Как я рожала: Ой! А такой страницы на сайте уже или ещё нет

Содержание

Как я рожала с врачом-мужчиной

Рождение ребёнка для большинства женщин является самым главным днём в жизни. Когда я готовилась стать мамой в первый раз, то, конечно, сильно волновалась. Хотелось, чтобы всё прошло хорошо, поэтому я готовилась заранее. Вместе с мужем мы читали много литературы о родах и об уходе за малышом. Мы заранее решили, что роды будут платные: хоть какая-то гарантия и доверительное отношение. Всё прошло отлично. Роды принимала опытная акушерка, рядом даже врача не было. Она сразу сказала, что мы справимся сами.

Самая актуальная и полезная информация для современных родителей — в нашей рассылке.
С нами уже более 30 000 подписчиков!
Во второй раз мы решили, что платить за роды смысла нет. Врачи в нашем роддоме грамотные, во всём помогут. Если первые роды у меня начались вполне с понятных признаков (отхождение вод), то вторые роды не наступали, и меня положили в отделение патологии беременных. На следующий день я почувствовала схватки.
Врач во время обхода сказала, что если роды так и не начнутся, то завтра мне будут прокалывать пузырь и простимулируют родовую деятельность. Я промучилась всю ночь, не сомкнув глаз. Схватки были редкие, но болезненные. Утром я с нетерпением ждала прихода врача, однако его так и не было. Тем не менее я была на позитиве и знала, что именно сегодня, 15 июня, родится моя дочь.

Утром ко мне никто не пришёл, а днём в палату заглянула медсестра и сказала, что меня ждут на осмотр. Я пришла, а там врач-мужчина. К этому я была совсем не готова. Я чувствовала себя очень некомфортно. Доктор провёл осмотр и сказал, что у меня есть выбор: либо ждать естественного родоразрешения, то есть дальше терпеть схватки, или соглашаться на помощь (проколоть пузырь). Конечно, я согласилась на помощь.

Но меня смущало то, что роды будет принимать мужчина. Однако потом здравый рассудок победил, и я решила, что не стану думать о плохом. С первым ребёнком схваток я практически не чувствовала, так как мне сделали обезболивающий укол.

А вот второй раз схватки я терпела от начала до конца.

Я подошла к доктору и попросила обезболить, но он сказал, что ещё рано. А когда он пришёл на очередной осмотр, то ответил, что уже слишком поздно: сейчас начнутся потуги и обезболивающее вряд ли поможет. «Вот так доктор, – думала я. – Мужчина. Ему не понять, какие муки я испытываю».

Мне сделали стимулирующий укол, начались потуги. Так я ещё никогда не кричала. Меня было слышно, наверное, на весь город. Я даже не ожидала, что могу столь громко голосить, ведь первые роды прошли молча. Врач куда-то ушёл в самый разгар потуг, и роды приняла акушерка. Но для меня это было и к лучшему.

Третий малыш тоже не торопился покидать удобный мамин животик и сидел до 40 недель. Ровно в 40 недель меня положили в больницу. За один день до родов сообщили о том, что вес будущего ребёнка больше 4 кг. Я не поверила. Подумала, что врач УЗИ ошиблась.

Роды так и не начинались. Мне прокололи пузырь 4 февраля, а дата родов стояла на 3 февраля. В нашей больнице роженицам не дают перехаживать.

И вот я в ожидании рождения ребёнка. Это третьи роды. Я уверена, что всё пройдёт хорошо. Но тут мои мысли прервал мужской голос – в палату зашёл тот самый врач, который курировал мои вторые роды. Я очень расстроилась, ведь рожать у мужчины мне совсем не понравилось. Мне показалось, ему не хватает эмпатии, желания помочь. Женщины-врачи, принимая роды, понимают роженицу, ведь они сами прошли через это. А откуда мужчине-доктору знать, как это тяжело? Я совсем поникла.

Роды не начинались. Мне поставили капельницу, стимулирующую родовую деятельность. Но ничего не происходило, никаких потуг я не чувствовала. Потом я пыталась тужиться стоя – не помогало. Как сказал доктор, голова ребёнка была очень высоко. Я стала упрашивать сделать кесарево сечение, так как была уже порядком измучена. Но врач строго посмотрел на меня и сказал: «Сама родишь!»

Так и получилось. Я родила сама и без единого разрыва. Очень благодарна доктору за его настойчивость, профессиональный взгляд и твёрдый рассудок. Если бы он не принял на тот момент решение о естественных родах, то, возможно, во время операции я потеряла бы много крови. А я и так её потеряла достаточно, потому что после родов чувствовала огромную слабость и усталость. Ноги распухли из-за кровопотери. Но все эти трудности быстро забылись. Самое главное – рядом со мной здоровые, красивые, умные дети. Быстрая регистрация
Получите 5% скидку на первый заказ!
Спасибо нашим докторам и акушерам. У них одна из самых полезных и важных миссий в жизни – помочь появиться на свет новому человечку. В этой профессии не важен пол врача, главное – чтобы это был профессионал.

В нашем блоге вы найдёте много историй о родах: 


Как я рожала дома | Steppe

Подготовка к домашним родам


Виолетта, 31 год:

Когда я ждала первого ребенка, то думала о домашних родах и много об этом читала. Понимала, что наше здравоохранение не вполне отвечает физиологии родов. Оно, как и все мощные структуры, довольно инертно, и многие практики перешли к нам из СССР. Тогда у меня не было знакомых, которые бы рожали дома, а мне было важно опереться на чужой опыт. Ведь мало ли, что пишут в интернете. Первого ребенка я родила в роддоме и мне казалось, что это был неплохой опыт, я вся была на эндорфинах.

Когда родила во второй раз в домашних условиях, то на третий день у меня случилась истерика. Я рыдала, насколько первые роды были не похожи на эти. Сколько всего я упустила.
 

Страх домашних родов


Любые роды — это всегда страшно. Это момент трансформации, перелома и опасности. Учитывая всю систему родовспоможения в роддомах, считаю, что она больше вредит, чем помогает. Потом героически спасает и исправляет нанесенный вред. Должны быть как комфортные роддома, где могут быстро перевезти в реанимацию, так и возможность родить дома в безопасности.  

Был момент, когда подходил срок, и у меня появились сомнение и желание поехать в роддом. Когда я начала анализировать, то поняла, что боюсь взять на себя ответственность. 


В 2012 году я рожала дома и знаю по крайней мере трех женщин, которые также родили дома в этот год. Недавно смотрела статистику по Казахстану и увидела, что в 2012 году не были обозначены ни одни домашние роды.

Что говорит закон?


По старому законодательству, чтобы тебе выдали свидетельство о рождении, ты должна была заявиться в ЗАГС с двумя свидетелями. Справку выдает учреждение, в которое обратилась женщина сразу после родов. В моем случае это была скорая, после которой меня передали в женскую консультацию. Они мне справку не выдали и это было правонарушением. Тогда же еще одна пара родила дома, и им также отказали в выдаче справки. Они обратились в прокуратуру и им быстро всё выписали. Мне пришлось выбивать справку через суд, где моя акушерка из женской консультации стояла на трибуне, как пионерка, и уверяла всех, что это мой ребенок.

Нужно понимать, что медицина — это услуга, и от неё всегда можно отказаться. Например, врачи предполагают перенашивание и могут настаивать на стимуляции родов, но никто не имеет право производить это насильно.

Есть определенные показания, когда у врачей есть право делать что-то без твоего согласия, если стоит вопрос о жизни и смерти.

Роды: паника, страх и безудержное счастье


Самая главная потребность в родах у женщины — это потребность в безопасности. Если женщина чувствует себя безопасно только в роддоме, то ей ни в коем случае нельзя рожать дома. Обязательно нужно ехать в роддом, если ей необходим врач и операционная за стенкой. В тот период для меня было комфортно состояние одиночества.


В день родов приехала домой в 8 часов. У меня был очень суматошный день. Мы перегоняли машину с одного места на другое, которая по дороге сломалась. Муж поехал за старшим сыном, а я легла в ванну отдохнуть. Поняла, что у меня начались регулярные схватки.

Мой муж сомневался насчет домашних родов и не поддерживал эту идею, но я уже решила для себя. У него началась сильная паника и я начала заражаться от него. Предложила убраться, и он в процессе немного успокоился. Мы легли полежать, пригрела его как ребенка и сама расслабилась.


У нас была небольшая однокомнатная квартира, в которой я расставила свечи для атмосферы, набрала ванну и валялась в ней. Потом непосредственно начались роды и мне было очень комфортно в одиночестве. Это называется соло роды, когда женщина рожает одна.

Думаю, лучше рожать на суше, но в воде легче переносить определенные периоды схваток. Не отрицала для себя возможности водных родов. Мне было очень хорошо в ванне, которая облегчала моё состояние, но в определенный момент меня пулей оттуда вынесло. Тут я начала ходить по дому и выть.

Идеальная среда для родов, которую описывал Мишель Одэн, это присутствие трёх «Т», — тишина, тепло и темнота. Как у кошки в шкафу. Тоже самое в сексе. Попробуй достичь оргазма, когда ты вспоминаешь таблицу умножения, на тебя светят софиты и люди ходят вокруг и смотрят, всё ли в порядке. Чтобы достичь в родах гормонального пика, нужно практически тоже самое, что в сексе — ты отключилась и улетела.

Я рожала, стоя на коленях. Если сильные потуги с сыном в роддоме были около сорока минут, то с дочкой около трёх. Перед самыми родами гормоны адреналиновой группы очень сильно скачут — это паническое состояние и чувство, что ты сейчас умрешь. Оно у женщин и в роддомах бывает, когда они начинают кричать «сделайте мне кесарево», «я сейчас умру» и это не всегда связано с болью. Этот момент я тоже пережила и кричала так, что проснулся муж, а вскоре родилась дочка.


Она выскользнула из меня на матрасы, которые я постелила. У меня возник резкий скачок эндорфинов и ощущения нереального счастья. Начала кричать, что родилась девочка и она живая! Это сразу после ощущения, что мы все умрем. Приложила её к груди и мы долго так лежали с ней.

 Всё никак не могла родить послед, потому что было неудобно — пуповина была не перерезана и некуда было положить ребенка. Когда вызвали скорую, сказала им, что не успели доехать до больницы. Не знаю, зачем соврала тогда, но мне казалось важным не провоцировать в свою сторону агрессию. Они пытались меня отвезти в больницу, я отказалась. Они перерезали пуповину, поставили и обработали всё, что нужно и уехали. Потом меня осмотрела женская консультация.

На ребенка не могли налюбоваться, мол, сама родила и так хорошо чувствует себя ребенок. А мне казалось, что это же логично. Для этого домашние роды и существуют.



Первые и вторые роды — это был сильный эмоциональный опыт. В первых родах я слишком много думала, читала, смотрела. Тогда было вмешательство врачей, которые положили меня на спину, делали надрезы и я старалась делать всё по правилам. Вторые роды были максимально инстинктивные и за счет этого было легче. Там же я пережила очень мощный эмоциональный и гормональный взлет. Такого уровня гормональный отклик говорит о том, что всё протекает нормально.

Мне было комфортно рожать одной. Недалеко спал муж, которого я могла разбудить в любой момент и он бы меня спас, позвонив в скорую. Для меня это было достаточным условием для безопасности.


Было много недовольств со стороны акушерки, которая восприняла это как предательство. У неё были проблемы, потому что на её участке роды прошли дома, и начальство считает, что акушеры в этом виноваты. Понимала, что создала проблемы другим людям, но не я виновата в сложившейся системе. Никогда не буду ставить собственную безопасность и счастье моего ребенка под угрозу из-за лишних бумаг.


Как рожают женщины по всему миру?
 

Не могу сказать, что я бы советовала всем рожать дома. Для меня это не принципиальный момент. Нужно определиться, зачем вам домашние роды и что за этим желанием стоит. Обычный страх больницы? Сейчас я и в роддоме нормально бы родила. Мне кажется, у женщин бывает невротическое желание во чтобы ты не стало родить дома или кормить грудью. Такой подход не очень верный, потому что он может привести к неприятностям. Должна быть внутренняя готовность, если что-то пойдет не так, нужно иметь возможность уехать в роддом. Понимание, что это не конец света. Главное, чтобы все были живы и здоровы.


Сейчас в роддомах мало кричат на женщин, если сравнивать с тем, что было 20-30 лет назад. Тем не менее многие медицинские манипуляции производятся без доказательной базы. Во многих странах вокруг женщины организуют все условия для комфортных родов. В Голландии, в Австралии можно рожать дома и тебя могут спасти буквально за стенкой.


Когда впервые появились роддома, а с ними кесарево сечение — это считалось прогрессивным методом родовспоможения. Потом пришло понимание, что это не очень хорошо отражается на здоровье. Медицинское ведение родов вызывает множество осложнений, и на Западе случился откат назад — в природу. Государство отреагировало на это адекватно и пошло навстречу. Наша страна находится в таком состоянии, в котором Запад находился в 70-е.

В Индии бедные женщины рожают дома, а в роддомах только те, кто может себе это позволить финансово. На Западе всё наоборот — ты рожаешь дома, если можешь это позволить. В Казахстане срединная ситуация. Есть узкая прослойка людей, которые находят информацию и на свой страх и риск рожают дома. Остальное большинство доверяет медицине, но понимает, что там не всё так гладко.

Автор рисунков: Завьялова Анастасия
 

Про то, как я рожала Соню


Прошло две недели с тех пор как мы с девочкой Соней приехали из роддома, и мне захотелось написать длинный пост про то, как все было. Про то, какие ощущения у меня остались от родов, от российской медицины и людей, которые нечаянно вошли очень важной главой в мою жизнь.


Начну с того, что меня все вокруг уверяли в одном: рожать бесплатно в этой стране нельзя. Это нонсенс. Нормальные люди так не поступают и далее по списку. Все время этих увещеваний я чувствовала, что для себя лично не вижу смысла в «своей акушерке». Во-первых, у меня была безупречно-идеальная беременность, никаких дискомфортных ощущений (никаких вообще — с первого до последнего дня). Никаких предпосылок к переживаниям об осложненных чем-либо родах. Во-вторых, я понимала, что нахожусь в одной из немногих жизненных ситуаций, когда от меня мало что зависит. Уже постфактум одна моя подруга в очередной раз удивляясь, как я могла поехать рожать вслепую, сказала, «ты же человек, который привык все контролировать!» Да, именно, но что я могу контролировать в совершенно неподвластной мне ситуации с рождением ребенка? Ничего. Я могу только расслабиться и жить в уверенности, что все пройдет идеально. Warring never change the outcome, girls.

Тем ни менее, поддавшись всеобщим устрашениям, я все-таки съездила в один роддом пообщаться с одной рекомендованной мне акушеркой. Она была очень мила, внятна и доброжелательна. Помимо подробного разъяснения процесса предстоящего мне мероприятия и денежных раскладов эта замечательная женщина сказала, что в моем случае она не видит особого смысла заключать договор на платные услуги. «У нас маленький роддом, отличный персонал — все и так пройдет замечательно». Аллилуйя. Именно это я хотела услышать.

