвзятостью.Прежде чем ответить на его или ее утверждение или вопрос, выясните, откуда оно взялось и что оно означает с его или ее точки зрения. См. Беседа с детьми о трагедиях и других новостных событиях для получения дополнительной информации.

Эти беседы закладывают основу для того, чтобы ваш ребенок принимал и уважал все различия и сходства. По мере взросления детей ответы на вопросы будут усложняться.Это моменты, чтобы узнать, что ваш ребенок понимает или пытается понять о расовых предубеждениях.

Помните:

Чтобы создать культуру инклюзивности, мы все должны обратить внимание на свои предубеждения и признать их, чтобы мы могли что-то делать с теми, которые несправедливы или причиняют вред другим, например, с расовыми предубеждениями. Понимание того, как люди относятся и ведут себя по отношению к тем, кто не входит в их собственную группу, может помочь сообществам исцелиться после трагедии, а также предотвратить будущие.

Дополнительные ресурсы, которые помогут родителям бороться с расизмом и дискриминацией:


О компании Dr.Андерсон:

Ashaunta Anderson, MD, MPH, MSHS, FAAP, доцент Медицинской школы Риверсайда Калифорнийского университета и исследователь политики в области здравоохранения в RAND Corporation. Ее исследования сосредоточены на влиянии расы и расизма на здоровье детей. Она также является педиатром и опубликованным автором 50 исследований, которые должен знать каждый педиатр , справочник научных данных, лежащих в основе повседневной педиатрической практики.

О докторе Дуге:

Жаклин Дуге, доктор медицины, магистр здравоохранения, FAAP, является директором по охране здоровья детей в Департаменте здравоохранения округа Ховард.Ее интересы включают различия в состоянии здоровья, средства массовой информации, школьное здоровье и взаимодействие общественного здравоохранения и педиатрии. В Американской академии педиатрии она является сопредседателем Специальная группа по профилактике и общественному здравоохранению Совета общественной педиатрии. Сайт ее блога drjacquelinedouge.com.

Информация, содержащаяся на этом веб-сайте, не должна использоваться в качестве замены медицинской помощи и рекомендаций вашего педиатра. Могут быть варианты лечения, которые ваш педиатр может порекомендовать в зависимости от индивидуальных фактов и обстоятельств.

Расовые предубеждения могут проявиться у младенцев в возрасте шести месяцев, как показывают исследования Университета штата Техас

U of T Профессор Кан Ли говорит, что два его недавних исследования показывают, что расовые предубеждения могут возникать у младенцев в возрасте от шести до девяти месяцев.

Ли, профессор Института исследований в области образования Онтарио, говорит, что причиной может быть отсутствие знакомства с другими расами.

Он и исследователи из Университета Торонто, США, Великобритания, Франция и Китай, показывают, что дети в возрасте от шести до девяти месяцев демонстрируют расовую предвзятость в пользу представителей своей расы и расовую предвзятость в отношении представителей других рас.

В первом исследовании, опубликованном в Developmental Science, Ли показал, что дети в возрасте от шести до девяти месяцев начинают ассоциировать лица своей расы со счастливой музыкой, а представители других рас — с грустной музыкой.

Во втором исследовании, опубликованном в журнале Child Development , исследователи обнаружили, что дети в возрасте шести месяцев более склонны узнавать информацию от взрослых представителей своей расы, а не от взрослых представителей другой расы.

«Результаты показывают, что расовая предвзятость уже существует примерно во второй половине первого года жизни ребенка», — сказал Ли, руководитель Канадского исследовательского центра в области нравственного развития и нейробиологии развития, а также ведущий автор исследований. «Это бросает вызов распространенному мнению о том, что расовые предубеждения впервые появляются только в дошкольном возрасте».

Он считает, что результаты этих исследований важны, учитывая проблемы широко распространенных расовых предубеждений и расизма во всем мире.

«Таким образом, эти результаты указывают на возможность того, что расовые предубеждения могут возникать из-за того, что мы не общались с представителями другой расы в младенчестве», — сказал Ли.«Если мы сможем точно определить отправную точку расовых предубеждений, что мы, возможно, сделали здесь, мы сможем начать искать способы предотвратить расовые предубеждения».

Исследователи говорят, что эти выводы важны, потому что они предлагают новый взгляд на причину расовых предубеждений.

«Когда мы думаем, почему у кого-то есть расовые предубеждения, мы часто думаем о негативном опыте, который он или она мог иметь с представителями другой расы. Но эти данные свидетельствуют о том, что расовая предвзятость возникает без опыта работы с представителями другой расы», — сказал Найци (Габриэль) Сяо, который также руководил исследованиями в рамках двух исследований, а в настоящее время является научным сотрудником Принстонского университета.

