Мама дети баня: Рассказ1 В баньке с мамой. – История №893083 Ребёнком я посещал женскую баню. Не в целях саморазвития, а…

Рассказ1 В баньке с мамой.

Будучи в гостях, у моей сестры, не по своей воле, попали с мамой в баню.

Давно это было. Мама решила съездить к своей дочери, моей сестре, которая была намного старше меня и училась в институте, в другом городе. Я, тогда, буквально прилип к маме и напросился с ней. Мама, правда без особого желания, всё же взяла меня с собой.

По приезду случился казус. Сестры в общежитии не было. Как потом выяснилось, в письме сестра плохо разобрала дату, подумала совсем на другой день и спокойно отправилась за город к подруге. Мы приехали днём. Пока суть да дело, подступал вечер.

Мама хотела идти искать гостиницу, но тут появился комендант и предложил очень даже приемлемый вариант. Он нам предоставит койкоместа на правах гостей, но по каким-то там правилам поселения, нужно сходить в баню и принести оттуда бумагу о помывке (как, потом, оказалось, обыкновенные билеты).

Времени у нас было уйма и оставив вещи отправились, по координатам коменданта, в баню. Нашли быстро. Это было современное здание, довольно большое и просторное. Внутри была какая-то особая атмосфера, запах простыней и шампуни.

Мама сразу же пошла к кассе, людей в очереди не было и начала объяснять сложившуюся ситуацию. Но тётенька-билетёрша, наотрез, отказалась дать нам билеты без помывки. На аргумент мамы, о том, что у нас нет ни мыла ни полотенца, просто успокоила:

– У нас, можно взять, всё и мыло и мочалку и полотенца – похоже, мы ей явно приглянулись. Она и не скрывала симпатии, улыбаясь маме и даже мне бросив комплимент.

– Мужчина смотрю, что надо. Но в мужское, одного, наверное мама не отпустит? Маловат, для незнакомого места – мама закивала головой.

– А для женского, великоват – продолжила кассирша. Мама и тут согласилась.

– Шура – позвала работница помывочного хозяйства. Подошла симпатиная женщина лет тридцати, в синем халате. Они о чём-то переговорили. В конце их разговора, я только и услышал:

– Ну конечно. Пускай, моются. Я всё-равно вечером буду там убирать.

Весёлая тётенька вернулась к нам и добродушно сказала, что бы мы расплатились за простую помывку, а сами пойдём в семейное отделение.

– Только сегодня оно закрыто, сандень сделали и отсюда не попадём. Но я проведу вас через … – и приблизившись к маме, что-то сказала, я не расслышал. Мама выразила удивление и спросила:

– А отсюда никак нельзя?

– Да не бойтесь. Днём людей мало. Пройдём, никто и внимания не обратит. А я потом, вас и выведу – сказала тётенька и пошла за банными принадлежностями для нас, а мама мне сказала:

– Сейчас мы пойдём, через раздевалку. Если увидишь дядей, а они могут быть и раздеты, не обращай внимания. Мы, просто, пойдём через другую дверь, а не главную, она сегодня не открывается.

Наконец уложив, в пластмассовую сумку полотенца и всё остальное, повела нас к месту назначения. Мы спокойно прошли через раздевалку, там было только двое мужчин, они были уже одеты и наверное знали кассиршу, потому, что она, что-то спросила у них, а те весело ответили.

Открыв обыкновенную дверь, весёлая тётенька сказала, что как и где открывать и так понятно и, что она прийдёт через часик-полтора. И уходя сказала:

– Я снаружи дверь закрою, а она если что, изнутри ручкой открывается. Ну мойтесь на здоровье.

В отделении было очень красиво. Кафель наверное импортный, хорошие шкафы для одежды и сияющий душ. Надо сказать, что для 70-х годов интерьер был просто великолепен. Мама прошлась по помещению, потрогала ванную, душ. Открыла два шкафчика и посмотрев на меня, сказала:

–  Мне нравится. Раздевайся. Вот шкафчик.

Мама взяла низ платья и приподняля его так, что стали видны застёжки на чулках. Но тут же остановилась и глядя на меня, попросила:

– Расстегни сзади, пуговицы на платье. Сниму, что бы не намочить.

Я, немного по дилетенски, справился с тугими пуговицами и она сбросила платье. Надо сказать, что на улице был апрель, довольно тепло и мама не носила комбинацию. Я вообще её в ней редко видел.

На ней были белые трусики, белый пояс и белый лифчик. Я поймал себя на мысли, что выглядит это, очень красиво.

– Спасибо. Ну теперь раздевайся уже. Не тяни. Искупайся, раз уже попали сюда – мама опять напомнила, зачем мы сюда пришли. Я снял одежду, до трусов. Повесил в шкафчик и остановился в нерешительности.

– Снимай, снимай. Или маму боишься? Сушить. трусишки, всё-равно негде, да и некогда. Слышал? Тётенька нам час определила.  А я сменку не брала. Думала, что просто бумагу, для общежития, возьмём и всё – и добавила – А наполню-ка я ванную пока.

– Я хочу под душем – сказал я.

– Пожалуйста. А я всё-равно наберу, так, на всякий случай – и мама кивнула мне, типа – вот так.

Я сбросил трусы и как-то так, бочком, прошёл вплотную, мимо мамы, даже боком зацепил её за попу, почувствовав. нежный, шёлк её трусов. Она как раз нагнулась, снимая чулки. Увидел я так же, что она, с явным интересом, рассматривает меня, правда осторожно так, не навязчиво. Ведь я уже где-то с год, не мылся перед ней голым. Не оглядываясь открыл душ, отрегулировал воду и шагнул под струю. Тёплая волна накатилась на тело и покрыла его. Постояв немного я начал тереть руками грудь, голову, лицо.

И тут, другие руки, нежно взяли меня за талию и потянули от струи. Я быстро оглянулся. Это была мама, с распущенными волосами, которые красиво падали на плечи и … без лифчика. Я оторопел, не ожидая такого поворота, ведь был уверен, что она, сняв платье, просто умоется и всё.

– Постой, сейчас мочалку намылю – и мама протянусь к струе, что бы намочить мочалку, при этом коснувшись телом моей спины. Я также, боковым взглядом, увидел её мелькнувшую грудь под вытянутой рукой. Она начала интенсивно мылить мочалку и я услышал:

– Поворачивайся ко мне.

Я, всё ещё стесняясь и прикрыв рукой пенис, развернулся к ней. И тут оторопь прошибла меня вдвойне. Мама стояла совершено голая, ничуть меня не стесняясь. Я, как говорят, в полные глаза, увидел её красивую грудь и как бы из скромности опустил голову. Мой взгляд скользнул по ямке пупка на животе мамы и в глаза ударил светлый цвет волос на её лобке. Я стоял, как очарованный, а мама, пальцем подняла мой подбородок и сказала, с улыбкой глядя мне в глаза:

– Я ведь и себе сменку не брала. Так, что принимай в свою, голую, компанию.

Я, как с перепугу, просто кивнул пару раз, а она, присев передо мной и широко улыбнувшись, отстранила мою ладонь от низа живота. Несколько секунд, которые мне показались длинными томительными минутами, смотрела на моего дружка каким-то прямым и необыкновенным взглядом, как будто говоря:  “Ну здравствуй. Наконец-то мы опять увиделись”. Но это пришло мне в голову позже, так как в память, надолго, врезался этот чарующий мамин взгляд. Потом, оторвав глаза от дружка, тоже с улыбкой, взяла мои щёки в свои ладони и подавшись вперёд, склонив немного голову на бок, нежно нежно, поцеловала в губы. Этот поцелуй и особое выражение её лица, после этого, я запомнил на всю жизнь.

Ну а потом, она, поднялась, живо развернула меня боком и начала тереть мочалкой. У мамы была интересная привычка, когда раньше меня мыла. Она намыливала грудь, живот, пенис, ноги спереди. При этом, другая рука, касалась спины и опускалась вместе с левой рукой, останавливаясь на попе. Далее мочалка перебрасывалась и начиналось натирание спины, попы, ног, при этом другая рука, по груди и животу, опускалась вниз и останавливалась на пенисе. Последними мылись руки и голова. Эта процедура настолько запомнилась мне, за много лет купания, что я почти до мелочей угадал все мамины действия.

Раньше, когда она меня мыла дома, в ванной, не сильно нагибалась вымывая мне ноги. К тому же, она была одетой. Теперь, ей, пришлось наклонятся до пола и я смотрел на голую спину и попу, которая мелькала при наклонах. Дошла очередь и до головы. Я снова мог видеть маму во весь рост. Она уже немого намокла и её длинные волосы начали прилипать к плечам и груди. Выглядело очень красиво. Но пена от шампуни начала щипать глаза и картинка пропала.