Маленький роддом, в который меня привели рекомендации подруги, имеет номер 13 и специализируется на роженицах с кардиопатологиями. Никаких сердечных бед у меня не нашлось (сходила спецом на консультацию к их кардиологу), но в самом заведении меня уверили, что приехав в родах, я не получу отказ и смогу рожать у них. Меня это полностью устроило. За пару визитов я уже успела прикипеть к этому учреждению. Чистота, аккуратный современный ремонт, приветливый персонал: от гардеробщицы до врача все внушали спокойствие.

Еще одной причиной стало то, что я ненавижу по долгу что-либо выбирать. Понравилась мне коляска — я ее купила. Понравилась машина — взяла не глядя, как картошку. Я не из тех, кто выписывает столбиком плюсы-минусы, читает тонны отзывов, анализирует статистику. Я доверяю своим ощущениям. Поэтому почувствовав комфорт и уверенность в стенах роддома номер 13, я для себя все решила.

Предполагаемая дата родов у меня была назначена на 11 мая. Я в это не верила. Почему-то решила, что рожу третьего. Третьего я не родила, не родила ни пятого, ни седьмого. Это была самая мучительная неделя беременности: ты знаешь, что впереди значимое и ответственное мероприятие, но не знаешь когда оно случится. Очень странное ощущение. Десятого (мне, кстати, помнилось, что по УЗИ мне поставили дату именно 10, а не 11) мы с мужем и друзьями поехали гулять в Кронштадт. И я опять никого не родила 🙂 Помимо того, что я решила, что буду рожать 3 мая, я еще была уверена в том, что начну это делать ночью. Но все случилось совсем не так.

11 мая утром я проснулась от очень легких тянущих ощущений в животе. До этого момента я 9 месяцев не ощущала в животе никакого дискомфорта, а только чувствовала, как щекочутся дочкины пятки. Я посмотрела на часы, было около семи утра. Я подумала, что надо пойти помыть голову на случай, если это оно. Около часа я проплескалась в душе с мыслями типа «как же женщины понимают, что начались именно схватки?» или «а если воды отойдут в душе, я могу этого не заметить?» Вылезла из душа, влезла в интернет. По какому-то (не помню толком какому) запросу про регулярность схваток первой ссылкой была программка, засекающая интервалы. Я решила прислушаться к себе и сделала первый замер. Через 6 циклов программка выдала резюме: «а вы уже все шмотки собрали, скоро в роддом, милочка» (не помню, что там было написано, но смысл был именно такой). Интервал между схватками — 8 минут. Я решила протестить еще разок, уж очень все это смахивало на шутку, потому что боль, на мой вкус, была просто смешная. Через следующие 6 циклов программка показала мне тревожный будильник и написала, что бы я вызывала скорую. Интервал схваток был ровно в пять минут и продолжительность — по минуте. Я все еще не верила, включила таймер снова и пошла советоваться с мужем. Он подорвался, сказал, что надо срочно собираться. Ааа! Быстро выпил кофе, посмотрел на результат очередного «замера», который показывал уже интервал в три минуты. Муж схватил меня в одну руку, сумку в другую и повез в роддом.

По дороге мои лайтовые схватки как-то рассинхронизировались и потеряли былую регулярность. Я уверила мужа, что это не может быть правдой и нам, как минимум нужно немного прогуляться.


Рис. 1: Это мы нагуливаем-схватки/валяем-дурака рядом с единственным
на тот момент буйно-цветущим деревом Смольного парка.

Кстати говоря, мы оба были записаны в это день на маникюр. Как только случилось 9 утра Леша позвонил в салон отменить запись. Весь персонал салона над нами похихикал «на маникюр они собрались, рожайте давайте уже» и мы решили, что надо топать «сдаваться».

В приемном покое меня посмотрели, подержали чуток под монитором и констатировали, что роды начались, но еще только-только. Раскрытия пока нет. Помимо этой информации, замечательная девушка Даша (об этой фее будет отдельный абзац) сообщила, что роддом переполнен и я должна понимать, что если останусь здесь, буду куковать как минимум сутки после родов в родильном же отделении без ребенка. По той же причине Даша предложила нам немного (пару часов) потусить дома, чтобы не прыгать на фитболе в коридоре переполненного родильного дома. Мы послушно поехали домой.

Чувствовала я себя все еще легко. Схватки были регулярными, но неболезненными. Меня скорее развлекал тот факт, насколько странный характер болевых ощущений я испытываю: минуту болит, а потом полностью отпускает. Такого больше в природе не существует. Либо болит, либо медленно отпускает, либо не болит… но чтобы вот так… Занятно, короче. Я все-таки отправила мужа на маникюр и замутила себе какой-то сусси (кажется с клубникой и бананами). Примерно на середине стакана смусси я поняла, что скоро мне будет совсем не так весело.

Когда Леша вернулся из салона, весело уже не было. За пару часов схватки из «хихихи» перешли в категорию «огого». Регулярность та же, а вот интенсивность — куда круче. Мы снова отправились в роддом. Меня приняли, нарядили в спецодежду и заслали мужа домой.

Прекрасная фея Даша повела меня на второй этаж в родильное отделение. Одну схватку, помню мы с ней дышали как раз в пролете между первым и вторым этажом, Даша гладила меня по спине. Не знаю, про какие заведения рассказывают, что персонал ведет себя жестко и безразлично — здесь все было совсем не так. Даже при условии нереального наплыва рожениц отношение было крайне внимательным.

Меня провели через один из родильных залов. Там сидели на мячиках (для тех, кто не в курсе — сейчас популярной теорией является то, что во время первой стадии родов очень полезно для процесса и смягчения болевх ощущний балансировать на фитболе) три девушки, свободных кроватей и мячей больше не было. Мы зашли в примыкающее к родзалу небольшое помещение с одним окном и больничной каталкой, на которую меня положили под монитор. Я была очень довольна тем, что лежу отдельно от остальных, хотя слышала, как акушерка сокрушается про то что я «в таких условиях» (видимо речь шла о том, что я лежу не на кровати, хотя в тот момент мне было глубоко наплевать, на чем я лежу). Через час монитор отключили и я услышала разговор врача с санитаркой про то, что наконец готов пятый родзал и меня перевозят туда. В этот момент появилась фея Даша. Услышав про «пятый» она радостно сообщила, что мне ужасно повезло. Везение заключалось в том, что пятый родзал был, как это принято говорить «вип-палатой» для семейных родов. И по странному стечению обстоятельств я не только рожала, но и провела первую ночь в отдельных прекрасно оборудованных апартаментах, за право находиться в которых люди выкладывают по 70 тысяч рэ. Это было чистой воды везением, потому что, например, моя соседка по послеродовому отделению, проплатившая роды, оказалась в туже ночь на каком-то топчане в пятиместной палате. Се ля ви и се ля российская действительность, что тут еще скажешь.

Возвращаясь же к описанию процесса деторождения, я хочу сказать, что на самом деле все эти бытовые условия имеют ничтожное значение. А вот что действительно имеет значение — это люди, которые тебя окружают в момент Х. Я никогда особо не хотела рожать совместно с мужем, а во время родов убедилась, что мне это было и не нужно. Нужны люди, которые понимают, что происходит, которые могут объяснить, сделать что-то полезное для процесса. Люди которые спокойно и уверенно чувствуют себя в данной ситуации. На месте же любого медицински не подготовленного человека, в том числе и собственного мужа, я бы просто извелась от многочасового отсутствия возможности хоть чем либо быть полезным. Поэтому я рада, что не стала рассматривать вариант с участием Леши во всей этой истории. Тем более в ней участвовали мега-крутые люди: та самая Дша и акушерка Лариса Ивановна.

Я так и не поняла, кем являлась Даша, возможно, интерном, но она вела себя как моя близкая подруга — гладила по коленке, что-то приятное говорила, объясняла, что происходит, отвечала на вопросы. Фея! Лариса Ивановна совершенно очевидно была посланным мне ангелом. Я, кстати, серьезно, это третий ангел за мою сознательную жизнь, не представляю, где бы я без них оказалась.Так вот, мне попалась крутейшая акушерка на свете. Оптимистичная, веселая, но в тоже время крайне конструктивная и не дающая расслабиться и начать ныть. Может быть не всем такой стиль подходит, но для меня это было идеальное сочетание. Помимо личных качеств, это безусловно еще и высококлассный профессионал. Дело в том, что моя маленькая девочка повернулась спиной к моей спине и Лариса Ивановна полтора часа выполняла какие-то танцы с бубнами, чтобы правильно повернуть Соню внутри меня. Это было неприятно, но необходимо. Когда девочка наконец заняла правильное положение, я родила ее за две потуги. 5 минут и готово.

Момент появления ребенка на свет показался мне каким-то необъяснимо космическим. Во-первых, полностью прекращаются все болевые ощущения. Внезапно, на «раз» ты перестаешь испытывать порядком утомившие за все эти часы (мои роды в итоге длились 7 часов) схватки. Во-вторых, ты видишь реальный копошащийся комочек, который моментально становится любимым, который хочется целовать и гладить, которому невольно что-то шепчешь — это так прекрасно!

Так я родила свою девочку. Не знаю, стоит ли обобщать и говорить о том, что я поверила в нашу бесплатную медицину. Возможно, мне просто несказанно повезло. Хотя справедливости ради должна отметить, что мне так же повезло с врачами в женской консультации, которые мне звонили на после родовое и с интонацией родных бабушек расспрашивали «ну как все прошло».

Короче девочки, мой совет такой: поменьше волнуйтесь, никогда не читайте страшных историй, живите в уверенности, что все будет хорошо и оно будет!


Рис.2. Мой персональный космос.

Краткое содержание ката: мир не без чудесных людей! Вот такой букет мы с Соней отвезли нашей волшебной акушерке Ларисе Ивановне:

Все отлично, всех люблю!

как я рожала — 37 ответов

Ну вот выкроила минутку, написать про наши роды)))

начнем с того что меня таки запихнули в больничку, в патологию с высоким давлением, вернее я решила не рисковать и не отказываться, хоть давление и не подвело, но все равно я не жалею потому что кучу анализов взяли и вообще познакомилась с персоналом и т.д.))))

Вот так приехали мы с пузиком, во вторник 7апреля ложится в больничку, а в четверг 9 апреля, как нам и обещал дядя узист мы начали рождаться)))

Проснулась я в 3часа ночи, пошла в туалет и смотрю вот она пробочка родимая, с кровяными прожилочками отошла, даже подумала, молодец дядя-узист)))) Была уверена что это все пошли роды, лягла я в кроватку и тут пошли схватки. .. При том не похожие на те что были раньше!!! Накатывала боль в пояснице!!!! матка, живот — ничего не болело!!! посмотрела я на время через каждые 7-8минут, ну думаю надо себя заставить поспать, а то мне сегодня надо трудится))) спала, не спала но часов до 5 продремала, хоть и схватки ощущала — и не помогает перевороты с боку на бок))) Встала, анализы еще ходила сдавала подошла к врачу говорю с 3-х часов утра схватки и пробка отошла воды еще нет — она будем ждать, я еще покушала часов в 7)))) тоже с мыслями — силы надо)))) вообщем так я гуляла да часов 10,… лежу читаю книгу — и на время посматриваю — как схватки не участились, и тут чувствую течет потихонечку — подрываюсь и в туалет — прокладка мокрая — я к врачу — воды вроде отошли, правда не много, она давай на кресло, сажусь и тут мы тете-доктору все воды и вылили))) она — да, отошли воды в 10-20 — иди гуляй нахаживай — раскрытие 1палец сейчас))), если до 4утра сама не родишь — будем стимулировать

 и пошла я гоцать по этажу)))) а схватки то через 3, то через 5, то через 8минут. .. короче непонятно, позвонила мужу, сказала что все точно рожаем — приезжай — и купи набор (нам выдали список лекарств и там перчаток, мед.клеенка, шприцы, капельницу и .т.д что надо купить для родов), он у нас еще не весь был. Я думаю — фиг я вам сама не рожу — и давай вещи собирать — деловая такая, насмотрелась как девочки уже с сильными схватками вещи собирают)))) врачи заходят, а у меня уже баулы собраны постель убрана и пакеты те что собой потом в детское отделение и те что мужу домой отдать отдельно стоят — так они в шоке были, в первый раз у них такое)))) вообщем гуляла я гуляла, когда схватки где-то уже минуты через 3 начали идти и секунд по 30 посадили меня на кресло, но что-то плохо у меня раскрытие у меня шло, поковыряли руками сделали 3-4пальца, за чем-то вкатили но-шпу, и сказали собираться в родзал (заведующая родзала меня смотрела — не видела моих баулов собранных) Спросили буду ли я ставить клизму — я согласилась (естественно, с мужем ведь рожать)))) вообщем повели меня на процедуру, схваточки — уже такие приятные — столько нервов там оказывается в пояснице этой))) вообщем провели меня в 7-й родзал где уже ждал муж, зашел врач, познакомились, сказал следить за схватками и ушел. Сразу скажу сработались с мужем славно, не зря названы партнерские роды, мы именно работали))) он засекал время и длительность схватки и почти постоянно массажировал мне поясницу, я же бродила по родзалу пытаясь найти себе место и положение, в котором будет удобно, лично мне не лежа, ни на мячиках, ни на голландских стульчиках — не было удобно — только в позе раком)))) еще мысль промелькнула- не так ли зачали))) схватки были через каждые 2,5-3минуты — и длились 1минуту — вот это было самое больные 2 или 2,5часа за роды… Попросила померять мне давление))) так толпа врачей прибежала, перепугались — что мне плохо))) 140/90 — сказали для родов нормально)))

Иногда я выпадала из реальности, было ощущение, что у меня сознание уходит куда-то, как в полусне заставляла себя вернуться — боялась что в обморок упаду, хотя в том состоянии не все схватки были болючие — лишь на некоторых — видно на тех что доча двигалась вниз — я выпадала из нирваны, пришел — врач не понравилось наше открытие поставили капельницу — лежать было просто не выносимо!!!! попросилась встать, кровь пошла по капельнице назад, положили опять, муж рядом гладит… вот тут хотелось кататься от боли))) пришла сестричка – дует? Нет, говорю… муж спрашивает – а это как? Говорю – не знаю, наверное когда будет дуть узнаю))) но тут пошли изменения, не знаю как объяснить, но у меня внутри как-будто толкало вперед дочку, некоторые описывают это как в туалет – желание, но я скажу – нет, именно непроизвольно мышцы сокращаются на выталкивания и явно не те что в туалете))) вообщем стала я бояться что у меня на кровати пойдет головка, а мне на кресло садится – и я ребенку что-нибудь сломаю, врачу – у меня потуги – да рано еще, я через схватку — я не могу не тужится!!! Ну посмотрел он меня, говорит давай на кресло, вот на кресле – мне уже практически больно не было – у меня все мысли были о том что надо правильно тужится, чтобы все посылать на выход, а не надувать в глаза, что надо упираться –ногами (о чем я постоянно забывала) и плавно выдыхать – что у меня вообще не получалось!)))но дулась видимо правильно))) самое интересное – что не орала и не плакала, в патологии по ночам иногда так весело было слушать – крики рожениц– а потом крик младенца…
боль почувствовала только когда головка пошла, и то не сильную, схватки больнее, почему-то у нас не получилось без разреза родится – ( у меня с детства искривление шейки матки, и врач мне ее в процессе выпрямлял рукой), может поэтому пришлось разрезать – не знаю, но больше никого не резали из тех кто рожал 9-го… как сделали разрез вообще не почувствовала, но пропихнула головку и еще потуга – и выложили мою дочу мне на животик… первая мысль – Боже какая маленькая… мои ноги по сравнению с ней казались столбами… Ощущения какие? – даже не знаю – все такое смешанное и не реальное… как со стороны смотришь… наверное я в прострации была, только смотрела, на маленькое личико и еще подумала – а где он тот материнский инстинкт? Почему не проявляется… И что мы за родители – если даже не плачем при появлении нашего ребенка?? вообщем часика 2 мы полежали, нам убрали послед (я даже н е тужилась, врач выдернул за пуповину???), зашили… позвонили родственникам, нас взвесили – девочка 3012 с носочками и шапочкой)))) так нам записали 3кг и 49см, еще сказали что переношенная 42-43недели (кожа как долго в ванне лежала – так шелушилась и сморщенной была), очень удивились узнав что нам 38 недель и 6 дней было.
Положили меня на каталку и отвезли в палату с дочкой на пузике, около полдесятого вечера, переложили на кровать (вместе с дочкой) и сказали не вставать до 2ночи…. Вот тут оно и пришло… Счастье… осознала… смотрела на этот маленький комочек который лежал рядом, посапывал и чмокал грудь… Боже… я не передам ощущение, те кто еще не родил скоро сами поймете что я имела виду… вот тут уже и слезы пошли)))) (а муж в это время дома плакал, бабушке и дедушке – рассказывая какая у него дочка красавица))))
Девочки – это самое большое счастье в нашей с мужем жизни!!!! Мы нашу Яночку очень любим, и для нас главное чтобы она была здорова!!!! Всем кто еще не родил удачи!!!! А те кто уже познал радость материнства — я за вас искренне рада – вам и вашим деткам здоровья!!!!!