Об этом можно сделать вывод, поскольку предыдущие исследования, проведенные в других лабораториях, показали, что более 90 процентов людей, с которыми обычно взаимодействуют многие младенцы, принадлежат к их собственной расе. Следуя этой схеме, в текущих исследованиях участвовали дети, у которых практически не было опыта общения с представителями другой расы.

«Важным открытием является то, что младенцы будут учиться у людей, с которыми они больше всего контактируют», — сказал Сяо, указывая на то, что родители могут помочь предотвратить расовые предубеждения, знакомя своих детей с людьми разных рас.

Ли сказал, что важно помнить о влиянии расовых предубеждений на нашу повседневную жизнь, подчеркнув, что озабоченность вызывают не только явные предубеждения, но и скрытые формы.

«Скрытые расовые предубеждения, как правило, подсознательны, пагубны и коварны», — сказал он. «Он пронизывает почти все наши социальные взаимодействия, от здравоохранения до торговли, трудоустройства, политики и свиданий. Из-за этого очень важно изучить, откуда берутся такого рода предубеждения, и использовать эту информацию, чтобы попытаться предотвратить развитие расовых предубеждений», — сказал он.

Подробнее об исследованиях Ли

Разговор с детьми о гонках

В минувшие выходные по всему миру прокатились интенсивные протесты, вызванные убийством афроамериканца белым полицейским в Миннеаполисе. Как бы мы ни хотели оградить наших детей от этих неприятных образов, дети, скорее всего, будут подслушивать разговоры о расе, расовых различиях и расизме и задавать вопросы. Эксперты говорят, что ваш ответ может сформировать отношение ваших детей к расе на долгие годы.

«Этот момент времени дает людям возможность», — говорит Кандра Фланаган, директор по преподаванию и обучению Национального музея афроамериканской истории и культуры (NMAAHC). «Взрослые могут захотеть выключить телевизор или помолчать. Но дети получают информацию и понимание из других мест. Гораздо важнее вести эти разговоры, чтобы они не получали извне сообщений, отличных от того, что [родители] хотят, чтобы они имели».

Для некоторых родителей протесты, происходящие после смерти Джорджа Флойда, выльются в первые вопросы их детей о расе и расизме.Эти первые разговоры могут нервировать, но педагоги призывают родителей не уклоняться от них, даже если дети маленькие. Было бы ошибкой недооценивать их способность понимать проблемы, связанные с расой и несправедливостью, считает Кэрин Парк, профессор Антиохийского университета в Сиэтле, чьи исследования сосредоточены на понимании детьми расы и этнической принадлежности.

«Дети в возрасте трех лет знают о расе и цвете кожи и не боятся задавать вопросы, — говорит Парк.«Их идентичность действительно важна для них, и расовая идентичность является важной частью их общей идентичности. Они также понимают силу разговоров о расе и расизме, и что, когда они поднимают эти темы, они могут привлечь внимание взрослых и других детей».

Расу относительно легко решить, когда маленький ребенок впервые замечает цвет кожи. Понятно, что о расизме труднее говорить. Немногие родители считают себя или своих детей расистами с их коннотациями преднамеренного, гневного или подлого поведения по отношению к различным группам людей.Но, по словам Ибрама X. Кенди, исполнительного директора Центра антирасистских исследований и политики Американского университета в Вашингтоне, округ Колумбия, намерение не всегда является частью расизма.

Это означает, говорит Кенди, что, хотя большинство людей не хотят причинить вреда, они все равно судят по признаку расы. И, по словам Мэгги Бенеке, доцента кафедры образования Вашингтонского университета, часто такие суждения исходят из скрытых расовых предубеждений, которые мы можем усвоить в результате повседневного взаимодействия и обмена социальными сообщениями, что приводит к убеждениям, которые мы можем даже не осознавать, но которые все же можем вызвать непреднамеренное расистское поведение.«Например, после просмотра фильмов с преимущественно белыми принцессами ребенок может сказать что-то вроде: «Мне нравятся только принцессы, похожие на Эльзу, и мне не нравятся каштановые волосы и кожа Моаны», — говорит Бенеке, изучающая справедливость в образование.

Цель, по словам Кенди, состоит в том, чтобы воспитать детей, настроенных против расизма. «Как родители, — говорит Кенди, автор предстоящей настольной книги Antiracist Baby и соавтор с Джейсоном Рейнольдсом книги для молодых взрослых Stamped: Racism, Antiracism and You , — мы должны воспитывать детей, которые могут выражать свои мысли. расового равенства, которые видят в расовом неравенстве проблему и могут внести свой небольшой вклад в борьбу с этой большой проблемой расизма.А это означает распознавать расистские идеи, которые дети могли усвоить — непреднамеренно или нет, — и направлять их к антирасистскому поведению.