Потом я долго смывал мыло и шампунь с тела и головы, наслаждаясь мощной струёй душа. У нас такого не было. Я покосился на маму, а она осваивала ванную. Было интересно наблюдать, как мама намыливала себе грудь и под мышками, поднимала поочереди ноги и мыла на них пальцы и ногти. Потом улеглась на живот и лежала так несколько минут. Всё это время из воды выглядывали две аппетитные ягодицы. Я понял, что мама совсем не стесняется меня и это сразу же подтвердилось. Она встала в ванной и взяв мыло, начала быстро мылить всё тело, кроме спины. Когда дошла до лобка, как-то мельком глянула в мою сторону, но не отвернулась, а поставила одну ногу на бортик ванной и начала мылить между ног. Мне было это хорошо видно, и как мыло мелькало и как росла пена на волосиках. Когда окончила процедуру, я уже вышел из под душа и пошлёпал к шкафчику. Начал вытираться, а мама, вся в мыле, вылезла с ванной и пошла под душ. Ей явно понравилась баня (как собственно и мне) и эту возможность она использовала по полной. Взяла с полочки шампунь и кивком головы позвала к себе. Я повесил полотенце и подошёл к ней.

– Возьми шампунь – подала она мне бутылочку – наливай мне, потихоньку в ладошки, буду пробовать волосы мыть.

Дома, мама, волосы мыла долго. Но здесь дело пошло быстрее. Два раза намыливала густо руками голову, а что бы намылить волосы полностью, попросила меня взять жмут в руки, а сама начала стягивать мыло с головы на кончики волос. Наконец процедура намыливания окончилась и мама пошла под душ смывать пену. А я зашёл спереди её и посунулся к ней под струю, да как-то не умело, что упёрся лицом в грудь. Она негромко засмеялась, немного отступила и я быстро смыл случайно попавшее на меня мыло. А мама усмехнулась и пальцем ласково тронула меня за нос.

Я снова пошёл вытираться.

Я уже писал, что пенис у меня иногда самозбуждался, в самый неподходящий момент. И сейчас так получилось. По окончании вытирания, мой дружок поднялся и не проявлял тенденции к опусканию. Мама мельком глянула на меня, отвернулась. Потом, сообразив, резко повернула голову в мою сторону и остановила взгляд на моём дружке. Я не успел прикрыться и застыл как вкопанный. Но никаких упрёков я не услышал. Просто сказала:

– Не смотри на меня. Отвернись.

Я тут же нашёлся:

– Это не от того, что ты не одетая. Это как-то само. Я даже не знаю как.

Мама в ответ, немного помолчав:

– Руками не трогай. Всё хорошо. Это бывает у мальчиков, хотят они этого или нет – и как мне показалось, с улыбкой, подмигнула мне. Надо сказать, что, когда она начала говорить, я стоял, так и не прикрываясь, и слушал. Её слова меня успокоили, однако дружок упорно не опускался.

– Слей из ванны и помой её от мыла. Помоги маме – сказала она. Я подошёл с поднятым бойцом и сбросил воду. Опять окрыл кран и так умело, сам себе удивился, ополоснул ванную. Тут же услышал голос мамы:

– Вот молодцы какие. И туалет предусмотрели.

Надо сказать, что за ванной, всего в каком-то метре, стоял красивый унитаз, я его, сразу и не заметил даже. Мама подошла к нему. Подняла крышку и села, посмотрев на меня немного виноватым взглядом.

– Извини. Не могу под душем, по маленькому ходить – и я услышал звук из которого я понял, что мама делает пипи. Мне даже самому захотелось. Сидела мама не долго. Привстала. Легонько потрясла попой и выпрямившись, опустила крышку и дёрнула ручку бачка.

– Мам. Я тоже хочу – сказал я. И это была правда. Мне ещё сильней захотелось когда вода зашуршала.

–  Ванная уже чистая. Иди сюда. Только крышку подыми.

Я напрвавился к унитазу, но тут мама остановила меня.

– Постой. Ты так весь верх обписяеш. Давайка сюда.

Мама подвела меня к унитазу и взяв прутик пальцами, направила вниз. Надо сказать, что когда членик торчит, то пописать получается не так легко. Я напрягся и обильно опорожнился. Ни одна капля не упала мимо. Молодец мама. А она тем временем, пальцами, немного натянув шкурку, выдавила несколько капель жидкости и отпустила дружка. Он продолжал упорно стоять.

– Ну ничего. Не обращай внимания. Упрямый какой он у тебя. Возьми мочалку, спину, мне, потрёшь.

Мы пошли к кабинке. Я взял мочалку и начал её мылить. А мама вышла из под душа и повернулась ко мне спиной, да так близко, что коснулась ногой моего дружка. Я отступил на пол шага.

– Ну давай. Три же, посильней – торопила меня мама.

С каким-то особым чувством, намылил ей спину. Мама попросила хорошо пройтись по позвоночнику и шее. Я увлёкся и мой дружок уже вовсю упирался ей в ноги. Даже не заметил этого. А мама, скорее всего почувствовала и повернув голову, глянула вниз, показав свою очаровательную улыбку. Я тоже посмотрел вниз и всё понял. Отстранившись, начал мылить поясницу. Пена побежала по попе и я хотел было уже и её мыть, но мама отстранилась и сказала:

– Спасибо. У тебя хорошо получается.

– Как у папы? – спросил я, довольный маминой похвалой и зная, что дома, спину её всегда мыл папа.

– Даже лучше – с юморком ответила мама и снова потеребив мне носик, ещё и поцеловала в него. Потом быстро справилась под душем и закрывая кран попросила:

– Возьми полотенце.

Я поднёс и прислонил его, сам того не ведая, к груди, почувствовав её упругость. Мама ничего не сказала, а только приняла полотенце и начала не спеша вытираться. Когда вытирала между ног, посмотрела на меня и я понял, что надо отвернуться. Потом я ей вытер спину и мама намотала полотенце на голову, что бы впитать влагу с волос.

Надо сказать, что мой пенис уже поник, хотя, я это не сразу и заметил.

А мама, тем временем, начала натягивать трусики, а мне сказала:

– Можешь одеваться уже и волосы причеши, а то в стороны торчать будут.

– А можно, я ещё так побуду? – набрался я смелости.

– Понравилась банька то. Мне тоже. Чистая, тёплая. Ну побегай так, коль хочется. Время ещё есть – разрешила мама окончив натягивать трусики. Потом попросила:

– Подай пояс и лифчик со шкафа.

Я не только подал, а ещё помог одеть пояс и застегнуть лифчик и пока мама укладывала в него свои груди, поднёс и чулки. Она начала по очереди натягивать их на ноги и справившись стала пристёгивать их к застёжкам, но подломила ноготь и эту работу пришлось сделать мне. Мама, с весёлым лицом, сказала:

– Вот так. Сынуля голенький и помыл и одел – я смутился от её слов, но она сразу исправилась:

– Ну побудь раздетым ещё, пока я посушусь – и пошла к сушуару.

Я всегда этот случай вспоминаю с улыбкой. Прямо магия какая-то.

А мама, без платья, долго сушила волосы под настенным сушуаром. Закинув ногу на ногу, в коричневых, с отливом чулках, она смотрелась как королева. Тогда, конечно я, будучи мальчиком, не так остро воспринимал вид обнажённой или полуобнажённой женщины, но обратил внимание на мамины голые ноги от чулок до трусов. Даже тогда этот вид меня очаровал. Наверное я уж сильно в открытую рассматривал это мамино чудо. Она посмотрела на меня не очень одобряющим взглядом и я перестал пялиться.

Потом просто начал коротать время, зная, что с волосами мама занимается всегда долго. Я нашёл плассмасовый круг, который почему-то оказался там, под стенкой. Пытался его крутить, но без особых успехов. Подбегал к зеркалу, расчёсывался и корчил рожи. Короче, дурачился.

Мама поглядывала в мою сторону и поймав мой взгляд, спрашивала, не замёрз ли, может пора одеваться. Но мне нравился мой вид и я не спешил к одежде. Когда я хотел сделать стойку на руках и подошёл ближе к двери, где места было побольше и присмотрев получше коврик, опёрся на него руками и оттолкнувшись от пола, стал в стойку вниз головой, ногами упёршись в стенку, отделанную кафелем.

– Мама. Смотри. А в школе не мог этого сделать.

Я, немного приподнял голову и увидел, своего дружка яйки которого, чётко выделялись на фоне тела, а прутик, смешно так, висел вниз.

– Молодец – отозвалась мама – только руки не ослабляй, а то головой ударишься.

И только я снова опустил глову и посмотрел на маму, которая, с интересом рассматривала меня, действительно, руки как-то согнулись и я медленно опустил тело на голову. Я понял, что осторожней надо такие упражнения делать. возле стенки. Я встал и хотел идти, но в дверях раздался шум от вставляемого в скважину ключа и потом лязг открываемого замка. Всё прошло очень быстро и помещение вошла красивая женщина, в синем халате. Я остолбенел. Какое-то мгновение стоял, голый, в двух метрах от банной работницы, которая весёлым взглядом рассматривала, меня, с ног до головы. Я автоматически прикрыл низ живота ладошками, но всё ещё стоя на месте.