О том как я рожала… — 10 ответов

Моя дочь никак не хотела вылезать из живота, и в итоге мысль»по скорой в удобный для меня роддом» отпала, и я отправилась в патологию за 30 км от дома. Там поболталась 3 дня, роды не начались, зато началась 42 неделя (по всяким разным подсчетам — уже должна была родить, но. ..).

Спасибо за поздравления и пожелания. Будем стараться выполнить все как надо!

Пришла зав отделением и спрашивает: «Ну что ,Оксана» А я что? Ничего. Если даже не кольнет нигде и чувствую себя как небеременная. «Давай гель попробуем» Ну давайте… Пошла в процедурку, меня на всякий случай осмотрели, никакой готовности, по УЗИ- малышке прописку в животе оформлять можно — плацента и не думает стареть. Корче, гель в 10 утра. Лежу себе в процедурке, хорошо мне, минут через 30 начало побаливать, ну я думаю, расковыряла мне там тетя врач. Потом лежу в палате, книжечку читаю — побаливает сильнее, дай, думаю, время засеку: глядь, а схватки минута через минуту. Время 13.30, я к заведующей — она пузырь мне вскрыла, а воды почти нет — рассасываться начала, головешку лялину потрогала, а косточки уже твердые — перенос, короче, конкретный. Схватки усилились в разы. Пошла я в родовую, там мест нет, все рожать надумали. Лежу в предродовой под КТГ и пытаюсь ручку от рахмановки отломать, между схватками с народом общаюсь (нельзя туда с книжечкой, а душа общения просит). Вот на мое счастье освободилась родовая и пошла я туда: время третий час — схватки через 30-40 секунд. На улочке тепло, окошко открыто, девочки из патологии гуляют: «больно?» спрашивают. А мне терпимо пока (это я так между схватками думала, а во время хотела сломать уже подоконник родзала).И вдруг меня затужило, я об этом дяде врачу говорю, а он : «да рано еще». Потом посмотрел: и правда потуги. «Подыши, раскрытие неполное» И тут я осознала и прочувствовала все прелести родов. Даже не представляла, что у меня такой богатый голосовой диапазон. Я правда не забывала у акушерочки спросить «А можно я покричу?», ну и пошутить чего-нибудь. Она мне милостиво разрешала, и я пыталась откусить кусок матраса, лежащего на рахмановке. После я спрашивала у акушерочки:» Пора рожать?» А она: «Ты ж еще бодрячком, смеешься, давай еще подышим одну» Так подолжалось недолго, но больно. Потом стало пора… Дитя видимо руками упиралось. потому как и выдавливали\, и я пыталась вытолкнуть, а оно никак. Потом появилась голова, схватки проекратились.. Пока ждали очередную, показали девочки, лежащей после родов на каталке в коридоре блондинистую макушку моей нерожденной пока дочери. ей, к слову, понравилось. Потом решили, что я буду вытуживать без схваток, что я послушно стала выполнять. А когда сказали отдохнуть и подышать, началась схватка — подышать получилось, отдохнуть нет. Потом при усилии меня и медиков (больше их, потому как я успела им сообщить, что рожать передумала и хочу уйти, и вообще почти уже умерла), моя ляля появилась на свет, закричала и была брошена мне наживот. Вот это ощущения, не передать. Она такая тепленькая, розовенькая, уставшая. Я плакала и благодарила врачей и Боженьку и сама себе завидовала, до тех пор пока зашивать не начали (Во время этого удовольствия я высказала мнение обо всем на свете и работе врачей в частности). На меня никто не обиделся, потому как оказывается такие роженицы, которые, то хохочут, то орут нечасто к ним приходят .Я оказывается очень позитивная роженица. Потом были 2 часа на каталке, а в это время моя новорожденная дочь перекрикивала всех рожениц из соседних родзалов, а пока я писала с перерывами этот пост она меня благополучно обкакала и дважды описала и все это не отрываясь от жевания моей груди. А еще наконец наступило время высшего блага — мне можно сидеть, даже не думада, что это ценно…

В муках: как рожают в украинских роддомах

Больничные роды: конвейер по производству детей — или самый надежный способ обезопасить роженицу и ребенка? Источник: Сергей Венявский/РИА Новости. Все права защищены.

«Акушерка меня била по ногам, потому что я дергалась от боли, когда меня «чистили».

«Когда я рожала, принимающий роды врач, давил на живот так, что мне сломали ребра.»

«Окситоцин вкололи со словами «мы всем так делаем». Медики торопились – родить, зашить, отправить в палату. «

Таких историй множество. И в них прослеживается схожий сюжет: женщину уподобляют инкубатору, а успешность родов зависит от настроения и лояльности медицинского персонала. В Украине все также практикуется конвейерный подход к оказанию помощи при родах, так широко применявшийся в Советском Союзе. К этому добавляется проблема недостаточной профессиональной квалификации медперсонала, а также монополия государства на оказание акушерской помощи. Официально понятия «домашние роды» в Украине не существует. В итоге – у женщины нет выбора, кроме как играть по правилам, которые предлагает система.

Акушерская агрессия по-украински

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения акушерская агрессия – мировая проблема и встречается в той или иной степени в разных странах мира. Однако на постсоветском пространстве ситуация выглядит еще хуже – о чем свидетельствуют как научные исследования (например, проект Европейского Университета в Санкт-Петербурге, публикации проф.  Радзинского), так и данные анкетированияправозащитных организаций в сфере материнства.

За 27 лет независимости Украины программа подготовки специалистов по оказанию помощи при родах в вопросах психологии беременной женщины, деонтологии (медицинской этики) и культуры общения с роженицей не изменилась. По словам экспертов правозащитной организации в области материнства «Природные Права Украина», такие программы подготовки в основном ориентированы на патологию в родах и не включают в себя современные мировые исследования, а также мало внимания уделяют пониманию границ физиологических (естественных) родов, в которые не нужно вмешиваться. Последствия – низкий уровень акушерской культуры и медицинской помощи в родах.

Источник: Рівне Вечірнє/Flickr. Все права защищены.

Когда у Марии (имя изменено – ред.) начались схватки, она вызвала с мужем скорую помощь, чтобы добраться до больницы. Поскольку роды оказались стремительными, медики скорой помощи честно признались, что не умеют принимать роды и что делать с рожающей женщиной не знают. Низкий уровень врачебной компетенции у медперсонала – не единственная проблема. Этическими нормами также часто пренебрегают: акушеры-гинекологи приглашают на осмотр беременной женщины или непосредственно сами роды группу студентов, не спрашивая при этом разрешения. –Когда меня перевели в родзал и врач проверил раскрытие – без моего согласия начал вручную открывать шейку матки – за все время родов так было четыре раза. После этого укололи снотворное, чтобы я уснула и никому не морочила голову – так как это была ночь. Утром пришли студенты, которых отправили ко мне в родзал – несмотря на то, что я была против, – вспоминает Лариса (имя изменено – ред.).

Насилие со стороны медиков встречается как физическое, так и психологическое. В ситуации родов женщина часто чувствует себя как инкубатор, то есть объект, или как инфантильная недееспособная, «непослушная» личность, которую медперсонал за «вредное» поведение может наказать или игнорировать – рассказывает Анастасия Сальникова, доула (помощница при родах, оказывающая физическую, информационную и эмоционально-психологическую поддержку роженице), сотрудница Центра Развития Общественного Здоровья при Украинском Католическом Университете.

Самыми распространенными видами акушерской агрессии в Украине, согласно исследованию организации «Природные Права Украина», являются: медицинское вмешательство без предупреждения или согласия женщины (вскрытие околоплодного пузыря, разрез промежности, ограничение женщины в движении во время открытия шейки матки и др.), введение синтетического окситоцина (иногда под видом «витаминок» и глюкозы), запрет на присутствие при родах выбранного женщиной партнера. Согласно украинскому законодательству, женщина вправе сама выбирать позу в родах, однако на практике роженицу никто об этом не спрашивает и ей приходится рожать в удобном для врача и небезопасном для нее и ее ребенка положении – на спине. Отказ медиков прикладывать ребенка к коже матери сразу после рождения, докармливание ребенка смесью и водой без согласия родителей, отсутствие обучения для роженицы, как правильно кормить грудью – все это также является проявлением акушерской агрессии.

«Насилие со стороны медиков встречается как физическое, так и психологическое».

Ксения (имя изменено – ред.) родила весной прошлого года, говорит, что в целом ее роды прошли хорошо, но без ее ведома ей вскрыли околоплодный пузырь. «Мужчина, который это сделал, был, скорее всего, доктором. Был очень грубым и физически – также и при осмотре на кресле» – рассказывает женщина. По словам гинеколога Людмилы Кириченко, околоплодный пузырь вскрывают при слабой родовой деятельности, то есть на то существуют четкие показания и в некоторых случаях это действительно необходимо. Но в украинских роддомах часто это делают без достаточных на то оснований, чтобы ускорить естественный процесс родов, даже если он протекает нормально, затем с этой же целью вводят окситоцин. «Мне пробивали околоплодный пузырь, чтобы роды прошли быстрее. Доктор думал, что я рожу через час-полтора. Когда этого не произошло, мне ввели окситоцин. Одним словом – ускоряли, как могли,» – рассказывает Алина (имя изменено – ред.), родившая сына месяц назад.

По мнению Евгении Кубах, эксперта организации «Природные Права Украина», значительно изменить ситуацию может простой шаг – соблюдение медицинским персоналом существующих протоколов Министерства охраны здоровья Украины, которые являются очень прогрессивными, но редко выполняются на практике. Согласно этим протоколам, действующим с 2003 года, персоналом акушерских учреждений беременная и рожающая женщина «должна восприниматься не как объект проведения определенных медицинских манипуляций с целью ее родоразрешения, а, прежде всего, как личность и основной участник важного момента в ее жизни – родов». В реальности другая картина – «несоблюдение прав беременных и рожающих женщин и отсутствие уважения к их потребностям и достоинству в украинских роддомах» – уточняет психолог и доула Ольга Горбенко.

Не заплатишь – не родишь

В Украине отсутствует система универсальной страховой медицины, характерная, к примеру, для большинства стран Западной Европы. Согласно украинскому законодательству, медицинская помощь, как и помощь при родах, оказывается медицинскими учреждениями и персоналом бесплатно, а финансирование здравоохранительной сферы осуществляется из бюджетных средств, то есть из налогов граждан. Однако эта норма действует только на бумаге. Помимо налогов на здравоохранение, украинцам приходится платить еще и медикам «в карман». Роды – не исключение и являются достаточно дорогим удовольствием.

Условия работы медицинского персонала определяют качество ухода за роженицами. Фото CC BY 2.0: 40weeks_ua/Flickr. Некоторые права защищены.

По словам Натальи (имя изменено – ред.), доктор принял у нее роды хорошо, все прошло быстро и без осложнений: «За свои услуги попросил 1000 долларов. К этому всему пришлось купить еще несколько сумок медикаментов – согласно списку, который дали в больнице. Непонадобившиеся во время родов средства и медикаменты потом никто не вернул».

Марина (имя изменено – ред.) готовилась к родам со всей ответственностью. С доктором договаривалась заранее, поскольку знала, что придется делать кесарево сечение: «Я платила и благотворительный взнос в роддом – это 2000 грн (около 60 евро – ред.) и на руки врачу. Врач до последнего не говорил цену, а уже после родов сказал, что на наше усмотрение. Мы заплатили 1000 долларов. Другим говорил цену сразу. Было бы проще, если бы заранее было оговорено, что и в какую стоимость.»

«Благотворительный взнос» только называется благотворительным, то есть добровольным. Поскольку в Украине медицинская помощь по закону должна оказываться бесплатно, и выставить официальный счет роддом не имеет права, медучреждения идут на ухищрения и просят рожениц оплачивать так называемые благотворительные взносы. Только вот на практике они никак не добровольные – это обязательный платеж: не заплатив его, рожать придется в коридоре.

Помимо налогов на здравоохранение, украинцам приходится платить еще и медикам «в карман». Роды – не исключение и являются достаточно дорогим удовольствием.

Несмотря на то, что будущим родителям приходится оплачивать медицинские услуги, условия пребывания и атмосфера в палатах – не самые радужные.

– Я выбрала платную палату. Нас там было двое, совок страшный. А те, что бесплатные – по 10 человек в палате и каждую ночь у кого-то схватки, стоны, крики. Совок в предродовых – ремонт, точнее его отсутствие, ужасная мебель, полно людей. И очень мало места, проход между кроватями – 40 см. Я платила и за послеродовую палату, лишь только потому, что там разрешалось, чтобы со мной находился еще муж или мама. В бесплатных палатах были те женщины, которые очень долго на сохранении или совсем без денег, – рассказывает Юлия.

Медицинские сотрудники не отличаются вежливостью и тактичным отношением, особенно младший медицинский персонал, который часто видит в роженице не женщину, готовящуюся к родам, а кошелек с деньгами: «Персонал на приеме в большей степени грубый. И делился на два типа. Первый – злые и грубые, пока не положишь в карман, не отвечают нормально на вопросы. Второй – добрые, все рассказывают и показывают, что их тоже лучше отблагодарить,» – утверждает Наталья.

