Как детей наказывают: Более половины россиян сочли приемлемым физически наказывать ребенка: Общество: Россия: Lenta.ru

Содержание

9 принципов наказания, которое не нанесет вреда самооценке ребенка / AdMe

Согласно статистике, практически каждый родитель уверен в том, что он отлично воспитывает своего ребенка. На практике же все получается не так гладко. Как правило, ошибки сводятся к неумению контролировать эмоции и назначать равноценное проступку наказание. Это, в свою очередь, имеет неприятные последствия для дальнейшей жизни ребенка: у него формируются комплексы, страхи и неадекватные жизненные установки.

Мы в AdMe.ru уверены, что никто не любит ругать малышей, но иногда это делать приходится. Разобраться в данном вопросе нам помогут советы специалистов, которые знают, какое наказание и в каких ситуациях необходимо.

1. За поступки без злого умысла не наказывают

В большинстве случаев ребенком движет не стремление навредить, а инстинкт первооткрывателя. Если малыш исходил в своих действиях из подобных побуждений, его стоит поддержать, даже если за поступком последовала неприятность. То же самое относится к ситуациям, вызванным банальной случайностью. Ребенку нужно посочувствовать и подсказать, как исправить последствия.

Наказывая за нечаянные проступки, родители рискуют вырастить нерешительного человека. Он будет идеальным исполнителем, поскольку привык безупречно вести себя в присутствии авторитетной личности. Серьезные самостоятельные решения такой взрослый принимать не сможет, да и ответственностью тоже обычно не отличается.

2. Запрет и просьба — разные вещи

Такие ситуации называют стереотипными действиями. Как правило, грешат этим приверженцы традиционного воспитания. Мотивация взрослого в таком случае проста: «потому что так надо» или «потому что так делали мои родители». Скажем, между фразами «не играл бы ты в игры» и «не играй в игры» огромная разница: в первом случае это просьба, во втором — приказ. Отчитывать за невыполнение имеет смысл только в последней ситуации.

Для эмоционально сильного ребенка это не травматично, а чувствительного может ранить. Во взрослой жизни у него сформируется чувство вины. Он будет выполнять просьбы абсолютно всех уважаемых им людей, поскольку боится негативных последствий отказа.

3. Наказывать стоит хладнокровно, без эмоций

Если ребенок не хочет подчиняться, некоторые родители испытывают неконтролируемую ярость, хотя вообще-то чадо страстно любят. Часто это связывается с наличием у взрослых слишком высоких ожиданий по отношению к ребенку. А когда эти ожидания сталкиваются с реальностью, родитель испытывает неудовлетворенность. Такие эмоции нужно просто подавлять.

Ребенка со здоровой психикой частые крики и вспыльчивость родителей вряд ли заденут, а вот если малыш слишком впечатлителен, в будущем у него могут возникнуть проблемы. Среди них психологи называют принятие статуса жертвы и зависимость от людей, которые имеют более высокий социальный статус.

4. Публичное наказание недопустимо

Публичное наказание формирует у ребенка чувство стыда перед коллективом и часто озлобленность в сторону родителей.

Психологи не рекомендуют употреблять даже такие расхожие фразы, как «а что скажут другие?». Примерно то же самое, кстати, происходит и при публичном поощрении, только формируется не стыд, а нарциссические тенденции.

Малыш, смирившийся с прилюдными «порками», постоянно чувствует себя униженным и ожидает повторения экзекуции. Во взрослой жизни он превратится в человека, целиком полагающегося на мнение большинства. Принимать решения, исходя из личных представлений о мире, он вряд ли решится.

5. Если пугали наказанием, нужно наказать

Если взрослый обещал наказание, его нужно претворить в жизнь. Неисполненная угроза, по мнению детских психологов, хуже, чем отсутствие наказания вообще. Ребенок осознает, что родители бросают слова на ветер, и перестает им доверять. Система ценностей у него приходит в негодность: он не может понять разницы между плохим поступком и хорошим, поскольку четкая система контроля отсутствует.

Впрочем, забыть о наказании можно, если само его ожидание возымело действие.

Но до ребенка в этом случае нужно донести, что это не норма, а редкое исключение из правила.

6. Виновный не известен? Наказать всех!

Если взрослый не уверен в том, кто виноват, наказывать одного ребенка — это не выход. В том случае, если с малышом были друзья, лучше воздержаться от критики вообще, поскольку чужих детей ругать, конечно, не стоит. Если же это братья и сестры, а проступок серьезен и требует наказания, ему стоит подвергнуть всех детей.

В противном случае «виновник» получит комплекс жертвы и в будущем легко может стать мальчиком или девочкой для битья. А у других разовьется завышенная самооценка и чувство неприкосновенности, что тоже вряд ли хорошо скажется на их взрослой жизни. Разумеется, последствия будут только в том случае, если родители регулярно наказывают кого-то одного.

7. Ребенок отвечает только за текущий проступок, а не за прошлые огрехи

Одно из главных правил воспитания: «наказан — прощен — забыто». Ребенок, которому постоянно припоминают прошлые огрехи, вырастает мямлей. Он боится делать что-то новое и предпочитает рутину. Учиться на своих ошибках такому человеку тоже будет очень трудно: вместо того чтобы анализировать эти ситуации, он будет просто на них зацикливаться.

В том случае, когда родители узнают о проступке спустя длительное время после его совершения, психологи также рекомендуют отказаться от наказания. Достаточно просто объяснить малышу, в чем состоит его вина.

8. Наказание пропорционально возрасту и пристрастиям

Система наказаний должна быть четкой и сбалансированной. Не стоит одинаково отчитывать ребенка за двойку в дневнике и разбитое соседское окно. За мелкие шалости — мелкие наказания, а за серьезные проступки — хорошая взбучка.

Также нужно учитывать возраст и пристрастия. Если подросток любит социальные сети, их отсутствие явно будет воспринято как достойная кара, а вот малышу, который использует мессенджеры не так активно, смысл наказания вообще может быть непонятен.

Ребенок, которого одинаково ругают за все шалости и проступки, не сможет выстроить адекватную систему моральных ценностей. Ему будет трудно различать вещи по степени их значимости. Грубо говоря, разницы между тем самым разбитым окном и двойкой в дневнике он не увидит.

9. Отчитывают без использования нецензурных слов и оскорблений

Такое происходит спонтанно и под действием сильных эмоций. Многие родители даже не замечают, что обзывают детей. А психологи тем временем рекомендуют использовать исключительно нейтральную, безоценочную лексику.

У чувствительного ребенка оскорбления понижают самооценку. Слово, брошенное мамой или папой в пылу гнева, может впоследствии всплывать в памяти даже у взрослого человека. На девочек, кстати, такие вещи влияют сильнее, поскольку они больше склонны к рефлексии, чем представители сильного пола.

Может быть, вы лично сталкивались с неправильными методами наказания и их последствиями? А как вы своих детей наказываете? Расскажите нам об этом.

Иллюстратор Alice Perkmini специально для AdMe.ru

Домашний арест. Какие ошибки допускают родители при воспитании детей

Можно ли ставить детей в угол? Почему повышать голос на ребенка бесполезно? Психолог и няня Джо Фрост выработала свою методику воспитания детей, которая позволяет родителям справляться с проблемным поведением их чад.  Перевод книги «Пять элементов гармоничного воспитания малыша. Руководство от суперняни» выходит в издательстве «Альпина Паблишер» в конце декабря. Forbes Woman публикует отрывок об эффективных и неэффективных дисциплинарных методах воспитания.

Почему родители забывают о дисциплине

Кое-кто из родителей уклоняется от дисциплинарного воздействия на детей, опасаясь обвинений в жестоком обращении с ребенком. Но дисциплина отнюдь не обязательно выражается в физическом наказании.
Я против подзатыльников и всех прочих форм грубого физического воздействия. И я горжусь тем, что в Великобритании мне удалось отучить 67 процентов родителей от привычки шлепать детей, просто объяснив им преимущества других способов воздействия.

Еще одна причина, по которой многие родители в США не приучают детей к дисциплине, заключается в том, что сами они выросли в семьях, где с детьми обращались сурово, а потому сознательно или подсознательно не хотят повторения прошлого. К сожалению, многих, когда они были детьми, в родительском доме обижали. Они не усвоили приемов правильного воспитания и поэтому боятся, что любые попытки привить дисциплину детям выльются в жестокое обращение с ними. Даже просто разговаривая с детьми строго, они вспоминают, как их в детстве стегали словами. Если это относится и к вам, то мне хотелось бы объяснить, что мои правила дисциплины — не жестокое обращение с детьми, а часть воспитания, которое любящие родители должны дать своим детям. Помните, что вы должны не просто приучать ребенка к дисциплине, — вы должны применять и другие методы, описанные в этой книге, с любовью к ребенку и намерением развивать и поддерживать его. Следуя этим путем, вы сумеете разорвать порочный круг плохого поведения и подготовить ребенка к будущему.

Реклама на Forbes

Иногда родители не уделяют должного внимания дисциплине, поскольку не вполне понимают свое родительское предназначение. Согласно данным недавно проведенного исследования, 25 процентов родителей заявили, что «опасение расстроить ребенка» заставляет их отказаться от дисциплинарных мер; треть родителей признались, что относятся к воспитанию детей «легкомысленно». При этом их беспокоит, что дети неуправляемы и это помешает им в будущем!

По-моему, такое отношение ведет к полному провалу в воспитании. Роль родителей заключается не в том, чтобы любой ценой доставлять ребенку сплошное удовольствие с утра и до вечера, а в том, чтобы вырастить его умным и добрым человеком, полезным членом общества. Некоторые родители могут считать иначе, но в вопросе о дисциплине двух мнений быть не может.

Ребенок нуждается в ней не меньше, чем в пище и воде.

Эффективные и неэффективные дисциплинарные методы

Недавно веб-сайт для родителей BabyCenter провел опрос среди 1500 матерей в возрасте от 25 до 39 лет с целью выяснить, как их самих в детстве приучали к дисциплине и как они теперь приучают к дисциплине собственных детей.

Результаты опроса показывают не только характер «дисциплины» в представлении современных родителей, но и сдвиги в понимании того, что допустимо. Я ставлю слово «дисциплина» в кавычки, поскольку среди названных только первые три метода можно отнести в разряд имеющих к ней отношение, ведь они могут приучить ребенка оценивать свое поведение. Знакомясь с моей оценкой этих методов, подумайте над своей методикой воспитания и над тем, какие коррективы вы можете в нее внести.

 
Тайм-аут

Мой метод «Поставить в угол» можно считать одной из форм тайм-аута. Он хорошо действует, если ребенок достаточно развит, чтобы понимать ваши слова (применяется с возраста около двух лет). Его применение предполагает несколько этапов, что приучает ребенка сознавать последствия своих поступков, и к пяти-шести годам он становится менее импульсивным и лучше контролирует свое поведение.
 
Сделайте предупреждение. Скажите ребенку, что он поступает неправильно и будет отвечать за это, если не прекратит шалить. Это дает ему возможность исправиться самому.

Объясните ребенку, за что его «ставят в угол». Это помогает детям соотнести причину («Ты ударил») и следствие («Теперь тебе придется сидеть здесь»).

Поместите его туда, где вы можете наблюдать за ним. Это не только поможет следить за тем, чтобы он оставался на месте, но и предотвратит развитие страха отчуждения от матери, который присущ ребенку в раннем детстве и потом проходит.

Установите временной период наказания: одна минута на год возраста. Это позволяет добиться положительного результата, не оставляя ребенка одного слишком надолго. К тому же у маленьких детей внимание быстро отвлекается.

По окончании срока наказания напомните, что он натворил. Это тоже поможет ему осознать, за что его отправили в угол.

Попросите извиниться. Это поможет ему понять, что плохие поступки можно искупить. Заодно это разовьет в нем способность к участию, пониманию того, что другим может быть плохо от его шалостей.

Обнимите и поцелуйте. Это покажет малышу, что вы больше не сердитесь и по-прежнему любите его.

Лишение привилегий

Этот метод эффективен в том случае, если вы приучили ребенка к хорошему поведению. Тогда, лишая его того, чего ему очень хочется, вы тем самым даете ему понять, что он наказан за нарушение правил. Если связь между поступком и наказанием не установлена, то этот метод ничему ребенка не научит.

Приведу пример. В семье, где я работала, было несколько детей. Однажды они играли на улице, катаясь наперегонки на своих игрушечных автомобильчиках. При этом они укатились довольно далеко от дома. Мать громко окликнула их: «Стоп! Поворачивайте назад. Там опасно». Дети притворились, что не слышат. Что сделала мать? Она забрала машинки и сказала: «Я поставлю машинки в угол». Наказывать игрушки? Я указала ей на то, что в ее поступке нет смысла. За что наказывать машинки? За то, что дети с ними плохо обращались?

Реклама на Forbes

Неуместное лишение удовольствия всего лишь косвенно подтверждает, что вы рассержены. Научила ли эта мама своих детей слушаться? Отнюдь нет.

Позже мы вернемся к этому методу, и я расскажу вам о его применении подробнее.

«Домашний арест»

Сидеть «под домашним арестом» — это одна из форм лишения привилегий, лишение свободы и права выйти на прогулку или участвовать в любимых играх.

Обычно этот метод применяется к  детям постарше и подросткам, для которых ограничение свободы — очень суровое наказание. Мой метод «посадить на скамейку запасных» — это разновидность «домашнего ареста» для детей младшего возраста. Когда ребенок плохо ведет себя с другими детьми, вы заставляете его сесть и одну-две минуты смотреть со стороны, как играют другие. Чтобы метод сработал, вы должны обязательно объяснить ему, почему его заставили сидеть в сторонке, что он сделал не так и какого поведения вы от него ожидаете, когда ему снова позволят играть со всеми вместе.

Реклама на Forbes

Физическое наказание

Недавно я смотрела грустный видеоролик, снятый через забор соседом, который подглядывал, как папа играет в мячик с трехлетним малышом. Выронив мяч, ребенок получал от папы подзатыльник. Чему это могло научить напуганного кроху? Страху — он ни в коем случае не должен ронять мяч, и вообще он должен иметь глазомер и координацию движений 18-летнего подростка. Поведение папаши на этом видео выглядело совершенно бессмысленным и продиктованным лишь раздражительностью и от него не было никакого проку. Смею предположить, что этот папа воспитывался в семье, где детей частенько били, и он усвоил это как норму семейной жизни. Тридцать процентов детей, которых бьют родители, впоследствии склонны бить собственных детей. Подобно другим таким же жестоким родителям, этот папаша находил оправдание своему поведению, хотя его действия не только не помогали развивать у ребенка интерес и навыки игры, но, напротив, препятствовали этому.

Жестокое обращение с детьми распространено в США как самая настоящая эпидемия. Ежедневно в стране погибает от домашнего насилия пять детей, и за последние 15 лет их число все возрастало. Это недопустимо. Многие родители, с которыми в детстве жестоко обращались родители, даже не осознают, что это такое, и продолжают традицию, избивая собственных детей. Если вы или кто-то из ваших знакомых проявляет жестокость в обращении с детьми, обращайтесь за помощью. Звоните или пишите в соответствующие организации — и вы получите квалифицированный совет и помощь.
Может, вы считаете, что  порка вполне уместна, но, если вы убеждены, что имеете право жестоко избивать ребенка и всякий раз находить для этого убедительное оправдание, это уже не наказание, а насилие. Телесное наказание сопровождается долгосрочными негативными последствиями. Оно создает проблемы само по себе и явно не дает положительных результатов. Возможно, ваш ребенок станет послушнее — из страха, по крайней мере, в вашем присутствии. Но такое наказание ничему не учит.

Поясню. Добиваясь послушания поркой, вы тормозите развитие той части коры головного мозга ребенка, которая отвечает за оценочные суждения. Телесное наказание порождает страх, и ребенок реагирует на него из-за примитивного инстинкта самосохранения. Он просто пытается избежать боли, не задумываясь над тем, что именно плохо в его поведении и чем оно может быть неприятно для других людей.
Конечно, такое понимание формируется не раньше подросткового возраста, но вы должны заложить его основы как можно раньше. Побои отнюдь не способствуют психическому и умственному развитию ребенка. Избивая своего ребенка, вы калечите его душу.

Почти все родители, регулярно избивающие детей, в свое оправдание говорят, что их самих так наказывали в детстве и им это не повредило. Однако я рассуждаю иначе, и читатели этой книги наверняка согласятся со мной. Спросите самих себя, правы ли вы? Так ли все обстоит на самом деле? Прислушайтесь к собственной совести, ведь вам не удастся заглушить ее голос.
Избивая или шлепая ребенка (неважно, каким словом вы называете телесное наказание), подумайте, за что именно вы наказываете его. За то, что не слушался? Выбежал на улицу? Не собрал игрушки? Подрался? Эта книга поможет вам отучить ребенка от нежелательного поведения не разрушительным, а созидательным путем, который не только привьет ему образ правильного поведения, но и создаст между вами устойчивые, доверительные отношения.

Реклама на Forbes

В нашем обществе происходят кардинальные перемены в отношении к телесным наказаниям. Нечто подобное было связано с курением. Мы прошли путь от повального увлечения этой вредной привычкой к полному запрету на курение в общественных местах. Правильность выбора определяется уровнем просвещения. Обратите внимание на разницу между матерями, прошедшими школу BabyCenter, и их родителями. Давайте сведем к нулю количество родителей, избивающих собственных детей!

Окрики

Я не знаю родителей, которые не кричали бы на своих детей в опасной ситуации. Ребенок выбегает на улицу, и вы кричите, чтобы остановить его, потому что это опасно. Это абсолютно естественная, непроизвольная реакция. Другое дело — окрик как метод воспитания: здесь он не годится, поскольку не способствует формированию у детей понимания, что хорошо, а что плохо и почему. К тому же этот метод не достигает цели, потому что ребенок быстро привыкает к вашему крику и уже не реагирует на него. Поистине, в одно ухо влетает, из другого вылетает.

К  сожалению, многие родители, отказавшись от телесных наказаний, прибегают к окрикам. Но это не менее вредно. Кричат не столько от желания воспитать ребенка, сколько от стремления установить над ним контроль. Подобно побоям, окрики выражают всего лишь гнев и раздражение родителей, но ничему не учат. Я не хочу сказать, что родители не должны выражать свои чувства, но крик показывает, что вы не контролируете себя и тем самым подаете дурной пример ребенку.

Принуждение к извинениям

Реклама на Forbes

Разъяренные родители вынуждают ребенка просить прощения, но такое извинение малоэффективно, потому что не приучает ребенка понимать, в чем, собственно, он провинился. Извинение только тогда оказывает воспитательное воздействие, когда ребенок спокойно подумает над своим поведением и поймет, что поступил дурно. Только после этого, в знак раскаяния, он может попросить прощения.

Унизительные критические замечания

Критические замечания, сказать по правде, унижают ребенка: «Бестолковый!», «Противный!». Это сродни словесному насилию. Такие оскорбительные реплики разрушают чувство собственного достоинства, а заодно и доверительные отношения между ребенком и родителями. Такие замечания неуместны в принципе.

Существует огромная разница между оскорбительными репликами и разъяснениями, направленными на то, чтобы ребенок понял, что он натворил: «Меня огорчает твое поведение. Как ты думаешь, что ты сделал не так?» Пятилетний ребенок вполне способен ответить на такой вопрос. Детям младшего возраста можно дать подсказку: «Билли было очень больно, когда ты его ударил. Посмотри, какой у него синяк. Не очень-то добрый поступок, правда?» В детях следует воспитывать чувство сострадания. Если бы мы всегда помнили об этом, то не стали бы свидетелями ужасающей статистики о драках в детском саду и начальной школе, когда семилетние дети пинают друг друга!

О поправках в УК, запрещающих телесное наказание детей

Речь идет о внесении поправок в ст. 116 УК РФ (о побоях) и ст. 20 УПК РФ (о видах уголовного преследования) (законопроект № 953369-6), принятых Госдумой в третьем чтении 21 июня и одобренные Советом Федерации 29 июня. Изменения расширяют круг лиц, которые могут быть привлечены к уголовной ответственности за побои: в описательную часть ст. 116 УК РФ добавлена фраза «в отношении близких лиц» и примечание, что близкими лицами являются супруги, дети и родственники. Благодаря поправкам в УПК РФ дела о побоях переходят из категории дел частного обвинения в категорию дел частно-публичного обвинения. Если закон будет подписан Президентом, любое физическое наказание ребенка может угрожать его родителю сроком заключения до двух лет. Первый заместитель председателя комитета ГД по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Юрий Напсо пояснил, что целью поправок было ограничение домашнего насилия и защита детей от произвола со стороны родителей.

Борьба с законопроектом началась еще до его одобрения Советом Федерации.