– Не прячься, не бойся. Я таких как ты перевидала уже ой-йой сколько – и начала объяснять маме, что кассирша занята и она нас проведёт. А мама, в это время, уже стояла у зеркала и расчёсывала волосы. Я подбежал к ней и спрятался за её спиной, прижавшись к её бёдрам. До сих пор помню приятное ощущение маминого пояса и чулок на руках и молодце, который вновь успел принять вертикальное положение и упёрся в ноги. Мама почувствовала это и освободившись от объятий, прижала моего дружка к животу и ласково шепнула мне на ухо:

– Прикройся ладошкой – и добавила громче:

– Не бойся тётю. Тётя не будет смотреть. Иди одевайся спокойно.

И тётя, в синем халате, тоже отозвалась:

– Иди, иди. Не стесняйся. Я смотреть не буду – а потом добавила, уже для мамы:

– Да тут частенько, молодые парни, меня увидев, стойку, на без десяти двенадцать принимают” – и засмеялась вместе с мамой. Я долго ещё не мог понять, что это такое, ” на без десяти …”, а маму спросить так и не решился.

Пройдя к шкафу, я освободил дружка и хотел быстро взять трусы, что бы натянуть их и тогда спокойно одеваться. Но в спешке, я зацепился за коврик и локтем ударился об дверцу, которая хлопнув, защёлкнулась на замок. Моя одежда оказалась закрыта. Подошли мама и банная работница. Я с перепугу забыл за стоящего дружка и так и стоял перед ними, чуть ли не касаясь синего халата банной работницы. Вся беда была в том, что ключ лежал внутри, на полке.

– Это не первый раз. Сколько раз говорила поставить замки под один ключ или вообще убрать. Дело в том, что тут раньше была дополнительная раздевалка с платными ящиками. А в общей раздевалке, были просто вешалки. А сейчас здесь сделали семейное отделение.

Она, поглядывая вниз, ещё раз попробовала дверцы, но они естественно не поддались. Мама хотела меня завернуть в полотенце, но банная работница сказала, что здесь не холодно, пусть, мол, мальчишка, голеньким бегает, коль ему нравится, а она сейчас пойдёт, поищет запасной ключ. Когда синий халат, скрылся за дверью, мама взяла в  руку моего дружка и сказала:

– Забыл ладошкой прикрывать.

Я сразу за двумя ладошками спрятал бойца, но мама опять отвела мои руки и спросила:

– Поздно уже прятаться. Может писять хочешь? А то до общежития ещё далековато идти.

Странно, но она угадала. Я действительно, снова, хотел в туалет.

– Пошли со мной, помогу тебе – и мама повела меня к унитазу. Так как и в первый раз. Она взяла прутик, в свою руку и нагнула его прямо в чашу унитаза. В этот раз опорожниться быстро не получилось. Но когда последние капли упали в унитаз, мама подвела меня к умывальнику и помыла путик.

– Ну вот. Теперь и мне захотелось снова” – и она, как-то виновато посмотрев на меня, подошла к унитазу, подняла крышку, потом платье. Стянула трусы и

Усевшись, зашумела струёй. Потом привстала и посмотрела на меня. Я понял.  У мамы дома, для такого случая, всегда лежали салфетки или она подмывалась под душем. Но для душа ей надо было почти, вновь, полностью раздеться, поэтому она попросила:

– Сынок. Возьми в моей сумке салфетку и принеси мне.

Я потелепал к её шкафчику. Сразу же обратил внимание, что ключ от её

шкафа лежит на нём самом. Я быстро нашёл салфетку и принёс маме. Она стояла и ждала, не опуская платья и со спущеными трусиками. Густой треугольник чётко выделялся внизу живота. Я вспомнил за дружка. Посмотрел, но он всё ещё топорщился. Мама, приняв салфетку, не стала отворачиваться и одной рукой держа платье, второй начала вытирать между ног. Я не отходил, думая, что маме ещё что нибудь нужно будет, а она не просила меня, ни отвернуться, ни уйти. Наконец мама окончила процедуру и свернув салфетку попросила меня выбросить её в мусорную корзину. Сама же начала натягивать трусы. Я пошёл к дверям, где стояла корзина. А тут и банная работница пришла и видя мой стоячок, спросила маму.

– В туалет водили? Мой помладше, Вашего, будет. А как по маленькому, так часто и торчок. А сходит падает.

В это время я развернулся, не думая, что тётенька остановилась рядом и упёрся прутиком в ноги красивой уборщицы, даже халат ей приподнял.

– Извините – вежливо сказал я и не прикрываясь пошёл к шкафчику.

– Какой упругий. Ну прямо настоящий – сказала красивая уборщица маме, подойдя следом за мной и открывая шкафчик.

Я начал одеваться, а тётя о чём-то ещё некоторое время разговаривала с мамой и похвалила нас за чистоту.

Я слышал как мама спросила, почему через главные двери выйти нельзя.

– Да там старый замок заклинил. А заведующая не разрешает дверь ломать. Красивая она и дорогая. Ждут мастера. Вот сандень и придумали.

Когда шли обратно, через раздевалку, мужчин явно добавилось. некоторые были даже раздетыми. Мама отвернув взгляд к стенке, шла за молодой работницей. Видно было, что ей, очень неудобно. В отличие от мамы, работница бани смело глядела между шкафов, высматривая, не намусорили где и всё ли в порядке.

Когда мы выходили, приветливая кассирша, с улыбкой глядя на меня, сказала: ” Ну вот, освежился, хорошо и ничего страшного, что с мамой, ведь правда?”

Мы спокойно переночевали в общежитии. Сестра примчалась утром и отчитала маму за плохой почерк. Она неверно прочитала дату нашего  приезда. Потом засобралась в душ, и маму пригласила. А на меня как-то недоверчиво глянула и сказала: “То же может с нами? А, мама?” Но мы отказались.

Когда сестричка упорхнула, мама так ласково посмотрела на меня и улыбнулась.

Денис Донгар

Продлжение следует…

Автор публикации

129 Комментарии: 42Публикации: 59Регистрация: 23-03-2019

История №893083 Ребёнком я посещал женскую баню. Не в целях саморазвития, а…

Ребёнком я посещал женскую баню. Не в целях саморазвития, а потому что жил в неблагополучном районе. Из удобств в нашей семье был чайник. Из него мы мылись, пили и отапливались им же. Но раз в неделю хотелось большего. Так я впервые увидел голых работниц механического завода. Художник Рубенс, видимо, мылся в той же бане и страдал теми же визуальными кошмарами. Что бы он потом ни рисовал, получались токарихи и фрезеровщицы, состоящие из бугров, оврагов, складочек и обвислостей. На изготовление каждой уходил центнер дрожжевого теста и немного волос. Прыгнув в такую, можно было утонуть.

Ещё помню горячий кран, другим концом приваренный к центру вулкана. Ручка управления имела два положения – "Выкл." и "Толстая коническая струя жидкой магмы". Каждая его капля прожигала навылет коня. Ради таза воды люди рисковали жизнью. В единственный душ стояла очередь на год вперёд.

После мытья, униженные и обожжённые, мы с мамой шли к коричневой старухе за ключом от шкафчика. На днище таза был намалёван номер, кривой как иероглиф. Старуха внимательно его осматривала, почти нюхала. Я ждал, она поднимет голову и каркнет что-нибудь про дальнюю дорогу и множество на ней брюнетов, но всякий раз звучало только "75" или "54".
Одна женщина получила ключ, открыла шкафчик – а внутри чужая одежда худшего качества. Ей в парилке подменили таз. Голая, зарёванная, сидела потом, писала жалобу на трёх страницах, красиво заложив ногу на ногу. Старуха-ключница лично бегала к ней домой, будила мужа, рылась в шкафу, всё принесла и потом ещё дружила семьями – целая история. Сейчас такое невозможно, телефоны свели банную драматургию к смс-диалогам.

Однажды в бане погас свет. Без окон тьма получилась абсолютной. И не вошёл никто, не осветил телефоном путь к одежде. За стеной мужики заржали, свистнули, построились и вышли. А женщины стали совещаться. Они в армии не служили и в минуту опасности полагаются на разум. Выяснилось, что темнота усиливает топографические сомнения и в ней не работают ни указательный палец, ни слова "направо" и "налево". Купальщицы ползали вдоль каменных лавок, повизгивая при встречах. Наощупь всё казалось или краном с кипятком, или Минотавром, который уже, конечно, пришёл. Я точно знал где выход, но детям велели молчать, потому что не время капризничать.

Потом какая-то ловкачка нащупал дверь. Крик счастья, отражённый от стен, лишь усилил общее чувство безысходности. Проём не засветился, в раздевалке та же темень. Спасённая посоветовала всем идти прямо до стены, потом двигаться вдоль, не меняя направления. Наверное, она была математиком. Вскоре все спаслись. Причём мочалки взяли, а тазики – никто. А это в бане главный документ.

Тут в раздевалку вошёл мужчина с зажигалкой, позвал тихо – Оля! Его поймали, поцеловали, отобрали осветительный прибор. С зажигалкой опасная трагедия превратилась в смешную игру «опознай костюм». Женщины следовали за огоньком как мотыльки. Лица у всех были таинственны и красивы. Добрая коричневая бабка открывала любые шкафчики. Дамы угадывали где чьё. Одевались в темноте, выходили на свет с бирками в самых неожиданных местах. Больше я в женском отделении не мылся. А про фрезеровщиц скажу – не судите по размеру ноги о человечности. Некоторые виды красоты понятны лишь когда их обнимешь.