В целом роды обходится молодым родителям около тысячи евро и заплатить их придется из собственного кармана и неофициально. Для многих семей это достаточно большая сумма – минимальная месячная зарплата в Украине составляет всего около 100 евро.

Система, требующая изменений

Медики отказываются открыто комментировать проблему акушерской агрессии. Но в частном разговоре подтверждают, что часто стимулируют роды без реальной на то необходимости лишь потому, что тогда успеют их принять в свою смену, а следовательно – именно они, а не их коллеги, получат неофициальное денежное вознаграждение от родителей новорожденного. «Почему врачи соглашаются на договорные роды? Потому что это единственная возможность заработать деньги,» – рассказывает акушер-гинеколог, попросивший не называть его имя.

Обратная сторона проблемы – низкий уровень оплаты работы врачей-гинекологов, акушеров и неонатологов. Медицинская профессия в Украине одна из наиболее низко оплачиваемых, при том, что учиться приходится восемь лет и уровень ответственности в акушерстве самый высокий из всех медицинских специальностей. Так минимальная месячная зарплата доктора, окончившего мединститут и интернатуру, составляет всего около100-150 евро в месяц. Следствие – врачи берут неофициальное вознаграждение за свою работу у пациентов. В итоге получается замкнутый круг.

Еще один немаловажный фактор – усталость и большая нагрузка:

– Уставший врач заинтересован быстрее завершить роды, а не ждать их физиологического завершения. Например, женщина договорилась, что у нее роды примет главный врач роддома. Накануне ночью его экстренно вызвали для оказания помощи в трудных родах. Он к 7.30 уже приехал на работу. Целый день занимался решением стрессовых административных вопросов, провел операцию. Вернулся домой, только сел ужинать и ему звонит роженица, сообщает, что у нее начались схватки. Готов ли он будет ждать к примеру до 7.00 утра рождения малыша, если у него перед этим были тяжелые роды ночью и напряженный рабочий день? И такая нагрузка изо дня в день, – рассказывает анонимно акушер-гинеколог.

Забота — самое важное в родах. Фото CC BY 2.0: 40weeks_ua/Flickr. Некоторые права защищены.

Многие акушеры-гинекологи переносят страх и негативный опыт из одних родов с неблагоприятным исходом в другие. Вместо клинического разбора, который в дальнейшем поможет избежать врачебной ошибки другим коллегам, такого врача вышестоящее руководство психологически «уничтожает» – утверждает в приватном разговоре акушер-гинеколог.

К этому всему добавляются проблемы нехватки медперсонала, отсутствия профилактики профессионального выгорания, а также ограниченный доступ к информации по новым исследованиям в медицинской сфере, материалам доказательной медицины.

– Врачи, отвечающие за жизнь матери и ребенка, получают очень низкую оплату за столь ответственный труд, что снижает желание и возможность профессионального развития. Участие в Европейском конгрессе акушеров-гинекологов стоит порядка 3 тыс. евро (2 тыс участие плюс проживание и проезд), что несоизмеримо с зарплатой врача. К сожалению, мало кто из коллег знает английский язык, – рассказывает Алина Дунаевская, акушер-гинеколог, врач-неонатолог первой категории, кандидат медицинских наук. – Зачастую единственным источником информации для врачей являются медпредставители, которые заинтересованы в продаже препаратов и многие выступления на украинских профессиональных конференциях оплачены фармфирмами, целью которых являются продажи. Как следствие – назначение препаратов вне доказательной медицины.

Низкий уровень профессионализма гинекологов наблюдают и сами женщин. После рождения ребенка участковый гинеколог поставил Марии диагноз: эрозия шейки матки (которую лечить не нужно, согласно новым исследованиям) и предложил лечиться методами, почерпнутыми из Интернета. «Когда я услышала от доктора фразу «Ты уже решила, как будешь лечиться? Посмотрела в гугле?» я поблагодарила его и ушла, понимая, что к такому специалисту больше не приду», – рассказывает Мария.

До сих пор большие сложности вызывают ситуации рождения ребенка у женщин с травмами опорно-двигательного аппарата, поскольку в большинстве женских консультаций не знают, как сопровождать беременность, а затем принимать роды у такой женщины. Елена передвигается на коляске, одна из немногих украинок с инвалидностью, которая решилась с мужем родить ребенка. Решение было осознанное и к нему супружеская пара шла долго.

– Вначале врачи меня отговаривали, – рассказывает Елена, – поскольку не знали, какими могут быть последствия в моем случае, честно признались, что у них нет опыта ведения беременности у женщины с инвалидностью. Одна из врачей мне сказала, что мой случай – это «ЧП» на весь город. Мне самой было страшно, а когда я видела такую реакцию врачей становилось еще страшнее, так как поддержать меня было некому. Такая же некомпетентность со стороны акушеров и гинекологов была и во время родов. Присутствовали и моменты унижения – как-то гинеколог мне сказала: «Садитесь на операционный стол». Только вот непонятно, как я сама могла это сделать?!

Отсутствие специального оборудования и гинекологических кресел для таких пациенток в большинстве женских консультаций привело к тому, что женщин с травмами позвоночника осматривают прямо на коляске. Частично решение данной проблемы берут на себя перинатальные центры, специализирующиеся на оказании помощи для беременных женщин с инвалидностью. Однако большинство женских консультаций не готовы и не умеют работать с такими беременными.

«Медики часто вызывают у женщины чувство вины, если беременность протекает с осложнениями, убеждают ее в том, что она сама во всем виновата».

Медики часто вызывают у женщины чувство вины, если беременность протекает с осложнениями, убеждают ее в том, что она сама во всем виновата и не заботится о будущем ребенке. Выкидыши оборачивается множественными упреками со стороны некоторых гинекологов, которые не обучены оказывать психологическую помощь женщине в таких случаях. До сих пор для украинской системы роддомов рождение мертвого ребенка или вскоре умершего после рождения – тема табу (как это было и в советское время). С женщиной, у которой умирает новорожденный ребенок или рождается мертвым, не работают должным образом психологи, специализирующиеся на данной проблематике, поскольку они есть лишь в единичных роддомах. К тому же, прерывание беременности на поздних сроках по медицинским показаниям – область, которая недостаточно урегулирована на законодательном уровне. Решение о прерывании вправе принять только областная экспертная комиссия.

В Украине также отсутствует в открытом доступе статистика, касательно того, сколько родов (успешных и с осложнениями, кесарево) приходится на конкретного врача, акушерку и роддом (как это реализовано в европейских странах), чтобы женщина смогла самостоятельно выбрать роддом, в котором хотела бы рожать. Украинки в основном пользуются так называемым сарафанным радио и смотрят информацию на различных форумах в интернете, созданных самими женщинами.

Все эти проблемы – настоящий вызов для реформы здравоохранения, которая недавно стартовала в Украине. Данная реформа предлагает действительно прогрессивные и положительные изменения в сфере оказания медицинской помощи и моделей ее оплаты. Однако в фокус реформы пока так и не попала проблема акушерской агрессии – утверждает эксперт Евгения Кубах.

Существенным решением проблемы, по мнению экспертов, может стать внедрение в Украине 3-ступенчатой модели оказания помощи в родах, которая успешно реализуется в Нидерландах, Великобритании, Германии, Израиле, Канаде, Новой Зеландии, США и других странах. Отличительной особенностью такой системы родовспоможения является возможность выбрать акушерскую, а не врачебную модель ухода в случае родов у женщин из низкой группы риска. Однако акушерок, имеющих достаточную квалификацию для самостоятельного приема нормальных родов, в Украине не готовят. На данный момент над разработкой таких изменений законодательства работает волонтерская рабочая группа, в состав которой входят юристы, практикующие врачи, активисты и представители гражданского общества.

Кроме законодательных изменений, нужны и изменения в повышении квалификации медицинского персонала: доступ к современным мировым исследованиям в сфере доказательной медицины, контроль за соблюдением действующих протоколов, улучшение качества коммуникации «женщина – медицинский персонал», а также изменение подхода к финансированию. Не менее необходим и существенный пересмотр условий работы медицинского персонала, широкое внедрение системы профилактики эмоционального выгорания, введение в штаты роддомов должности психолога и качественная подготовка таких специалистов, внедрение прогрессивных разборов врачебных ошибок взамен карательных. В противном случае придется все так же рассчитывать лишь на совестливость врача и на счастливый случай.

Першоджерело: https://www.opendemocracy.net/od-russia/tatyana-goncharuk/v-mukah-kak-rozhaut-v-ukrainskih-roddomah. 

Мне 35 лет, это мои вторые роды. Разница между родами 14 лет. Первый раз я рожала просто в роддоме… Отзывы о Территории здоровья ЦТА

Алина&Дмитрий и наш сыночек Роман

Мне 35 лет, это мои вторые роды. Разница между родами 14 лет. Первый раз я рожала просто в роддоме без контракта, родила сама без вмешательств, но именно во время родов очень не хватало поддержки и душевной заботы, а также компетентного наставника. Когда готовилась к этим родам, то мой выбор был однозначно в пользу программы Мягких родов. Я нашла несколько центров по таким родам с контрактом с роддомом, но в ЦТА мне понравилось больше всего. Всё организовано и слаженно. Ради того, что бы родить по данной программе «Мягкие роды» мы приехали в Москву из другого города за два месяца до родов. Я сделала это, потому что считаю, что роды это залог успеха в дальнейшей жизни с ребенком. Дальше я выбрала акушерку Юлию Колерову. Я почувствовала, что этот человек уверенный и компетентный, одновременно с этим очень спокойный и заботящийся. Роды начались 17 декабря с отхождения вод в 4.30. В 5 утра уже начались средне интенсивные схватки. В 6.30 я позвонила Юлии и мы договорились в 8 выезжать в роддом. Мы рожали с мужем в 29 роддоме. Когда приехали, Юлия всегда была с нами и показывала как дышать, я просто повторяла за ней. Её уверенные действия меня успокаивали. Схватки стали уже очень интенсивными и самый пик я переживала в джакузи, теплая вода очень расслабляла и давала успокоение. Раскрытие шло хорошо. Муж внимательно слушал все рекомендации Юлии и на протяжении всех родов помогал мне дышать и всё остальное. В момент особы сильных схваток я проявила слабость и попросила эпидуралку, хотя изначально я не хотела её категорично. Юлия абсолютно спокойно отнеслась к такому выпаду и сказала, что это сиюминутное желание и что у меня всё идет очень хорошо. Потом как-то моё внимание переключилось и я продолжила дышать и справляться своими силами) Основным местом, где мне было легче переносить схватки была шея мужа, висела на нём и приходила в себя. В 13.17 мы родили замечательного мальчика 3860/52, Апгар 9/9. Без разрывов. Через небольшой промежуток времени после родов приложили к груди. Сейчас я успешно кормлю грудью. Я очень рада, что рожала с акушером из ЦТА. Вообще я уже в тот же день родов чувствовала себя хорошо, не было никаких ощущений неприятных послеродовых. Я очень быстро восстановилась. Так же хочу отметить акушера 29-го роддома Ермолову Елену Андреевну. Она полностью содействует в желании родить естественно и при этом безопасно. Очень компетентный и комфортный в общении человек.

Ответ клиники

Администрация ЦТА:
Спасибо, Алина, за ваш отзыв. Это особенно важно узнать, т.к. вы из другого города. Здоровья вам и особенно Роме 🙂

Читать все отзывы

Я родила дома менее чем за 2 часа, прямо как в кино

Каждая история родов уникальна. В нашей серии «История моего рождения»,  мы попросили мам со всего мира поделиться своим опытом о том, как они встретили своих малышей в этом мире. Здесь вы найдете множество историй от матерей, которые рожали вагинально или с помощью кесарева сечения, в одиночку или в окружении семьи, и даже от некоторых мам, которые родили менее чем за час. Их взгляды могут быть разными, но каждый ярко иллюстрирует эмоции и красоту родов.

29 января 2014 года я увидела, как мой муж побледнел. Я говорю белый-белый, как оттенок бумаги или пушистое облачко в ясный летний день.

Я была на 39 неделе беременности нашей старшей дочерью. Это был наш первый ребенок вместе, но мой второй ребенок. Я думала, что знаю, чего ожидать, когда дело доходит до родов. Я провела 10 часов скучая на больничной койке, когда я родила своего старшего сына, предупрежденного о начале родов из-за разрыва амниотического мешка. Утром 29 января, когда я почувствовала первую схватку в животе, я поняла, что это было.Но я полагал, что у меня будет немного времени до следующего. Муж был на приеме. Я был один. Я стискиваю зубы от боли, дышу, сжимаюсь и жду, когда она утихнет. Потом я расслабился. Мой муж скоро будет дома, подумала я. Это была первая схватка. У меня было время. Представьте мое удивление, когда буквально через несколько минут мое тело пронзила следующая боль. На этот раз я взял трубку.

Стремительные роды определяются как быстрые роды, которые начинаются в течение трех часов.Голливуд хочет, чтобы вы поверили, что это гораздо более распространено, чем это есть на самом деле; стремительные роды, по-видимому, довольно часто рожают женщины на телевидении и в кино. Мамы-ветераны любят насмехаться над женщинами на киноэкране, корчащимися и ругающимися на лужайках, в машинах или лифтах, выдавливающими целых человеческих младенцев за считанные минуты. Они не ошибаются. Процедуры отчетности для такого рода родов в США затрудняют определение точной цифры, но CDC оценивает ее примерно в 2 процента. Это чаще встречается у подростков, женщин с гипертоническими расстройствами и женщин, у которых был еще один ребенок.Я соответствовал только одному из этих критериев. Я полагала, что с большей вероятностью у меня будут часы нерегулярных схваток, за которыми последуют еще несколько часов регулярных схваток и потуг — вот почему ни я, ни мой муж не предсказали быструю сцену в голливудском стиле, которая произошла в анамнезе моей свекрови. Гостевая спальня.

Мой муж определенно нарушил правила дорожного движения. Никак иначе он не смог бы вернуться домой так быстро, как после того, как я позвонила ему и сказала, что у меня роды. Каким бы быстрым он ни был, к тому времени, когда он приехал, мои схватки были почти постоянными.Перерывы между ними были короче самих схваток. Он умолял меня пойти в машину, но вместо этого я побежала в туалет. Что-то тянуло меня внутрь, и я не могла понять, была ли это моя дочь или испражнения. Моя матка сжималась, пока я сидела на унитазе. Я схватился за края сиденья, подождал, пока оно пройдет, и побежал обратно к кровати. Тревога пульсировала во мне. Я чувствовал себя наэлектризованным, как провод под напряжением. Мой муж безмолвно смотрел, как я бегала кругами на руках и коленях по поверхности кровати, как какое-то бешеное животное.Было бы весело, если бы я не был так напуган. Я не знал что делать.

«Вызвать скорую?» Мой муж стоял рядом с кроватью, с отвисшей челюстью, держа в руках мобильный телефон, как маяк свободы.