Развитие сочувствия, сострадания и чувства справедливости в раннем возрасте помогает детям вырасти взрослыми, которые хотят помочь сделать мир лучше. Для родителей это часто означает сделать глубокий вдох и вести эти жесткие разговоры о расе и расизме. «Независимо от того, как начинается разговор, родители должны подать сигнал о том, что это нормально и важно говорить об этом», — говорит Бенеке.Вот что говорят эксперты о воспитании ребенка-антирасиста.

Будьте готовы говорить о расовых событиях и эмоциях, которые они вызывают. говорит. Часть этих разговоров потребует от взрослых глубоких размышлений.

«Речь идет не только о ребенке, но и о работе, которую должен выполнять взрослый», — говорит Анна Хиндли, директор по дошкольному образованию в NAAMHC.Понимание истории межрасовых отношений в стране и различных способов проведения демонстраций облегчит обсуждение этих тем с детьми. (Посмотрите эти статьи для детей об афроамериканских героях, в том числе о Мартине Лютере Кинге-младшем.)

Например, NAAMHC недавно запустил Talking About Race, веб-портал с ресурсами, помогающими родителям и учителям вести дискуссию с помощью конкретных инструментов. Он вводит идею угнетения как «сочетания предрассудков и институциональной власти, которая создает систему, которая регулярно и жестко дискриминирует одни группы и приносит пользу другим группам.«Это хорошая подсказка, чтобы дети задумались о том, что могло привести к этим глобальным протестам помимо смерти одного человека: что афроамериканцы непропорционально беднее, чем другие группы американцев, что эта группа непропорционально пострадала от COVID-19, потому что доступа к здравоохранению и по другим причинам, а также то, что чернокожих убивают («ранят», если у вас есть дети младшего возраста) полицейскими гораздо чаще, чем белых.

И Хиндли, и Бенеке предполагают, что сокрытие этой информации от детей может повредить их способности решать проблемы, связанные с расой и угнетением.

«Мы знаем, что дети способны [понимать], но им может понадобиться некоторая поддержка, учитывая все сообщения, которые они получают о себе и других», — говорит Бенеке.

Однако Флэнаган напоминает родителям, что на детей, как и на взрослых, эмоционально влияют такие события, как смерть Джорджа Флойда и последующие протесты. Разговоры должны помнить об этих чувствах.

«Мы эмоционально реагируем на многие проявления несправедливости, с которыми сталкиваемся во времени и во всем мире, — говорит она.«Дайте детям пространство для их собственных эмоциональных путешествий и их собственной эмоциональной распаковки».

Следите за утверждениями, которые связывают расу с оценочными суждениями

Если ваш ребенок говорит: «Эта дама смуглая!» а она есть, то сразу с ней соглашайтесь. «Замечать чью-то расу — это не расизм, — говорит Пак. «Нежелание признать ее наблюдение может послать ребенку неверный сигнал».

Родители должны прислушиваться к любым оценочным суждениям, которые дети могут неосознанно придавать этим различиям, а затем мягко их корректировать.«Отвечайте открытыми, непредвзятыми вопросами, чтобы понять, почему ваш ребенок может сделать такое предположение», — говорит Бенеке. «Простые вопросы вроде «Почему ты так думаешь?» или «Почему ты так говоришь?» могут помочь начать разговор». Затем вы можете объяснить, что такое стереотипы, а затем поработать с ребенком над примерами, которые показывают, что эти стереотипы на самом деле не соответствуют действительности.

Помогите своим детям осознать вред расистской идеи

Если вы слышите, как ваш ребенок высказывает мнение о группе людей, которое, как он не понимает, является предвзятым, вовлеките его в соответствующий возрасту разговор об этом.С детьми помладше вы можете сосредоточить разговор на том, почему эти слова могут обидеть и какие чувства они могут вызвать у кого-то. И хотя большинство детей старшего возраста приучены не делать откровенно расистских комментариев, они могут всплывать. Пак призывает родителей помочь детям изучить как намерение заявления, так и его непреднамеренное воздействие. Например, если ваш ребенок говорит, что «цветные люди тоже могут быть расистами», это приглашение к разговору. «Спросите ребенка, произошло ли что-то, что заставило его так себя чувствовать, и расскажите о том, что он чувствовал, когда говорил об этом», — говорит Пак.«Кто выигрывает, а кто проигрывает от такого комментария? Прислушивайтесь к оскорбленным чувствам отторжения или исключения и подумайте о плане примирения этих чувств».

Чем старше ребенок, тем более изощренным может быть разговор. «Но мы никогда не должны уклоняться от того, чтобы указывать нашим детям на расистские идеи, — говорит Кенди. «И мы никогда не должны уклоняться от защиты наших детей антирасистскими идеями».