Мы с Дашей сидели на кухне, мечтали о сауне, о кабинке на две задницы, в которой так приятно пережидать межсезонье. Даша выслушала мою историю, сказала – боже мой, сколько у нас общего. С ней такое же было . Один в один. Однажды к ней в баню вошёл монтёр. Достал лампочку и ну менять. Даша тогда пережила ужас и больше в городскую баню не ходила. Я спросил осторожно, видит ли Даша какие-нибудь различия между нашими историями.
- Ну конечно. Я девочка, а ты мальчик. Мой шок куда тяжелей. Он монтёр, а я голая. Представляешь?
Я легко представил Дашу голой. Вся моя литература построена на умении воображать подобное. Это мой исток, мой чернозём, сор, из которого я расту, не ведая стыда. Вскоре я забыл с чего начался разговор и каким должен быть финал. Поэтому и здесь его не будет. Всех обнимаю, до свидания.

РОЖДЕСТВО В ДЕРЕВНЕ. Глава 1. Первая ночь: yurayakunin — LiveJournal

[+18 ]эротика

Категория: Группа, Свингеры, Наблюдатели, Мастурбация
Картинка к рассказу
- Ну, вы идите в первый жар, а мы с Танькой потом придём, — сказала тётя Вера и подала дяде Валере полотенца.

Я никогда до этого не бывал в деревенской бане, да и в сауне, по чесноку, был только два раза, а дома любил понежиться в ванне, потеребить своего петушка.

- Давай полезай на полок, — скомандовал дядя Валера, когда мы разделись донага в предбаннике и зашли внутрь. В бане было сухо и жарко.

- Эх, вот это то, что надо! Сейчас венички запарим.

Дядя Валера положил в таз два берёзовых веника, залил их кипятком.

- Чего стоишь, полезай, грейся.

Я забрался на полок, как назывались широкие нары. Чтобы не стукнуться головой о потолок, пришлось пригнуться.

- Да ты ложись, а то уши отгорят, — посоветовал дядя Валера.

Я вытянулся во весь рост, рядом пристроился дядя Валера.

- Что, не бывал в деревенской бане?

- Откуда? Мы же в городе живём.

- Знаю, что в городе, бывал я у вас. Когда ты ещё маленький был. Поди и не помнишь.

- Не помню.

- Зато родители твои сюда к нам каждое лето приезжают. Любят они баньку-то с веничком. Особенно батька твой. Уж на что я банщик, а он меня пересиживает. Эх, давай-ка я парку немного подкину.

Он встал с полка, плеснул на камни кипятка, и сразу сверху накатила волна жгучего воздуха.

- Эх, добро! — крякнул дядя Валера и снова лёг на полок.

- Ну, как там пар? — раздался из предбанника голос тёти Веры.

- Добрый! Заходите скорей.

- Сейчас, сейчас.

И через минуту дверь открылась, и в баню быстро шмыгнула голая тётя Вера, а следом за ней и Танька. Тоже в чём мать родила. Мой дружок сразу же встал. Чтобы скрыть это, я повернулся на живот.

- Танька, полезай к Ваське, — скомандовал дядя Валера.

Танька залезла на полок, вытянулась рядом со мной.

- Двигайся давай, а то батьке места не хватит, — сказала, устраиваясь с ней рядом, тётя Вера.

Танька придвинулась ко мне вплотную, и мне показалось, что от её тела в бане стало намного жарче. Устроилась тётя Вера, с краю, подкинув парку, лёг дядя Валера.

- Васька, как ты там?

- Нормально.

- Уши не загнулись в трубочку?

- Вроде нет.

- Молодец.

Пот с меня тёк уже ручьём, было невыносимо жарко, но прижатый к стене, я никуда не мог деться.

- Валерка, ты в бане что ли? — раздался с улицы мужской голос.

- А где же мне ещё быть?

- Помоги, а! Опять аккумулятор сел, не заводится зараза. Иди крутани ручку.

- Чо, приспичило? Край конец?

- Приспичило, Валерка. В село смотаться надо.

- Горит что ли?

- Не горит, а нада.

- Подожди, дай хоть ополоснуться.

Дядя Валера встал, налил в таз воды, стал полоскаться.

- Васька, ты там не перегрейся. Слезай давай, охолони в предбаннике.

- Да ничего, дядя Валера, — сказал я, хотя действительно дольше лежать было уже невмоготу.

- Слезай, слезай. У нас тут больницы нету, отваживать будет некому.

Пришлось мне со стоящим концом перелезать сначала через лежащую на спине Таньку, потом — через тётю Веру. Как я ни старался не касаться их тел, в тесноте бани это было невозможно. Я сполз на пол и боком, чтобы не видела лежащая с краю тётя Вера моего торчащего дружка, вышел в предбанник.

Почти сразу же вышел и дядя Валера.

- Я ненадолочко, — сказал он мне, кивнул головой на выход и щёлкнул себя по горлу. Я понял, что он пошёл не машину заводить, а выпивать, пока жена моется в бане.

- Васька, ты там не простынь, — предостерегла тётя Вера. — Не лето, поди. Давай-ко обратно. Вон хоть на лавке посиди.

Конец у меня немного опал, но я всё равно сильно стесняясь своей наготы, вошёл в баню и сел на широкую лавку возле двери.

- Ты чего такой робкий? — спросила тётя Вера. — Голых баб что ли не видал.

Я почувствовал, как моё лицо наливается краской.

- Ну, да где там у вас! — ответила сама себе тётя Вера. — Это мы тут все в бане вместе моемся. И родители твои, когда приезжают, тоже вместе с нами в баню ходят. Мы вон и с соседями часто вместе моемся. Чо тут такого-то? Испокон веков так было. Ох, едришкина жись! — спохватилась вдруг она. Сейчас ведь опять назаводятся до поросячьего визгу. Как это сразу-то не дотумкала. Вот паразиты!

Она слезла с полка, и тут я успел рассмотреть её соблазнительную фигуру. Женщина в тридцать пять лет была очень даже красива. Широкие бёдра, тонкая талия, большие груди, немного полноватые ноги и чёрный треугольник между ними… Воспользовавшись тем, что мать слезла с полка и стала наливать себе воду, Танька тоже слезла на пол и вышла в предбанник. Сидя, опустив голову от смущения, я всё же разглядел и её. Фигурка моей двоюродной сестры, которой так же, как мне исполнилось семнадцать лет, была, что надо.
Тётя Вера намылила шампунем голову, и теперь я мог смело рассматривать её соблазнительное тело. Её тазик стоял на лавке, на которой сидел я, поэтому она стояла ко мне боком. Её тугие груди возбуждающе качались в полуметре от меня, и мой дружок снова встал.

Смыв с волос пену, тётя Вера крикнула:

- Танька, иди спину мне пошоркай.

- Пусть Васька пошоркает, я ещё не охолонула.

- Ладно, только смотри, не простудись. Ты там хоть халат на плечи набрось.

- Да набросила уже.

Тётя Вера намылила мочалку и протянула мне:

-На-ко пошоркай мне спину-то.

Я взял мочалку, тётя Вера повернулась ко мне спиной, наклонилась вперёд, оперевшись руками о край лавки. Я стал несмело водить мочалкой по её спине.

- Ты чо так гладишь-то? Сил что ли нету, — хихикнула тётя Вера. — Давай шибче, да не только лопатки три, плечи тоже.

Мне пришлось придвинуться ближе, и когда руки с зажатой в них мочалкой натирали плечи и шею, низом живота я невольно прижимался к аппетитной попке своё соблазнительной тёти, хоть и пытался из всех сил отклячивать свою задницу.

- Ишь ты как он на родную тётю-то реагирует, — хихикнула тётя Вера. — Совсем уж большой вырос.

И сказала она это про меня или про моего дружка, я так и не понял.

- Ладно, ополосни спину-то, да забирайся на полок.

Она взяла из моих рук мочалку, легонько шлёпнула ниже спины, подгоняя в сторону полка. Я снова лёг на живот и боковым зрением стал наблюдать за тётей. Она намылила мочалку, прошлась ею по рукам, по грудям, по животу, раздвинула ноги и потёрла промежность, потом поставила на лавку одну ногу, намылила её, потом то же самое проделала со второй. Опять провела пару раз между ног. Вылила на себя воду из тазика, налила новой, стала полоскать волосы, после поплескала на себя, потом выпрямилась, вылила на голову содержимое тазика.

- Вы тут не балуйте. Рано Таньке, мала ещё. Слышишь, Танька? Иди давай мыться, а я побегу, пока мужики совсем не окосели. Да не ошпарьтесь кипятком-то. Танька, хватит на холоде сидеть, бегом на полок. Да попарьтесь как следует, а то этот шалопай нам сёдни и попариться не дал. Загорелось у него там…

Она вышла в предбанник, а вместо неё вошла Танька. Взяла ковшик, плеснула на каменку и легла рядом. Когда хлопнула дверь предбанника, спросила:

- А ты правда голых женщин раньше не видал?

- В интернете видел, сколько хошь.

- А живьём?

Я промолчал.