«Нет, нет, нет», — настаивал я. — Я пойду к машине, подожди. Еще одна схватка заставила меня согнуться пополам на кровати.

«Хорошо, пошли», сказал мой муж, когда мое тело расслабилось. Прежде чем я смогла встать, мое тело снова напряглось. Я перегнулась через край кровати, и меня вырвало в пустой ботинок моего мужа.

Меня охватило жуткое спокойствие. Я наконец признала, что не выйду из этой комнаты без ребенка на руках.

«Вызовите скорую», — сказала я мужу.

Оператор службы экстренной помощи приказал моему мужу помочь мне лечь на спину. Она спросила его, могу ли я подождать. Я не мог. Эта тяга к толчкам старая и животная, и она живет глубоко в женской ДНК. Когда ваше тело говорит вам, что пришло время, вы нажимаете.

Это та часть, где мой муж становится белым.

Я представляю, как оператор скорой помощи говорил ему, что парамедики уже в пути.Я полагаю, она обучала его тому, что делать дальше. Но когда он посмотрел вниз на что-то, что я мог ощутить во всей его ужасной, немедикаментозной красоте — но не мог увидеть — краска буквально сошла с его лица. Я смотрел, как он цепляется за сознание. Был момент — короткий, но в таких ситуациях время растягивается, — когда я думала, что мой муж вот-вот потеряет сознание, а я останусь совсем одна. Но он не потерял сознание, усилие, которое, по его словам, ему удалось благодаря «чистой силе воли». Потом кто-то постучал в дверь.

Мой муж сбежал. Я услышала грохот, который, как я позже узнала, был из-за того, что мой муж опрокинул приставной столик, полный семейных фотографий, когда он скользил по полу, чтобы открыть дверь. Через несколько мгновений комната наполнилась мужчинами. Молодые странные мужчины в белых мундирах — и одна женщина. На следующие двадцать минут она стала единственным человеком в моем мире.

Сначала фельдшер-лейтенант пытался уговорить меня лечь на носилки. Но боль была почти постоянной и сильной, а ребенок уже венчался.Поэтому она приказала моему мужу сесть позади меня на кровать и поднять мои ноги к плечам. Я не очень помню, как я визжала, когда толкала, но мой муж говорит, что этот звук врезался в его память.

Чувство облегчения после рождения ребенка не похоже ни на что другое в этом мире. Это приятнее, приятнее и приятнее, чем любое другое ощущение, которое я когда-либо испытывал. Это как быть поднятым над миром и из вашей боли. Но это не длится долго, потому что затем этот вопль жизни возвращает вас к вашему ноющему и пропитанному кровью телу.И вы хотите быть там, несмотря на боль, потому что именно в это тело сейчас помещают вашего нового ребенка.

Она была пухленькой румяной девочкой и напомнила мне драже. Муж перерезал шнур в нашей спальне. Парамедики помогли нам спуститься на лифте, а я держала дочь на заднем сиденье машины скорой помощи, пока мы ехали в больницу. Когда мы прибыли, весь родильный зал взорвался аплодисментами. Но я почти не слышала его, потому что все еще была в шоке от того, что держу на руках дочь, а не утробу.

Все это заняло менее двух часов.

«Женщины чувствуют, что у них нет другого выбора, кроме как рожать в одиночестве»: рост свободного рождения | Роды

Утром 3 мая Виктория Джонсон готовилась к родам в своем доме в Хайлендсе. Один за другим трое ее детей спускались вниз, туда, где она рожала в бассейне для родов, окруженном волшебным светом, шторы были плотно закрыты от внешнего мира.

Внезапно ей захотелось выбраться из бассейна.«Я встал, и мне показалось, что вес вселенной обрушился на меня с головы до пят». У нее отошли воды — «по всему ковру, что было не идеально» — и ребенок начал короноваться. «Там были все, включая обеих бабушек по видеосвязи», — говорит она. «Как только ребенок вышел, мой восьмилетний сын подошел и сказал: «Я так горжусь тобой». И это все».

Акушерка не присутствовала. Вместо этого Джонсон и ее муж наняли доулу, которая предлагает эмоциональную поддержку и руководство, но не имеет медицинского образования.Только после того, как плацента была доставлена ​​и аккуратно помещена в миску, была вызвана акушерка, чтобы осмотреть их мальчика.

Для Джонсона свободные роды, обычно характеризуемые как рождение без медицинской помощи, по выбору, а не по обстоятельствам, были вдохновляющим и позитивным опытом. Но этому предшествовала изнурительная битва с органами здравоохранения, которая стала отличительной чертой многих женщин во время беременности во время пандемии. В марте, когда уровень заражения резко вырос, тресты по всей Великобритании отказались от услуг по родовспоможению на дому, в то время как другие закрыли родильные дома под руководством акушерок.Нехватка персонала и большое количество звонков в службу экстренной помощи оказали огромное давление на систему. Больницы поспешили ввести новые правила в отношении партнеров по родам, которые были исключены из сканирования, а иногда даже из самих родов. В период с 9 марта по 9 апреля в Великобритании было 14 различных наборов официальных национальных рекомендаций для беременных женщин. В этом году роды в больнице часто казались запутанной, рискованной и одинокой перспективой.

Мать детей в возрасте восьми, пяти и трех лет, Джонсон планировала домашние роды для своего четвертого ребенка после травматических родов в больнице.«Я знала, что если я пойду в больницу, я отключусь и в конечном итоге мне сделают кесарево сечение», — объясняет она. Но на 35-й неделе ее беременности услуги по родовспоможению на дому в ее районе были приостановлены.

Попав в ступор от беспокойства, Джонсон написала своему MSP и попыталась зарегистрироваться в соседнем совете, где все еще предлагались домашние роды. Ни один не смог помочь. Она нашла независимую акушерку, готовую помочь ей, но это означало путешествие за сотни миль на юг.

Родившаяся и выросшая в Нью-Джерси, Джонсон сказала американским друзьям, что NHS была одной из главных причин, по которой она переехала в Шотландию.Теперь, чувствуя себя разочарованной, она присоединилась к формирующейся демографической группе женщин, которые в этом году остановились на свободных родах — не в качестве своего первого выбора, а потому, что это казалось лучшим доступным вариантом.


Трудно точно сказать, сколько детей ежегодно рождается в Великобритании путем свободного рождения, но исследование, проведенное в этом месяце, указывает на увеличение числа людей, отказывающихся от медицинской помощи из-за ограничений, связанных с Covid-19. В апреле исследователи из Королевского колледжа Лондона опросили 1754 женщины в возрасте от 19 до 41 года со всей Великобритании, которые либо были беременны, либо родили с начала карантина, и пришли к поразительным результатам.Из 1418 беременных в апреле одна из 20 (5%) рассматривала возможность свободного рождения; только один из них планировал это до пандемии. «Это действительно высокий показатель, — говорит доктор Мари Гринфилд, соавтор исследования, — особенно в контексте того, сколько женщин ежегодно рожают дома» — около 2% женщин в Англии и Уэльсе, по данным Управление национальной статистики.

Приведенные причины были сложными, говорит Гринфилд. «Его было редко — в игру вступали такие вопросы, как уход за детьми и транспорт.Желание избежать госпитализации было причиной, названной 39 участниками. Для многих это было связано с предыдущим неудачным опытом; для других это было потому, что они чувствовали, что больницы стали местом опасности и заражения. И для ряда женщин выбор в пользу свободных родов не был положительным выбором: в то время как 16 респондентов назвали это решение расширением прав и возможностей, 26 сказали, что они чувствовали себя вынужденными.

Мой партнер держал насадку душа на моей спине, чтобы облегчить боль. После рождения сына я была в восторге – мы это сделали

Тот факт, что многие трасты допускали партнеров по рождению только во время «установленных родов», был еще одной серьезной проблемой.Один из респондентов сказал исследователям из Королевского колледжа: «Мой партнер — отличная поддержка: мы вместе пережили ЭКО и выкидыш, и я не могу представить себе этого без него». Мать-одиночка волновалась, что некому присмотреть за другими ее детьми: «Домашние роды все еще продолжаются в моем доверительном управлении, но мне не разрешают доулу или детей в комнату. У меня нет ухода за детьми и другого партнера по родам».

Темой, которая проходила повсюду, была безопасность женщины, ее ребенка и семьи в целом.«Это интересно, учитывая, что свободные роды характеризуют как небезопасный по своей сути выбор», — говорит Гринфилд, указывая на ряд медиков из когорты: впервые, по ее словам, британское исследование показало, что медицинские работники NHS рассматривают возможность выйти за его пределы. к свободному рождению. Один из старших медицинских работников больницы рассказала исследователям, что приняла решение после того, как домашние роды были отменены, и ей сказали, что она не имеет права на участие в отделении под руководством акушерки, потому что ее ИМТ был слишком высоким.

По мнению Гринфилда, исследование выявило напряженность, которая предшествовала кризису, и мнение некоторых о том, что политика в отношении материнства может носить принудительный характер. «Covid-19 привлек внимание к существующим проблемам, — говорит она. «Когда беременным женщинам предоставляется услуга, которую они считают небезопасной или которая не соответствует их потребностям, они выходят за рамки этой системы. Мы можем обнаружить более долгосрочный сдвиг в сторону большего числа женщин, стремящихся родить вне больничных условий.

Насколько реален предполагаемый риск заражения во время пандемии? Хотя в родильных отделениях были подтверждены случаи Covid-19, неясно, привели ли они к более широким вспышкам. Доктор Патрик О’Брайен, вице-президент Королевского колледжа акушеров и гинекологов, говорит, что родильные отделения — это «очень безопасное место для беременных женщин и их детей. Мы знаем, что пандемия заставила многих родителей очень встревожиться, [но] риск того, что женщина заразится этим вирусом в родильном доме, действительно очень низок.«Большинство отделений проверяют на наличие вируса во время незапланированной госпитализации, а также заранее перед индукцией или кесаревым сечением. Персонал родильного дома регулярно проходит обследование и постоянно носит средства индивидуальной защиты.

Между тем, свободное рождение хоть и законно, но сопряжено с очевидными рисками. Хотя большинство родов несложные, в некоторых ситуациях немедленная помощь квалифицированной акушерки или акушера может спасти жизнь. «Когда возникает осложнение, такое как сильное кровотечение после родов, присутствие акушерки может иметь решающее значение», — говорит О’Брайен.Он добавляет, что каждую женщину следует поддерживать в выборе родов, но «важно, чтобы они знали о рисках и преимуществах родов в разных условиях».


Кризис независимой акушерской помощи является важной частью этой головоломки. Независимые акушерки работают не по найму, и их нанимают женщины, которые обнаруживают, что NHS не может поддерживать их предпочтительный план родов. Но в июне, после двойного шока Brexit и Covid-19, американская компания, предоставившая их страховку, отозвала ее, что означает, что по закону им не разрешено помогать при родах.

Акушерка Джеки Томкинс, которая также является председателем организации «Независимые акушерки Великобритании», раньше принимала два звонка в неделю. «Внезапно, во время [первого] ​​карантина, оно выросло до 20, и так было по всей стране», — говорит она. «Женщины были в ужасе после того, как их домашние роды были отменены, и чувствовали, что у них нет другого выбора, кроме как делать это в одиночку. После второй волны количество звонков снова увеличилось».

По оценкам, в Великобритании насчитывается 150 зарегистрированных независимых акушерок, которые до страхового кризиса поддерживали около 2500 женщин в год.«Ирония в том, что мы получаем больше запросов, чем когда-либо, — говорит Томкинс. «Наши руки связаны, когда мы больше всего нужны. Это действительно причиняет эмоциональную боль нашим участникам; многие скатываются в нищету».

Беатрис Чианки: «Домашние роды — это право, а не привилегия» Фотография: Рози Барнс/The Guardian дней до ее родов. «Но гонорар составлял 4000 фунтов стерлингов, и я не мог себе этого позволить.

32-летняя Чианки страдала послеродовой депрессией после рождения четырехлетнего сына Арджуны. «Роды были очень медицинскими. Меня индуцировали очень высокими дозами окситоцина , и я чувствовал себя совершенно бессильным». У нее мало воспоминаний о первых пяти месяцах ее материнства. «Каждый день я просыпался с мыслью, что теперь я могу быть мертв, и кого это волнует? У меня была терапия, но восстановление заняло много времени».

Ее вторая беременность протекала гладко, пока ее семья в Италии не оказалась в изоляции в начале марта.«Я почувствовала невероятную тревогу, у меня случился приступ паники на глазах у акушерки, которая успокоила меня, сказав: «Не волнуйтесь, мы не оставим вас в покое».

Однако именно это и произошло после домашних родов. услуги были отозваны. «Я чувствовал себя полностью брошенным, — говорит Чианки. «Они знали, через что я прошел, так как они могли сделать это со мной? Домашние роды — это право, а не привилегия».

Роды дома на этот раз были для Чианки необходимостью. Она начала исследовать самостоятельные роды.«Когда я сказала своей акушерке, она хотела помочь, но больница ее не поддержала», — говорит она. Вместо этого она обратилась к доуле, которая согласилась присутствовать при родах, но настаивала на том, что она может оказать только эмоциональную поддержку. Рано утром 11 апреля воды Чианки отошли. «Мы зажгли свечи, и мой партнер Сильвио принял душ на мою спину, чтобы облегчить боль. Мы позвонили доуле, и она приехала за 30 минут до рождения моего сына. После этого я был под кайфом и чувствовал глубокую радость — я не мог поверить, что мы это сделали.

После рождения Арджуны она отказывалась никого видеть. «На этот раз я хотел показать всем, что я сделал, но не смог из-за карантина. Я увидела своего партнера с другой стороны – он знал, что делать, и ни на секунду не сомневался во мне. Если первое рождение разлучило нас, то это объединило».

Этот восторг умер после разговора с местной больницей. «Мы позвонили им, потому что я боялся, что у меня могут быть слезы. Они сказали, что то, что мы сделали, было незаконным и что они собираются прислать скорую помощь.Но мы этого не хотели». Вместо этого их посетила сочувствующая акушерка, которая осматривала малышку Джунипер, которой сейчас семь месяцев.

«Она заверила нас, что мы приняли правильное решение, — говорит Чианки. Тем не менее, она предостерегает от того, чтобы женщин подталкивали к свободным родам, потому что у них были исключены другие варианты. «Женщины должны знать, что может пойти не так, и быть готовыми получить помощь, если она им понадобится».


Элисон Эдвардс из Doula UK, 700 членов которой защищают интересы будущих матерей, говорит, что в период с марта по июнь число звонков по телефону по поводу свободных родов увеличилось втрое.Между тем, доула из Уэльса Саманта Гадсден в марте создала номинальную платную группу в Facebook, посвященную свободным родам, потому что к ней поступало так много запросов. Сейчас в нем около 300 членов, и после второй блокировки их число снова увеличилось. «Люди нервничали, потому что знали, что домашние роды раньше отменяли», — говорит она. Членство в другой ее группе на Facebook, Home Birth Support Group UK, увеличилось более чем вдвое с марта с 2700 до 6390 человек.

