Болезнь сердца марс: Аномалии развития сердца у ребенка — Обследование и наблюдение у опытных кардилогов в детской клинике Литфонда

Содержание

Пролапс митрального клапана, лечение в Нижнем Новгороде

Однако эхокардиографические признаки пролабирования могут быть выявлены при УЗИ сердца. При этом признаков пролапса нет при аускультации (прослушивании) сердца и пациент не предъявляет никаких жалоб. В этом случае пролапс является УЗИ – находкой и речь идет о так называемом безобидном эхокардиографическом феномене. В таком случае диагноз может быть поставлен по заключению УЗИ.

Причины и формы пролапса митрального клапана

Пролабирование (пролапс) митрального клапана может быть первичным и вторичным.

Первичные формы связаны с генетической предрасположенностью к слабости и дезорганизации соединительной ткани, из которой состоят створки клапана, или с наследственными заболеваниями, при которых также страдает соединительная ткань (синдром Марфана, Элеса – Данлоса и другие). При первичном пролапсе створки клапана удлиняются, растягиваются и провисают. Замыкательная функция клапана нарушается, но только отчасти в отличие от недостаточности клапана – более тяжелой патологии.

Часто этот вариант сочетается с пролапсом других клапанов сердца.

Вторичный пролапс митрального клапана выявляется на фоне уже имеющейся аномалии сердца или заболевания: диспропорция размеров желудочка и клапана, кардиомиопатия, нарушение работы миокарда, его сокращения и расслабления и другие.

Также можно определить пролапс митрального клапана, как результат комбинации генетических особенностей и приобретенных нарушений, что в совокупности приводит к удлинению и деформации створок, хорд и т.д.

Небольшое заключение: есть симптомы у пролапса и когда они себя проявляют

  • Если пролапс был обнаружен при УЗИ сердца, при этом в сердце не выслушиваются шумы в сердце и человека не беспокоят жалобы на сердце, утомляемость, обмороки, то пролапс имеет значение только УЗИ-феномена, случайной находки.
  • Если признаки пролабирования выявлены на УЗИ и есть еще диспластические процессы (изменения в соединительной ткани), то речь идет о малой аномалии сердца.
    Хотя и малый порок сердца может никак не влиять на жизнедеятельность. Что касается шумов, выслушиваемых в сердце, порок может давать характерную «звуковую» картину в виде шумов, которые слышит врач при аускультации сердца стетофонендоскопом.
  • Если помимо УЗИ признаков пролапса и шумов в сердце имеются симптомы, то речь идет о самостоятельном синдроме в виде пролапса. Чаще всего пациентов беспокоят повышенная утомляемость, особенно при физических нагрузках, сердцебиение, ортостатическая гипотензия, ощущение сердцебиения и дискомфорта в грудной клетке, предобморочные и обморочные состояния.

Диагностика пролапса митрального клапана

Диагностика основывается на клинической картине и данных аускультации (выслушивания) сердца. Для подтверждения диагноза применяют ЭхоКГ (эхокардиографию, УЗИ сердца). В то же время изменения, выявленные при УЗИ сердца, также могут навести на мысль о пролапсе митрального клапана.

Диагностика пролапса митрального клапана в Нижнем Новгороде

Диагностику пролапса митрального клапана в Нижнем Новгороде проводят в МЦ ТОНУС ЛАЙФ.

Малые аномалии развития сердца у новорожденных

Узнав, что у ребенка есть какие-либо проблемы с сердцем, все родители начинают переживать. Особенно, если диагноз представляет собой незнакомую аббревиатуру, например, МАРС. Но вместо паники лучше изучить вопрос и выяснить, что скрывается за этими буквами и опасен ли такой «космический» диагноз для жизни малышей.

Что это

МАРС у детей нужно расшифровывать так:

  • М — малые
  • А — аномалии
  • Р — развития
  • С – сердца

Так называют большую группу изменений в строении сердца и крупных сосудов, появившихся внутриутробно в результате их аномального развития, практически не влияющих на гемодинамику и в большинстве случаев не проявляющихся клинически. Их зачастую выявляют во время плановых эхокардиографических исследований. По статистике МАРС встречается у 39-69% детей, а в 40% случаев их бывает несколько у одного ребенка. Многие из аномалий представляют собой обратимые или возрастные изменения.

К группе МАРС относят:

  • Аневризму межпредсердной перегородки. Это достаточно распространенная проблема, при которой перегородка выпячивается в правое предсердие в месте, где расположена овальная ямка.
  • Дополнительные хорды и трабекулы. Они представляют собой тяжи из соединительной ткани, прикрепленные к желудочкам одним концом. Такие хорды бывают множественными, но чаще встречаются в единственном числе. У большинства деток они обнаруживаются в левом желудочке и лишь в 5% случаев располагаются в правом.
  • Открытое овальное окно. Отсутствие закрытия этого отверстия, нужного плоду для нормального внутриутробного развития, диагностируют в возрасте старше года, но даже к 5-летнему возрасту оно может закрыться самостоятельно.
  • Пролапс клапанов. Чаще всего обнаруживается изменение митрального клапана (к МАРС относится лишь первая степень такой патологии), но у некоторых детей встречается пролабирование и других клапанов, например, аорты, нижней полой вены или легочной артерии, а также трикуспидального клапана.
  • Расширение легочной артерии. У большинства детей такая дилатация не нарушает границы сердца и не влияет на кровоток.
  • Двухстворчатый клапан аорты. Как правило, одна створка в таком клапане больше второй. Функционирует этот клапан не так хорошо, как нормальный трехстворчатый – в систолу его открытие бывает неполным, а во время диастолы наблюдается регургитация, результатом которой бывает воспаление створки клапана и образование в ней кальцинатов.
  • Увеличение евстахиевого клапана. Аномалия диагностируется при размере клапана больше 1 сантиметра.
  • Изменения строения сосочковых мышц.
  • Расширение или сужение корня аорты.

Причины и провоцирующие факторы

Появление у ребенка изменений, относящихся к МАРС, возможно по разным причинам. Это может быть следствие мутагенных воздействий на ткани плода, в частности на его сердце, во время эмбриогенеза. Нередко МАРС представляют собой симптом генных и врожденных дефектов соединительной ткани (дисплазий).

К факторам, которые могут провоцировать появление аномалий, относят:

  • Наследственную предрасположенность.
  • Хромосомные болезни.
  • Стресс во время беременности.
  • Недостаточное либо несбалансированное питание будущей мамы.
  • Радиационное облучение женщины при вынашивании.
  • Курение при беременности.
  • Употребление будущей мамой алкоголя или наркотических веществ в 1 триместре.
  • Неблагоприятную экологическую обстановку.
  • Инфекции у будущей мамы.
  • Прием беременной лекарственных препаратов.

О влиянии алкоголя на организм будущей матери смотрите в следующем видео.

Симптомы

Клинические признаки МАРС у новорожденных, как правило, отсутствуют. У многих детей такие аномалии никак не проявляют себя и в более старшем возрасте. Симптомы МАРС могут появиться во время активного роста ребенка или после возникновения какого-то приобретенного заболевания.

Аномалии могут проявляться:

  • Болями или покалываниями в сердце.
  • Ощущениями перебоев в работе сердца.
  • Изменениями параметров давления крови.
  • Слабостью и быстрой утомляемостью.
  • Головокружениями.

Если МАРС является симптомом дисплазии соединительной ткани, то у ребенка также будут обнаружены поражения скелета, аномалии развития других органов, вегетативные изменения и прочие признаки такой патологии.

Возможные осложнения

Наличие МАРС в редких случаях может грозить возникновением:

  • Инфекционного эндокардита.
  • Аритмий.
  • Легочной гипертензии.
  • Внезапной смерти.
  • Кальцификации и фиброза клапанов.

Диагностика

Заподозрить у ребенка МАРС можно по шумам в сердце, которые врач может выслушать после рождения. Обычно это систолический шум, изменяющийся во время перемещения ребенка и нагрузки. При его обнаружении младенца направляют на УЗИ сердца, поскольку это обследование наиболее точно подтверждает наличие аномалий в сердце и их влияние на кровоток. Также детям с МАРС нередко проводят ЕКГ для выявления проблем с сердечным ритмом.

Лечение

В большинстве случаев детям с МАРС лечение не требуется. Им рекомендуют:

  • Сбалансировано питаться.
  • Соблюдать режим отдыха и труда.
  • Заниматься лечебной физкультурой.
  • Избегать стрессов.

Занятия спортом запрещены при пролапсе митрального клапана, кардиалгиях, изменениях на ЭКГ, обмороках и нарушениях ритма.