Уже 22 июня Ассоциация родительских комитетов и сообществ (АРКС) обратилась к Президенту России с просьбой отклонить законопроект. Авторы обращения считают, что из-за поправок «родители лишаются права наказывать своих детей и могут получить реальный уголовный срок за обычное наказание ребенка, не приносящее никакого вреда его здоровью»: «Получается, что родителям нельзя наказывать своих детей, а другим лицам – учителям в школах, воспитателям в детских домах – можно». Еще ранее родительские организации обращались к Уполномоченному по правам ребенка в РФ Павлу Астахову, который также счел данные законодательные изменения дискриминационными по отношению к родителям: «Посторонним лицам за побои и иные насильственные действия, впервые нанесенные ребенку, может быть назначено административное наказание до трех месяцев ареста, а родителям – уголовное наказание до двух лет лишения свободы». При этом уголовную ответственность за побои и совершение иных насильственных действий следует сохранить, считает Павел Астахов. Но в отличие от Астахова родительские организации, как написано в их обращении, «всецело поддерживали инициативу Верховного суда РФ перевести в разряд административных правонарушений преступление, предусмотренное ст. 116 УК РФ (побои, не повлекшие последствий для здоровья), в случае если оно совершено впервые». Напомним, с инициативой декриминализовать указанную статью выступил Верховный суд РФ после предложения Президента России о частичной декриминализации преступлений небольшой тяжести.

30 июня в Москве прошел пикет активистов АРКС в знак протеста против поправок в УК РФ. Ассоциация в открытом обращении к Владимиру Путину подчеркнула дискриминационный по отношению к родителям характер изменений, попросила учесть традиционные духовно-нравственные ценности страны и не вводить в России систему ювенальной юстиции. АРКС добивается отклонения закона «о запрете на воспитание».

По словам главы АРКС Ольги Летковой, из политиков требование ассоциации об отклонении поправок о запрете наказания детей поддержали пока только депутаты Елена Мизулина и Светлана Горячева. При этом Ольга Леткова заявила: «Мы рассчитываем на поддержку Президента, который и предложил вывести преступления небольшой тяжести из-под уголовного кодекса. Из поправок следует, что родители поставлены в один ряд с террористами и экстремистами, словно семья – это опасный элемент общества». По мнению Ольги Летковой, закон дискриминирует родителей в отношении детей по сравнению с другими взрослыми и недостаточно точен в определениях: «Конечно, бить детей нельзя. Но наказывать иногда вполне уместно. Многие родители знают, что только «пряником» детей не воспитаешь».

С Ольгой Летковой нельзя не согласиться, но ведь поправки как раз и направлены на запрет физического насилия, избиений, а не на воспитание вообще. Вероятно, ее надо признать правой и в том смысле, что нельзя выделять побои в семье как самые страшные среди побоев, которые причиняются детям в других местах. Но это отнюдь не значит, что такие побои надо выводить из-под действия Уголовного кодекса – или уж тогда надо любые побои детей не квалифицировать по уголовным статьям, что было бы несколько странным. Нужна унификация требований. Бить детей нельзя никому – ни родителям, ни воспитателям, ни нянечкам в детском саду. И юридическая квалификация этих деяний должна быть во всех случаях равной. Впрочем, остается только уточнить, что значит «бить детей».

Эту точку зрения ясно сформулировал председатель комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике Виктор Слепак. По его мнению, к уголовной ответственности за побои должна привлекаться любая категория лиц, не только родители: «Побои – это в любом случае посягательство на права личности, которое связано с ее унижением, запугиванием и истязанием. Если нанесен физический ущерб, все должны отвечать, независимо от того, кем они являются – родственниками или чужими людьми. В международной юрисдикции побои признаются преступлением независимо от последствий и категорий лиц, совершающих это противоправное действие». Но В.Слепак опасается «непредсказуемых последствий», связанных «с необоснованным вторжением в семейно-бытовые отношения»: «Абсолютно недопустимы формулировки, предусматривающие ответственность за побои детей исключительно в отношении главной социальной группы нашего общества, которую представляет российская семья». Юрий Напсо отметил: «В нормальной семье шлепки все-таки не выходят за рамки. Но было много случаев, которые заканчивались драками, побоями и даже смертью ребенка. И речь именно об установке грани для исключения маразматических случаев». Ю.Напсо заявил, что результатом возникшей в обществе полемики может оказаться коррекция закона. Для этого, по его мнению, «необходимо собирать экспертный совет, психологов, которые дали бы свои заключения».

Однако представляется, что провести грань между «сильными» шлепками и «слабыми» очень сложно. Невозможно определить допустимую степень физического воздействия. Поэтому в западных странах, особенно в таких, как США и Финляндия, пошли по радикальному пути: любое физическое воздействие в отношении ребенка может закончиться приводом в полицию и лишением родительских прав. С другой стороны, подобная политика также имеет свои негативные стороны – уже были многочисленные случаи, когда ребенок звонил в полицию и сообщал, что его «бьют» родители, хотя ничего подобного не происходило. Так, руководитель лаборатории психологии детского и подросткового возраста Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии имени В.П. Сербского Елена Дозорцева, сомневаясь в эффективности физического воздействия на детей, все же соглашается: «В Финляндии, Польше закон в принципе запрещает какое-либо физическое воздействие на ребенка. Для нашей страны такое пока рано. В первую очередь нужно проводить разъяснительную, воспитательную работу с взрослыми о том, какое влияние оказывает такое воспитание на ребенка. Просто взять и запретить – думаю, это вряд ли поможет в борьбе с нашими архаичными представлениями о воспитании. В перспективе эти способы воспитания нужно менять. А за шлепок, конечно, никто сажать не будет».

Важно отметить (возмущенные критики почти не обращают на это внимания), что поправки касаются насилия в отношении не только детей, но и других членов семьи, в частности женщин – что в России до сих пор очень распространено.  По словам Дозорцевой, законопроект направлен отнюдь не на «запрет воспитания», а на запрет семейного насилия: «Закон направлен и на ограничение побоев, от которых в семьях страдают женщины. В таких случаях полиция зачастую не возбуждает дела, не видя для этого оснований. Новый закон такие основания дает».

С ней согласна доцент факультета социальной психологии МГППУ Ольга Даниленко: «У нас есть культуральные аспекты, которые пока не позволяют сформировать систему защиты ребенка от действий взрослого. Даже когда проводились исследования среди педагогов и воспитателей, они не высказывали идей об абсолютной недопустимости побоев. У нас почему-то априори допускается, что если ты словами не добился результата, то можно ударить. В таких ситуациях взрослый не задумывается о психологическом эффекте для ребенка, он испытывает бессилие от общения с ребенком, а это уже, скорее, проблема взрослого. Для ребенка это всегда огромный психологический ущерб. Насилие в семье – очень серьезная, сложная проблема, сейчас даже формируются целые сообщества, превращающие его в некий культ».

Это мнения профессионалов в сфере семейной и детской педагогики, и их отношение к поправкам неоднозначно. В самом деле, предстоит очень серьезный анализ того, что можно считать «физическим насилием», какие у семьи есть права по отношению к ребенку в сравнении с другими общественными институтами. Ведь избиение детей, насилие над ними очень часто случаются.

Однако проблема осложняется тем, что многочисленные граждане и организации резко политизировали вопрос; они полагают, что поправки вообще направлены на лишение родителей прав на воспитание ребенка и даже поощрение педофилов – именно о таком поощрении заявил журналист А.Мамонтов.

Обращение на имя Президента РФ подписали 72 организации, а до этого с похожим воззванием в адрес главы государства выступили общественные деятели Москвы, подчеркнув «репрессивный и антисемейный характер законопроекта». Во многих регионах прошли пикеты против законопроекта, позволяющего наказывать родителей за «шлепки». Активисты вышли на улицу с плакатами «Нашим детям – наши методы воспитания», «Ювенальной юстиции не место в России».

взгляд поколений». Тезисы и комментарии.

 

Физическое наказание –


допустимо ли применять в воспитании детей?

Половина опрошенных (49%) считает, что ребенка надо наказывать в процессе воспитания. Причем чем старше респондент, тем увереннее заявляется необходимость наказания: среди аудитории старше 30 лет поддержка этого тезиса составила 61%.

10% респондентов открыто заявили, что признают допустимыми те или иные методы физического наказания, но на крайне жестокие меры готовы пойти только 1% опрошенных.

Однако при детальном разборе конкретных случаев выяснилось, что только 36% опрошенных считают, что физическое наказание категорически недопустимо, а 60% отметили, что его можно применять в зависимости от ситуации.

Исследование позволяет выдвинуть гипотезу, что физическое наказание применяется к двум из трех детей: 61% опрошенных заявили, что подвергались этому методу воспитания в той или иной его форме (что сопоставимо с ответом на вопрос о допустимости наказания в отдельных ситуациях), в т.ч. 22% отмечали, что это происходило регулярно. Однако большинство тех, кто подвергался наказанию считают, что оно было заслуженным (68%).

В то же время сами методы наказания смягчаются. Старшее поколение чаще пороли ремнем (46% vs 33%), а младшее чаще получало шлепки (64% vs 46%) и подзатыльники (36% vs 24%). Каждый десятый отметил, что повергался жестким способам наказания, в т.ч. 2% отметили, что оно было близким к избиению. Единичные респонденты упоминали о попытках изнасилования в процессе наказания.

Однако только 48% родителей признались, что наказывали своих детей физически, и чаще всего упоминались мягкие формы такого наказания.

Относительно того, где же проходит грань между физическим наказанием в целях воспитания и реальным домашним насилием нет единого мнения.

Половина опрошенных (51%) отметила, что результатом применения физического насилия становится то, что дети сами становятся более агрессивными и начинают отыгрываться на более слабых, 41% отмечают, что дети в таких случаях просто молчат. То, что дети в таких случаях обращаются к помощи закона, считает 4% участников исследования.

Четверть опрошенных считают, что окружающие не должны вмешиваться, если ребенок рядом подвергается наказанию со стороны родителей или других родственников, столько же отмечают, что не готовы вмешиваться сами, если узнают о подобных случаях (причем чаще об этом говорят представители более молодого поколения. Более старшая аудитория считает, что необходимо поговорить с родителями (49%).

Респонденты скорее поддерживают вмешательство государства в случаях применения физического насилия к детям (68%) и лишение родительских прав (43%) при выявлении таких случаев. Однако они не готовы доверять органам опеки такое решение (41%).

 

Поколение «снежинок»?

Исследование показало, что большинство опрошенных считает, что родители обязаны содержать своего ребенка до 18-20 лет. При этом более четверти (27%) считает, что содержать собственных детей необходимо до того момента, когда они устроятся на работу (вне зависимости от возраста).

По утверждению опрошенных родителей, их траты на детей составляют около 44% семейного бюджета в среднем по выборке. Каждый пятый из опрошенных заявил, что на детей тратится от 60% и более. 76% родителей отметили, что покупали детям вещи (одежду, гаджеты и т.п.) дороже, чем себе самому.

Сами же дети предполагают, что доля трат на них не столь велика – в среднем по выборке этот показатель составил 29%. При этом респонденты 14-30 лет намного чаще отмечали, что дети могут жить вместе с родителями до 25 лет и старше – так считает каждый десятый опрошенный этого возраста, в то время как среди аудитории 31-55 лет такого мнения придерживаются только 5% респондентов.

По-разному поколения ощущают то, чего им не хватало в детстве. Данные исследования показали, что те, кому сейчас 14-30 лет реже упоминают о нехватке игрушек, одежды и карманных денег, чем более старшее поколение, и чаще отмечают, что им не хватает общения с родителями, свободного времени и личной жизни. По словам самих родителей, у их детей почти всего сверх меры, особенно, игрушек (85%) и одежды (86%). Исключение составляют деньги на карманные расходы: 39% сказали, что их у детей более, чем достаточно, а 21% – что их скорее не хватает.

 

Воспитание в семье

Респонденты придают большое значение воспитанию в семье: 45% считает, что только от этого зависит то, каким станет ребенок, 50% придерживаются мнения, что на это влияют и воспитание, и наследственность в равной степени.

Большинство считает, что дети в семье должны быть обязательно (72%). Три четверти опрошенных (74%) считает, что воспитанием должны заниматься и отец, и мать в равной степени. 74% отметили, что можно хорошо воспитать ребенка можно и в неполной семье. А вот насчет однополых браков респонденты высказались более категорично: 69% высказали мнение, что в такой семье хорошее воспитание вряд ли возможно.

К помощи психологов обращаются немногие: 88% родителей заявили, что ни разу не пользовались услугами этих специалистов в процессе воспитания своих детей. Однако наблюдается тренд на повышение популярности психологической поддержки.

Большинство респондентов согласны с тем, что родители скорее должны вмешиваться в процессы, связанные с обучением, и намного реже – в личную жизнь. Более половины (54%) опрошенных родителей детей старше 12 лет признались, что вмешивались в то, с кем встречается их ребенок, в кого он влюблен. К темам, которые в первую очередь важно обсуждать в процессе воспитания, респонденты относят в первую очередь смысл жизни (67%) и отношения в семье (62%). Большую значимость также придают вопросам религии и сексуальным взаимоотношениям (по 46%).

 

Сексуальное воспитание

Важность сексуального воспитания отмечают 81% респондентов. Причем половина (51%) считает, что в нем должны принимать участия оба родителя, и 28% предлагают распределить ответственность на родителя того же биологического пола, что и сам ребенок.

По мнению двух третей опрошенных (63%), начинать сексуальное воспитание современных детей надо в возрасте до 12 лет. При этом большинство опрошенных признают 18 лет оптимальным возрастом как для вступления в брак (62%), так и для согласия на сексуальные отношения (58%). Уровень «просвещенности» аудиторий сопоставим: о знании значения слов, относящихся к современной терминологии обозначения гендерной идентичности и связанных с этим вопросов, заявили примерно одинаковое количество респондентов каждой возрастной аудитории. Относительно того, надо или не надо «просвещать» детей относительно разнообразия вариантов гендерной идентичности, мнения респондентов разделились: треть (33%) отметила, что современные дети и так все знают, столько же высказались против, считая, что это может нанести вред ребенку, причем более категорично высказывались мужчины всех возрастов. Только 20% отметили, что важно рассказывать об этом детям, причем чуть чаще с этой точкой зрения были согласны представители поколения 31-55 (24% против 17% у молодежи).

12% отметили, что знакомы с теми, кто считает себя небинарной личностью, но чаще по социальным сетям (7%), чем в реальной жизни (5%). 86% опрошенных родителей также не замечали небинарных персон среди друзей своих детей.

89% опрошенных не готовы к тому, чтобы их ребенок заявил о том, что он отказывается от гендерной идентичности в соответствии с биологическим полом.

 

О чем мечтают родители и их дети?

По словам респондентов, чаще современные всего родители мечтают о том, чтобы их ребенок был счастлив (30%), удачно женился / вышла замуж (21%), был здоров (19%), получил высшее образование (19%) и правильную профессию (17%). О том, что родители хотят, чтобы дети обеспечивали их в будущем, когда вырастут, отметили только 2% опрошенных (причем так считают исключительно представители молодой аудитории).

Мнения же относительно того, к чему стремится сама молодежь, существенно отличаются от того, что им желают родители. Большинство считает, что те, кому сейчас 14-18 лет, в первую очередь мечтают о том, чтобы стать богатым (24%), известным и популярным (16%) и поступить в вуз (15%). Представители аудитории 14-30 чаще отмечают, что важно также жить отдельно от родителей (11%) и много путешествовать (12%). Совсем немногие считают, что мечты современной молодежи связаны с будущим их родителей или страны: о этом заявляли менее 1% опрошенных.

Описание исследования:
Методология: телефонное интервью.
Целевая аудитория: население РФ от 14 до 55 лет.

Объем выборки: 1 600 респондентов

 

Можно ли воспитать ребенка без ремня? — Людмила Петрановская

Почему мы до сих пор можем физически наказывать детей? Чем отличаются физические наказания в разных семейных моделях, при различных взаимоотношениях между родителями и ребёнком? Что делать тем, кто принимает подобный способ наказания, но хочет остановиться? Об этом рассказывает педагог – психолог Людмила Петрановская.

Осознанно, не в момент нервного срыва, а в целях «воспитания» родитель может бить своего ребёнка в случае отсутствия у него эмпатии, способности напрямую воспринимать чувства другого человека, сопереживать ему.

Людмила Петрановская

Если родитель эмпатично воспринимает ребенка, он просто не сможет осознанно и планомерно причинять ему боль, психологическую ли, физическую. Он может сорваться, в раздражении шлёпнуть, больно дернуть и даже ударить в ситуации опасности для жизни – сможет. Но у него не получится заранее решить, а потом взять ремень и «воспитывать». Потому что когда ребенку больно и страшно, родитель чувствует напрямую и сразу, всем существом.

Отказ родителя от эмпатии (а порка невозможна без такого отказа) с очень большой вероятностью приводит к неэмпатичности ребенка, к тому, что он, например, став постарше, может уйти гулять на ночь, а потом искренне удивится, чего это все так переполошились.

То есть, вынуждая ребенка испытывать боль и страх, – чувства сильные и грубые, мы не оставляем никакого шанса для чувств тонких – раскаяния, сострадания, сожаления, осознания того, как ты дорог.

Что касается вопроса наказаний, приведу отрывки из своей книги: «Как ты себя ведешь? 10 шагов по преодолению трудного поведения»:

«Часто родители задают вопрос: можно ли наказывать детей и как? Но с наказаниями вот какая есть проблема. Во взрослой жизни-то наказаний практически нет, если не считать сферу уголовного и административного права и общение с ГИБДД. Нет никого, кто стал бы нас наказывать, «чтобы знал», «чтобы впредь такого не повторялось».

Все гораздо проще. Если мы плохо работаем, нас уволят и на наше место возьмут другого. Чтобы наказать нас? Ни в коем случае. Просто чтобы работа шла лучше. Если мы хамоваты и эгоистичны, у нас не будет друзей. В наказание? Да нет, конечно, просто люди предпочтут общаться с более приятными личностями. Если мы курим, лежим на диване и едим чипсы, у нас испортится здоровье. Это не наказание – просто естественное следствие. Если мы не умеем любить и заботиться, строить отношения, от нас уйдет супруг – не в наказание, а просто ему надоест. Большой мир строится не на принципе наказаний и наград, а на принципе естественных последствий. Что посеешь, то и пожнешь – и задача взрослого человека просчитывать последствия и принимать решения.

Если мы воспитываем ребенка с помощью наград и наказаний, мы оказываем ему медвежью услугу, вводим в заблуждение относительно устройства мира. После 18 никто не будет его заботливо наказывать и наставлять на путь истинный (собственно, даже исконное значение слова «наказывать» – давать указание, как правильно поступать). Все будут просто жить, преследовать свои цели, делать то, что нужно или приятно лично им. И если он привык руководствоваться в своем поведении только «кнутом и пряником», ему не позавидуешь.

Ненаступление естественных последствий – одна из причин, по которым оказываются не приспособлены к жизни дети, выпускники детских домов. Сейчас модно устраивать в учреждениях для сирот «комнаты подготовки к самостоятельной жизни». Там кухня, плита, стол, все как в квартире.

Мне с гордостью показывают: «А вот сюда мы приглашаем старших девочек, и они могут сами себе приготовить ужин». У меня вопрос возникает: «А если они не захотят? Поленятся, забудут? Они в этот день без ужина останутся?» «Ну, что вы, как можно, они же дети, нам этого нельзя, врач не разрешит». Такая вот подготовка к самостоятельной жизни. Понятно, что профанация.

Смысл ведь не в том, чтобы научиться варить суп или макароны, смысл в том, чтобы уяснить истину: там, в большом мире, как потопаешь, так и полопаешь. Сам о себе не позаботишься, никто этого делать не станет. Но от этой важной истины детей тщательно оберегают. Чтобы потом одним махом выставить в этот самый мир – и дальше как знаешь…

Вот почему очень важно всякий раз, когда это возможно, вместо наказания использовать естественные следствия поступков. Потерял, сломал дорогую вещь – значит, больше нету. Украл и потратил чужие деньги – придется отработать. Забыл, что задали нарисовать рисунок, вспомнил в последний момент – придется рисовать вместо мультика перед сном. Устроил истерику на улице – прогулка прекращена, идем домой, какое уж теперь гуляние.

Казалось бы, все просто, но почему-то родители почти никогда не используют этот механизм. Вот мама жалуется, что у дочки-подростка стащили уже четвертый мобильный телефон. Девочка сует его в задний карман джинсов и так едет в метро. Говорили, объясняли, наказывали даже. А она говорит, что «забыла и опять засунула». Бывает, конечно.

Но я задаю маме один простой вопрос: «Сколько стоит тот телефон, что у Светы сейчас?» «Десять тысяч – отвечает мама, – две недели назад купили». Не верю своим ушам: «Как, она потеряла уже четыре, и вы опять покупаете ей такой дорогой телефон?» «Ну, а как же, ведь ей нужно, чтобы были и фотоаппарат, и музыка, и современный чтоб. Только, боюсь, опять потеряет».

Кто б сомневался! Естественно, в этой ситуации ребенок и не станет менять свое поведение – ведь последствий не наступает! Его ругают, но новый дорогой мобильник исправно покупают. Если бы родители отказались покупать новый телефон или купили самый дешевый, а еще лучше – подержанный, и оговорили срок, в течение которого он должен уцелеть, чтобы можно было вообще заводить речь о новом, то Света уж как-нибудь научилась бы «не забывать».

Но это казалось им слишком суровым – ведь девочке нужно быть не хуже других! И они предпочитали расстраиваться, ссориться, сокрушаться, но не давали дочке никакого шанса изменить поведение.

Не стесняйтесь нестандартных действий. Одна многодетная мама рассказывала, что устав от препирательств детей на тему, кто должен мыть посуду, просто перебила одну за другой все вчерашние тарелки, сваленные в мойку. Эксцентрично, да. Но это тоже своего рода естественное следствие – ближнего можно довести, и тогда он будет вести себя непредсказуемо. Посуда с тех пор исправно моется.