Гадсден, которая настаивает на том, что она не выступает за какой-либо конкретный тип рождения, говорит, что ее члены не чувствовали поддержки в своих решениях.«Есть очаги превосходства, но я все чаще слышу, что женщин принуждают и не уважают».

Женщины лучше всего рожают, когда чувствуют себя комфортно и в безопасности. Они знают, что что-то может пойти не так – нулевой риск редко бывает

Некоторым родителям, решившим рожать самостоятельно, угрожали направлением в детские службы, даже если они не нарушают закон. «Похоже, что многие сотрудники родильных домов не знают, что женщины имеют законное право на свободное рождение ребенка», — говорит Надя Хигсон из Ассоциации по улучшению службы охраны материнства . 30 апреля, в ответ на сообщения о том, что некоторые женщины полностью отказываются от перинатальной помощи NHS из-за сокращения выбора места рождения, Королевский колледж акушерок выпустил руководство для своих членов о том, как поддерживать женщин. Это ясно показало, что нецелесообразно направлять женщину в детские службы только из-за ее решения отказаться от медицинской помощи. «Несмотря на это, мы продолжаем получать сообщения об угрозах женщинам», — говорит Хигсон. «Это вызывает огромное беспокойство у пар.Хотя обычно преобладает здравый смысл, мы слышим о том, что некоторые семьи находятся под наблюдением».

Джули Фролих, акушер-консультант NHS из Лондона с более чем 35-летним опытом, говорит, что ее огорчает то, что некоторые женщины рожают сами, потому что не доверяют медицинским работникам. «Мы должны поддерживать осознанный выбор женщин, но слишком часто мы пытаемся добиться информированного согласия женщины». Она считает, что страх перед тем, что может пойти не так, может быть использован для того, чтобы подтолкнуть женщин к принятию неправильных для них решений.«Врачи часто чувствуют, что на них лежит ответственность, если женщина сделает выбор, который они не одобряют. Наша роль не в том, чтобы одобрить осознанный выбор женщины, а в том, чтобы облегчить его. Женщины лучше всего рожают, когда чувствуют себя комфортно и в безопасности. Они знают, что что-то может пойти не так — редко бывает нулевой риск. Но высокий риск для одной женщины — это низкий риск для другой женщины, и мы должны уважать это».

Тем временем Национальная служба здравоохранения Англии отклонила результаты исследования Королевского колледжа, заявив, что оно показывает только намерения женщин, а не то, что они делали дальше.Представитель сказал: «Домашние роды теперь доступны в 98% трастов, и на протяжении всей пандемии руководство NHS было четким, что матерей могут сопровождать их партнеры во время родов». Но трасты издают свои собственные правила, когда речь идет о партнерах по рождению, и доступ к ним разный.


Зои Кимптон дважды сообщали в социальные службы о свободных родах, последний раз после рождения ее восьмого ребенка, Артура, в октябре. «Он был дикой картой, и я нервничала с того момента, как узнала, что беременна», — говорит она.

Зои Кимптон с малышом Артуром и ее четырехлетней дочерью: «Я не хотела, чтобы меня возили по больнице» Фотография: Эбби Трейлер-Смит/The Guardian 15 месяцев, у нее коллапс легкого, и ей сделали плановое кесарево сечение в больнице. Ее первые трое детей родились в больнице, затем последовали домашние роды и двое свободных детей. Но Кимптон не хотела рисковать своим седьмым ребенком. «Я не собиралась подвергать опасности свое или его здоровье, — говорит она.«Это рождение было по-своему прекрасным, потому что, лежа в театре, я была так благодарна, что ему не навредила моя проблема со здоровьем».

Но когда Кимптон, которой сейчас 40 лет, забеременела Артуром, появился новый фактор: Covid-19. «После коллапса легкого мне бы хотелось, чтобы при рождении мне помогала NHS. Но я не хотел, чтобы меня швыряли по больнице, зная, что Covid-19 атакует дыхательную систему. Это было страшное решение. Я беспокоилась, что домашние роды могут быть отменены в любое время». Она решила, что ее самый безопасный вариант — это свободные роды при поддержке мужа и обращение за помощью в случае необходимости.

В конце концов, рождение Артура было простым. «Я прислонился к дивану и потрудился, — говорит Кимптон, — а потом залез в бассейн. Дети подходили, целовали меня и играли светящимися палочками в воде. Мой муж очень меня поддерживал, а его тетя время от времени заглядывала к нам с фруктами для детей».

Но после родов Кимптон потерял много крови. Ее перевели в больницу, где ей сделали операцию по поводу задержки плаценты. «Это случилось бы, где бы я ни была», — говорит она.«Но потом пришел доктор с толпой студентов и сделал мне выговор. Позже я узнал, что пока я был в театре, кто-то звонил в социальные службы. Акушерка извинилась — такова политика больницы, — но я чувствовала себя глубоко оскорбленной».

Кимптон, который работает добровольцем в качестве координатора группы скорбящих, верит в важность возможности принимать собственные решения как о рождении, так и о смерти. «Я пионер мягкого рождения, но также и мягкого конца жизни. Это важные решения, которые мы все должны свободно принимать как личности.”

Даже для женщин, у которых за последние девять месяцев был положительный опыт родов, решение проблем, связанных с Covid-19, может иметь долгосрочный эффект. Недавний опрос 15 000 беременных женщин и молодых матерей, проведенный британской благотворительной организацией Pregnant Then Screwed, показал, что 90% респондентов заявили, что больничные ограничения негативно сказываются на их психическом здоровье. В открытом письме от 34 депутатов и активистов, отправленном в прошлом месяце в NHS, говорится: «Долгосрочные последствия этих ограничений для молодых матерей и их семей могут быть катастрофическими.

По словам Марии Букер из организации Birthrights, «доверие было утрачено во время этой пандемии, и службы охраны материнства теперь должны приложить все усилия, чтобы восстановить его. Мы по-прежнему получаем множество сообщений от женщин, пострадавших от ограничений в отношении партнеров по родам. И хотя большинство служб домашних родов возобновили свою работу, есть опасения, что они могут снова оказаться под угрозой, если персонал родильного дома пострадает от Covid-19». Опрос Королевского колледжа акушерок, опубликованный в прошлом месяце, показал, что 75% акушерок считают, что уровень укомплектования персоналом их фонда NHS небезопасен.

Через шесть месяцев после рождения сына Виктория Джонсон все еще сердится на недели, которые она потеряла из-за мучений по поводу своего плана родов. «Мне не вернуть этот месяц переоценки ценностей», — говорит она. «Это было бесчеловечно от начала до конца. Когда дело доходит до прав женщин при рождении, остается огромная демографическая группа. У нас нет суверенитета над собственными телами».

Зачем рожать в медицинском учреждении? Рассказы пользователей и поставщиков услуг о низком качестве родовспоможения в Танзании | BMC Health Services Research

Пользователи и поставщики медицинских услуг выразили большую неудовлетворенность обслуживанием и условиями труда в медицинских учреждениях.Кроме того, пользователи медицинских услуг не доверяли медицинскому учреждению, а медсестры-акушерки в целом чувствовали себя беспомощными. Как показано в Таблице 3, три категории возникли на основе опыта и взглядов женщин, мужей и членов сообщества (пользователей) на родовспоможение, а две категории опыта работы в родильных домах возникли у медсестер-акушерок (поставщиков). Выражения на суахили даются в кавычках, а в кавычках используются вымышленные имена.

Таблица 3 Опыт пользователей и поставщиков услуг по охране материнства

Перспективы пользователей

Отсутствие необходимых услуг

Медицинские учреждения часто находятся далеко от места проживания многих женщин, и женщинам приходится много часов идти пешком или тратить деньги на транспорт, чтобы добраться до них [5].Женщины сообщали, что иногда, когда они обращаются в медицинские учреждения для осмотра, они не находят медицинских работников, которые бы их посещали, а если и есть, то не удовлетворяют их потребности:

(…) как известно созданные в селах медицинские учреждения; иногда, когда вы идете туда, вы не находите их (медицинских работников), а если вы находите их, они не заботятся о вас и не проверяют вас должным образом, а также не сообщают вам о вашем прогрессе (Женщина 11).

Женщины также сообщали, что в медицинских учреждениях за их родами не следили постоянно, поскольку большую часть времени во время родов их оставляли одних.По словам опрошенных женщин, медсестры не оценивали их в этот решающий и критический период, когда на карту была поставлена ​​их жизнь и жизнь их детей:

Я был один, там были медсестры, но они мне не помогли (…). На следующее утро в 7 утра, находясь в родильном отделении, я услышала голос своей соседки дома, я попросила ее войти. Когда она увидела, в каком я состоянии, она вызвала врача, и тогда службы начались, до операции (Женщина 6) .

Некоторым из них пришлось рожать самостоятельно, без посторонней помощи, как объяснила в интервью одна женщина: « Мне никак не помогали; Я просто сама толкнула» (Женщина 7). Аналогичным образом члены сообщества указали на проблему нехватки персонала и подчеркнули необходимость приглашения обученных традиционных акушерок (TBA) для совместной работы с акушерками для оказания помощи при родах:

(…) есть обученные традиционные акушерки (ТВА), почему они не помогают в диспансерах? Особенно, когда много рожениц? Эти женщины прошли обучение, они приобрели навыки.Они могли бы объединиться с медсестрами, чтобы помочь женщинам во время родов. Они могли бы поступать точно так же, как они поступают со старейшинами (присяжными) в судах. Этим TBA можно было бы давать пособия, в то время как медсестры сохраняют свою зарплату; разве ты не видишь, что эти ТВА будут спасать жизни женщин? (Участница общественной ФГД).

Наличие безопасной крови в учреждениях CEmOC является ключевым компонентом неотложной акушерской помощи [31]. Опрошенные женщины сообщили, что в медицинских учреждениях ЦЕМОК не было готовой крови для переливания, и поэтому, если женщина нуждалась в переливании крови, родственникам приходилось сдавать кровь или платить за кровь, независимо от состояния женщины:

(…) Когда я вернулся из театра, мне сказали, что у меня тяжелая форма анемии и малярии… мой отец сдал одну дозу крови и был вынужден продать свой велосипед, чтобы мы могли достать наличные, чтобы заплатить еще две дозы крови (Женщина 16).

Отсутствие внимания, поддержки и заботы

На положительное клиническое взаимодействие влияют чувство доброты, понимания и активное слушание [32]. Согласно рассказам информантов, в данном исследовании эти качества, как правило, отсутствовали. Женщины были недовольны отношением медсестер-акушерок и чувствовали себя заброшенными, когда не получали от них внимания и поддержки. Одна женщина, обратившаяся в больницу сразу после начала родов, описала недружелюбный прием медсестер, работающих в родильном отделении:

Я прибыл в больницу в полночь, но меня встретили не очень хорошо.Когда я вошла в больницу, родовые схватки стали усиливаться, но медсестры меня плохо приняли. Когда я показал им свою карточку из поликлиники, они пожаловались, что я живу рядом (улица Иринга) и почему я пришел в больницу в полночь. Они сказали, что это было поведением городских женщин, которые задерживали приход в больницу, потому что знали, что больница рядом. Мне сказали, что я должна дождаться прихода врача, потому что они уже видели мою карточку из поликлиники (Женщина 6).

Мужья, сопровождавшие своих жен в медицинское учреждение во время родов, также рассказали женщинам об отсутствии поддержки со стороны медсестер-акушерок во время родов:

(…) у моей жены начались роды в 2 часа ночи, мы приехали в больницу в 9 утра.Однако до 15:00 мы никого не видели. Могли бы вы действительно сказать, что в этом отделении есть медицинские работники? (…) С 9:00 до 15:00. (…) собственными усилиями мы проследили доктора до его дома; там мы должны были попрошайничать… при этом получая ненормативную лексику (…). Мы попросили доктора сказать нам, если нет возможности помочь нашей пациентке, ее следует выписать, чтобы мы уехали пораньше, так как было бы лучше отпустить ее и умереть дома, чем умереть в учреждении, потому что ее транспортировка будет очень дорого (ФГД Мужей).

Серьезно критиковали равнодушие медсестер и обвиняли их в отрицательных исходах родов:

Акушерки способствуют возникновению свищей (…) вы находите роженицу давно, но они расслаблены в своих кабинетах, не оказывая никакой помощи (ФГД мужей).

Члены общины разделили обеспокоенность мужей неадекватностью ухода, оказываемого медсестрами.Один из членов сообщества в ходе обсуждения дал наглядный опыт некачественных услуг:

Там (в медицинском учреждении) роженица звала на помощь. Медсестры сидели в кабинете; мы с мамой этой женщины сидели на улице, ее мать жаловалась медсестре… почему вы не можете помочь моей дочери, которая давно плачет о помощи? Они ответили, сказав за закрытой дверью: «Иди и помоги ей сам». К тому времени ребенок застрял в тазу, не мог выйти и в итоге ребенок умер на месте (Участница — члены сообщества ФГД).

Однако другой участник во время обсуждения высказал другое мнение о том, что медсестры работают в течение долгих часов без надлежащего вознаграждения, и поэтому их необходимо поощрять к эффективной работе:

Медсестер нужно мотивировать, потому что они работают в очень тяжелых условиях. Они не работают сверхурочно, что могло бы помочь им заработать дополнительные деньги; следовательно, они менее мотивированы к работе. (…) они работают подолгу и посменно, иногда медсестру не освобождают от дежурства, потому что у другой медсестры возникла проблема, и она не пришла вовремя.Но, учитывая характер работы, медсестра не может просто так оставить пациентов, хотя она может очень устать и должна продолжать работу. В противном случае она могла бы пойти домой и заняться другой деятельностью, приносящей доход, но она не может (…). Медсестрам платят меньше, никаких поощрений/пособий, никакой оплаты за дополнительную работу, правительству действительно следует обратить внимание на это (мужчины-участники сообщества членов ФГД).

Физическое и словесное насилие

Физическое насилие было частью плохого обращения с женщинами во время родов.Это было видно из обсуждения членов сообщества, где один из членов объяснил:

Тужится молодая женщина без всяких указаний, зовет на помощь акушерок, они не обращают внимания, мы там были. Потом молодая женщина устала, младенец умирает в утробе матери (…). Когда они подошли к женщине, то стали спрашивать, почему она не тужится, после чего ударили ее. Я был свидетелем того, как это происходило с моей племянницей, ребенок был здоров, мать начала звать медсестер на помощь, они не отвечали, просто сидели; потом ее начали бить, вместо того, чтобы помочь, пока ребенок не умер, мы на улице слушали все что происходит (Участница — члены сообщества ФГД) .

Мужья плохо отзывались об акушерках. Их негативный опыт работы с этим медицинским персоналом заставил их задаться вопросом, имеют ли медсестры, ухаживающие за женщинами во время родов, надлежащую профессиональную подготовку, и если да, то почему они не применяют ее на практике? Это хорошо проиллюстрировал муж, который сообщил о своем опыте:

Боюсь, некоторые акушерки не практикуют то, чему их учили, а если так, то, возможно, они не прошли должного обучения.Потому что в то время как женщины плачут от боли, прося о помощи (…) то, что делает акушерка… не показывает, что она действительно ухаживает за больными… она говорит больной: «… вот увидишь, когда ты рожала, меня не было с тобой ( …), продолжай плакать, когда ты умрешь, мы приедем забрать твой труп…» Я сказала себе, что это трагедия (ФГД мужей).