При появлении жалоб детям предписывают медикаментозное лечение, которое может включать магне В6, элькар, оротат калия, аспаркам, убихинон, магнерот, витамины В-группы и другие лекарства, положительно влияющие на обменные процессы в миокарде.

Хирургическое вмешательство при МАРС требуется в единичных случаях, при этом зачастую лечение выполняют посредством эндоскопической манипуляции.

О том, почему возникают боли в сердце у детей и что с этим делать, смотрите в передаче доктора Комаровского.

Землянам нужен не Марс, а современное здравоохранение и образование — Российская газета

Открыла томик братьев Стругацких, чтобы найти цитату к репортажу о новом в космических технологиях, и на несколько часов «зависла» в тексте.

«Вся беда в том, — читаю «Пикник на обочине», — что человек… с легкостью преодолевает свою потребность в знаниях. По-моему, такой потребности и вовсе нет. Есть потребность понять, а для этого знаний не надо».

Напечатано более 20 лет назад, но разве не про нас, сегодняшних?

«Представления не имею», — ответил мне на это Борис Натанович Стругацкий. — Лично мне всегда интересно и понять, и узнать.

Наука или шаманство?

Российская газета: Тогда вы, наверное, в курсе, что один наш молодой земляк, Леонид Бурылов, выигравший международный конкурс имени писателя-фантаста Роберта Хайнлайна «Полет в будущее», предложил, ни больше ни меньше, проект организации пилотируемой экспедиции на Марс. Как вам такая идея? В самом деле, не пора ли уже землянам побывать на Красной планете, где, как когда-то обещали, и яблоки должны цвести?

Борис Стругацкий: Землянам нужен не Марс, а современное здравоохранение и образование. Добрый миллиард жителей нашей планеты ничего этого не имеют даже в перспективе. Впрочем, Марс — «вековая мечта человечества». (Чего никак не скажешь о здравоохранении и образовании. Видимо, все социальные мечтания отцов-дедов свелись у нас к «молочным рекам с кисельными берегами».) Сам бы я, разумеется, никуда сейчас не полетел: годы уж не те. Но хороший документальный фильм о марсианской экспедиции посмотрел бы с интересом. Хотя никаких сенсаций не жду. Разве что марсианские бактерии обнаружат. Это чудо будет покруче шапки-невидимки. Но, во-первых, только для специалистов, а во-вторых, ни счастья оно нам не прибавит, «ни света и покоя».

РГ: А если на Марсе обнаружится жизнь или ее возможность? Желающие, а таковых, я думаю, наберется немало, начнут переселяться. Земле полегчает! Сколько уж лет специалисты бьют тревогу о перенаселении нашей планеты…

Стругацкий: До всего этого далеко, как до звезд. Переселение с Земли в космические дали — это затея, которая если и реализуется, то не от бедности, а благодаря богатству, когда будет избыток всего — пространства, благосостояния, энергии. Давно уже известно, что единственный способ справиться с перенаселением — сократить рождаемость. Об увеличении смертности говорить не хочу — способ отвратительный, да и тема избитая. Нет, Марс — это не будущая жилплощадь. Марс — это прежде всего сокровищница знаний и загадок, вполне бесполезных с «практической» точки зрения. А его освоение — скорее символ прогресса, чем собственно прогресс. Но есть здесь, разумеется, и военная, и чисто пропагандистская составляющие, как и во всем, что связано с космическими исследованиями.

РГ: Сегодняшний «засоренный» многочисленными спутниками космос вам вообще интересен?

Стругацкий: Не очень. Он давно стал привычен, сделался постоянным элементом нашего бытия. Почти как авиация или, скажем, туризм… Ну пусть не туризм, пусть альпинизм. Но кого может сейчас «взять за живое» штурм какой-нибудь очередной Аннапурны? Кроме профессионалов, конечно. Я же — рядовой потребитель новостей. А мы, дилетанты, перестали ждать от науки «благотворных» чудес (вроде эликсира бессмертия или действенного средства от облысения). Мы если и ждем их теперь, то неприятных, опасных, «жестоких» (как это называл пан Станислав Лем): новую бомбу, рукотворную чуму, коллайдер какой-нибудь, извергающий черные дыры… А главное, мы, дилетанты, ничего в нынешней науке не понимаем. «Шаманство!» — как говорит один мой знакомый компьютерщик высокого класса.

РГ: Скромничаете, Борис Натанович! Не вы ли в недавнем комментарии нашей газете по случаю запуска Большого адронного коллайдера с легкостью оперировали такими терминами, как теорема Геделя, принцип Гейзенберга, ячеистая структура Метагалактики и т.п. Трудно после этого поверить, что наукой не интересуетесь!

Стругацкий: Со всеми этими сокровищами науки я знаком, увы, лишь как дилетант. Результат вполне беспорядочного «общего» образования. Знаний моих едва хватает, чтобы только лишь оценить мощь и нетривиальность этих истинных «чудес». Да и хватает ли? Ведь все мои знания — лишь скольжение по поверхности.

Фантастику уже давно не читаю

РГ: Вы не верите в чудеса? Но разве не эта вера поддерживает нас большую часть жизни?

Стругацкий: Такая вера — от скуки, лени и безынициативности, результат сенсорной депривации. Или, проще говоря, неосознаваемое бегство от однообразия жизни. Человек, занятый интересной и плодотворной работой, о чудесах не думает.

РГ: Современной фантастической литературой увлекаетесь? В основе ее немало научных открытий последних десятилетий.

Стругацкий: Я давно уже не читаю фантастику «для удовольствия» — только как член нескольких жюри и редактор журнала «Полдень, XXI век». И цель у меня при этом — не получить удовольствие от чтения, а отделить агнцев от козлищ и в конечном счете найти «жемчужину», и желательно не одну. Впрочем, слава богу, есть полтора десятка писателей, книги которых я обязательно читаю, если они попадаются мне под руку. И редко разочаровываюсь.

РГ: Как вы считаете, вы с братом изменили мир своими книгами? Хотели этого?

Стругацкий: Хотеть — и в голову не приходило. Изменил ли? Вряд ли. Мир книгами не меняют. Книга ведь, как правило, не способна изменить даже мировоззрение — только разве что поддержать уже существующее.

РГ: Какой жанр литературы считаете наиболее современным?

Стругацкий: Разумеется, жанр реалистической прозы. А если речь идет о фантастике, то — описывающей человеческие судьбы в реальном мире, измененном Чудом.

РГ: Академик Наталья Бехтерева считала, что человек мыслящий молод всегда и живет дольше именно оттого, что постоянно мыслит…

Стругацкий: Это все совершенно верно, но при одном важном условии: человек должен быть при этом здоров. Или хотя бы почти здоров. А старость — это ведь прежде всего болезни. «Человек мыслящий» и «человек болеющий» плохо совместимы.

РГ: Год назад вы пережили тяжелую болезнь сердца. Извините, что напоминаю. Только в связи с тем, что, возможно, там, на больничной койке, что-то открылось вам иное, недоступное в суете повседневности?

Стругацкий: Лежа в больнице, никаких сколько-нибудь полезных открытий совершить, по-моему, нельзя. Кроме, может быть, банального: человек слаб, беззащитен да еще вдобавок и смертен. Так что место всех существенных открытий — это как раз «суета повседневности», не обольщайтесь.

Экранизации

Мир спасает возможность выбирать

РГ: Вы уже посмотрели новый фильм Алексея Германа по вашему с братом Аркадием роману «Трудно быть Богом». Согласны с тем, как режиссер прочитал и понял вас?

Стругацкий: Фильма не видел. Уверен, что это будет мощное кино.

РГ: Сам роман написан более 30 лет назад. Что-то хотели бы изменить в нем сейчас?

Стругацкий: В романе менять ничего бы не стал. Это было бы некое жульничество, нет?

РГ: Правильно ли я поняла, что вам, в общем, не важно, как кинематографисты «препарируют» ваши с братом произведения? Вы, по-моему, никогда не вмешиваетесь в киносъемочные дела, просто отдаете свой текст…

Стругацкий: Продаю (это существенно!). Судьбу фильма должен определять режиссер: он хозяин. Лезть к нему со своими советами и мнениями, по-моему, просто неприлично.

РГ: Но многие наши молодые современники «читают» сначала в кино, а потом берут (а чаще — не берут) в руки саму книгу, ведь так?

Стругацкий: Так. И это кажется мне неправильным. Даже неестественным. Видимо, я старомоден.

РГ: Достоевский был уверен, что мир спасет красота. Но ведь красоту надо сначала увидеть. А способен на это только умный и чистый человек. Стало быть, она вряд ли может спасти мир, особенно сегодняшний, от власти денег, от черствости душ и бедности мировоззрения. Что же тогда — идем к самоуничтожению?