Другая семья просидела всем составом неделю на макаронах и картошке – отдавали деньги, которые были утащены ребенком в гостях. Причем свою «диету» семейство соблюдало не со страдальческими физиономиями, а подбадривая друг друга, весело, преодолевая общую беду. И как все радовались, когда в конце недели нужная сумма была собрана и отдана с извинениями, и даже осталось еще денег на арбуз! Больше случаев воровства у их ребенка не было.

Обратите внимание: никто из этих родителей не читал нравоучений, не наказывал, не угрожал. Просто реагировали как живые люди, решали общую семейную проблему, как могли.

Понятно, что есть ситуации, когда мы не можем позволить последствиям наступить, например, нельзя дать ребенку вывалиться из окна и посмотреть, что будет. Но, согласитесь, таких случаев явное меньшинство».

Модели отношений

Мне кажется, между родителем и ребенком всегда существует некий негласный договор о том, кто они друг другу, каковы их взаимоотношения, как они обходятся с чувствами своими и друг друга. Есть несколько моделей этих договоров, в каждой из которых тема физических наказаний звучит совершенно по-разному.

  • Модель традиционная, естественная, модель привязанности.

Родитель для ребенка – прежде всего источник защиты. Он всегда рядом в первые годы жизни. Если надо ребенку что-то не разрешить, мать останавливает его в буквальном смысле – руками, не читая нотаций. Между ребенком и матерью глубокая, интуитивная, почти телепатическая связь, что сильно упрощает взаимопонимание и делает ребенка послушным.

Физическое насилие может иметь место только как спонтанное, сиюминутное, с целью мгновенного прекращения опасного действия – например, резко отдернуть от края обрыва или с целью ускорить эмоциональную разрядку.

При этом особых переживаний по поводу детей нет, и если оно требуется, например, для обучения навыкам или для соблюдения ритуалов, они могут подвергаться вполне жестокому обращению, но это не наказание никаким боком, а даже наоборот иногда. Дети адаптированы к жизни, не слишком тонко развиты, но в целом благополучны и сильны.

  • Модель дисциплинарная, модель подчинения, «удержания в узде», «воспитания»

Ребенок здесь источник проблем. Если его не воспитывать, он будет полон грехов и пороков. Он должен знать свое место, должен подчиняться, его волю нужно смирить, в том числе с помощью физических наказаний.

Этот подход очень ярко прозвучал у философа Локка, он с одобрением описывает некую мамашу, которая 18 (!!!) раз за один день высекла розгой двухлетнюю кроху, которая капризничала и упрямилась после того, как ее забрали от кормилицы. Такая чудная мамаша, которая проявила упорство и подчинила волю ребенка. Никакой привязанности к ней не испытывающего, и не понимающего, с какого перепугу он должен слушаться эту чужую тетю.

Появление этой модели во многом связано с урбанизацией, ибо ребенок в городе становится обузой и проблемой, и растить его естественно просто невозможно. Любопытно, что даже семьи, у которых не было жизненно важной необходимости держать детей в черном теле, принимали эту модель. Вот в недавнем фильме «Король говорит» между делом сообщается, как наследный принц страдал от недоедания, потому что нянька его не любила и не кормила, а родители заметили это только через три года.

Естественно, не подразумевая привязанности, эта модель не подразумевает и никакой эмоциональной близости между детьми и родителями, никакой эмпатии, доверия. Только подчинение и послушание с одной стороны и строгая забота, наставление и обеспечение прожиточного минимума с другой. В этой модели физические наказания абсолютно необходимы, они планомерны, регулярны, часто очень жестоки и обязательно сопровождаются элементами унижения, чтобы подчеркнуть идею подчинения.

Дети часто виктимны и запуганы либо идентифицируются с агрессором. Отсюда – высказывания в духе: «Меня били, вот я человеком вырос, потом и я буду бить». Но при наличии других ресурсов такие дети вполне вырастают и живут, не то чтобы в контакте со своими чувствами, но более-менее умея с ними уживаться.

  • Модель «либеральная», «родительской любви»

Новая и не устоявшаяся, возникшая из отрицания жестокости и бездушной холодности модели дисциплинарной, а еще благодаря снижению детской смертности, падению рождаемости и резко выросшей «цене ребенка». Содержит идеи из серии «ребенок всегда прав, дети чисты и прекрасны, учитесь у детей, с детьми надо договариваться» и так далее. Заодно с жестокостью отрицает саму идею семейной иерархии и власти взрослого над ребенком.

Предусматривает доверие, близость, внимание к чувствам, осуждение явного (физического) насилия. Ребенком надо «заниматься», с ним надо играть и «говорить по душам».

При этом в отсутствие условий для нормального становления привязанности и в отсутствии здоровой программы привязанности у самих родителей (а откуда ей взяться, если их-то воспитывали в страхе и без эмпатии?) дети не получают чувства защищенности, не могут быть зависимыми и послушными, а им это жизненно важно, особенно в первые годы, да и потом. Не чувствуя себя за взрослым, как за каменной стеной, ребенок начинает стараться сам стать главным, бунтует, тревожится.

Родители переживают острое разочарование: вместо «прекрасного дитя» они получили злобного и несчастного монстрика. Они срываются, бьют, причём не намеренно, а в приступе ярости и отчаяния, потом сами себя грызут за это. А на ребенка злятся нешуточно: ведь он «должен понимать, каково мне».

Некоторые открывают для себя волшебные возможности эмоционального насилия и берут за горло шантажом и чувством вины: «Дети, неблагодарные существа, вытирают об родителей ноги, ничего не хотят, ничего не ценят». Все хором ругают либеральные идеи и доктора Спока, который вообще ни при чем, и вспоминают, где лежит ремень.

Так вот, в пределах дисциплинарной модели физическое насилие не очень сильно ранило, если не становилось запредельным, потому что таков был договор. Никаких чувств, как мы помним, никакой эмпатии. Ребенок этого и не ждет. Больно, – терпит. По возможности, скрывает проступки. И сам к родителю относится как к силе, с которой надо считаться, без особого тепла и нежности.

Когда же стало принято детей любить и потребовалось, чтобы они в ответ любили, когда родители стали подавать детям знаки, что их чувства важны, – все изменилось, это другой договор. И если в рамках этого договора ребенка вдруг начинают бить ремнем, он теряет всякую ориентацию. Отсюда феномен, когда порой человек, которого все детство жестоко пороли, не чувствует себя сильно травмированным, а тот, кого один раз в жизни не так уж сильно побили или только собирались, помнит, страдает и не может простить всю жизнь.

Чем больше контакта, доверия, эмпатии – тем немыслимее физическое наказание. Не знаю, если б вдруг, съехав с катушек, я начала со своими детьми что-то подобное проделывать, мне страшно даже подумать о последствиях. Потому что это было бы для них полное изменение картины мира, крушение основ, то, отчего сходят с ума. А для каких-то других детей других родителей это был бы неприятный инцидент, и только.

Поэтому и не может быть общих рецептов про «бить не бить» и про «если не бить, то что тогда».

И задача, которая стоит перед родителями в том, чтобы возродить почти утраченную программу формирования здоровой привязанности. Через голову во многом возродить, ибо природный механизм передачи сильно поврежден. По частям и крупицам, сохраненным во многих семьях просто чудом, учитывая нашу историю.

И тогда многое само решится, потому что ребенка, воспитанного в привязанности, не то что бить, наказывать, в общем, не нужно. Он готов и хочет слушаться. Не всегда и не во всем, но, в общем и целом. А когда не слушается, то тоже как-то правильно и своевременно, и с этим более-менее понятно, что делать.

Что же такое физическое насилие?

Модели моделями, но давайте посмотрим теперь с другой стороны: что есть сам акт физического насилия по отношению к ребенку (во многом все это справедливо и для нефизического: оскорбления, крик, угрозы, шантаж, игнорирование и так далее).

1. Спонтанная реакция на опасность. Это когда мы ведем себя, по сути, на уровне инстинкта, как животные, в ситуации непосредственной угрозы жизни ребенка. У наших соседей была большая старая собака колли. Очень добрая и умная, позволяла детям себя таскать за уши и залезать верхом и только понимающе улыбалась на это все.

И вот однажды бабушка была дома одна со своим трехлетним внуком, что-то делала на кухне. Прибегает малыш, ревет, показывает руку, прокушенную до крови, кричит: «Она меня укусила!». Бабушка в шоке: неужели собака с ума сошла на старости лет? Спрашивает внука: «А что ты ей сделал?» В ответ слышит: «Ничего я ей не делал, я хотел с балкона посмотреть, а она сначала рычала, а потом…» Бабушка на балкон, там окно распахнуто и стул приставлен. Если б залез и перевесился, – все: этаж-то пятый.

Дальше бабушка мелкому дала по попе, а сама села рыдать в обнимку с собакой. Что он из всей этой истории понял, я не знаю, но отрадно, что у него будут еще лет восемьдесят впереди на размышления, благодаря тому, что собака отступилась от своих принципов.

2. Попытка ускорить разрядку. Представляет собой разовый шлепок или подзатыльник. Совершается обычно в моменты раздражения, спешки, усталости. В норме сам родитель считает это своей слабостью, хотя и довольно объяснимой. Никаких особых последствий для ребенка не влечет, если потом он имеет возможность утешиться и восстановить контакт.

3. Стереотипное действие, «потому что так надо», «потому что так делали родители», так требуется культурой, обычаем и тому подобное. Присуще дисциплинарной модели. Может быть разной степени жестокости. Обычно при этом не вникают в подробности проступка, мотивы поведения ребенка, поводом становится формальный факт: двойка, испорченная одежда, невыполнение поручения. Встречается чаще у людей, эмоционально туповатых, не способных к эмпатии (в том числе и из-за аналогичного воспитания в детстве). Хотя иногда это просто от скудости, так сказать, арсенала воздействий. С ребенком проблемы, что делать? А выдрать хорошенько.

Для ребенка также эмоционально туповатого оно не очень травматично, ибо не воспринимается как унижение. Ребенка чувствительного может очень ранить.

Вообще этот тип мы не очень хорошо знаем, потому что к психологам такие родители не обращаются, в обсуждениях темы не участвуют, ибо не видят проблемы и не задумываются. У них «своя правда». Как с ними работать не очень понятно, потому что получается сложная ситуация: общество и государство вдруг стали считать такое неприемлемым и готовы чуть ли не забирать детей. А люди реально не видят, из-за чего сыр-бор и говорят «чего с ним будет?». Часто и сам ребенок не видит.

4. Стремление передать свои чувства, «чтоб он понял, наконец». То есть насилие как высказывание, как акт коммуникации, как последний довод. Сопровождается очень сильными чувствами родителя, вплоть до измененного состояния сознания «у меня в глазах потемнело», «сам не знаю, что на меня нашло» и прочее. Часто потом родитель жалеет, чувствует вину, просит прощения. Ребенок тоже. Иногда это становится «прорывом» в отношениях. Классический пример описан Макаренко в «Педагогической поэме».

Не может быть сымитировано, хотя некоторые пытаются и получают в ответ лютую и справедливую ненависть ребенка в ответ. Отдельные особи еще и себя потом делают главными бедняжками с текстом: «Посмотри, до чего ты довел мамочку». Но это уже особый случай, деформация личности по истероидному типу.

Часто бывает на фоне переутомления, нервного истощения, сильной тревоги, стресса. Последствия зависят от того, готов ли сам родитель это признать срывом или, защищаясь от чувства вины, начинает насилие оправдывать и выдает себе индульгенцию на насилие «раз он слов не понимает». Тогда ребенок становится постоянным громоотводом для родительских негативных чувств.

5. Неспособность взрослого переносить фрустрацию. В данном случае фрустрацией становится несоответствие поведения ребенка или самого ребенка ожиданиям взрослого. Часто возникает у людей, в детстве не имевших опыта защищенности и помощи в совладении с фрустрацией. Особенно если они возлагают на ребенка ожидания, что он восполнит их эмоциональный голод, станет «идеальным ребенком».

При столкновении с тем фактом, что ребенок этого не может и/или не хочет, испытывают ярость трехлетки и себя не контролируют. Ребенка вообще-то страстно любят, но в момент приступа люто ненавидят, то есть смешанные чувства им не даются, как маленьким детям. Так ведут себя нередко воспитанники детских домов или отвергающих родителей. Иногда это психопатия.

На самом деле этот вид насилия очень опасен, так как в приступе ярости и убить можно. Собственно, именно так обычно и калечат, и убивают. Для ребенка оборачивается либо виктимностью и зависимостью, либо стойким отторжением от родителя, страхом, ненавистью.

6. Месть. Не так часто, но бывает. Помнится, был фильм французский, кажется, где отец бил сына как бы за то, что неусердно занимается музыкой, а на самом деле, – мстил за то, что из-за детской шалости ребенка погибла его мать. Это, конечно, драматические навороты, обычно все прозаичнее. Месть за то, что родился не вовремя. Что похож на отца, который предал. Что болеет и «жизнь отравляет».

Последствия такого поведения печальны. Аутоагрессия, суицидальное поведение ребенка. Если родитель так сильно не хочет, чтобы ребенок жил, он чаще всего слушается и находит способ. Ради мамочки. Ради папы. В более мягком варианте становится старшим и утешает, как в том же фильме. Реже — ненавидит и отдаляется.

7. Садизм. То есть собственно сексуальная девиация (отклонение). Вряд ли это новая мысль, но порка очень похожа символически на половой акт. Обнажение определенных частей тела, поза подставления, ритмичные телодвижения, стоны-крики, разрядка напряжения. Не знаю, проводились ли исследования, как связана склонность физически наказывать детей (именно пороть) и степень сексуального благополучия человека. Мне вот сдается, что сильно связаны. Во всяком случае, самые частые и жестокие порки наблюдались именно в тех обществах и институтах, где сексуальность была наиболее жестко табуирована или регламентирована, в тех же монастырских школах, частных школах, где традиционно преподавали люди несемейные, закрытых военных училищах и так далее.

Поскольку в глубине души взрослый обычно прекрасно знает, в чем истинная цель его действий, городятся подробные рационализации. А поскольку удовольствия хочется еще и еще, строгость усиливается все больше, чтобы всегда был повод выпороть. Все это описано, например, в воспоминаниях Тургенева о детстве с мамашей-садисткой. Так что, если кто с пеной у рта доказывает, что бить надо и правильно, и начинает еще объяснять, как именно это делать, да чем и сколько, как хотите, а у меня первая мысль, что у него проблемы на этой самой почве.

Самый мерзкий вариант – когда избиение подается ребенку не как акт насилия, а как, так сказать, акт сотрудничества. Требуют, чтобы сам принес ремень, чтобы сказал потом «спасибо». Говорят: «Ты же понимаешь, это тебе во благо, я тебя люблю и не хотел бы, я тебе сочувствую, но надо». Если ребёнок поверит, система ориентации в мире у него искажается. Он начинает признавать правоту происходящего, формируется глубокая амбивалентность с полной неспособностью к нормальным отношениям, построенным на безопасности и доверии.

Последствия разные. От мазохизма и садизма на уровне девиаций до участия в рационализациях типа «меня пороли — человеком вырос». Иногда приводит к тому, что подросший ребенок убивает или калечит своего мучителя. Иногда обходится просто лютой ненавистью к родителям. Последний вариант самый здоровый при подобных обстоятельствах.

8. Уничтожение субъектности. Описано Помяловским в «Очерках бурсы». Цель – не наказание, не изменение поведения и даже не всегда получение удовольствия. Цель – именно сломать волю. Сделать ребёнка полностью управляемым. Признак такого насилия – отсутствие стратегии. У Помяловского те дети, которые весь семестр старались вести себя и учиться хорошо и ни разу не были наказаны, в конце были жестоко пороты именно потому, что «нечего». Не должно быть никакого способа спастись.

В менее радикальном варианте, представленом во всей дисциплинарной модели, тот же Локк говорит буквально: «Волю ребенка необходимо сломить».

Чаще всего встречаются пункты 3 и 4. Реже 5 и 6, остальное еще реже. На самом деле 2 тоже, думаю, часто, просто про это не говорят, поскольку оно не выглядит проблемой и, наверное, ею и не является.

А вообще, по данным опросов, половина россиян используют физические наказания детей. Такой вот масштаб проблемы.

«Не хочу бить!», что делать?

Бороться с «жестоким обращением с детьми» сегодня тьма желающих, а вот помогать родителям, которые хотели бы перестать «воспитывать» подобным образом мало кто хочет и может.

Я безмерно уважаю тех родителей, которые, будучи сами биты в детстве, стараются детей не бить. Или хотя бы бить меньше. Потому что их Внутренний родитель, тот, который достался им в наследство от родителей реальных, считает, что бить можно и нужно. И даже если в здравом уме и твердой памяти они считают, что этого лучше не делать, стоит разуму ослабить контроль (усталость, недосып, испуг, отчаяние, сильное давление извне, например, от школы), как рука «сама тянется к ремню». И им гораздо труднее себя контролировать, чем тем, у кого в «программе» родительского поведения это не записано и ничего никуда не тянется. Если им все же удается контролировать себя, – это здорово. То же относится к крику, молчанию, шантажу и так далее.

Итак, что же делать родителям, которые хотят «завязать»?

Первое – запретить себе фразы типа «ребенок получил ремня». Особенно меня передергивает от «ему по попе прилетело». Это языковая и ментальная ловушка. Никто сам по себе ничего не получал. И уж точно никому ничего от мироздания не прилетало. Это вы его побили. И под видом «юмора» пытаетесь снять с себя ответственность. Как кто-то написал: «он совершил проступок и получил по попе, – это естественные последствия». Нет. Это самообман. Пока вы ему предаетесь, ничего не изменится. Как только научитесь хотя бы про себя говорить: «Я побил (а) своего ребенка», –удивитесь, насколько вырастет ваша способность к самообладанию.

То же самое с фразами типа «без этого все равно нельзя». Не надо обобщать. Научитесь говорить: «Я пока не умею обходиться без битья». Это честно, точно и обнадеживает.

В той книжке, про трудное поведение, которую я цитировала, главная мысль такая: ребенок, когда делает что-то не так, обычно не хочет плохого. Он хочет чего-то вполне понятного: быть хорошим, быть любимым, не иметь неприятностей и так далее. Трудное поведение – просто плохой способ этого достичь.

Все то же самое справедливо по отношению к родителям. Очень редко кто ХОЧЕТ мучить и обижать своего ребенка. Исключения есть, это то, о чем шла речь в пункте 8, с оговорками – 6 и 7. И это очень редко.

Во всех других случаях родитель хочет вполне хорошего или, по крайней мере, понятного. Чтобы ребенок был жив-здоров, чтобы вел себя хорошо, чтобы не нервничать, чтобы иметь контроль над ситуацией, чтобы не стыдиться, чтобы пожалели, чтоб все как у людей, чтобы разрядиться, чтобы хоть что-то предпринять.

Если понять про себя, чего ты на самом деле хочешь, когда бьешь, какова твоя глубинная потребность, то можно придумать, как удовлетворить эту потребность иначе.

Например, отдохнуть, чтобы не надо было разряжаться.

Или не обращать внимания на оценки посторонних, чтобы не стыдиться.

Или убрать какие-то опасные ситуации и вещи, чтобы ребенку не угрожала опасность.

Или что-то превратить в игру, чтобы контролировать ситуацию весело.

Или сказать о своих чувствах ребенку (супругу, подруге), чтобы быть услышанным.

Или пройти психотерапию, чтобы освободиться от власти собственных детских травм.

Или изменить свою жизнь, чтобы не ненавидеть ребенка за то, что она «не удалась».

А дальше придуманные альтернативные способы пробовать и смотреть, что будет. Не подошло одно, — пробовать другое.

Привычка эмоционально разряжаться через ребенка — это просто дурная привычка, своего рода зависимость. И эффективно справляться с ней нужно так же, как с любой другой вредной привычкой: не «бороться с», а «научиться иначе». Не «с этой минуты больше никогда», – все знают, к чему приводят такие зароки, а «сегодня хоть немного меньше, чем вчера», или «обойтись без этого только один день» (потом «только одну неделю», «только один месяц»).

Не пугаться, что не все получается. Не сдаваться. Не стесняться спрашивать и просить помощи. Держать в голове древнюю мудрость: «Лучше один шаг в правильном направлении, чем десять в неверном».

И помнить, что почти всегда дело в собственном Внутреннем ребенке, обиженном, испуганном или сердитом. Помнить о нем и иногда, вместо того чтобы воспитывать своего реального ребенка, заняться тем мальчиком или девочкой, что бушует внутри. Поговорить, пожалеть, похвалить, утешить, пообещать, что больше никому не дадите его обижать.

Это всё происходит не быстро и не сразу. И на этом пути нужно очень друг друга поддерживать супругам, и знакомым, и просто всем, кого считаете близкими.

Зато, если получается, выигрыш больше, чем все сокровища Али-бабы. Приз в этой игре – разрыв или ослабление патологической цепи передачи насилия от поколения поколению. У ваших детей Внутренний родитель не будет жестоким. Бесценный дар вашим внукам, правнукам и прочим потомкам до не знаю какого колена.