- Поня-а-атно! — протянула Танька. — Ну, что, париться будем? Ты сам или тебя попарить? Ладно, давай попарю, потом ты меня.

Она встала, взяла распаренный веник, смахнула с него воду на камни, те отозвались недовольным шипением. Подкинула пару и принялась хлестать меня веником. Было не больно, но не выносимо жарко. И вскоре я взмолился.

- Ладно, иди на пару минут в предбанник, охолони, потом меня попаришь. Через пару минут я хлестал свою двоюродную сестру по спине, потом она развернулась, и теперь передо мной возлежала красивая девушка с чертовски аппетитными сиськами. Я начал хлестать её веником.

- Да ты не так сильно, — подсказала девушка. — Легче надо, и от потолка воздух вниз гнать.

Я стал делать так, как мне рекомендовали.

- Ой, соски сгорят, — сказала Танька и накрыла груди ладошками. — Ох, и хорошо, хоть ты и не умеешь парить. Меня обычно мама хлещет да ещё двумя вениками. Вот это класс! Ладно, давай мыться.

Она поднялась с полка, распахнула дверь и стала наливать в таз воду. Потом подала ковшик:

- Налаживай себе сам.

Пока я наливал себе горячую и холодную воду, она намылила голову и пока мыла свои длинные волосы, я любовался её фигуркой. Конечно, мой дружок тут же отреагировал на эту красоту, и я отвернулся, чтобы Танька ничего не заметила.

Потом она так же, как мать, попросила потереть спину, так же повернулась ко мне попкой, нагнулась и оперлась о край лавки. И снова, как бы я ни старался отодвигаться, мой дружок то и дело касался сладкой попки.

- Ну, ты чего? — спросила Танька, когда я не нарочно коснулся её в третий раз.

- Чего? — не понял я.

- Пристаёшь, вот чего.

- Да ничего я и не пристаю.

- Не пристаёт он, а сам аж проткнуть норовит.

Я смущённо отодвинулся дальше.

- Ну и чего? — сказала Танька. — И кто мне плечи тереть будет?

И тогда я осмелел. Я прижался к её попке точащим членом и стал намыливать сестре плечи, стараясь как можно дольше продлить удовольствие. Она не возражала, наоборот раздвинула шире ноги, и мой дружок скользнул в промежность.

- Э, ты чего! — насторожилась девушка.

- Ничего, спину шоркаю, — использовал я сегодня впервые услышанное слово.

- Ладно, пошоркал и хватит. Поворачивайся, теперь я тебе шоркать буду.

Я послушно повернулся спиной, Танька долго тёрла мне спину мочалкой. Потом ополоснула водой.

- Ну, вы чо там, угорели что ли? — послышался из предбанника голос тёти Веры.

- Нет, мам, всё нормально, уже заканчиваем мыться.

- Попарились хоть?

- Попарились. Только Васька парить не умеет

- Да где же ему там в городе научиться то? Ладно, давайте скорее, там у меня уже на столе всё. Побегу, а то батька без меня как бы не наклюкался.
Автор: Леонид Лебедев

РОЖДЕСТВО В ДЕРЕВНЕ. Глава 1
РОЖДЕСТВО В ДЕРЕВНЕ. Глава 2
РОЖДЕСТВО В ДЕРЕВНЕ. Глава 3
РОЖДЕСТВО В ДЕРЕВНЕ. Глава 4
РОЖДЕСТВО В ДЕРЕВНЕ. Глава 5

Мама с детьми в бане фото |

Последние комментарии

Наверняка здесь есть мамы уже более-менее взрослых деток, или просто мамы, имеющие свою точку зрения на этот вопрос.

Ситуация: фитнесс-клуб, женская раздевалка. Всюду шастают обнаженные тетки (кто из душа, кто из бассейна), и рядом с моим шкафчиком сидит мальчик лет 5-ти. (вопрос-как одевать купальник?

Или еще — выхожу из бассейна в душ, начинаю снимать купальник, выходят из сауны мама с сыном лет 6-ти. Блин, она считает, что это нормально?! Помыла его там неспеша, сама тоже голая.

В общем, сегодня увидев двух мальчиков околошкольного возраста в раздевалке я чуть было не сказала мамам все, что я думаю.

Остановило только то, что впринципе я знаю, что услышу в ответ — он же еще ребенок!

Я помню себя в 5-6 лет, и не представляю, кем бы я выросла, води меня папа в мужскую баню.

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

06 августа 2012 . Раздел Фотографии

Наши предки всегда ходили в баню всей семьей, брали с собой даже грудничков. А как обстоят с этим дела сейчас? Можно ли ходить в баню с детьми?

Конечно можно, главное, чтобы вам и вашему ребенку поход в баню или в сауну был в радость. А если ребенку не нравиться жар или контрастное купание после бани, тогда это не пойдет ему на пользу.

В баню можно ходить даже беременным женщинам, при условии, что посещали они баню регулярно еще до беременности.

Если вы в первые решили сходить с ребенком в баню, лучше для начала сходить в сауну. Она воздействует на организм ребенка да и взрослого мягче и легче.

Перед походом в баню расскажите ребенку о пользе бани и о том, какие могут быть ощущения у ребенка в парной. Это убережет ребенка от стресса. Если же ребенок отказывается заходить в баню, не настаивайте на своем. Просто покупайтесь в бассейне.

В первое посещение проведите с ребенком в парилке 3–5 минут и выходите. После парилки несколько минут обливайте малыша водой комнатной температуры. После обливания или купания отдохните минут 10, а потом можно поиграть с ребенком или почитать ему русские нароные сказки о богатырях. С каждым посещением постепенно увеличивайте время и заходы. Одного раза в неделю достаточно и для мамы. и для ребенка.

Идеальное место в сауне для малышей – на нижней полке. Здесь самая благоприятная для них температура.

Когда ребенок обвыкнется, он с удовольствием будет помогать вам в бане, например, мочить веники, и даже весело бегать по бане.

Сауна становится увлекательным времяпрепровождением, если малыш пойдет туда с братом, сестрой или друзьями.

Почти километр прекрасного побережья с зонтиками, душевыми, шезлогами, барами, бассейнами и прочими удовольствиями. А еще в отеле есть шикарная баня со всеми прибамбасами в виде хамама, педикюра , массажа и прочая и прочая.

Вторник- женский день и день скидок. Баня стоит 35 лир" с носа".Это примерно 11,5 долларов. Заплатил — и блаженствуй себе , забыв обо всем на свете. Мыться можно с 10 утра до 4 часов дня. Круто, согласитесь. Шесть часов провести в сауне, хамаме, поплавать в закрытом бассейне. Плюс в стоимость входит чай, фрукты, кофе, вода и печеньки.
Вот дочка у меня с подругой вчера и поехала отдохнуть от трудов праведных в этот прекрасный банный комплекс. Народу было под завязку, человек 50-60. Прониклись люди отличным банным сервисом и божескими ценами и потянулись парить свои телеса. Какой контингент основной? Пожилые англичанки, дородные россиянки и неработающие турчанки или киприотки. Короче, полный интернационал.

Все хорошо и душевно, если бы не мальчик. Сына одна из местных жительниц привела с собой помыться. Парню лет восемь. Ребенок еще. Но глазками этот ребенок зыркал вокруг, как настоящий ценитель живописи на выставке Серова. Дочка с подругой в сауне как раз напротив мальчика с мамой сидели и как-то неуютно себя почувствовали.

Некоторые скажут, что надо быть ближе к природе и вообще нудисты все вместе на пляжах голые ходят. Знаю, что так и в банях Германии принято вроде. Но один мальчик среди 60 женщин в бане смотрелся как-то непонятно.
О чем пост? Как думаете до какого возраста мама с собой сына может в баню брать? Надо ли это вообще делать? Вчера с дочкой поржали. Сказал, чтобы меня в следующий раз на роль мальчика в баню взяли. Помоюсь и печенек заодно поем)

Cемейная баня – Виктор Дьяков – Блог – Сноб

(Фрагмент из повести "Тихая дачная жизнь")

Сурин в состоянии "смятения мыслей" просидел в своём травяном укрытии ещё некоторое время и только тогда, будто только пришёл, предстал перед женой и сыном. Радость Лены, вызванная его нежданным появлением, тут же сменилась разочарованием, когда она узнала, что он уже завтра должен уехать для заступления на дежурство с субботы на воскресенье. В то же время жена вела себя так, будто ничего особенного за десять минут до того не произошло, впрочем, так же как и сын, который лишь поздоровался, продолжая работать на "плантации". На вопрос: как дела, что нового? Лена лишь отмахнулась:

- Да что тут может быть нового... ничего, мы вот работаем, а Ирка гуляет. Небось, видел её?

Так и эдак Сурин пытался "подвигнуть" жену к объяснению, но та, похоже, была совершенно искренна, вела себя, как ни в чём не бывало. Она сначала накормила мужа с дороги, потом пошла заканчивать стирку. Спросить в лоб: что за странные игры затеяла она с сыном, и что там случилось... в душевой? На это он почему-то так и не решился, хотя только об этом и думал.