Стругацкий: Я оптимист. Пока у человека существует возможность выбирать (мировоззрение, друзей, занятие, развлечение, книги, местожительство), он живет в перспективном мире. Мир спасала до сих пор и спасет в будущем возможность выбирать. Красота ведь понятие слишком субъективное. И как же часто ее норовят назначить!

Педиатрическое отделение с грудными койками

Педиатрическое отделение было организовано на базе детской больницы имени Н. Ф.Филатова в 1929 году и было рассчитано на 40 койко-мест. Педиатрическое отделение осуществляло приём детей в возрасте от 0 до 14 лет, но в основном это были дети 6-12 мес. жизни. Основные заболевания детей, находившихся на стационарном лечении были: пневмония, токсическая диспепсия, дистрофия, пиелит, гепатит, эпидимиологический менингит, туберкулез, малярия.

С 1931 года отделение является базой кафедры госпитальной педиатрии №1 педиатрического факультета Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н.И. Пирогова. Основной патологией в 30-е годы были анемия, ревматизм, коллагенозы, заболевания мочевыводящей системы, глистная инвазия. В 50- -х годах в отделении увеличилось число детей с гематологической патологией, с заболеваниями мочевыводящей системы, сахарным диабетом. В 70-е годы – приоритетным направлением в клинике стали гастроэнтерологические и бронхолегочные заболевания, патология почек, возросло количество токсикологических больных.

В настоящее время в отделении проходят обследование и лечение дети в возрасте от 1-го месяца до 17 лет.

Ведущие направления отделения:

Мы имеем большой опыт в лечении детей первого года жизни:

  • с плохой прибавкой в весе, нарушениями питания.
  • затянувшейся желтухой,
  • анемией,
  • пищевой аллергии,
  • функциональными нарушениями желудочно-кишечного тракта — срыгивания, запоры

В рамках госпитализации, проводим коррекцию питания, оптимизацию и поддержку грудного вскармливания, подбор смесей в т.ч. лечебных, рациональную индивидуальную схему ввода прикормов.

В отделение педиатрии (ранее 2-ое терапевтическое отделение) получают медицинскую помощь дети старшего возраста с самым широким спектром заболеваний.

Гастроэнтерологическое направление:

  • нарушенное кишечное всасывание (целиакия, лактазная недостаточность, пищевая аллергия)
  • заболевания верхних отделов желудочно-кишечного тракта: гастроэзофагальная рефлюксная болезнь (ГЭРБ) синдром циклической рвоты, гастриты, дуодениты, язвенная болезнь
  • заболевания кишечника (колиты, хронические диареи, запоры)
  • проходят контрольное обследование и коррекцию терапии дети после оперативных вмешательств на ЖКТ в т. ч. с синдромом короткой кишки находящиеся на парентеральном питании
  • большую группу составляют дети с функциональными заболеваниями ЖКТ (функциональная диспепсия, функциональная абдоминальная боль синдром раздраженного кишечника, дискинезии желчевыводящих путей)
  • заболевания панкреатобилиарной патологией (хронические панкреатиты, холециститы, желчекаменная болезнь)
  • наследственная и приобретенная патология обмена веществ, в т.ч. ожирение.

Аллергологическое направление:

  • атопические дерматиты
  • бронхиальная астма
  • гастроинтестинальная форма аллергии, пищевая аллергия
  • крапивницы, отеки Квинке
  • поллиноз (пыльцевая аллергия)

Кардиологическое направление:

  • врожденные пороки сердца в т.ч. предоперационная подготовка, послеоперационное наблюдение
  • патология клапанов сердца в т.ч. пролапс митрального клапана, двустворчатый аортальный клапан
  • малые аномалии развития сердца (МАРС), в т. ч. открытое овальное окно (ООО)
  • нарушения сердечного ритма
  • артериальная гипертензия, метаболический синдром
  • синдром вегетативной дисфункции (ВСД)
  • синкопальные состояния

Обследования проводятся в диагностических отделениях больницы, на самой современной диагностической аппаратуре в т.ч. экспертного уровня: ультразвуковые исследования, рентгенологические исследования в т.ч. рентген желудка с контрастированием, ирригоскопия, компьютерная томография в т.ч. с контрастированием, магниторезонансная томография (МРТ), эндоскопическое исследование желудочно-кишечного тракта с биопсией в т.ч. по показанием под наркозом; исследование функции внешнего дыхания (спирография) с нагрузкой, фармакологическими пробами, суточное ЭКГ-мониторирование по Холтеру, суточное мониторирование артериального давления (СМАД).

В комплексное обследование входит и лабораторная диагностика в т.ч. исследование крови на специфические иммуноглобулины Е (аллергены), глистную инвазию, хеликобактер и т. д..

При необходимости ребенка проконсультируют высокопрофессиональные специалисты (невролог, эндокринолог, генетик, аллерголог, гастроэнтеролог, кардиолог, нефролог, ЛОР, окулист, ортопед, торакальный хирург).

В рамках комплексной терапии дети получают современную физиотерапию.

Врачи отделения подбирают индивидуальный подход к каждому ребенку, при этом медицинская помощь осуществляется согласно современным стандартам терапии.

Коллектив отделения старается максимально снизить стрессовую ситуацию — нахождения ребенка в стационаре, облегчить жалобы, поддержать родителей.

Врачи всегда в доступной форме расскажут родителям о болезни ребенка, разъяснят данные обследования, анализов, а так же обязательно обсудят тактику лечения в стационаре и после выписки, а так же возможность дальнейшего наблюдения и планового обследования в нашей больнице.

НАШИ СПЕЦИАЛИСТЫ

ЖИХАРЕВА Наталия Сергеевна

Заведующая отделением

педиатр, гастроэнтеролог

КОСТОМАРОВА Елена Андреевна

врач-педиатр

СРЕДНИЙ МЕДИЦИНСКИЙ ПЕРСОНАЛ

ЧЕРНОВА Татьяна Владимировна

Старшая медицинская сестра

ГОРДЕНОВА Алина Валерьевна

медицинская сестра

ЮСУФОВА Мафинат Маллараджабовна

медицинская сестра

КВАРЧИЯ Юлиана Дмитриевна

медицинская сестра

ПЕТРАКОВА Ольга Николаевна

медицинская сестра

ПЕТРУШИНА Наталья Николаевна

медицинская сестра

РЫЖИКОВА Татьяна Сергеевна

медицинская сестра

СУРНАЕВА Галина Александровна

медицинская сестра

АЛЕКСАНДРОВА Анна Алексеевна

медицинская сестра

ГРОМОВА Анна Валерьевна

медицинская сестра

ЧЕРНЫШОВА София Николаевна

медицинская сестра

Специалисты Российского национального исследовательского медицинского университета имени Н. И. Пирогова участвующие в консилиумах в отделении:

Шумилов Петр Валентинович — заведующий кафедрой госпитальной педиатрии им. академика В.А. Таболина, д.м.н. профессор.

Мухина Юлия Григорьевна — Почётный профессор РНИМУ им. Н.И.Пирогова профессор, д.м.н.,

Филатова Татьяна Алексеевна — профессор кафедры госпитальной педиатрии им. академика В.А. Таболина, д.м.н.,

Ипатова Мария Георгиевна — доцент кафедры госпитальной педиатрии им. академика В.А. Таболина, к.м.н.

Бельмер Сергей Викторович — профессор кафедры госпитальной педиатрии №2 (Московский факультет), д.м.н..

Телефон отделения:
8 (499) 254-87-88
8 (499) 254-40-58

Адрес электронной почты:
Этот адрес электронной почты защищён от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

Запись на госпитализацию осуществляется ЕЖЕДНЕВНО с 10.00 до 17.00 в приемном отделении терапии и по телефону: 8 (499) 254-98-55,
а также с помощью электронной формы записи.

nike lunarglide 9 dark obsidian blue

Синдром Марфана Симптомы, причины, лечение

Что такое синдром Марфана?

Синдром Марфана — это наследственное заболевание, поражающее соединительную ткань вашего тела, которая придает силу, поддержку и эластичность сухожилиям, хрящам, сердечным клапанам, кровеносным сосудам и другим жизненно важным частям вашего тела.

У людей с синдромом Марфана соединительной ткани не хватает прочности из-за ее необычного химического состава. Синдром поражает кости, глаза, кожу, легкие и нервную систему, а также сердце и кровеносные сосуды.

Синдром Марфана Симптомы

Синдром Марфана — это генетическое заболевание с «вариабельной экспрессией». Это означает, что признаки и симптомы могут отличаться от одного человека к другому. Они также могут различаться по степени тяжести, от легкой до опасной для жизни. Симптомы имеют тенденцию ухудшаться по мере взросления.