Как можно и как нельзя наказывать детей – комментарий психолога

Перед каждым родителем раз за разом встаёт вопрос: как же наказать ребёнка за нарушение границ дозволенного, чтобы это наказание стало не обидой или психологической травмой, а уроком, столь необходимым подрастающему человеку?

Запрещать ребёнку некоторые вредные или опасные вещи, контролировать его поведение и наказывать за провинности, безусловно, необходимо. Ребёнок должен понимать: чтобы его выбор и потребности уважали, он и сам должен уважать других людей и соблюдать определённые правила. Причём, наказание не должно стать для ребёнка неожиданностью – заранее проведите черту дозволенного и проговорите возможные последствия нарушения запрета, объясните, что наказание является именно ответом за проступок, а не вымещением вашего раздражения и обиды.

Наказание всегда должно быть сообразно проступку и возрасту ребёнка. До трёх лет наказывать малыша практически бесполезно – его «я» только формируется, и он может просто не понять связи между проступком и наказанием, посчитав, что его незаслуженно обижают, а значит, – не любят. Но и для более взрослых детей подходит не любая кара. Если вы не хотите разрушить доверие и любовь между вами и вашим ребёнком, а то и выработать у него серьёзные неврологические и психологические проблемы, от некоторых видов наказания необходимо воздерживаться.

Какие наказания вредны для ребёнка?

– Физические наказания и «принудительные работы»

Недопустимо пользоваться своим физическим превосходством над ребёнком. Это нарушит его формирующиеся личные границы, может подорвать доверие к вам и миру, несущему угрозу и боль. Разделив людей на агрессоров и жертв, в будущем ваш ребёнок вполне может захотеть оказаться в положении сильного, реализуя родительский пример агрессивного поведения и пытаясь разрешать конфликты при помощи насилия и угроз. Кроме того, даже «в воспитательных целях» недопустимо лишать ребёнка необходимого для развития и жизни: еды, сна, одежды и т.д. А наказание, скажем, работой по дому может с большой вероятностью отвратить ребёнка от этого занятия – в его представлении оно станет повинностью.

– Постоянные необоснованные придирки и насмешки, особенно при посторонних людях

Корректная обоснованная критика, конечно, при воспитании ребёнка бывает необходима. А вот постоянные унижения, оскорбления, навешивание ярлыков, даже «безобидное» высмеивание негативно скажется на самооценке ребёнка, ведь он выстраивает её, основываясь на родительском отношении. Если раз за разом повторять малышу, что он непослушный, вредный или глупый, то велика вероятность, что, формируя свою личность, он воплотит ваше мнение о нём в реальность. Не обесценивайте увлечения, достижения и вкусы ребёнка. Высказывания вроде: «На какую ерунду ты тратишь время» могут не только навсегда закрыть вам доступ во внутренний мир ребёнка, но и заставят его стыдиться себя. Низкая самооценка приводит к безынициативности, потере самоуважения и уверенности в себе, неспособности настоять на своём мнении. Это может сделать вашего сына или дочь внушаемыми, и тогда уже не только вы, но и авторитетные сверстники начнут диктовать им, как поступать. И это не всегда будут хорошие поступки – так подростки, идя на поводу у товарищей, попадают в опасные ситуации, нарушают закон, приобщаются к вредным привычкам, неспособные сказать: «Нет, я сам знаю, как для меня будет лучше».

– Излишне продолжительные наказания одиночеством или вашим молчанием

Не разговаривать с ребёнком сутками, а то ещё и запирать его в комнате или, наоборот, выгонять из квартиры на лестницу – это настоящее психологическое насилие. Один открытый разговор принесёт куда больше пользы, чем долгие дни демонстративного обиженного игнора с вашей стороны. Лишение любви, отказ принимать извинения не просто унизительны и болезненны – это может заставить ребёнка думать, что он заслужил наказание не конкретным проступком, а своим характером, тем, что он «неисправимый», «плохой», «ненужный». В некоторых случаях такие травмы могут в дальнейшем привести к нарушениям психики: агрессии, замкнутости, тревожности, депрессии. Ребёнок может начать винить себя во всех своих неудачах, в проблемах своей семьи.

– Психологические манипуляции

Недопустимо делать родительскую любовь «платой» за хорошее поведение ребёнка и требовать его послушания до седых волос. Притворяться обиженными и больными, заставляя ребёнка чувствовать себя неблагодарным, – это шантаж, который породит не любовь, а неприязнь и нежелание общаться с родителями, когда ребёнок вырастет. Гиперопека – тоже способ манипуляции – нельзя делать за ребёнка все его дела, чтобы потом его же обвинить в некомпетентности.

Нередко родители начинают играть на потребности ребёнка в их одобрении, сравнивая его с другими детьми, в том числе с братьями и сёстрами. Но когда вы говорите ребёнку: «Почему ты не такой послушный, как твоя сестра?» или «А вот твой брат в этом возрасте учился лучше», вы разрушаете не только свои отношения с ребёнком, но и его отношения с братом или сестрой, которых он считает вашими «любимчиками». Нельзя бросаться в негативном ключе и фразами, вроде: «Ты точно как твой отец!» – этим вы оттолкнёте ребёнка в первую очередь от себя.

Не принесёт пользы и запугивание ребёнка, в том числе любыми фантастическими «бабайками» или мнимыми вредными последствиями. Современные дети отнюдь не наивны. Распознанная ложь точно не прибавит вам ни авторитета, ни доверия.

Кстати, нельзя позволять и ребёнку манипулировать вами. Скажем, ваш отказ немедленно купить новый айфон – вовсе не насилие над личностью, как бы расстроен ребёнок ни был.

Так как же правильно наказать провинившегося ребёнка?

Заслуженному и справедливому наказанию за проступок – да. Физическому и психологическому насилию – нет. В каждом конкретном случае «меру воздействия» нужно определять индивидуально.

– Зачастую полезно позволить ребёнку принять собственное решение, пусть и ошибочное – дать нарушить запрет, чтобы осознать последствия этого. Скажем, если, игнорируя слова мамы, продолжать колотить машинкой по скамейке – машинка может сломаться, и играть будет уже нечем. Это не только позволит ребёнку понять смысл запрета, но и постепенно научит его принимать самостоятельные решения и нести за них ответственность. Каждый раз объясняйте, что именно ребёнок сделал неправильно, разговаривайте с ним, а не только озвучивайте указания.

– Можно и нужно сделать замечание, проговорив свои эмоции: огорчение, разочарование. «Меня очень расстроил этот твой поступок», «мне больно», «я сержусь на тебя», «я не хочу сейчас говорить с тобой». Но игнорирование и отказ разговаривать нельзя длить долго – для малыша будет достаточно и нескольких минут, для подростка – пары часов. Как правило, детям сложно выносить холодность мамы или папы, и они сами придут просить прощения. Не отмахивайтесь от этого разговора, игнорируя слёзы и просьбы, – нельзя допустить, чтобы у ребёнка выработалось непреходящее чувство вины. Наказание является ответом за проступок, после чего «преступник» должен быть прощён. И обязательно помиритесь перед сном, напомните ребёнку, что цените и любите его, несмотря ни на что.

– Полностью прекращать прогулки не стоит, но ограничить их – вполне допустимо. Опоздал вечером домой на 15 минут? Завтрашняя прогулка укорачивается на полчаса. На время лишить карманных денег, гаджетов, просмотра мультиков – тоже вполне действенные средства. Не забывайте и об эффективности поощрения за успехи. И обязательно выполняйте свои обещания.

Слушайте вашего ребёнка и уважайте его мнение, не допускайте несправедливых наказаний из-за раздражения или неверной оценки ситуации. Во многом ребёнок вовсе не обязан соответствовать вашим ожиданиям. Он – самостоятельная личность, которая постепенно формирует собственный путь в жизни. Если, скажем, пропуски музыкальной школы стали регулярными – это повод не наказывать ребёнка снова и снова, а серьёзно поговорить о том, хочет ли он и дальше заниматься музыкой.

Не стоит наказывать и за естественное для детей стремление к познанию, и за случайности, неподконтрольные ребёнку, и тем более – за вещи, обусловленные особенностями его физиологии или психологии, вроде энуреза. Если ваш малыш эмоционально лабилен или гиперактивен – не стесняйтесь обратиться к специалисту, который поможет ребёнку научиться управлять своим поведением, а вам – выстроить верную линию общения с ним.

Помните, что дети очень впечатлительны, а родители для них – самые важные в мире люди. Не только банальная порка или моральное давление, но даже небрежно брошенная мамой фраза или презрительный взгляд отца способны ранить детскую психику так серьёзно, что это отразится на формировании личности и всей дальнейшей жизни ребёнка. Чтобы избежать детских обид, страхов и психических проблем, следите не только за поведением ребёнка, но и за собственными реакциями и словами. Это поможет вам сохранить доверительные и тёплые отношения с вашими детьми, даже когда они вырастут.

Как правильно наказывать ребенка

Наказывая своего ребенка, многие родители сами испытывают переживания и чувство вины, но ведь очень хочется, чтобы ребенок был послушным и не делал того, что нельзя. И при этом хочется, чтобы и родители, и ребенок понимали друг друга. В каждом возрасте есть свои «прелести», и пока он еще совсем кроха и не готов расставаться с мамой, «живя» на ее ручках или в слинге, и когда ему уже 14, у него своя компания, и мама с папой уже, казалось бы, практически не нужны. Мы поговорим от наказаниях детей до 3-х лет.  

В каждой семье существуют определенные правила, которые должны соблюдаться. Если же они нарушаются, то следует наказание. Но каким оно должно быть и как воспитать ребенка гармоничной личностью? Постараемся разобраться и помочь в спорных вопросах в этой статье.

Испытание для родителей

Каждый раз, наказывая ребенка, а потом видя  слезы своего крохи и зареванное личико, РОДИТЕЛИ ИСПЫТЫВАЮТ ЧУВСТВО ВИНЫ. Это побуждает мам и пап заискивать перед ребенком, который очень быстро делает вывод, как и когда можно вами манипулировать.

Если в семье присутствует режим авторитарного воспитания, то, конечно, ребенок при острых реакциях родителей на его поступки научится быстро подчиняться и вести себя так, как хотят мама и папа, но такой малыш с большей вероятностью ВЫРАСТЕТ ЗАКОМПЛЕКСОВАННЫМ, и ему будет очень сложно социализироваться в школе и отстаивать свою позицию со сверстниками, он будет испытывать страх перед людьми, также как и перед вами.

Также может случиться и обратная ситуация, когда в малыше поселится тот самый чертик из тихого омута, который ДАСТ О СЕБЕ ЗНАТЬ, например, В ПЕРИОД ПЕРЕХОДНОГО ВОЗРАСТА ребенка. Наверняка такая перспектива не порадует ни одного родителя.  Позиция устрашения как воспитательный момент не только не принесет ожидаемых результатов, но и навредит как самому ребенку в процессе его становления, так и в отношениях с родителями в частности, и с людьми в целом.

Конечно, это совсем не означает, что нужно оставлять без внимания капризы и плохое поведение ребенка. Реакция должна быть, но правильная и продуктивная.

 

Чего делать не следует

Физические наказания

Огромное количество исследований в данном вопросе показали однозначный ответ, что применению физических наказаний к ребенку места нет. Прибегая к такому методу при воспитании ребенка вы даете ему сигнал, что применение физической силы допустимо при разрешении конфликта и показываете, что более сильный человек может добиться своего перед более слабым, применяя физическую силу. Каждый раз вспоминайте об этом, если ситуация дошла до той точки кипения, когда руки так и тянуться шлепнуть вашего малыша.

Эмоциональная жестокость

Такие методы, как запугивание и крик, только травмируют психику ребенка и порождают огромное количество комплексов и нарушений в поведении, которые скажутся на дальнейшем развитии отношения малыша со сверстниками, а также могут отразиться сложностями в более позднем возрасте в период построения своей собственной семьи.

 

Отбирание личных вещей ребенка, которые он любит

Для того, чтобы ребенок знал, что существует «свое» и «чужое» и что он может делать со своим и тем, что ему не принадлежит, у него должны быть его личные вещи. Отбирая их, вы закладываете в ребенке понимание, что ничего «своего» у него нет, тем самым ребенок не может воспитывать в себе чувство ответственности за свои личные вещи, потому что то, что может быть отобрано в любой момент, не может всецело принадлежать одному человеку и не влечет никакой ответственности за эту вещь.

Невыполнимые угрозы

Эффект от угроз типа «отведу в милицию», «отдам чужой тете», «прилетит злой дракон» и т.д., не дадут должного результата и будут действовать очень недолгое время, но вот то, что вы обманываете и можно не реагировать на ваши угрозы, ребенок поймет очень быстро.

Заставлять заслуживать что-то съедобное 

Есть родители, которые прибегают к наказанию едой. Этого делать ни в коем случае нельзя. Ребенок все еще полностью зависим от вас, и именно в вашей власти дать ему что-то или нет. Такая власть вызывает зачастую ненависть к тому, кто ею обладает, а отношения походят на рабскую зависимость от своего владельца.

 

Наказание сегдня за вчерашний проступок

Например, не нужно говорить ребенку: «Вчера ты себя плохо вел, поэтому сегодня мы не пойдем на площадку».

Делать самим то, что запрещено ребенку

Например, произносить какие-то «не хорошие» слова.

Что делать, если ребенок не слушается?

Самое главное — помнить, что ВЫ НАКАЗЫВАЕТЕ ПРОСТУПОК, совершенный ребенком, а не его самого.

Одним из методов воспитательного процесса может быть ПРОСТОЕ УСАЖИВАНИЕ НА СТУЛ. Ребенок должен просидеть на нем, не вставая, допустим, 3 минуты. Этого времени достаточно для малыша, чтобы подумать над своим поведением. При этом объясните, за что он должен посидеть спокойно. Конечно, такой метод потребует некоторого времени для освоения. Потому как маленькому егозе достаточно трудно усидеть на месте даже минуту.

Также ребенка можно ЛИШИТЬ НЕКОТОРЫХ ПРИВИЛЕГИЙ, например, просмотра мультфильмов.

БУДЬТЕ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНЫ и четко определите, что нельзя и что можно. И если что-то под запретом сегодня, то так и должно быть завтра. 

НАКАЗАНИЕ ДОЛЖНО СЛЕДОВАТЬ СРАЗУ, потому как дети быстро забывают свои провинности. Не объясняйте малышу, что он сделал не правильно, прибегая к долгим беседам. Он вас просто не услышит. Ваши фразы должны быть короткими, четкими и желательно в повелительном наклонении: «Скоро мы пойдем на прогулку, поэтому, пожалуйста, собери все игрушки в ящик».

Как в принципе избежать наказаний

1. Не забывайте о физиологических и психологических потребностях развития ребенка, ПОЗВОЛЯЙТЕ ЕМУ МНОГО ДВИГАТЬСЯ и быть любознательным.

2. Вовремя ОТВЛЕКАЙТЕ РЕБЕНКА и переключайте его внимание.

 

3. Дайте ребенку ВОЗМОЖНОСТЬ САМОМУ ПОЗНАТЬ ЧТО МОЖНО, А ЧТО НЕЛЬЗЯ, например, чтобы не тянулся к горячему, дайте потрогать достаточно теплую кружку с чаем и он поймет, что может сделать себе больно.

4. ЗАПРЕТЫ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ОБОСНОВАНЫ и не должны отменяться — нельзя лезть в открытое окно, выбегать на проезжую часть и т.д.

5. Чаще ГОВОРИТЕ О ТОМ, ЧТО ХОРОШО, например, если ребенок увидел лужу, не говорите заранее, чтобы он туда не лез, а когда вы ее миновали, похвалите малыша, за то, что он обошел ее и не промочил ножки.

6. СОЗДАЙТЕ РЕБЕНКУ ЕГО СОБСТВЕННЫЙ УГОЛОК, где он сможет вволю наиграться. 

7. НЕ СПЕШИТЕ С ПОМОЩЬЮ малышу, если в этом нет необходимости, например, дайте ему кушать самостоятельно, когда он сам этого захотел, или  подняться по лестнице, когда он уже знает, что может сделать это сам. Не лишайте его этой самостоятельности.

8. Помните, что ГРАНИЦЫ ДОЗВОЛЕННОГО ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЧЕТКО ОПРЕДЕЛЕНЫ и расширяться по мере роста и потребностей ребенка.

Физическое наказание детей американскими родителями: выйти за рамки дебатов и способствовать укреплению здоровья и благополучия детей | Psicologia: Reflexão e Crítica

Целью данной статьи является объяснение того, почему в условиях всемирного движения за защиту детей от насилия физические наказания детей остаются нормой в большей части мира. Мы фокусируемся на США, потому что применение физических наказаний родителями очень распространено в США, но многие проблемы, которые мы освещаем, актуальны и для других стран.Мы также обобщаем различные дебаты о физических наказаниях и утверждаем, что пришло время выйти за рамки этих дебатов и отказаться от физических наказаний детей. Мы предлагаем предложения по изменению взглядов и практики, связанных с физическими наказаниями детей, в целях укрепления их здоровья и благополучия. Наконец, в заключение мы предлагаем переложить бремя доказывания в дебатах о физических наказаниях, которое обычно ложится на тех, кто утверждает, что дети никогда не должны подвергаться физическому наказанию, на тех, кто продолжает пропагандировать его использование, несмотря на доказательства его вреда и неэффективности.

Поддержка физических наказаний в США

Хотя федеральный закон США не дает определения физического наказания, его законность обычно указывается в виде положения, которое дает родителям иммунитет от судебного преследования за физическое насилие над ребенком, если действия считаются представлять «разумную силу» при использовании в целях исправления и контроля (Straus, 2010). Необоснованная сила или физическое насилие над ребенком определяется действиями, которые приводят к «серьезному физическому или эмоциональному ущербу» (Закон о повторном разрешении на лечение и предотвращение жестокого обращения с детьми, 2010 г.).Во всех 50 штатах физические наказания со стороны родителей, то есть действия, которые могут причинить физическую боль, но не причиняют вреда или травм, являются законными.

Опросы отношения и поведения населения США в целом поддерживают правовой статус физических наказаний. Три четверти взрослых согласны или полностью согласны с утверждением: «Иногда необходимо дисциплинировать ребенка с помощью хорошей, жесткой шлепки» (Smith, Hout, Marsden, & Kim, 2015), и опросы поведения показывают, что 80% родителей шлепали своего ребенка в какой-то момент во время воспитания (Gershoff, Lansford, Sexton, Davis-Kean, & Sameroff, 2012).

Объяснение поддержки физических наказаний в США

Некоторые утверждают, что основное право родителей контролировать воспитание собственного ребенка защищено Четырнадцатой поправкой (Pagliocca, Melton, Lyons Jr, & Weisz, 2002). Хотя эта интерпретация является предметом значительных юридических дискуссий (Шульман, 2014 г.), факт остается фактом: двойственные концепции «родительской свободы» и «родительских прав» прочно укоренились в культуре США (Лейн, 1998 г.). Кроме того, родительские права и свободы продолжают отстаиваться судами и судьями США даже в условиях, предусматривающих суровые физические наказания (Moya-Smith, 2013; Schworm, 2015).Например, в калифорнийском деле 2013 года, когда мать пять или шесть раз ударила свою дочь деревянной ложкой, в результате чего остались синяки, судья по этому делу пришел к выводу, что местный отдел социальных служб нарушил право матери применять разумные дисциплинирует своего ребенка (Moya-Smith, 2013).

Высокий уровень приверженности христианству в США, особенно по сравнению с Европой, также способствует высокому уровню поддержки телесных наказаний. Консервативные протестанты, в частности, вероятно, считают, что родители имеют право и обязаны применять физическую дисциплину.Некоторые отрывки из Ветхого Завета, прежде всего из книги Притчей, часто интерпретировались консервативными христианами как означающие, что родитель, который щадит розгу, портит ребенка (Ellison & Sherkat, 1993; Perrin, Miller-Perrin, & Song, 2017). .

Мнение о том, что физические наказания безвредны, в какой-то степени отражается и в отношении профессионалов. В опросе персонала медицинского центра, проведенном Gershoff et al. (2016), менее половины сотрудников медицинских центров согласились с тем, что шлепки вредны для детей.В недавнем опросе психологов примерно одна треть была либо не уверена, либо не согласилась с тем, что шлепки вредны для детей (Miller-Perrin C. & Rush, R: Отношение, знания, практика и этические убеждения психологов, связанные с шлепками: обзор представлено членами отдела Американской психологической ассоциации).

Последняя причина, по которой культурные убеждения сохраняются, отражается в родительских установках и поведении по отношению к воспитанию детей. Большинство людей в США получают шлепки, и родители, как правило, воспитывают детей так же, как их воспитывали (Graziano & Namaste, 1990).Кроме того, некоторые считают, что, поскольку их отшлепали и «с ними все в порядке», физические наказания эффективны и безвредны (Kish & Newcombe, 2015). Другие считают, что дети, которых шлепают, дисциплинированы и уважают авторитет, в то время как те, кого не бьют, неконтролируемы и проявляют неуважение (Benjet & Kazdin, 2003). Наконец, многие взрослые американцы приравнивают дисциплину к физическому наказанию, как будто шлепки — единственный способ дисциплинировать ребенка (Knox, 2010).