Обновите свою домашнюю библиотеку

Внимательно посмотрите на книги, фильмы и телепередачи, которые читает ваш ребенок, и вы, вероятно, заметите, какие группы представлены больше всего.Подумайте о том, чтобы познакомить свою семью со средствами массовой информации, которые меняют представление о том, как может выглядеть герой, сосед или друг.

«Мы знаем, что большинство иллюстрированных книг сосредоточены вокруг белых персонажей, и что черные и коричневые человеческие персонажи представлены даже меньше, чем животные и другие персонажи мультфильмов», — говорит Бенеке. Ищите книги, в которых черные, коричневые и коренные персонажи встречаются в обычных ситуациях, а не только те, которые посвящены порабощению или несправедливости.

Ищите книги с иллюстрациями и историями, которые прославляют разнообразие и знакомят вашего ребенка с разными точками зрения.Найти что-то отличное? Купите дополнительный экземпляр и отдайте его в школьную библиотеку.

Внесите разнообразие в различные аспекты своей жизни

Чтобы дети восприняли антирасистские идеалы, они должны общаться с людьми, которые отличаются от них. Если их группа друзей выглядит слишком похожей, возможно, пришло время поощрять небольшое разнообразие на этих игровых встречах.

Это также может быть возможностью для родителей внести больше разнообразия в свою повседневную жизнь.Манка Варгезе, профессор Вашингтонского университета, специализирующаяся на многоязычном образовании, предлагает расширить вашу собственную социальную сеть, включив в нее расу, пол, способности и религию. Это моделирует антирасистское поведение для ваших детей и дает возможность поговорить о ценности различий. «Для детей это имеет эффект просачивания, потому что вы предполагаете, что разное — это хорошо», — говорит Пак. «Это дает детям доступ к целому ряду точек зрения, еды, историй и точек зрения».

Конечно, цель не в том, чтобы просто сбежать и завести друга только потому, что человек другой расы.Вместо этого изучите, что вы можете делать неосознанно, что ограничивает круг общения вашей семьи. «Подумайте, куда вы как родитель или семья вкладываете время и ресурсы, — говорит Бенеке. Подумайте о том, чтобы попробовать себя во внеклассных мероприятиях в новом для вас районе или исследовать что-то помимо ваших обычных занятий на выходных, чтобы отношения развивались естественным образом.

Найдите другие занятия, которые познакомят ваших детей с разными точками зрения. Попробуйте посещать мероприятия в местной библиотеке, посещать музейные выставки, посвященные расам, или посещать культурные мероприятия в местных общественных центрах круглый год.Экспозиция может помочь расширить представление об инклюзивности.

Не делайте разговор о гонке разовым мероприятием

Вам не нужно назначать время для «рассказа о гонке». Разговоры могут происходить естественным образом, если вы обращаете внимание на утверждения вашего ребенка и не забываете о том, как может проскальзывать бессознательная предвзятость. быть более инклюзивным. Если ваш подросток задается вопросом, почему в программе «Друзья » нет чернокожих, поговорите с ней о том, что может сделать шоу более представительным.«Поощряйте критическое мышление и приглашайте подростков к обсуждению того, что они замечают», — говорит Парк. Разговор может привести к «аудиту разнообразия» средств массовой информации, которые вы оба потребляете, чтобы отслеживать цветных людей в ролях ведущих, поддерживающих, авторитетных фигур, героев и злодеев. Затем вернитесь вместе, чтобы сравнить записи. Основываясь на том, что вы обнаружите, вы можете внести изменения в свою медиа-диету.

Вы также можете искать способы, с помощью которых вы, как родитель, можете естественным образом выявить различия. Если ваш ребенок отмечает, что большинство профессиональных баскетболистов — афроамериканцы, можно также упомянуть, что большинство владельцев команд — белые, и спросить, что ваш ребенок думает об этом.Варгезе предлагает заинтересовать ребенка такими вопросами, как «Что ты здесь заметил? Как вы думаете, почему? Кому выгодна ситуация? Что мы можем сделать по этому поводу?» Ответы могут привести к плодотворным дискуссиям о привилегиях, расе и неравенстве и помочь вашему ребенку развить антирасистские идеалы.

Не притворяйтесь, что знаете ответы на все вопросы

Прежде всего помните, что не существует единственно «правильного» способа вести эти беседы. Как и в других важных и неудобных разговорах, вы можете пожалеть, что не ответили на вопрос по-другому, оглядываясь назад.Владей этим.

«Это требует практики, — говорит Бенеке. «Моделируйте, что, хотя вы уже взрослый, вы все еще обдумываете эти идеи как взрослый.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.