Люди с синдромом Марфана могут иметь:

Синдром Марфана Причины и факторы риска

Синдром Марфана вызывается изменением гена, который контролирует, как ваше тело вырабатывает фибриллин, неотъемлемую часть соединительной ткани, которая делает ее прочной и эластичной .

В большинстве случаев синдром Марфана наследуется от родителей. Это происходит в равной степени у мужчин и женщин, у которых риск передачи гена своим детям составляет 50%. Примерно у 25% людей с синдромом ген изменяется без ясной причины.

Заболевание довольно распространенное, им страдает один из 5000 американцев всех рас и национальностей.

Осложнения синдрома Марфана

Синдром Марфана поражает многие части тела и может вызывать различные осложнения, такие как:

  • Повреждение аорты. Это одна из самых больших угроз синдрома Марфана. Ваша аорта — это артерия, которая несет кровь от вашего сердца к остальной части вашего тела. Синдром Марфана может привести к разрыву внутренних слоев аорты, вызывая расслоение или кровотечение в стенке сосуда. Расслоение аорты может быть смертельным. Вам может потребоваться операция по замене пораженной части аорты.
  • Пролапс митрального клапана. У некоторых людей с синдромом Марфана также наблюдается состояние, вызывающее вздутие сердечного клапана, что может быть связано с неравномерным или учащенным сердцебиением и одышкой. Может потребоваться хирургическое вмешательство.
  • Вывих хрусталика. Хрусталик в вашем глазу, часть, которая фокусирует ваше зрение, может сместиться, состояние, называемое эктопией хрусталика.
  • Проблемы с сетчаткой. У вас повышен риск разрыва или отслоения сетчатки, ткани глаза, воспринимающей свет.
  • Глаукома или катаракта. Синдром Марфана повышает вероятность развития катаракты (затуманенное зрение) или глаукомы (высокое глазное давление) в раннем возрасте.
  • Проблемы со скелетом. Скорее всего, у вас искривление позвоночника, необычные ребра, боли в ногах и спине.
  • Осложнения беременности. Поскольку беременность увеличивает количество крови в организме, аорта, ослабленная синдромом Марфана, подвергается более высокому риску разрыва или расслоения во время беременности.

Диагностика синдрома Марфана

Синдром Марфана присутствует при рождении, но может быть диагностирован только в подростковом возрасте или позже. У всех с синдромом Марфана генные изменения одинаковы, но не у всех одинаковые симптомы в одинаковой степени.

Чтобы определить, есть ли он у вас, ваш врач:

  • Проведет медицинский осмотр ваших глаз, сердца, кровеносных сосудов, мышечной и скелетной систем
  • Спросит о ваших симптомах
  • Попросит информацию о членах семьи, которые могут у вас было заболевание

Чтобы проверить изменения в вашем сердце и кровеносных сосудах и выявить проблемы с ритмом, ваш врач может использовать другие тесты, такие как:

Если он не может увидеть участки аорты на эхокардиограмме или если подозреваете, что у вас может быть расслоение, вам может понадобиться:

Сканирование также может проверить нижнюю часть спины на наличие признаков дуральной эктазии, проблемы со спиной, которая часто встречается у людей с синдромом Марфана.

Другие диагностические тесты на синдром Марфана включают осмотр глаз с помощью щелевой лампы, при котором врач проверяет наличие вывиха хрусталика.

Генетическое тестирование само по себе не может определить, есть ли у вас синдром Марфана. Но врачи часто используют его для подтверждения вашего диагноза.

Другие генетические нарушения, поражающие соединительную ткань, включают синдром Элерса-Данлоса, синдром Лоеса-Дитца, фенотип MASS, семейную аневризму аорты и синдром Стиклера.

Лечение синдрома Марфана

Чтобы получить наилучшее лечение, вам может потребоваться обратиться к нескольким врачам.Синдром Марфана влияет на несколько систем в организме, поэтому в вашем лечении может участвовать один или несколько специалистов, в том числе:

  • Генетики
  • Хирурги
  • Кардиологи
  • Стоматологи
  • Глазные специалисты (офтальмологи)
  • Ортопеды Вам понадобится план лечения, разработанный с учетом ваших конкретных потребностей. Некоторым людям необходимы регулярные последующие визиты к врачу, а в период роста – обычные сердечно-сосудистые, офтальмологические и ортопедические осмотры.

    Ваше лечение будет зависеть от того, что поражено. Например:

    • Для лечения проблем со зрением вам могут понадобиться очки, контактные линзы или даже хирургическое вмешательство.
    • Для лечения проблем со скелетом вам могут понадобиться ортопедические корсеты, вставки для обуви или операция по сращению позвоночника.

    Проблемы с сердцем могут потребовать медикаментозного лечения или операции:

    Лекарства

    Врачи обычно не используют лекарства для лечения синдрома Марфана. Но ваш врач может назначить бета-блокатор, который снижает силу сердцебиения и давление в артериях, предотвращая или замедляя расширение аорты.Терапию бета-блокаторами обычно начинают в молодом возрасте.

    Некоторые люди не могут принимать бета-блокаторы из-за астмы или из-за побочных эффектов, которые могут включать сонливость, слабость, головные боли, замедление сердцебиения, отек рук и ног или проблемы с дыханием и сном. В этих случаях вы можете принимать лекарства, называемые блокаторами кальциевых каналов.

    Хирургия

    Хирургия при синдроме Марфана направлена ​​на предотвращение расслоения или разрыва аорты и лечение проблем, затрагивающих клапаны вашего сердца, которые контролируют поток крови в ваше сердце и из него, а также между его камерами.

    Решение о проведении операции принимается на основании размера аорты, ожидаемого нормального размера аорты, скорости роста аорты, возраста, роста, пола и семейного анамнеза расслоения аорты. Хирургия включает замену расширенной части аорты трансплантатом, куском искусственного материала, который используется вместо поврежденного или ослабленного участка кровеносного сосуда.

    Негерметичный аортальный или митральный клапан (клапан, контролирующий поток крови между двумя левыми камерами сердца) может повредить левый желудочек (нижняя камера сердца, которая является основной насосной камерой) или вызвать сердечную недостаточность.В этих случаях требуется операция по замене или восстановлению пораженного клапана. Если это сделать на ранней стадии, до повреждения клапанов, можно восстановить аортальный или митральный клапан. Если клапаны повреждены, может потребоваться их замена.

    Поговорите с хирургом, имеющим опыт операций по поводу синдрома Марфана. Люди, перенесшие операцию по поводу синдрома Марфана, по-прежнему нуждаются в пожизненном последующем наблюдении для предотвращения осложнений.

    Каковы перспективы для людей с синдромом Марфана?

    Лучшее понимание синдрома Марфана в сочетании с более ранним выявлением, регулярным последующим наблюдением и более безопасными хирургическими методами привело к лучшему прогнозу для людей с этим синдромом.

    В прошлом средний возраст смерти людей с синдромом Марфана составлял 32 года. Но благодаря ранней диагностике, соответствующему лечению и длительному последующему наблюдению со стороны опытной команды медицинских расстройство в настоящее время ведут активный, здоровый образ жизни с ожидаемой продолжительностью жизни, аналогичной продолжительности жизни населения в целом.

    Сердечно-сосудистые заболевания, депрессия и слепота – опасности путешествия в дальний космос | Жизнь и стиль

    По возвращении в марте прошлого года после рекордного 340-дневного пребывания на борту Международной космической станции (МКС) астронавт НАСА Скотт Келли был очень рад окунуться в бассейн на заднем дворе своего дома в Хьюстоне, штат Техас.

    Келли, который в общей сложности провел в космосе больше времени, чем любой другой американец, каждый день проводил часы, запряженные в беговую дорожку, чтобы предотвратить атрофию мышц и костей. Он также перенес радиационное облучение, тошноту и проблемы со зрением, проживая на МКС почти год.

    Он служил своего рода подопытным кроликом для ученых, которые исследуют долгосрочные последствия невесомости на человеческое тело. Поскольку НАСА планирует пилотируемую миссию на Марс в 2030-х годах, а частные компании, такие как Mars One, рекламируют колонию на планете в ближайшие два десятилетия, исследователи хотят знать, как лучше всего компенсировать опасность для здоровья от путешествия, которое займет два с лишним часа. -полтора года.Эти опасности включают в себя все, от депрессии до потери зрения и сердечных заболеваний.