Побои редко рассматриваются как акт насилия

Некоторые возражают против термина «побои» при описании физического наказания детей, утверждая, что это предвзято, слишком сурово или имеет чрезмерно негативный оттенок.Однако, как отмечает Штраус (2010), слово «удар» по своей сути является не более предвзятым или резким, чем любой другой ярлык, который может использоваться для описания «порки» (например, «ударить», «взбить», «ударить», «ударить»). бить», «хлестать»). Большинство защитников прав детей в США, а также в других странах на самом деле расширяют термин «избиение» еще на один шаг, утверждая, что избиение является формой насильственного поведения. Насилие – это «действие, совершаемое с намерением или воспринимаемое как имеющее намерение причинить физический вред другому человеку» (Steinmetz, 1987).Физические наказания, в том числе шлепки, по определению являются насильственными действиями. Он предназначен для того, чтобы навредить — причинить боль — ребенку. Физическое наказание детей может быть «подоскорбительным насилием» (Graziano & Namaste, 1990), оно может быть «приемлемым насилием», но это все равно форма насилия, как бы мы его ни называли.

В США социально неприемлемо, чтобы муж бил жену, а жена била мужа. Детей на детской площадке нельзя бить. Многие утверждают, что даже собак нельзя бить.Однако дети — единственные члены американского общества, для которых битье считается приемлемым. Одной из причин, по которой бить детей можно считать допустимым, может быть нежелание взрослых рассматривать физическое наказание как форму насилия. Как отметили Буссманн и его коллеги, «родители не осознают противоречия между их отношением к ненасильственному воспитанию детей и их собственным применением телесных наказаний просто потому, что они не определяют то, что они делают, как насилие» (Bussmann, Erthal, & Schroth, 2011). ).

Выходя за рамки дебатов о физических наказаниях детей

Дебаты о применении родителями физических наказаний продолжаются в США уже несколько десятилетий. Призывы «выйти за рамки» исследований или «прекратить дебаты» стали обычным явлением (например, Durrant & Ensom, 2017; MacMillan & Mikton, 2017). Три вопроса, кажется, находятся в центре этих дебатов. Является ли физическое наказание детей проблемой прав человека? Эффективны ли физические наказания? Вредны ли физические наказания?

Физическое наказание является проблемой прав человека

Все большее число международных органов заявляют, что физическое наказание является нарушением прав ребенка, включая шесть многосторонних документов и договоров по правам человека (Bitensky, 2006; Gershoff & Bitensky, 2007) .Наиболее важно, как обсуждалось выше, Организация Объединенных Наций, как это сформулировано в ее Конвенции о правах ребенка (Конвенция Организации Объединенных Наций о правах ребенка, 1989 г.), заявляет, что физическое наказание является формой «узаконенного насилия в отношении детей». (Комитет по правам ребенка, 2006 г., п. 18), что запрещено статьей 19 Конвенции о правах ребенка, запрещающей «все формы физического или психического насилия» (Конвенция Организации Объединенных Наций о правах ребенка, 1989 г., статья 19). , пара.1).

США подписали договор в 1995 году, но так и не ратифицировали его. По сути, это означает, что США одобрили общие принципы, изложенные в договоре, но не желают быть юридически связанными мандатами договора. Это нежелание ратифицировать иллюстрирует сохраняющуюся напряженность между теми, кто утверждает и продвигает «права детей», и теми, кто утверждает и продвигает «родительские права». Критика договора в значительной степени исходила от политических и религиозных правых, которые выразили обеспокоенность тем, что договор ущемит права родителей (Ruck, Keating, Saewyc, Earls, & Ben-Arieh, 2016).

Однако важно отметить, что физическое наказание детей , а не разрешено в большинстве американских учреждений вне дома. Как правило, это запрещено в детских учреждениях, школах, лечебных учреждениях или исправительных учреждениях для несовершеннолетних (Bitensky, 2006). Хотя много внимания уделялось тому факту, что физические наказания разрешены в школах в или штатах, важно отметить, что они незаконны в 31 штате (Gershoff & Font, 2016). Как общество, мы, кажется, обеспокоены ценностью физического наказания детей людьми, которые не выполняют роль родителя, но мы полагаемся на «право» родителей применять физическую дисциплину дома.Исследование Генерального секретаря Организации Объединенных Наций по вопросу о насилии в отношении детей призвало к прямому запрету физических наказаний и других форм «жестокого или унижающего достоинство наказания» во всех условиях, включая дома (United Nations, 2006). Кроме того, в отчете об исследовании говорится, что «Никакое насилие в отношении детей не может быть оправдано; любое насилие в отношении детей можно предотвратить. Это исследование знаменует собой конец оправдания взрослыми насилия в отношении детей, принимаемого как традиция или замаскированного под дисциплину» (Организация Объединенных Наций, 2006, с.17).

Если мы в США надеемся положить конец дебатам о том, является ли физическое наказание детей нарушением прав человека, необходимо примирить сохраняющуюся двусмысленность с Конвенцией Организации Объединенных Наций о правах ребенка. Поскольку для ратификации договора в США требуется большинство в две трети голосов в Конгрессе, трудно представить себе ратификацию в ближайшее время. Однако мы все еще можем примирить нашу продолжающуюся двусмысленность, признав фундаментальную истину: не существует такого понятия, как «родительское право».«У людей, включая родителей и детей, есть права. И все люди, включая детей, имеют право , а не быть побитыми.

Физические наказания неэффективны и вредны

Десятилетия исследований привели к более чем 500 исследованиям воздействия физических наказаний на детей (Gershoff & Grogan-Kaylor, 2016). За последние 15 лет было предпринято несколько метаанализов, пытавшихся обобщить этот массив исследований. В широко разрекламированном мета-анализе Гершофф (2002) пришел к выводу, что физические наказания не только неэффективны, но и вредны.Затем Ларзелере и Кун провели метаанализ в 2005 году и пришли к выводу, что физические наказания могут быть эффективными, если их применять условно, например, удар открытой ладонью по ягодицам в отношении детей в возрасте от 2 до 6 лет, когда другие формы дисциплинарного воздействия оказались безуспешными. (Ларзелере и Кун, 2005). Фергюсон (2013), который также провел метаанализ долгосрочного воздействия физических наказаний, пришел к выводу, что негативные последствия, хотя и статистически значимые, «от незначительных до незначительных». Он утверждает, что исследователи «должны проявлять большую осторожность, чтобы не преувеличивать масштабы и убедительность негативных последствий.Преувеличения «могут легко иметь неприятные последствия, уменьшая доверие к научным заявлениям об исследованиях воспитания в целом» (Фергюсон, 2013, стр. 204). (2016) попытались решить две проблемы, в частности, касающиеся качества и интерпретации исследований порки. Первая проблема связана с потенциальной путаницей между потенциально оскорбительным физическим наказанием и поркой.Вторая проблема связана с утверждением, что физические наказания, включая шлепки, были связаны с вредными последствиями только в методологически слабых исследованиях. Гершофф и Гроган-Кейлор проанализировали 75 исследований в контексте этих двух вопросов и не нашли никаких доказательств того, что ненасильственная порка более эффективна, чем другие дисциплинарные методы, для обеспечения немедленного или долгосрочного подчинения детей. Действительно, они обнаружили, что порка была связана с повышенным риском 13 вредных последствий.Шлепки и удары детей были фактором риска неблагоприятного воздействия на такие важные исходы, как агрессивное поведение детей, психическое здоровье и отношения с родителями. Из всех изученных результатов виктимизация физического насилия была наиболее тесно связана с поркой. Кроме того, эти исследователи не нашли доказательств того, что шлепки связаны только с вредными последствиями в методологически слабых исследованиях. Хотя не каждый случай порки приводит к негативным последствиям, большинство доказательств ясно указывают на то, что она неэффективна и является фактором риска негативных последствий для развития.

Критики этого исследования небезосновательно утверждают, что почти все исследования вреда и неэффективности не являются экспериментальными, что затрудняет установление причинно-следственных связей. Они утверждают, что это исследование не может доказать причинно-следственную связь между поркой и причинением вреда. Однако, как напоминают нам защитники исследования, большая часть корреляционных данных получена из исследований, которые являются статистически строгими и используют многовариантные модели, которые пытаются контролировать посторонние переменные.Эти исследования постоянно подтверждают, что физическое наказание увеличивает риск того, что дети испытают вред или у них возникнут проблемы с поведением, что указывает на причинно-следственную связь от родительского физического наказания к негативным результатам в развитии (Gershoff & Grogan-Kaylor, 2016; Gershoff, Sattler, & Ansari, 2017). ). Кроме того, защитники исследования утверждают, что нецелесообразно и неэтично произвольно распределять родителей и детей по экспериментальным и контрольным группам. В результате чисто экспериментальные данные по этому вопросу никогда не будут доступны.Важно отметить, что любое количество вопросов политики в области общественного здравоохранения и безопасности основывается не на экспериментальных, а скорее на корреляционных данных (например, см. Американскую психологическую ассоциацию, 2018).

Профессиональные стандарты передовой практики не предполагают физического наказания детей

В значительной степени культурная поддержка порки и дебаты по поводу эмпирических данных подорвали усилия по защите интересов, направленные на прекращение физического наказания детей. В результате правозащитные и политические организации иногда неохотно осуждали шлепки или даже не рекомендовали их.Например, несмотря на Этический кодекс Американской психологической ассоциации (АПА), который обязывает психологов «не навредить», защищать уязвимые группы населения и защищать права человека (American Psychological Association, 2010), организация сопротивлялась утверждение постановления против применения родителями физических наказаний детей. Это верно, несмотря на то, что в 1975 году АПА приняла резолюцию против физических наказаний в школах и других учреждениях, основанную на гораздо меньшем количестве эмпирических данных, чем доступно в настоящее время.

Конечно, учитывая подавляющее культурное признание физических наказаний в США, такое сопротивление со стороны профессиональных организаций во многом предсказуемо. Как отмечает Straus (2010), потребовалось несколько лет ожесточенных споров, прежде чем Американская академия педиатрии смогла принять политику, в соответствии с которой родителям рекомендовалось не применять физические наказания. По словам Штрауса, публикация этого документа потребовала компромисса в формулировках, чтобы исключить удары ребенка открытой ладонью, и документ тщательно избегает предложения о том, что родители никогда не должны шлепать (American Academy of Pediatrics, 1998).

Однако профессиональные взгляды быстро меняются. Опрос психологов, проведенный 40 лет назад, показал, что большинство (51 %) из тех, кто работал с родителями, рекомендовали порку в качестве дисциплинарного метода (Anderson & Anderson, 1976). Напротив, 65% выборки членов АПА в 1990 году сообщили, что никогда не рекомендовали родителям шлепать своих детей (Rae & Worchel, 1991). К 2000 г. 70 % опрошенных психологов заявили, что никогда не рекомендовали бы родителям шлепать ребенка (Schenck, Lyman, & Bodin, 2000).В опросе, опубликованном в 2016 году, 86% практикующих психологов указали, что они «никогда» не советуют родителям шлепать ребенка рукой (Miller-Perrin C. & Rush, R: Attitudes, Knowledge, Practices, and Ethical убеждения психологов в отношении порки: представлен опрос членов отделения Американской психологической ассоциации).

Другие недавние опросы показывают, что большинство специалистов в области психического здоровья, а также других специалистов, таких как врачи и работники службы защиты детей, не поддерживают применение физических наказаний.В одном исследовании три четверти профессионалов считали порку «плохим дисциплинарным приемом» (Taylor, Fleckman, & Lee, 2017). В исследовании сотрудников медицинских центров, проведенном Gershoff et al. (2016), только около 15% согласились с тем, что «иногда единственный способ заставить ребенка вести себя правильно — это отшлепать». Точно так же Миллер-Перрин и Раш (Miller-Perrin C. & Rush, R: Отношение, знания, практика и этические убеждения психологов, связанных с поркой: представлен опрос членов отделения Американской психологической ассоциации) обнаружили, что только 15% Психологи согласились с тем, что «иногда единственный способ заставить ребенка вести себя правильно — это отшлепать его.Кроме того, когда эту группу психологов спросили, является ли порка более подходящей частью воспитания для одних групп, чем для других, например, для некоторых этнических и религиозных групп, только 32% и 26% соответственно согласились или полностью согласились. Многие профессионалы также меняют свои взгляды на то, является ли порка важной этической проблемой. В опросе психологов, проведенном в 2000 году, только одна треть психологов считает неэтичным рекомендовать родителю шлепать.К 2016 году это число выросло до 76% (Miller-Perrin C. & Rush, R: Отношение, знания, практика и этические убеждения психологов, связанные с поркой: представлен опрос членов подразделения Американской психологической ассоциации). Согласно этим исследованиям, большинство специалистов, работающих с детьми, считают, что порки следует избегать.

Профессиональное мнение явно изменилось. Многие профессиональные организации США, занимающиеся вопросами благополучия детей и семей, в последние годы выступили с заявлениями, в которых рекомендовали родителям воздерживаться от применения физических наказаний к своим детям.В число этих организаций входят, в частности, Американская академия детской и подростковой психиатрии (2012 г.), Национальная ассоциация практикующих детских медсестер (2011 г.) и Американское профессиональное общество по борьбе с жестоким обращением с детьми (2016 г.). Следующей может стать Американская психологическая ассоциация. Приблизительно 60% членов подразделения APA считают, что APA должна принять как политику, направленную против любого использования шлепков или физических наказаний родителями/опекунами, так и политику, согласно которой ее члены никогда не должны рекомендовать шлепки или физические наказания (Miller-Perrin C.и Раш, Р.: Отношение, знания, практика и этические убеждения психологов, связанные с поркой: представлен опрос членов подразделения Американской психологической ассоциации). Это представляет собой значительный сдвиг во мнении по сравнению с 2000 годом, когда примерно треть психологов считали, что АПА должна принять такую ​​политику.

Воспитание детей: руководство для разных возрастов

По мере того, как дети растут и меняются, меняется и их поведение. Ребенок, который не закатывает истерик в два года, может подтрунивать над вами в семь и проявлять серьезное отношение к вам в 12.Эксперты говорят, что лучший способ понять поведение ваших детей — это понять, через что они проходят в процессе развития. Эти знания помогут вам дисциплинировать детей  , не прибегая к крикам , угрозам или нервным срывам. «Дисциплина — это руководство и обучение наших детей, а не наказание или гнев», — говорит Скотт Вудинг, детский психолог из Калгари и автор книги «Кризис родителей ». «Это просто способ помочь детям отличить правильное от неправильного и обеспечить их безопасность.Вот несколько стратегий, которые помогут вашим детям оставаться на плаву в любом возрасте и на любом этапе жизни.

Как дисциплинировать вашего малыша

Где они находятся: Ваш малыш не ноет, не суетится и не устраивает истерики, чтобы манипулировать вами или рассердить вас, говорит Элизабет Пэнтли, автор книги «Решение дисциплины без слез» . «В основном малыши плохо себя ведут, потому что не могут выражать или контролировать свои эмоции. Они также имеют тенденцию быть очень демонстративными. Поэтому, когда они счастливы, они очень счастливы.А когда они расстроены, они очень расстроены». Ваш малыш от природы любознателен, поэтому для него вполне нормально влезать во все подряд. Его работа состоит в том, чтобы проверить свое новое чувство независимости; ваша задача — установить ограничения.

Типичные проблемные места

Истерики: Эти эмоциональные взрывы обычно являются результатом гнева и разочарования вашего ребенка из-за того, что он не может сказать, сделать или получить то, что он хочет, говорит Пантли. У него также очень короткий запал, когда он устал, голоден, скучает или расстроен.Истерики — это верный способ сообщить вам: «Мне очень нужно выпить/перекусить/игрушку/вздремнуть — прямо сейчас!»

Противоречие: Предложи своей двухлетней девочке яблоко, а она хочет банан. Одень ее в розовое, а она хочет в коричневое. Ваш малыш находится на ранних стадиях формирования личности отдельно от вас, и частью этого процесса может быть решение, хотите ли вы этого, а он нет. Ее любимое слово: НЕТ!

Советы по дисциплине, которые стоит попробовать с малышами

Предложите варианты: Малыши любят независимость и контроль, поэтому вы можете избежать многих проблем, дав им немного больше права голоса в своей жизни, — говорит Пантли.Для этой возрастной группы достаточно двух вариантов ответа, например, «Что ты хочешь сделать в первую очередь: почистить зубы или надеть пижаму?»

Сохраняйте хладнокровие: Малышам очень нравится внимание — положительное или отрицательное — поэтому, если вы слишком остро реагируете, когда ваш ребенок намеренно выбрасывает хлопья или испортится в продуктовом магазине, можете поспорить, что он сделает это снова. Спокойно дайте ей понять, что мы не выливаем еду на пол и не кричим, когда не можем съесть еще одно печенье. Говорите кратко и просто (без лекций, пожалуйста), иначе вы просто запутаете ее.

Пресекайте истерики в зародыше:  Сведите к минимуму срывы, выяснив, что их вызывает. Если ваш малыш всегда теряет его, когда голоден, обязательно держите под рукой много здоровых закусок. Если она расстраивается, когда ей нужно покинуть парк, заранее предупредите ее (10 минут, пять минут, две минуты), прежде чем вы начнете собирать вещи. И ограничьте посещение печально известных проблемных мест, таких как магазин игрушек.

Возьмите тайм-аут:  К тому времени, когда вашему ребенку исполнится два года, тайм-ауты могут стать эффективным инструментом дисциплины, говорят эксперты Канадского педиатрического общества.Если ваш малыш сердито бьет своего приятеля по голове, отведите его в специально отведенное место для тайм-аута, где он сможет успокоиться и взять себя в руки. Объясните ему, что он сделал не так, используя простые слова, такие как «не бить». Тайм-ауты должны длиться только одну минуту на год, максимум пять минут.

Как дисциплинировать дошкольника

Где они находятся У вашего дошкольника развиваются память и коммуникативные навыки, он лучше выполняет инструкции и понимает объяснения.По словам Пэнтли, эта возрастная группа занята выяснением сложных социальных навыков, таких как общение, манеры и умение ладить с друзьями. «Они узнают гораздо больше о мире, но по мере того, как их горизонты расширяются, им приходится иметь дело с гораздо большим, и они не знают, как со всем справиться».

Типичные проблемные места

Нытье: «Слушать это так же больно, как царапать ногтями по классной доске — и это эффективно, потому что вы просто хотите, чтобы шум прекратился», — говорит Ари Браун, педиатр и автор книги «Малыш 411».Когда нытье становится привычкой, ваш ребенок может даже не осознавать, что делает это.

Не слушает: Ваш дошкольник приклеился к телевизору, игнорируя ваши неоднократные попытки позвать его на ужин. «Если спросить ребенка о чем-то три, пять или десять раз, мы все превратимся в бушующих сумасшедших, и ребенок узнает, что на самом деле ему не нужно отвечать, пока вы не впадете в истерику», — говорит Сара Чана Рэдклифф, автор книги «». Дети без повышения голоса .

Советы по дисциплине, которые стоит попробовать с дошкольниками 

Никогда не спрашивайте больше двух раз: Вот как это работает:

• Попросите один раз вежливо («Пожалуйста, уберите свои игрушки»).
• Спросите во второй раз, но предупредите о негативных последствиях, если ваш ребенок не послушается («Я просил вас убрать свои игрушки. Если вы не сделаете этого до того, как я досчитаю до пяти, я должны держать их от вас до завтрашнего вечера»). Избегайте нереалистичных угроз вроде «Хлопни дверью, и ты больше никогда не будешь смотреть телевизор!»
• Примените отрицательное последствие, если это необходимо. «Если вы не выполняете свое обещание о дисциплине, — говорит Рэдклифф, — вы теряете доверие».

Поймайте их хорошими: Ваш дошкольник действительно хочет доставить вам удовольствие, поэтому постарайтесь подбодрить его, когда он ответит на ваш первый звонок или поделится любимой игрушкой.«Мы часто обращаем внимание на поведение, которое нам не нравится, и очень мало внимания уделяем поведению, которое нам хотелось бы видеть чаще», — говорит Терри Карсон, тренер по воспитанию детей из Торонто.

Моделируйте поведение, которое вы хотите видеть». Дети учатся гораздо большему благодаря тому, что мы делаем, чем тому, что мы говорим. Если вы теряете самообладание, когда расстроены, ожидайте, что ваш дошкольник сделает то же самое. Если ваш ребенок — чемпион по нытике, он может просто подражать вашему голосу, когда вы просите его убрать его грязную комнату.

Как дисциплинировать ребенка школьного возраста

Где они сейчас: «Большие дети» теперь могут лучше выражать свои чувства и демонстрировать самообладание, так что самое время заложить основу для будущего поведения, — говорит Рэдклифф. «Все, что происходит в возрасте от пяти до десяти лет, как правило, оказывает большое влияние на то, что произойдет в подростковом возрасте».

Типичные проблемные места

Общее соответствие: «В этом возрасте дисциплина заключается в том, чтобы заставить вашего ребенка делать то, что он должен делать — убираться, вовремя уходить за дверь, делать домашнее задание», — говорит Рэдклифф.«Хотя с дошкольниками тоже может быть сложно, с этой возрастной группой все намного сложнее, потому что вы не можете просто взять их и положить в постель или вынести за дверь».

Советы по воспитанию детей школьного возраста

Используйте подход тренера: Тренеры используют вопросы, начинающиеся с того, что и как помочь членам команды достичь своих целей, говорит Карсон. Если ваш сын поссорился с другом, спросите его: «Что бы ты мог сделать по-другому в следующий раз?» Ваша цель — помочь ему извлечь уроки из ошибок, которые он совершил на этот раз, чтобы в следующий раз он мог добиться большего успеха.