Не только мужья сомневались в профессиональной компетентности медсестер-акушерок. Обсуждение с членами сообщества показало, что они также ставят под сомнение навыки медсестер-акушерок.Как рассказал один из участников:

(…) действия медсестер были очень непрофессиональными, если бы они придерживались того, чему их учили, они могли бы быть очень полезными, так что, когда приходит врач, он посещает тех, у кого есть осложнения. Без таких действий женщины будут продолжать умирать или получать свищи в медицинских учреждениях (Участники мужского пола — члены сообщества ФГД) .

Перспективы воспитателя

Отсутствие поддерживающего надзора и материалов

Это исследование показало, что медсестры-акушерки, работающие в родильных отделениях, не имеют поддерживающего надзора и материалов, которые имеют решающее значение для выполнения их обязанностей.Они отметили нехватку материалов, лекарств и безопасной крови для переливания в медицинских учреждениях, которые являются основными и необходимыми инструментами для обеспечения эффективного выполнения ими своих обязанностей. Ожидается, что в медицинских учреждениях, предоставляющих CEmOC, ситуация будет иной, поскольку в этих учреждениях переливание крови всегда должно быть доступно для экстренных случаев [33]. Однако в данном исследовании было выявлено, что даже в районных больницах наличие крови для переливания представляло серьезную проблему.Акушерка, работающая в районной больнице, расположенной в городе Дар-эс-Салам, сообщила, что рожениц обычно направляют в Национальную больницу для переливания крови:

.

Если у женщины низкий уровень гемоглобина и требуется переливание крови (…), ее направят в национальную больницу Мухимбили (акушерка из Темеке, Дар-эс-Салам).

Медсестры-акушерки также не получают достаточного количества расходных материалов, что сдерживает их желание помогать женщинам во время родов.Как показано в следующей цитате:

(…) перчаток, которые нам выдают, не хватает, поэтому мы информируем поликлиники о том, что, когда женщины придут рожать, они должны взять с собой вату и перчатки. Потому что если они придут без перчаток, их могут не принять (медсестра-акушерка из Темеке, Дар-эс-Салам).

В результате нехватки оборудования и острой нехватки расходных материалов, необходимых для родовспоможения в медицинских учреждениях, медсестры-акушерки вынуждены работать в очень сложных условиях, что не позволяет им оказывать качественную родовспоможение.Медсестра-акушерка, работающая в районном медицинском учреждении, выразила свое неблагополучное положение следующими словами:

(…) слушай, на этом объекте такие вещи, как перчатки, нам выдают только в одной коробке. Сейчас, как видите, рожениц не так много, как раньше (…). Бывают случаи, когда за ночную смену вы можете родить 40 или более детей в одиночку (…) перчаток, которые нам выдают, недостаточно, (…) вам нужно защитить себя, если вы наденете только одну пару перчаток, немного крови может просачиваться в пальцы.Поэтому, если женщины придут хотя бы с перчатками и ватой, даже когда в больнице закончатся запасы, мы все равно сможем помочь (медсестра-акушерка из Темеке, Дар-эс-Салам).

Увеличение доли родов, принимаемых квалифицированными акушерами, является важным фактором снижения материнской и перинатальной смертности и заболеваемости. Однако в этом исследовании нехватка квалифицированного персонала в медицинских учреждениях была признана критической. Медсестры-акушерки сообщили, что из-за нехватки персонала они перегружены большим количеством женщин, приходящих на роды.Чтобы справиться с этим, им приходилось работать сверхурочно, выбирать, о ком они должны заботиться (серьезные случаи), и оставлять других женщин рожать самостоятельно без поддержки, как указано ниже:

(…) иногда, когда вы помогаете одной женщине рожать, вы можете обнаружить, что другая женщина рожала самостоятельно, вы можете обнаружить, что головка полностью отсутствует. Что помогает, так это то, что мы надеваем сразу три или четыре пары перчаток, пытаясь позаботиться о таких случаях, потому что вы можете помогать одной женщине и присматривать за другой, которая укачивает ребенка, так что вы делаете, так это связываете пуповину ребенка и отдать ребенка ее маме, снять пару перчаток и быстро пойти помочь этой женщине (медсестра-акушерка из Темеке Дар-эс-Салам).

Другая медсестра-акушерка поделилась:

Из-за нехватки я оцениваю только тех, кто серьезно нуждается в немедленном внимании, и у нас есть вывеска, которую мы размещаем для выявления серьезных случаев, требующих пристального внимания (Медсестра-акушерка из Темеке Дар-эс-Салам).

Когда ее спросили, что она имеет в виду под серьезными случаями, она ответила:

Мать с гипертонической болезнью, одна со шрамом в анамнезе, первая беременность, низкий рост и женщина, которая много раз рожала (многородящая ) (медсестра-акушерка из Темеке, Дар-эс-Салам).

Другая акушерка, работающая в низкоуровневом медицинском учреждении в районе Мпвапва, поделилась своим опытом усталости от долгой работы по уходу за роженицами:

Критическая нехватка кадров, например у нас в диспансере нас всего двое, врач и я, и у нас есть службы доставки. Поэтому иногда мы вынуждены оставаться на ночь, чтобы помочь роженицам. Кроме того, я также должен заботиться обо всех других подразделениях в диспансере, таких как инъекции, дородовой уход, дети и перевязки.Это нелегко (Медсестра-акушерка из деревни Мболи, Мпвапва).

Медсестрам-акушеркам часто приходилось оказывать помощь более чем одной женщине одновременно, что снижало качество оказываемой помощи. Обычно они оказывали помощь в срочном порядке или оставляли женщину одну на полпути, чтобы позаботиться о другой женщине, которая остро нуждалась в помощи:

.

(…) Иногда палата затоплена, некоторые мамы спят на полу.Поэтому нужно быть готовым и готовым все время. Вы можете поддерживать одну женщину в родах, в то же время видя, как тужится другая женщина. Таким образом, вы перевязываете пуповину только что родившегося ребенка, быстро меняете перчатки и быстро бежите к следующей женщине, чтобы помочь ей родить… и цикл продолжается (Медсестра-акушерка из Темеке Дар-эс-Салам) .

Медсестры-акушерки объяснили, что они были вынуждены действовать таким образом, чтобы спасти жизни.Например, когда их спросили, почему они иногда жестоко обращаются с женщинами во время родов, они ответили, что делают это для того, чтобы женщины и их дети благополучно вышли после родов:

Знаешь, иногда нужно шлепнуть их, чтобы заставить толкать ребенка! Знаете у нас в роддоме если вы родите мертвого ребенка или у вас будет материнская смерть…ммх это «кашеше» (у вас будут большие неприятности) от вас админы потребуют написать заявление о случившемся и вы можете даже потерять работу .Поэтому, чтобы всего этого избежать нужно постараться помочь женщинам благополучно родить (Медсестра-акушерка из района Мпвапва).

Мертворождение или смерть матери во время родов может сопровождаться серьезными санкциями и очень опасались, как объяснила медсестра-акушерка районной больницы Темеке:

(…) кроме того, если вы получите материнскую смерть, вы пожелаете земле расстаться и похоронить себя. Поэтому вы действительно должны убедиться, что во время вашей смены у вас не будет материнской смерти или мертворождения.

Отсутствие мотивации к эффективной работе

Отсутствие мотивации было серьезной проблемой для опрошенных медсестер-акушерок. Они утверждали, что, хотя они работают в плохих и неблагоприятных условиях, в условиях перенаселенности, с ограниченным оборудованием, расходными материалами и персоналом, их работа никогда не была оценена их руководителями:

(…) знаете ли, очень важно выражать признательность и поощрять людей… даже просто звоня им и признавая их работу, это придает смелости и помогает (…) (Медсестра-акушерка из Темеке Дар-эс-Салам) .

Другая акушерка сказала:

Действительно, мы много работаем и в сложной ситуации (…), по крайней мере, мы могли бы быть мотивированы, понимаете (…). Например, после ночной смены, утром, когда вы встречаете свою «главную», если она может просто сказать: «О, вы хорошо поработали», это ободряет и дает вам почувствовать, что ваша работа ценится ( Медсестра-акушерка из Темеке, Дар-эс-Салам).

Вероятно, из-за тесноты и переутомления, отсутствия припасов и контакта с кровью работа в родильном отделении рассматривалась начальством как наказание.Это привело к деморализации тех, кто был направлен туда на работу. Медсестра-акушерка, работающая в родильном отделении, сообщила в интервью, что медсестра может быть переведена на работу в родильное отделение не потому, что она обладает необходимой компетенцией, а скорее в качестве наказания за то, что у нее плохие отношения со своим начальником. . Эта практика деморализовала медсестер-акушерок. Родильное отделение считается относительно загруженным по сравнению с другими отделениями.

Объяснение методов родов и родоразрешения

Какие бывают виды родов?

Самостоятельные вагинальные роды/естественные роды

Вагинальные роды — наиболее распространенный и безопасный вид родов.Вы, вероятно, слышали термин «естественные роды», используемый для описания вагинальных родов без болеутоляющих средств или для начала или ускорения родов. Некоторые матери по-прежнему предпочитают другую медицинскую помощь во время родов, например, монитор для сердца ребенка.

Вспомогательные вагинальные роды

Родоразрешение щипцами . Иногда врачу приходится использовать щипцы (инструменты, напоминающие большие ложки), чтобы обхватить головку ребенка и помочь провести ребенка через родовые пути.

Вакуумная экстракция. Вакуумная доставка аналогична доставке с помощью щипцов. В этой процедуре врач использует отсасывание, чтобы приложить пластиковую чашку к голове ребенка и осторожно вытащить ребенка из родовых путей.

Эпизиотомия. Это хирургический разрез ткани между входом во влагалище и анусом. Эта ткань называется промежностью. Когда-то врачи думали, что это предотвращает большие разрывы влагалища во время родов, но новые исследования показывают, что это уже не так. Сегодня многие врачи проводят процедуру только в том случае, если им нужно быстро родить ребенка.

Амниотомия. Это также известно как «разбить воду». Врач использует небольшой пластиковый крючок, чтобы сделать отверстие в амниотическом мешочке. Вы можете почувствовать прилив теплой жидкости.

Индуцированные роды. Это когда врач начинает схватки до того, как роды начнутся сами по себе. Они могут предложить это, если беспокоятся о вашем здоровье или здоровье вашего ребенка.

Кесарево сечение

Вагинальные роды не всегда возможны. Кесарево сечение (кесарево сечение) может быть необходимо для вашей безопасности и безопасности вашего ребенка, особенно по одной или нескольким из следующих причин:

  • Ваш ребенок не находится в положении вниз головой.Вместо этого они находятся в казенном или поперечном положении.
  • Ребенок слишком большой, чтобы пройти через таз.
  • Ваш ребенок в бедственном положении.
  • Вы вынашиваете более одного ребенка.
  • Ваша плацента закрывает отверстие шейки матки. Это называется предлежание плаценты.
  • Ваши роды не идут.
  • Пуповина проходит через шейку матки раньше, чем ребенок.
  • Ваша плацента отделилась от внутренней стенки матки перед родами.Это отслойка плаценты.
  • У вас ранее было кесарево сечение.

Вагинальные роды после кесарева сечения (VBAC)

Большинство женщин, перенесших кесарево сечение, впоследствии могут иметь вагинальные роды. Ваши шансы возрастут, если:

  • Хирург сделал горизонтальный разрез в матке во время кесарева сечения, который называется низким поперечным разрезом.
  • Таз достаточно велик, чтобы в него мог поместиться ребенок среднего размера.
  • Вы беременны одним ребенком вместо нескольких.
  • Ваше первое кесарево сечение было связано с тазовым предлежанием.

Чаще всего необходимость кесарева сечения определяется только после начала родов. После кесарева сечения повышается риск разрыва матки во время будущих вагинальных родов.

Я родила одна во время пандемии коронавируса, но я была не одна

Я была одной из беременных женщин, о которых вы слышали во время этой пандемии, и мне было разрешено привести в больницу только одного партнера для родов.До covid-19 я планировал, что моя мама и доула помогут мне родить второго ребенка. По мере приближения срока родов и метастазирования пандемии перспектива доставить мою 69-летнюю мать, страдающую астмой, в больницу стала немыслимой. Затем, за несколько дней до моей запланированной индукции, моя доула позвонила и сказала, что, возможно, заразилась covid-19.

Я упаковала три бутерброда с арахисовым маслом и пошла в больницу одна. Мой план родов, ранее представлявший собой список на одну страницу о связи с ребенком и минимальном вмешательстве, сократился до простой просьбы: вывезти меня и моего ребенка из больницы как можно быстрее.

Продолжение истории ниже объявления

Поскольку мне 42 года, мне посоветовали оставаться в больнице, а не рожать дома, и стимулировать роды раньше срока. Если раньше я боялась заразиться вирусом до родов и быть разлученной со своим новорожденным, то теперь я боялась своего новорожденного и могла заразиться вирусом в больнице. Я решила родить без обезболивающих или вмешательства, которое могло бы продлить мое пребывание. Моя сосредоточенность на предотвращении заражения почти заставила меня забыть о страхе делать это в одиночку.

К моему удивлению, мои роды не были одинокими или отчужденными. Наоборот, это было похоже на самый общий опыт индивидуальных достижений, который я когда-либо проводил.

Пока я часами работал в одиночестве, текстовые и голосовые сообщения, фотографии и видео заполнили мой телефон с того момента, как я предупредил друзей и семью, что еду в больницу. Когда боль стала слишком сильной, чтобы я могла смотреть в свой телефон, я надела наушники и позвонила своей дуле, которая оставалась у меня в ухе, пока я не вытолкнула своего сына той ночью.

История продолжается под рекламой

Позже, в послеоперационной палате больницы, я одной рукой прижала его крошечное мягкое тело к груди, а в другой держала телефон. Я то смотрел на его лицо, то на десятки радостных сообщений, исходивших в ответ на объявление, которое я отправил по электронной почте заранее составленному списку людей, которых только мог придумать.

То, что я стала матерью-одиночкой по своему выбору, научило меня делать все в одиночку, вместе.

Решения через социальные связи также исходят от моей работы психолога-исследователя, в рамках которой я изучаю социальные сети и то, как способствовать лучшему поведению в этих сетях.Дома и на работе меня интересует то, как наши сообщества поддерживают и нормализуют ту часть нашей жизни, которая поначалу вовсе не обязательно является нормальной.

История продолжается под рекламой

Социальное дистанцирование Covid-19 не означает социальную изоляцию. Поддержание связи с моими сетями помогло людям, которых я люблю, влиять на меня издалека.