Поев, Сурин пошёл пилить и колоть дрова, ибо получалось так, что еженедельный субботне-банный день переносился на сегодня, пятницу. Сын терпеливо и безропотно собирал жуков, а Лена постирав, вывесила бельё. Ближе к обеду Сурин всё же задал "наводящий" вопрос:

- А Антошка, что сегодня смирный такой, пашет, спины не разгибая, даже не возмущается?

- Возмущался, ещё как, с ребятами в волейбол, видите ли он договорился. Моду взял каждый день там пропадает. Ремнём по заднице получил и перестал возмущаться,- совершенно спокойно ответила Лена.

"Ничего себе, это называется получил, только не понятно кто кого там... по заднице",- размышлял про себя Сурин, не в состоянии понять почему жена скрывает от него случившееся и ещё больше удивляясь её не показному спокойствию. "Может она боится признаться, что уже не справляется с сыном? Но нет, непохоже. Неужто считает, что он ничего не должен знать? Странно..."

На обед вся семья собралась  в саду за столом, установленном под раскидистой старой яблоней. Дети старались как можно скорей проглотить пищу: Иринка спешила к подружкам, с которыми они договорились идти купаться на пруд, а Антон надеялся, что его, наконец, отпустят на волейбольную площадку. Лене эта спешка не нравилась. Она уже облачённая в халат и фартук недовольно выговаривала дочери:

- Какое купание... не видишь, дождь собирается.

- Какой дождь, с самого утра такая погода,- плаксиво возражала Иринка, давясь салатом из редиски и лука.

- Знаю я эти ваши купания. Перед мальчишками будете выделываться. Рано ещё в купальниках дефилировать.

- Ты что, мам, мы ж просто... жарко ведь,- густо покраснела дочь.

- А ты, что колорадцев уже всех собрал?- мать перекинулась на сына.

- Нее... не успел... Их же там на каждом кусту, и чуть не под каждым листом кладки. Вон у меня все руки от них жёлтые, не отмыть,- виновато запричитал Антон.

- А кто заканчивать будет... Пушкин, что ли?!

- Да ладно Лен. Я баню затоплю, и пока топится, по рядам пройдусь. Там же немного осталось?- пришёл на помощь сыну Сурин.

- Да пап... немного, четыре ряда всего. Я покажу, где закончил,- затараторил Антон, благодарно заглядывая отцу в глаза.

После обеда дети как можно быстрее покинули дом, опасаясь ухудшения настроения матери. Они не были лентяями, они были детьми, а почти все дети до поры не любят домашней работы, даже те, из которых потом вырастают настоящие "пахари". Сурин надеялся, что жена станет откровеннее, когда детей дома не будет. Но Лена как будто напрочь забыла о произошедшем утром. Она по-прежнему вела себя естественно, помыла посуду, промела дом, и вновь в купальнике вышла к мужу на картофельную делянку.

Сурин собирал колорадцев в банку, чтобы затем сжечь их на железном поддоне. Лена стояла рядом, и попеременно поворачиваясь к солнцу то одним, то другим боком, рассказывала о скандале, который случился позавчера вечером у соседей напротив:

- Представляешь, уже часов десять вечера, мы все у телевизора, окно открыто... Тут вдруг кто-то соседке по окну как загрохочет. Сильно так, как стекло не разбил, удивляюсь. Я к окну, гляжу мужик. Ну, я тебе, помнишь, рассказывала бывший муж этой Фаины. В окно ей стучит и орёт, материт её, что, говорит, сука, с черножёпым связалась, сейчас я всех вас тут подпалю... Ну, ты что не помнишь, я же рассказывала, что у неё сейчас азербайджанец в примаках живёт. Ну, он орал, орал, а к нему так никто и не вышел, только окно открыли, он и угомонился. Думаю, ему этот "чёрный" на выпивку отстегнул...

"Добив" жуков, Сурин натаскал воды и затопил баню. Лена то уходила в дом, то подходила к нему. Но он так и не дождался объяснений, а сам спросить не отважился. Около семи часов пришла с пруда Иринка. Мать сразу погнала её в душ ополаскиваться:

- Давай, давай, в этом пруду кто только не купается, и собаки и всякая пьянь, бомжи. Сейчас же всё с себя смой, в баню я тебя такую не пущу...

Дочь с недовольной миной поплелась в душ, но там проплескалась под струями нагревшейся за день воды до тех пор, пока мать не выгнала её и оттуда. Запыхавшийся и довольный Антон прибежал, когда баня была уже готова. Первыми по ещё не большому жару мыться пошли мать и дочь. Иринку заставить париться можно было только втащив в парную за волосы. Потому Лена, намылив и окатив водой только начинавшее круглиться и бугриться на груди, бёдрах и животе тело дочери, отправила её, закутав в махровый халат, в дом.

- Всё, иди. Скажи отцу, чтобы шёл,- напутствовала её Лена, и уловив лукавый взгляд дочери на себя раздетую, тут же взорвалась,- Я тебе сейчас зенками постреляю, я тебе приколюсь, сопля зелёная, а ну марш отсюда, то же мне, нимфетка с мыльной фабрики!

- Ну ты чё ма... я ж ничего,- сразу стушевалась дочь, красным круглым лицом в капюшоне халата похожая на матрёшку, и уворачиваясь от пухлой руки матери, вознамерившейся отвесить ей оплеуху, скрылась за дверью предбанника.

Тем не менее, дома Иринка с той же двусмысленной улыбочкой сообщила уже отцу:

- Пап, тебя мама в баню зовёт.

Отец в отличие от матери не разозлился.

- Да дочь... сейчас иду,- с этими словами он взял заранее приготовленный свежий берёзовый веник, ибо любил попариться.

Баня, уже не новый, но ещё крепкий бревенчатый сруб, состояла из трёх небольших отделений: предбанника-раздевалки, моечного отделения и парной. Пока мылись мать и дочь парная была не задействована. Когда же пришёл Сурин... Он сразу подбрасывал дров и забирался в парную на полок, под самый потолок, "отмокать". Лена на полок не лазила, она оставалась внизу. Когда же Сурин "отмокнув" плескал холодную воду на каменку, поддавал пару... Лена с визгом садилась на корточки, а если и там, в самом низу для неё оказывалось не в терпёж, пулей выскакивала из парной. Сурин с удовольствием наблюдал эти "сцены". Вот и сейчас он набрал ковш воды. Предупредил:

- Лен, поддаю!

- Подожди... сейчас...- жена поддерживая грудь, словно опасаясь что она чрезмерно болтается, хотя с той же целью можно было придерживать и множество прочих выпуклостей её добротного тела, молочно-белого, там где прилегал купальник, и различных оттенков тёмно-розового, в прочих местах... Она соскочила с лавки на которой сидела и поджав колени с некоторым подобием испуга, зажмурившись ждала упругой волны жара. Сурин плеснул и тут же крякнул. Пар, сопровождаемый шипением каменки, заполнял небольшое пространство парной.

- Ииии!- визжит Лена и опускается прямо на свои круглые колени, и наклоняет голову с распущенными волосами к полу

- Ну, ты прямо как поклоны бить собралась,- смеялся сверху Су

Мальчик в женской бане: fromnorthcyprus — LiveJournal

Есть недалеко от города Кирения шикарный пятизвездочный отель на берегу моря. Много раз  бывал. Что нравится больше всего? Аквапарк там отличный и самая большая береговая песчаная линия пляжа на Северном Кипре изо всех отелей.

Почти километр прекрасного  побережья с зонтиками, душевыми, шезлогами, барами, бассейнами и прочими удовольствиями. А еще в отеле есть шикарная баня со всеми прибамбасами в виде хамама, педикюра , массажа и прочая и прочая.

23.10.10 007

Вторник- женский день и  день скидок. Баня стоит 35 лир" с носа".Это примерно 11,5 долларов. Заплатил - и блаженствуй себе , забыв обо всем на свете. Мыться можно с 10 утра до 4 часов дня. Круто, согласитесь. Шесть часов провести в сауне, хамаме, поплавать в закрытом бассейне. Плюс в стоимость входит чай, фрукты, кофе, вода и печеньки.
Вот дочка у меня с подругой вчера  и поехала отдохнуть от трудов праведных в этот прекрасный банный комплекс. Народу было под завязку, человек 50-60.  Прониклись люди  отличным банным сервисом и божескими ценами и потянулись парить свои телеса. Какой контингент основной? Пожилые англичанки, дородные россиянки и неработающие турчанки или киприотки. Короче, полный интернационал.

Все хорошо и душевно, если бы не мальчик. Сына одна из местных жительниц привела с собой помыться. Парню лет восемь. Ребенок еще. Но глазками  этот ребенок зыркал вокруг, как настоящий ценитель живописи на выставке Серова. Дочка с подругой в сауне как раз напротив мальчика с мамой сидели и как-то неуютно себя почувствовали.