Нажмите кнопку перемотки: По возможности дайте ребенку второй шанс. Объясните, что она сделала неправильно, и напомните ей о поведении, которое вы хотели бы видеть. И поблагодари ее, когда она все сделает правильно, — говорит Карсон.

Используйте логические последствия:  Иначе известные как причина и следствие, они должны быть непосредственно связаны с поведением вашего ребенка. Если ваша восьмилетняя дочь опаздывает в школу из-за того, что ей трудно вставать по утрам, ложитесь спать пораньше в следующие несколько вечеров, а не лишайте ее телевизионных привилегий.Лучшие последствия — это те, благодаря которым ваш ребенок чему-то учится.

Как наказать подростка

Где они находятся: «Подростки начинают расправлять крылья и хотят идти дальше, дольше оставаться вне дома и больше заниматься со своими сверстниками», — говорит Рэдклифф. Это может быть страшно для родителей (особенно с первым ребенком), которые не хотят отказываться от контроля. Результат? Сейсмическая борьба за власть.

Типичные проблемные места

Переговоры:  Это лучшие годы для пересудов, поскольку подростки обретают независимость и хотят посмотреть, как вы отреагируете, если они проявят контроль, — говорит Мишель Борба, автор «Большой книги решений для родителей».Это также этап, когда дети хотят «вписаться» и казаться «крутыми», поэтому они могут копировать поведение своих сверстников.

Противоречие: Подростки готовы спорить, спорить и терпеть вас при каждом удобном случае, особенно если они думают, что вы несправедливы. «Обычно проблемы с подростками связаны с вопросами привилегий и свобод — сколько времени они могут проводить за компьютером, могут ли они иметь мобильный телефон, более поздний комендантский час или им разрешено отправлять текстовые сообщения», — говорит Рэдклифф.

Советы по дисциплине, которые стоит попробовать с подростком

Не диктуйте: Когда вы устанавливаете правила и ограничения, вовлекайте в процесс своего молодого участника дебатов.Объясните свою позицию, выслушайте его, а затем идите на компромисс, где сможете. Если ваш 11-летний ребенок хочет увеличить время отхода ко сну до 22:00, но вы бы предпочли, например, чтобы он ложился спать в 9, скажите ему, что вы попробуете ложиться спать в 9:30, при условии, что он не засыпает. в школе. «Готовность быть гибким и вести переговоры со своими детьми поможет вам в будущем вести себя более активно», — говорит Карсон.

Договаривайтесь позже:  Родители часто пытаются урезонить своих подростков, когда те находятся в эпицентре раздражительного припадка, говорит Карсон.«Мы учим их тому, что пока они жалуются достаточно громко, мы будем гибкими». Будьте тверды в данный момент, затем ведите переговоры позже, когда все успокоятся.

Используйте , когда и , затем: « Когда вы закончите свою домашнюю работу, , затем вы можете играть в компьютерные игры». «Эта фраза хорошо работает для этой возрастной группы, поскольку вы по-прежнему даете ребенку свободу воли», — говорит Рэдклифф.

Имейте четкие ожидания: «Я не потерплю грубости» может быть номером один в вашем списке.Всякий раз, когда ваш подросток использует дерзкий тон (или кричит, обзывает, унижает или оскорбляет), немедленно дайте ему понять это, говорит Борба. «Поясните, что вы ожидаете уважения, и что говорить вам «расслабиться», когда вы разговариваете с ней, неприемлемо».

Как наказать подростка

Где они находятся: «Родители должны понимать, что происходят изменения в мозге, происходят гормональные изменения, — говорит Вудинг, — и дети просто не полностью контролируют свое поведение.«Стремление к независимости становится доминирующей силой в жизни вашего подростка, и правит его группа сверстников.

Типичные проблемные места

Основное отношение:  Возможно, ваш ребенок еще не взрослый, но не пытайтесь сказать ему об этом! «Подростки хотят принимать все свои собственные решения, и они пытаются делать то, к чему они не совсем готовы», — говорит Вудинг. «Проблема в том, что подростки не всегда принимают правильные решения, поскольку они основаны на эмоциях, а не на разуме или логике».

Советы по дисциплине, которые стоит попробовать с подростками

Не принимайте это на свой счет Ваш подросток не пытается найти способы разозлить вас, даже если вам так кажется, говорит Вудинг.Сохраняйте спокойствие и скажите себе, что это не личное («Мой ребенок не нападает на мой авторитет, она не нападает на мое воспитание — она просто не получает то, что хочет прямо сейчас»). Нельзя спорить, если спорит только один человек.

Продолжайте устанавливать соответствующие ограничения: Подростки чувствуют себя в большей безопасности, когда у них есть четкие границы в таких вопросах, как домашние задания и комендантский час, говорит Вудинг, но не придумывайте их на лету. Сядьте со своим подростком в конце августа и выработайте правила на предстоящий учебный год.Не забывайте также о том, что по мере роста вашего ребенка нужно давать ему больше свободы и ответственности.

5 золотых правил дисциплины

1. Стойте твердо.
Мы все ненавидим конфликты, но если вы не будете придерживаться установленных вами правил и последствий, ваши дети, скорее всего, тоже этого не сделают, — говорит Вудинг.

2. Выбирайте сражения.
Уделяйте маленьким вещам мало внимания, а большим — большое, и вы станете счастливее и спокойнее, а (бонус!) ваши дети тоже будут счастливее, спокойнее и лучше себя будут вести, — говорит Пэнтли.

3. Хвалите, а не наказывайте.
Старайтесь большую часть времени практиковать «хорошее самочувствие», говорит Рэдклифф. «Проще говоря, ваш тон голоса, ваше поведение, слова, которые вы используете, должны быть приятными для вашего ребенка в 80 процентах случаев. Если вы можете сделать это, вы не можете сделать ничего плохого».

4. Установите четкие правила и ожидания.
Тщательно подобранный набор правил, соответствующих возрасту, может сделать семейную жизнь намного проще и легче, говорит Рэдклифф.Например, правило «никаких печенья перед обедом» предотвращает регулярные споры о перекусах перед ужином. «Никакого компьютера после 10 вечера» правило прекращает ночной спор о выключении ПК.

5. Обеспечьте безусловную любовь.
Да, это не проблема, но дети должны знать, что вы любите их каждый день, даже когда они сделали что-то плохое.

Оставайтесь на связи

Подпишитесь на ежедневный информационный бюллетень Today’s Parent, чтобы получать наши лучшие новости для родителей, советы, эссе и рецепты.

уроков за 20 лет исследований

CMAJ. 4 сентября 2012 г .; 184 (12): 1373–1377.

Отдел социальных наук о семье (Дюррант), Манитобский университет, Виннипег, Манитоба; и Партнерство и защита (Ensom), Детская больница Восточного Онтарио, Оттава, Онтарио.

Copyright © 1995-2012, Канадская медицинская ассоциацияЭта статья цитировалась в других статьях PMC.
Дополнительные материалы

Онлайн-приложение

GUID: A41CE7E0-5A28-47CA-8F07-546004A57964

GUID: D4D191F4-A6B2-408F-A7ED-C327B31116DB

За последние два десятилетия мы стали свидетелями глобального изменения взглядов на физическое наказание детей. В 1990 году количество исследований, показывающих связь между физическими наказаниями и негативными последствиями развития, начало накапливаться, а Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций только что приняла Конвенцию о правах ребенка; однако только четыре страны запретили физические наказания во всех условиях.

К 2000 году количество исследований росло, и конвенцию ратифицировали 191 из 196 стран мира, 11 из которых запретили любые физические наказания. Сегодня исследования, показывающие риски, связанные с физическими наказаниями, надежны, конвенция интегрирована в правовые и политические рамки многих стран, а 31 страна ввела запрет на физические наказания детей. 1 Эти три силы — исследования, конвенция и правовая реформа — изменили ландшафт физических наказаний.

Растущая масса доказательств и признание прав детей привели нас к исторической точке. Врачи, знакомые с исследованием, теперь могут с уверенностью поощрять родителей к конструктивному подходу к дисциплине и могут с комфортом использовать свое уникальное влияние для управления другими аспектами здорового развития детей. При этом врачи укрепляют благополучие детей и отношения между родителями и детьми на уровне населения. Здесь мы представляем анализ исследований физических наказаний за последние два десятилетия, чтобы помочь врачам в выполнении этой важной роли.

Ранние годы: выявление закономерностей

Еще 20 лет назад физическое наказание детей было общепринятым во всем мире и считалось подходящим методом достижения поведенческого согласия, которое концептуально отличалось от физического насилия. Однако эта точка зрения начала меняться, поскольку исследования обнаружили связь между «нормативным» физическим наказанием и детской агрессией, преступностью и супружеским насилием в более позднем возрасте. В некоторых из этих исследований участвовали большие репрезентативные выборки из США; 2 в некоторых исследованиях учитывались потенциальные искажающие факторы, такие как родительский стресс 3 и социально-экономический статус; 4 и некоторые исследования изучали потенциал родительских рассуждений для смягчения связи между физическим наказанием и детской агрессией. 5 Эти исследования практически без исключения показали, что физическое наказание было связано с более высоким уровнем агрессии по отношению к родителям, братьям и сестрам, сверстникам и супругам.

Но были ли физические наказания и детская агрессия статистически связаны, потому что более агрессивные дети вызывают более высокие уровни физических наказаний? Хотя это было возможно, исследования 6 начали показывать, что физическое наказание вызывает агрессию. Ранние эксперименты показали, что боль вызывает рефлекторную агрессию. 7 В раннем моделирующем исследовании 8 мальчиков первого класса, которые смотрели одноминутное видео, на котором мальчика кричат, трясут и шлепают лопаткой за плохое поведение, проявляли больше агрессии, играя с куклами, чем мальчики, которые посмотрели минутное видео ненасильственных ответов на плохое поведение. В исследовании лечения Forgatch показал, что уменьшение жесткой дисциплины, применяемой родителями мальчиков, подверженных риску антиобщественного поведения, сопровождалось значительным снижением агрессии их детей. 9 Эти и другие результаты побудили исследователей определить механизмы, связывающие физическое наказание и детскую агрессию.

К 1990-м годам было признано, что метод, с помощью которого в научных исследованиях обычно демонстрируется причинно-следственная связь, — рандомизированное контрольное испытание — имеет ограниченное применение для изучения физических наказаний детей. Хотя рандомизированные контрольные испытания можно использовать для изучения эффекта уменьшения физического наказания (как в исследовании Forgatch), их нельзя использовать для изучения эффекта применения такого наказания, потому что было бы неэтично относить детей к группе, подвергающейся болезненному обращению, когда исследования показывают, что такая боль представляет собой вред, который не перевешивается потенциальной пользой.Несколько существующих рандомизированных контролируемых испытаний показали, что физические наказания не более эффективны, чем другие методы принуждения к подчинению. В одном из таких исследований требовалось в среднем восемь шлепков за один сеанс, чтобы добиться согласия, и «необходимость физического наказания не подтверждалась». 10

Чтобы ответить на вопрос о причинно-следственной связи в рамках этических норм, исследователи разработали проспективные исследования с участием детей, которые в начале исследования демонстрировали эквивалентный уровень агрессии или антиобщественного поведения.Кроме того, для облегчения понимания результатов к корреляционным исследованиям применялись все более сложные методы статистического моделирования. Эти исследования изменили способ исследования физических наказаний в последующее десятилетие и изменили картину дебатов.

Новое тысячелетие: выявление причинно-следственных связей и расширение фокуса

Одно из первых крупных проспективных исследований (1997 г., n = 807), в котором контролировались начальные уровни детского антисоциального поведения и секса, социально-экономический статус семьи и уровни эмоциональной поддержки и когнитивных функций. стимуляция в домашних условиях. 11 Даже при таком контроле физические наказания в возрасте от шести до девяти лет предсказывали более высокий уровень антиобщественного поведения два года спустя. Последующие проспективные исследования дали аналогичные результаты независимо от того, контролировали ли они возраст родителей, возраст ребенка, расу и структуру семьи; 12 бедность, детский возраст, эмоциональная поддержка, когнитивная стимуляция, пол, раса и взаимодействие между этими переменными; 13 или другие факторы. 14 17 Эти исследования предоставляют убедительные доказательства того, что физическое наказание является фактором риска детской агрессии и антиобщественного поведения.

Знаменательный метаанализ, опубликованный в 2002 г. 18 , показал, что из 27 исследований физических наказаний и детской агрессии, проведенных к тому времени (которые соответствовали критериям метаанализа), во всех была обнаружена значимая положительная связь, независимо от размер выборки, место обучения, возраст детей или любая другая переменная. Почти все адекватно спланированные исследования, проведенные после этого метаанализа, обнаружили ту же связь. 19 23 В ходе рандомизированного контролируемого исследования вмешательства, направленного на снижение трудного поведения детей, 24 родителей в более чем 500 семьях были обучены тому, как уменьшить применение физических наказаний.Значительное параллельное снижение трудного поведения детей в экспериментальной группе в значительной степени объяснялось тем, что родители реже применяли физические наказания. В совокупности результаты неизменно свидетельствуют о том, что физическое наказание оказывает прямое причинно-следственное влияние на экстернализирующее поведение, будь то рефлекторная реакция на боль, моделирование или принудительные семейные процессы.

К 2000 году исследования физических наказаний расширились за пределы их воздействия на детскую агрессию. Исследования показали связь между физическим наказанием и психическим здоровьем, физическими травмами, отношениями между родителями и детьми и насилием в семье во взрослом возрасте.Одно из первых таких исследований 25 связало пощечины и шлепки в детстве с психическими расстройствами во взрослом возрасте в большой канадской выборке, и с тех пор его результаты подтверждаются постоянно растущим числом исследований. Физические наказания связаны с рядом проблем с психическим здоровьем у детей, молодежи и взрослых, включая депрессию, несчастье, тревогу, чувство безнадежности, употребление наркотиков и алкоголя, а также общую психологическую дезадаптацию. 26 29 Эти отношения могут быть опосредованы нарушением привязанности между родителями и детьми из-за боли, причиненной опекуном, 30 , 31 из-за повышенного уровня кортизола 3 или химического нарушения 3 9094 2 Механизм мозга для регуляции стресса. 33 Исследователи также обнаружили, что физические наказания связаны с более медленным когнитивным развитием и негативно сказываются на успеваемости. 34 Эти результаты получены в результате крупных лонгитюдных исследований, которые контролируют широкий спектр потенциальных искажающих факторов. 35 В настоящее время появляются интригующие результаты исследований нейровизуализации, которые предполагают, что физические наказания могут уменьшить объем серого вещества мозга в областях, связанных с производительностью по Шкале интеллекта взрослых Векслера, третье издание (WAIS-III). 36 Кроме того, физические наказания могут вызывать изменения в дофаминергических областях, связанные с уязвимостью к злоупотреблению наркотиками и алкоголем. 37

Все эти результаты согласуются с растущим объемом литературы о влиянии неблагоприятного детского опыта на неврологическое, когнитивное, эмоциональное и социальное развитие, а также на физическое здоровье. 38 Хотя некоторые исследования не обнаружили связи между физическим наказанием и негативными последствиями, 35 и другие обнаружили, что связь ослабляется другими факторами, 12 ни одно исследование не выявило долгосрочного положительного эффекта физического наказания , и большинство исследований обнаружили негативные эффекты. 17

Другое важное изменение в ландшафте было вызвано исследованием, которое поставило под сомнение традиционную дихотомию наказания и жестокого обращения. Хотя в 1970-х годах начали накапливаться исследования, которые показали, что физическое насилие в большинстве случаев является физическим наказанием (по намерениям, форме и последствиям), с тех пор исследования жестокого обращения с детьми прояснили этот вывод. Например, первый цикл Канадского исследования зарегистрированных случаев жестокого обращения с детьми и безнадзорности 39 (CIS 1998) показал, что 75% подтвержденных фактов физического насилия над детьми имели место во время эпизодов физического наказания.Этот вывод был воспроизведен во втором цикле исследования (CIS 2003). 40 Другое крупное канадское исследование 41 показало, что дети, которых шлепали родители, в семь раз чаще подвергались жестокому насилию со стороны родителей (например, ударам кулаком или ногой), чем дети, которых не шлепали. В американском исследовании 90 314 42 90 315 младенцев первого года жизни, которых родители шлепали в предыдущем месяце, в 2,3 раза чаще получали травмы, требующие медицинской помощи, чем младенцы, которых не шлепали.Исследования динамики физического насилия над детьми пролили свет на этот процесс, в котором родители объясняют конфликт своеволием ребенка 43 и/или неприятием, 44 , а также принудительной семейной динамикой 9 и обусловленными эмоциональными реакциями. 45

Растущее количество свидетельств, связывающих негативные долгосрочные последствия с физическим наказанием, способствовало глобальному сдвигу в восприятии этой практики. В Канаде более 400 организаций одобрили Совместное заявление о физических наказаниях детей и молодежи. 46 Некоторые из этих организаций перечислены в Приложении 1 (доступно на сайте www.cmaj.ca/lookup/suppl/doi:10.1503/cmaj.101314/-/DC1). В других странах были проведены законодательные реформы для лучшей защиты детей. 47 Эти изменения сопровождались растущим вниманием к разработке моделей позитивной дисциплины, основанных на ненасильственном и эффективном разрешении конфликтов.

Будущее: поощрение ненасильственного воспитания детей

Имеются убедительные доказательства того, что поддержка и обучение родителей может уменьшить применение ими физических наказаний и экстернализации поведения детей.Большинство программ, которые были оценены, основаны на поведении и берут свое начало в работе Паттерсона и его коллег. 48 В рамках этих программ родителей учат наблюдать за поведением своих детей, четко выражать свои мысли и применять возможные последствия. Мета-анализ исследований, оценивающих эти программы, показывает положительное влияние на компетентность, эффективность и психологическое здоровье родителей, а также на поведение детей. 49 , 50 Недавнее исследование реализации стратегии воспитания и поддержки семьи показало, что в семьях в группе лечения было гораздо меньше случаев обоснованного жестокого обращения с детьми, жестокого обращения и помещения вне дома. 51

Согласованность результатов исследований о физических наказаниях и позитивной дисциплине, наряду с растущей поддержкой целей Конвенции о правах ребенка, оказали существенное влияние на взгляды медицинских работников. Канадское педиатрическое общество, « настоятельно не одобряет [курсив автора] применение к детям физических наказаний, включая шлепки». 52 Американская академия педиатрии предупреждает, что «телесные наказания имеют ограниченную эффективность и потенциально вредные побочные эффекты», и «рекомендует, чтобы родители поощрялись и помогали в разработке методов, отличных от шлепков, для управления нежелательным поведением».” 53

Прошло 20 лет с тех пор, как Канада ратифицировала Конвенцию о правах ребенка, призывающую к ликвидации всех форм насилия в отношении детей, включая физические наказания. Дебаты перешли от обсуждения результатов и причинно-следственных связей к вопросам этики и прав человека. Этот новый контекст для изучения физических наказаний привел к изменениям в законодательстве, политике и отношении во всем мире. 47 Все большее число стран отказываются от использования физических наказаний, чтобы лучше защитить детей и переключить внимание родителей с наказания на руководство и эффективное дисциплинирование.Появляются данные о том, что сочетание реформы законодательства и просвещения населения является более эффективным, чем любая стратегия по отдельности, в изменении отношения и поведения родителей. 54

Врачи несут основную ответственность за преобразование исследований и фактических данных в руководство для родителей и детей, и они являются заслуживающими доверия и влиятельными голосами в продвижении общественного образования и политики в отношении здоровья населения. Например, врачи могут информировать родителей о развитии ребенка, чтобы уменьшить гнев и карательные реакции на нормативное поведение ребенка и предоставить ресурсы для положительной дисциплины. 46 Кроме того, врачи могут направлять родителей в программы общественного здравоохранения, ресурсные центры, программы позитивного воспитания и к другим клиническим специалистам для дальнейшей поддержки. Кроме того, врачи могут взаимодействовать с другими специалистами, чтобы отправлять четкие и недвусмысленные сообщения на уровне населения. Примеры таких сообщений: «Шлепать больнее, чем вы думаете» (Общественное здравоохранение Торонто) и «Никогда не шлепайте!» (Агентство общественного здравоохранения Канады). 55 , 56 Наконец, врачи могут призвать федеральное правительство удалить раздел 43 из Уголовного кодекса , , который дает юридическое обоснование для применения физических наказаний, тем самым подрывая инициативы общественного образования.

Совместное заявление о физических наказаниях детей и молодежи находит

Доказательства очевидны и убедительны — физические наказания детей и молодежи не играют никакой полезной роли в их воспитании, а представляют лишь риск для их развития. Вывод столь же убедителен — родителей следует настоятельно поощрять к разработке альтернативных и позитивных подходов к дисциплине. 46

Эффективная дисциплина основывается на четких и соответствующих возрасту ожиданиях, эффективно сообщаемых в доверительных отношениях и в безопасной среде. 57

Ключевые точки
  • Многочисленные исследования показали, что физические наказания повышают риск серьезных и устойчивых негативных последствий развития.

  • Ни одно исследование не показало, что физические наказания улучшают здоровье в процессе развития.

  • В большинстве случаев физическое насилие над детьми происходит в контексте наказания.