    Американский астронавт Скотт Келли вернулся на Землю 3 марта 2016 года, проведя в космосе 522 дня в рамках четырех миссий. Фото: NASA

    «Самое большое препятствие для подобных миссий — биомедицинские», — говорит Лерой Чиао, астронавт на пенсии, совершивший четыре космических полета, в том числе шесть месяцев на борту МКС в качестве командира 10-й экспедиции НАСА. Вы собираетесь поддерживать здоровье астронавтов в течение такого длительного периода времени?»

    Самым большим препятствием для подобных миссий являются биомедицинские.

    Даже во время короткой миссии шаттла, длящейся несколько недель, микрогравитация вызывает большие физиологические изменения. «Вы замечаете их сразу же, как только попадаете в космос», — говорит Цзяо. В то время как они адаптируются к невесомости, сенсомоторные навыки и равновесие космонавтов сразу теряются. Внутреннее ухо чувствует, что тело движется, глаза видят, что оно не движется, и эти противоречивые сигналы сбивают мозг с толку.

    «Мне кажется, что вы только что перекатились вперед», — говорит Цзяо о головокружении и тошноте, которые могут длиться несколько дней.

    Не только это, но и телесные жидкости, которые гравитация обычно выталкивает вниз в нижние конечности, будут всплывать к шее и голове, вызывая головные боли и неприятное давление, потенциально приводя к проблемам со зрением из-за отека зрительного нерва.

    В ходе дальнейших исследований ученые обнаружили, что длительное давление внутри черепа сплющило заднюю часть глазных яблок некоторых астронавтов, сделав их более дальнозоркими, и этот эффект усугубляется длительными космическими путешествиями.Это может иметь серьезные последствия для зрения космических путешественников.

    «Никто не подвергался этому в течение двух лет, и нас беспокоит то, что мы можем потерять зрение», — говорит Дорит Доновиэль, директор Лаборатории биомедицинских инноваций в Национальном институте космических биомедицинских исследований (NSBRI), который сотрудничает с НАСА и Медицинский колледж Бэйлора изучают здоровье человека в космосе. «Это катастрофа для космонавта».

    Ни один астронавт никогда не ослеп во время космического путешествия, и хотя около 70% из них испытывают изменения зрения во время полета — чаще мужчины, чем женщины — астронавты обычно берут с собой очки во время космических полетов, чтобы помочь им выполнять свою работу.

    Тем не менее, нынешнее средство от перераспределения жидкостей — сделанные русскими всасывающие штаны, называемые костюмом Чибис, которые, по сути, всасывают жидкости обратно в нижнюю часть тела — «невероятно неудобно», по словам Доновиела, и может только носить в течение часа или двух.

    NSBRI тестирует ряд решений, в том числе одежду, разрабатываемую совместно с Under Armour, которую космонавты будут носить во время сна.

    Еще одна серьезная проблема, связанная с длительными космическими путешествиями, связана с их влиянием на сердце.Подобно мышцам и костям, которые истощаются, потому что им больше не нужно работать, чтобы бороться с гравитацией, сердце привыкает прилагать гораздо более легкие усилия, чтобы поддерживать перекачку крови по всему телу.

    Астронавты, отправляющиеся на Марс, сила тяжести которого составляет примерно одну треть от земной, должны будут каждый день выполнять обширные сердечно-сосудистые упражнения, чтобы их сердца могли справиться с планетой.

    Ни один человек не подвергался такому уровню радиации, который потребовался бы для полета на Марс.

    «Как будто ты неподвижно лежишь в постели», — говорит Цзяо о влиянии невесомости на организм и систему кровообращения. Вот почему НАСА проводит исследования постельного режима, чтобы увидеть, как это влияет на организм в долгосрочной перспективе.

    В сочетании с радиационным облучением прогноз выглядит неблагоприятным. Недавнее исследование 24 астронавтов, покинувших низкую орбиту Земли во время миссий НАСА «Аполлон» в 60-х и 70-х годах, показало, что у них в пять раз больше шансов умереть от сердечных заболеваний, чем у астронавтов, которые не летали в дальний космос. были вызваны чрезмерным радиационным облучением.

    Астронавты, выполняющие миссии на МКС, защищены от слишком сильного излучения земной атмосферой и магнитным полем. Но во время полета на Марс люди будут подвергаться воздействию солнечного излучения и частиц высокой энергии, называемых галактическими космическими лучами, которые разрушают ДНК и резко увеличивают риск развития рака. Исследования НАСА показывают, что полет на Марс туда и обратно подвергнет астронавтов воздействию радиации, достигающей двух третей пожизненного предела агентства.

    «У нас нет возможности заблокировать их», — говорит Доновиэль о частицах.«По сути, они поражают каждый орган. Ни один человек не подвергался такому уровню радиации, который потребовался бы для этой поездки [на Марс]».

    Помимо многих физических трудностей, с которыми астронавтам придется столкнуться во время длительных путешествий, ветераны говорят, что нельзя сбрасывать со счетов и психологические аспекты полета в глубоком космосе.

    Астронавты остаются чрезвычайно занятыми во время миссий, будь то исследования, контроль за оборудованием или ежедневные ежедневные упражнения в течение двух часов. На борту МКС это означает, что они всегда могут поддерживать визуальную связь с домом. Но во время шестимесячного путешествия на Марс этот утешительный вид на Голубую планету исчезнет.

    «Наблюдать, как Земля исчезает и превращается в звезду — это будет по-другому. Вы почувствуете себя одиноким», — говорит Цзяо. «По мере того, как мы отправляемся в эти более длительные миссии, психосоциальная часть будет становиться все более и более важной».

    • Эта статья была изменена 27 октября 2016 года, чтобы исправить написание имени Дорит Доновиэль

    Мониторинговое исследование регрессии атеросклероза (MARS).Дизайн, методы и исходные результаты

    Цель: Мониторинговое исследование регрессии атеросклероза (MARS) было разработано для оценки влияния снижения уровня холестерина с помощью монотерапии ингибитором ГМГ-КоА-редуктазы на прогрессирование/регрессию атеросклероза у пациентов с ангиографически подтвержденным заболеванием коронарных артерий. Цель этой статьи — представить дизайн, методы и базовые результаты MARS.

    Дизайн: MARS — это проспективное рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое исследование с исходной, 2-летней и 4-летней коронарной ангиографией, а также каротидным, плечевым и подколенным ультразвуковым исследованием.

    Параметр: Амбулаторные клиники Медицинской школы Университета Южной Калифорнии и Медицинской школы Университета Висконсина.

    Предметы: Двести семьдесят участников обоего пола были набраны непосредственно из лаборатории катетеризации сердца или путем анализа карт пациентов, перенесших катетеризацию сердца в прошлом. Субъектов считали подходящими, если у них был ангиографически подтвержденный атеросклероз в 2 или более сегментах коронарных артерий, не измененный ангиопластикой, по крайней мере с 1 поражением> или = 50%, но <100% стенозом по диаметру (%S).Диапазон включения общего холестерина (ОХ) составлял от 190 до 295 мг/дл. Факторами исключения были: триглицериды > или = 500 мг/дл; женщины в пременопаузе; неконтролируемая гипертензия; сахарный диабет; невылеченное заболевание щитовидной железы; дисфункция печени; почечная недостаточность; хроническая сердечная недостаточность; большая аритмия; дефекты проводимости левого желудочка; или любое опасное для жизни заболевание.

    Вмешательство: Субъекты были переведены на диету с низким содержанием жиров и холестерина и получали либо 40 мг b.я бы. ловастатин (мевакор) или плацебо. Рандомизация была стратифицирована по полу, статусу курения и TC.

    Основные показатели результата: Среднее изменение %S для каждого субъекта, определенное с помощью количественной коронарной ангиографии (QCA), является основной ангиографической конечной точкой. Вторичными конечными точками являются: категориальный анализ доли субъектов с прогрессированием; человеческое панельное чтение коронарных ангиограмм; и изменение минимального диаметра просвета (MLD) в мм с помощью QCA.Также проводится каротидное, плечевое и подколенное УЗИ.

    Результаты: Субъекты, рандомизированные в MARS, составляют 91,5% мужчин в возрасте от 37 до 67 лет (средний возраст 57,9 лет). Для когорты исходные липиды (среднее +/- SD): TC, 231 +/- 24 мг/дл; холестерин липопротеинов низкой плотности (LDL-C) при ультрацентрифугировании 153 ± 24 мг/дл; LDL-C, по расчету, 157 +/- 23 мг/дл; холестерин липопротеинов высокой плотности (HDL-C), 43 ± 10 мг/дл; и триглицериды, 160 +/- 73 мг/дл. Не было никаких существенных различий между группами лечения по исходным уровням липидов или исходным ангиографическим характеристикам.

    Выводы: Исходные данные MARS показывают адекватность рандомизации при сопоставимости групп ловастатина и плацебо по демографическим, липидным и ангиографическим характеристикам.