Некоторые скажут, что надо быть ближе к природе и вообще нудисты все вместе на пляжах голые ходят. Знаю, что так и в банях Германии принято вроде. Но один мальчик среди 60 женщин в бане смотрелся как-то непонятно.
О чем пост? Как думаете до какого возраста мама с собой сына может в баню брать? Надо ли это вообще делать? Вчера с дочкой поржали. Сказал, чтобы меня в следующий раз на роль мальчика в баню взяли. Помоюсь и печенек заодно поем)

как мы ходим в баню со своими детьми

Зимой в большом городе мамам с маленькими детьми не легко. Мы очень нуждаемся в воздухе, долгих прогулках, в ощущении тепла, солнца и ветра. Но этого нет. Тем не менее есть некоторые занятия, которые возвращают нас зимой к телу и теплу. Дают возможность пережить блаженный опыт, который возвращает чувство полноты жизни и позволяет прожить день в "здесь и сейчас" тотально, без компромисса. Одним из таких опытов стала для меня "беременная" баня и баня для мамочек с детьми. Атмосфера женского ведовства так поразила меня, что мне захотелось снять про нее документальный фильм. Идея этого фильма появилась, когда я наблюдала как банщицы парят беременных женщин рядом. Это была Мистерия, одновременно Служение. Меня восхитили акушерки-банщицы, и я попробовала показать это в фильме. С любовью и благодарностью.

Баня без экстремальности

В банях и саунах мне никогда не нравилась экстремальность. Высокие температуры, раздражающий легкие горячий воздух, обжигающие деревянные нары, на которые нельзя сесть без простыни или полотенца - не из-за соображений гигиены, а потому что попу обожжешь. Утомительное для сердца экстремальное парение, когда душа уходит в пятки и думаешь: "Выберусь ли я живой из этой парной?" В беременность мне было не слишком легко, особенно на ранних и поздних сроках - слабость, отдышка, затрудненное дыхание, казалось бы, зачем лишняя нагрузка на сердце? Особенно в виде парения. Но девочки мне рассказали, что есть баня, где парят наши акушерки, парят до 40-вой недели и даже выпускают из бани в роды, когда женщина днем парится, а вечером рожает в тот же день. В эту же баню можно приходить с маленькими детьми сразу, как малыша начинают выносить на улицу - обычно в месяц-полтора уже можно. Меня это заинтересовало, потому что телу, измученному беременностью очень хотелось тепла и расслабления. Акушерок я знала лично (организатор бань Ольга Русина была на родах моей сестры) и я решила попробовать. Эти бани, которые устраивали акушерки, проходили целый день с 11 до 16 часов. Сначала мне казалось, что это долго. Но, втянувшись в эти долгие и счастливые банные дни, я поняла, что это в самый раз - спокойно, проникновенно, глубоко и вовсе не утомительно.

Особенности бани для беременных

Баня для беременных имеет комфортный температурный режим - около 50 градусов. Она влажная, нары в таких женских банях как правило устилают толстым (сантиметров 10) слоем соломы, поверх которой каждая женщина стелет свою простынку и устраивается легко и удобно. Баня начинается с длительного и глубокого прогрева, во время которого женщина не сидит. Она ложится на спину или на бок и поднимает ноги высоко, упирает их в стену. Как ни странно, самое важное в начале этого длинного банного дня - хорошо прогреть ноги. Мои ноги обычно прогреваются медленно через покалывание, похожее на то, когда приходишь с замершими руками или ногами с мороза. Если есть банщица и она подпаривает в этот момент в парной, то этот процесс проходит приятнее и быстрее. Но, наконец, наступает момент когда в этой негорячей парной тело все-таки согравается полностью и потеет. Тогда мы выходим из парной и моемся в душе. Этот первый пот важно смыть в душе, с ним уходит самое грубое загрязнение. После этого мы отправляемся в чайную пить чай и общаться, а потом переходим к банным процедурам.

Банные процедуры: солевое обертывание и масляный массаж

Баня - хорошее место для очистительных процедур. Одна из моих любимых - солевая обкатка (солевое обкатывание, солевое обертывание - названий у этой процедуры много). Для этого банщицы берут морскую соль и смешивают ее с ароматическими маслами или травами. Обычно для этого используют мяту, чебрец, зверобой, душицу. Баночки с солями пускают по кругу - каждая женщина выбирает себе соль по запаху. Я предпочитаю травы, а не эфирные масла, которые для меня слишком сильные. Потом женщина снова идет в парилку и прогревается (второй раз за день). В конце прогрева ее натирают солью, аккуратно и деликатно. Это делают в несколько рук, то есть в идеале женщины натирают друг друга солью по очереди. Но когда несколько человек одновременно прикасаются к одной женщине - это дает мощный расслабляющий эффект, поскольку голова перестает отслеживать прикосновения, теряется, отпускает и дает телу отдохнуть. Сначала солью натирают конечности - руки, ноги. Потом спину, плечи и даже живот. Каждая женщина, конечно, может сказать, если она не хочет, чтобы к животу прикасались. Но как правило обстановка безопасная и женщина расслабленная и редко какой ребенок возражает (беременная женщина всегда хорошо чувствует, хочет или нет ее ребенок, чтобы прикасались к животу). Тем не менее, в период беременности лично мне обкатка солью давалась сложно - кружилась голова - мне было легче именно эту процедуру проходить либо не в парной, либо с открытой дверью. Это допускается. В отличие от парения, где температура более важна, солевое обертывание иногда делается с открытой дверью. Если женщина на поздних сроках не может лежать на спине (так было у меня), то она лежит на боку, а под ноги и под голову ей подкладывают мягкие веники. Масляные массажи проходят примерно также, хотя субъективно они переживаются мягче (они работают как умягчение, а соль - как глубокое очищение). Их тоже хорошо проходить и проводить в несколько рук. Именно маслянными массажами часто провожают в роды женщин на больших сроках, так было и со мной.

Баня с грудными детьми

Женщину важно не только проводить в роды, но и из родов встретить. Хорошо, если это тоже происходит в женском кругу, в безопасной, телесной, расслабленной обстановке. Поэтому я стремлюсь попасть в женскую баню пораньше, через месяц-полтора после рождения малыша, конечно же, вместе с малышом, ведь в этот период нельзя его без мамы надолго оставить. У меня малыши ручные, грудные и очень мягко рожденные, поэтому они воспринимают такой опыт с полным доверием к маме (ко мне). Детская баня еще мягче беременной. Температуру в парной делают 45-50 градусов, выше и не хочется. Важно, чтобы женщина ощущала комфорт и безопасность. Тогда она просто вносит малыша в парную и прогревается вместе с ним. В такой парной она с ребенком может находится очень долго. Ребенок как правило находится на груди на руках у матери и спокоен. Ребенок в парной не должен плакать. Если он уже постарше 6-8 месяцев и может сидеть, то на полати ставят таз с теплой водой, в которой он может просто сидеть и играть очень долго. Одного длительного полноценного прогрева за банный день грудному ребенку может быть достаточно - после него он обычно засыпает глубоко и спокойно, насыщенный новыми ощущениями (запахи, ощущение тепла, прикосновения) и дает маме пройти свои собственные процедуры, чтобы отдохнуть после родов. Мы стараемся позвать в баню помощницу - как правило бабушку, которая может греться и париться вместе с остальными или просто сидеть в чайной и взять сонного малыша на руки или последить за ним, если он спит на кушетке или на простынке, расстеленной на сене. Если же свободной помощницы нет, то женщины обычно смотрят за малышами друг друга по очереди, стараясь попасть на солевое обертывание, массаж, перепекание или парение в тот момент, когда их малыш уснул. Для этого тоже хорошо, если баня проходит весь день и нет жесткого давления времени.

Баня с подросшими детьми

Традиционно в женскую баню ходят с мальчиками до 3-4 лет, когда ребенок еще настолько близок с матерью, что тело других женщин не вызывает у него особого интереса - ему достаточно того контакта, который дает ему мать, дальше есть разные варианты, которые нужно обсуждать применительно к семье и культуре.
Баня с подросшими детьми
Девочки же сопровождают мать в баню в любом возрасте и это идеально для периода всего периода детства. В дошкольном возрасте такой контакт как правило проходит просто и легко, но важно, чтобы он сохранялся и дальше, и без особых прерываний. Потому что к моменту выхода из пубертатного возраста и переходу к подростковому лучше, если у девочки не сформировалось лишнее напряжение по отношению к своему и вообще женскому телу. Женская баня в период подросткового возраста может дать основу для Второго женского Посвящения, ведь здесь девочка может близко увидеть не только мать, но других женщин - беременных, кормящих, молодых и более старших, а также маленьких детей. Я считаю, что такой опыт бесценен и ничем не восполним.