  • Складывается профессиональный консенсус в отношении того, что родителей следует поддерживать в обучении ненасильственным и эффективным подходам к дисциплине.

Сноски

Конкурирующие интересы: Рон Энсом является частью национальной инициативы по передаче знаний о физических наказаниях в Детской больнице Восточного Онтарио. Никаких других конкурирующих интересов заявлено не было.

Эта статья прошла рецензирование.

Авторы: Джоан Дюррант была основным автором и подготовила рукопись и ее последующие редакции. Статья была разработана и завершена Джоан Даррант и Роном Энсомом.Оба автора одобрили окончательный вариант, представленный для публикации.

Список литературы

2. Штраус М.А. Обычное насилие, жестокое обращение с детьми и избиение жены: что у них общего? В: Финкельхор Д., Геллес Р., Хоталинг Г. и др., редакторы. Темная сторона семьи: текущие исследования семейного насилия. Беверли-Хиллз (Калифорния): Шалфей; 1983. с. 213–34 [Google Scholar]3. Травиллион К., Снайдер Дж. Роль материнской дисциплины и участия в отказе и пренебрежении сверстниками. J Appl Dev Psychol 1993; 14:37–57 [Google Scholar]4.Штраус М.А. Дисциплина и девиантность: физическое наказание детей и насилие и другие преступления в зрелом возрасте. Социальные проблемы 1991 год; 38:133–54 [Google Scholar]5. Ларзелере РЕ. Умеренная порка: модель или средство сдерживания детской агрессии в семье? Джей Фам Насилие 1986; 1:27–36 [Google Scholar]6. Штраус М.А. Некоторые социальные предшественники физического наказания: интерпретация теории сцепления. дж брак семья 1971; 33: 658–63 [Google Scholar]8. Фэирчайлд Л., Эрвин В.М. Физическое наказание со стороны родителей как модель агрессивного поведения у детей.Дж. Жене Психол 1977; 130: 279–84 [Google Scholar]9. Форгач МС. Вихрь клинической науки: развивающаяся теория антиобщественного поведения. В: Пеплер Д.Дж., Рубин К.Х., редакторы. Развитие и лечение детской агрессии. Хиллсдейл (Нью-Джерси): Эрлбаум; п. 291–315 [Google Scholar]10. Дэй Д.Э., Робертс М. Анализ компонента физического наказания в программе обучения родителей. J Abnorm Child Psychol 1983; 11:141–52 [PubMed] [Google Scholar]11. Штраус М.А., Шугарман Д.Б., Джайлз-Симс Дж. Шлепки родителей и последующее асоциальное поведение детей.Arch Pediatr Adolesc Med 1997;151:761–7 [PubMed] [Google Scholar]12. Гунное М.Л., Маринер Ч.Л. К развивательно-контекстуальной модели влияния родительской порки на детскую агрессию. Arch Pediatr Adolesc Med 1997; 151:768–75 [PubMed] [Google Scholar]13. Гроган-Кейлор А. Телесные наказания и траектория роста асоциального поведения детей. Жестокое обращение с детьми 2005;10:283–92 [PubMed] [Google Scholar]14. Малвани М.К., Меберт С.Дж. Родительские телесные наказания предсказывают проблемы с поведением в раннем детстве.Джей Фам Психол 2007 г.; 21:389–97 [PubMed] [Google Scholar]15. Slade EP, Wissow LS. Шлепки в раннем детстве и более поздние проблемы с поведением: проспективное исследование младенцев и детей младшего возраста. Педиатрия 2004; 113:1321–30 [PubMed] [Google Scholar]16. Тейлор К.А., Манганелло Дж.А., Ли С.Дж. и др. Шлепки матерей 3-летних детей и последующий риск агрессивного поведения детей. Педиатрия 2010;125:e1087–1065 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]17. Гроган-Кейлор А. Влияние телесных наказаний на асоциальное поведение детей.Социальное рабочее разрешение 2004;28:153–62 [Google Scholar]18. Гершофф ЭТ. Телесные наказания со стороны родителей и связанное с ними поведение и опыт детей: метааналитический и теоретический обзор. Психол Бык 2002;128:539–79 [PubMed] [Google Scholar]19. Aucoin KJ, Frick PJ, Bodin SD. Телесные наказания и приспособление ребенка. J Appl Dev Psychol 2006;27:527–41 [Google Scholar]20. Fine SE, Tretacosta CJ, Izard CE и др. Восприятие гнева, использование опекунами физической дисциплины и агрессия у детей из групп риска.Соц Дев 2004;13:213–28 [Google Scholar]21. Lansford JE, Chang L, Dodge KA, et al. Физическая дисциплина и приспособление детей: культурная нормативность как модератор. Детский разработчик 2005;76:1234–46 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]22. Ohene SA, Ирландия M, McNeely C, et al. Ожидания родителей, физические наказания и насилие среди подростков с положительным результатом психосоциального скринингового теста в первичной медико-санитарной помощи. Педиатрия 2006;117:441–7 [PubMed] [Google Scholar]23. Пагани Л.С., Тремблей Р.Э., Нагин Д. и др.Модели факторов риска вербальной и физической агрессии подростков по отношению к матерям. Int J Behav Dev 2004;28:528–37 [Google Scholar]24. Beauchaine TP, Webster-Stratton C, Reid MJ. Медиаторы, модераторы и предикторы исходов в течение 1 года среди детей, получавших лечение от проблем поведения с ранним началом: анализ кривой латентного роста. J Consult Clin Psychol 2005; 73:371–88 [PubMed] [Google Scholar]25. MacMillan HL, Boyle MH, Wong MYY и др. Пощечины и шлепки в детстве и их связь с распространенностью психических расстройств в течение жизни в выборке населения в целом.CMAJ 1999;161:805–9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]26. Афифи Т.О., Браунридж Д.А., Кокс Б.Дж. и др. Физические наказания, жестокое обращение с детьми и психические расстройства. Жестокое обращение с детьми 2006 г.; 30:1093–103 [PubMed] [Google Scholar]27. Тернер Х.А., Мюллер П.А. Долгосрочные эффекты детских телесных наказаний на депрессивные симптомы у молодых людей: потенциальные модераторы и посредники. Проблемы J Fam 2004;25:761–82 [Google Scholar]28. Яво С., Роннинг Дж. А., Хейердал С. и др. Родительские корреляты проблем поведения детей в выборке многонационального сообщества детей дошкольного возраста в северной Норвегии.Европейская детская подростковая психиатрия 2004; 13:8–18 [PubMed] [Google Scholar]29. Родригес СМ. Родительская дисциплина и потенциальное насилие влияют на депрессию, тревогу и атрибуции ребенка. дж брак семья 2003 г.; 65:809–17 [Google Scholar]30. Койл Д.Д., Роггман Л.А., Ньюленд Л.А. Стресс, материнская депрессия и негативные взаимодействия матери и младенца в связи с привязанностью младенца. Психическое здоровье младенцев J 2002; 23:145–63 [Google Scholar]31. Палмер Э.Дж., Холлин К.Р. Социально-моральные рассуждения, восприятие воспитания и самооценка правонарушений у подростков.Appl Cogn Psychol 2001; 15:85–100 [Google Scholar]32. Бугенталь Д.Б., Марторелл Г.А., Барраса В. Гормональные издержки тонких форм жестокого обращения с младенцами. Хорм Бихав 2003; 43: 237–44 [PubMed] [Google Scholar]33. Макгоуэн П.О., Сасаки А., Д’Алессио А.С. и др. Эпигенетическая регуляция глюкокортикоидного рецептора в мозге человека связана с жестоким обращением в детстве. Нат Нейроски 2009;12:342–8 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]34. Штраус М.А., Пашалл М.Дж. Телесные наказания матерей и развитие когнитивных способностей детей: лонгитюдное исследование двух национально репрезентативных возрастных когорт.J Агрессивное Злоупотребление Травма 2000;18:459–83 [Google Scholar]35. Брэдли Р.Х., Корвин Р.Ф., Бурчинал М. и др. Домашняя среда детей в Соединенных Штатах, часть II: связь с поведенческим развитием до тринадцати лет. Детский разработчик 2001; 72: 1868–86 [PubMed] [Google Scholar]36. Томода А., Судзуки Х., Раби К. и др. Уменьшение объема серого вещества префронтальной коры у молодых людей, подвергшихся суровым телесным наказаниям. Нейроизображение 2009;47:T66–71 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]37. Шеу Ю.С., Полкан А., Андерсон С.М. и др.Суровые телесные наказания связаны с увеличением времени релаксации T2 в областях, богатых дофамином. Нейроизображение 2010;53:412–9 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]38. Анда Р.Ф., Фелитти В.Дж., Уокер Дж. и др. Длительные последствия жестокого обращения и связанных с ним неблагоприятных переживаний в детстве: сходимость данных нейробиологии и эпидемиологии. Eur Arch Psychiatry Clin Neurosci 2006; 256:174–86 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]39. Трокме Н., Маклаурин Б., Фэллон Б. и др. Канадское исследование зарегистрированных случаев жестокого обращения с детьми и безнадзорности: окончательный отчет.Оттава (Онтарио): Агентство общественного здравоохранения Канады; 2001 [Google Scholar]40. Трокме Н., Фэллон Б., Маклаурин Б. и др. Канадское исследование зарегистрированных случаев жестокого обращения с детьми и безнадзорности — 2003 г.: основные выводы. Оттава (Онтарио): Агентство общественного здравоохранения Канады; 2005 [Google Scholar]41. Клеман М.Е., Бушар С., Джетте М. и др. Семейное насилие в отношении детей в Квебеке. Квебек (КК): Статистический институт Квебека; 2000 [Google Scholar]42. Крэндалл М., Чиу Б., Шихан К. Травма на первом году жизни: факторы риска и решения для семей с высоким риском.J Surg Res 2006 г.; 133:7–10 [PubMed] [Google Scholar]43. Дитрих Д., Берковиц Л., Кадушин А. и др. Некоторые факторы, влияющие на оправдание обидчиками жестокого обращения с детьми. Жестокое обращение с детьми 1990; 14:337–45 [PubMed] [Google Scholar]44. Корбин Ю.Е. Восприятие и интерпретация заключенными матерями своих детей, подвергшихся жестокому обращению со смертельным исходом. Жестокое обращение с детьми 1987; 11: 397–407 [PubMed] [Google Scholar]45. Вульф Д.А. Жестокое обращение с детьми: последствия для развития ребенка и психопатологии. Ньюбери-Парк (Нью-Джерси): Сейдж; 1987 [Google Scholar] 46.Дюррант Дж., Ensom R, Коалиция по физическому наказанию детей и молодежи (2004 г.). Совместное заявление о физических наказаниях детей и молодежи. Оттава (ON): Коалиция; 2004. Доступно: www.cheo.on.ca/en/physicalpunishment (по состоянию на 15 января 2012 г.) [Google Scholar]47. Даррант Дж. Э., Смит А. Б.. Глобальные пути к отмене физических наказаний: реализация прав детей. Нью-Йорк (Нью-Йорк): Рутледж; 2011 [Google Scholar]48. Паттерсон ГР. Агрессивный ребенок: жертва и архитектор принудительной системы.В: Mash IJ, Hamerlyck A, Handy LC, редакторы. Модификация поведения и семьи. Нью-Йорк (Нью-Йорк): Брунер/Мазель; п. 267–316 [Google Scholar]49. Дрецке Дж., Давенпорт С., Фрю Э. и др. Клиническая эффективность различных программ воспитания детей с проблемами поведения: систематический обзор рандомизированных контролируемых испытаний. Детская подростковая психиатрия Психическое здоровье 2009;3:7. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]50. McCart MR, Priester PE, Davies WH, et al. Дифференциальная эффективность поведенческого обучения родителей и когнитивно-поведенческой терапии для антисоциальной молодежи: метаанализ.J Abnorm Child Psychol 2006; 34: 527–43 [PubMed] [Google Scholar]51. Prinz RJ, Sanders MR, Shapiro CJ, et al. Популяционная профилактика жестокого обращения с детьми: популяционное испытание системы Triple P в США. Предыдущая наука 2009;10:1–12 [бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar]54. Бассман К-Д, Эртал С, Шрот А. Последствия запрета телесных наказаний в Европе: сравнение пяти стран. В: Durrant JE, Smith AB, редакторы. Глобальные пути к отмене физических наказаний: реализация прав детей. Нью-Йорк (Нью-Йорк): Рутледж; 2011.п. 299–322 [Google Scholar]57. Дюррант Дж. Э. Физические наказания, культура и права: актуальные вопросы для профессионалов. Джей Дев Бехав Педиатр 2008;29:55–66 [PubMed] [Google Scholar]

Американское воспитание и физические наказания

Когда бегущему из Minnesota Vikings Адриану Петерсону было предъявлено обвинение в том, что он ударил своего сына «переключателем» в сентябре 2014 года, это вызвало общественный фурор — с аргументами с обеих сторон, но в общем смысле Петерсон был неправ. Однако быстро утихли дебаты о телесных наказаниях, которые всего два месяца назад достигли апогея:

Чем объясняется такой поворот? Возможно, Америка потеряла интерес, потому что большинство американцев бьют своих детей, и большинство считает, что так и должно быть.В 2012 г. более 70% американцев согласились с тем, что «иногда необходимо дисциплинировать ребенка с помощью хорошей и жесткой порки». частоты и тяжести.

Почему взрослые бьют детей? Какой бы эвфемизм ни использовался — «отшлепать», «шлепнуть», «хлопнуть», «хлестнуть» — цель, как правило, одна и та же: исправить или наказать поведение ребенка, причинив ему физическую боль. С точки зрения изменения поведения детей в краткосрочной перспективе наиболее эффективными являются физические наказания.Но остаются вопросы о его долгосрочных последствиях, некоторые из которых мы рассмотрим в этом меморандуме:

  1. Каковы долгосрочные последствия физического наказания с точки зрения поведения?
  2. Каковы долгосрочные последствия физического наказания с точки зрения развития навыков?
  3. Связано ли физическое наказание с более сильным или более слабым воспитанием?
  4. Какую позицию занимают правительства США и других стран в отношении физического наказания детей?

Шлепки и поведение детей

Согласно некоторым исследованиям, дети, которых часто и/или жестоко шлепают, подвержены более высокому риску возникновения проблем с психическим здоровьем, начиная от беспокойства и депрессии и заканчивая злоупотреблением алкоголем и наркотиками.У детей, чьи родители регулярно бьют их, позже могут развиться более отдаленные отношения между родителями и детьми.

Имеются также убедительные доказательства повышенного уровня агрессии среди детей, которых регулярно шлепают. Метаанализ 27 исследований, проведенный в 2002 году в разных временных периодах, странах и возрастных группах, выявил постоянную связь: дети, которых регулярно шлепают, более склонны к агрессии как в детстве, так и во взрослом возрасте. Многие родители шлепают своих детей, чтобы немедленно прекратить плохое поведение (например,г., толкая другого ребенка, тянясь к горячей плите и т. д.). Находясь на принимающей стороне, дети могут научиться ассоциировать насилие с властью или добиваться своего. Действительно, большая часть агрессивного поведения, приписываемого детям, которых шлепали по-разному, имеет тенденцию соответствовать взаимодействиям, в которых насилие используется для проявления власти над другим человеком — издевательства, жестокое обращение с партнером и так далее.

Обратите внимание, однако, что эти исследования сосредоточены на регулярных и/или суровых физических наказаниях с точки зрения ассоциаций с поведением ребенка.

Шлепки и детские навыки

Исследования, проведенные в начале 1960-х годов, предполагают связь между телесными наказаниями и снижением когнитивных способностей в раннем детстве. Недавние исследования подтвердили эти выводы. В исследовании 2009 года были изучены две когорты детей в рамках Национального лонгитюдного исследования молодежи (NLSY) и было обнаружено, что, даже с учетом других видов родительского поведения и демографических данных, дети матерей, которые практически не применяли телесные наказания или вообще не применяли их, «развивали когнитивные способности быстрее, чем дети, которые подвергались телесным наказаниям». отшлепать.Маккензи и др. (2013) показывают, что частое шлепание отца в возрасте пяти лет было связано с более низкими показателями словарного запаса ребенка в возрасте девяти лет. Другие исследования показали соответствующее влияние на успеваемость в школе. Бодовски и Юн (2010) обнаружили, что использование физической дисциплины в детском саду связано с более низкими достижениями в математике в пятом классе. Марголин и др. (2010) обнаружили, что дети, которых шлепали, подвергаются более высокому риску неуспеваемости в пятом классе.

Новые данные свидетельствуют о том, что некогнитивные навыки также могут быть затронуты.В экспериментальном исследовании Талвар, Карлсон и Ли (2011) проверяли, влияет ли посещаемость школьной среды с карательным или некарательным режимом на навыки исполнительного функционирования (EF) западноафриканских детей. [iii] Они измерили способности детей, используя три EF. задачи: отсрочка удовлетворения; задержка подарка; и размерная сортировка карты изменения. Их результаты показали, что, начиная с 1 класса, дети, которые были в карательной среде, показали значительно худшие результаты, чем их сверстники в некарательной школьной среде.

Если нанесение ударов детям связано с более медленным развитием навыков или другими поведенческими проблемами, это может повлиять на жизненные шансы и социальную мобильность, особенно с учетом того, что распространенность или интенсивность наказания различаются в зависимости от социально-экономических групп. Но мы должны быть очень осторожны, делая здесь какие-либо причинно-следственные выводы, даже когда существуют устойчивые ассоциации. Весьма вероятно, что будут другие факторы, связанные как с шлепками, так и с последствиями для детей. Если некоторые пропущенные переменные коррелируют с обоими, мы можем перепутать два эффекта, то есть неуместно приписать эффект шлепкам.Например, родители, которые шлепают своих детей, в целом могут быть более слабыми родителями, и шлепки — это просто один из способов проявления этой разницы в родительских качествах.

Качество воспитания и физическое наказание

Итак: отличаются ли родители, которые шлепают своих детей, по другим параметрам воспитания? Мы исследуем взаимосвязь между воспитанием детей и телесными наказаниями, используя данные Бюро статистики труда о детях Национального лонгитюдного исследования молодежи, 1979 г. (CNLSY).Как и в нашем предыдущем исследовании Parenting Gap, мы используем шкалу HOME-SF в качестве показателя качества воспитания, но ограничиваем нашу выборку детьми в возрасте от 3 до 5 лет в 1986 году, одной из самых больших когорт исследования, для которых HOME- Доступна информация о шкале SF.

Шкала HOME-SF для детей в возрасте от 3 до 5 лет включает 26 пунктов, каждый из которых соответствует «хорошему» воспитанию детей. Есть два специальных предмета для телесных наказаний. Один элемент, о котором сообщают сами, указывает, сколько раз мать ударила своего ребенка в течение предыдущей недели.Другой пункт указывает, била ли мать своего ребенка во время домашнего наблюдения. На рис. 2 представлено распределение ответов, где N, N относится к матери, которая не била своего ребенка на предыдущей неделе или во время наблюдения. Почти две трети матерей сообщили, что шлепали своих детей хотя бы раз в две недели. Как и следовало ожидать, очень немногие (5%) били или шлепали своих детей во время домашнего наблюдения.

Подсчет очков по шкале HOME прост.Каждое положительное поведение приносит матери один балл. Для целей телесных наказаний: если мать не бьет своего ребенка, она получает балл. Если она сообщает, что ударила своего ребенка не более одного раза в течение предыдущей недели, она получает балл. Если и то и другое, она получает два очка. Если ни то, ни другое, ее счет остается неизменным. Конечно, учитывая эту механическую взаимосвязь, неуместно сравнивать необработанные баллы HOME между матерями, которые бьют своих детей, и матерями, которые этого не делают. Чтобы сделать значимое сравнение, необходимо убрать из шкалы все пункты, касающиеся шлепков.

На рис. 3 показаны результаты такого упражнения. Высота столбцов указывает на исходную оценку HOME, предварительную настройку; более темно-синяя высота указывает на исходную оценку HOME, пост-корректировку. Как и ожидалось, разрыв между матерями, которые бьют и не бьют, уменьшается примерно на единицу по обоим пунктам.[iv] Но в результате разрывы ничтожно малы — чуть более половины балла — и находятся в пределах одного стандартного отклонения HOME. распределение баллов.

Однако большинство исследований показывают, что порка становится проблематичной с увеличением частоты и/или интенсивности.В конце концов, есть большая разница между шлепанием ребенка один раз в месяц и шлепанием его или ее два раза в день, или легкой шлепанием открытой ладонью против агрессивной шлепки ремнем.

Хотя мы не можем наблюдать за интенсивностью порки, мы наблюдаем частоту в данных. Таким образом, мы повторяем описанное выше упражнение двумя способами — по частоте порки на предыдущей неделе (рис. 4) и по частоте в течение двух недель (рис. 5).

Хотя ограничения размера выборки не позволяют нам рассмотреть матерей, которые сообщали о том, что били своих детей более пяти раз за предыдущую неделю, ясно, что — по крайней мере, до пяти — существует мало свидетельств какой-либо связи между поркой и оценкой HOME, даже с учетом частоты.В лучшем случае существует разрыв в один пункт между матерями, которые не сообщали о том, что били своих детей на прошлой неделе, и теми, кто сообщал о том, что бил их не менее пяти раз, но этот результат перекрывается соответствующими стандартными отклонениями. Глядя через недели, вывод тот же.