    Лунные астронавты Аполлона демонстрируют более высокую смертность от сердечно-сосудистых заболеваний: возможное воздействие радиации из дальнего космоса на эндотелий сосудов .Запись об умерших американских астронавтах НАСА до 2015 года была получена с веб-сайта НАСА по наблюдению за здоровьем астронавтов в течение всей жизни Космического центра имени Джонсона и НАСА (http://www.jsc.nasa.gov/Bios/astrobio_former.html). Записи других астронавтов НАСА-ВВС США в программах X-15, X-20 и Пилотируемой орбитальной лаборатории были получены из сводок программ

    37 . Умершие астронавты США были далее сгруппированы в летные (включая лунные подгруппы LEO и Apollo) или нелетающие астронавты в зависимости от их полетной деятельности; это позволило сравнить причины смерти между летными и нелетными группами.

    Образец полета астронавта США

    Погибшие летные астронавты ( n  = 43) выполняли орбитальные миссии в рамках программ «Меркурий», «Джемини», «Аполлон», «Аполлон-Союз», «Скайлэб» и «Спейс шаттл», включая пилотов, командиров миссий, специалистов миссий. и специалистов по полезной нагрузке. Погибшие летчики-астронавты были далее разделены на две группы: те, кто выполнял миссии на низкой околоземной орбите (НОО, n  = 36), и те, кто совершал миссии за пределами НОО в рамках лунных миссий Аполлона ( n  = 7).Астронавты, которые погибли в авариях Аполлона-1 и STS-51L Challenger, но летали в предыдущих миссиях ( n  = 6), были классифицированы как летные астронавты. Те американские астронавты, которые погибли в аварии STS-107 Columbia, были классифицированы как летные астронавты, поскольку все они совершили орбитальный полет.

    Неполетный сравнительный образец астронавтов США

    Первую группу сравнения составили умершие астронавты, которые никогда не летали в космос или совершали только суборбитальные полеты ( n  = 41).Среди этих людей были астронавты, которые прошли космонавтскую подготовку, но никогда не были назначены на конкретную миссию, были назначены на впоследствии отмененные миссии, умерли до выполнения назначенной миссии, летали на ракетном самолете X-15 ВВС США НАСА или были предназначен для полетов на космическом самолете X-20 Dyna-Soar ВВС США или пилотируемой орбитальной лаборатории (MOL). Астронавты, которые летали на самолете X-15, так и не совершили орбитальный космический полет, а лица, назначенные на X-20 Dyna-Soar и MOL, никогда не летали в космос в рамках этих программ из-за их отмены.Из тридцати одного астронавта X-15, X-20 и MOL девять впоследствии совершили орбитальные миссии в рамках программ «Аполлон» и «Спейс шаттл». Четверо из девяти уже умерли и включены в летную группу; три находятся в группе НОО и один в лунной группе Аполлона. Астронавты, погибшие в авариях Аполлона-1 и STS-51L Challenger, которые летали впервые ( n  = 4), для целей этого анализа были отнесены к категории нелетных астронавтов из-за того, что они не достигли орбитального полета.

    Образец для сравнения населения США

    Вторая группа сравнения состояла из населения США в целом. Для сравнения с полетом (включая LEO и лунные подгруппы «Аполлон») и группы нелетающих астронавтов. Эта подгруппа населения из общей популяции была использована потому, что возрастная группа 55–64 года наиболее точно соответствует возрасту летавших и нелетавших космонавтов на момент их смерти (таблица 1).

    Статистика естественного движения населения

    Причина смерти была определена на основании свидетельств о смерти всех лунных астронавтов Аполлона, 97% астронавтов НОО и 49% нелетных астронавтов. В тех случаях, когда свидетельства о смерти не были доступны для ознакомления, причина смерти была получена из официальных биографических очерков НАСА (http://www. jsc.nasa.gov/Bios/), Книги фактов об астронавтах НАСА, некрологов и других биографических записей. Конкретная причина смерти одного астронавта НОО и 6 нелетных астронавтов не может быть определена ни по одному из вышеуказанных источников; эти астронавты не были включены в анализ окончательной выборки из 42 летных астронавтов и 35 нелетных астронавтов.

    Причина смерти была разделена на четыре основные категории: сердечно-сосудистые заболевания, рак, несчастный случай и все другие причины. Смерть от сердечной недостаточности, инфаркта миокарда, инсульта, аневризмы головного мозга или образования тромбов классифицировали как ССЗ. Смерти, связанные с любой формой злокачественных новообразований, классифицировались как рак. Смерти из-за непреднамеренных травм, включая разрушение орбитального аппарата и аварии с самолетами, автомобилями, мотоциклами, лодками и велосипедами, были отнесены к категории несчастных случаев. Любые другие причины смерти были обозначены в категории «Все другие причины» и включали такие заболевания, как пневмония и панкреатит. Показатели смертности от всех причин и от конкретных причин для населения США в возрасте 55–64 лет в 2013 г. были получены из Национального центра статистики здравоохранения Центров по контролю и профилактике заболеваний 21 .

    Исследования на животных

    Все экспериментальные процедуры были одобрены Институциональными комитетами по уходу и использованию животных Университета штата Флорида, НАСА и Брукхейвенской национальной лаборатории в соответствии с Национальным институтом здравоохранения США (NIH) Руководство по уходу и использованию лаборатории Животные (Восьмое издание, 2011 г.).

    Сорок четыре самца мышей C57BL/6 (Лаборатория Джексона, Бар-Харбор, Мэн) в возрасте 16 недель были индивидуально размещены в виварии Брукхейвенской национальной лаборатории на Лонг-Айленде, Нью-Йорк. Животных содержали в контролируемой среде (цикл свет-темнота 12:12 часов, 24 ± 2 °C) и давали пищу и воду вволю . Мыши были рандомизированы по массе тела в одну из четырех групп: контрольная (Con, n  = 11), задние конечности без нагрузки (HU, n  = 11), облученные всего тела (TBI, n  = 11) и комбинированная. TBI и HU (TBI+HU, n  = 11).Через неделю после завершения разгрузочного лечения для групп HU и TBI+HU мышей всех четырех групп отправили в Университет штата Флорида, индивидуально поместив в виварий для животных в контролируемых условиях окружающей среды (цикл свет-темнота 12:12 часов). , 24 ± 2 °C) и давали пищу и воду вволю .

    Разгрузка задних конечностей

    Мышам разгружали задние конечности путем вытяжения за хвост в течение 14 дней в соответствии с методами Morey-Holton et al .как описано ранее 19,20,38 . После 14-дневного разгрузочного лечения животных выпускали из разгрузочного аппарата на свободное передвижение в стандартных клетках на 6–7 мес до проведения сосудистых экспериментов. Мышей контрольной группы по отдельности помещали в нормальные для них условия клетки.

    Облучение всего тела

    Мыши подверглись однократной дозе облучения, состоящей из 1 Гр 56 ионов Fe (600 МэВ/нуклон, ЛПЭ 150 кэВ/мкм в воде) при мощности дозы 10 сГр/мин при линия луча Лаборатории космического излучения НАСА в Брукхейвенской национальной лаборатории. Облучение мышей TBI+HU проводили через 3 дня после начала разгрузки задних конечностей, пока животные оставались разгруженными. С ложнооблученными мышами обращались таким же образом, но не подвергали облучению (0 Гр).

    Исследования изолированных микрососудов

    Эксперименты проводились на 2 мышах в день в течение 5 недель. Эти исследования были начаты по крайней мере через 6 месяцев после того, как мышей HU освободили от разгрузочного лечения. Животных из каждой из четырех групп случайным образом отбирали для экспериментов в течение 5-недельного экспериментального периода, и через день эксперимента исследовали одну мышь из каждой группы.Мышей анестезировали изофлураном (5%/0 2 ) и усыпляли путем удаления сердца. Питающие артерии икроножных мышц, идущие вдоль поверхностной белой части икроножных мышц от левой и правой задних конечностей, были изолированы и либо канюлированы и подготовлены для экспериментов in vitro , либо заморожены в жидкости N 2 и сохранены при -80 °C для определения содержания белка, как описано ранее 20,38 . Кроме того, левую переднюю нисходящую артерию и ответвления этой артерии (внутренний диаметр ~90–220  мкм) вырезали без окружающего миокарда, мгновенно замораживали в жидкости N 2 и хранили при –80 °C для определения содержания белка.