Поскольку мои роды были индукционными, меня подключили к капельнице с питоцином, чтобы начались схватки. В течение этих часов я был физически один в течение 30 минут подряд.Мне было удобнее всего стоять рядом с больничной койкой, отмечая сердечками видео и текстовые сообщения. «Ты не один, мы все здесь думаем о тебе», — написал друг из Израиля. «Я не ложусь спать сегодня вечером и буду писать каждые полчаса — экономьте силы и не отвечайте, я вижу, как галочки становятся синими!» (Это означает, что я прочитал ее сообщение в WhatsApp.)

История продолжается под рекламой

Другая подруга прислала мне видео, на котором она в солнцезащитных очках и фетровой шляпе на своей карантинной кухне играет на гитаре версию одержимости моего 4-летнего сына, Братья Супер Марио.Я посмеялась про себя над мыслью о том, что во время родов у меня появится этот ушной червь, и отправила видео своим родителям в мой дом с моим сыном. Они прислали фотографии его восторженного лица.

Подруга, у которой ранее были немедикаментозные роды, прислала мне записи голоса, рассказывая мне, что я могу чувствовать. Когда я прислал вопросы, она передала видеозапись своих родов как раз в тот момент, когда у ее сына короновалась голова. Я был тронут этим интимным актом разделения и поражен ее низкими звериными стонами, которые казались чуждыми по сравнению с моими предыдущими родами с эпидуральной анестезией.

История продолжается под рекламой

Некоторые люди связались, чтобы связаться из-за ковида, не зная, что у меня были роды. Друг написал: «Каждый день я пытался выбрать несколько человек из своего круга, чтобы отправлять им заметки «Ты классный». Сегодня третий день, и это ты. Ты восхитителен.»

Я также узнал, как важно обращаться за помощью и принимать помощь от экспертов в моем районе. Сначала я думал, что мне не понадобится доула. У меня не было доулы для рождения моего первого сына, и я боялся, что ее вызов будет бессмысленным, неловким или даже снисходительным.Но когда давление возросло, я, к своему удивлению, выключил музыку и позвал свою доулу. Она внимательно слушала меня, пытаясь понять происходящее вокруг меня. «Кто-то там? Какая температура в помещении? Что монитор говорит о ваших схватках?» Моя доула, казалось, точно понимала, где я находилась в родах, по высоте моих стонов и темпу моего дыхания. «Попробуй глубже», — посоветовала она в конце особенно пронзительного воя. Я слышал, как я издавал низкие звуки моей подруги на видео ее рождения.Это, казалось, отправило моего сына глубже в мой таз. Я был поражен — несколько слов совета ускорили мой труд.

Продолжение истории под рекламой

В общей сложности я провела девять часов в интенсивной работе и четыре часа по телефону, а моя доула постоянно была у меня в ухе. Акушерка вошла в середине моих активных родов и тихо села в угол, наблюдая за мной, а затем физически устанавливая меня для родов. Она поймала моего сына в 20:28. в первый день весны в условиях пандемии.Когда я вздрогнул и удивленно уставился на него, сияющая акушерка предложила мне ножницы, чтобы перерезать себе пуповину.

Мать-одиночка осознает важность общения, поиска эмоциональной поддержки у людей, не являющихся ее ближайшими родственниками. Мой опыт родов в одиночку, но с виртуальным сообществом, освещающим эфир, усилил этот урок концентрированным всплеском.

Как исследователь, я по-другому понимаю важность сообщества. Сообщества помогают нам понять нашу реальность.С помощью историй и примеров наши сообщества говорят нам, хорошо ли что-то, не нравится или вдохновляет. Во время моего рождения мое виртуальное сообщество нормализовало для меня этот опыт, а также превозносило его. «Ты делаешь то, что до тебя делали многие женщины» и «Ты делаешь что-то смелое и удивительное». Их сообщения помогали мне, когда боль была сильной, а в комнате заметно тихо.

История продолжается под рекламой

До того, как я стала родителем, у меня были эгоистичные идеи о том, как поддержать друзей с новорожденным.Ясно, что они захотят двухчасового визита, полного занимательных историй от moi ! Другие люди должны были на своем примере учить меня, что новым родителям нужна масса практической помощи и что мои визиты должны быть короткими и приятными.

Во время этой пандемии мы учим друг друга вариациям этих уроков. Пока я печатаю это одной рукой, сосед приносит еду у моей двери; она тихонько стучит и уходит. Другой друг пишет советы о том, где заказать муку и как использовать тканевые подгузники.Домашние видео с колыбельными и дикими заявлениями о том, что мои два мальчика — самые красивые и умные братья на земле, уравновешивают другие дико плохие новости в моем телефоне. Мой раввин помог мне организовать церемонию имянаречения ребенка через Zoom, которая позволила семье и друзьям играть музыку, благословлять, безумно хлопать, раскачиваться и петь siman tov umazal tov вместе в режиме реального времени из наших различных приютов по всему миру.

Я переписываюсь со своими беременными подругами и говорю им, что они могут это сделать.Я говорю им найти своего эксперта — если не доулу, то, возможно, друга, который делал это раньше. Я говорю им, чтобы они зарядили свой телефон, и что я буду на линии, если или когда они этого захотят.

Я печатаю эту историю для вас, потому что верю в важность историй для создания новой реальности. В моем случае это история осмысленного и счастливого рождения, когда мы трудимся в одиночку, но вместе.

Элизабет Леви Палук — профессор психологии, общественных и международных отношений Принстонского университета и заместитель директора Центра поведенческих наук и государственной политики Канемана Трейсмана.

Мой опыт рождения ребенка во время пандемии COVID-19

Мориэль думала, что готова совмещать материнство с новорожденным и активным малышом. Но пандемия COVID-19 добавила неожиданных слоев стресса к ее второй беременности и родам, а также к ее послеродовой жизни с Даганом, 3 года, и Тором, родившимся в августе 2020 года.

В этом отредактированном интервью она размышляет о том, как вести беременность, обеспечивать безопасность своей семьи и находить время для ухода за собой.

ACOG: Вы были на четвертом месяце беременности, когда разразилась пандемия.Как это было?

Мориэль: Это было действительно страшно. Я была счастлива, что прошла первый триместр, по крайней мере. Честно говоря, если бы я пыталась забеременеть в то время, я бы, наверное, остановилась.

Я поймал себя на том, что с одержимостью смотрю на все, что знали эксперты о коронавирусе и о том, как он влияет на беременных женщин, но в то время было немного. [Вот последнее из того, что мы знаем сейчас.]

ACOG: Чем эта беременность и роды отличались от ваших первых?

Мориэль: Это было как день и ночь.Со своим первым сыном Даганом я постоянно ходила на предродовые осмотры. Я много раз попадал к нему на УЗИ. На этот раз я видела своего гинеколога только дважды между моим 20-недельным УЗИ и родами. Мне приходилось ходить на эти встречи одной, потому что моего мужа не пускали. В промежутках каждые пару недель у меня были видеозвонки с моей командой по уходу. Это была просто реальность ситуации.

Вам просто нужно принять этот этап своей жизни и знать, что стресс и истощение носят временный характер.

Мориэль, 38 | Парк-Сити, Юта

Кроме того, во время моей первой беременности у меня была гипертония на поздних сроках (высокое кровяное давление), и в самом конце меня госпитализировали на полторы недели. Так что на этот раз я проверил свое кровяное давление дома, чтобы следить за ним. (Это было совершенно нормально!)

Еще одно большое отличие заключается в том, что с Даганом у меня было экстренное кесарево сечение после нескольких часов родов. Я уже размышлял, делать ли еще одно кесарево сечение или попробовать вагинальные роды с помощью Тора.Но я не думала, что смогу справиться с еще большей неопределенностью, поэтому запланировала кесарево сечение. Как я и надеялся, на этот раз физическое восстановление прошло намного легче.

К моменту моих родов в августе 2020 года, я думаю, у них было много практики по обеспечению безопасности всех в больнице. Мой муж был единственным человеком, которому разрешили присутствовать на родах. Было странно, что все были в масках, и мне пришлось носить маску, держа на руках новорожденного. Но я чувствовал себя в полной безопасности и знал, что все в больнице делают все возможное.

ACOG: Какой была для вас послеродовая жизнь?

Мориэль: Трудно каждый раз, когда у тебя есть ребенок, и я знал, что с двумя будет труднее. Большая часть жизни с новорожденным — это сидеть и кормить грудью, не спать и никуда не ходить. Вам просто нужно принять этот этап своей жизни и знать, что стресс и истощение временны.

Но пандемия усложнила задачу. Нам рекомендовали не возвращать моего малыша в детский сад, пока ему не исполнится около 3 месяцев.Даган находится в том возрасте, когда он берет лота энергии. Кроме того, я не могла уйти в декретный отпуск. Я ученый, и моя исследовательская лаборатория похожа на бизнес, которым я должен управлять. Так что первые несколько месяцев я пыталась работать , а заботиться о моих сыновьях, а мой муж тоже работал полный рабочий день. Это было безумие.

Затем, в октябре, мы смогли найти присмотр за детьми для Дагана и Тора. Было страшно расширять круг, но другого выхода, похоже, у нас не было.Нам нужна была помощь.

Когда мы не работаем, мы много ходим в походы, занимаемся скалолазанием и другими видами активного отдыха. Это великие дни. Мой муж хорошо берет детей и говорит мне: «Иди в другую комнату и занимайся йогой». Мне трудно уделить время себе, но он помогает мне расставить приоритеты в свободное время.

ACOG: Как вы относитесь к посетителям?

Мориэль: Долгое время мы были довольно закрыты. У нас не было визитов друзей, только близкие родственники, пока мы не были вакцинированы.Теперь мы снова можем видеться с друзьями и семьей, что здорово и определенно облегчает жизнь.

В эмоциональном плане было тяжело так долго отказывать посетителям и просить близких членов семьи соблюдать наши правила по предотвращению распространения вируса. Одно дело быть ответственным за себя, а другое — чувствовать себя ответственным за новорожденного, который не может за себя постоять. Люди понимают, но это все еще борьба.

Copyright 2022 Американского колледжа акушеров и гинекологов.Все права защищены. Прочтите информацию об авторских правах и разрешениях.

Эта информация предназначена для информирования общественности. Он предлагает текущую информацию и мнения, связанные со здоровьем женщин. Он не предназначен для утверждения стандарта медицинской помощи. Это не объясняет все надлежащие методы лечения или ухода. Это не замена консультации врача. Прочитайте полный отказ от ответственности ACOG.

Роды дома в экстренной ситуации

Как часто рожают дома без намерения?

По данным Американского колледжа акушеров и гинекологов, в Соединенных Штатах ежегодно происходит около 35 000 домашних родов, и 8 750 из них происходят дома неожиданно.Это менее 1 процента рождений в Соединенных Штатах.

Крайне маловероятно, что вы неожиданно обнаружите, что рожаете дома или на заднем сиденье такси, особенно если это ваш первый ребенок, но это может случиться. Если у вас не было симптомов родов или были только прерывистые схватки, и вы вдруг почувствовали непреодолимое желание тужиться, это может сигнализировать о том, что ваш ребенок вот-вот родится.

Если у вас были быстрые и яростные роды (стремительные роды), важно быть особенно внимательным к признакам родов.Будьте готовы совершить бешеный рывок в больницу или родильный дом, потому что последующие роды могут пройти еще быстрее.

Но если вы чувствуете, что у вас ничего не получится, и вы оказались дома (или в другом месте!) со схватками, которые приходят быстро и сильно, или с внезапным непреодолимым желанием тужиться, следующие шаги помогут вам, пока вы ждете прибытие аварийной бригады.

Как родить ребенка дома самостоятельно

  • Позвоните по номеру 911. Сообщите диспетчеру, что ваш ребенок прибывает и что вам срочно нужна бригада скорой медицинской помощи.
  • Отоприте дверь, чтобы ее могла открыть медицинская бригада. Возможно, вы не сможете добраться до двери позже.
  • Если вашего партнера нет с вами, позвоните соседу или ближайшему другу.
  • Позвоните своему врачу или акушерке. Они останутся на связи, чтобы вести вас, пока не прибудет помощь.
  • Возьмите полотенца, простыни или одеяла. Положите один под себя, а остальные держите поблизости, чтобы вы могли прикрыть себя и своего ребенка сразу после рождения. (Если помощь не подоспеет вовремя и вы забудете об этом шаге, вы можете использовать вместо нее свою одежду.)
  • Снимите штаны и нижнее белье.
  • Лягте или сядьте с опорой. Если вы рожаете стоя, ваш ребенок может упасть и получить серьезную травму.
  • Постарайся сохранять спокойствие. Дети, которые рождаются быстро, обычно рожают легко.
  • Делайте все возможное, чтобы сопротивляться желанию тужиться (попробуйте задыхаться или выполнять дыхательные упражнения).
  • Как можно бережнее выведите ребенка.
  • Если пуповина обмотана вокруг шеи вашего ребенка, либо медленно протяните ее через голову, либо ослабьте ее настолько, чтобы образовалась петля, через которую может пройти остальная часть тела ребенка.Когда ваш ребенок полностью вынут, не тяните за пуповину и не пытайтесь перевязать или перерезать пуповину.  Оставьте его прикрепленным к ребенку, пока не прибудет помощь.
  • Оставайтесь на месте, пока не родите плаценту, которая скоро должна прибыть.

Что делать после домашних родов без посторонней помощи

Сначала положите ребенка на живот, кожа к коже, и согрейте его теплом своего тела. Накройте себя и ребенка сухим одеялом. В идеале держите голову ребенка ниже ног, пока он не начнет дышать.

Убедитесь, что ваш ребенок дышит

Если ваш ребенок не дышит спонтанно при рождении, стимулируйте его, сильно потирая спину вверх и вниз. Если ваш ребенок все еще не начинает дышать, положите его на спину и помассируйте его грудь или постучите по ступням. Если они по-прежнему не дышат, сделайте им реанимацию рот в рот.

Попробуйте кормить грудью

Пока вы ожидаете медицинской помощи, попытайтесь заставить ребенка сосать грудь, но только если вы можете удерживать пуповину провисшей, а не натянутой (иногда, если плацента все еще находится внутри вас, пуповина не будет достаточно долго, чтобы вы могли приложить ребенка к груди).Помимо обеспечения комфорта и безопасности, сосание груди вашего ребенка побудит ваш организм вырабатывать больше окситоцина, гормона, стимулирующего сокращения, которые помогут плаценте отделиться и родиться.

Будьте готовы родить плаценту

Вы, вероятно, почувствуете схватки и давление в области таза, но обычно они намного мягче, чем во время родов. Иногда плацента рождается сама по себе, а иногда нет. Не тяните за пуповину, чтобы родить плаценту.Ничего страшного, если плацента останется в матке до прибытия медицинской помощи.

Если плацента родится, оставьте ее прикрепленной к пуповине – об этом позаботится медицинский персонал. Кормление грудью после выхода плаценты может помочь вашей матке продолжать сокращаться, а хорошо сокращенная матка необходима для контроля кровотечения. Если ваш ребенок не будет сосать грудь сразу, ручная стимуляция сосков поможет высвободить окситоцин.

После рождения плаценты сильно помассируйте матку, энергично потирая живот прямо под пупком.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.