В совокупности эти результаты показывают, что шлепки не являются хорошим предиктором качества воспитания. То есть шлепки не связаны систематически с другими «негативными» формами поведения родителей[v]. Однако есть несколько важных предостережений.Мы не фиксируем удары отцов или других взрослых; и у нас нет меры интенсивности удара. Более того, самое большое количество инцидентов, связанных с физической дисциплиной, которые мы рассматриваем, — пять инцидентов в течение недели — является низким порогом, и поэтому наш анализ может не учитывать негативные родительские навыки, связанные с ежедневным повторяющимся наказанием. Это вполне могут быть важные факторы.

Но наш общий вывод состоит в том, что порка (матерями, без измерения интенсивности) мало что говорит нам об общих родительских навыках.Это контрастирует с другими формами поведения родителей, которые имеют хорошо задокументированные «побочные» эффекты, такими как чтение книг маленьким детям. Воспроизводя подход, использованный выше для пункта «Чтение» шкалы HOME, мы фиксируем существенные различия в необработанных баллах между матерями, которые читают своим детям более одного раза в неделю, и теми, кто этого не делает (рис. 6). Даже после корректировки разница в баллах HOME составляет два балла, что является большим с точки зрения потенциального воздействия на развитие ребенка.

Избиение детей: The International Picture

Также стоит отметить, что U.S. относительно необычен с точки зрения отношения, распространенности и юридических санкций. Бить детей в Америке более приемлемо с культурной точки зрения, чем во многих других странах, причем не только со стороны родителей, но и со стороны учителей (телесные наказания в школах до сих пор разрешены в 19 штатах). Во многих странах физические наказания детей сейчас запрещены, даже для родителей. В таблице ниже мы резюмируем правовую позицию в отношении избиения детей в некоторых округах.

 

** Данные , а не сопоставимы по странам.Каждый представляет собой результат конкретного исследования или опроса с уникальной выборкой и временными рамками. Для получения дополнительной информации, пожалуйста, нажмите на соответствующую гиперссылку.

Источник для колонок 1-3: Глобальная инициатива по искоренению всех видов телесных наказаний в отношении детей.

Выводы

Что касается воспитания детей, наши результаты показывают, что непосредственным вниманием американских политиков, которые хотят улучшить воспитание детей в нашей стране, должно быть поощрение позитивного поведения, такого как чтение, а не широкомасштабные усилия по предотвращению порки (по крайней мере, в мягкий конец спектра).

Но стоит добавить, что большинство специалистов по детскому развитию считают, что альтернативы порке могут быть столь же эффективными с точки зрения регуляции поведения и что физическое наказание детей разрушает долгосрочное эмоциональное развитие. Международная тенденция заключается в растущем противодействии применению физических наказаний в отношении детей. В США есть признаки медленного тренда в том же направлении. В целом это следует рассматривать как хорошие новости.


[i] После сделки о признании вины Петерсон получил 80 часов общественных работ и штраф в размере 4000 долларов за мелкое нападение.

[ii] Смит, Том В., Питер Марсден, Майкл Хаут и Джибум Ким. General Social Surveys, 1972-2012  [машиночитаемый файл данных] Главный исследователь Том В. Смит; Со-главный исследователь Питер В. Марсден; Со-главный исследователь Майкл Хаут; При поддержке Национального научного фонда. NORC изд. Чикаго: Национальный центр изучения общественного мнения [продюсер]; Сторрс, Коннектикут: Центр изучения общественного мнения им. Ропера, Университет Коннектикута [дистрибьютор], 2013 г.

[iii] В карательных школах применялись такие методы дисциплины, как избиение палкой, пощечины и щипки.В некарательных школах применялись тайм-ауты, устные выговоры и походы в кабинет директора.

[iv] Женщинам, сообщившим о шлепании своего ребенка один раз на предыдущей неделе, по-прежнему давали один балл. Таким образом, корректировка затронула обе группы.

[v] Мы также проверили, «компенсируют» ли родители, которые шлепают своих детей, другие позитивные родительские действия, такие как чтение дополнительных книг своим детям или помощь им в школьных уроках, и не нашли доказательств такого поведения.

Как эта распространенная ошибка родителей может нанести психологическую травму вашим детям

Когда родители хотят, чтобы их дети выполняли приказ, а их усилия по умелому общению не работают, они часто «упираются в землю», чтобы добиться решения. Мгновенный результат? Один человек «выигрывает», удовлетворяя свои потребности, а другой «проигрывает».

Этот результат может сработать для вас, если вы придерживаетесь авторитарного стиля воспитания, основанного на вере в то, что для правильного развития детей необходимо наказывать за плохое поведение и вознаграждать за хорошее.

Это знакомая и разумная концепция для большинства родителей, но те, кто следуют ей, платят высокую цену за послушание.

Почему наказание приносит больше вреда вашим детям

После многих лет изучения психологии воспитания и собственного материнского опыта я поняла, что наказание не работает.

По словам Алана Каздина, директора Йельского родительского центра, хотя наказание может помочь родителю почувствовать себя лучше, оно не изменит поведение ребенка.

«Родители могут начать рассуждать, но они, скорее всего, перейдут к чему-то более серьезному, например, к крику, прикосновению, сильному волочению своего ребенка — даже если они действуют из лучших побуждений», — сказал он в интервью The Daily Mail. Атлантика. «Даже замечательные, мягкие наказания, такие как тайм-аут или рассуждения, не работают».

Каздин не одинок в этой теории. Многие исследователи сходятся во мнении, что вместо того, чтобы учить чему-то полезному, наказание может сделать с детьми вот что:

  • Вызвать обиду. Только наказание появляется для работы в краткосрочной перспективе. Однако в долгосрочной перспективе это может сделать вашего ребенка менее склонным к сотрудничеству, потому что он научился обижаться на вас. Другими словами, это подрывает вашу тесную связь с ребенком.
  • Нанести психологическую травму. Многочисленные исследования показали, что дети, которых родители наказывали физически (например, шлепали), с большей вероятностью приписывают враждебные намерения и ведут себя агрессивно в социальных взаимодействиях.Жесткая словесная дисциплина (например, крик) также может быть вредной позже, повышая риск плохого поведения в школе, лжи родителям, воровства и драк.
  • Поощряйте эгоцентричное поведение. Наказание учит детей сосредотачиваться на последствиях, которые они несут, а не на том, как их поведение влияет на кого-то другого. Это мешает им развивать важные навыки эмоционального интеллекта, такие как эмпатия и социальная осведомленность.
  • Поощряйте нечестность. Когда детей поощряют избегать наказания в будущем, они с большей вероятностью будут вести себя нечестно, чтобы избежать неприятностей (например, солгать родителям о задержании). Фактически, психологи обнаружили, что страх перед наказанием может сделать детей лучшими лжецами.
  • Не дать им развить свой внутренний моральный компас . Одна из самых больших проблем с наказанием заключается в том, что оно не учит детей поступать правильно. Например, ребенок может попытаться подражать «доминирующему» типу поведения и использовать свою власть над теми, кто более уязвим.В результате они не учатся думать о своих потребностях, потребностях других или о том, как эти потребности можно удовлетворить справедливо и с уважением.

Как воспитать хороших людей, не наказывая их

Так как же нам удерживать границы, не наказывая? Главное — общаться с детьми и помогать им понять, почему их поведение неприемлемо. Но вы должны внимательно относиться к словам, которые вы используете, и к тому, как вы их используете.

Допустим, ваш ребенок только что оставил беспорядочную кучу игрушек на полу в гостиной после того, как вы оба согласились, что он или она может играть с ними — только , если он уберет все после того, как закончит.

Вот что , а не сказать:

  • «Поднимите это прямо сейчас. Я не хочу, чтобы вы снова оставляли такой беспорядок.» Когда детям отдают приказ, они с большей вероятностью будут сопротивляться тому, что им говорят, что делать. (Представьте, как бы вы себя чувствовали, если бы вам каждый день давали лавину заказов. Это может стать довольно ошеломляющим.)
  • «Если вы не заберете их немедленно, я отниму у вас экранное время. » Угрозы вызывают аналогичное сопротивление.Они могут заставить ребенка чувствовать, что его принуждают и им манипулируют. Хотя это может сработать в данный момент, это все же может вызвать негодование и снизить вероятность сотрудничества в будущем.
  • «Вам лучше знать.» Обвинение – это унижение, и дети легко могут почувствовать себя виноватыми, нелюбимыми и отвергнутыми. Хуже того, это мешает вам развивать с ними позитивные отношения.

Вместо этого предложите ребенку измениться изнутри. Мягко, не выказывая признаков гнева, объясните, какие чувства вызывает у вас их неприемлемое поведение.Всегда начинайте со слова «я» (например, «я чувствую разочарование, когда вижу этот большой беспорядок»).

Даже замечательные, мягкие наказания, такие как тайм-аут или рассуждения, не работают

Алан Каздин

директор Йельского родительского центра

Затем помогите им понять, как их поведение влияет на вас обоих: «Со всеми эти игрушки на земле, мы не можем так вытянуть ноги», — а затем лечь на пол, раскинув руки и ноги. Когда вы поднимаете настроение и добавляете немного юмора, чувства обиды, гнева и вины возникают с меньшей вероятностью.

Смоделируйте язык, которым вы хотите, чтобы ваши дети пользовались

Физическая дисциплина вредна и неэффективна


APA приняла новую политику в отношении неэффективности и опасностей физической дисциплины в отношении детей, чтобы повысить осведомленность родителей, опекунов и специалистов в области психического здоровья.

Резолюция о физической дисциплине детей со стороны родителей, принятая Советом представителей АПА в феврале, основана на тщательном и тщательном лонгитюдном исследовании, которое показывает, что физическая дисциплина не улучшает поведение и может со временем привести к эмоциональным, поведенческим и академическим проблемам, даже после раса, пол и социально-экономический статус семьи контролировались статистически.

Начнем с того, что исследование показало, что битье детей не учит их ответственности, развитию совести и самоконтролю. «Бить детей не отличает хорошее от плохого», — говорит Элизабет Гершофф, доктор философии, эксперт по влиянию телесных наказаний на детей, которая провела исследование для резолюции. «Шлепки привлекают их внимание, но они не усвоили, почему они должны поступать правильно в будущем. Они могут вести себя хорошо, когда рядом взрослый, но делать все, что хотят, в другое время.»

Кроме того, дети учатся, наблюдая за своими родителями. Родители, применяющие физическую дисциплину, могут учить своего ребенка разрешать конфликты с помощью физической агрессии. Исследователи обнаружили, что порка может повысить уровень детской агрессии, а также снизить качество отношений между родителями и детьми. Другие исследования задокументировали, что физическая дисциплина может перерасти в жестокое обращение.

Целью этого решения является продвижение эффективных форм дисциплины для родителей, которые не способствуют антиобщественному поведению, агрессии и проблемам доверия.«Детям не нужна боль, чтобы учиться, — говорит Гершофф, профессор Техасского университета в Остине. — Мы не допускаем агрессии среди взрослых. Печальный двойной стандарт, что мы не даем детям такой же защиты от насилия». .»

Модели для лучшей дисциплины

Согласно большому исследованию, проведенному Gershoff ( Child Development , май/июнь 2012 г.), более 80% матерей шлепают своих детей между детским садом и третьим классом.

Большинство родителей воспитывают детей так, как они были воспитаны, и не подвергались другим моделям дисциплины, говорит президент АПА Роузи Филлипс Дэвис, доктор философии.«Я не думаю, что большинство людей знают, как дисциплинировать без шлепков. Мы не учим людей делать это по-другому; альтернативы кажутся трудоемкими», — говорит она.

Резолюция APA представляет эффективные альтернативы, основанные на уважительном общении, совместном разрешении конфликтов и родительском моделировании. В частности, эти подходы могут включать выражение беспокойства по поводу опасного действия, лишение привилегий или использование похвалы для формирования поведения.

Иногда простое игнорирование поведения и не вступление в драку является лучшей тактикой, говорит Кристина Родригес, доктор философии, доцент Университета Алабамы в Бирмингеме и председатель Комитета АПА по делам детей, молодежи и семей, возглавлявший усилие разрешения.«Родители должны узнать, на что они должны или не должны реагировать».

Чаще всего шлепают родителей детей в возрасте от 3 до 5 лет. Так что же делать с дошкольником, с которым невозможно договориться? Родригес советует родителям мыслить стратегически и планировать заранее. Если ваш ребенок склонен капризничать, пока вы покупаете продукты, принесите закуски и игрушки, чтобы перенаправить ребенка, или выберите время для покупок, когда ребенок не хочет спать, предлагает она.

Объявление тайм-аута для определенного поведения может быть эффективным, но его часто неправильно используют как самостоятельную стратегию, отмечает Гершофф.«Пять минут взгляда на стену не научит ребенка правильно себя вести».

Скорее, родители должны дать детям рекомендации о том, что делать по-другому, что известно как «тайм-аут от положительного подкрепления (TOPR)». Эта техника делает тайм-аут возможностью перегруппироваться и подумать о том, как сделать лучше в следующий раз.

Новое исследование American Psychologist предлагает рекомендации по использованию TOPR для максимального развития навыков саморегуляции у ребенка, избегая ослабления связи привязанности между родителями и детьми с течением времени ( American Psychologist , Feb.25, 2019).

Расскажите родителям факты

Резолюция APA ясно дает понять, что любые предполагаемые краткосрочные выгоды от физической дисциплины не перевешивают потенциальный ущерб. Принимая резолюцию, APA присоединяется к ряду профессиональных и общественных организаций здравоохранения, которые рекомендуют родителям отказаться от любых физических дисциплин. Резолюция также предписывает APA поддержать финансирование исследований в Соединенных Штатах и ​​других странах, связанных с тем, почему родители обращаются к физической дисциплине.

Дэвис хочет видеть больше обучающих программ по родительской дисциплине для психологов. В настоящее время более 75 членов APA сотрудничают в создании инструментария для облегчения разговоров в сообществе о воспитании детей. Для родителей, колледжей, общественных организаций и мест отправления культа разрабатываются несколько модулей, которые будут включать часто задаваемые вопросы. APA также предлагает программу ACT Raising Safe Kids для обучения позитивным родительским навыкам.

Родригес надеется, что резолюция побудит психологов направить родителей к более здоровой дисциплине, чем та, которая использовалась в прошлом.Теперь, когда мы знаем о рисках, связанных с непристегнутыми ремнями безопасности, большинство родителей следят за тем, чтобы дети пристегивались, — комментирует она. «Почему это не то же самое для отказа от физической дисциплины, когда риски известны?»

Некоторые психологи считают, что не их дело указывать родителям, как дисциплинировать своих детей, говорит Родригес. «Но мнение, что физическая дисциплина ухудшает ситуацию, давно ушло в прошлое», — говорит она. «Психологи обязаны воспользоваться возможностью, чтобы обсудить факты и поделиться тем, что мы знаем.Если за это не возьмутся специалисты в области психического здоровья, то кто?»

Воспитание детей: Медицинская энциклопедия MedlinePlus

У каждого родителя свой стиль воспитания. Вы можете быть строгим, а можете быть спокойным. Ключ в том, чтобы:

  • Установить четкие ожидания
  • Быть последовательным
  • Быть любящим

СОВЕТЫ ДЛЯ ЭФФЕКТИВНОЙ ДИСЦИПЛИНЫ

Попробуйте эти советы по воспитанию:

Поощряйте хорошее поведение. Насколько это возможно, старайтесь концентрироваться на хорошем.Пусть ваши дети знают, что вам приятно, когда они ведут себя так, как вы хотите. Демонстрируя свое одобрение, вы поощряете хорошее поведение и помогаете повысить самооценку.

Пусть естественные последствия научат вашего ребенка. Хотя это и непросто, не всегда следует предотвращать плохие вещи. Если ваш ребенок разочаровался в игрушке и сломал ее, дайте ему понять, что у него больше нет этой игрушки, с которой он мог бы играть.

Учитывайте возраст вашего ребенка при установлении ограничений или наказании. Не ждите от ребенка большего, чем он может сделать. Например, малыш не может контролировать импульс прикоснуться к вещам. Вместо того, чтобы пытаться сказать ей, чтобы она не прикасалась, уберите хрупкие предметы в недоступное место. Если вы используете тайм-ауты, давайте своим детям тайм-ауты по 1 минуте на каждый год жизни. Например, выделите четырехлетнему ребенку тайм-аут на 4 минуты.

Будьте ясны. Заранее сообщите ребенку, что вы будете делать для дисциплины. Не придумывай в запале.Скажите ребенку, какое поведение нужно изменить и что вы будете делать, если этого не произойдет.

Расскажите своему ребенку, чего именно вы от него ожидаете. Вместо того, чтобы говорить: «В вашей комнате беспорядок», скажите ребенку, что нужно убрать или убрать. Например, скажите ребенку убрать игрушки и заправить постель. Объясните, какое наказание будет, если он не позаботится о своей комнате.

Не спорь. После того, как вы установили ожидания, не ввязывайтесь в спор о том, что справедливо.Не продолжайте защищать себя, как только вы заявили, чего хотите. Напомните ребенку о правилах, которые вы установили, и оставьте все как есть.

Будьте последовательны . Не меняйте правила или наказания наугад. Если более чем один взрослый наказывает ребенка, работайте вместе. Вашего ребенка сбивает с толку, когда один опекун принимает определенное поведение, а другой наказывает за такое же поведение. Ваш ребенок может научиться играть одного взрослого против другого.

Прояви уважение .Относитесь к ребенку с уважением. Уважая своего ребенка, вы укрепляете доверие. Ведите себя так, как вы хотите, чтобы вел себя ваш ребенок.

Соблюдайте дисциплину . Если вы скажете своему ребенку, что сегодня он потеряет свое время у телевизора, если сорвется, будьте готовы выключить телевизор на весь день.

Не угрожайте наказанием, которого вы никогда не сделаете. Когда вы угрожаете наказанием, но не выполняете его, ваш ребенок узнает, что вы не имеете в виду то, что говорите.

Вместо этого выберите наказания, которые вы можете и хотите применить.Например, если ваши дети дерутся, скажите: «Борьба должна прекратиться сейчас же, если вы не прекратите, мы не пойдем в кино». Если ваши дети не перестанут драться, Не ходите в кино. Ваши дети узнают, что вы имеете в виду то, что говорите.

Будьте спокойны, дружелюбны и тверды . Ребенок может стать злым, плаксивым или грустным, или может начать истерику. Чем спокойнее ваше поведение, тем больше вероятность того, что ваши дети будут подражать вам в своем поведении. Если вы шлепаете или бьете, вы показываете им, что решение проблем с помощью насилия допустимо.

Ищите закономерности. Ваш ребенок всегда расстраивается и действует по одному и тому же поводу или в одной и той же ситуации? Если вы понимаете, что вызывает поведение вашего ребенка, вы можете предотвратить или избежать его.

Знайте, когда извиниться . Помните, что быть родителем — тяжелая работа. Иногда вы будете выходить из-под контроля и вести себя плохо. В этом случае извинитесь перед ребенком. Дайте ему понять, что в следующий раз вы отреагируете иначе.

Помогите ребенку справиться с истериками .Позвольте своим детям выражать свои чувства, но в то же время помогите им справиться с гневом и разочарованием без насильственного или агрессивного поведения. Вот несколько советов, как справляться с истериками:

  • Когда вы видите, что ваш ребенок начинает нервничать, отвлеките его внимание новым занятием.
  • Если отвлечение не помогает, игнорируйте ребенка. Каждый раз, когда вы реагируете на истерику, вы вознаграждаете негативное поведение дополнительным вниманием. Ругая, наказывая или даже пытаясь урезонить ребенка, он может еще больше капризничать.
  • Если вы находитесь на публике, удалите ребенка без обсуждения и суеты. Подождите, пока ребенок успокоится, прежде чем возобновить свою деятельность.
  • Если истерика включает в себя удары, укусы или другое вредное поведение, НЕ игнорируйте это. Скажите ребенку, что такое поведение недопустимо. Отодвиньте ребенка на несколько минут.
  • Помните, что дети не могут понять многие объяснения. НЕ пытайтесь рассуждать. Дайте наказание немедленно. Если ждать, ребенок не свяжет наказание с поведением.
  • НЕ поддавайтесь своим правилам во время истерики. Если вы уступите, ваш ребенок усвоит, что истерики работают.

Что нужно знать о порке . Эксперты установили, что порка:

  • может сделать детей более агрессивными.
  • Может выйти из-под контроля, и ребенок может пострадать.
  • Учит детей тому, что причинять боль тому, кого они любят, — это нормально.
  • Учит детей бояться своих родителей.
  • Учит детей не быть пойманными, а не учиться лучшему поведению.
  • Может подкреплять плохое поведение детей, которые действуют только для того, чтобы привлечь внимание. Даже негативное внимание лучше, чем его отсутствие.

Когда обращаться за помощью . Если вы испробовали множество методов воспитания, но с вашим ребенком дела идут не очень хорошо, рекомендуется поговорить с лечащим врачом вашего ребенка.

Вам также следует поговорить с врачом вашего ребенка, если вы обнаружите, что ваш ребенок:

  • Неуважительно относится ко всем взрослым
  • Всегда со всеми дерется
  • Выглядит подавленным или подавленным
  • Похоже, у него нет друзей или занятий, которые ему нравятся
.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.