    Оценка вазомоторных свойств

    В одной серии исследований сосудорасширяющий ответ питающих артерий на эндотелийзависимый вазодилататор ацетилхолин (ACh, 10 -9 -10 -4  M) и эндотелийнезависимый вазодилататор DeaNO-NO-расширитель (10 −9 –10 −4  M) были оценены, как описано ранее 20,38 . АХ-индуцированную вазодилатацию также оценивали после инкубации с ингибитором синтазы оксида азота (NOS) N G -нитро-1-аргининметилового эфира (L-NAME, 10 -5  M) и после инкубации с комбинацией L- НАЗВАНИЕ с ингибитором ЦОГ индометацином (10 -5  M), как сообщалось ранее 20,38 .Максимальный диаметр и толщину медиальной стенки определяли после 1-часового периода инкубации в не содержащем кальция буферном физиологическом растворе (PSS) с 10 -4 мкМ нитропруссида натрия (SNP), чтобы обеспечить полное расслабление гладкомышечных клеток.

    Во втором наборе сосудов сосудосуживающие реакции оценивали через нерецепторные (KCl, 10–100 мМ), миогенные (увеличение внутрипросветного давления от 0 см H 2 O до 140  см H 2 O, в 20 см H 2 O приращения) и рецепторный [α 1 -агонист адренорецепторов фенилэфрин (PE, 10 -9 -10 -4  M)] механизмы, как описано ранее 20,39 .Пассивные реакции давление-диаметр регистрировали аналогично активным миогенным реакциям после инкубации сосудов в бескальциевом PSS с 10 -4  M SNP в течение 1 часа.

    Иммуноблот-анализ

    Содержание белков eNOS, SOD-1, XO и NOX-2 в питающих икроножных артериях и коронарных артериях оценивали с помощью иммуноблот-анализа. Артерии изолировали, мгновенно замораживали и обрабатывали, как описано ранее 20,40 . Первичные разведения антител были следующими: eNOS (1:150, BD Transduction #610296), Cu/Zn SOD-1 (1:8000, Enzo Life Sciences ADI-SOD-100-F), XO (1:1000, Abcam # 109235), NOX-2 (1:1000, Abcam #129068) и β-актин (1:2000, Cell Signaling #4967). Различия в нагрузке нормализовали, выражая все данные в относительных единицах денситометрии интересующего белка по сравнению с β-актином.

    Статистический анализ

    Коэффициенты пропорциональной смертности рассчитывались делением количества смертей от определенной причины на общее количество смертей для этой конкретной группы или подгруппы. Значимость различий в смертях от конкретных причин между группами оценивали с помощью точного критерия вероятности Фишера. Поскольку этот тест считается чрезвычайно консервативным 41 , значение P ≤ 0.10 считалось статистически значимым 42,43 . Различия в возрасте на момент смерти и других характеристиках астронавтов оценивались с помощью однофакторного дисперсионного анализа и апостериорных тестов Fisher LSD.

    В исследованиях на животных для выявления различий в характеристиках организма, тканей и сосудов использовались односторонний ANOVA и апостериорные тесты Fisher LSD. Вазомоторные реакции оценивали с использованием дисперсионного анализа с повторными измерениями для выявления различий между экспериментальными группами и дозами препаратов или изменениями давления. Все значения представлены в виде средних значений ± SE. Значение P ≤ 0,05 считалось статистически значимым.

    Космическая радиация может вызывать болезни сердца | Журнал Air & Space

    Уолт Каннингем на борту Аполлона-7 в 1968 году. На околоземной орбите безопаснее.

    Из всех рисков, с которыми сталкиваются астронавты в полете на Марс, радиация обычно возглавляет список опасений. Давно известно, что выход за пределы защитного магнитного поля Земли — на Луну или Марс — подвергает астронавтов постоянной бомбардировке тяжелыми космическими лучами, которые могут повредить ДНК и увеличить долгосрочный риск развития рака.И это даже без учета острого риска лучевой болезни, если космические путешественники попадут в сильную солнечную бурю без какой-либо защиты.

    В прошлом влияние радиации на сердечно-сосудистую систему астронавтов не привлекало такого внимания, как риск развития рака. Вот почему исследование, опубликованное сегодня в Scientific Reports Майклом Делпом из Университета штата Флорида и его коллегами, вызывает тревогу: астронавты Аполлона — единственные люди, когда-либо отправлявшиеся в глубокий космос — умирают от сердечно-сосудистых заболеваний в четыре-пять раз чаще. чем другие космонавты.Это первый раз, когда кто-то рассматривает смертность астронавтов Аполлона как отдельную группу.

    Исследователи изучили причину смерти трех групп умерших астронавтов: 35 человек, которые никогда не летали в космос (некоторые из них — из отмененных проектов 1960-х годов), 35 летавших на околоземной орбите и семь из восьми погибших лунных астронавтов ( Смерть Эдгара Митчелла в феврале прошлого года наступила после того, как данные были проанализированы). Показатели смертности от рака были одинаковыми для всех трех групп, но показатели смертности от сердечно-сосудистых заболеваний — сердечных приступов, инсультов и т. п. — разительно отличались у лунных астронавтов (43 %), чем у нелетавших астронавтов (9 %) или земных. орбитальные космонавты (11 процентов).

    Дельп и его коллеги искали механизм, который мог бы объяснить эти результаты. Они разделили мышей на три группы: некоторые подверглись симулированной невесомости, другие подверглись воздействию радиации, которую испытали астронавты Аполлона, а третья группа получила и то, и другое. Шесть-семь месяцев спустя (что эквивалентно 20 человеческим годам) у облученных мышей были обнаружены явные признаки повреждения артерий, которое обычно приводит к сердечно-сосудистым заболеваниям у людей.

    «Эти данные свидетельствуют о том, что путешествие человека в дальний космос может быть более опасным для сердечно-сосудистого здоровья, чем предполагалось ранее», — пишут авторы.

    Теперь оговорки: исследователи понимают, что размер их выборки лунных астронавтов невелик. И точный тип излучения, которому подвергались экипажи Аполлона, например, пропорция легких и тяжелых частиц, не совсем понятен (хотя лунные астронавты сообщали, что видели вспышки света в темное время суток, предположительно заряженные частицы, ударяющие их сетчатку). , с поразительной скоростью один раз в несколько минут).

    «Очевидно, что существуют и другие факторы [помимо радиации], которые могут способствовать» более высокому уровню сердечных заболеваний среди лунных астронавтов, — говорит Дельп. Работая с исследователями в Космическом центре Джонсона НАСА, он уже начал более глубокое изучение здоровья астронавтов Аполлона, которое могло бы выявить некоторые из этих факторов. Эти исследования, тем не менее, потребуют времени, и Дельп говорит, что «возможно, есть некоторая срочность» в понимании сердечно-сосудистых рисков дальнего космоса, теперь, когда Соединенные Штаты, Европа и Китай рассматривают возможность отправки людей на Луну и Марс. , начиная с 10 лет или меньше.

    Ученые хотели бы узнать больше о биологических эффектах радиации, но возможности исследований на мышах, подобных тем, которые проводят Дельп и его коллеги, ограничены наличием ускорителей частиц в Брукхейвенской национальной лаборатории в Нью-Йорке. Российские ученые планируют следующий спутник из своей серии «Бион», который доставит животных для исследований на высокие орбиты, подверженные воздействию радиации, но эта месячная миссия не будет запущена до 2020 года. Дельп надеется, что американские исследователи будут проводить эксперименты на борту.

    Тем временем НАСА и другие мировые космические агентства должны будут выработать общий подход к рискам, учитывающий все опасности марсианской миссии, а не только повышенные шансы заболеть раком или сердечными заболеваниями. Некоторые риски, возможно, просто придется принять. В прошлом году в отчете генерального инспектора НАСА был сделан вывод: «Хотя агентство планирует продолжать усилия по разработке контрмер для снижения радиационного риска, НАСА, вероятно, будет добиваться исключения из действующих стандартов для тех, которые не могут быть полностью смягчены.