Традиционное русское парение для беременных и кормящих женщин

Когда я первый раз подставилась под профессиональное русское парение это было для меня откровение. Я ожидала чего угодно, только не этого. Я была знакома с парением как экстремальной процедурой, после которой надо прыгнуть в купель (снег, холодное море зимой) и просидеть там немало до нормального состояния, тело же будет переживать контрастный шок. Здесь, в бане для беременных и кормящих, все было по другому. Меня положили на бок. Под голову и под ноги положили по венику (мягко, душисто). Ушко закрыли листиком. На лицо тоже положили веник, смоченный холодной водой (это - экстаз). И этот веник на лице изменил все. Дальше что-то происходило с моим телом. Но грелость и балдело тело, а голова была спасена. Не в том смысле, что она продолжала думать, нет. Первая фаза парения - множественные легкие прикосновения листьями веника по всему телу - не оставляли времени для размышлений. Просто мне было легко дышать и сердцу было не тяжело. Я поняла, что ограничения бани для гипертоников, пожилых, больных, беременных идут от нарушения методики и процедуры. Что если мы греемся сидя (удар тепла в голову), а паримся, не прикрыв голову веником (опять удар тепла в легкие через дыхание, голову, мозг), то мы получаем экстремальный эффект. А если нам парят ноги, а потом постепенно работают с руками, спиной, животом и снова спиной, если тепла не хватило, как это делается в традиционном парении, то у бани противопоказаний может не быть. Мне захотелось поделиться этой баней с мамой, свекровью, с теми, кто думает, что им по возрасту уже не до парений и не до банных процедур. Казалось бы, кто может быть более уязвим, чем женщина на сносях, в последние дни перед родами. Ан нет, она воспринимает ТАКОЕ парение как кайф, а не как нагрузку и потресение. А наше тело, утомленное беременностью, ой как нуждается в этом опыте, он потребуется нам и в родах, не случайно некоторые берут себе в роды пучок травы из бани, чтобы понюхать и вспомнить, как расслаблялось тело недавно, как ему было хорошо.

Мордовское парение

В одной из бань, в которой я участовала, у меня был также опыт мордовского парения. Мордовское парение - это выглаживание женщины веником, которое происходит не один раз и не десять, а много-много десятков раз. Здесь нет высоких поднятий веника к потолку, чтобы резко спустить горячий воздух вниз. Все движения осуществляются внизу. Эта разновидность парения еще мягче и может быть из-за своего поглаживающего эффекта она особенно мне понравилась, позднее, я просила банщиц парить меня именно по мордовски, когда они предлагали выбор. Я поняла, что семейному парению нужно учиться, чтобы я могла парить мужа, а он меня, что это нужно делать с любовью и грамотно, потому что это телесный опыт, который в наших климатических условиях просто невосполним.

Выход из парения

Поскольку женская баня не является экстремальной, то выход из нее тоже может быть любым. Если хочется окунуться в купель или пробежаться по снегу - тут есть такая возможность и некоторые это делают, в том числе беременные, в том числе с маленькими детьми. Если не хочется - достаточно полежать на сене или выпить чаю в чайной и это тоже будет прекрасно.
Выход из парения
Поскольку собираются женщины одного круга - естественные родители, недавно родившие или готовящиеся к этому, то обычно есть о чем поговорить во время чаяпития. Уходить из бани обычно бывает даже жаль. Иногда есть возможность сделать что-то совместное - венки там поплести, пофотографироваться, поговорить о малышах или целительских практиках. В бане все довольно быстро сближаются и переходят на ты, а как же иначе, если только что натирали друг друга маслом?

Купание в чане

Одна из любимейших моих процедур, сама по себе стоящая похода в баню - купание в чане с (условно) горячей водой. Чан стоит на улице, греется дровами, кроме того в него есть подача холодной воды, чтобы не перегреться. Температура, которую мы обычно поддерживали в чане, была градусов около 40-ка, комфортная в любое время года. Особенно яркие впечатления от чана, конечно, зимой. Чан обожает моя дочка, которой приходилось купаться в нем в возрасте от 3 до 5, она готова просидеть в нем весь банный день почти без исключений. На дне чана лежат теплые камни, смягчающие нагрев. В чане плавают пихтовые или лиственные веники. Это на самом деле блаженно.
Купание в чане
Я все время вспоминаю "Конька-Горбунка" - "прыгнул в чан и там сварился". Наверное, имелся в виду как раз такой чан, просто использовать его надо было с Посвящением, правильно. Тогда он оздоравливал и омолаживал. Мой сынишка, когда был в животе, совсем не принимал мое купание в ванне - я вообще не могла принять ванну в период беременности. Он выгибался дугой и становился поперек живота. Я фигурально, а не буквально выражаюсь, конечно же, но ощущения были соотвествующие. В чане - совсем не то. Видимо моя поза, да и обстановка была ему комфортна. Он допускал меня до чана столько, сколько мне хочется. Когда он родился, он точно с таким же кайфом готов был долго сидеть в чане у меня на груди.

Как часто можно ходить в баню

Конечно, когда баня коммерческая, то она не дешевая, тем более в Москве или Московской области. Если вам приходится арендовать баню, вы будете сильно ограничены в выборе, ведь не во всех парилках разрешают натираться солью или маслом, а есть бани, где не разрешают даже веничное парение. Но это и не бани вовсе, а так финские сауны, продукт совсем другой эпохи и культуры. Мы ходим в арендованную баню в Мытищах и можем позволить себе ее не часто, например, раз-два в месяц, и это уже хорошо. Но те, у кого есть своя дача, задумываются о том, чтобы построить и организовать баню у себя, мечтаем об этом и мы. Говорят, наши предки ходили в баню 2 раза в неделю - для меня это идеал. Если бы я жила в своем доме, я бы хотела ходить в баню не реже, чем раз в неделю для нашей холодной и долгой зимы, это уж точно. И кто знает, может у нас еще будет дом и баня в нем и мы будем встречаться в этой бане с вами, друзья.

Чего беру с собой?

Итак, я хочу перейти от профессионального парения к семейному (не исключительно, но как ориентир), что из этого замечательного беременного опыта и опыта бани с младенцами я однозначно возьму с собой?
Особенности бани для беременных

  1. Мягкое парение. Понимание, что в женской бане не хлещут вениками, что веник вообще тела едва касается. При этом множественные прикосновения делают чудеса, обеспечивают тепло, расслабление, чистку, отдых, отключение. Я поняла, что нужно обязательно пройти банный тренинг, поучиться парению, чтобы муж мог парить меня, а я - мужа. И изучить в этом вопросе специфику мужчин и женщин. Это потребуется множество раз в жизни, это взаимный целительский опыт, который жалко упустить.
  2. Долгий банный процесс. Баня - это не час и не полтора. Это несколько часов прогрева - чаепитий - отдыха. Пусть парение будет одно. Главное, чтобы было место для погружения в этот банный процесс, подальше от мобильных телефонов, телевизоров, компьютеров, бурной жизни большого города или круговерти бытовых забот.
  3. Телесный контакт. Люди в бане могут отгладить и поддержать друг друга. В прямом и переносном смысле. Это могут быть телесные целительские практики, массаж, обтирание солью или телесный контакт с детьми, групповое или персональное парение. Это важно, это женский или семейных круг, это принятие, это сближение.
  4. Не надо жалеть веников. Меня потрясло в первый мой опыт профессионального парения, что на меня пошло не менее 6-ти веников за одно парение и, как я поняла в последствии, это далеко не предел. Конечно, их можно использовать повторно в течение одного банного дня, важно что они должны быть в наличии одновременно - не один, и не два, и не три единовременно. Один веник кладется под голову, один на лицо. Под обе ноги по венику. Парильщица парит двумя руками двумя вениками. И нельзя иначе. В конце парения меня обложили этими вениками, я оказалась в шалаше. Мне не нужно было бежать и вскакивать (я не была так перегрета). Я могла провести блаженных 10 минут в этом шалаше спокойно, без напряжения. В это время для некоторых приоткрывают дверь в парилку, чтобы парящаяся отдыхала, а банщица тоже выходит подышать и выпить чаю. Некоторым открывать дверь не требуется, они вовсе не перегреты. И это замечательно. Собственно, ради этого и парение - это награда, то глубокое расслабление и отключение, которое дается очищенному телу.
  5. Включаем детей. С утробы, с грудного возраста, с младенчества, с раннего дества. Девочек и мальчиков. Так было в традиции. Можно деликатно обходить вопросы обнаженности - они в каждой семье решаются по своему - можно париться и в рубахах, и в простынях, и в купальниках. Но стоит делать так, чтобы ребенок имел опыт бани в период детства и взросления. Потому что мы говорим о стратегическом опыте принятия своего тела и тела партнера, возможности контакта между мужчиной и женщиной, принятия тела в различной его форме и принятие старения. Все эти вопросы умела регулировать традиция. Баня не обязательно была строго очередной: мужчины сначала, женщины потом, или мужчины налево, женщины направо. Хотя даже так лучше с баней, чем без бани. Баня допускала присутствие мальчиков до определенного возраста (например, до 3-4 лет, а может и старше) в бане вместе с женщами, допускала семейное парение. Все эти вопросы нам предстоит изучать, к счастью, ведь мы родители и девочки, и мальчика. Но я помню, как сама дичилась в подростковом возрасте, стесняясь даже передеваться в бассейне. Это была дикость жизни в северном городе, в отрыве от деревенского быта и земли. Я думаю, этой подрастковой дикости можно избежать и семейная баня поможет моим детям в раскрытии их потенциала, телесном развитии и раскрытии здоровой сексуальности.

Индивидуальные консультации

По вопросам взаимоотношений в семье, психологического состояния детей и мамы, психологического сопровождения беременности, практик осознанного и естественного родительства.

  1. +7 (926) 617-06-03 [email protected] (Лена) Москва, Геленджик
  2. +7 (916) 293-89-94 [email protected] (Саша) Москва

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о