    Рекомендуемые видео

    астронавтов Аполлона гораздо чаще умирают от болезней сердца | Наука

    Страна: Страна * AfghanistanAland IslandsAlbaniaAlgeriaAndorraAngolaAnguillaAntarcticaAntigua и BarbudaArgentinaArmeniaArubaAustraliaAustriaAzerbaijanBahamasBahrainBangladeshBarbadosBelarusBelgiumBelizeBeninBermudaBhutanBolivia, многонациональное государство ofBonaire, Синт-Эстатиус и SabaBosnia и HerzegovinaBotswanaBouvet IslandBrazilBritish Индийский океан TerritoryBrunei DarussalamBulgariaBurkina FasoBurundiCambodiaCameroonCanadaCape VerdeCayman IslandsCentral африканских RepublicChadChileChinaChristmas IslandCocos (Килинг) IslandsColombiaComorosCongoCongo, Демократическая Республика theCook IslandsCosta RicaCote D’IvoireCroatiaCubaCuraçaoCyprusCzech RepublicDenmarkDjiboutiDominicaDominican RepublicEcuadorEgyptEl SalvadorEquatorial GuineaEritreaEstoniaEthiopiaFalkland острова (Мальвинские )Фарерские островаФиджиФинляндияФранцияФранцузская ГвианаФранцузская ПолинезияФранцузские Южные ТерриторииГабонГамбияГрузияГерманияГанаГибралтарГрецияГренландияГваделупаГватемалаГернсиГвинеяГвинея-БисауГайанаГаитиОстров Херд и МакДональда IslandsHoly Престол (Ватикан) HondurasHong KongHungaryIcelandIndiaIndonesiaIran, Исламская Республика ofIraqIrelandIsle из ManIsraelItalyJamaicaJapanJerseyJordanKazakhstanKenyaKiribatiKorea, Корейская Народно-Демократическая Республика ofKorea, Республика ofKuwaitKyrgyzstanLao Народная Демократическая RepublicLatviaLebanonLesothoLiberiaLibyan Арабская JamahiriyaLiechtensteinLithuaniaLuxembourgMacaoMacedonia, бывшая югославская Республика ofMadagascarMalawiMalaysiaMaldivesMaliMaltaMartiniqueMauritaniaMauritiusMayotteMexicoMoldova, Республика ofMonacoMongoliaMontenegroMontserratMoroccoMozambiqueMyanmarNamibiaNauruNepalNetherlandsNew CaledoniaNew ZealandNicaraguaNigerNigeriaNiueNorfolk IslandNorwayOmanPakistanPalestinianPanamaPapua Новый GuineaParaguayPeruPhilippinesPitcairnPolandPortugalQatarReunionRomaniaRussian FederationRWANDASaint BarthélemySaint Елены, Вознесения и Тристан-да-КуньяСент-Китс и НевисСент-ЛюсияСент-Мартен (французская часть)Сен-Пьер и МикелонСент-Винсент и ГренадиныСэм oaSan MarinoSao Том и PrincipeSaudi ArabiaSenegalSerbiaSeychellesSierra LeoneSingaporeSint Маартен (Голландская часть) SlovakiaSloveniaSolomon IslandsSomaliaSouth AfricaSouth Джорджия и Южные Сандвичевы IslandsSouth SudanSpainSri LankaSudanSurinameSvalbard и Ян MayenSwazilandSwedenSwitzerlandSyrian Arab RepublicTaiwanTajikistanTanzania, Объединенная Республика ofThailandTimor-LesteTogoTokelauTongaTrinidad и TobagoTunisiaTurkeyTurkmenistanTurks и Кайкос IslandsTuvaluUgandaUkraineUnited арабского EmiratesUnited KingdomUnited StatesUruguayUzbekistanVanuatuVenezuela, Боливарианская Республика ofVietnamVirgin остров, BritishWallis и ФутунаЗападная СахараЙеменЗамбияЗимбабве

    Пожертвовать сейчас
    Поддержка некоммерческой научной журналистики

    Если мы чему-то и научились во время пандемии COVID-19, так это тому, что мы не можем ждать реакции кризиса. Science и AAAS неустанно работают над предоставлением достоверной, основанной на фактических данных информации о последних научных исследованиях и политике с обширным бесплатным освещением пандемии. Ваш не облагаемый налогом вклад играет решающую роль в поддержании этих усилий.

    Раскрытие информации о благотворительности Исследование

    показало, что сердца астронавтов в космосе становятся более сферическими

    Контактное лицо: Бет Кастил, [email protected]орг, 202-375-6275

    ВАШИНГТОН (29 марта 2014 г.) — Новые результаты исследования 12 астронавтов показывают, что сердце становится более сферическим под воздействием длительных периодов микрогравитации в космосе, изменение, которое может привести к проблемам с сердцем, согласно исследованию, которое будет представлено на 63-я ежегодная научная сессия Американского колледжа кардиологов.

    Имея значение для возможной пилотируемой миссии на Марс, результаты представляют собой важный шаг к пониманию того, как космический полет продолжительностью 18 месяцев или более может повлиять на здоровье сердца астронавтов.

    «Сердце не работает так интенсивно в космосе, что может привести к потере мышечной массы», — сказал Джеймс Томас, доктор медицинских наук, председатель Мура по визуализации сердечно-сосудистых заболеваний и ведущий научный сотрудник по ультразвуку в НАСА, а также старший автор исследования. «Это может иметь серьезные последствия после возвращения на Землю, поэтому мы изучаем, можно ли принять меры для предотвращения или противодействия этой потере».

    Исследователи говорят, что знание количества и типа упражнений, которые космонавты должны выполнять, чтобы сохранить здоровье сердца, очень важно для обеспечения их безопасности во время длительного полета, такого как миссия на Марс.Томас добавляет, что режимы упражнений, разработанные для астронавтов, также могут быть использованы для поддержания здоровья сердца у людей на Земле с серьезными физическими ограничениями, таких как люди, находящиеся на продолжительном постельном режиме, или люди с режимом сердечной недостаточности.

    Исследовательская группа обучила астронавтов делать снимки своего сердца с помощью ультразвуковых аппаратов, установленных на Международной космической станции. В нем приняли участие двенадцать астронавтов, которые предоставили данные о форме сердца до, во время и после космического полета.

    Результаты показывают, что сердце в космосе становится более сферическим в 9 раз.4 процента, преобразование, подобное тому, что предсказывали ученые с помощью сложных математических моделей, разработанных для проекта. Подтвердив эти модели, исследование также может привести к лучшему пониманию распространенных сердечно-сосудистых заболеваний у пациентов на Земле.

    «Модели почти точно предсказали изменения, которые мы наблюдали у астронавтов. Это дает нам уверенность в том, что мы можем двигаться вперед и начать использовать эти модели для более важных клинических приложений на Земле, например для прогнозирования того, что происходит с сердцем при различных нагрузках», — сказал Томас.

    В настоящее время команда работает над обобщением моделей для анализа таких состояний, как ишемическая болезнь сердца, гипертрофическая кардиомиопатия и пороки клапанов сердца.

    «Модели могут помочь нам смоделировать эти патологии, чтобы понять их влияние на сердечную функцию», — сказал Томас.

    Более сферическая форма сердца астронавтов, по-видимому, является временной, и сердце возвращается к своей нормальной удлиненной форме вскоре после возвращения на Землю. Более сферическая форма, наблюдаемая в космосе, может означать, что сердце работает менее эффективно, хотя долгосрочные последствия изменения формы для здоровья неизвестны.

    Известно, что космический полет

    вызывает различные сердечные эффекты. По возвращении на Землю астронавты обычно испытывают головокружение или теряют сознание в состоянии, известном как ортостатическая гипотензия, при котором в организме резко падает кровяное давление при вставании. Аритмии также наблюдались во время космических путешествий, и есть опасения, что радиация, которой подвергаются астронавты в космосе, может ускорить развитие атеросклероза. Исследовательская группа продолжает изучать эти и другие потенциальные сердечно-сосудистые эффекты.

    Это исследование финансируется Национальным институтом космических биомедицинских исследований в рамках Соглашения о сотрудничестве НАСА NCC9-58.

    Ежегодная научная сессия ACC ежегодно собирает кардиологов и специалистов по сердечно-сосудистым заболеваниям со всего мира, чтобы поделиться новейшими открытиями в области лечения и профилактики. Подпишитесь на @ACCMediaCenter и #ACC14, чтобы быть в курсе последних новостей о встрече.

    Американский колледж кардиологов — это некоммерческое медицинское общество, в состав которого входят 47 000 врачей, хирургов, медсестер, фельдшеров, фармацевтов и руководителей практики.Колледж занимается преобразованием сердечно-сосудистой помощи, улучшением здоровья сердца и повышением качества, ориентированным на пациента уходом, инновациями в области оплаты и профессионализмом. ACC также возглавляет разработку важной политики, стандартов и руководств по сердечно-сосудистым заболеваниям. Он выдает сертификаты специалистам по сердечно-сосудистым заболеваниям, предоставляет профессиональное образование, поддерживает и распространяет исследования сердечно-сосудистых заболеваний, а также управляет национальными реестрами для измерения и продвижения качественной помощи. Для получения дополнительной информации посетите CardioSource.орг.

    ###

    Крис Мэй, доктор медицинских наук, ведущий автор исследования, представит исследование «Влияние микрогравитации на форму сердца: сравнение данных до и во время полета с математическим моделированием» в субботу, 29 марта, в 13:30. EDT в зале C.

    < Вернуться к списку

    .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.